Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Я хочу жить. 6

Жанр: драма, приключения, POV;
Персонажи: Серый Посредник, ОС;
Аннотация: Серый Посредник оказался загнанным в угол. Батарианец утверждает, что мстит за смерть брата. Но является ли это истинной причиной измены?
Статус: в процессе.




   Время как будто остановилось. Я, не мигая, смотрел на циферблат, и казалось, что секунды растянулись до минут, а минуты стали часами. Мое сердце, словно подстраиваясь под ритм времени, билось редко, откликаясь гулким эхом в казавшейся пустой голове. Я сидел в кресле и апатично щелкал предохранителем свой пушки. Чем дольше я сидел, тем безразличнее становилась моя судьба.
   По началу я суетился, бегал по залу, круша всё, что подвернется под руку. Я выл от бессилия, так как был заперт. Ведь у меня не было ни малейшей возможности сбежать, так как сюда вел только один путь, и по нему сейчас шел мой враг. Уйти через вентиляцию или через технологические шахты не получится. Я сам приказал их сделать максимально узкими. Теперь мой размер не давал мне никаких преимуществ, а мне хотелось стать крохотным, чтобы забиться в щель и чтобы меня никогда не нашли.
   Еще тогда, сердце бешено стучало и казалось, что оно вот-вот выскочит из груди. Я был в отчаянии, но сейчас наступила апатия, и я практически смирился, решив довериться судьбе. Все, что у меня было – пушка, сделанная по спецзаказу. Это грозное оружие осталось моим единственным помощником и союзником. Еще до того, как я впал в отчаяние, с ближайшей тренировочной базы я вызвал подкрепление, но оно прибудет слишком поздно. Надеяться на запертых в казармах солдат я не стал, опасаясь, что придется сражаться еще и с ними.
  
  Я потерял счет времени и перестал обращать внимание на секретаря, который что-то бормотал, но я не слышал его слов. Поначалу я отмахивался от дрона, но тот ловко уворачивался или просто исчезал, затем вновь появлялся над своей док-станцией. Через некоторое время мне стало скучно и я выключил свет в помещении, отключил терминалы и остался в полной темноте. Зрение адаптировалось, но все равно я видел только очертания предметов и выступов на стенах. Даже дрон перестал мне досаждать, и я уже подумал, что отключил и его вместе с остальным оборудованием.
   Наконец, я услышал шум и со стены, справа от двери, посыпались искры. Металл перегородок накалился и покраснел – враг сделал первый надрез. Запахло окалиной, а я осторожно встал с кресла и, стараясь не шуметь, спрятался за самой дальней колонной.
Чтобы вырезать прямоугольное отверстие им потребовалось больше часа. Мне повезло, что у них не оказалось саларианских молекулярных резаков. Хотя, о каком везении может быть речь, если они уже были здесь? Сейчас мне хотелось, что бы все началось как можно быстрее... Или закончилось. Мне надоело ждать. Я устал. Нервы напряжены до предела, а ноги вдруг стали ватными.
   Следующим предсказуемым шагом будет забросать помещение светошумовыми гранатами. Так они и сделали. Я стоял за колонной и вздрагивал от каждого хлопка. Вскоре все смолкло, и в тишине раздался голос Раглиша:
   — Как здесь темно. Может вызвать электриков? Кечлу, выходи, — начал батарианец. – Зачем оттягивать неизбежное. Нас больше и все равно мы тебя убьем. Я знаю твои уязвимые места, а теперь о них знают и мои ребята.
   Я задержал дыхание. В крови забурлил адреналин, и я всячески сдерживал себя, стараясь уберечься от безрассудных поступков. Сделать это было весьма сложно, в глазах потемнело, и к горлу подступила предательская тошнота. В кистях рук я почувствовал едва ощутимый тремор.
   — У меня столько солдат, что у тебя не хватит на всех патронов, и твоя азари тебя уже не прикроет, — продолжил предатель. — Выходи и я обещаю, что ты умрешь быстро.
   Только сейчас я почувствовал боль утраты. Окажись здесь Сорина, вдвоем у нас было бы больше шансов на победу. Но об этом теперь можно было только вспоминать. Вспоминать и сожалеть.
   Мысли об азари отвлекли меня, и я чуть не упустил что-то важное. Что это он говорил о количестве солдат? Я же насчитал шестерых. Неужели он привел с собой еще кого-то? Все равно не выйду. Постараюсь не выдать себя, а потом буду стрелять, пока не кончатся патроны.
   — Не выйдешь? Почему-то я не удивлен. Хорошо, тогда я сам иду к тебе. Где ты прячешься? — издевательским тоном сказал Раглиш. — Вперед!
   По металлическому полу застучали подошвы сапог неприятеля. Я попытался посчитать количество ног, но мне мешало эхо.
   — Первый отряд, обходите справа, второй – слева, — четко отдавал приказы батарианец, — гранатометчики, укрепляйтесь, как увидите его – непрерывный огонь. Он здоровый и с хорошей защитой. Не жалейте снарядов.
   Какая забота! Как мне хотелось выскочить и прикончить наглеца, но мне было страшно. Еще никогда в жизни я так не боялся. Я понимал, что мне оставалось жить совсем недолго. Предательская дрожь в руках стал сильнее, а ноги похолодели. Комнату озарило зеленоватое сияние фальшфейерных шашек, но колонна была достаточно толстой, чтобы скрыть меня от любопытных глаз и даже от тепловизоров. Я замер и боялся пошевелиться.
   — Внимание! Задействован протокол безопасности командного центра, — голос дрона-секретаря прозвучал слишком громко. Раздался металлический лязг, затем помещение заполнилось шумом выстрелов. Судя по звуку, это было крупнокалиберное, скорострельное оружие. Крики моих незваных гостей быстро смолкали, и скоро все было кончено.
   — Угроза предотвращена. Урон оборудованию минимальный, — отрапортовал дрон, — угроза жизни Серого Посредника устранена.
  
  Я не поверил своим ушам. В ушах до сих пор звучали звуки выстрелов и крики врагов. Может я был уже мертв, а моя душа отделилась от тела? Что-то в этом было таинственное и пугающее. Я хотел пошевелиться, но тело не слушалось и отчаянно сопротивлялось. В ушах, на границе восприятия, непрерывно звучал высокочастотный звук. Прислушавшись, я понял, что это мое повышенное давление влияло на восприятие звуков. Привыкнув к писку, я расслышал свое сердцебиение – как будто десятки ног бежали по каменному полу. Грудь сильно жгло, и я выдохнул, а затем жадно втянул полную грудь воздуха. Как долго я удерживал дыхание, трудно сказать. Для меня прошла целая вечность.
   — Серый Посредник, — я медленно повернул голову в сторону парившего передо мной дрона, — отряд командира Латариуса в часе пути от базы. Какие будут указания?
   — Откачать воздух из казарм и всех жилых помещений, — приказал я, — к прибытию Латариуса, на базе не должно быть ни одной живой души, кроме меня. Передай командиру, что любой встреченный ими солдат или техник, должен быть незамедлительно уничтожен.
   — Да, Серый Посредник, — дрон исчез, оставив меня в темноте. Я все еще боялся выйти из-за колонны. Зеленоватое свечение фальшфейеров исчезло, и зал погрузился в темноту. Включив освещение, я осторожно выглянул из своего укрытия. Пол был усыпан трупами нападавших. Четырехглазый предатель не солгал. Сам он шел сюда с передовым отрядом, но за ними следовало подкрепление. У меня действительно не было шансов. Я насчитал более двадцати растерзанных тел.
   — Что здесь произошло? – это был риторический вопрос, но тут же, ко мне подлетел дрон.
   — Сработала система автоматической защиты, — ответил он.
   — Что за система? Почему я об этом ничего не знал? – моему негодованию не было предела, — ведь я мог воспользоваться этим еще до того, как они проникли внутрь.
   — Тремя автоматическими турелями управляет боевой ВИ последнего поколения, в программу которого входит различная тактика и стратегия, — продолжил дрон.
   — Как это работает? Как мне активировать систему самостоятельно? — мне нужно было знать это. Оказывается, на базе было что-то, о чем я не знал.
   — У меня отсутствует полная информация, — бесстрастно ответил дрон. — Система изолирована и действует по собственному усмотрению.
   — Значит, я не смогу воспользоваться ей по желанию?
   — Нет.
   — Но я хоть могу ее отключить?
   — Да, начать процедуру деактивации охранной системы? – дрон сделал паузу.
   — Нет, не надо, — ответил я. – Объясни, почему система изолирована?
   — Это сделано в целях защиты от взлома, — пояснил секретарь. – Если Серый Посредник не имеет к ней доступа, значит и никто другой не сможет подобраться.
   — В этом что-то есть, но ведь можно захватить контроль над турелями? – предположил я.
   — Это можно попытаться сделать, если знать о их наличии и местонахождении, но общение между ВИ и турелями осуществляется через полиморфный, многомерный ключ шифрования, который невозможно подобрать, — ответил секретарь.
   — Но ведь можно заглушить сигнал от ВИ и турели ослепнут и будут бесполезны, — что-то мне тут показалось неправдоподобным.
   — На этот случай есть проводная связь, но если нарушить и ее, в турелях зашит профиль объекта защиты, и они по-прежнему будут уничтожать всех, кроме вас, Серый Посредник.
   — И зачем тогда нужен ВИ? – удивился я. — Если орудия способны самостоятельно искать цели и уничтожать их?
   — Могу предположить, что ВИ ведет координацию и вырабатывает стратегию, в то время как без его поддержки турели просто ведут огонь.
   — Если я правильно понял, когда они теряют связь с ВИ, они сами начинают уничтожать всех, кто находится в командном центре? – уточнил я.
   — Именно это я и хотел сказать, — подтвердил мое предположение дрон. – Потеря связи расценивается как саботаж, а все, кто находятся в опасной близости от вас, Серый Посредник, считаются врагами и уничтожаются.
   — Это меня устраивает, но я все равно хотел бы узнать о системе побольше.
   — В челнок с техниками, монтировавшими систему, попала молния. Никто не выжил, — голос электронного секретаря звучал беспристрастно, но мне показалось, что я уловил нотки иронии.
   — Когда она здесь появилась? – продолжил я расспросы.
   — Аппаратная и боевая часть появились на базе за пять дней до вашего прибытия, — объяснил секретарь.
   — И когда система была готова к действию?
   — Через двадцать минут после гибели предыдущего хозяина, — дрон сделал паузу, — ВИ системы, выбрал вас своим подзащитным, так как из всех присутствующих на тот момент живых существ, только вы, Серый Посредник, подходили по параметрам и обладали габаритами, сопоставимыми с ростом Хозяина, и в случае опасности охранный ВИ стал бы защищать именно вас, что он только что успешно продемонстрировал.
   — Но я был в опасности! – перейдя на крик, сказал я и попытался достать до секретаря, но мои пальцы прошли сквозь светящийся шар, — я сидел и ждал, когда меня прикончат.
   — Вы спрятались, Серый Посредник, и вам ничего не угрожало, — все так же спокойно отвечал дрон, — я наблюдал, и могу с уверенностью сказать, что система активировалась в тот момент, когда один из нападавших был в опасной для вас близости. Проанализировав действия боевого ВИ, могу предположить, что он впустил всех врагов, а потом разом их уничтожил. Я не боевой ВИ, но мне эти действия показались логичными.
   — Почему нельзя было поставить турели в коридоре?
   — Это неэффективно. Неся большие потери, нападающие, все же смогли бы уничтожить турели, обнаружив их местоположение, а это неприемлемо. Внутри командного центра три пушки одновременно ведут непрерывный огонь из разных точек, не давая противнику укрыться. Эффект неожиданности. К тому же, дверь автоматически прикрывается силовым полем.
   — Они прошли через стену!
   — Согласен. Это была серьезная брешь в безопасности. Добавить устранение проблемы в список неотложных дел?
   — Добавь, — через плечо ответил я секретарю, — где же эта тварь? – среди трупов, я попытался найти тело Раглиша.
   — Уточните параметры поиска, — тут же вмешался дрон.
   — Это я не тебе, — беззлобно буркнул я. Мозг еще не привык к мысли, что все это по-настоящему.
   — Всегда рад помочь, — ответил секретарь, — Серый Посредник, агент Рамни Сволд сообщает о замене вышедших из строя устройств слежения, но утверждает, что и они продержатся недолго. Атмосфера Айруна слишком агрессивна для этой оптики. Требуется доработка оборудования. Композитный материал используемый в объективе, быстро мутнеет и видеонаблюдение становится невозможным.
   — Ладно, — не глядя, ответил я. Все внимание было направлено на поиски тела батарианца.
  
 Раглиш лежал на спине с широко раскрытыми глазами. На его лице застыло смешанное выражение – что-то между удивлением и разочарованием. Я усмехнулся, вскинул свое оружие и разнес вдребезги его уродливую голову, затем отбросил пушку и с наслаждением принялся отрывать ему руки и ноги, разбрасывая их по сторонам. Сейчас жалел лишь о том, что не смог это сделать с еще живым предателем. В довершение, я начал топтать то, что осталось от его тела, пока броня не сплющилась. Я брезгливо посмотрел на красную жижу, растекшуюся возле останков батарианца, но, не смотря на это, я почувствовал легкое удовлетворение. Насладившись, пускай хоть и такой, но местью, я вызвал секретаря.
   — Вызвать техников для ремонта командного центра, — приказал я.
   — Техники и оборудование прибудут через сутки, так же в личный состав команды Лотариуса входят несколько техников, — ответил дрон, — хочу вам напомнить, что кроме вас, Серый Посредник, на базе не осталось ни одного живого существа.
   — Приемлемо, — кивнул я в ответ, — когда прибудет командующий Латариус и его отряд?
   — Они уже совсем близко, запрашивают координаты базы. Открыть стыковочные доки с первого по восьмой? – осведомился секретарь.
   — Нет, — ответил я. – Соедини меня с Латариусом.
   — Связь установлена, — почти без задержки ответил дрон, — приказывайте.
   — Это Серый Посредник, — начал я, — командующий Латариус, с этого момента вы назначаетесь начальником службы безопасности моей базы. Поздравляю вас с повышением! Теперь вам следует явиться ко мне. Я лично введу вас в курс дела. Ради вашей же безопасности можете взять троих надежных бойцов, которые сопроводят вас в мой командный центр, — я говорил быстро и уверенно, хотя мысли путались, а вид изуродованных трупов усеявших пол, наводил на меня тоску. — Остальные бойцы пусть ждут указаний и не покидают фрегат. И добро пожаловать в мою обитель.
   — Да, Серый Посредник, — услышал я ответ Латариуса. У него был низкий, с легкой хрипотцой голос.
   Я не хотел рисковать и покидать этот зал. Здесь я был под защитой охранного ВИ.
   «Здесь меня никто не тронет, — подумал я»
   — Да, Серый Посредник, — тут же отреагировал секретарь, — оборонная система работает безупречно.
   — Я разве что-то сказал? – удивленно переспросил я.
   — Вы сказали: «Здесь меня никто не тронет», — ответил дрон.
   «Разве? Мне показалось, что я об этом только подумал»
   — Это не так, — сказал секретарь, — вы сказали это вслух.
   «Не может быть»
   — Вероятно, это последствие испытанного вами стресса, Серый Посредник. Скорее всего, со временем это пройдет, — предположил мой электронный помощник.
  
   Но это не прошло. С тех пор меня сопровождал нервный тик, и все свои мысли я озвучивал, произнося их вслух. С другой стороны это дисциплинировало еще больше. Раньше мне приходилась взвешивать каждое слово, прежде, чем сказать, но сейчас я оценивал каждую мысль. Со временем я привык, тем более, что грань между «думать, что говоришь» и «говорить то, что думаешь» была стерта. Теперь искренность и лицемерие для меня стали неразделимы.
   Я занял свое место и принялся изучать досье нового начальника службы безопасности. Им оказался уже не молодой турианец, который с юных лет служил в армии. У него был солидный послужной список и если бы не один инцидент, он мог бы дослужиться до генерала, но судьба распорядилась иначе. Его лишили воинского звания и выгнали из армии за отказ выполнять приказ и нанесение телесных повреждений своему командиру. Так же ему грозил тюремный срок, но Латариус сумел скрыться, не убив при этом ни одного из охранников и конвоиров. Поговаривали, что ему кто-то помог, но и этот слух не умалял его заслуг.
   Несколько лет он скрывался в системах Терминуса и даже сменил клановый узор на своем лице. Для большинства представителей других рас это был совсем другой турианец, но он все еще боялся, что его ищут. Два года он провел на Омеге, подрабатывал вышибалой в многочисленных питейных заведениях, оказывал услуги телохранителя и даже работал на контору по выбиванию долгов.
   Сколько бы времени он там еще провел, я не знаю, но его нашел Раглиш и, через агента, предложил работать на одну тайную и очень влиятельную организацию. Я проверил, с кем Латариус связывался в последнее время, но оказалось, что он даже никогда напрямую не общался с Раглишем, и это радовало меня. На всякий случай, я проверил с кем они оба общались, и не имелось ли у них общих контактов, но единственный, кто выходил на связь и с батарианцем и турианцем - агент завербовавший Латариуса на Омеге, но его уже давно не было в живых.
Эта азарийская сука, возомнившая себя королевой Омеги, вычислила его и на радость публике, сбросила в яму с варренами. Впрочем, он сам был виноват. Всем агентам на Омеге было предписано действовать осторожно, а не вынюхивать и не выспрашивать у барменов. В их задачу входило наблюдение и ежедневные отчеты о том, что удалось увидеть и услышать, не интересуясь ни у кого напрямую. Конечно же, бармен турианец, сразу же сообщил охране Арии, что тут крутится подозрительный батарианец, который что-то усиленно вынюхивает.
Так он и оказался в яме с варренами, ведь все, что он мог сказать азари, это то, что работает на таинственного работодателя. Это было еще тогда, когда меня еще не называли Серым Посредником. После этого случая, Ария усилила меры безопасности, чем усложнила мне внедрение на Омегу новых агентов, но это был лишь вопрос размера гонораров. Кругленькие суммы были заманчивее преданности Арии.
   — Челнок командующего Латариуса приземлился в первом доке, — отвлек меня от размышлений дрон.
   — Разблокировать двери, — приказал я.
   

   * * *

   
   Через несколько минут, послышались уверенные шаги, гулким эхом отдававшиеся по длинным коридорам. В заранее открытую дверь, в сопровождении двух хорошо экипированных солдат, вошел высокий, даже по меркам своего народа, турианец. В отличие от сопровождающих, у него был отключен кинетический щит. Он быстро оценил ситуацию, бросив взгляд на пол, затем так же быстро посмотрел на вырезанное в стене отверстие и обломки металла под ним, после чего перевел взгляд на меня. В его глазах я прочел небольшое смятение, но он быстро справился с собой. Но глянув на его сопровождающих, я заметил, как они вцепились в свои штурмовые винтовки.
   — Серый Посредник, — сказал турианец и почтительно склонил голову. В его голосе не было удивления. Он сразу понял, кто перед ним.
   — Командующий Латариус, — ответил я, не вставая со своего кресла, — а вы очень высокий турианец. Я не ожидал этого.
   — Это наследственное, — ответил турианец, — Серый Посредник, я готов приступить к своим обязанностям.
   — Мне нравится ваш подход, — ответил я, — но разве вам не интересно, что здесь произошло?
   — Полагаю, это был бунт который был подавлен, — ответил Латариус, — и, судя по тому, что я сейчас вижу, вы оказали им достойное сопротивление.
   — Так все и было, если упустить некоторые незначительные детали. Они переоценили свои возможности, — сказал я, или подумал? Сейчас это было равнозначно. — По пути сюда вы никого не встретили?
   — Нет, — ответил турианец.
   — Отлично. Сейчас в казармах тела остальных бунтовщиков. Надеюсь, все они мертвы. Уничтожьте их тела и можете начать размещать личный состав и пришлите техников, чтобы залатали это, — я махнул рукой в сторону дыры в стене, — да, тут нужно прибраться.
   — Да, сэр, — турианец кивнул, активировал инструментрон и отдал короткие приказы. – Разрешите идти?
   — Конечно, — ответил я. – Если что-то вам будет неясно, сразу обращайтесь ко мне.
   — Да, сэр, — Латариус повернулся к выходу, но тут же обернулся, — оставить вам охрану?
   — Это лишнее, — ответил я. – Я в состоянии постоять за себя. Даю вам три дня войти в курс дела и жду ваших рекомендаций и предложений.
   — Да, Серый Посредник, — турианец жестом приказал своим сопровождающим последовать за ним.
   

   * * *

   
   Жизнь на базе закипела с новой силой. Многочисленные группы техников сновали повсюду, устраняя следы взлома. Я потребовал установить кинетические щиты как снаружи командного центра, так и по периметру внутри. Лотариус знал свое дело. Я следил за его слаженными действиями, и даже немного завидовал ему. Турианец был прирожденный лидер. Все подчинялись ему беспрекословно. Он хорошо вымуштровал своих солдат в учебном центре.
   Схема расположения постов и движение патрулей в корне отличалась от подхода Раглиша. Батарианец был хорош, но иногда оказывался слишком суров и заигрывался во власть, безнаказанно убивая тех, кто косо на него смотрел. Я закрывал на это глаза, так как мне были неинтересны методы, но был важен результат.
   У турианца был другой подход. Здесь чувствовалась рука профессионального военного, который способен решать не только тактические, но и стратегические задачи. Я был доволен его работой и был рад тому, что именно он оказался в нужное время в нужном месте, и без проблем вписался в мою схему.
   За время моего бездействия, накопилась масса важных дел, и я с особым рвением взялся изучать отчеты, но одним глазком наблюдал за Латариусом. Казалось, он вообще не спит и в кратчайшие сроки навел порядок, после чего попросил аудиенцию. Я пообещал, что как только освобожусь, приглашу его к себе, а сам продолжал за ним следить, но ничего подозрительного так и не заметил. Турианец просто исполнял свою работу. Чертовски хорошо исполнял.
   Выждав немного, я пригласил его, и он рассказал о своем видении в организации охраны объекта. По его планам, база должна была превратиться в неприступную крепость. В принципе, меня это устраивало, но переоборудование корабля требовало замены многих агрегатов, в том числе и силовых. Стоимость меня не волновала, но безопасность была для меня на первом месте.
  Уже через полгода, контингент моей личной армии вырос в три раза. Пришлось оборудовать базу дополнительными помещениями для их размещения. Тем не менее, расходы на провизию увеличились всего вдвое. Латариус рассказал, что исключил из списка закупок все спиртное и за счет этого удалось сократить расходы. Турианец был ярым противником алкоголя и считал это не допустимым, но настоял на том, чтобы для разрядки, его воинам было позволено встречаться с женщинами.
  Меня заинтересовало его предложение, тем более что я истосковался по свежему мясу, и меня манила перспектива порадовать свой вкус. Единственным моим условием было набрать как можно больше молодых азари, так как в моих глазах они выглядят аппетитнее других. Туринец не понял, что про аппетитность азари я говорил буквально, и я добавил, что и сам был бы не против с ними поразвлечься.
   Раз в неделю, я с нетерпением ждал, когда ко мне доставят новенькую синекожую. Они проходили инструктаж и не боялись меня, по крайней мере, в их взглядах не читался панический ужас, который возникал на лицах неподготовленных. Еще бы. Когда они узнавали, сколько им за это заплатят, они вприпрыжку бежали в мою обитель. Я опять поставил на алчность и мог озвучить любую сумму, в пределах разумного, конечно же.
  Азари обслуживали бойцов и получали неплохое вознаграждение, но мое предложение было более щедрым, я бы сказал – в разы. В их обязанность входило доставлять мне удовольствие. В первую очередь было объятие вечности, в следующий этап входил сытный ужин на одну персону. Даже не берусь подсчитать, сколькими азари я полакомился за время пребывания на своем корабле, скрывающемся в суровой атмосфере Хагалаза, но Латариус никогда не спрашивал у меня о судьбе девушек, хотя я бы ответил ему честно. Иногда я изменял своей привычке, и качестве диетического блюда в дело шли дреллы, но это случалось крайне редко.
   Чтобы остальные азари не интересовались, куда пропадали их предшественницы, им было сказано, что вызов на обслуживание хозяина – последняя работа на базе, после чего девушке давали расчет и отправляли домой. Для пущей полноты картины, они были должны собрать все свои вещи и явиться ко мне. Состав азари постоянно пополнялся, и никто не сомневался, что счастливица, выполнившая условия контракта, уже тратит свои деньги.
   Все происходило по плану. Азари привыкала ко мне, потом наши разумы сливались, а когда мы открывали глаза, я сворачивал ей шею. Мне были не нужны подарочки, как тот, что преподнесла мне Сорина, да и постоянное ощущение новизны. Теперь мне уже не казалось, что все азари на одно лицо. Даже на вкус они были разными.
   Однажды, все было как обычно, ко мне привели азари, и она мне не показалась какой-то особенной. После слияния, я, как обычно, приготовился схватить ее и свернуть шею, но мерзавка вывернулась и довольно быстро скопила темную энергию, отбросив меня на несколько метров назад. Я был оглушен, но сразу же схватился за оружие. Девчонка оказалась проворной и вышибла мою пушку из рук, еще до того, как я дотянулся до предохранителя. Она недобро ухмыльнулась и вновь начала копить биотическую энергию. На этот раз ее намерения были ясны, как день. По кровожадному выражению на ее лице, я прочел, что она готовится меня убить, но я даже не мог предположить, какой из способов она выберет.
   Вдруг погас свет и я инстинктивно откатился в сторону. Азари сияла во тьме ярким голубым пламенем. Она услышала мое движение и вскинула в моем направлении руку, но тут же прозвучали металлические щелчки, и раздались выстрелы из знакомого мне орудия. Когда все стихло, включился свет и в нескольких метрах от себя я увидел изуродованный труп азари, который выглядел совсем неаппетитно. К тому же, мне расхотелось есть, по крайней мере это. Меня интересовал другой вопрос: было ли это покушение или у девочки непорядок с головой? Я вызвал Латариуса, и приказал разобраться с этим.
  
  Выяснилось, что дерзкая азари дезертировала из армии еще до того, как до конца прошла обучение и стала полноценной коммандос. Ей пришлось бежать, так как она убила двоих своих сослуживиц, и ее признали опасной. Да, у девушки была неуравновешенная психика, но она была неглупа и сумела скрыться в системах Терминуса и оказалась на Омеге. Так она втерлась в доверие к молодой азари, которая рассказала ей, что нашла хорошую, высокооплачиваемую и непыльную работу, и завтра же отправляется туда.
  Беглянка смекнула, что это шанс спрятаться еще дальше, и убила болтливую соплеменницу, за ночь успела найти умельца — саларианца, который, за нескромное вознаграждение, согласился помочь ей подделать документы. Денег он не получил, и стал четвертой жертвой, павшей от рук моей несостоявшейся убийцы.
   Латариус провел расследование и выяснил, что эта азари была очень популярна среди солдат и многие были просто влюблены в нее, из-за чего возникали трения и даже потасовки между ними. Именно поэтому, турианец решил от нее избавиться, отправив ко мне.
   По своим каналам я получил ее досье. Роида Т’Валин – дочь Идары Т’Валин, одной из самых влиятельных азари в военном ведомстве. Было понятно, почему досье было засекречено. Девочка действительно была психически неуравновешенной, к тому же сильно избалованной. Уже с детства за ней были замечены выдающиеся биотические способности, но после своего совершеннолетия, она тайно имплантировала несколько биоусилителей.
  Роида отказалась учиться и вела разбитную жизнь, тратя деньги на всякую дурь, спиртное и проводя время в не совсем легальных увеселительных заведениях. Много раз матери приходилось вытаскивать ее из заключения, куда Роида попадала за драки и за откровенно непристойное поведение. В конце концов, терпение Идары лопнуло и она приняла решение приобщить дочь к дисциплине, а сделать это было проще всего в армии.      Конечно же, более надежным способом было бы изолировать Роиду от общества, и если бы обследование выяснило, что она – Ардат-Якши, то прямая дорога азари была в заточение, но, к радости матери, и, как ни странно, самой Роиды, в этом плане у нее все было нормально.
  Несколько лет ее муштровали, пытаясь выбить спесь и гордыню, азари терпела, но не смирилась. Последней каплей могло стать то, что она подслушала, как над ней подсмеиваются старшие офицеры, двое из которых были раздавлены контейнером, который Роида на них обрушила. Третьей азари удалось избежать участи своих подруг, но и она пострадала и не сразу смогла рассказать о случившимся следствию.
  У Роиды была фора всего в несколько часов, пока единственный свидетель преступления находился в коме, и девушка кинулась в бега, а пока добралась до Омеги, сменила более десятка транспортов. Отчеты моих агентов прилагались. Внешне она была милой, казалась кроткой, и даже позволяла себя лапать в уплату за доставку. Она осчастливила почти всех капитанов, и с первых часов полета путешествовала в относительно комфортных условиях в капитанской каюте.
  То что произошло на Омеге, мы уже знаем, известно и то, что случилось на моей базе. Сначала я подумал, что это Ария послала мне подарочек, но оказалось, что девочка страдала манией величия и чувством собственного превосходства. Признаюсь, она была сильна и мне бы, в лучшем случае, не поздоровилось.
 Охранный ВИ правильно выбрал момент, хотя я бы предпочел, чтобы меня не отбросило на пол. Пришлось вновь благодарить старого ящера за установку этой системы, а так же я должен был сказать спасибо судьбе, позволившей мне самому не оказаться под перекрестным огнем неподкупного охранника. Я надеялся, что техника меня не подведет и впредь, но от практики с азари я не отказался, просто отбор стал более тщательным. Все-таки они хорошо прочищали мозги, и даже на сытый желудок я соображал лучше.
   
   Это событие произошло примерно через пятнадцать лет, как я впервые появился на базе, ставшей мне домом. Все успокоилось, я занимался своими делами, на базе все было спокойно, но я не мог позволить себе расслабиться. И правильно поступил.
   
   Нельзя сказать, что это была большая неприятность, но я испытал серьезное беспокойство от событий, произошедших далее.
   В отчетах моих агентов, начала всплывать информация о том, что Коллекционеры все чаще стали появляться в системах Терминуса. В записях старого владельца мне встречались упоминания о Коллекционерах, но о них было известно очень мало, практически ничего. Тех, кто встречался с ними воочию, можно было пересчитать по пальцам. Коллекционеры не афишировали себя, но и не прятались.
  Никто не знал ни кто они такие, ни откуда приходят и куда именно уходят по окончанию своих дел. Даже не было известно, как они назывались на самом деле. Когда я интересовался, что именно им было нужно, то был слегка удивлен. Коллекционеры тратили огромные средства в обмен на то, что им доставляют представителей разных рас, обладающих необычными мутациями, уродствами и интересными, нетипичными наследственными признаками.
 Тогда мне показалось, что они работают на могущественного коллекционера, и я уже представлял его коллекцию заспиртованных в огромных прозрачных баках существ. Меня смущало лишь то, что сами подручные абсолютно не смыслили в коммерции. За оптовые поставки они лишь увеличивали размер вознаграждения. Обычно, за опт полагается скидка, но, видимо, для них было важным количество. У них имелся свой рынок и свои поставщики. В основном пираты и работорговцы. Не было ни одного случая, чтобы сами Коллекционеры высаживались и отлавливали подходящих особей. Они всегда действовали чужими руками.
  Мне было немного обидно, что их не заинтересовала моя организация и мои возможности. Или они посчитали, что у меня репутация рвача и я требую слишком много за свои услуги? Да. Для скупых мои услуги были недоступны, разве что им везло и у меня было хорошее настроение. Обычно такое случалось после удачных сделок и операций. Я был доволен собой и благодушен к другим, но никогда не занимался благотворительностью.
 Но Коллекционеры сыскали репутацию очень щедрых, и помимо кредитов, иногда рассчитывались своими технологиями. Мне было это не совсем интересно, и по правде сказать, не хотелось с этим возиться – слишком мелко для меня и я на годы потерял к ним интерес, если бы они сами не связались со мной. И самое интресное - как они это сделали.
  
 Как обычно, я занимался своими делами, вальяжно развалившись в своем кресле. Сводки и котировки мелькали передо мной на нескольких десятках головизоров, но все было обыденно и неинтересно. Секретарь, время от времени, оповещал меня о свежих сводках от агентов, показывал мне новые заявки от клиентов, которые размещали их на специально странице в экстранете, и все бы ничего, если не последнее сообщение, появившееся только что. В нем было всего два слова – «Слушай внимательно». Моя рука потянулась к интрументрону, чтобы промотать сообщение вниз, но там ничего не было. Вместо этого над моими терминалами возникла голова какого-то существа. Оно было похоже на жука и имело четыре глаза, по два с каждой стороны.
   — Серый Посредник, ты нам нужен, — я не заметил, чтобы его рот открывался, но голос прозвучал зловеще.
   — Кто ты? – спросил я у голограммы жука, повисшей под потолком.
   — Вы называете нас Коллекционерами, а я представляю наши интересы, — ответил он.
   — Кто вы на самом деле? – поинтересовался я.
   — Это неважно. Неважно для тебя, и для кого либо еще. Ты будешь работать на нас? – продолжил Коллекционер.
   — Серый Посредник ни на кого не работает – все работают на Серого Посредника, — ответил я.
   — Мы будет щедро платить за совсем незначительные для тебя услуги, — не обращая внимания на мои словоизлияния, продолжил жук.
   — Я сам могу заплатить кому угодно и сколько угодно, — уже откровенно завредничал я, — и вас куплю с потрохами, — это уже была озвучена моя мысль.
   — Это вряд ли, — бесстрастно ответил жук. – Нам нужна информация, и мы знаем, что она у тебя есть.
   — Раз вы так много знаете, зачем вам я? – удивился.
   — Мы знаем, что ты владеешь информацией, которая полезна для нас, но мы не хотим применять силу, чтобы получить ее. Если тебе не нужны деньги, мы можем предложить тебе кое-что более ценное, — жук замолчал, ожидая моей реакции.
   — Что вас интересует? – да мне и самому стало интересно, что могло понадобиться от меня этому странному существу.
   — Нам нужно десять дреллов-альбиносов. Неважен пол. Неважен возраст. Особи должны быть здоровы. Через неделю мы свяжемся с тобой и договоримся о месте передачи, — после этих слов, голограмма исчезла, оставив меня с полуоткрытым ртом.
   — А что я получу взамен? – эти слова жук уже не услышал.
   — Секретарь, — позвал я дрон и светящийся шар тут же возник над своей док-станцией.
   — Серый Посредник, — с готовностью ответил тот.
   — Как Коллекционер смог связаться со мной? – спросил я.
   — Для этого был задействован спутник-шпион в системе Сарабарик, несший службу вблизи от масс-ретранслятора Омега, — ответил секретарь.
   — Они так просто взломали шифр? – я почувствовал легкое волнение.
   — Оборудование не пострадало, — сообщил дрон, — вывожу изображение на экран.
   На самом крупном терминале возникло изображение, где в левом углу было видно активированный ретранслятор, к которому очень быстро приближался корабль непонятной формы.
   — Увеличь изображение, — приказал я.
   Даже в сравнении с ретранслятором, корабль Коллекционеров выглядел огромным. Его создатели вырубили внутри астероида нужное им пространство, вместо того, чтобы тратить время и металл на создание более современного корабля. Хотя этому кораблю могло быть сколько угодно лет.
   — Сообщать мне тут же, как только засечете сигнатуру этого корабля в следующий раз, — приказал я.
   — Да, Серый Посредник, — ответил дрон, — что-нибудь еще?
   — Найдите мне всех дреллов-альбиносов, — добавил я, — срок – одни сутки.
   — Готовлю задание. Поиск агентов. Рассылка задания, — начал перечислять свои действия секретарь.
   — Проверьте архивы на Кахье, Рахане – везде, где только живут дреллы. Их мало, а альбиносов среди них и того меньше.
   — Найдет один... Два... Три дрелла-альбиноса, — отрапортовал секретарь.
   — Отлично, — ответил я. — Всех найденных захватить и доставить на мою строящуюся базу на Алингоне.
   — Да, Серый Посредник, — на этот раз дрон сам исчез, не дожидаясь моего приказа. Иногда мне казалось, что он предвидит мои приказы и уже готов к их исполнению. Вот такой должен быть помощник: преданный, смекалистый и бескорыстный.
   — Что-то я проголодался. А не пригласить ли мне в гости юную азари?
   
   Так началось мое сотрудничество с Коллекционерами. Я приготовил им шестнадцать дреллов, подходящих под их требования. На самом деле, их оказалось больше, чем я ожидал, но маленьких детей я отмел еще на стадии их обнаружения, а юных дрелл я оставил в покое из своих корыстных, гастрономических интересов. Может быть, стоило поискать таких же среди азари? Мне часто встречались синекожие, с фиолетовым оттенком, светло-голубым, но чтобы абсолютно белой – такого я не видел никогда, да и не задавался целью. Правда давно хотел попробовать зеленокожих азари. Мне почему-то казалось, что они будут с кислинкой.
   Я наблюдал за процессом обмена через свое новое устройство, позволявшее передавать сигнал в любую точку галактики, а возможно даже и за ее пределы. Дело в том, что Алингон, как моя резервная база, был выбран по такому же принципу, как и Хагалаз, только вместо непроглядной грозы, на Алингоне бушевала сильнейшая магнитная буря, сводившая на нет работу приборов.
  Ядро планеты состояло из магнезии, а подвижность коры превращало Алингон в мощнейший источник помех, глушивший все сигналы. Поверхность планеты была усеяна обломками кораблей, которые погибли по вине своих наивных, нерадивых капитанов и пилотов. Очень часто, Алингон использовали пираты и контрабандисты, чтобы скрыться от любопытных глаз или погони. За кругленькую сумму, мне удалось купить карту ориентиров для успешной посадки, и я принял решение сделать там еще одну, гостевую базу.
   Те, кто прибыл за товаром, сильно отличались от жука, который разговаривал со мной. Они были высокие и жилистые, их костюмы походили на хитиновый покров насекомого, но оружие в их руках внушало уважение. Оно было под стать своим хозяевам – таинственное и устрашающее. Их было всего шестеро, против моего отряда из двадцати бойцов. Четверо несли объемный ящик из светлого металла, один шел спереди, а второй сзади. Следом за ними летел массивный жук, и даже невооруженным взглядом было видно, что он прикрыт каким-то силовым полем, которого я никогда до этого не встречал.
   Коллекционеры остановились метрах в десяти от моих бойцов, аккуратно положили ящик и замерли. Я отдал приказ привести товар. Дреллы были под действием транквилизаторов и еле волочили ноги. Один из Коллекционеров пошел навстречу и просканировал их. В ту же секунду передо мной снова возникло изображение главного жука. Теперь сомнений не было, что это был именно инсектоид – большая, треугольная голова венчала чахлое тельце, оканчивающееся тремя парами ног. Он отличался от тех, кто сейчас был на Алингоне, только две пары глаз и форма головы выдавала в них родство.
   — С тобой приятно иметь дело, — начал жук, — ты правильно понимаешь ситуацию. Мы благодарны тебе за шесть лишних образцов. Обмен состоялся.
   — Что вы даете взамен, оружие, лекарство? – спросил я.
   — Оружие и лекарство мы даем тем, кого не считаем опасным, — его слова прозвучали, как оскорбление и как похвала – меня считали опасным, — у оружия кончаются заряды, а лекарство тоже не бесконечно. Мы хотим предложить тебе нечто другое. Это будет заделом на наше дальнейшее сотрудничество.
   — И что же это? – чем они могли меня удивить и поразить?
   — Адаптивное силовое поле с внешним источником питания, — ответил жук.
   — Что? – удивился я.
   — За ним тебе не будут страшны ни пули, ни лучевое, ни тепловое оружие. Даже биотика не справится с ним. Пока ты укрыт, энергия аккумуляторов щитов восстанавливается, — пояснил жук.
   — А как им пользоваться? – спросил я.
   — Инструкция прилагается, — ответил Коллекционер и исчез.
   Даже имея под рукой описание,  потребовалось несколько месяцев, чтобы нанятые мной техники разобрались в устройстве оборудования Коллекционеров, и когда им удалось его заставить работать, все было точно так, как и сказал главный Коллекционер, кроме того, что для любого, кто оказывался внутри поля, время останавливалось. Источник внешнего питания передавал на поверхность щита какую-то разновидность темной энергии, но не такой, как у биотиков. Заряд, который содержался в нем, был активнее и мощнее.
   После успешного испытания, я распорядился, чтобы оборудование смонтировали в командном центре, а тех, кто занимался проектом в течение последних месяцев, убили и утилизировали.
   Так прошло еще несколько лет. Время от времени Коллекционеры присылали мне свои требования через экстранет и я долгое время не видел их командира. Заказы жуков были весьма странными, но выполнимыми. Я знал, что у меня в этой области появился конкурент, но кроганами я не занимался принципиально, а Окир – командующий силами кроганов еще при Рахнийских войнах, пытался бороться с генофагом и не жалел своих сородичей в обмен на технологии Коллекционеров.
  Их дары были такими же неожиданными, как и запросы. Они дали мне технологию биомеханических миньонов на растительной основе, а так же снабдили семенами особого растения, богатого растительным белком. Мне оставалось только все это пристроить в специальном помещении, на возведение которого ушло около полугода, но когда все было закончено, у меня была своя армия уборщиков, которые воспроизводились в биореакторе, работающим на органических отходах и специально выращиваемых растениях. В принципе, для управления армией из двадцати тысяч биороботов, было достаточно недорогого ВИ, но я не поскупился и купил самую дорогую модель. В качестве аватара я выбрал облик азари и назвал ее Верана. Так звали дочь Сорины. Мою дочь.
 

Отредактировано: Laura


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 06.12.2011 | 1471 | 17 | приключения, драма, POV, Я хочу жить, батон | Батон
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 54
Гостей: 46
Пользователей: 8

Dredd1875, АР-Гектар, MacMillan, Grеyson, Mariya, bug_names_chuck, Darth_LegiON, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт