Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Я хочу жить. Глава 5

Жанр: драма, приключения, POV;
Персонажи: Серый Посредник, ОС;
Аннотация:Главный герой не хочет иметь ничего общего со старым хозяином и придумывает себе имя;
Статус: в процессе.




Агентурная сеть Хозяина оказалась настолько обширной, что мне потребовалось больше недели, дабы просто прочитать их имена, и лишь потом попытаться хоть слегка вникнуть в структуру иерархии моих новых подопечных. В первую очередь пришлось возобновить поставку продовольствия, добавив в список несколько пунктов из своих предпочтений. Сырое мясо по-прежнему было моим основным и любимым рационом, разве что хотелось попробовать что-нибудь доступное сейчас, и признаюсь, возможностей было достаточно.
Методы предыдущего хозяина базы показались мне осторожными и нерешительными. Он старался все сделать так, как будто бы все происходило само по себе. Я заметил, что он старался не рисковать, даже если на этом можно было хорошо заработать. Если захват астероида с нулевым элементом в его записях проходил, как вариант с девяносто процентной вероятностью, то и многие подобные операции имели процент успеха не ниже этого. Видимо, то задание было первым, и хозяин еще не был уверен в эффективности моего отряда, и это оказалось нашим боевым крещением. Но стоит отдать должное - через свою сеть он получал солидный барыш.
Может быть, каждая сделка и не приносила баснословный доход, но когда весь барыш стекался в одно место, размеры совокупного дохода просто поражали. Эти деньги он тут же тратил на усовершенствование технического обеспечения. У его агентов была лучшая шпионская аппаратура, а у его армии было лучшее оружие, отличавшееся от серийного модификациями не совсем легального производства. Его клиентами были бизнесмены, главы бандитских группировок, которые тоже считали себя бизнесменами и с легкостью расставались с нажитыми нечестным путем кредитами, в надежде получить преимущество перед конкурентами, покупая на них компромат или заказывая подставы. Хозяин не брал заказов на устранение отдельных личностей, но охотно продавал информацию о распорядке дня жертвы, его привычках и пристрастиях. Это больше походило на детективное агентство, правда масштабы были по истине галактическими. В его активах были негласные договоренности с членами различных правительств, которые заказывали слежку за своими супругами, хотя и сами были не без грешка. Правда, в основе их пожеланий, был все тот же компромат на своих политических противников, и за это они платили весьма щедро.

Все это было мило, но я собирался выйти на новый уровень, с абсолютно другими методами работы, а стало быть, и другим уровнем дохода. Давно известно, что власть, капитал и информация – очень тесно связаны. Мне нужно было максимум средств, чтобы покупать информацию и продавать ее в разы дороже. Нет, я не хотел сидеть на галактическом троне в короне из драгоценных металлов и камней. Напротив, мне нужно было, чтобы меня никто не знал, но в тоже время со мной считались и даже боялись – ни больше и не меньше. Иногда я вспоминал свою родную планету, знакомые лица и мечтал, как вернусь туда победителем, доказав, что мне подвластно многое. Именно тогда у меня возникали мысли подчинить себе всё, но это было нереально. Мне бы не удалось противостоять флоту азари, армии турианцев, проворству саларианских разведчиков. Остальные меня не волновали, но эта троица, если бы захотела, могла бы одолеть всех и вся.
Потому-то они и держались вместе, и именно поэтому их представители заседали в Совете Цитадели. К тому же, ко мне поступали отчеты, что на родной планете вспыхнул мятеж, унесший сотни тысяч жизней. Снимки с орбиты свидетельствовали о масштабных разрушениях. Даже мой небольшой город изрядно пострадал. Я пытался выяснить причину противоборства, послал несколько разведывательных отрядов, но с ними была потеряна связь. Разбираться во всем самому не было ни какого желания, и я потерял интерес к тем событиям, тем более, было чем заняться.
Вторым важным шагом было восстановление базы и сбор новой армии. Эту миссию я поручил Раглишу. Пусть думает, что это моя благодарность за его преданность. Батарианец рьяно взялся за дело, а я тайком наблюдал за его работой. Мой помощник ввел жесткий отбор, и новая армия медленно пополнялась бойцами, удовлетворявшими требованиям четырехглазого.
Учитывая недостатки в охранной системе базы, я нанял группу военных специалистов и техников, состоящую из представителей различных рас. Я заплатил им кругленькие суммы кредитов, но они еще не знали, что купили билет в один конец. Мне было важно, чтобы о моей базе не знал никто. Или почти никто. Всю мою инфраструктуру нужно было поддерживать в надлежащем виде, а сюда входит и доставка провианта, нового оборудования, вооружения, обмундирования. Если я буду убивать всех пилотов, осуществляющих доставку на Хагалаз, то, в конце концов, такое положение вещей может привлечь сюда нежелательное внимание, и я решил основать отношения с наемниками на их жадности и страхе потерять доход и саму жизнь. Средств теперь хватало, и я мог баловать своих подопечных кругленькими суммами.
Пришлось восстановить численность спутников-шпионов, и я пошел дальше, окружив охранной системой не только планету, но и всю звездную систему. Теперь никто не мог застать меня врасплох и войти в систему под прикрытием планет. Но и этого оказалось мало. Кому-то покажется паранойей, но я не жалел средств и стал оснащать шпионским оборудованием все, куда дотягивались руки. У старого владельца базы тоже было много следящих устройств практически везде, но я решил увеличить свое присутствие. На это у меня ушло почти пятнадцать лет, и сеть спутников была размещена в самых значимых уголках галактики, и еще тридцать лет прошло, пока я разбросал их по всем системам, куда можно было добраться через открытые ретрансляторы. Моей информационной сети мог позавидовать кто угодно. Даже у Совета Цитадели не было таких возможностей.

А пока, я начал зарабатывать свои капиталы. От методов предыдущего владельца базы я  не стал отказываться, но решил ввести свои правила. Теперь мы принимали заказы на устранение как отдельных личностей, так и уничтожение кораблей, террористические акты. Однако обставлялось все так, что на месте происшествия находились улики, указывающие на известные или малоизвестные группировки. Мои парни всегда были в тени.
Как я уже говорил, любая информация имеет свой срок годности. Что-то было нужно как можно скорее, а что-то можно было положить и в долгий ящик. Таким образом я вырастил много политиков в правительствах разных рас, помогая им на пути восхождения на вершину власти, попутно развращая и подталкивая их вести себя так, чтобы можно было собирать компрометирующие факты, сводя с сомнительными личностями, документируя все это. На некоторых уходили десятилетия, а на других и еще больше лет, но я почти всегда собирал щедрый урожай. Кто-то предпочитал откупаться, но были такие, кто жадничал и я, в назидание остальным, продавал информацию конкурентам почти за бесценок. Конечно же, я утрирую. Конкуренты готовы были выложить любые средства, чтобы закопать своего политического противника, и предложенные суммы радовали меня количеством нулей. Те же, кто был умнее, соглашались на сотрудничество со мной, снабжали меня информацией, влияли на принятия решений, результат которых был выгоден мне. И таких чужих скелетов в шкафу у меня было полным-полно, но я знал одно: нельзя загонять клиента в угол. Если ему нечего терять, то он способен на всякие непредсказуемые поступки.

Батарианец собрал и подготовил хорошую армию. Судя по записям старого владельца, моя армия превосходила его по численности в три раза, и для них пришлось пристраивать дополнительный отсек. За год приглашенные инженеры и техники оснастили корабль шумоизоляцией, и теперь мне ничего не мешало размышлять в тишине. На обшивке корабля мы установили турели, более мощные и многоцелевые, чем уничтоженные нами. Теперь помимо простенького ВИ, ими можно было управлять дистанционно, а так же внутри было оборудовано место для канонира. Интерьера корабля так же коснулись изменения. Повсюду были установлены дополнительные бронированные переборки, которые закрывались централизованно, а все вентиляционные шахты и технические ниши стали максимально зауженными, чтобы через них никто не смог пролезть. Я был должен обезопасить себя всеми доступными способами.

Сорина всегда была со мной, ведь я назначил ее своим личным телохранителем. Должность была скорее номинальной, так как в зал управления и другие смежные помещения не входил никто, кроме Раглиша. Сначала ей было скучно, и азари даже пыталась навести порядок, смести пыль, которой тут было не так много, убрать остатки пищи, ведь мне было не до соблюдения этикета и приходилось перекусывать прямо за рабочим местом. Я не хотел пускать сюда уборщиков – лишние глаза совсем ни к чему.
Однажды Сорина спросила у меня, не хочу ли я обнять вечность вместе с ней, ведь она не железная и ей нужно дать выход своей накопившейся энергии. Я задумался. Прошло уже много лет, когда ко мне впервые прикоснулась азари. Я с наслаждением вспомнил, что я с ней после этого сделал. Но прошло еще больше времени, когда у меня был последний сексуальный контакт. Я был так занят, что даже не задумывался над этим. То, что говорили о азари, казалось интересным, да и Сорина была не так уж и противна мне, тем более она сама это предложила. Я боялся одного – она могла увидеть мои мысли и воспоминания. Я не хотел, чтобы кто-то видел мое детство, пленение, мое унижение, а потом еще поедание трупов. Я знал, что Сорина верна мне. Она поклялась служить мне и защищать до последнего. Я ей верил.
Как будто поняв мои сомнения, азари сказала, что не собирается копаться в моих мозгах и если я против, она просит отпустить ее соединиться с кем-либо еще – с тем же Раглишем, который с радостью примет ее предложение. А вот этого я допустить не мог. Почти год я старался, чтобы эти двое не оставались наедине, да и самому оставаться в одиночестве казалось не очень удачной идеей. Сорина даже спала в той же комнате, где находился я. Это был оправданный риск. Часть меня бодрствовала, и никому не удалось бы подобраться ко мне, а ей нужен был сон и хорошее питание для поддержания биотических сил. Однако за последний год она ни разу не использовала боевую биотику, только регулярно разминалась и недолго левитировала. Сорина поправилась, но все равно выглядела слишком хрупкой.
Я закончил просматривать отчеты и медленно протянул азари руку. Она сразу же вложила в нее свою маленькую ладонь и потянула меня в сторону двери, где у нас была комната отдыха. Вспоминая первую вспышку, я и сейчас тяжело перевожу дыхание. Все тело наполнилось легкостью, а перед глазами возникли яркие образы, с фантастической быстротой сменявших друг друга, в какой-то момент я перестал верить в происходящее и полностью отдался воле азари, увлекавшей меня в свое шоу. Когда я открыл глаза, напротив меня стояла азари и улыбалась мне. Я был под впечатлением испытанных мною чувств и сейчас Сорина показалась мне даже чуточку привлекательной.
Хоть и редко, но азари предлагала мне слияние разумов, и я почти подсел на это. Да. Это действительно было чем-то необычным, красочным, фееричным, чего я никогда не видел ранее. Мне самому хотелось, чтобы это происходило вновь и вновь, но я должен был блюсти лицо, изображая, что я всего лишь делаю азари одолжение. Возможно, она понимала это, но спорить со мной не решалась, и уж тем более отпрашиваться к другому партнеру. Можно было сказать, что мы сблизились с Сориной, и она называла меня уже не боссом, а по имени – по известному ей имени. Я делал вид, что не обращаю на это внимания и продолжал ей платить щедрое жалование, которое ей и потратить-то было некуда.
Стоит заметить, что сеансы с азари каким-то образом очищали мой разум, и после этого я мыслил более четко. Игры на бирже, многоходовые финансовые махинации – все это давалось мне значительно легче. Может, конечно, это было всего лишь совпадением, и я просто набил руку. Хоть контакты с азари были ментальными, я сильно уставал физически, но даже после этого я не мог по-настоящему заснуть.

Помимо увеличения капиталов и упрочения своего статуса, я уделял много внимания архивам, пролистывая отчеты и прослушивая записи разных лет. Мне казалось, что хронология охватывает больше событий, но выяснилось, что первая запись была сделана около пятисот лет назад. Это был скандал на Тессии, связанный с именем одной уважаемой азари, оказавшейся вовлеченной в коррупционную войну двух корпораций. Если вкратце, матриарх приняла сторону одной из корпораций, но противники хорошо подготовились и перехватили переговоры  азари. Точнее сказать, это агенты предыдущего хозяина перехватили переговоры и продали конкурирующей стороне. Все узнали о сговоре и о сумме, которую обещали заплатить уважаемому матриарху – члену правительства.
После этого скандала были марши протеста во всех мирах Республики Азари, перестали работать шахты по добыче нулевого элемента и в галактике, на время, воцарился хаос. Синекожие были главными поставщиками ценного металла и давно диктовали цены на нулевой элемент и другие расы тратили массу усилий, чтобы найти планеты, богатые самой дорогой и самой редкой рудой.
Вышло так, что поставки были прекращены из-за забастовок и правительство азари решило расторгнуть контракты по поставке нулевого элемента, уже готового к отправке заказчикам, что вызвало волну негодования у представителей всех рас, зависящих от поставок азари. Это была ошибка предыдущего хозяина. Он не предвидел, что его действия приведут к коллапсу. Поучительная история, из которой я извлек урок.

Прошло еще пару лет, и размер моих капиталов стал пугать даже меня. Нельзя было держать всю сумму на видных счетах. Пришлось рассеять их на сотни разных счетов, и даже вложить средства в доходные предприятия. Оказалось, что прибыль с инвестиций была стабильна хотя и требовались крупные вложения, но здесь можно было обойтись без вмешательства в управлении активами. Доходы начали стремительно расти, и мне пришлось, через подставных лиц, покупать целые предприятия в разных сферах деятельности. В моем ведении были заводы, фармацевтические фабрики, космические верфи, туристические агентства, флот грузовых судов, юридические компании и даже многочисленные эскорт агентства и компании по производству продовольствия и алкоголя.
Это уже походило на империю средних размеров, так как на каждой метрополии в любом из миров пространства Цитадели у меня был свой интерес, своя агентурная сеть, а так же скрытая армия, в цели которой входила охрана моей собственности. Чтобы не быть голословным, скажу: каждый пятый биоусилитель производимый на Тессии, приносил доход мне. С Палавена я получал доход в размере одной восьмой с каждой единицы проданного оружия, будь то пистолеты, танки, штурмовые самолеты, истребители. Исключением были лишь турианские космические верфи, которые непосредственно контролировал примарх и другие правители иерархии. Не смотря на это, и там у меня были агенты и некоторые даже высокопоставленные.
На Цитадели у меня были свои глаза и уши, но этого было мало. Я хотел знать, что происходит в каждом помещении, в каждом закутке. Стационарные камеры, даже хорошо замаскированные, служили недолго. Их находили Хранители и уничтожали. У меня сложилось впечатление, что эти странные существа сразу же узнавали об инородных предметах и устремлялись туда на своих четырех ногах. В конце концов, я оставил эту затею, пока не придумаю, как поступить в дальнейшем.

Некоторые из моих агентов и доверенных лиц пытались утаить от меня часть средств, наивно полагая, что я не замечу подлога, но я с легкостью вычислял недоимки и жестоко наказывал воров. Иногда это были пытки, записи которых я давал для ознакомления новым кандидатам, а иногда это оказывались записи новостей, в которых рассказывалось, как по всему Хар’шану собирали части тела батарианца, пытавшегося обхитрить меня.
Из разных источников ко мне стекалась информация, что о моей организации знают многие и ее нарекли Империей Тени. Я слышал предположения, что ею управляет целая группа безжалостных и беспринципных дельцов, которые ради наживы готовы на все. Так оно и было. Я был готов на все и не упускал ни одного шанса, где пахло хорошим барышом.
Впервые я обратил внимание, что меня продолжают называть Хозяином, но мне не нравилось это имя. Кто мог управлять Теневой империей, оказывая обществу услуги, которые они не смогут получить нигде, кроме как у меня? Все равно главной моей целью был сбор информации. Я хотел держать всех в кулаке. Я мог вершить судьбы одним своим приказом. Но кто я? Теневой Информатор или может Призрачный Помощник? Скрытный Делец? А может Серый Посредник, ведь я не раз выступал в роли посредника и предлагал свои услуги, при этом не афишировал себя явно — держался в тени. Звучит неплохо. Отныне, все будут называть меня – Серый Посредник. Не так напыщенно и пафосно, но достаточно таинственно.

Однажды, Сорина попросила отпустить ее, так как у нее возникли обстоятельства, требующие особого ухода. Она говорила правду, но я не знал, что с ней, а она отказалась сообщить мне, что случилось. Я не позволил ей покинуть базу. Азари вздохнула, но ничего не сказала. Ей было известно, что умолять меня бесполезно, а тем более пытаться переубедить. Она смирилась.
Через несколько месяцев, я заметил, что она поправилась еще больше. Раньше она ела не очень много, но сейчас проглатывала пищу с жадностью, да еще и брала добавку. Я же был занят своими делами и не придал этому особого значения.
Все точки над «и» расставил Раглиш, когда появился у меня с докладом. Батарианец поинтересовался у Сорины, не беременна ли она, на что азари утвердительно кивнула и бросила на меня испуганный взгляд. Четырехглазый широко улыбнулся и посмотрел на меня. До меня не сразу дошел смысл сказанного начальником охраны. Я был наслышан о репродуктивной особенности азари, но я не предавал этому особого значения. Синекожие могли зачать когда угодно, ведь для этого им нужна была всего лишь генная карта партнера. Они даже могли использовать признаки нескольких своих партнеров, если хотели.
Как бы то ни было, для меня это ничего не меняет и Сорина подтвердила, что ничего не собирается от меня требовать, и самостоятельно воспитает нашу дочь. Именно поэтому она хотела перебраться в более подходящее место и не отвлекать меня по мелочам, к тому же ей нужно оказать помощь при родах. Я не мог отпустить ее, даже если бы приставил охрану. И дело было не в привязанностях. Мое инкогнито не должно быть раскрыто. Из всех, кто сейчас присутствовал на базе, только двое знали, кто я и как выгляжу. Я не забывал о том, что количество посвященных должно быть равно нулю, но до сих пор я не мог обойтись без посторонней помощи и даже боялся себе признаться в этом. Пришлось распорядиться, чтобы оборудовали специальное помещение и наняли врача.
Через несколько месяцев, у Сорины родилась дочь, и она все время проводила с ней. Об этом мне сообщил Раглиш, но мне было некогда, и я даже не удосужился проведать азари, так как погрузился в работу с головой, плетя причудливую паутину интриг, получая от этого настоящее удовольствие.

Даже если кто-то и не нуждался в моих услугах, я делал так, чтобы такая необходимость возникала. Я любил играться с этими наивными созданиями, считавшими себя центром мироздания. Их даже не нужно было запугивать, ведь они и так боялись за свою драгоценную репутацию, которую можно было запросто подпортить. Необязательно даже рассказывать правду – хватало лишь одного реального факта, обросшего толстым слоем дезинформации. В ложь верится охотнее, а если в ядре сокрыта правда, то и остальное автоматически принималось, как истина в первой инстанции. Это почти всегда срабатывало. Им приходилось обращаться ко мне и я «помогал» решить их «серьезные» проблемы.
Сейчас в моих планах значился необычный проект по раздутию коррупционного скандала. Сложность была в том, что жертвой интриг должен был пасть боевой генерал с кристально чистой репутацией. Его трудно было скомпрометировать и запугать. У него не было семьи, дурных привычек – ничего, за что можно было зацепиться. Он всецело принадлежал службе, хотя уже несколько лет не покидал Палавен и официально был на пенсии, и тем не менее он занимал важную должность в военном ведомстве. Именно его вето не давало моим нанимателям осуществить свой план.
Чего они только не предпринимали, чтобы договориться с ним. Предлагали взятку, но гордый турианец выкидывал наглецов из своего кабинета. Хоть он и был стар, но сил в его руках было достаточно. Дилетанты поначалу думали, что предложенная сумма была слишком мала и, предвкушая баснословные прибыли, не поскупились приписать к сумме пару ноликов, но и следующего гонца постигла та же участь и он удалился, потирая ушибленное место ниже спины.
Я удивился, что после этого они обратились в мою организацию, а не решились на его физическое устранение. Я долго вел с ними переговоры. Мои агенты консультировались со мной почти неделю, но мне удалось выторговать себе восемь процентов от будущих доходов предприятия, а прибыли планировались баснословными. Когда дело касалось производства, а главное - продажи оружия, мое сердце начинало биться учащенно, предвкушая легкие деньги. Старый генерал из раза в раз накладывал вето на производство оружия массового поражения, а мои наниматели уже проанализировали рынок сбыта и не собирались отказываться от своего проекта. И я тоже.

Дело оказалось весьма деликатным. Я рылся в архивах базы, а мои агенты перешерстили все данные, связанные с генералом Кериканом. Мы подняли всю его подноготную, от года рождения, до шрамов на голове. Пришлось запустить программу по поиску его ДНК, в надежде найти схожую, но родственников у него уже не было. Я смирился с мыслью, что ничего обнаружить не удастся, и приказал еще раз перебрать все доступные изображения и видеоданные, с изображением нашей жертвы.
Я лично просматривал все найденные данные и удача мне улыбнулась. На скане старой фотографии, восьмидесятилетней давности, на меня смотрел наш будущий генерал. Тогда он был молод и улыбался, держа руку на талии молодой турианки. Теперь меня заинтересовала личность спутницы Керикана. Как было указано на фотографии, она была сделана на Галатане – турианской колонии первой волны. В отличие от Палавена, Галатана была прохладным миром, но пригодным для жизни и земледелия. Керикан уже тогда состоял на военной службе и это было ясно по форме и оружию, которое висело у него на поясе. Видимо, турианец оказался там по долгу службы.
Всегда уважал турианцев за их скрупулезность и точность. Они фиксировали и архивировали все. Мне удалось выяснить, что та турианка жива и все так же находится на Галатане. Мало того, она никогда не покидала планету. Я узнал, что именно там делал молодой Керикан. С Галатаны пришел сигнал тревоги – на колонию напали работорговцы и наш подопечный, в составе ударного отряда, был отправлен на защиту планеты. С бандитами справились быстро, да и был ли у них, привыкших воевать только с женщинами и детьми, шанс противостоять хорошо вооруженному турианскому спецназу? Когда Керикан и товарищи высадились, им оставалось только добить нападавших – местное ополчение грамотно оборонялись и в момент прибытия подкрепления уже перешло в наступление. Среди них и была Адерина Фиратис. Она сразу покорила сердце молодого офицера.
Решено было взять Адерину в разработку. Одна из моих разведывательных групп захватила турианку и перевезла на одну из моих секретных лабораторий. Я дистанционно провел допрос, не покидая своей базы. Удалось узнать все, что было нужно. Модифицированная турианская сыворотка правды помогла мне в этом. Адерина сказала, что встречалась с Кериканом почти месяц, пока турианский флот патрулировал систему, опасаясь повторного, более массированного нападения. Месяц закончился, следов работорговцев не было найдено. И вообще все удивлялись, кто в здравом уме мог напасть на колонию самой милитаризированной расы в галактике? Турианцы обучали своих детей с детства и это не тупая ярость, какой учат своих отпрысков кроганы, а уверенное владение холодным и огнестрельным оружием, единоборствам, техническим навыкам. Турианский малыш был маленьким, боеспособным солдатом, и горе тем, кто не знал об этом.
Не смотря на то, что Фиратис делила ложе с Кериканом почти месяц, она не смогла зачать, хотя очень стремилась к этому. Уже позже, когда она пройдет комплексное обследование, выяснится, что она стерильна и не способна ни зачать, ни выносить плод, если бы даже прибегла к искусственному оплодотворению. Но Керикан об этом не знал и уже никогда не узнает. Его стремительная военная карьера не давала ему отвлекаться, и он больше ни разу не побывал на Галатане.

Что же, у меня возникла мысль порадовать доблестного вояку, и дать ему то, о чем он даже не мечтал. План созрел мгновенно, даже без помощи азари, от которой я уже отвык и с легкостью обходился без слияния разумов, сеансы которых помогали мне мыслить быстрее. Керикан считает себя неуязвимым, так как ему нечего терять, но если у него объявится семья, возможно, он будет более сговорчив? Идея не нова, но требует серьезного подхода. Признаться, я уже собирался нанять ассасина, чтобы физически устранить жертву, но это было бы грубо и имело бы серьезный резонанс, так как Керикан был не последним турианцем в Иерархии.
Операцию готовили несколько месяцев. Мы искали турианку подходящей внешности и возраста. Она должна была обладать общими чертами «матери» и «отца» и мы нашли такую. Пришлось слегка перекроить ее мандибулы, но эксперты подтвердили, что внешнее сходство поразительное, и если не копаться, то родство будет признано.
 Но Керикан был упрямым и далеко не глупым турианцем, иначе бы он не был там, где сейчас мешал мне и моим партнерам. Он мог заподозрить что-то и мне нужно было придумать не только легенду для его «дочери», но и доказать их кровное родство, если старый параноик вдруг захочет сделать тест на ДНК.
Решение этой проблемы предложили саларианцы. Их методика сравнения белкового набора была общепризнанной и самой точной. Оставалось уточнить, откуда берут и сколько крови требуется для анализа. К счастью, все оказалось не так сложно. Кровь брали из предплечий.
Мои агенты на Палавене, достали образец ДНК жертвы, а саларианцы, объединив его с ДНК Фиратис, вырастили два протеза с плотью и кровью соответствующих нашим требованиям. Система имела изолированную кровеносную систему, а кисти рук управлялись через нейроинтерфейс, так как приживление и сращивание нервов было невозможно. И не из-за отсутствия квалификации у специалистов, а потому что нельзя было совместить два разных набора ДНК в одном организме. Грубо говоря, ниже локтя, у нашей актрисы должны быть чужие руки. Теперь только оставалось пересадить их новоявленной «дочери». Сначала она испугалась и уже хотела отказаться, но алчность сделала свое дело, к тому же, я обещал сохранить ее родные конечности и после завершения операции, вернуть их законной владелице.
Было бы подозрительно, если бы дочь сама пришла к отцу – ни с того, ни с чего. Под действием гипноза и психотропных средств, мы заставили «мать» записать видеообращение, в котором она рассказала генералу о том, что больна и умирает, и если он смотрит эту запись, значит ее уже нет в живых, и теперь он может узнать правду о том, что после его отлета она поняла, что беременна, и вскоре родила дочь. Она не хотела мешать молодому офицеру, к тому же, его местоположение было засекречено, и  прекратила поиски, в одиночку воспитывая дочь.
Теперь уже никто не скажет генералу, что все это время у него был кто-то родной, ведь Фиратис помнила, что Керикан был сиротой и с раннего детства воспитывался в военном училище, и она не уверена, что должна унести свою тайну в могилу. Дочери она ничего не говорила, но если ему вдруг захочется ее увидеть, то она живет со своей семьей на Таэтрусе. В конце она добавила, что видела его в новостях. Он все такой же статный и красивый, но печальный и одинокий. Затем она попросила прощения, что скрыла от него дочь и простилась.
Над речью Адерины Фератис трудились лучшие сценаристы, а видео и звук подверглись филигранной обработке, чтобы голос и интонации звучали более естественно. После этого запись была отправлена по назначению.

Полдела было сделано. Сети расставлены, оставалось ждать, пока туда попадет дичь. Хоть я и предпочитал загонять дичь, но тут нужно было терпение, тем более что уже затрачено много усилий. Ждать пришлось недолго. Мои агенты доложили, что генерал проявил интерес и сделал запрос на Таэтрус, но и там были мои оперативники и именно они ответили на запрос Керикана. Теперь гордого турианца ничего не остановит.
В запрошенной им информации, было указано, что его дочь зовут Орита Ривалис – по фамилии мужа. У них было двое уже взрослых сыновей, которые еще не обзавелись своими семьями, и младший еще жил с родителями, а у старшего была отдельная квартира. Так же он узнал, что Орита недавно посещала Галатану.
Если бы Керикан захотел проверить все и там, то его ждала бы свежая могила, ну а если бы он пошел еще дальше, то нужный ему труп оказался бы на месте.
На Палавене уже давно перестали предавать тела умерших земле. Гражданских хоронили в жерлах действующих вулканов, а военных – отправляли в капсулах на ближайшую звезду, но в колониях еще до сих пор верили в древних турианских духов и строго следовали обычаям предком. Ну а если бы генерал захотел расспросить соседей, то и там были мои агенты, которые с готовностью рассказали бы ему все. Но все приготовления на Галатане оказались тщетными. Я перестраховался.
Керикан отправился на Таэтрус, но, будучи фигурой публичной, сделал это инкогнито. У меня уже возникло желание просто подорвать транспорт, на котором он летел на встречу, но азарт не дал мне этого сделать. Мне было обидно, что все приготовления – пустая трата времени и средств. Так не терпелось довести все до логического конца и захлопнуть клетку. Керикан был достоин уважения и его ценили на Родине, но мне было на него наплевать. Я уже знал, что ему уготовано и терпеливо ждал развязки.
Встреча прошла в теплой обстановке. Новоиспеченные внуки так естественно радовались, когда узнали, кто их дед. Орита играла свою роль на все деньги. Если бы мы снимали фильм, то он взял бы все призы за главную женскую роль. А сцена со шкатулкой Адерины, которую якобы забрала дочь после ее смерти, заставила сжаться даже мое сердце. Дрожащими пальцами Керикан открыл крышку и достал ту самую фотографию. Мои специалисты сделали все возможное, чтобы этот кусок пластика выглядел, как восьмидесятилетняя фотография. Генерал тяжело вздохнул, и Орита подбавила масла в огонь, сыграв мимолетную нерешительность, после чего кинулась на его грудь.

Керикан вернулся на Палавен и приступил к своим обязанностям. Теперь в его глазах появился блеск. Мои партнеры вновь попытались протолкнуть свой проект и генерал, в чем лично я не сомневался, наложил на него вето. Но теперь ему было что терять, и мы сразу же этим воспользовались.
Сначала мы спровоцировали беспорядки на Таэтрусе. Одним из внуков пришлось пожертвовать и генерал по военным каналам смог опознать его изуродованное тело. В общедоступный эфир турианцы не пускали сюжеты, в которых были показаны трупы, но у Керикана был особый статус и полномочия. Он попытался связаться с Оритой, но она, разумеется, не ответила. Генерал пытался снова и снова, пока через несколько дней не получил на свой терминал сообщение.
Конечно же, он не смог отследить источник по понятным причинам. В послании было написано, что оставшийся в живых внук не выдержал пыток и рассказал похитителям, кто его дед. Женщина и ее муж оказались крепче, выдержали пытки и промолчали, и теперь бандиты требуют выкуп. От суммы, которую просили похитители у генерала подкосились ноги и он рухнул в свое кресло.
Разумеется, у него не было такой суммы. Откуда они возьмутся у такого принципиального политика? Он вел аскетический образ жизни и его жалования и военной пенсии хватало, чтобы откладывать солидные суммы, но размер выкупа был на несколько порядков больше, чем у него имелось. С таким уровнем доходов, как у Керикана, ему нужно было родиться азари, да и то, к концу жизни, он не сумел бы скопить столько кредитов, даже если бы поместил их на сверхсрочный депозит. Таких денег он бы не мог занять и у друзей, тем более, что таковых у него и не было. Из-за его скверный характер и гипертрофированной принципиальности с ним неохотно шли на контакт, а боевые товарищи либо уже умерли, либо были такие же принципиальные и не особо состоятельные.

Керикан даже не пытался искать деньги. От отдавал себе отчет, что это нереально. Генерал впал в ступор и сообщил всем, что слегка приболел, и хочет отлежаться дома. Все это время он пытался навести справки и вычислить местоположение отправителя сообщения, но связи в военной разведке не дали желаемых результатов, а поиск дочери на Таэтрусе нельзя было инициировать без особого распоряжения.
Керикан вышел на примарха, но и тот выслушал генерала из чистого уважения, и ни чем не смог помочь, объяснив, что беспорядки на Таэтрусе еще продолжаются.
Введено комендантское управление колонией и посланные войска пытаются найти зачинщиков беспорядков и призвать их к ответственности. Многие на Таэтрусе пытаются найти своих родственников и не всем удается это. К тому же, дочери генерала могло уже на оказаться на планете, а выследить, куда направились похитители было нереально. Тем не менее, примарх обещал держать Керикана в курсе. Обо всех перемещениях генерала мне докладывали соглядатаи, и мне было непонятно, почему он ничего не заподозрил. С другой стороны, было приятно осознавать, что все было сделано на высшем уровне.
В принципе, все шло по плану. Наш правдолюб обивал пороги, но все было тщетно. Я не знал, какие у него еще отыщутся связи, и решил поторопить генерала. Ему была доставлена посылка с отрубленной правой рукой дочери. В посылке не было ничего, кроме грубо обрубленной кисти руки. Может хоть сейчас он решит провести анализ ДНК?
Протез был выполнен по высшему классу. Даже костная ткань была выращена в соответствии с приготовленным ДНК, и никто бы не заметил подлог, если только не захотели копнуть глубже. Меня предупреждали, что ткани молодые и саларианцам не удалось сымитировать возрастные изменения, но этого и не потребовалось. Конечно же, Керикан провел анализ и уже не сомневался, что рука принадлежала его Орите. Нужно было позволить ему свыкнуться с этой мыслью, и я дал ему два дня, после чего мои агенты снова потребовали с него денег, а в случае отказа обещали выслать ему голову дочери или внука.
В этот раз генерал сразу же ответил похитителям, что у него нет таких денег, но они в праве потребовать у него все, что от него зависит, и он даже предлагал в качестве заложника самого себя, лишь бы его родных отпустили и их страдания прекратились.
Это было то, что нужно. Мои помощники предложили ему уйти на заслуженный отдых по состоянию здоровья, тем более, что выглядел генерал уже не так браво, как несколько недель назад. Так что его внезапная отставка ни у кого не вызовет подозрений. Переживания изменили его, и если он согласится на предложенные условия, то дочь отпустят, и они вместе могут уехать, куда захотят.
У Керикана не было иного выхода, как согласиться. Все было рассчитано верно. Он не захочет терять только что обретенную дочь. Дело близилось к концу, оставалось сделать финальные штрихи моего замысла.
Керикану рассказали, где он сможет найти дочь. Ее тело обнаружили таможенники в трюме грузового судна, которое пришло в порт через два дня после достигнутых договоренностей. Она была жива, но без сознания. Ящик, в котором она находилась, был оснащен простейшей системой жизнеобеспечения – я не хотел использовать дорогие материалы и высокотехнологичное оборудование. Все было качества ниже среднего, что вполне могло указывать на принадлежность пиратам.
После этого генерал официально подал в отставку. Они остались вдвоем. По легенде Орита рассказала Керикану, что ее муж погиб при попытке защитить ее и сына, а сын умер от передозировки медикаментами, введенными ему во время допроса. Вид же самой турианки оставлял желать лучшего. Она осунулась, глаза ввалились, кисть правой руки отсутствовала, а средств на изготовления протеза у них не было. Я намеренно не стал добавлять к освобождению дочери дополнительный гонорар. Не из жадности, нет. Деньги меня не интересовали. Разве что когда речь заходит о весьма ощутимых суммах. Здесь было другое – зная нрав генерала, я не стал рисковать. Орита успокоила отца, сказав, что проживет и так. Она поблагодарила Керикана за то, что согласился с требованиями похитителей и не дал им ее убить. Затем она предложила уехать подальше от мегаполисов. Они выбрали Галатану – место, где якобы родилась Орита.
Вот и все. Если не учитывать, что транспорт с нашими родственничками был взят на абордаж пиратами, экипаж и пассажиры были захвачены, переправлены на корабль работорговцев, но при попытке турианского патруля освободить заложников, по непонятным причинам, двигатели пиратского судна взорвались, а с ними и сам корабль.
Затем пришлось устранить всех, кто был в этом замешан, но это уже к истории не относится. Контракт с моими партнерами был подписан, я получил, что хотел и даже больше – мне накинули еще пару процентов.
Это лишь история об одной из моих операций. Были и другие, но эта примечательна масштабами цинизма и я считал ее своей дебютной работой подобного плана.
Может показаться, что это была пустая трата средств и времени, и можно было просто убить несговорчивого генерала, но это было бы слишком тривиально. Все вышло намного изящнее, и я любовался своей работой, как какой-нибудь художник собственной гениальной картиной. Да, я гений и я гордился собой.

Время стремительно летело. Мелкие дела я поручил дрону-секретарю. Он уже называл меня Серым Посредником, и мне было это приятно слышать. Теперь мир знал, как называть того, кто находится в тени, кто решает чужие проблемы и создает их другим.
Прошло два года, как я в последний раз видел Сорину. Точнее было сказать, что прошло почти два года, как у нее родилась дочь. Было даже странно, что Сорина сама ни разу не показалась за это время. Может быть, она затаила на меня обиду? Но сейчас она стояла передо мной, держа за руку крохотное существо так похожее на нее. Когда малышка увидела меня, она задрожала всем телом и закричала, спрятавшись за мать, с силой обняв ее за ногу. Вероятно, она испугалась. Я не придал этому особого значения и вернулся к своим занятиям. Сорина взяла дочь на руки и положила ее голову на плечо, а сама подошла ко мне и без лишних слов попросила отпустить их, сказав, что маленькой азари здесь не место. Мне было безразлично, где место для азари и я ответил, что никто и никуда не уйдет. Сорина тяжело вздохнула, но ничего не ответила, и спокойно вышла с ребенком из моего командного центра. Ее терпение было поразительным. Она с легкостью могла бы уничтожить меня, но не делала этого. Может я для нее больше, чем босс?

Но азари не смирилась. Однажды, сработал сигнал тревоги, и я поспешил к терминалу. Система оповестила меня, что один из доков покинул челнок, хотя никаких рейсов запланировано не было. Кто-то явно завладел аппаратом без спроса. Не задумываясь, я активировал турели и обозначил цель. Кинетические щиты челнока держались недолго, и корабль взорвался, разлетаясь на мелкие кусочки, а его обломки рухнули на корпус базы. Ликования я не испытал, ведь я сделал то, что требовали обстоятельства, да и предательства я не мог потерпеть. Когда я увидел взрыв челнока, что-то внутри меня ёкнуло, но я подавил это чувство.
Я вызвал Раглиша, но он не отозвался. Что-то мне было знакомо. Мое чутье меня еще ни разу не подводило, и я был уверен, что в челноке был не Раглиш. Я сразу же запечатал командный центр, перехватил управление всеми системами и отменил все коды доступа. После этого я занялся системой видеонаблюдения. Мне нужно было выяснить, кто посмел воспользоваться челноком без моего ведома. Я все же надеялся уличить в этом моего батарианца, но каково было мое удивление, когда на записи регистраторов я увидел азари с ребенком на руках.

Я был уверен, что азари в одиночку не смогла бы подготовить побег, и тут же получил подтверждение. После того, как Сорина поднялась на борт челнока, к ним присоединился турианец. Это был не обычный солдат, а элитный боец в мощной броне, вооруженный штурмовой винтовкой. Я тут же нашел его досье и прочел все записи. Он прошел специальную подготовку, и был на хорошем счету у Раглиша.
Что заставило его помогать азари? И не просто помогать — он хотел скрыться вместе с ними. Квалификация азари позволяла ей самостоятельно пилотировать челнок, и предположение, что турианец вызвался пилотом, оказалась несостоятельным. У него как раз и не было навыков пилотирования. Он был пехотинцем. Получалось, что я обрубил все хвосты и теперь не узнаю, как они пересеклись и замыслили побег.
На базе была беспрецедентная система безопасности. Только у двоих были коды доступа к переборкам, шлюзам и дверям. Одним из них был я. Но теперь я не был так уверен в своей безопасности. Холодок пробежал по моей спине.

Чтобы узнать все наверняка, я решил просмотреть видеоархивы с камер наблюдения за апартаментами азари, за последние два года. Мне даже удалось посмотреть на процесс деторождения, но не это интересовало меня сейчас. Кое-где запись была повреждена. Это была не простая потеря сигнала или временный сбой. Камеры было непросто отключить. Там были явные помехи, причем наблюдение отключалось странным образом: сначала пропадала картинка с коридоров, ведущих к комнате азари, а потом пропадало изображение с камер наблюдения внутри.
Если бы я хоть немного интересовался происходящим на моей базе, чем занимается мой личный телохранитель, что делала азари, то я бы давно заметил, что здесь не все в порядке. Стало ясно, что я утратил полный контроль, делегировав часть полномочий тому, от кого хотел избавиться.
С азари разобраться удалось, но как раз она мне и не мешала. Скорее всего, именно ее мне и будет не хватать. Сорина мне ничем не угрожала, и я понимал это. Азари могла уничтожить меня даже не приближаясь, но не сделала этого. Напротив, она была мила со мной. Уж не влюбилась ли? Но теперь ее нет, и я почувствовал себя неуютно и одиноко. Сразу вспомнил своего предшественника, рука потянулась к инструментрону и я активировал оба кинетически щита.

Теперь меня беспокоила только моя безопасность. Я перестал отвечать на запросы агентов, а дрон-секретарь назойливо напоминал мне, что моего ответа все еще дожидаются. Я приказал ему собирать данные, и информировать меня исключительно о самых неотложных операциях.
Мне все еще было интересно, кто это навещал мою азари, пытаясь скрыться от моих глаз? Кто знал о том, что я мог за всем этим наблюдать? Хотя я уже догадывался, но мне были нужны более веские доказательства и я их нашел. Для начала, я просмотрел данные со всех камер наблюдения и сопоставил их по времени, когда пропадало изображение. Прикинув все возможные маршруты, мои подозрения подтвердились. Это был Раглиш. Каждый раз, он шел с обходом, и перед тем как свернуть на финишную прямую, включал помехи, а когда проходил коридор, ведущий к двери азари, отключал камеры внутри помещения. Было ясно, что это не простое совпадение, но я не узрел доказательств сговора. Может быть, они придавались любовным утехам? Мне было безразлично. Другое дело, что азари могла использовать свое тело, как ключ к освобождению, пытаясь соблазнить батарианца, поняв что я непреклонен и никогда не отпущу ее. Открыто выступить против меня они, конечно же, побоялись.
Просмотрев записи, связанные с перемещениями начальника охраны, я отметил несколько случаев, где он беседует с разными солдатами. Разговоры были достаточно короткими, и я настроил фильтр, запустил быстрый поиск с анализом лиц собеседников Раглиша. Оказалось, что в последнее время, чаще всех он встречался с турианцем, который и пытался сбежать вместе с азари.
Раглиш был достаточно умен, чтобы помочь Сорине, не подставляясь самому. С турианцем они встречались где угодно, кроме как в кабинете батарианца. Он нанял своего человека, а сам как бы был не у дел. Умно. Но сколько веревочке не виться...

Кровь прилила к моим глазам. Я с трудом сдерживал ярость. Нужно было убить их всех сразу, еще при старом Хозяине. Теперь у меня не было причин терпеть, тем более, что азари уже нет, а с батарианцем я собирался разобраться лично и жестоко. Нужно было учесть, что он знает мои приемы и методы борьбы. У меня не было права на ошибку. Он не глуп, и как хороший хищник, уже чувствует, как начинает дымиться его шкура. Но теперь я чувствовал себя жертвой, и я сам услышал запах гари.
Мое оружие было в полной боевой готовности. Батарианец не мог не знать, что я не расстаюсь со своей пушкой даже во сне. Скорее всего, он уже был в курсе, что я опечатал командный центр. Я перевел управление базой на себя и отключил все внешние терминалы управления, заблокировал все шлюзы и изолировал казармы.
Видеонаблюдение показывало, что основной контингент находится внутри жилых помещений, занимаются своими делами, лишь несколько отрядов патрулируют коридоры и внешнюю обшивку корабля.
Я пытался установить видеоконтакт с батарианцем, но его нигде не было видно. Хитрец. Думал, что сможет от меня спрятаться. Я запустил поиск и обнаружил его инструментрон. Оказалось, что Раглиш находился в нашем арсенале, но картинка с камеры говорила о том, что там никого нет. Получалось, что вместо изображения ко мне на пульт подавалась статичная картинка. Сомнений не было — это бунт. Пришлось изолировать все оставшиеся помещения. Я заблокировал арсенал и попытался откачать оттуда воздух. Часть камер наружного наблюдения уже была уничтожена, и я не знал что там происходит. Сняв с предохранителя свою пушку, я положил палец на спусковой крючок и затаил дыхание. Снаружи было тихо, я подошел к стене и приложил ухо. Тишина.
— Серый Посредник, от агента Мадива поступил отчет, что их группу только что атаковали бойцы в нашей форме, — я вздрогнул, когда услышал дребезжащий голос дрона-секретаря. Нервы были напряжены до предела, — Отряд Мадива несет потери. Противник применяет газовые и светошумовые гранаты, теснит их. Двери заблокированы и у них нет шанса отступить.

Надеяться на то, что предатель действует в одиночку, уже не приходилось. Я откачал воздух из остальных коридоров. Лояльный мне отряд уже не спасти, но была надежда, что и противнику не поздоровится.
Быть запертым на собственном корабле и не знать, что происходит вокруг – мои мысли судорожно крутились в мозгу, и озарение пришло внезапно. Я вспомнил о шпионских камерах, которые были изготовлены для установки на Цитадели. Их было заказано много, но операцию пришлось временно свернуть, и почти весь нереализованный груз хранился в трюме.
На мое счастье, в грузовом отсеке были манипуляторы, которыми я мог управлять дистанционно. Я подключился к одному из них, гибкая рука открыла один и ближайших ящиков. Камеры представляли из себя мобильные устройства на шести подвижных конечностях. Они были оснащены системой мимикрии, но Хранители все равно находили их. Мне осталось активировать несколько штук и через вентиляцию направить в нужное мне место. Я подключил две дюжины устройств и отправил их по указанным маршрутам. Действовать пришлось быстро. Теперь я снова мог видеть, и батарианец об этом не знал. Я без труда выяснил его местоположение. Его небольшой отряд был еще далеко от меня. Сейчас они были заняты тем, что вырезали переборки. У меня оставалась надежда, что с моей дверью у них так легко не получится. Я пожалел о том, что не оснастил кинетическим щитом и стены как изнутри, так и снаружи моего кабинета.
Наверняка, сейчас батарианец был уверен в своем превосходстве. Мне нужно было как-то лишить его уверенности. Я дождался, пока все мои шпионские камеры займут свои места, удостоверился, что никто не прячется в коридорах, а затем вызвал дрона-секретаря. Объяснив ему задачу, я распечатал боевой центр, позволил дрону вылететь наружу, а затем вновь закрыл дверь. Так, по одной, я провел своего помощника к той самой двери, которую вот-вот должны были срезать мои враги. Идея с откачкой воздуха оказалась несостоятельной. Раглиш хорошо подготовился, и весь его отряд был в скафандрах с дополнительным запасом воздуха. Я уже начал нервничать и упрекать их в медлительности, но тут дверь поддалась, и противник ворвался внутрь.
Батарианец замыкал строй и не успел остановиться, налетев на последнего солдата. Все стояли, уставившись на серебристое сияние шара. Наверняка они видели подобное впервые. Я поспешил включить микрофон, пока они не начали стрелять.
— Раглиш, так ты решил отблагодарить меня, за все, что я для тебя сделал? – начал я.
— Сделал? – голос батарианца звучал глухо, а лицо было скрыто дыхательной маской. Они еще не поняли, что в отсеках дальше уже есть воздух и можно было спокойно снимать шлемы.
— Да, сделал, — продолжил я. — Можете снять маски – здесь есть чем дышать.
Батарианец недоверчиво посмотрел на свой инструментрон, что-то переключил, после чего жестом отдал приказ ближайшему солдату снять шлем. В действиях избранного не было поспешности, скорее он оттягивал момент, но все равно ему пришлось освободить свою голову. Турианец опасливо втянул носом воздух, потом сделал еще один вдох и удовлетворенно кивнул. Раглиш отдал приказ и одновременно с остальными снял свой шлем.
— Что ты такого сделал, за что я должен тебя благодарить? – теперь его голос звучал без искажений. — Может быть, я должен тебе сказать спасибо за смерть брата?
— Ты затаил обиду из-за этого? – невозмутимым тоном спросил я. – Напрасно. На его месте мог оказаться и ты.
— Тогда на моем месте оказался бы он и я не сомневаюсь, что Гариаз отомстил бы за меня, — ответил батарианец.
— Сейчас в тебе говорит ненависть и ты не способен мыслить рационально, — я хотел дать ему понять, что готов выслушать его. — Не я нажимал на спусковой крючок. Не я убил твоего брата. Если ты вспомнишь, тогда погибли многие наши друзья.
— А кто убил Леносиса? – перебил меня Раглиш.
— Ну тогда вспомни, кто пристрелил Канесиса, — парировал я.
— Мне... Я... Я был уверен, — начал батарианец.
— И я был уверен, — примирительно ответил я. — Думаешь, мне было их не жаль? Я помню всех, кто тогда погиб и скорблю о них. Я до сих пор вспоминаю наш дружный отряд, и боль утраты уже много лет гложет мое сердце.
— Все равно...  — снова начал батарианец.
— Значит ты для себя уже все решил и собираешься идти до конца, пока не уничтожишь меня или не погибнешь сам? – спросил я. – Ты пошел на принцип или ты хочешь занять мое место?
— У меня был хороший учитель, — с усмешкой ответил Раглиш.
— А зачем ты отпустил Сорину или ты отправил ее за подкреплением? — поинтересовался я.
— Отпустил? – тело батарианца затряслось от смеха. – Ты так и не понял?
В ответ я промолчал. Поняв, что я не отвечу, Раглиш продолжил.
— Для меня это было устранением твоего личного телохранителя, — все так же улыбаясь, ответил он. — Я сам собирался сбить ее, но ты оказался менее терпеливым.
— Ты убил мать с маленьким ребенком? – бесстрастно спросил я. — Я думал, вы дружили.
— Повторюсь, у меня был хороший учитель, — ответил батарианец, — ты же учил нас устранять трудности, но по возможности делать это изящно и чужими руками... Разве бы мой учитель не гордился мной?
— Я горжусь тобой, — ответил я. — Ты будешь хорошим Серым Посредником... Если выживешь.
— Это мы еще посмотрим, — батарианец вскинул винтовку и выпустил очередь по дрону. Светящийся шар исчез.

Что же, уговорить его не удалось. Батарианцы более упрямы, чем кроганы, но считают себя интеллектуалами. Получается, что он меня обыграл на собственном поле. Я был так беспечен, доверившись ему. А его хитроумный план по устранению Сорины? Но ведь она сама хотела сбежать, значит предала меня, хотя ей уже была уготована роль жертвы. В следующий раз я буду осмотрительнее... Если мне представится такой случай. Времени у меня оставалось не мало, но и не много. Им нужно пройти около семи дверей, и только потом они возьмутся резать стену. То, что они не станут ломиться через кинетический щит, было очевидно. Я насчитал шестерых бойцов, включая Раглиша. Они все были хорошо вооружены, и у меня было мало шансов противостоять им в одиночку. Наверняка батарианец набрал самых сильных и лояльных солдат, и не факт, что у меня будет еще одна возможность поговорить с ними и попытаться перекупить. Раглиш помнит, что случилось с предыдущим хозяином базы и не даст мне говорить. Действительно, батарианец – достойный ученик, но меня это сейчас не радовало. Я жалел, что не предусмотрел потайного хода или схрона. Оставалось надеяться на чудо.
 

Отредактировано: Laura


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 04.12.2011 | 1715 | 21 | приключения, драма, POV, Я хочу жить, батон | Батон
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 51
Гостей: 43
Пользователей: 8

Dredd1875, АР-Гектар, MacMillan, Grеyson, Mariya, bug_names_chuck, Darth_LegiON, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт