Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Mass Effect: Ренегат. Глава 3: Совет Цитадели

Жанр: приключение, экшн;
Персонажи: Джон Шепард, оригинальные МЕ1;
Описание: Лейтенант-коммандер Джон Шепард первым из людей удостоился назначения в Специальный Корпус Тактической Разведки. Но и задание у него не из простых — выследить и ликвидировать предателя, легендарного Спектра Сарена Артериуса. У этой игры не бывает правил, и он должен собрать всю свою волю, чтобы не уподобиться тому, кого призван уничтожить. Чтобы не стать новым Ренегатом... 
Статус: в процессе.



Глава 3 
«Совет Цитадели» 
Космическая станция «Цитадель»
Туманность Змея
11 апреля 2183 года
09-50(7-30 по общегалактическому времени)



Стандартный космический путешественник конца 22-го столетия, впервые увидевший Цитадель, был бы озадачен одним единственным вопросом: Кому по силам было осуществить такой грандиозный проект? Было принято считать, что это сделали протеане, во всяком случае, именно такую версию выдвинули почти три тысячи лет назад обнаружившие пустующую станцию азари. Надо сказать, подобный вопрос возникал не на пустом месте. Выполненная в форме звезды с пятью вытянутыми секциями-лучами станция в разложенном состоянии достигала в длину без малого сорок пять километров и была домом для тринадцати с небольшим миллионов представителей высокоразвитых цивилизаций со всей галактики. Каждый из пяти лучей был отдельным жилым районом, усеянным сотнями небоскребов, выходящих за пределы атмосферного слоя станции. Но позволить себе жизнь в открытом космосе могли очень и очень немногие. Ни в одном уголке галактики цены на недвижимость не достигали таких высот. Это не говоря об обычных нуждах любого живого существа. Впрочем, даже здесь нашлось место для элитного района. Соединяющее меж собой жилые сектора, имеющее десять километров в диаметре кольцо Президиума вобрало в себя всю роскошь, пафос и лоск галактических элит. Венчала его Башня — гигантский километровый обелиск, обитель Совета Цитадели. Несмотря на то, что галактическая общественность эксплуатировала станцию уже на протяжении нескольких тысячелетий, механизм работы ее систем оставался тайной. Обслуживалась она расой неразумных насекомоподобных существ — Хранителей, ревностно следивших за основными рабочими процессами. Открывшие станцию азари с удивлением обнаружили, что безмолвные работники имеют какое-то абсолютно сверхъестественное понимание, что от них требуется. Стоило необъявленным хозяевам станции начать переделку помещений, как к этому моментально подключались Хранители, обустраивая жилое пространство с максимальным удобством для представителя данной конкретной расы. То, на что в обычных условиях могли уйти дни, а то и недели, не знающие устали космические муравьи заканчивали в считанные часы, а затем так же стремительно удалялись восвояси. Какой бы народ не вывел эту расу, уровень его развития далеко превосходил современные цивилизации. Идеальные слуги. Хотя, была и обратная сторона медали. Если Хранители облюбовывали какое-либо помещение, то остановить их было фактически невозможно. Бывали случаи, когда возвращающиеся домой владельцы с удивлением обнаруживали, что их жилище за время отсутствия превратилось в огромный кокон замурованного механизма неизвестного назначения. Тщетно попытавшись справиться с подобными проявлениями, Совет быстро понял бессмысленность данной затеи и пошел в обратном направлении: жестко регламентировал вмешательство в деятельность Хранителей. Старое правило — узаконить то, с чем не можешь совладать — сработало как нельзя лучше. Впрочем, до законов Совета Хранителям, в силу отсутствия какого-либо самосознания, не было никакого дела. Зато появилась слабая иллюзия контроля.

Эшли была на Цитадели впервые, но вовсе не сама станция приковала ее взгляд. Гораздо больше девушку поразило поистине бесчисленное количество больших и маленьких космических кораблей, дрейфующих вокруг станции, отчего она отдаленно напоминала огромный улей. Кого здесь только не было: хищные, будто высеченные из куска скалы, как сами турианцы, крейсера Иерархии, похожие на смешных головастиков грузовые суда волусов, и, конечно, привычные ее глазу суда Альянса. Лейтенант Моро уверенно лавировал среди них, ведя «Нормандию» к стыковочным докам.
— Прошу обратить внимание, на что идут деньги налогоплательщиков, — ехидно прокомментировал пилот.
— Вау, посмотрите, какой огромный! — восхищенно выдохнула Эш, указывая на грациозно проплывающий по левому борту крестообразный дредноут.
— Это «Путь Предназначения», флагман азарийского флота. Самый большой корабль в галактике, — негромко сказал Кайден.
— Ну, мы то знаем, что размеры не главное, — недовольно пробурчал Моро.
— Что это вы так занервничали, Джокер? — язвительно спросила девушка.
— Я имел в виду, что вооружение важнее, — начал оправдываться пилот. Шепард многозначительно закашлялся.
— Ну, калибра его главного орудия хватит, чтобы пробить щиты любого из кораблей Альянса, — поддержал сержанта Кайден.
— Ладно, ладно, умники, вы меня уели. Буду радоваться, что он на нашей стороне, — с досадой отмахнулся от них Джокер и переключился на канал внешней связи, заметив на панели мигающий значок входящего сигнала: — «Цитадель-1», говорит фрегат Альянса «Нормандия». Прошу разрешение на посадку.
— Добро пожаловать, «Нормандия», — ответил ему мягкий женский голос. — Перестраивайтесь в третий входящий поток, курс 113. Перевожу на оператора Альянса.
Передатчик негромко пискнул, возвестив о смене линии связи.
— «Нормандия», говорит оператор Альянса. Мы оповещены о вашем прибытии. Заходите на Кольцо Президиума. Стыковочный док 422. Есть сообщение от посла Удины: «Капитан Дэвид Андерсон и лейтенант-коммандер Джон Шепард, по прибытии явиться в посольство. Срочно».
Джон многозначительно переглянулся с Джокером.
— 422 — это же док СБЦ. За те два десятка раз, что я приводил корабли на Цитадель, нас впервые стыкуют так близко от Президиума. Надеюсь, обойдется без вооруженной до зубов группы встречающих, — недоверчиво прокомментировал последний.
— Там увидим. Скорее, дело в важности нашей миссии.
Вышедший на связь из центра управления Андерсон был, по всей видимости, одного с Джоном мнения.
— Шепард, приготовьтесь, сразу после стыковки мы отправляемся. Аленко, Уильямс, вас это тоже касается, будете нас сопровождать.

*****

Вопреки опасениям Джокера, на площадке стыковочной платформы оказалось абсолютно пусто. До посольства можно было добраться двумя путями — либо воспользовавшись сетью лифтов, ведущих в отделение СБЦ, и дальше подняться к Президиуму, либо прибегнув к услугам автоматического такси. Андерсон выбрал второе, и в доке их ждал ярко-красный аэрокар. Система автоматической навигации доставила их кратчайшим маршрутом прямо ко входу в здание Объединенного Консульства. Называлось оно так потому, что, помимо посольства Альянса Систем, в нем располагались еще представительства Волусов и Элкоров. Лишь три входящие в Совет расы могли позволить себе иметь отдельное посольство. Поговаривали, что Удина ежедневно находился в плохом настроении именно из-за того, что был вынужден каждое утро здороваться с не умеющими выражать эмоции выходцами с Дек’Ууны. Но это были лишь слухи, не имеющие под собой сколько-нибудь реального основания. Раздражение было перманентным состоянием Удины. Что в очередной раз он и продемонстрировал, когда миловидная секретарь-азари проводила десантников в кабинет посла.
— Это произвол! — скрипя зубами от злости, обратился посол к трем голографическим изображениям советников. — Вы бы вмешались, если бы была атакована Турианская колония!
— Турианцы не колонизируют миры на границе Систем Терминус, — в тон ему ответил Валерн.
— Альянс неоднократно предупреждали об опасностях Аттического Траверса, — добавила азари. — Но вы их успешно проигнорировали. Теперь же заявляете о какой-то вопиющей несправедливости.
— Ну а что насчет Сарена, — сбавил обороты Удина. — Это вопиющий акт агрессии! Я требую, чтобы вы немедленно приняли меры и призвали его к ответу.
— Вы не в праве вообще что-то требовать у Совета, — отчеканил турианский советник.
Советница Тевос поморщилась и постаралась смягчить резкость Спаратуса.
— Если расследование Службы Безопасности подтвердит выдвинутые Альянсом обвинения, то Спектр будет наказан. Мы обсудим это на утреннем слушании, но не раньше. До встречи, посол.

Изображения мигнули и погасли. Удина покачал головой и обернулся к Андерсону. Молча смерив взглядом трех застывших десантников, он даже не подумал поздороваться. Вместо этого посол выплеснул накопившийся за время беседы яд.
— Я смотрю, вы притащили с собой полкоманды, Андерсон.
— Это лейтенант Аленко и сержант Уильямс, они входили в группу, участвовавшую в операции на Иден Прайм...
— Я прочитал ваш отчет, — перебил его Удина. — Надеюсь, там все соответствует действительности?
— Более чем.
— Тогда я не вижу смысла в их нахождении здесь, — отрезал Удина. — Имейте ввиду на будущее — это консульство Альянса, а не музей, по которому можно водить экскурсии.
Кайден и Эшли обменялись быстрыми взглядами. «Мудак,» — прочитал в ее глазах Аленко. «Конченый,» — увидела девушка в ответ.
— Я вижу, вы уговорили Совет принять нас, — решил сменить тему Андерсон.
— Да, и не скажу, что их это сильно обрадовало. Сарен их лучший агент, и обвинять его в предательстве — не самая выгодная позиция.
— Он опасен, и его надо остановить, — коротко высказался молчавший до того Джон. — Не силами Совета, так силами Альянса.
— Успокойтесь, Шепард. Вы и так уже сделали достаточно, чтобы подвергнуть сомнению целесообразность вашего принятия в СпеКТР. Вы должны были подтвердить свою квалификацию, а в итоге — Найлус мертв, а маяк уничтожен.
— Это вина Сарена. Не его, — вступился за подчиненного Андерсон.
— Тогда нам остается только надеться, что СБЦ подтвердит ваши слова. Иначе Совет использует это, как повод отклонить вашу кандидатуру. Слушание начнется через полчаса в башне Совета. Я выпишу вам пропуска. Андерсон, останьтесь, я хочу кое-что с вами обсудить. Остальные свободны. И, ради бога, не опаздывайте.

Удина красноречиво кивнул на дверь. Джон стиснул зубы, но промолчал и резко вышел из кабинета.
— Вот за что я терпеть не могу политику, — прокомментировала Эшли уже в коридоре.
— Согласен, — кивнул Кайден. — Шепард, ты знаешь, как добраться до Башни Совета? А то здесь такие цены на услуги аэротакси, что проще сразу какой-нибудь ненужный орган продать.
— Должна быть рядом, — пожал плечами Джон, — спросим внизу.
Спустившись по лестнице, он огляделся и решительным шагом направился к установленному возле дальней стены холла столу, за которым с важным видом что-то набирала в консоли азари.
— Вы что-то хотели, коммандер Шепард? — вежливо спросила она у подошедшего десантника.
— Ну, технически, я не коммандер, а лейтенант-коммандер. В качестве сокращения говорят «командор», не коммандер. В общем, неважно, — слегка смутился Шепард.
— Простите, никак не могу разобраться в вашей системе званий, — широко улыбнулась девушка.
— Ничего страшного. В ней половина Альянса разобраться не может, — подбодрил ее Джон. — Вы не подскажете, как нам отсюда побыстрее добраться до Башни Совета?
— О, это просто, лифт совсем недалеко. Обратитесь к Авине, — азари кивнула на ВИ-интерфейс около входа, — она распишет вам весь путь.
— Спасибо, эээ...
— Зафирия.
— Спасибо, Зафирия.

Как оказалось, проще было сказать, чем сделать. Перед получением нужной им информации, солдаты Альянса были вынуждены выслушать поистине бесконечные приветствия и рекомендации от ВИ Цитадели. Лифт, ведущий в башню Цитадели, оказался и в самом деле всего в нескольких сотнях метров. Маленькая группа медленно двинулась по широкой набережной, выстроенной вдоль искусственного водоема. Эшли, для которой все это было внове, крутила головой, с неподдельным интересом глазея по сторонам. В лифт ее пришлось затаскивать едва ли не силком. Кабина была просторной, с обзорным окном, из которого по мере набора высоты открывался великолепный вид.
— Надеюсь, Совет не будет задавать мне вопросы? — слегка нервно заявила она, пока лифт плавно шел вверх.
— Вряд ли, — успокоил ее Кайден. — Мы же сдали рапорты, там все описано. Осталось довериться Удине.
— Вот это-то меня больше всего и беспокоит, — хмыкнула девушка.
После ярко освещенной улицы, укрытой красочной голограммой облачного неба, полумрак Башни оставлял гнетущее ощущение. Даже аллея искусственных деревьев, высаженных вдоль низких ступенек коротких лесенок, не добавляли красок.
— Твою налево, да они издеваются? — праведно возмутился Аленко. — На кой ляд им столько лестниц? Не могли шахту лифта поднять на пару десятков метров?
— Посмотри на это с точки зрения тактики. Пока потенциальный агрессор доберется до Совета, с него семь потов сойдет. Да и подобная архитектура располагает к многоуровневой обороне, — негромко ответил Шепард.
Аленко с недоумением посмотрел на друга, пытаясь понять, шутит тот или говорит всерьез.

Преодолев первый пролет, Джон натолкнулся на двух о чем-то яростно спорящих турианцев. Он хотел было пройти мимо, но первая же донесшаяся до него фраза заставила разведчика навострить уши.
— Мне нужно еще время и допуск к документации за последний отчетный период. Дайте мне возможность подобраться к Сарену поближе. Задержите принятие решения Советом. Я уже почти нащупал нужные нити, — молодой турианец в форме СБЦ эмоционально жестикулировал, пытаясь убедить своего собеседника в правильности своих суждений.
— Задержать Совет? Ты в своем уме? Каким образом я это сделаю. Хватит, Вакариан, твое расследование закончено. Займись другими делами, — его визави резко развернулся, всем своим видом демонстрируя, что разговор окончен.
Полицейский чертыхнулся и, повернувшись ко входу, смерил Джона внимательным взглядом сквозь стекло боевого визора. Недолго думая, он подошел к командору и протянул руку.
— Лейтенант-коммандер Шепард? Я Гаррус Вакариан — следователь СБЦ, занимавшийся делом Сарена.
Разведчик крепко пожал трехпалую конечность турианца.
— Я гляжу, здесь ни для кого не секрет, кто я такой. Начинает казаться, что у меня табличка с именем на груди прибита, — усмехнулся Джон.
— Запросил ваше фото в отделе регистрации, когда узнал о вашем прибытии. Хотел встретиться лично. Вот только боюсь, сейчас это уже не имеет ровным счетом никакого смысла, — скривился Гаррус, отчего костяные наросты надчелюстных пластин немного разошлись, и стало казаться, что турианец оскалился.
— Удалось что-нибудь обнаружить? — поинтересовался Шепард, хотя, по большему счету, уже знал ответ на этот вопрос.
— Все не так просто. Он Спектр, и большинство его дел проходит под грифом «Совершенно Секретно». Сами понимаете, что проводить расследование в таких условиях — почти безнадежная затея. Впрочем, даже Сарен допускает проколы...
— Шепард, кажется, слушание вот-вот начнется, — тихо шепнул ему Кайден.
Вакариан сделал шаг в сторону, уступая им дорогу.
— Удачи, командор. Может, к вам они прислушаются.

Возле зала Совета их уже ждал Андерсон.
— Ну и где вы ходите? — выговаривал он подчиненным. — Слушание уже началось. Удина выступает.
Посол стоял на вытянутой дорожке трибуны под пристальными взглядами советников. Справа от советников в воздухе висела большая голограмма турианца. Джон никогда раньше не видел Спектра Артериуса, но сразу понял, кто перед ним. Это его разозлило. Он до последнего надеялся, что Сарен будет присутствовать на слушаньях лично.
— ... несомненно, вторжение гетов — явление из ряда вон выходящее. Но нет никаких прямых доказательств, указывающих на Спектра Артериуса, — по всей видимости, советница Тевос крайне холодно отнеслась к речи Удины.
— Тем более, что расследование СБЦ не выявило какой-либо причастности Сарена к произошедшему, — добавил Спаратус.
— У нас есть показания свидетеля, который видел, как он хладнокровно убил Найлуса, — продолжал гнуть свою линию Удина.
— Мы ознакомились с вашим докладом, посол. Вряд ли показания одного испуганного рабочего можно считать веским основанием для обвинительного приговора, — возразил советник Валерн.
— Я отвергаю эти обвинения, — холодно прокомментировал Сарен. — Найлус был моим соратником. Моим другом.
— Поэтому ты и смог застать его врасплох. Он не ожидал выстрела в спину, — Андерсон встал рядом с Удиной, заложив руки за спину.
— Капитан Андерсон, — вкрадчиво произнес Сарен. — Подскажите, почему всегда, когда люди выдвигают против меня нелепые обвинения, в этом оказываетесь замешаны вы?
Джон с удивлением посмотрел на капитана.
Меж тем Спектр переключился на него.
— А это, стало быть, ваш протеже, командор Шепард? Приложивший все усилия, чтобы протеанский маяк был уничтожен.
Джон не стал отвечать на эту явную провокацию. Удина с советниками продолжили атаковать друг друга аргументами, но Шепард их даже не слушал. Все его внимание приковал к себе турианец. Он молча изучал его, пытаясь понять, что им двигало. Внезапно к командору пришло осознание того, что Спектр, по большему счету, занимается тем же самым. «Да тебе же плевать, — понял Джон. — Неважно, признают тебя виновным, или нет. Ты просто тянешь время».
— Ты. Не сможешь. Бегать. Вечно, — Джону казалось, что он произнес эти слова тихо, но в несвоевременно наступившей паузе его голос эхом прокатился по атриуму, приковывая всеобщее внимание. Поняв, что теперь на него устремлены десятки глаз, он осознал, что уже не может отступить. Только не теперь.
— Они не понимают. Никто не понимает, лишь ты и я. Ты коснулся его. И знаешь, что нас ждет. Но в таком случае, ты понимаешь и другое: я не успокоюсь, пока не найду ту дыру, в которой ты засел, и не спущу с тебя шкуру за то, что ты устроил на Иден Прайм!
Сарен не повел и бровью, но Джон чувствовал, что попал в самую точку. С каждым словом Джона советник Спаратус становился все мрачнее и мрачнее.
— Воздержитесь от угроз, командор Шепард, — резко высказался он. — Сарен — подданный Иерархии, и все еще Спектр.
— Потрудитесь объясниться, — Тевос обвела взглядом делегацию людей с неподдельным интересом.
— Соприкосновение с маяком вызвало у Шепарда видение, и..., — договорить Андерсон не успел.
— Видение? У нас теперь и галлюцинации считаются доказательствами? И как вы мне прикажете защищать себя от подобных обвинений? Мне вчера привиделось, что я абсолютно невиновен. Так пойдет? Представители человечества в очередной раз поразили меня своим скудоумием. Вы не готовы занять место в Совете. Вы не готовы стать частью СпеКТРа. Порой мне кажется, что даже посольства на Цитадели для вас многовато, — слова Сарена звучали для всех, но он по-прежнему не сводил глаз с Джона.
— Протестую! — вскинулся Удина. — Не тебе решать, примут ли командора Шепарда в СпеКТР или нет.
— Обсуждение целесообразности его вступления в СпеКТР пройдет не на этом заседании. Сейчас мы собрались не для этого, — примирительно заявила советница Тевос.
— Тогда для чего? Они просто тратят и ваше время, и мое, — Артериус скрестил руки на груди и застыл безмолвной статуей в ожидании приговора.
Советники переглянулись меж собой. И почти одновременно потянулись к консолям, вынося свой вердикт.
— В связи с отсутствием веских доказательств предательства Сарена Артериуса, запрос на исключение его из Корпуса Тактической Разведки отклоняется, — озвучила решение азари. — Он остается агентом СпеКТР со всеми полагающимися привилегиями и правами.
Удина разочарованно покачал головой.
— Я рад, что справедливость восторжествовала, — Сарен хищно усмехнулся, после чего голограмма свернулась в точку и исчезла.
— Вам есть что добавить? — спросила Тевос скорее для проформы.
— Вы приняли решение, и я не собираюсь сотрясать воздух в попытках вас убедить, — гордо вскинул голову Джон.
— Лейтенант-коммандер Шепард, Совет настойчиво рекомендует вам воздержаться от необдуманных поступков. Аудиенция окончена, — подвел итог Валерн.
Свет на платформах советников погас, скрывая их фигуры от окружающих. Слушания завершились.

— Было ошибкой приглашать вас на слушанье, Андерсон, — сокрушался Удина, пока они спускались обратно. — Все знают о вашей застарелой вражде с Сареном. Совет сомневается в искренности ваших намерений.
— Это уже неважно, — отмахнулся Андерсон. — Я знаю Сарена, знаю его методы. У него и гетов одна цель — уничтожить человечество. С этого момента каждая наша колония в опасности.
— Что связывает вас и Сарена? — задал Джон мучающий его вопрос.
— Старая история, — поморщился Андерсон. — Как-нибудь в другой раз, Джон. Сейчас важно только то, что его надо остановить. Любой ценой.
— Он Спектр, а значит, теоретически неприкосновенен. Любая агрессия в его сторону будет иметь политические последствия. Нам как воздух нужны доказательства его связи с гетами. Тогда он не отвертится, — Удина в задумчивости пожевал губу. — Вот только где их взять?
Старавшиеся не давать послу очередной повод для головомойки и оттого молчавшие все время, пока длилось слушание, Эшли и Кайден переглянулись.
— Что насчет того следователя, Вакариана? — осторожно заметил Аленко.
— Ведь он вроде как смог что-то нащупать, — поддержала его Эшли. — Помните, ведь он просил продлить расследование.
— Можно попробовать, — согласился Джон. — Как я могу его найти?
— Я сведу вас с одним из детективов-землян в СБЦ. Его имя — Джеймс Харкин.
— Это который уже полгода висит на волоске от увольнения? Я бы не стал полагаться на слова подобного субъекта, — на лице Андерсона отразилось все то, что он думает о горе-детективе.
— А вам и не придется. В связи с вашими «особыми» отношениями с Сареном, я бы порекомендовал вам пока держаться подальше от нашего небольшого предприятия. Пусть с этим разберется Шепард, — акценты в речи Удины не оставляли сомнений, что его «рекомендации» не что иное, как хорошо завуалированный приказ.
— Нельзя отстранять капитана, — Джон попытался вступиться за Андерсона, но тот устало покачал головой.
— Он прав, мне лучше отойти в сторону.
— Вот и прекрасно, — Удина встряхнулся, сбрасывая с себя пыль досады от неудавшегося слушания. — Андерсон, встретимся у меня, есть что обсудить. Я свяжусь с вами, Шепард, и сообщу, когда и где вы сможете встретиться с Харкиным.
Когда посол удалился, Андерсон хотел еще что-то добавить, но они были прерваны появлением невысокой азари в блеклом синем костюме-комбинезоне.
— Лейтенант-коммандер Шепард? — утвердительно спросила она, но только дождавшись ответного кивка продолжила: — Пройдемте со мной, с вами хотят поговорить.
Девушка окинула взглядом его компаньонов и добавила:
— Наедине.
Заметив его замешательство, она поспешила развеять его сомнения.
— Вам просили передать, что это в интересах затеянного вами расследования.
После этих слов Шепард и Андерсон с удивлением переглянулись.
— Считайте, что я заинтригован. Показывайте дорогу.

Идти пришлось долго. Азари, за всю дорогу не проронившая больше ни слова, как заправский следопыт вела его по бесконечному лабиринту узких коридоров. На деле башня оказалась похожей на огромный муравейник со своим хитросплетением тайных и явных ходов. Остановившись возле одной из множества одинаковых дверей, девушка открыла ее и все так же безмолвно удалилась. Шагнув внутрь, Джон с удивлением обнаружил, что оказался в одной из многочисленных лож, нависающих над атриумом зала Совета. Там его ждала еще одна уроженка Тессии. Девушка стояла спиной к двери, облокотившись на серебристый поручень балкона. Незнакомка не торопилась поворачиваться, и Джон вдоволь насладился волнующими изгибами прекрасной фигуры, нисколько не скрываемой темно-серым деловым костюмом. Наконец, она соизволила обратить на него внимание и неуловимо крутанулась на носочке, являя себя взору командора. Азари оказалась невероятно красивой и даже на фоне не страдающих от недостатка мужского внимания соотечественниц, коих за сегодняшний день Джон повидал немало, выделялась очень яркой и правильной внешностью. Шепард мог бы предположить, что имеет дело с одной из многочисленных телезвезд или азарийских моделей, заполонивших в последнее время земные подиумы, если бы не одно но. Ее взгляд, холодный и расчетливый, выдавал прирожденного тактика, жесткого и непредсказуемого. Впервые в жизни оставшись наедине с красивой женщиной, командор пожалел о том, что у него под рукой нет пистолета.
— Вы хорошо держались, командор Шепард, — голос у незнакомки был низкий, приятного тембра с искусно вставленными томными нотками.
Девушка проплыла мимо него и уселась на диван, закинув ногу на ногу. Джон почувствовал едва уловимый аромат дорогих духов.
— Никогда не видела человека, способного так разговаривать с Сареном. Наверное, потому что никто после этого не протянул и суток. Хотя, герою Акузы и Торфана не привыкать к опасности?
Джон усмехнулся.
— Мы с вами находимся в неравных условиях. Вы про меня знаете многое, я про вас — ровным счетом ничего. Даже вашего имени.
Азари наигранно приподняла брови.
— И в самом деле, где же мои манеры? Меня зовут Тэла Вазир, Специальный Корпус Тактической Разведки.
Шепард внутренне напрягся. Нельзя сказать, что это стало для него полнейшей неожиданностью, но он предполагал, что нечто подобное произойдет немного позже.
— Значит, ваша ассистентка соврала о целях нашего разговора? — Джон проигнорировал жест девушки, приглашающий его присесть рядом с ней, и остался стоять.
— Отнюдь. Я действительно хочу вам помочь. Цитадель опасное место, и ваш противник, в отличие от вас, это прекрасно осознает. Хотя кое-что вы сделали правильно. После вашей бравады вы можете не опасаться выстрела в спину. Теперь Сарен захочет убить вас лично, — о смерти она рассуждала с той же непринужденностью, с которой могла обсуждать новую коллекцию «Весна-Лето» с подружками. Если у нее вообще были подружки. Джон представил себе стайку таких красоток и едва сдержал наползающую на лицо глупую ухмылку.
— И вы правда думаете, что я поверю в искренность ваших намерений? С какой стати вам поддерживать меня, а не одного из своих коллег?
— Я не собираюсь объяснять вам свои мотивы, — холодно ответила Тэла. — Решайте сами, нужна вам помощь в вашем расследовании, или нет.
— С чего вы взяли, что я вообще веду какое-нибудь расследование? Я солдат, а не детектив СБЦ.
— Вы меня расстраиваете, Джон, — притворно вздохнула азари. — Неужели я похожа на дуру? Вы не из тех, кто останавливается на полпути. А до тех пор, пока Сарен остается Спектром, вы бессильны, и единственный ваш шанс — сделать так, чтобы Совет от него отвернулся. И я знаю того, кто в этом может помочь. Вам интересно?
— Если вы так уверены в том, что он действительно причастен к нападению на Иден Прайм, то почему не предпримете что-нибудь, чтобы его остановить? Пока он не продолжил? — прямо спросил Шепард.
— Как бы я не относилась к Сарену — он один из нас. Спектры не стреляют в своих. Если, конечно, на это не благословляет Совет.
— Похоже, ваш коллега другого мнения, — язвительно подметил Джон.
— Найлус был излишне доверчив и поплатился за это. Но он не заслуживал такой судьбы, — Шепард внимательно наблюдал за Вазир, но та и бровью не повела. По всей видимости, она и вправду так думала.
— Хорошо, — принял он решение. — Допустим, я собираюсь прижать Артериуса и доказать его связь с гетами. Как вы можете мне помочь?
Тэла победоносно улыбнулась.
— Для того, чтобы начать поиски, надо для начала понять, где искать и что искать. Вам нужна информация, и я знаю, кто вам ее предоставит.
В руках азари появилась голографическая визитка.
— Барла Вон, один из агентов Серого Посредника. Если кто-то что-то и знает о темных делишках, то это он, — визитка перекочевала на инструментрон Джона, а девушка встала с дивана, подошла к нему и медленно провела пальцем по его груди. Шепард почувствовал, как пересохло в горле.
— Я договорилась о встрече за вас. Сегодня в любое время. Он будет вас ждать, — словно потеряв к нему всякий интерес, азари снова повернулась к нему спиной.
Уже на выходе Джон обернулся.
— Последний вопрос. Я настолько предсказуем?
— Скорее наоборот. Именно поэтому у вас есть мизерный шанс справиться с ним. Иначе я бы не стала даже заморачиваться.
Посмотрев на закрывшиеся за ним двери, Тэла хищно усмехнулась и прошептала:
— Добро пожаловать в игру, командор Шепард.

*****

В ожидании командира Кайден украдкой наблюдал за Эшли. Девушка ему нравилась. Было в ней что-то такое неподдельное и искреннее, заставляющее быстрее биться сердце молодого лейтенанта. При всей жесткости выбранного ей пути, Уильямс умудрялась все еще оставаться женственной, что было большой редкостью среди представительниц слабого пола, пошедших по армейской стезе. Ее непосредственность и прямота умиляли Кайдена, и, глядя на нее сейчас, он не мог сдержать доброй улыбки. Устав Альянса никак не регламентировал подобные отношения внутри экипажа, но Аленко отдавал себе отчет, что, помимо неодобрения окружающих, подобные амурные похождение могут иметь весьма неприятные последствия для обоих. Но чем больше он наблюдал за ней, тем больше росло желание пригласить девушку куда-нибудь для совместного времяпрепровождения, хотя бы из дружеских побуждений. Но тут на пути вставало гораздо более объемное препятствие. Лейтенант был на мели. Самосборная модель, заказанная Джокером по экстранету в подарок Шепарду, стоила кучу денег, и им пришлось порядком раскошелиться, а до ближайшей выплаты по контракту оставалось еще два дня. Цены же на Цитадели были таковы, что с остатками зарплаты Кайден мог рассчитывать разве что на легкий перекус в гордом одиночестве. Нет, конечно, как и у любого мало-мальски грамотного военного, у него существовала своеобразная кубышка, куда шло примерно сорок процентов его заработков, но он скорее отгрыз бы себе руку, чем залез туда. Эти деньги должны были пойти на покупку домика на берегу моря. Моря, которого Кайден никогда не видел. Мать обещала отвезти его на море, когда представители «Конатикс Индастриз» забрали его для участия в программе БАиР, и это стало единственным светлым пятном, гревшим его во время жесткого обучения на станции «Гагарин». После этого он так и не вернулся на Землю, но детские грезы обрели форму желания молодого военного. Аленко настолько углубился в воспоминания, что несколько раз тихо позвавшей его Эшли пришлось дернуть того за руку.

— А, что?
— Этот парень, что он делает? — Уильямс указала на подозрительного саларианца, ковырявшегося в десятке метров от них.
Незнакомец и вправду вел себя весьма странно. Он делал вид, что приводит в порядок расстегнувшийся ботинок, но на самом деле внимательно смотрел по сторонам. Улучив момент, он изогнулся, и прилепил на спину занятого настройкой терминала ВИ Хранителя небольшой белый диск с мигающей зеленой лампочкой. Кайден нахмурился.
— Пойдем, узнаем.
Оставшись довольным проделанной работой, саларианец уткнулся в инструментрон, настраивая неизвестный прибор. Когда Аленко постучал его по плечу, он едва не подпрыгнул от неожиданности и развернулся так резко, что едва не заехал лейтенанту по носу.
— Таааак, и чем вы здесь занимаетесь? — с напускной небрежностью спросил Кайден.
— Нииичего, — испуганно пролепетал саларианец. — Я уже ухожу.
Он попытался проскочить мимо Аленко, но тот легким движением руки вернул его на место.
— Я доверяю своим глазам, так что не рассказывай мне сказки, — усмехнулась Эш. — Ты только что прилепил эту штуку на спину насекомому.
— Я бы не хотел об этом говорить, — саларианец попытался повторить попытку уже с другой стороны, но закончилась она так же как и предыдущая. Инопланетянин вздохнул, поняв, что разговора избежать не удастся.
— Ну почему же, это ведь просто разговор. Пока..., — многозначительно добавил лейтенант.
— Я, правда, не сделал ничего дурного. Мое имя Шорбан, я техник, специализируюсь на сложных электронных цепях. Просто решил провести небольшое исследование. А законы запрещают вмешиваться в деятельность Хранителей, даже если действия не несут никакого вреда. За это положены очень большие штрафы, а иногда даже тюремное заключение. И СБЦ не будет разбираться, мешал я им на деле или нет. Понимаете? А я не хочу в тюрьму!
— Прекрасно понимаю, — кивнул Аленко. Саларианец был настолько тщедушен, что, насколько он знал Галактическую Систему Исполнения Наказания, мог и следственного изолятора СБЦ не пережить. С перепугу-то.
— А в чем суть исследования? — заинтересованно спросила Эш. 
Убедившись, что его не сдадут, Шорбан воспрял духом.
— Понимаете, — заговорщицким тоном начал он, — несколько недель назад мы с моим компаньоном делали технические усовершенствования в одном из правительственных складов. А прямо рядом с нами Хранители облюбовали пустующее здание под стабилизируюущий конденсатор. И мы весь рабочий день вынуждены были наблюдать за их работой. И тогда Джалид предложил смеха ради пронумеровать их. Мы выбрали двадцать штук и пометили их цифрами, нарисованными ультрафиолетовой краской. Спустя неделю я подметил одну странную закономерность: один из них, пронумерованный 20-м, отличался поведением от остальных. Если другие 19 работали, не обращая внимания на все, что происходит вокруг, то этот скорее наоборот, сканировал окружающее пространство. Мы все время обнаруживали его в самых необычных местах, и, со временем, сложилось впечатление, что он как будто проверяет, на что мы способны. Словно оценивает наш уровень развития. Но следующее открытие потрясло нас еще больше — эти самые «другие» Хранители являются своего рода коммуникационным центром для остальных. То есть, они беспрерывно транслируют сигнал с неизвестного нам центра управления. Вы понимаете, что это значит?
— Не совсем, — Кайден едва сдержал зевок.
— Ну как, это же научный прорыв! Никто не понимает принцип их действия, а если мы найдем источник управляющего сигнала, то сможем, наконец, упорядочить их работу. Это может быть новым научным скачком, — авторитетно заявил Шорбан.
— Это было очень познавательно, удачи в исследованиях, — Аленко уже было собрался было уйти, но саларианец поймал его за руку и хитро прищурился.
— Раз уж вы так лояльно ко мне отнеслись, может быть, хотите немного заработать?
Кайден быстро огляделся. Шепард все еще не появился, а Андерсон о чем-то разговаривал с высоким военным в форме Альянса.
— Говори, только быстро, — кивнул он.
— Работа плевая, — начал сбивчиво объяснять Шорбан. — Всего-то надо найти 20-го и установить в него зонд-сканер. Плачу тысячу кредитов.
— Что значит «в него»? — подозрительно переспросила Эшли.

Саларианец выудил из кармана пятнадцатисантиметровый цилиндр серого цвета, закругленный с одного конца, отчего он отдаленно напоминал гигантскую ректальную свечу.
— У Хранителей под защитным панцирем промеж задних лап есть техническое отверстие неизвестного пока назначения. Сканер устроен таким образом, что для более точной работы с сигналом необходимо поместить его внутрь организма, а это единственный возможный способ, помимо вскрытия.
Эшли забрала у него цилиндр и повертела его в руках.
— Значит, ты хочешь, чтобы мы поймали для тебя Хранителя и засунули ему в ж...
— Технически, это не совсем верно. У них нет пищеварительной системы, и, соответственно, каловыводящий проход тоже отсутствует, — радостно сообщил ей саларианец.
— Зато у тебя он присутствует, и я его прям сейчас туда засуну, — Эшли сделала шаг к горе-ученому с твердым намереньем реализовать угрозу, но Кайден остановил ее.
— Если все так просто, что же ты сам все не сделаешь? — задал он резонный вопрос.
— У меня лаборатория неподалеку. Установленный мной поверхностный сканер позволит отследить местонахождение 20-го. Но только в ближайшие двадцать часов. Потом они сменят частоту, сканер станет бесполезен, и все придется начинать заново. Так что, если вы откажетесь, мне все равно придется искать подручного.
— А что твой напарник?
— Он не подходит для такой работы, — скривился Шорбан. — Он для этого слишком... гхм... волус.

Кайден призадумался. С одной стороны, затея ловить по Цитадели Хранителей его не прельщала. С другой, это была отличная возможность не просто заработать денег, но и прекрасный повод провести с Эш вечер. «А что? — подумал Аленко — Дело-то плевое, потом уговорю ее отпраздновать легкий заработок».
— Две тысячи, и договорились. По тысяче каждому, — решил он наконец.
— Идет, — с довольным видом согласился саларианец. Кайден запоздало понял, что продешевил.
«Надо поучиться у Шепарда торговаться, — подумал он — И откуда только он знает реальную цену всему на свете?»
Быстро обменявшись контактными данными, они уговорились перенести охоту на вечер. Распрощавшись с Шорбаном, Аленко натолкнулся на суровый взгляд Эш.
— Что-то я не помню, в какой момент согласилась во всем этом участвовать? — грозно прошипела девушка.
— Я не справлюсь один, — слегка неуверенно заявил Кайден, — мало ли, что может случиться. Нужна подстраховка.
— С чем? — изумленно переспросила Уильямс и ткнула пальцем в Хранителя — С этим???
— Мало ли, может они на деле очень сильные, — ляпнул он первое, что пришло в голову.
Странно, но аргумент сработал. А может, девушке было просто лень спорить.
— Ну, только ради вас, лейтенант, — согласилась она.
— Шепард идет. Ему — ни слова.

Командор был мрачнее тучи. Заметивший это Андерсон быстро распрощался с собеседником, торопясь узнать, что же услышал Джон. Шепард коротко пересказал им троим свой разговор с Вазир.
— Если хотя половина того, что я слышал о Спектре Вазир правда, то верить ей на слово слегка опрометчиво, — задумчиво сказал Андерсен, выслушав Джона.
— Выбор невелик, с чего-то надо начинать. Так что я, пожалуй, нанесу визит достопочтенному Вону. Пойду один, чтобы не привлекать лишнего внимания. У вас какие планы? — обратился он к Аленко и Уильямс.
— Ну, у нас тут небольшое мероприятие вечером образовалось, — вывернулся Кайден.
— Рад за вас, — подмигнул им Джон.
Эшли начала стремительно краснеть.
— Ээээ, сэр, вы неправильно поня...
— Неважно, Уильямс, — отмахнулся командор. — Пока вы в увольнении, но будьте на связи, можете мне понадобиться. Пойдем наружу, у меня уже глаза болят от этого полумрака.
Эшли вздохнула и побрела за командиром к лифту. Она уже потихоньку начала жалеть, что так опрометчиво согласилась ввязаться в авантюру Кайдена.

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 29.07.2013 | 2300 | 15 | Truart, Mass Efect: Ренегат, Джон Шепард | Truart
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 34
Гостей: 29
Пользователей: 5

Kailana, Лунь, ARM, bug_names_chuck, Darth_LegiON
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт