Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Reunion (Воссоединение). Глава 5

Жанр: романтика, приключения, экшн;
Персонажи: м!Шепард /Тали, команда "Нормандии SR-2";
Автор: Andrio;
Оригинал: Reunion;
Разрешение на перевод: получено;
Статус: завершено;
Статус перевода: завершено;

Описание: Челнок летел сквозь рой сотен кораблей, а ведь это была лишь малая толика Мигрирующего Флота; целью назначения был «Аларей», корабль-лаборатория. В челноке были лишь Тали и Шепард...
Переводчик: Tagged




Челнок летел сквозь рой сотен кораблей, а ведь это была лишь малая толика Мигрирующего Флота; целью назначения был «Аларей», корабль-лаборатория. В челноке были лишь Тали и Шепард...
***

Они прибыли на Флотилию, чтобы ответить на обвинения Тали в измене; серьезность обвинений и то, что «Нормандия» была кораблем «Цербера», сделали свое дело — капитан «Райи», служившей местом проведения суда, допустил на борт лишь обвиняемую и ее капитана.
Вскоре после прибытия Тали выяснилось, что ее лишили корабельного имени, она больше не была вас Нима, став вас Нормандией. После начала заседания суда наконец стали понятны основания обвинений — ей вменялось в вину, что по ее недосмотру на «Аларей», корабль-лабораторию ее отца, были доставлены активированные детали гетов. Фактически ее обвинили в преступной халатности и пренебрежении безопасностью Мигрирующего Флота.
По ходу заседания выяснилось, что геты активировались и сумели захватить контроль над кораблем, скорее всего, убив все живое на борту, включая ее отца, адмирала Раэля’Зору. Шепард предложил прервать заседание — первоочередной задачей было обезопасить «Аларей» и Флотилию и спасти отца Тали; Коллегия Адмиралов одобрила решение и отправила их на кварианском челноке на корабль-лабораторию...

***

Тали сидела, положив голову на плечо Шепарда, его рука нежно обхватывала ее за талию — её нужно было как-то поддержать, успокоить — Коллегия Адмиралов была безжалостна к ней...
— Как ты, Тали? Держишься? Я... не могу представить, каково тебе сейчас. Адмиралы так накинулись на тебя, а потом еще известия о твоем отце, — разорвал нависшую тишину капитан.
— Я знала, что все будет плохо, но чтобы настолько... Они лишили меня имени, обвинили в предательстве, заявили, что я подвергла опасности Флот... они... они сказали, что мой отец мертв... — ее голос дрогнул при этих словах. — Но они не знают наверняка! Он может быть еще жив! Мой отец знает, как сражаться с гетами!
— Мы найдем его. Если кто-то и мог противостоять гетам, так это он, ведь отец учил и тренировал тебя.
— Спасибо, Шепард... я... надеюсь, что так, — прошептала она.
Шепард понимал, что Тали опять и опять в уме переживает суд, и решил попробовать поговорить о чем-нибудь другом, может, это поможет ей отвлечься.
— Тали... сейчас, конечно, не лучший момент, но, пожалуй, мне нужно кое-что узнать: как себя вести, когда мы найдем твоего отца? — капитан аккуратно подбирал слова, так, чтобы исключались малейшие сомнения, что тот мертв. — Ты говорила ему... о нас? Просто хочу знать, надо ли мне будет уворачиваться от пинков, когда мы найдем его.
Тали тихо рассмеялась — бальзам на сердце Шепарда.
— Нет, не говорила. Я... можно сказать, что мне страшно говорить ему, я действительно не знаю, что он подумает и как отреагирует, что мы вместе. Если кто и может его впечатлить, так это ты, но... но не знаю, что он скажет, что я с кем-то, кто не... ну, ты понимаешь.. не кварианец, не часть Флота.
— Я понимаю, вот и еще одна причина, чтобы уничтожить гетов и увезти его отсюда — отличный способ произвести хорошее впечатление при первой встрече, — оптимистично заявил капитан, по-прежнему пытаясь отвлечь Тали от мрачных мыслей.
Тали подняла голову с его плеча; и хотя Шепард был в шлеме, чтобы не принести на Флотилию никаких заболеваний, и лица видно не было, но по выражению его глаз она поняла, что капитан улыбается.
— Я надеюсь, что так и будет... что мы найдем его. Я знаю, он не был тем, кого можно назвать идеальным отцом, но... он всегда заботился об мне... он все равно мой отец... я не хочу потерять его...
— Мы найдем его, дорогая, — капитан прикоснулся указательным пальцем сначала к своему шлему напротив губ, а потом к мерцавшему огоньку на маске Тали — символический поцелуй, придуманный Шепардом, напоминание о его чувствах, готовности преодолеть все преграды, стоящие между ними.
Челнок резко остановился — они прибыли на «Аларей».
Капитан поднялся, снова становясь солдатом, за которым она привыкла идти в бой.
— Итак, Тали, в этот раз нас только двое, еще меньше, чем обычно. Тали... очень прошу, будь осторожна.
Кварианка замерла, в словах капитана было что-то... неуместное, как-будто он сомневался в ней. 

— Что-то не так, Шепард?

— Я просто... беспокоюсь за тебя; ты сильная, я знаю — можешь в этом не сомневаться, нет никого другого, с кем бы я решил сражаться с гетами, но тебе сегодня изрядно досталось, а это стресс... Я просто хочу... чтобы ты осталась цела, — нерешительно начал он — капитан не хотел необдуманными словами оскорбить Тали.
— Я понимаю... твои соображения. Но я в порядке, правда. Мы много раз сражались плечом к плечу... ты сам знаешь, что я справлюсь.
— Да... я знаю. Ты права, я не хочу, чтобы ты думала, что я сомневаюсь в тебе; ты справишься со всем, что мы здесь встретим, — Шепард положил руки ей на плечи, посмотрел в глаза, Тали по одному его взгляду почувствовала, что капитан улыбается. — Ты изумительна, во всех смыслах.
Кварианка усмехнулась его последнему комментарию и крепко обняла капитана. С самого начала романа они обнимались очень часто. Объятия были важны для них как физическое выражение любви, которое было безопасно для обоих, а потому возможно везде, в отличие от поцелуев. Вдобавок ее костюм не мешал объятиям, она прекрасно чувствовала их и сквозь него.
— Пойдем, Тали, спасем твоего отца и корабль.
— Да... Капитан, — игриво ответила она; светлой стороной ее нового имени, «вас Нормандии», было то, что, по кварианским традициям, Шепард теперь официально был ее капитаном.
Шепард открыл дверь челнока, и, пройдя через шлюз, бравые участники Битвы за Цитадель наконец оказались на «Аларее»; пробираясь дальше по коридору, они находили все новые и новые трупы кварианцев — отряд, о котором упоминали Адмиралы.
В первом же зале их встретил крупный отряд гетов, но особых проблем он не доставил. Тали почти все время оставалась позади и перегружала их щиты, оружие, нарушала протоколы наведения, принуждая гетов стрелять друг в друга, в то время как капитан поливал огнем синтетиков — он знал, куда и когда стрелять; единицы могли приблизится достаточно близко, где их встречали выстрелы из дробовика кварианки.
Шепард и Тали хорошо знали друг друга, много боев сражались плечом к плечу — они были командой, партнерами, а с теперь, с началом романа, их связь еще усилилась — они как будто знали мысли друг друга, предугадывали действия, даже необходимость переговоров почти исчезла.
Продолжая истреблять гетов, пара продвигалась вглубь «Аларея»; наконец они достигли запертой двери, за которой был путь к мостику корабля; дверь не открывалась, несмотря на все попытки Тали взломать ее.
— Шепард, я не могу открыть эту дверь, похоже, она нарочно так заблокирована.
— Может, твой отец запер ее?
— Это возможно, — Тали оторвалась от уни-инструмента. — Подожди, несколько отсеков назад был терминал, думаю, через него мне удастся глубже проникнуть в корабельные системы и открыть эту дверь.
— Попробуй, всех гетов позади мы уничтожили. Возвращайся к терминалу, а я останусь здесь. Кто знает, что может быть за дверью...
— Я быстро, — Тали обняла капитана и бегом направилась к терминалу; Шепард проводил ее взглядом и устроился поудобнее за какими-то ящиками, наведя винтовку на дверь.
Несколько минут спустя Тали вышла в эфир.
— Шепард, я у терминала. Я была права — через него я смогу взломать дверь. Приготовься, я открываю.
Капитан крепче сжал винтовку, приготовившись открыть огонь, что бы через дверь ни полезло. Внезапно створки разошлись, но там ничего не было, только пустой коридор к мостику корабля.
— Дверь открыта, молодец. Пойду посмотрю, что там. Раз уж ты у терминала, может, посмотришь, нет ли каких-нибудь полезных для нас сведений?
— Сделаю.
Шепард выбрался из-за укрытия и вбежал через открывшуюся дверь. Вдруг откуда-то слева послышался слабый кашель, и за очередным проемом взгляду капитана предстал кварианец, лежавший в луже крови, но все еще живой.
— Эй, вы как? — капитан опустился на колени рядом.
Кварианец с трудом дышал, из груди его вырывались хрипы.
— Держитесь, у меня есть меди-гель, — капитан активировал уни-инструмент, но кварианец накрыл его свой рукой.
— Не трать... мои легкие... прострелили... — он закашлялся, по стеклу маски потекли капли крови. — Я уже не жилец... это... дело времени...
Может, из-за тембра голоса, может, из-за похожих интонаций, может, из-за совокупности и других факторов Шепард понял, кто лежал перед ним — отец Тали.
— Вы Раль’Зора?
— Да... я — Раэль... — он снова закашлялся.
— Тали, я нашел твоего отца, он ранен, возвращайся быстрее, — капитан связался с кварианкой.
— Я... я сейчас!
Шепард вдруг услышал странный, через силу выдавленный смешок, прерываемый хрипами.
— Шепард?.. — Раэль поднял голову, чтобы лучше рассмотреть его. — Так... вот какой... известный капитан... Паломничества Тали.
— Да, это я, — тихо ответил капитан, не найдя, что можно еще добавить.
Раэль снова закашлялся, в горле раздалось бульканье — было очевидно, что у него сильное внутреннее кровотечение; он попытался сесть, но не преуспел в этом, и Шепард помог ему приподняться и облокотиться на стену.
— Она... так много рассказывала... о тебе... после возвращения из Паломничества... я думал, она сведет меня с ума, — Раэль снова попытался рассмеяться, но в итоге просто закашлялся. — Она была так убита горем... когда узнала... что ты мертв... я... я не видел ее такой с тех пор.... как умерла ее мать.
Шепард молча стоял рядом на коленях, внимательно смотря на кварианца; не в первый раз ему приходилось принимать последнюю волю умирающего, но этот был трагичней всех, может, потому что это касалось капитана лично, и он не смел прерывать Раэля.
— Моя дочь... моя... Тали... я обещал ей дом... на нашей родине... на планете... Раннох. Я... пообещал слишком много. Я... я подвел ее, — кварианец схватил Шепарда за руку и заглянул в глаза. — У нее... она влюблена в тебя. Она... никогда не говорила, но... отцовское сердце... чувствует... вот почему я послал тебе то сообщение... когда Тали присоединилась к твоей команде... — Раэль снова громко закашлялся, кровь брызнула на стекло маски и, оставляя бледные полосы, стекала по визору.
— Ты... все, что у нее останется... теперь... позаботься... позаботься о ней... прошу, — Раэль с трудом дышал, он умирал. — Прошу... скажи ей... я... я... люблю...
Раэль с шумом выдохнул... и не вдохнул, дыхание остановилось, голова склонилась, судорожно вцепившаяся в Шепарда рука упала на пол, а тело, соскользнув по стене, завалилось на бок. Раэль’Зора был мертв.
— Отец! — Тали только добежала до них и бросилась к телу Раэля, упала рядом на колени, в ужасе глядя на его распростертое в луже крови тело.
— Нет! Нет! Ты не можешь умереть! Они ошибаются! Ты бы не умер так! Не умер! — Тали в слезах кричала, трясла его за плечи.
Шепард мягко потянул ее за плечо; она, рыдая, тут же бросилась ему на шею, прижалась, когда капитан обнял ее.
— Тали... Тали... Все будет хорошо, Тали, — тихо шептал Шепард; он понимал, что слова не могут облегчить боль, что не существует нужных слов. Все, на что он надеялся — поддержать Тали, напомнить, что она не одна, не наедине с болью.
— Почему он... через терминал, я нашла данные... хода работ... это последствия его экспериментов! Я... я... похоже, что он ответственен за все произошедшее... Как... как он дошел до... такого? — горько рыдала Тали; Шепард лишь молча ее обнимал ее — ей нужно было дать выговориться.
— Пойдем, Тали... незачем тебе смотреть на отца... в таком виде. Давай хотя бы выйдем из комнаты, пойдем... — капитан мягко вывел кварианку из помещения, через его плечо она в последний раз взглянула на тело Раэля; дверь закрылась за ними.
Шепард молча взял ладони Тали в свои; так они и стояли, пока она не не нарушила тишину:
— Когда ты связался со мной, ты только сказал, что отец ранен. Он был еще жив, когда ты нашел его? Он... сказал что-нибудь?
— Да, он был еще жив, и он... сказал кое-что, — капитан почувствовал, как Тали сжала ладони при этих словах.
— Он говорил обо мне... Что... что он сказал?.. - Шепард задумался.
Рассказать, как Раэль говорил о простреленных легких? Или о рассказах Тали после ее возвращения из Паломничества? Нет, не время и не место для такого. Капитан точно знал, о чем следует упомянуть.
— Он говорил о тебе. Рассказал о своем обещании — о доме на Раннохе, сокрушался, что не сможет его выполнить. А перед тем, как... уйти, Раэль попросил меня передать, что он любил тебя.
— Он никогда не говорил мне... Я... я всего лишь... хотела... — Тали больше не могла сдерживаться, рыдания не дали ей договорить.
Кварианка плакала в объятиях Шепарда; он не хотел вторгаться в скорбь Тали, но им все еще нужно было спасти «Аларей» и найти доказательства ее невиновности.
— Тали... я понимаю, как тебе сейчас тяжело, но нам нужно двигаться дальше, — осторожно начал он; как возлюбленному Тали, ему хотелось дать ей время, но как капитану — нужно было продолжать.
Она еще раз обняла Шепарда, вздохнула и отпустила.
— Ты прав, нам нужно продолжать. Если медлить дальше, Адмиралы решат, что мы погибли, — в конце фразы Тали всхлипнула.
— Среди найденных мной через терминал данных упоминалось, что главный узел гетов находится на мостике корабля дальше по коридору, нужно отключить его, чтобы пропущенные нами геты деактивировались.
— Ну что ж, значит, он наша цель, может, заодно найдем какую-нибудь информацию, чтобы оправдать тебя.
Шепард вытянул из-за спины штурмовую винтовку и направился к видневшейся в конце коридора двери, обернулся к стоявшей за спиной Тали — кварианка утвердительно кивнула, и капитан, хлопнув по кнопке, открыл дверь; в помещении была всего лишь горстка гетов, но среди них был Гет Прайм — самая крупная и мощная пехотная платформа. Капитан и Тали тут же нырнули за ближайшее укрытие — какой-то пульт или что-то в этом роде; Шепард периодически стрелял поверх него короткими очередями, пока кварианка что-то печатала на уни-инструменте.
— Здесь Гет Прайм! — прокричала она, глядя на показания.
Все геты на мостике стреляли по ним — пули щелкали по стенам и по пульту, за которым они прятались.
— Да видел уже. Можешь заставить Прайма атаковать остальных? — капитан послал очередную очередь в сторону синтетиков.
— Нет, у него слишком защищенное программное обеспечение, слишком долго, но, думаю, смогу оставить его без щитов.
— Взломай ближайшего к нему гета, но не трогай пока Прайма и не посылай дрона, только по моему сигналу.
— Поняла! — Тали продолжила печатать.
Пару мгновений спустя один из гетов развернулся и начал стрелять по остальным синтетикам, те, в свою очередь, атаковали «отступника».
Теперь была очередь Шепарда; выскочив из-за пульта, он разложил снайперскую винтовку, прицелился и аккуратно нажал на спусковой крючок — головной фонарь одного из гетов взорвался, разбрасывая искры и куски металла. Капитан выщелкнул термозаряд и снова выстрелил — еще одно обезглавленное тело упало на пол; взломанный гет упал следующим — оставшиеся синтетики «разобрались» с ним.
Один из гетов попытался зайти капитану в тыл, но был уничтожен Тали залпами из дробовика. Теперь остался только Прайм, чего Шепард и добивался — уничтожить более слабых синтетиков и оставить Прайма одного.
Капитан вернулся за укрытие, к кварианке. Прайм теперь двигался к ним, в обход пульта, ведя заградительный огонь, не давая двум органикам высунуться.
— Тали, теперь рассей его щиты и посылай дрона, только проследи, что бы он оказался точно за спиной гета, нужно, чтобы Прайм обернулся и показал спину.
— Выполняю! — Тали снова уставилась в уни-инструмент; она не знала, что задумал Шепард, но это было неважно: она давно усвоила, что о целесообразности его приказов можно не волноваться, у него всегда был план.
Секунду спустя раздался характерный звук и вспышка — Прайм остался без щитов.
— Вперед, Чикктика! — кварианка послала боевого дрона.
Чикктика материализовалась за спиной гета и атаковала его электрическими разрядами; Прайму пришлось развернуться к дрону, как и рассчитывал капитан.
Шепард снова перепрыгнул через пульт, разложил снайперскую винтовку и прицелился в правое колено Прайма — различные сочленения всегда были слабым местом, а тыльная сторона колена была особенно плохо защищена. Капитан выстрелил, от колена разлетелся ворох искр, Прайм едва удержал равновесие — колено было серьезно повреждено. Перезарядив винтовку, капитан послал следующую пулю аккурат в то же место, теперь полностью отстрелив нижнюю часть ноги; гет завалился на спину.
Как и в схватке с ИМИР-ом в колонии Путь Свободы, Шепард нашел слабое место противника, сделав бесполезной всю его огневую мощь и броню.
Бросив винтовку, капитан бросился к гету. Приходилось торопиться — передвигаться платформа уже не могла, но все еще представляла серьезную опасность. Оказавшись рядом, он выхватил дробовик и уничтожил оптику, дуло дробовика было последним кадром, поступившим от сенсора; не остановившись на достигнутом, Шепард стрелял, пока позволял термозаряд.
Голова Прайма была искалечена, куски искореженного металла отваливались от нее, из поврежденных линий энергосети сыпались искры. Гет слабо шевелился, он был на пороге смерти, но еще не отключился. Подошедшая Тали добила его выстрелом из своего дробовика.
Шепард обошел теперь неподвижную платформу и подошел к большому терминалу.
— Полагаю, это и есть их центральный узел?
Тали подошла и что-то посмотрела в уни-инструменте.
- Да, он, сейчас отключу, и все оставшиеся геты деактивируются, — она набирала команды для выключения узла. — Подожди! Здесь есть какая-то видеозапись, — еще несколько движений тонких пальцев - и на главном экране консоли появилось изображение.
Это была запись разговора ее отца с двумя другими учеными, обсуждение экспериментов над гетами. Один из исследователей предлагал дождаться новой посылки с частями синтетиков от Тали, но Раэль резко отверг это предложение, особо подчеркнув, что не хочет, чтобы ее коснулись возможные политические последствия их незаконного эксперимента; Раэль брал всю ответственность на себя, и он же приказал пренебречь защитными протоколами в программном обеспечении.
Видеозапись кончилась, повисла тишина. Онемевшая Тали продолжала смотреть на консоль. Наконец Шепард решился потревожить ее.
— Эта видеозапись... все это плохо выглядит. Мне... жаль, Тали, — капитан замолк, но все же продолжил: — Но... это как раз то, что нам нужно, чтобы снять с тебя обвинения.
— Я... все это по его вине... Я не хотела верить, но это... когда эта запись будет показана в суде... — кварианка продолжала слепо смотреть в погасший экран. — Шепард, мы не можем показать ее Адмиралам, никому вообще! Мы не можем... Никто не должен знать, что он сделал!
— Что?! — капитан не мог поверить своим ушам. — Твой отец сам сказал, что не хотел тебя в это втягивать, и чтобы тебя обвинили в этом! Без этого доказательства ты, скорее всего, будешь изгнана!
— Думаешь, я этого не понимаю? Думаешь, мне приятно осознавать, что я больше никогда не увижу Мигрирующий Флот? Но я не могу позволить, чтобы мой отец стал самым жутким военным преступником в нашей истории! Я не могу позволить, чтобы его запомнили как предателя, как какого-то монстра! Не могу! Даже если я буду изгнана, то всего лишь за халатность, через несколько лет никто и не вспомнит. Но то, что сделал мой отец... мы... мы не можем позволить никому узнать об этом! Такое никогда не будет забыто!
Шепард глубоко вздохнул, ему претила сама мысль, что Тали будет изгнана за измену, а те обвинения, которые будут брошены ей в лицо, вызывали тошноту; но он не мог проигнорировать её просьбу, не мог вынести этой скорби и отчаяния в ее голосе.
— Тали, мысль, что тебе придется расплачиваться за ошибки других... Мне не нравится, совсем, - Шепард приостановился, вздохнул и продолжил: — Но... если точно этого хочешь, если ты абсолютно уверена, я... Я не покажу им эту запись.
— Спасибо тебе... Шепард. Я уверена, это то, чего я хочу. Я только... я не могу позволить, чтобы все хорошее, что сделал мой отец, было бы перечеркнуто и забыто, — она склонила голову.
Шепард положил руку ей на плечо, Тали подняла голову, посмотрела ему в глаза.
— Что бы ни произошло, Тали... знай, что у тебя всегда есть место, дом, со мной на «Нормандии». Всегда.
Капитан приобнял ее, а кварианка обняла его в ответ.
— Нет иного места, где бы я хотела быть... Я хочу быть с тобой, — нежась в его объятиях, прошептала Тали.
— Пойдем, дорогая, пора возвращаться на «Райю». Думаю, мы оба сыты по горло этим кораблем.

Отредактировано: Jake_Sully.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 19.07.2012 | 3113 | 9 | воссоединение, м!Шепард, романтика, Тали, reunion, экшн, приключения | yellow_label_turian_tea
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 48
Гостей: 46
Пользователей: 2

Nightingale, Malina
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт