Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Холодная застава

Жанр: экшен;                                                                                            
Персонажи: ОС;
Статус: завершен;
Описание: Будни солдатов Альянса на покинутой планете, атакуемой силами "Цербера". Смогли бы они справиться в одиночку?
Предупреждение: для тех, кто еще не проходил МЕ3 - присутствуют спойлеры.
 
 



Как же здесь холодно, особенно ночью. Правда, и днем Пакс не особо припекает, но его лучи, отражаясь от ярко-белого снега, слепят даже через светофильтры и кинетические щиты. Генераторы комплекса были уничтожены противником, когда они поняли, что не смогут удержать базу, но взорвать тут все у них не получилось — им этого не позволили.

Адмирал Хакет направил наш взвод охранять одну и многочисленных баз «Цербера», разбросанных по всей галактике, которую захватил капитан Шепард. Не могу сказать, повезло ли нам больше, чем другим или нет, но здесь было по-настоящему неуютно и неприветливо. Кроме снега и бескрайних гор, насколько хватало глаз, не было ничего... Разве что секретный завод «Цербера», спрятанный в горе. Нам была поставлена задача охранять базу от попыток Призрака вернуть свое имущество, и он не преминул это сделать. Почти неделю мы пытаемся отбить атаки «Цербера», но их отряды нападают снова и снова. Из тридцати пяти пехотинцев Альянса, теперь нас осталось двадцать три человека, и уже заканчиваются термозаряды и провизия. Последний бой оказался очень тяжелым. Враг буквально задавил нас массой и пришлось отступить вглубь комплекса. Все гранаты, мины и ракеты были потрачены на уничтожение «Атласов», которых в этот раз было слишком много, и они наступали стройными рядами, накрывая нас ракетными залпами и практически не давая высунуться. Мы смогли уничтожить их лишь благодаря нашим инженерам, которые упорно разрушали щиты грозных машин, мы же — простые солдаты, играли роли мишеней, отвлекая внимание врага от снайперов, которые пробивали фонари Атласов и убивали пилотов. Нам не хватало биотиков. Саммерс и Траут были убиты Фантомами, и без их биотической поддержки нам стало сложнее сдерживать врага: приходилось рисковать и выходить на линию огня, чтобы враг раскрылся.

Когда остался последний «Атлас», наши штурмовики смогли навалиться и опрокинуть его на спину. Махина еще долго трепыхалась, как перевернутая черепаха, пыталась подняться, периодически старалась поймать в захват кого-нибудь из беспечных бойцов, кто оказался в опасной близости, но нам удалось выколупать пилота из кабины и пристрелить его. Бой был окончен, но мы знали, что «Цербер» предпримет новую атаку. Неужели здесь есть что-то настолько важное для Призрака, что он пожертвовал целым войском, лишь бы вернуть то, что по праву считал своим? Даже если и так. Мы — солдаты и должны исполнять приказ, и адмирал ясно выразился, когда сказал: «Вы должны удержать базу, чего бы это не стоило». Хакет обещал помочь, но не уточнил, как.

Итак, после боя сержант Эванс устроил перекличку. В этом бою мы лишились троих. Крепсону оторвало ногу, но ему не успели оказать своевременную помощь, и капрал скончался от кровопотери. Мэнди Вон нашли с распоротым животом, видимо, она на заметила, как к ней подкрался Фантом, а когда заметила, было уже поздно. Эти скользкие твари умеют незаметно подбираться к жертве, используя щиты с адаптивной маскировкой, оглушать своим хитрым оружием и протыкать насквозь молекулярным мечом — ни один щит, ни одна броня не способна противостоять этому клинку, поэтому у нас заведено: первый, кто увидит Фантома, предупреждает остальных, так как эта тварь опаснее инженера с его чертовой турелью, и даже «Атласа» проще одолеть, потому что его приближение слышишь издалека.

Кармен Руиз еще была жива, но медик сказал, что ей не сможет помочь, разве что вколет дополнительную дозу обезболивающего. Через час она перестала дышать. Мне будет не хватать ее светлой улыбки и быстрого взгляда выразительных черных глаз. Кармен была снайпером, и ее должен был прикрывать Крепсон, и Руиз не увидела, как тот попал под обстрел «Атласа» — она выискивала снайперов «Цербера» и через оптический прицел могла видеть даже сквозь дым, который любили пускать Центурионы. «Атлас» пустил ракету наугад, но и этого было достаточно, чтобы Кармен отбросило на стену. Некоторое время Руиз была дезориентирована и не могла пошевелиться. «Атлас» наступил на нее и раздавил кости таза и ноги. Так мы ее и нашли лежащей на животе с расплющенными нижними конечностями, в луже собственной крови. Руиз еще дышала, но была без сознания.

Я помнил всех, кто погиб здесь, но со смертью Кармен умерла частичка меня. Она мне нравилась, и я надеялся что когда все это закончится, я наберусь смелости и скажу ей об этом, но теперь она уже никогда не узнает о моих к ней чувствах.

Тела погибших мы хоронили в сугробах, и вместо надгробий клали на могилу их шлемы. Похороны были быстрыми, но все же мы давали залп в воздух, отдавая последнюю дань своим боевым товарищам.

С врагами — вернее, с тем, что от них оставалось мы поступали просто — скидывали в пропасть, предварительно сняв с их останков все, что могло пригодиться. Правда, от их тел оставалось мало, да и костюмы были сильно повреждены. Видимо, их экзокостюмы были связаны с жизненными ритмами носителя, и когда те погибали, срабатывал механизм самоуничтожения, и внутри костюма мы находили массу, напоминающую мясной фарш. Обычно, нашими трофеями было оружие противника, гранаты и термозаряды. Фантомы же сгорали полностью, и если находится очень близко, то даже через стекло шлема чувствовался жар от их самоуничтожения.

Хуже всего было ночью, когда «Цербер» высылал вперед Фантомов, и те очищали периметр от устройств нашего охранного комплекса: камер, тепловизоров, датчиков движения. А если им удавалось, то и вырезали караулы, как случилось в первую же ночь. Теперь мы стали осторожны, и к датчикам движения подсоединяли мины направленного действия. Когда срабатывала одна из них, никто уже не спал, и мы группами по три-четыре человека прочесывали периметр, а снайперы и инженеры пытались разглядеть тепловой след нежданных гостей. Главное было — вовремя их увидеть, и чтобы не подвели снайперы, и отстрелили Фантому руку с мечом. Даже Призраку не удалось полностью унифицировать свое войско, поэтому среди них часто встречались левши, хотя Кармен предпочитала пускать очередь бронебойных прямо в голову стервам, но ее с нами уже не было.

Связь с Хаккетом была прервана сразу и по его приказу. Он не хотел, чтобы мы выдали себя сами, и рекомендовал выходить на связь только в экстренных случаях. Сержант Эванс говорит, что такой случай еще не наступил. А вдруг война уже закончена, а мы ничего не знаем? Может быть, Жнецы уже победили и скоро будут здесь? Хуже всего неизвестность. Сержант говорит что не нужно отчаиваться, пока есть надежда... и боекомплект.

Никогда еще мне не приходилось видеть турианский челнок, но то что он именно турианский, сомнений не возникало. Они прибыли после рассвета и сходу вступили в бой, расстреливая врага из корабельного орудия и прямо с открытой аппарели челнока. Виналли сказал, что разглядел там крогана и не поверил своим глазам. Мы победили и в этот раз, но во многом благодаря неожиданной помощи.

Их было шестеро: три турианца и два крогана. Шестым был пилот, который присоединился к нам после того, как укрыл челнок в ангаре. «Пригодится», — сказал он.

Командовал вновь прибывшими капитан Ролисис. Нам всем не верилось, что с турианцами были кроганы, но только сержант Эванс спросил прямо: не наемники ли кроганы?

— Нас прислал адмирал Хаккет, — ответил Ролисис. — Мы — объединенная армия и сражаемся все за одно дело. Турианцы, кроганы, люди.

— А как же остальные расы? —спросил Эванс.

— Не все поддержали Шепарда, но коммандеру удалось объединить некогда кровных врагов — нас и кроганов, и теперь мы сражаемся вместе.

— Сэр, вы можете подтвердить ваши полномочия? — сержант Эванс смерил турианца испытующим взглядом.

— Вы имеете в виду, должны ли передать мне командование, как старшему по званию? — Ролисис пристально посмотрел на Эванса.

— Да, сэр!

— Разумеется, я принимаю командование. Введите меня в курс дела.

Я думал, что Эванс расстроится, но удивился когда на его лице возникла усталая улыбка облегчения. Он был всего на два года старше меня, и боевого опыта у него было не так много, впрочем, как и у всех нас. Из военной истории я знал, что у турианцев очень продуманная военная доктрина, и в войне они понимают больше, чем остальные расы не только Совета, но и всего пространства Цитадели.

Кроганы держались вместе и старались ни с кем больше не общаться. Они были молоды, но достаточно крупные и крепкие ребята. Только через пару дней мы узнали что, один из них — женщина, но она сражалась не хуже мужчин. Кроганша использовала интересную технику — у нее было два дробовика и она стреляла из них с обеих рук. Благодаря разностоящим глазам, у кроганов был почти полный обзор, разве что была небольшая слепая зона, которую закрывал горб, но это она компенсировала скоростью передвижения и отточенностью действий. Кроган был неудержим. Он впадал в боевую ярость и с криками «За Тучанку» врезался в самую гущу врагов и крушил всех направо и налево. Если бы я не видел сам, то никому не поверил, как кроган стремглав примчался к турели, оторвал башню и использовал ее вместо скорострельного оружия, поливая пулями ряды «Цербера», а потом метнул ее метров на сто и угодил точно в фонарь «Атласа». Бросок был настолько сильным, что пробил щиты и разбил защитную оболочку. Снайперам осталось только снять пилота и бой закончился столь же стремительно, как и начался.

Только мы собрались передохнуть, как капитан Ролисис устроил общее построение и облегченно вздохнул, когда убедился, что все живы. Медики занялись ранеными, но никто серьезно не пострадал. Хилари Грейс пыталась обработать раны крогана, но он только рассмеялся:

— Люди! Вы действительно ничего не знаете о кроганах, — с этими словами он протянул Хилари руку толщиной с небольшое бревно, и я увидел как расширились ее и без того большие глаза. Мы не видели того, что увидела она, но были крайне заинтригованы.

Во время обеда, нам удалось зажать ее в угол и буквально выпытать, что она видела. Грейс сказала, что до сих пор не верит глазам, но глубокая рваная рана на руке крогана заживала буквально на глазах. Не так быстро, но верно.

Вечером она подошла к крогану и что-то у него спросила, на что он добродушно рассмеялся:

— Не веришь? Смотри. Только едва заметный шрам. Я разочарован. Мне больше нравятся глубокие, рельефные шрамы. Мне и Веруде, — последнее имя он произнес как можно более нежно, по крайней мере, у крогана это прозвучало именно так, и он посмотрел на свою соплеменницу.

Турианцы привезли с собой много своих секретных военных новинок. Одни ползучие мины стоили дорогого, но их нужно было запрограммировать, чтобы они не сработали, когда рядом мог оказаться кто-то из нас.

Капитан полностью поменял тактику и стратегию. Теперь не мы опасались противника, а они становились жертвой. Привезенные с собой ракетные установки хорошо справлялись с челноками «Цербера» еще на подлете. Оставалось укрепить крышу, но мы так и не нашли как можно выбраться наверх изнутри комплекса. Ролисис сказал что в этом есть плюсы: если мы не можем выбраться наверх, то и никто сверху не сможет проникнуть внутрь и ударить нам в спину.

Альянс вывез отсюда не только все готовые истребители, но и все незаконченные и даже запчасти и сырье. Интересно, Призрак знал об этом или захват завода был для него делом престижа?

Мы не пользовались связью, но видимо турианцев Хакет об этом не просил.

— Капитан Ролисис, пехота 107 турианского флота. Слышу вас, майор Захафке. Где вы находитесь? Да, понял. Передаю координаты. Да, сэр! — мы слышали только то, что говорит турианец, а с кем он говорил мы и понятия не имели.

Ролисис жестом приказал двум молодым турианцам следовать за ним, и быстрым пружинящим шагом направился к посадочной площадке.

— Фантомы! — закричал кто-то из караула, и раздались звуки выстрелов из штурмовой винтовки.

Все схватились за оружие и одели шлемы.

— Отставить! — послышался в ответ голос, не принадлежавший никому из здесь находившихся.

Тем не менее, мы выдвинулись на крик караульного с оружием наперевес.

— Не стрелять, — послышался голос капитана.

— Приветствую вас, капитан. Доложите обстановку, — обладатель голоса говорил очень быстро.

— Сэр, я шел встретить вас...

— Вы встретили нас. Мы здесь. Не так ли?

— Но я думал...

— Скрытность — наш конек. Не увидели союзники — не заметят и враги. Заодно проверили вашу оборону.

Мы подошли поближе и увидели трех саларианцев, стоящих напротив турианцев.

— Вас могли убить, или вы могли подорваться на минах, — продолжил турианец.

— Мины? — саларианец обернулся к попутчикам. — Какие мины? Ах, эти? — саларианец принял из рук своего помощника турианскую мину. — Легко обойти и деактивировать. Неэффективно. Требуется доработка. Займитесь этим, — последняя фраза предназначалась саларианцам.

— Что делает ГОР так далеко? — спросил Ролисис у саларианца.

— Полагаю, то же самое, что и пехота 107-го турианского флота, — ответил майор Захафке и слегка улыбнулся. — Вы так и не доложили мне об обстановке.

Когда сменился Лорди, он рассказал нам, что заметил три фигуры, скрытые адаптивной маскировкой, и подумал, что это Фантомы. «Они обошли все наши детекторы», — добавил он.

Теперь заботу о Фантомах и ловушках взяли на себя саларианцы. Эти амфибии были хитры и проворны. Когда они разговаривали между собой, я мог ухватить лишь несколько слов. Универсальный переводчик просто не справлялся. Как бойцы, они тоже отличались от остальных. Постоянно действовали скрытно и никогда не вступали в открытый бой. Предпочитали постоянно находиться в маскировочном поле и лишь изредка наносили скрытую атаку, когда не было другого выбора. Им хватало одного выстрела, чтобы избавить нас от потрошительницы, как еще мы называли Фантомов. Вдобавок к турианским устройствам, саларианцы усеяли периметр своими хитроумными ловушками, мимо которых уже было не пройти, а летали церберовцы плохо, да и неохотно. Улучшенные мины-ловушки делали отвлекающий щелчок, противник, услышав его, отпрыгивал и напарывался на другую мину, которая срабатывала без предупреждения. Такая тактика была действенна против любой вражеской единицы, и саларианцы настроили мины так, чтобы они прыгали на ранцевый двигатель и взрывали топливо. Раньше нам приходилось постоянно перемещаться по полю боя, чтобы ликвидировать прорыв периметра, но теперь половину работы за нас делала техника.

От саларианцев мы узнали, что Шепард смог объединить турианцев и кроганов ценой полного излечения генофага на Тучанке, чем очень расстроил саларианских далатресс. Захафке сказал, что понимает всю сложность ситуации, но он, как и многие здравомыслящие саларианцы в ГОР, поддержали Шепарда и решили оказать посильную помощь землянам.

Следующих гостей я узнал не сразу, потому что это был челнок Альянса. Из него на площадку выскочили четыре невысокие фигуры в замысловатых шлемах, сильно вытянутых на затылке. Фигурами они были очень похожи на землянок, но когда из челнока, в облаке биотического поля, выплыла статная азари, я понял, кем были четыре ее предшественницы.

Юстициар Фриас привела с собой бойцов серрайской гвардии. Несмотря на относительно юный вид, азари дали бы нашим штурмовикам сто очков вперед, а юстициар под прикрытием биотических щитов смогла поднять сразу двух «Атласов» и разбить их друг об друга. Мы же заворожено смотрели, во что превратилось поле боя с появлением азари. Наши биотики были в разы слабее их, но даже на их фоне юстициар смотрелась, как крейсер среди фрегатов, особенно когда захватывала в поле стазиса всех в радиусе пяти метров, а пузырь сингулярности, созданный ею, больше напоминал воздушный шар, нежели маленькие блинчики, на которые были способны земные биотики.

Азари рассказали, что они проиграли битву за Тессию, и теперь хотят взять реванш и помочь Альянсу на другом поле боя.

Призрак все не унимался. Откуда у него такая армия? Один я уже убил больше сотни его бойцов, а они все лезут и лезут, как тараканы с мусорки.

На следующем челноке прибыл одинокий дрелл, трое кварианцев и... три гета. Когда мы увидели синтетиков, рука непроизвольно сняли оружие с предохранителя, но ни дрелл, ни кварианцы не обращали на них никакого внимания.

Кварианцы рассказали нам, что Шепарду удалось прекратить войну между кварианцами и гетами, которая длилась почти триста лет и теперь они партнеры. В знак признательности коммандеру, они пообещали помочь, и им досталась эта заснеженная планета. Один из трех гетов, красного цвета, был просто великаном. Его называли Праймом, и у него был довольно низкий голос, от которого вибрировало все внутри. Прайм подключился ко всем системам наблюдения и стал координатором боевых действий. Два других гета были отличными снайперами.

Кварианцы были отличными инженерами, и у них имелись очень полезные минитурели, которыми они перекрывали периметр, и как только появлялись враги, турели награждали их ракетным залпом небольшой силы, но этого хватало чтобы полностью снести щиты Центуриона или боевого инженера. Кварианка присоединилась к саларианцам, и даже Захафке заинтересовался ее снайперской винтовкой. Гайя Рои вас Раннох, так обращались к ней соплеменники, рассказала что ее винтовка связана с виртуальным интерфейсом, который проецирует на внутреннюю поверхность ее шлема данные с прицела винтовки. Так же она добавила, что вместо обычного ВИ ее костюма, им управляет гет, который временно оставил свою платформу, чтобы помочь создателю Гайе. В это вериться с трудом, но не похоже чтобы кварианцы шутили, тем более присутствие грозного Прайма постоянно напоминало нам о реальности происходящего.

Но самой невероятной способностью кварианцев и гетов, была возможность взлома ВИ вражеских турелей и даже «Атласа». Турели начинали стрелять по своим, и мы особенно радовались, когда под ее пули попадал инженер ее установивший. С «Атласом» было немного сложнее. Вмешательство инженеров полностью блокировало управление машиной, и пилот оставался не у дел. Кваринцы сказали, что если бы это был обычный робот, то они бы с легкостью обратили его против своих же, но управление оружием находится в руках пилота и никак не связано с автоматикой.

Дрелл мог потягаться в скорости с азари, но в отличие от синекожих красавиц, он был способен в рукопашном бою победить Фантома, причем мог убить ее как голыми руками, так и отобрать у нее клинок и обезглавить им же. Одна такая голова по непонятным причинам не взорвалась, и мы совместными усилиями сняли с нее маску: одного из малых гетов использовали в качестве манипулятора, а азари прикрывали его биотическими щитами, на случай если голова все-таки взорвется, но все прошло гладко. Правда, то, что мы увидели, повергло нас в шок, а Хилари стошнило. Лицо принадлежало девушке, но оно было изуродовано имплантатами Жнецов, а вместо глаз были кибернетические заменители, которые все еще мерцали слабым синим сиянием. Тем вечером молчали все, видимо понимая, какие чудовищные манипуляции проводил «Цербер» со своими же людьми.

Следующие двое суток мы без проблем справлялись с новыми волнами бойцов «Цербера» и, похоже, их становилось все меньше и меньше или с нашей небольшой армией уничтожать врага стало просто проще? Несомненно. Если бы не наши инопланетные помощники, нас бы уже давно уничтожили, ведь перевес в численности шел не на простое количество, а на порядки.

Прибыл еще один челнок Альянса и все с интересом наблюдали за тем, кто еще присоединится к нам. Мы все собрались у посадочной площадки и напряженно следили за дверью челнока.

Наконец, дверь открылась и на площадку спрыгнули два батарианца. Они осмотрелись, и безошибочно вычислив командира, направились к майору Захафке.

— Сэр, капитан Маэль Тиха, третий батарианский флот, вернее то, что от него осталось. Со мной лейтенант Варка, — батарианец склонил голову, но верхней парой глаз внимательно наблюдал за саларианцем.

— Вы прибыли на человеческом челноке, что говорит о том, что теперь вы наши союзники, — Захавке почесал подбородок.

— Так и есть. Наш мир уничтожен полностью, и нам остается только подороже продать свою жизнь. Почему бы не присоединиться к вам?

— Добро пожаловать, капитан, — саларианец протянул руку, а батаранец недоверчиво посмотрел на трехпалую конечность майора, затем все-таки протянул свою для рукопожатия.

— У меня есть донесение от Альянса, — Тиха передал датапад саларианцу.

— Отлично. Объединенный флот готовится нанести решающий удар. Деталей нет, возможно засекречены. Нам приказано не сдавать плацдарм. Держаться до конца. Уже недолго.

Что значит — уже недолго? Неужели есть надежда победить в этой войне? Я не знал, и щемящее чувство в груди заставило задержать дыхание. Я думал что неведение — зло, но оказалось, что после получения хоть какой-то толики информации, стало еще тревожнее: смогут ли они одолеть Жнецов? Не зря ли мы охраняли этот объект?

— И еще, майор, — обратился к саларианцу Тиха. — Мы прибыли не одни. Прикажите своим людям не стрелять.

Капитан махнул рукой и из челнока выползли три крупных насекомых, чем-то напоминающих кликсенов.

— Рахни? Нет нет, такого не может быть, — затороторил Захавке.

— Мы тоже не верили, — усмехнулся Тиха. — Скажи мне о таком три дня назад, я бы поднял любого на смех и посоветовал пойти подлатать мозги, но теперь это факт — рахни наши союзники.

— Но как?

— Шепард договорился с Королевой Рахни, а как он это сделал... — батарианец пожал плечами и откинул голову назад.

— Невероятно. Впрочем, почему бы и нет?

Батарианцы оказались искушенными бойцами. Лейтенант был отлично обученным стражем, а сам капитан хорошо владел всеми видами вооружения и даже выпросил у кварианцев мобильную турель. Рахни с легкостью плевали кислотой метров на пятьдесят, повреждая шлемы врагов. На их спинах было устройство, генерирующее сразу два вида защитных полей: красного и желтого цветов. В рукопашном бою они с легкостью отрывали врагам конечности, и я был счастлив, что они воюют на нашей стороне, а не против нас.

Прошло три дня как мы получили последнее пополнение, и нападения «Цербера» стали все реже, пока совсем не закончились, но мы все еще были начеку. Может быть Призрак собирается с силами чтобы просто задавить нас массой или быть может у него закончились бойцы? Мы не знали. От Альянса тоже не было новостей. Возможно, им было просто не до нас или уже никого не осталось в живых?

Майор Захавке понял наше настроение, построил нас и произнес речь призванную поднять боевой дух. Это подействовало. Саларианец был убедителен. Он сказал, что пока мы живы, есть надежда, и призвал всех беречь себя и не расслабляться.

И вот настал этот день. Как я пожалел, что наш новый враг не «Цербер». Сначала прибыли крылатые чудовища, испещренные биомплантатами. Майор сказал что это явно технологии Жнецов, и в этих летающих монстрах он угадывает Харвесторов. Он сказал, что обычно они не нападают сами, но приносят свое небольшое войско кликсенов. Он оказался прав, только вместо кликсенов на площадку посыпались красные четырехглазые чудовища. Их тела были вздуты от пузырей, а вместо руки было имплантировано оружие.

— Вот что они сделали с моим народом, — скрипнув зубами сказал Тиха.

Следом за красными монстрами появились хаски и стали рыскать в поисках жертвы.

— Без приказа не стрелять, — скомандовал майор. — Они нас еще не видят.

Затем высадились непонятные существа в броне. Они отдаленно напоминали турианцев.

Раздался леденящий кровь крик и в облаке биотического поля появилось чудище напоминающее дерево, раскинувшее в стороны уродливые ветви. Я услышал сдавленный стон и посмотрел на азари. Их лица были напряжены, а тела покрылись биотической пеленой.

Но и это было не все. Прибыли еще несколько Харвесторов и сбросили огромных бронированных монстров с массивным телом и небольшой головой. Кроган издал рык и посмотрел на капитана Ролисиса.

Теперь поле боя напоминало шахматную доску. Жнецы выставляли на нее свои фигуры и все они были ужасны. Я посмотрел на наших девушек. Они хорошие бойцы и отчаянно сражались, но сейчас в их глазах читался ужас. Наверное, тоже самое они могли увидеть и в моих глазах.

Харвестеры принесли подкрепление: самоходные пушки с огромными красными мешками снизу. Я услышал стрекот и обернулся. Это рахни шевелили своими клешнями и о чем-то переговаривались. Неужели Жнецы сделали это из них?

Больше Харвестеры никого не приносили, но уселись на края посадочной площадки, издалека напоминая ужасных мух.

— Чего они ждут? — шепотом спросил Ролисис у Захавке.

— Команду к атаке. Если они уже здесь, значит рядом должен быть Жнец, управляющий ими. Может он на орбите, а может приземлился неподалеку. Я не знаю.

— И что нам делать?

— Ждать. Нас не так-то просто одолеть, — сказал саларианец и усмехнулся. — Нужно продумать тактику... — продолжил он, но не успел договорить.

— Они выдвинулись в нашем направлении, — сказал батарианец, все это время изучавший врагов в оптический прицел своей винтовки.

— Что же, наш час настал, — сказал майор. — Я был рад служить с вами и как бы не закончился этот бой, я благодарен вам, моим боевым товарищам! А теперь покажем мерзким тварям, кто вершина эволюции.

— За Тучанку! — заорал кроган что было мочи, и первым ринулся в бой. За ним с громким криком помчалась кроганша. Раньше у нее не получалось впадать в боевую ярость, но, похоже, в этот раз все вышло.

— За Палавен! — Ролисис выпрямился и орлиным взглядом окинул других турианцев, после чего включил кинетический щит и перепрыгнул через укрытие.

— За Тессию, сестры! — юстициар вспыхнула биотическим полем и буквально поплыла на поле боя, а за ней побежали другие азари, создав общий щит биотического поля, полностью прикрыв своего лидера.

— За Сур’Кеш, — сказал майор, но вместо саларианцев в бой вступили Рахни, но саларианцы недолго думали: активировали тактическую маскировку и разбежались в разные стороны.

— За Раннох! — крикнула кварианка и ее голос надломился от напряжения.

— За создателей! — пробасил Прайм и снял со спины свой ручной пулемет.

— За Хар’Шан! — крикнул лейтенант батарианец и посмотрел на капитана. Тот положил ему руку на плечо и первым выскочил из-за укрытия.

— За Рахану! — негромко сказал дрелл и тут же оказался рядом с ближайшим красным монстром, сбив того с ног и добивая из крупнокалиберного пистолета.

— За Землю, за Человечество! — заорал сержант Эванс и его лицо покраснело от напряжения.

— За Землю! — подхватили мы.

«За Землю... За тебя, Кармен!»

 
 
 
Отредактировано.SVS


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 17.03.2012 | 3291 | 29 | экшн, ос, батон, Холодная застава | Батон
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 48
Гостей: 40
Пользователей: 8

Dredd1875, АР-Гектар, MacMillan, Grеyson, Mariya, bug_names_chuck, Darth_LegiON, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт