Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Подмога

Жанр: экшен, драма;                                                                                              
Персонажи: ОС;
Статус: завершен;
Описание: Своеобразный спинофф из "Холодной заставы", кто читал;
Предупреждение: для тех, кто еще не проходил МЕ3 - присутствуют спойлеры.
 
 



   Мне до сих пор не верится, что мы так быстро потеряли Тессию. Все, что было знакомо с детства, уничтожено в одночасье и буквально на моих глазах. От Серрайса остались одни руины и некогда грациозные здания, те, которые еще не рухнули, превратились в отвратительные, закопченные шпили, торчащие из земли, словно гнилые зубы. Это было так страшно и непостижимо... Я не плакала с детства, но тут, впервые за многие годы, зарыдала. Ревела от безысходности и не я одна. А что еще остается делать, когда смотришь, как гибнет твой дом, но все попытки спасти его тщетны? 
    Наш отряд был на задании, но когда пришло известие с родины, мы прервали операцию и срочно вернулись на Тессию. Нам еще удалось застать родную планету такой, какой мы ее знали всю свою жизнь, но Жнецы атаковали, пройдя сквозь наш флот, как нож сквозь масло, оставив за собой лишь обломки азарийских крейсеров и дредноутов, и даже не задержались, чтобы добить остальных. У них была другая цель. 
Наше оружие оказалось бессильным. Мы не могли уничтожить даже сравнительно небольшого Жнеца, который сеял направо и налево смерть и разрушение, словно хозяин расхаживая по моему родному городу.
С собой Жнецы привезли ужасных созданий – свою пехоту, от вида которой я чувствовала, как шевелятся кончики моего гребня. Я знала, что это невозможно, но эффект была слишком сильным, что даже на меня – видавшую многое и прошедшую через огромное количество боев, все это производило сильное, будоражащее впечатление. Разумом я понимала, что их внешний вид был выбран неслучайно: он должен был напугать нас, деморализовать, но мы справились со сковывавшим мышцы, природным страхом перед неизведанным.
В основе пехоты Жнецов были мерзкие, раздутые твари, в которых угадывалось родство с батарианцами, а так же было много человекоподобных созданий, испещренных имплантатами, жутко завывающих и выползающих изо всех щелей. То, что сделали из турианцев было видно сразу: их облачили в ржавого цвета броню и снабдили снайперскими винтовками, которыми они умело пользовались и только биотические щиты спасали нас от их пуль. Даже переделанными турианцы были превосходными воинами. А еще они укрепляли щиты «авангарда», которые волнами пытались снести нашу оборону, но я и сестры создали плотный щит и пока что сдерживали врага.
    Это было не очень сложно, но с грузным бронированным монстром с головой турианца, пришлось вырабатывать новую тактику: стасис и сингулярность не могли его сдержать, и в стремительном прыжке он был способен преодолеть метров десять, после чего наносил удар своей уродливой огромной клешней. Мы быстро сообразили, что к нему нельзя близко подходить, так как два наших штурмовика были смяты монстром, поэтому мы устраивали этим тварям дистанционную бомбардировку, закидывая его деформационными сгустками темной энергии. Трем хорошо подготовленным азари хватало сделать по четыре залпа, и эта тварь с таким грохотом валилась на землю, что даже за несколько сотен метров ощущалась вибрация под ногами. 
Насекомоподобные самоходные пушки стреляли издалека, и тут в дело вступили наши снайперы, которые выстрелом пробивали красные пузыри снизу врага. И зря. Из разорванных мешков хлынули мелкие твари, которые сразу же попрятались и запрыгивали на нас из укрытия, когда мы оказывались недалеко от них. Одна такая тварь не могла причинить особого вреда, но когда они скопом наскакивали на свою жертву, шансов на спасение уже не было. Они быстро истощали биотические щиты, вгрызались в броню и впивались в тело, нанося серию электрических ударов. Так мы потеряли Рону и Аксис.
    В небе тоже шли бои, но наша авиация и противовоздушная оборона справлялась с теми, кто раньше были Харвестерами, правда некоторым из них все же удавалось приносить врагу подкрепление, да и сами они задавали нам жару, плюясь сгустками плазмы, которая сразу сносила кинетические щиты. Поначалу против них мы использовали крупнокалиберное оружие, но арсенал был не бесконечным, и мы приняли решение экономить припасы. 
    Так мы продвигались к центру города, зачищая улицы и дома, вернее то, что от них осталось. Но самое страшное ждало нас впереди: то, что Жнецы сделали с азари. От жуткого, пронзительного визга застывала кровь в жилах, но и к этому мы быстро привыкли. Она двигалась слишком быстро и была хорошо защищена, и пока мы поняли, что в одиночку с ней не справиться, потеряли троих. Порождение Жнецов их просто пронзило насквозь своей когтистой рукой с длинными, уродливыми пальцами. Мы быстро опомнились от шока, окружили чудовище, и со всех сторон бомбили ее деформацией, а под конец два наших штурмовика уничтожили ее, но перед гибелью он закричала еще пронзительнее, и этот звук еще долго звучал у меня в голове. 
    В центре города царил хаос. С пехотой мы уже научились справляться, и наши слаженные действия подавляли все попытки врагов подобраться к нам. Главной проблемой был Жнец, который завидев нас, издал громкий, трубный звук от которого завибрировали все органы внутри меня, затем он открыл огромный красный глаз, и нам пришлось отступить. Как раз вовремя. Струя раскаленного металла рассекла землю в том месте, где несколько секунд назад стояли мы. Мне хорошо было видно, насколько глубокая расселина осталась от выстрела. Края широкого рва оплавились и еще не остыли, зловеще мерцая красным огнем. Мы не стали мешкать и спрятались, но Жнец начал крушить здания в округе, насквозь пробивая их своим оружием, разрезая их и вдоль и поперек. Оставаться здесь было опасно, мы перегруппировались и поспешили уйти, опасаясь быть погребенными под обломками зданий. 
    Связь еще работала, но во всех сводках сообщалось об огромных потерях, и командование отдало приказ покинуть город, так как здесь уже нечего было делать. 
    В точке сбора мы встретили небольшую группу азари, среди которых было много раненых. У нас тоже были ранения, но все сестры могли передвигаться самостоятельно. Медикаментов у нас было предостаточно, и мы наскоро оказали всем помощь. Каждый боец был на вес золота, а в нашем отряде каждая была не ниже пятого уровня биотических способностей. 
    Тут мы получили новый приказ покинуть Тессию, пока до нас не добрались, и с остатками флота отступить к Цитадели. 
    Гигантская космическая станция была полна беженцев и напоминала огромный рынок, а система рециркуляции воздуха не справлялась, и атмосфера была полна запахами немытых тел. В воздухе царил страх, который я замечала в глазах встреченных мной людей, батарианцев, азари. Даже волусы как-то иначе суетились, а тучные элкоры сгрудились возле стенда с фотографиями пропавших без вести и о чем-то тихо переговаривались. 
    Я удивилась, когда узнала что на Цитадель было совершено нападение человеческой экстремистской группировкой «Цербер». Было странно, что огромная армия СБЦ была не готова к атаке. Как они смогли незаметно приникнуть в оплот галактической власти, да еще и притащить с собой тяжелую технику? Этот вопрос я задала своей соплеменнице – офицеру СБЦ, но та лишь опустила глаза, тяжело вздохнула и ничего не ответила. Лишь потом я узнала, что в той бойне погибли ее муж и дочь. На уровнях, где проходили бои, было много разрушений: разбитых витрин, сломанных столов в открытых кафе, но уже сейчас ремонт и вывоз мусора шли полным ходом. 
    Я и мои спутницы собирались перекусить, так как с момента отлета с Тессии не ели горячей пищи. И так вовремя донесся со стороны небольшого кафе аромат чего-то вкусного, и мы направились по запаху. 
Мы подошли к бистро, за стойкой которого суетились люди. Женщина в чистом, белом переднике широко улыбнулась нам, и почему-то от этого мне стало немного спокойнее. Ее улыбка была искренней. Мужчина предложил нам меню на датападе и указал на свободный столик, сказал, что подойдет сразу же, как мы определимся с выбором. Он предупредил, что некоторые пункты меню сейчас недоступны из-за перебоев с поставками провизии, объяснив это тем, что большинство продуктов питания производились в земных колониях, а теперь их нечем заменить из продуктов других рас, но порекомендовал мясные блюда. Мы заказали мясо с овощами и уже через двадцать минут приступили к трапезе.
    Только я успела доесть свою порцию, как раздался писк инструментрона и меня вызвали в посольство азари. Я сделала несколько быстрых глотков сока ярко оранжевого цвета, поморщилась от кисло-сладкого вкуса и поспешила на аудиенцию. 
   В зале посольства было шумно и многолюдно. Когда я вышла из лифта, ко мне подбежала служащая посольства: 
   — Ирия К’Онис, коммандер? 
   — Да, это я, — ответила я. 
   — Я – Мару Фасна, помощница посла В’Новия. Идемте скорее, вас уже ждут. 
   Девушка поспешила, ловко маневрируя между азари, даже не оглядываясь, следую ли за ней я. В принципе, я и сама прекрасно знала, где находилась посол, ведь я была здесь не меньше сотни раз и отсюда получала приказы на выполнение некоторых секретных заданий. Что-то мне подсказывало, что и в этот раз я получу установку, и мне с моим отрядом вновь придется действовать на вражеской территории. 
   — Коммандер К’Онис, — с ходу обратилась ко мне посол, — с вами хочет поговорить Советник Тевос. 
   Советник встала из глубокого кресла и подошла ко мне. 
   — Здравствуй, Ирия, — улыбнувшись, сказала она и обняла меня. 
   — И тебе привет, сестренка, — ответила я на ее объятья. – Давненько не виделись! 
   — И я по тебе соскучилась, но давай перейдем к делу, — Советник жестом указала мне на кресло и уселась рядом. 
   — Мы не послушали людей. Они и так слишком часто нас пугали мнимой угрозой. Оказалось что все это правда. 
   — Я была на Тессии, когда они разрушали наш мир, — ответила я. 
   — Я знаю и соболезную всем погибшим и их родственникам, — ответила Далия, — но сейчас мы ничего не сможем сделать... 
   — Сейчас? Наше оружие не причиняет им никакого вреда. Они непобедимы! – почти выкрикнула я. 
   — Прости, сестра, и это мне тоже известно! Но сейчас речь не об этом. Помимо Жнецов у нас появилась новая головная боль, на которую Совет тоже очень долго закрывал глаза. 
   — «Цербер»? 
   — Да, они. Их вылазка на Цитадель была стремительной и наглой, — лицо Далии окаменело, как будто она только что вспомнила о чем-то. Когда я была ребенком, таким взглядом она смотрела на меня, когда я баловалась и не слушалась ее и маму. Меня это сильно пугало. 
   — Ты скажешь мне, где их искать? – немного выждав, спросила я. 
   — В этом нет необходимости. Но, боюсь, тебе, все же, придется встретиться с ними... 
   — Я слушаю тебя! 
   — Шепарду удалось разыскать и напасть на несколько секретных баз «Цербера». Командование Альянса послало туда своих бойцов, но их слишком мало. Люди несут серьезные потери. По данным разведки, «Цербер» собирается отбить свою собственность, и уже стягивает туда свои войска. 
   — Мы должны оказать поддержку землянам? 
   — Да, сестра! Это уже сделали турианцы, и, по последней информация, саларианцы отправили несколько групп ГОР. 
   — Когда мы выступаем? – я поднялась из кресла, но Далия взяла меня за руку и усадила обратно. 
   — Не спеши, Ирия. Это еще не все. Кое-кто еще хочет с тобой поговорить. Кажется, вы знакомы с леди Фриас? 
   Когда я услышала это имя, я снова встала и закрутила головой в поисках той, о ком сказала мне сестра. 
   — Ирия Тевос! – услышала я голос, который не слышала уже почти двести лет. – Рада, что ты помнишь меня. 
   — Леди Фриас, как я могла забыть своего наставника и командира? – я склонила голову перед этой великой азари, под чьим командованием я служила в серрайской гвардии почти двести лет. 
   — Советник, посол, — Фриас отвесила легкие поклоны высокопоставленным азари. 
   — Юстициар, — сказала Далия и церемонно поклонилась. 
   — Я хочу присоединиться к вам, Ирия, — сказала Фриас. 
   — Вы должны возглавить нас, юстициар! – ответила я, не поднимая глаз от пола. Леди Фриас уже была в возрасте матриарха, но о ее биотических способностях складывали легенды еще полтысячи лет назад, когда я только закончила школу и готовилась пойти на военную службу. 
   — Я принимаю ваше предложение, — кивнула мне юстициар. – Советник, куда мы должны направиться? 
   — Новерия, — коротко сказала Делия и слегка поежилась. Я прекрасно поняла ее, Она никогда не любила холод, впрочем как и я. – Вас, провиант и боеприпасы, доставят туда на земном крейсере. Дальнейшие инструкции получите от командира отряда землян. Крейсер готов оправиться хоть сейчас. Остальные группы уже готовы к отправке. 
   — Тогда не будем задерживаться, — ответила Фриас. 
   — И еще, — добавила Тевос, – вашему отряду будет выдана амуниция СПЕКТРов, спроектированная специально для азари. Ирия, сколько у тебя бойцов? 
   — Кроме меня еще трое, — ответила я. – Кора Тантис, Вэла Н’Сэва, Трин Мафта – все, кто выжил на Тессии, но за них я полностью ручаюсь. 
   — Будь осторожна, сестренка! – Далия прижала ко мне лбом и поцеловала в щеку. 
   — Я постараюсь, — ответила я. – Ты тоже береги себя. 

 

* * * 

   Путешествие было недолгим. Нам выделили отдельный отсек и почти все время перелета мы провели в изоляции. Я прекрасно понимала, что землянам не понравилось, если бы мы стали расхаживать по их военному кораблю. Впрочем, наши военные отнеслись бы к подобному так же. Тем не менее, отношение к нам было доброжелательное, нас два раза приглашали перекусить и даже посадили за офицерский столик. Интересно было наблюдать за людьми, которые исподтишка подглядывали за нами, особенно за леди Фриас, которая носила костюм с очень откровенным декольте. Для нас это было в порядке вещей, но среди офицеров землян было очень много мужчин и они украдкой бросали взгляд на нашего лидера. 
   Фриас расспросила меня, чем я занималась после того, как она оставила военную службу, и я охотно ей все рассказала в подробностях, особенно о задании, в котором нужно было помешать «Кровавой стае» захватить нашу колонию в системах Терминус. После боя в космосе и нам, и наемникам пришлось совершить аварийную посадку. Операция была сверхсекретная, и мы не пользовались средствами связи, и на Тессии никто не знал, что наш фрегат был поврежден и нам пришлось совершить аварийную посадку. Мы использовали партизанские методы борьбы: ставили ловушки, устраивали противнику засады и ночные штурмы. Через девять дней «Кровавая стая» сдалась. Еще бы, у них не было шансов, ведь к тому времени они уже потеряли более ста своих бойцов. И каково же было удивление наемников, когда они узнали, что против них мы сражались впятером. Об этом мы особенно не распространялись, но когда вернулись на Тесиию, то были уже национальными героями. 
   — Я слышала об этом, и горжусь тобой, Ирия! 
   — Спасибо, матриарх! Я польщена услышать подобное из ваших уст, — мне действительно было приятно слышать это. Когда я воевала под ее командованием, она была очень требовательна и чтобы добиться от нее похвалы, нужно было из кожи вон вылезти, впрочем, это были первые теплые слова, адресованные ею мне. – Ваши уроки мне очень помогли. 
   — Леди Фриас, а что подвигло вас следовать древнему кодексу? – поинтересовалась я. 

   — Ты же знаешь, что в галактике творится беспредел, но наше командование предпочитает переговоры открытому бою. Когда я покинула службу, я собиралась возиться со своими внучками, но они быстро выросли, и я осталась не у дел. Мне стало скучно, но возвращаться в армию не хотелось. Мне очень не хотелось подчиняться субординации, и я решила пойти по пути древнего кодекса. Ты же знаешь, что мои биотические способности далеко за среднестатистическими границами, и, тем не менее, я вживила себе дополнительные, не лицензионные, имплантаты. 

    — Было тяжело о тказаться от убийств? - спросила я и юстициар внимательно посмотрела мне в глаза, сделала паузу, после чего сказала.

    —  Это у меня в крови, - на красивом лице матриарха появилась мечтательная улыбка, но еще она показалась мне хищной. - Нужно же куда-то применять биотику? 

   — Боюсь предположить, на что вы теперь способны, матриарх, — восхищенно сказала я. 
   — Ты увидишь это, — снисходительно ответила Фриас. – Надеюсь, тебе тоже есть чем меня удивить, ведь со времени нашей последней встречи ты чему-нибудь научилась? Помню, ты была не в ладах с сингулярностью... 
   — Я в совершенстве овладела этой техникой, — ответила я. – Но предпочитаю пользоваться стасисом. 
   — И скольких противников ты можешь сковать? – поинтересовалась юстициар. 
   — Всех, в радиусе пяти метров, — ответила я и с удовольствием отметила, что Фриас была удивлена, но очень быстро вернула спокойствие на свое идеальное, красивое лицо. Небольшие, красные полоски над глазами придавали ее лицу удивленное выражение, но я то знала, что эту сильную женщину очень трудно чем-либо поразить. 
   — Ты уже бывала на Новерии? – спросила она. 
   — Да, лет семьдесят назад. Нужно было без лишнего шума избавиться от охранного агентства, которое, по сути, занималось рэкетом. Мы устранили главаря, и остальные сдались. После этого мы передали их в руки местного правосудия. 
   — Я слышала об этом и собиралась сама с этим разобраться, но вы опередили меня, — с легкой усмешкой, сказала юстициар. — Не думала, что правительство занимается такими мелкими операциями. 
   — Они угрожали нескольким нашим корпорациям, и конфликт вошел в зону государственного интереса: срывались контракты, выплачивались огромные неустойки – республика несла убытки. Мы просто были обязаны вмешаться и положить той практике конец. 
   — Не спорю, — согласилась матриарх. – Но что касается остальных фигурантов, я бы наказала всех, ведь их вина ничуть не меньше, чем вина главаря. 
   — Это ваше право, юстициар. Если бы возникла острая необходимость, уверяю вас, я бы так и поступила, но нам ни к чему лишние смерти. Каждый имеет право на второй шанс, но судить кого-либо не входит в круг моей компетенции. Я выполняла приказ и задание было завершено. 
   — Похвально! А как у тебя дела семейные? Вроде у тебя никого не было, — сменила тему разговора Фриас. 
   — Я замужем за Милтой К’Онис. У нас двое детей. 
   — И где они сейчас? 
   — Их эвакуировали на одну из наших колоний, куда еще не добрались Жнецы. Я получила он Милты весточку. Они удачно добрались. 
   — Молодец, что родила двоих, — улыбнулась юстициар. – Одной девочке было бы скучно. 
   — Не совсем так, — ответила я. – Арилу родила я, а Таифу – Милта. Я отец Таифы, а она отец Арилу. 
   — Даже так? – хмыкнула матриарх. – С другой стороны, ощутить радость материнства должна каждая из нас и зря этого не хотят те, кто принял на себя роль отца. Ты не задумывалась о том, чтобы завести потомство от представителей других рас? 
   — Нет. Я люблю Милту и только ее. 
   — То, что ваши дочери чистокровны, вас не смущает? 
   — Нисколько. Они такие разные и такие родные. 
   — А у вас есть дети от инопланетян? 
   — Конечно. У меня есть турианская дочь, девочка от крогана, но остальные тоже чистокровные, как и твои. 
   — Ну что же, Ирия, приятно было с тобой поболтать. Прошу меня простить, но пришло время для медитации. Я должна очистить свой разум от страха. 
   Разговор был окончен, и я решила немного поспать. Перед сном я вспомнила своих дочерей, и стало мучительно больно от мысли, что и до той планеты, в конце концов, доберутся Жнецы, а я ничем не смогу помочь своим родным. Оставалось надеяться, что они хорошо спрятались и до них не доберутся. Даже с такой тяжелой мыслью мне удалось уснуть. 

 

* * * 

   Женщина-человек предупредила нас о том, что корабль лег на орбиту Новерии, арсенал и пайки уже погружены в челнок. Мы собрали свои вещи и спустились на нижнюю палубу, где нас ждал челнок. 
Земной челнок был интересной, непривычной для глаза, формы. В отличие от гладких и плавных форм азарийских кораблей, земляне делали угловатую технику, отдаленно напоминающую турианский дизайн. Кроме нас в челноке был только пилот, а сама пассажирская кабина была доверху заставлена ящиками с символикой Альянса систем. Мне нравился этот значок, так как он напоминал мне азарийскую архитектуру и две дуги сходились вместе, служа куполом трем пятиконечным звездам. Я знала, что это армейская символика, но была еще и гражданская – более знакомая представителям других рас, ведь тот символ был помещен на флагах во множестве посольств. Вместо звезд на нем было изображено одно из полушарий планеты Земля – родины людей.
   Корабль покинул док крейсера и стремительно помчался навстречу поверхности планеты. Из окна я видела, что пилот взял курс на горную систему с заснеженными вершинами. Я инстинктивно повела плечами, только подумав о том, что мне вновь придется вдыхать морозный воздух Новерии. В костюм СПЕКТРа был встроен климат-контроль, способный регулировать температуру в пределах четырехсот градусов, и эта мысль слегка согревала, но не настолько, чтобы не думать о холоде. В комплект так же входил шлем с автономным питанием. Хоть лицо не будет мерзнуть. 
   Челнок резко нырнул за гору, и перед нами показалось ущелье, на краю которого находился комплекс, частично спрятавшийся в горе. В центре посадочной площадки стоял полуразрушенный истребитель незнакомой мне конструкции, но с уже знакомой символикой «Цербера». Значит, мы уже на месте. 
Челнок завис в полутора метрах над площадкой, я надела шлем, защелкнула фиксаторы, открыла дверь и первой спрыгнула вниз. За мной последовали Трин, Кора и Вэла. Еще в воздухе я сняла штурмовую винтовку с предохранителя и, оказавшись на земле, приняла боевую стойку и попыталась разглядеть хоть кого-нибудь, но никого не было видно, хотя на самой площадке были заметны следы боя. Кое-где чернели пятна от взрывов, где-то были выбоины, разлитое машинное масло и мелкие обломки металла, но больше всего здесь было кровавых пятен. Кровь застыла, закристаллизовалась, и это придавало общей картине зловещий оттенок.
Юстициар Фриас окутала себя биотическим полем и медленно спланировала на землю. Внешне она была невозмутима, но внимательно осматривала окрестности. Она не стала надевать шлем, хотя он у нее и был.
К нам навстречу вышли турианцы, два саларианца, а за ними шли люди. Их оказалось больше всех и среди них были женщины. Они были в шлемах и через пластик с любопытством наблюдали за нами. Один из саларианцев представился майором Захавке и сказал, что командует здесь. Неплохо. Значит, у них все под контролем, ведь саларианцы внимательны к мелочам, и ничто не может скрыться от их глаз. Нам осталось пройти инструктаж и влиться в разношерстую команду, где, помимо уже перечисленных рас, было и два молодых крогана, как оказалось, они были семейной парой.
   Груз был перенесен в самый дальний угол, подальше от чужих глаз, челнок вернулся на крейсер, а мы с моими бойцами пошли изучать местность. 
   Первый бой прошел на удивление легко и быстро. Единственное, что большой неожиданностью для нас оказались фантомы. Они обладали биотическими способностями и могли создать достаточно прочный биотический щит, правда он им не помогал, когда я поймала одну из них в поле стасиса, а саларианский снайпер отстрелил ей голову. 
   Юстициар создала настолько большое поле сингулярности, что в нем повисло более десятка церберовцев, саларианцы поджигали их, а мы налету добивали деформацией и бросками. Это оказалась действенная тактика, когда беспомощного противника выбивали за пределы площадки, и они падали на дно ущелья. Шансов уцелеть у них уже не было. 
   Не стали большой проблемой и тяжелые Атласы, двух из которых юстициар оторвала от земли и со всей силы разбила друг об друга. Со стороны людей послышались одобрительные и восхищенные возгласы. Бой был окончен. 
   Майор Захавке сказал, что с нашим появлением, время боя сократилось втрое и, благодаря нашим биотическим способностям, остальным просто оставалось добивать неприятеля. Мы это знали и так, ведь, в отличие от саларианцев, мы вели более открытую войну, а не ту, которую предпочитали они. Я ни в чем не упрекаю саларианцев. Их методы очень эффективны, ведь природа не наградила их ни крепкой комплекцией, ни долгим сроком жизни, и им приходилось бороться за свою жизнь, стараясь прожить ее целиком, и не погибнуть в самом рассвете лет от шальной пули. Поэтому они окружали себя прочными кинетическими щитами, носили крепкую, но легкую броню, и постоянно действовали под прикрытием тактической маскировки. 
Ночь была холодной. Мы сидели в небольшом помещении с одним входом и грелись у портативного генератора. Все собрались в обособленные группы: саларианцы, турианцы, кроганы откровенно веселились, а люди играли в какую-то игру. Мне не было видно отсюда. Нам оставили небольшое пространство ближе к входу.
Ко мне подошел молодой землянин и поблагодарил за своевременную помощь. Он сказал, что их собственных биотиков убили в первом же бою, но они не шли ни в какое сравнение с азари. Он представился Ричардом и сказал, что я могу звать его Риччи, и если мне что-то потребуется, чтобы я обращалась прямо к нему. Я сообщила ему свое имя, и он ответил, что оно очень похоже на земное Айрин.
   Мне показалось, что Риччи смотрит на меня с каким-то благоговением, и я ему нравлюсь. Жалко мальчика, ведь я старше его лет на четыреста, да к тому же у меня есть семья, и я ничего ему не могу дать из того, на что он, возможно, рассчитывает? Хотя, почему бы и нет, может мы завтра погибнем, и он никогда не испытает объятий вечности. Интересно, были ли уже у него контакты с представительницами собственного вида? 
Юстициар застала меня в раздумьях.
   — Ты ему понравилась, — сказала она. – Ведь даже среди азари ты выделяешься своей красотой и узорами на лице. На его месте, я бы тоже выбрала тебя, — матриарх по-доброму улыбнулась. 
   — Я не хочу тешить его пустыми надеждами, — ответила я. – Наверное, я должна ему все сказать прямо сейчас. 
   — Это твое право. Даже если ты решишь осчастливить его, я не стану тебя осуждать. Сейчас идет война и никто не знает сколько нам осталось жить. 
   — Странно. Я только что думала об этом, — сказала я и посмотрела на юстициара. – Многие расы считают нас легкодоступными апологетами любви без обязательств, но у меня есть семья, и, к тому же, я не танцовщица, а солдат. 
   — Мне бы интересно было заглянуть в голову к человеку, — матриарх посмотрела в сторону землян. – Это же другой мир, другая культура, иная нервная организация... Тебе не интересно, Ирия? 
   — Я думаю о Милте и о своих дочерях. Сейчас бы я хотела их увидеть. Может быть, это укрепит мой боевой дух. 
   — Боевой дух? Ты смеешься? Никогда еще не видела, чтобы ты так яростно сражалась. Я восхищена тем, как ты улучшила свои биотические способности. Не хочу лукавить, но ты одна из самых одаренных биотиков из тех, с кем мне приходилось сталкиваться, а в моей жизни их было много, уж поверь. 
   — Вы мне льстите, — едва сдерживая улыбку, ответила я. 
   — Ни капли, и ты сама знаешь, что все, что я сказала, правда. 
   — Но вы же гораздо сильнее меня! 
   — Я тебя и не сравниваю с собой, — засмеялась юстициар. – Доживи до моих лет, и, возможно, сможешь сравниться, но не сейчас, ты уж прости. 
   — А по поводу мальчика... Или скажи ему «нет», или сделай подарок. Возможно, тебе самой понравится. 
   — Я подумаю, — ответила я. 
   — Здесь не о чем думать. Вариантов немного. 
   Мы сбились в углу и прижались друг к другу спинами. Хоть в комнате стоял обогреватель, но дверной проем был постоянно открыт и поэтому был не очень тепло. Я надела шлем, и только когда щеки стали теплыми, я смогла уснуть. 
   Но спали мы недолго. «Цербер» предпринял ночную вылазку, и среди ночи нас разбудили. Часовые сообщили, что первыми пошли фантомы, и им пришлось отступить в глубь комплекса, чтобы не подставлять спины. Мало того, что было темно, так еще фантомы были спрятаны маскировочным полем. Только сейчас я по достоинству оценила виртуальный интерфейс шлема. Через пластик я видела все, как днем, и кроме того, на дисплее были показаны биотические всплески, по которым мы безошибочно находили врагов, уничтожали их, не давая приблизиться к нам. Пока мы отвлеклись на фантомов, инженеры «Цербера» установили несколько турелей, но с ними быстро разобрались саларианцы, попутно заминировав пути отступления. В ночи прозвучало несколько взрывов, и стало ясно, что саларианцы не зря подстраховались. 
   Бой продлился недолго, но после этого мы уже не могли уснуть. Я вызвалась в дозор, и Риччи, тут же, поменялся с другим человеком — девушкой, направился вслед за мной. Я уловила ироничную улыбку на лице леди Фриас, натянула на голову шлем и быстрым шагом направилась на пост. 
   Человек не отставал, даже когда я нарочно ускорила шаг, и чуть не налетел на меня, когда я резко остановилась, осмотрела позицию и заняла укрытие, которое только что освободил предыдущий караул. Риччи устроился в полуметре от меня и снял свою винтовку с предохранителя. Хоть он и молод, но уже знает толк в войне. 
   — Сколько вы находитесь здесь? – шепотом спросила я. 
   — Уже больше недели, — так же шепотом ответил он. 
   — Почему ты вызвался идти со мной? – напрямую поинтересовалась я. 
   — Я... Потому что... Даже не знаю, но... 
   — Все ясно. Прости Риччи, но, по-моему, у тебя слегка неверное представление о азари, — прошептала я и выглянула из укрытия, внимательно наблюдая за показаниями виртуального интерфейса. Все было тихо, лишь в нескольких десятках метров от нашей позиции расположился другой караул, в котором были турианец и саларианец. 
   — Что вы имеете ввиду? – его удивленный взгляд был достаточно искренним, насколько я смогла разглядеть через пластик его шлема. У него были глубоко посаженые, серые глаза и слегка вздернутый нос. Неужели он такой наивный или просто притворяется? 
   — Сколько тебе лет? – спросила я. 
   — Девятнадцать, — ответил он. 
   — Совсем ребенок, — вздохнув, ответила я. – Я на четыреста двадцать три года старше тебя. 
   — Никак не привыкну, что азари живут так долго. Вам не дашь и двадцати лет, по земным меркам, разумеется, — улыбнулся Риччи. 
  — Приятно это слышать, — улыбнулась я в ответ. – Моим дочерям по тридцать лет. 
  — Какие они? – поинтересовался он. 
   — В каком смысле? 
   — Как они выглядят, они еще маленькие? 
   — Нет, что ты, — засмеялась я. – Внешне они выглядят, как взрослые азари, только разум у них еще детский. Они еще способны совершать глупости. 
   — Моя мама говорила, что дети никогда не прислушиваются к советам родителей и постоянно совершают свои собственные ошибки, — сказал Риччи, и его лицо стало грустным. 
   — В этом мы похожи – азари и люди, — кивнула я. – Сколько глупостей по молодости совершила я, ты бы только знал. 
   — Расскажите, — в глазах человека загорелся неподдельный интерес. 
   — О! Долго придется выслушивать, — засмеялась я. – Я делала слишком много глупостей, за которые пришлось отдуваться родителям и старшей сестре. 
   — Я с удовольствием послушаю, — не унимался Риччи. – Нам два часа будет нечем заняться, хотелось бы надеяться на это. 
   Я рассказала ему о своих детских шалостях, а он слушал и ни разу меня не перебил. 
   — О своих любовных похождениях и экспериментах я рассказывать не буду, уж прости, — в завершение, сказала я. 
   — Получается, что вы совершали безумные поступки почти в два раза дольше, чем живу я? 
   — Даже больше, — усмехнулась я. 
   — Так что вы имели ввиду, когда сказали, что у меня неверное представление об азари? Я вчера впервые увидел живых азари. В нашей колонии вообще не было инопланетян. 
   Было непривычно это слышать. Обычно инопланетянами мы называли представителей других галактических рас, но фактически мы сами были инопланетянками для других рас, и для человечества в частности. 
   — А ты мне так и не ответил, чем вызван твой интерес ко мне, — сказала я. 
   — Я слышал, что Шепард влюблен в одну из азари и хотел поближе познакомиться... — Риччи опять сбился. 
   — Ты уже кого-нибудь любил? Был вместе? – спросила я. 
   Он отрицательно помотал головой и тяжело вздохнул. 
   — Надеюсь, ты не рассматриваешь меня, как сексуальный объект? 
   — Вы красивая и... Нет. Что вы? Простите, что своим поведением я заставил вас так подумать. Конечно нет. То есть, конечно да... Ой! – Риччи занервничал и замолчал. 
   — Если хочешь, я могу поговорить с Корой. Она еще молодая и не обзавелась семьей. Думаю, она не будет возражать показать тебе то, о чем мечтают многие мужчины, да и женщины, — предложила я. 
   — Спасибо, не надо, — после короткого раздумья, ответил Риччи. – Сейчас нас уже сменят. 

Мы вернулись к остальным, и больше он ко мне не подходил. Впрочем, я не чувствовала ни жалости, ни сожаления.

 

* * *

 

   На следующий день мы отбили несколько атак «Цербера», а под вечер подошел Захавке и предложил слегка изменить нашу тактику, тем самым позволив нам перейти от обороны к нападению. Его выкладки и наброски картины боя были очень подробными и четко разграничены во времени. По его новому плану, у противника не оставалось ни одного шанса на победу. Саларианец разработал план, по которому мы всегда заходили в спину противнику, а значит имели преимущество. 
   Днем позже мы на практике опробовали его тактику, и на деле она оказалась столь же эффективной, как и планировал Захавке. 
   Вечером прибыл челнок. На площадку спрыгнул дрелл, огляделся, после этого подал знак внутрь корабля. Поочередно из челнока показались два кварианца и кварианка, после чего они начали стаскивать ящики с аппарели. 
   То, что произошло дальше, заставило широко раскрыть глаза даже юстициара. Из челнока выпрыгнули два гета, а потом и гет Прайм. Кто-то из людей даже вскрикнул, но кварианцы и дрелл были невозмутимы. Геты подняли ящики с провиантом и боеприпасами, и выдвинулись к нам. 
   Было интересно слушать историю, рассказанную Гайей Рои вас Раннох – единственной женщиной среди кварианцев, но было в ее рассказе что-то тревожное. Когда все разошлись, я подошла к ней и спросила, что именно ее беспокоит, и она ответила что грустит по только что обретенному дому, и боится, что больше никогда его не увидит. Я успокоила ее, заверив, что тут у нас очень сильная команда и мы не позволим ей погибнуть. 
   Волны «Цербера» стали редеть, и через несколько дней их нападения стали совсем редкими и малочисленными. 
   Прибыл еще один челнок и привез двух батарианцев в тяжелой броне. Один из них обратился к нашему командиру и попросил не стрелять, на что Захавке ответил, что и не собирался этого делать. Батарианец показал свои острые зубы и засмеялся, а потом махнул рукой и из челнока, по очереди, выползли два Рахни. 
   — Не стрелять, — приказал саларианец. 
Таким интергалактическим составом мы продержались еще три дня, а потом «Цербер» перестал нападать, но мы, все так же, были в боевой готовности. Так прошла неделя. Видимо, у неприятеля было более важное дело, и он бросил нас. Но мы исполняли приказ, и так как нас не отозвали, продолжали нести боевую вахту.
И вот, в одно солнечное, прохладное утро на нас напал другой враг. С ними мы уже встречались на Тессии, а тут Жнецы решили выставить сразу всех своих чудовищ.
   Первым в бой ринулся кроган, а за ним сразу же впав в ярость, кинулась его подруга. 
   Следом пошли турианцы, а потом и наша предводительница подняла нас на бой, и вовремя: хаски зажали кроганов в плотное кольцо, и я пустила ударную волну, сбив с ног и своих союзников, но освободив их от назойливого врага. 
   Сзади раздался боевой клич саларианцев и послышался звук запуска ракеты. Взрывом уничтожило двух тяжелых монстров и трех Харвестеров, а мы с сестрами взялись за своих бывших соплеменниц. У них не было шансов. 

   За Тессию!

 

Отредактировано: Лаура



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 22.05.2012 | 1952 | 27 | ос, драма, экшн, батон, подмога | Батон
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 52
Гостей: 51
Пользователей: 1

Malina
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт