Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Сын Земли. Глава 4

Жанр: экшен/приключения/драма; 
Персонажи: м!Шепард, ОС;
Аннотация: Отпуск на Элизиуме;
Статус: в процессе;




Элизиум встретил меня яркой радугой на полнеба. Выйдя из челнока, я полной грудью вдохнул воздух планеты. Чуть заметный пряный аромат неизвестных цветов был настолько непривычен после года кондиционированного воздуха базы и регенератора костюма. Планета-сад, оплот человеческого влияния на Траверс. Не военная база, не колония - это был центр всех колоний региона и одно из красивейших мест. Символ власти Альянса над этой частью Галактики (ну и власти Цитадели, конечно). И, конечно же, самая большая заноза для батарианцев. Вряд ли было место, кроме самой Земли, которое они ненавидели бы больше. Однако нападать на такую мощную колонию было самоубийством для разрозненных пиратов или работорговцев, а для батарианцев — гарантированная война с Альянсом и Цитаделью. Поэтому, несмотря на то, что Траверс был опасным местом, Элизиум процветал и рос как на дрожжах. Периодически какая-нибудь группировка или сборище преступников пытались добраться до богатой колонии, но получали суровый отпор. Климат и местная флора не были похожи не земные, и люди не старались их переделать, сохраняя по возможности тот первозданный вид, который имелся до заселения. Странные деревья, кусты да даже трава — всё это привлекало внимание. Особенно после Титана, где у нас было оранжевое небо над головой, лёд и камни под ногами. 

Дом Мари и Дина находился в отдалении от города, в сельской местности, с большим куском земли в придачу. Одним словом, рай для ребятни. В памяти всплыло что-то похожее, где я катался на каком-то животном, носился по полю взапуски с другими детьми. Место было умиротворённое и домашнее, хотелось присесть у огня камина и пошуршать старинной бумажной книгой. Когда я приехал на аэротакси, Дин ещё был на службе, и Мари встретила меня дома с двумя дочками на руках. Обе как две капли воды похожи на неё, только глаза и брови Дина. Было немного неловко смотреть на неё, счастливо копошащуюся с детьми, и вспоминать наши две ночи. С усилием откинул эти приятные, но абсолютно неуместные воспоминания и постарался расслабиться в этой атмосфере гармонии и природы. Когда-нибудь и у меня будет семья и дети, обязательно будут. Но попозже, когда я поднимусь до хорошего звания и смогу обеспечивать не только себя. И когда буду готов к такой ответственности. Уложив близняшек спать, Мари смогла заняться мной. Рождение двойни и домашние хлопоты почти не изменили её, кроме того, что она стала более жизнерадостна. Накормив меня на веранде обедом, она повела показывать дом. Дом с дороги выглядел небольшим, но внутри он казался просто огромным. Высокий потолок зала, имитирующая дерево отделка лестниц, стен и потолка, мягкий свет — это был просто дом мечты. Весь дом говорил о счастье своих хозяев, о том, как они любят эту жизнь и друг друга. Фотографии из разных времен и мест, какие-то картины или фотореплики с них.

— На втором этаже наши комнаты и спальня, уж туда не поведу, — лукавая усмешка Мари яснее ясного говорила, что от неё не укрылось моё небольшое замешательство в начале. — Да и Дин скоро приедет; как я ему объясню твоё присутствие в нашей спальне?

Её задорный смех, приглушенный, чтобы не разбудить дочек, заставил хихикнуть и меня. Действительно, Дину это было бы непросто объяснить, да и мне тоже, окажись я на его месте. Показав дом, она повела показывать свой сад. В жизни бы не сказал, что она любительница заниматься цветами, но это было правдой! Её сад цвел и пах в буквальном смысле. За домом был устроен своего рода цветник, невидимый с дороги. Посередине стояла беседка: «Дин сам сделал, для меня», — овитая какими-то лианами и со всех сторон укрытая цветами. Дорожка серого камня, извиваясь, вела к ней от дома. Мы присели в беседке; Мари принесла какой-то местный напиток, а потом стала меня расспрашивать — как и что. Узнав, что я смог получить младшего лейтенанта, она несказанно удивилась: обычно первое офицерское звание можно было получить только при прохождении дополнительного обучения.

— Дин полгода проходил спецкурсы. Не отрываясь от работы, так сказать. Я не пошла: сначала из-за травмы, ну а потом некогда было, а теперь вот дети. Да я и не хочу, если откровенно. Мой контракт заканчивается, и я уволюсь из Альянса. Для меня теперь другая жизнь началась.
— Но на что-то же надо жить, один такой домик сколько потянет?
— Не напоминай! Нам за него ещё три года расплачиваться. И это не считая, что за него сейчас платим. Денег тьма уходит. Этого как-то не замечаешь, когда на казённом живёшь, а тут... — она покачала головой.

Она рассказала, как случайно в каталоге нашла этот дом. Ещё до нашего знакомства, до замужества с Дином. Тогда он казался ей окном в прошлую несбывшуюся мечту, и, когда эта мечта стала воплощаться, она решила, что во что бы то ни стало купит это дом. К счастью, Альянс предоставил кредит, и дом удалось купить.

— Иначе я бы никогда не смогла бы. Всех наших с мужем денег не хватило бы. Капитан очень помог, он, конечно, не был счастлив, когда я сказала, что ухожу. Но когда объяснила причину, он, наверное, радовался больше меня, ты себе это не представляешь! Он пробил мне пособие по линии помощи ветеранам Альянса и ещё по беременности. И только так смогли всё сделать.

Я покачал головой, цокнув языком. Капитан действительно постарался ради своей сотрудницы. С другой стороны, в конце концов, Мари это заслужила. На коммуникаторе Мари зажёгся вызов, и голограмма Дина засветилась в воздухе. Он предупредил, что выезжает с базы и чтоб я его непременно дождался. От базы, как оказалось, было ещё полчаса езды, и мы с Мари проговорили почти всё это время. Вдруг она извинилась и стрелой рванула в дом, оставив меня в некотором недоумении. На моё предложение помочь она отмахнулась; оказалось, проснулись двойняшки и потребовали внимания к себе. Пока Мари их кормила, я решил дождаться Дина в беседке, обозревая перспективу сада. Дин появился как чёртик из табакерки и, обняв меня, похлопал по спине.

— Привет, Унклар! Молодец, в курсе про твои похождения на Титане. Про тебя говорят кое-где наверху. Если не сорвёшься, как многие, — карьера у тебя будет впечатляющей. Смотри, не пропусти момент. Младшего лейтенанта на выпуске абы кому не дают, но поверь — это приличный аванс. Тебе его ещё отработать придётся по полной. Куда там тебя направили?
— Фрегат «Нью-Арк», командир отделения космического десанта.
— Для начала неплохо, правда, на глаза попадать будешь нечасто. Мари пока с детьми будет, кое-что я про тебя знаю, но давай-ка рассказывай, что нового Рахоцки придумал для несчастных своих курсантов?

Пока мы разговаривали, беседка стала погружаться в полумрак, и местные насекомые стали освещать сад, летая между деревьями. Казалось, какие-то тени бродят среди сада - зрелище было просто фантасмагорическое. Призраки самых нелепых существ будто появлялись и пропадали в разных частях сада, и не могу сказать, что смотреть на это было так же забавно, как смотреть комедию. Дин посмеивался, глядя на меня, наконец, решив, что с меня хватит этой картины, завораживающей и пугающей, протянул руку и коснулся скрытой панели. По саду засветились редкие лампы, искусно спрятанные в разных местах. Обитель духов растаяла, как дым, оставив после себя только великолепие ночи. С неба лился свет звёзд, навевая какую-то музыку в душе. Казалось, что вот-вот и сможешь понять, что поют эти наши вечные спутники, от века, звавшие наших предков к чему-то. Странное чувство охватывало меня, словно я смотрел в какой-то иной мир, в глаза его обитателей, и словно они смотрели в мою душу. Наверное, так и рождались мифы о небожителях, вот в такие ночи и с такими звёздами. Я никак не мог вспомнить, было ли у меня когда-нибудь такое великолепие перед глазами. Небо Мендуара для меня было не более чем абстракцией, а все остальные места, которые я помнил, не давали хоть мало-мальски доступного времени, чтобы насладиться зрелищем. Бесконечное небо и море звёзд растворяли в себе, показывая истинное величие Вселенной и малость каждого человека и всего человечества вместе взятого.

— И всё же мы летаем между ними и видим иные небеса, иные миры. Может, мы сможем понять когда-нибудь и принять всё это величие.
— Тебя тоже завораживает, да? — голос Дина вырвал меня из плена этой иллюзии. — Мы с Мари, когда малышки засыпают, частенько в ясные ночи выходим просто посмотреть на это. Ладно, пошли в дом, что-нибудь тёпленькое, а может и погорячее...

Три дня пролетели незаметно для меня. Отдых в уютном доме с радушными хозяевами, чистый мир, воздух, лес, цветы, да всё, что там было, словно восстанавливало меня после усталости и тревог. Но настала пара прощаться. На четвёртый день я стал собираться к отъезду. Мари и Дин в дорогу насобирали мне полный рюкзак всего домашнего. До челнока было ещё полдня, делать было совсем нечего, и я сидел с Мари, наблюдая за её хлопотами по дому.

— Кстати, Унклар, ты поглядел тот диск, который я тебе передала? Ну, на Луне ещё?
— Диск? — я начал рыться в памяти, вспоминая, о чём она говорит.
— Нет, вы на него поглядите, а! Я ради него чуть пол-Альянса на ноги не подняла, а он даже не соизволил посмотреть! Ну, нахал!
— Мари, прости, пожалуйста! Ну, совсем времени не было, и потом я забыл. У нас там сама знаешь, какой тест выдался. Там и имя своё забудешь.
— Всё равно не прощу! Давай смотри сейчас, а то поколочу!

Она шутливо замахнулась ложкой, и я, прикрывшись рукой, пошёл в комнату. Достав из сумки диск, я вставил его в планшет и вернулся к Мари на кухню. Открыв данные на диске, я начал просматривать содержимое. Среди всяких данных о колонии я нашёл данные о своей семье. У меня перехватило дыхание: моя семья, родные мои, любимые. Руки затряслись, и я торопливо открыл вкладку.

Шепард Лав.
Место рождения: данные засекречены.
Место проживания: Мендуар.
Возраст: данные засекречены.
Пол: женский
Технический специалист. Работа по контракту. Колонист первой волны. Данные засекречены.

Шепард Айгер.
Место рождения: данные засекречены.
Место проживания: Мендуар.
Возраст: данные засекречены.
Пол: мужской
Технический специалист. Работа по контракту. Колонист первой волны. Данные засекречены.

Шепард Унклар.
Место рождения: данные засекречены.
Место проживания: Мендуар.
Возраст: 16 стандартных лет.
Пол: мужской.
Колонист первой волны.

Шепард Таня
Место рождения: данные засекречены.
Место проживания: Мендуар.
Возраст: 14 стандартных лет.
Пол: женский.
Колонист первой волны.

Словно ледяной водопад окатил меня, сквозь планшет я смотрел на глаза и лица моей семьи. Я вспомнил их внезапно и так явственно видел, как будто они стояли за экраном. Танюшка, смешливая и начинавшая взрослеть как женщина, за ней постоянно бегал Михей с четвёртого блока. Мама гоняла его, когда они обнимались, ну, если замечала, конечно. Папа почти всё время на работе, его я почти и не помню. Кажется, он был каким-то начальником. Словно рука погладила меня по голове, рука мамы и рука отца на плече: «Ты молодец, сынок». Слёзы стояли в глазах, я пытался вспомнить как можно больше, но память опять закрыла мне дверь. Смахнув капли с глаз, я вернулся к чтению. Больше никаких данный найти не удавалось. Только отчёты о заселении и развитии, малоинтересные всем и тем более ничего не дававшие мне. Я пролистал отчёты до конца, так и не встретив больше никаких упоминаний ни о себе, ни о семье. Этого было так мало, но если бы не Мари, я никогда бы и не вспомнил имена моих родных. Хотя бы это у меня осталось, теперь я не был никто-из-ниоткуда. Выписка с госпиталя, отчёты об операции «Курска» на Мендуаре Матье, Анри, Валери и Казимира. Казимира я никак не мог вспомнить, наверно, я его не видел. В глаза бросилась дата — первое мая 2170, дата нападения. Среди всех этих дат и данных она бросилась в глаза, обведённая кем-то.
Я поднял голову на Мари - она, отложив кухонную утварь, смотрела на меня. В её глазах читалась надежда, страх за меня и сочувствие. Надо было что-то ей сказать, поблагодарить, но горло перехватило спазмом. Я молча смотрел на неё, наше молчание затягивалось. Наконец она прошептала:

— Прости, это, наверно, было не самой хорошей идеей.

Я покачал головой, избавляясь от морока, меня державшего. Наконец-то я смог выдавить из себя хоть что-то.

— Мари, спасибо тебе. Я ведь не помнил даже их имён. А сейчас... Они словно живые стояли передо мной. Я смог что-то вспомнить. У сестрёнки был парень, Михей. Они постоянно где-нибудь тискались. Мама его гоняла. А вот папу вспомнить не могу...

Я вымученно улыбался, пытаясь сделать вид, что всё хорошо. Мари села ко мне на диван и обняла меня. Я закрыл лицо руками и, не выдержав, заплакал. Как же это все было тяжело... Мои родные лежали в той земле, а я ещё жив. Если бы тогда я не убежал с ребятами, если бы остался дома, меня, скорее всего уже не было в живых. Что-то мы тогда готовились праздновать, для меня спасение, для них смерть. Я пытался сбивчиво объяснить это Мари, и никак не мог остановить слёзы, вдруг руки Мари куда-то пропали и Дин встряхнул меня.

— А ну встряхнись, солдат!

Резкий окрик Дина на удивление подействовал. Я смог придти в себя хотя бы достаточно хорошо, чтобы снова контролировать себя. Дин внимательно посмотрел на меня и пошёл к бару. Вернувшись, он поставил бутылку и пару стаканов. Налил и протянул мне один.

— Пей, солдат. Так надо.
— Спасибо, Дин.

Отрава, которую он мне протянул, мигом вышибла из меня всё. Горло и язык просто захотели куда-нибудь выйти и остаться там, где так не наливают. Лицо мгновенно загорелось как от жара и всего обкинуло потом. Выдохнув каким-то сиплым голосом «Спасибо» постарался сфокусироваться на чём-то ином, кроме горящих внутренностях. Что это ни была за бурда, в чувство она приводило знатно. Протянув руку за второй, я наткнулся на взгляд Дина.

— Ну, ты силён хлебать. Её пьют не залпом, а небольшими глотками. Ты б ещё спирт так хватанул. Хватит тебе и одной.
— Ага, мне б тогда чем запить. В глотке горит, как будто там костёр развели.
— На, это лучше заесть, от воды только хуже будет.

Подпихнув ко мне небольшое блюдце с какими-то хлебцами, он налил себе на донышко и пригубливал напиток. Пара краюшек действительно помогла унять острый пожар, оставив после себя просто жар. Пот всё никак не мог просохнуть на лбу и, вытерев его рукой, понял, что с меня просто льёт. Наконец это прошло, и я смог мыслить и чувствовать себя адекватно. Не каждый день вспоминаешь своих родных и видишь их перед собой. Главное, что это случилось среди друзей, а не среди боя. Тогда последствия были бы гораздо хуже, для меня, для моих людей, для тех, кого я должен был бы защитить. И хорошо, что я на базе не вспомнил про этот диск и не стал его читать. Это только бы мешало мне на Титане, но сейчас, сейчас я буду делать всё что смогу для того чтобы предотвратить такое где бы я ни был.

Дин смаковал этот напиток с видом знатока и просто довольного человека. Я решил, что присоединюсь к нему, и попробую понять не только его целебные силы, но и то, как им можно наслаждаться. Однако Мари была явно против такой ситуации и, приняв решительные меры, отняла у нас бутылку и достала обычное местное вино. Дин, конечно скривился, но выбить из колеи знатока спиртных напитков было тяжело и он продолжил наслаждаться.

— Ищи хорошее во всём, Шепард. Ибо завтра и это могут отнять.
— Хотела бы я посмотреть на того, кто сможет у тебя отнять выпивку, всю, во всяком случае.
— Ты конечно права, зайка. Даже адмиралы на такое не пойдут, но против тебя у меня нет приёма.
— Унклар, не верь ему. Этого не может никто.

Шутливое настроение постепенно вытеснило грусть и неловкость. Так не хотелось покидать этот уютный и ставший почти родным дом, хотелось плюнуть на всё и остаться с ними со всеми. Оба предложили мне задержаться ещё на денёк и погостить, всё равно до конца отпуска было ещё несколько дней. Но я твёрдо решил, что хватит надоедать моим лучшим друзьям и сидеть у них на шее, пора и честь знать. Ну и плюс хотелось, конечно же, напоследок немного повеселиться в городе перед отлётом на свой корабль. На инструметрон пришло сообщение, что заказанное аэротакси прибудет через полчаса. Дин и Мари вышли проводить меня.

— Давай, Шепард, жду к концу года в звании старшего лейтенанта, как минимум. Понял, салага? — Дин огрел меня по плечу, довольно скалясь.
— Будь аккуратнее, Унклар. Не лезь на рожон, у тебя вся карьера впереди.
— А главное, ты дорогу сюда не забудь. Так что как решишь жениться, приводи свою девочку сюда, посмотрим, оценим если понравится — так уж и быть, разрешим жениться, а то окрутит какая и пиши «пропало».

Дин явно решил напоследок от души повеселиться надо мной. Но тут же став серьёзным, сказал:

— Не забывай — здесь тебя всегда ждут друзья. Хорошо или плохо будет — прилетай, мы будем ждать.
— Мари, Дин... спасибо, если бы я мог выбирать себе семью — я бы был счастлив вместе с вами. Спасибо вам обоим за всё. Если дадут отпуск когда-нибудь — отпишусь сразу!

Такси мягко опустилось с темнеющего неба на площадку перед воротами. Подхватив сумку с земли, я открыл дверь и забросил её внутрь на второе сидение. Повернувшись к друзьям, помахал им, Мари стояла, положив голову и руки на плечо мужу. Дин поднял правую руку в знак прощания. Дверца из пластика отсекла меня от них. Пора лететь в город.

Город встретил меня ослепляющим потоком огней рекламы и экранов, неумолчным шумом толп людей и всеобщей торопливостью. Я специально вышел не у отеля, а почти на окраине города. Хотелось посмотреть, как же живут земляне вдали от Родины. К моему удивлению среди толпы людей иногда были видны и инопланетники. Несколько азари, парочка саларианцев шли, как ни в чём не бывало в толпе людей. Движения синекожих инопланетянок были настолько грациозны, будто они шли не в толпе спешащих людей, а двигались по танц-площадке. Саларианцы не отличались пластикой движений, скорее наоборот, их движения были резкими и отрывистыми. Как итальянцы, глядя на них, всплыло откуда-то из подсознания. Уже привычно удивившись такой ассоциации в самом себе, я постарался не выделяться откровенным новичком на фоне всех остальных. Впрочем, я понимал, что мои попытки обречены на провал, так как пройти мимо всего и хотя бы чуть не задержать взгляд, было положительно невозможно. Витрины магазинов, проекционные картины — буйство красок и предложений. Клубы и рестораны, какие-то абсолютно неведомые мне заведения, услуги на любой вкус и предпочтения. Действительно, по части развлечений и стремлению к роскоши Элизиум не уступал Земле. Выйдя на перекрёсток улиц, я завертел головой, чтобы определиться, куда двигаться, чтобы попасть в нужное место. Ко мне подошла девушка с ярким макияжем и в кричащей одежде.

— Эй, красавчик, поразвлечься не хочешь?

Она практически легла своей грудью на меня. Грудка у неё была весьма хороша, практически открытая, с еле прикрытыми крупными сосками, да собственно и всей одежды на ней было немного. Девочка была не совсем в моём вкусе, но с другой стороны, у меня не было женщины уже целую вечность! С трудом оторвавшись от её груди, я поднял глаза на её лицо. Девчонка была неплоха, но вот глаза... блестящие, почти стеклянные и красные. Похоже, она сидела на какой-то наркоте, и хорошо, если не на красном песке. Отмахнувшись от неё, я перешёл дорогу и быстрым шагом направился в сторону выбранного отеля. Кратчайший путь к нему лежал в стороне от ярких центральных улиц. Увидев красоты земного города, также пришлось столкнуться с его оборотной стороной. И честно сказать, узнавать какие здесь бандиты желания не было. Никакого желания придти в себя в какой-нибудь дыре без всего или на корабле работорговцев не было, равно как и ввязываться в истории. А с такой красоткой я как раз и рисковал заиметь все эти «прелести».

Но моего желания спрашивать никто не собирался. Не успел я пройти и сотни шагов от перекрёстка, как из слабо освещённого проулка выступила фигура человека. За ним угадывались ещё как минимум трое.

— Эй ты, чужак! Здесь не любят когда толкают наших девочек. Тебе придётся раскошелиться за это.
— Жико, да она ему не глянулась, это наша Диана-то, прикинь? Слышь, пацанчик, за такое ты отсюда без штанов пойдёшь. Дианочка штучка редкая, сладкая, а ты вон так нехорошо поступил.

Из тени вышел ещё один, и в нём явственно чувствовался лидер этой гопоты. Он предусмотрительно стоял за своим человеком, чтобы я не смог сразу кинуться на него. Оглянувшись, я заметил, что со спины стал заходить ещё один. Расклад был не ахти, я безоружен, а у этих ребят было с собой, как минимум, ножи. При наличии ствола они были бы мелочью, но это пограничный мир, а о бандитах на земных колониях нам как-то не преподавали. Какое-то звериное чутьё говорило, что тот, кто сзади был опаснее всех. Держался он чуть на отдалении и иначе чем эти двое, более уверенно, что ли. Руки он держал у пояса, словно у него было что-то с собой, и он был готов это достать. До него было шагов пять, не больше. Первые же два стояли на расстоянии трёх шагов и мирный исход уже явно не планировался. Бугай качнулся ко мне, замахнувшись одной рукой и пытаясь схватить за ворот куртки другой. Поймав его растопыренные пальцы, я рывком сломал суставы мизинца и безымянного. Парень позеленел и дико заорал от безумной боли в практически оторванных пальцах. Он смотрел на свою руку и болтавшиеся на коже пальцы. Через пару мгновений глаза у него закатились, и он рухнул на тротуар. Трое стоявших спереди опешили от мгновенной и жёсткой расправы над их основной боевой единицей.

Они пока вне игры, теперь тот, опасный.

Внутренний голос был чертовски прав, стоявший сзади уже вытаскивал из-за пояса пистолет. Единственный мой шанс заключался в быстроте и внезапности, поэтому, не раздумывая лишнего, я выбросил в его направлении руку. Уже привычные голубоватые молнии охватили её от плеча до пальцев, и неудачливого стрелка отбросило на стену. К его сожалению из стены торчала какая-то арматура, и мой бросок насадил его как жука на булавку. Из его горла торчал сантиметровой толщины штырь, теперь покрытый кровью, стекавшей по нему на землю. Пистолет выпал из ослабевших пальцев, руки заскребли по штырю, его глаза всё пытались заглянуть — что же так держало. Хрип и клёкот захлёбывающегося дыхания, вместе со звуком лопающихся кровавых пузырей произвёл неизгладимое впечатление на двоих оставшихся в тени. Одного согнуло в спазме рвоты, и он упал на колени, не в силах остановиться и отвести глаза от жуткого зрелища. Второй оказался покрепче и задал стрекача по переулку, судя по звуку наталкиваясь на все, что там было. Я развернулся к главарю. Он обречённо стоял в нескольких шагах от меня, понимая, что шансов выжить у него уже нет, сбежать я ему не дам, и судя по тому, что только что разыгралось перед ним, жалости ждать не приходилось. Удар в пах согнул его как крючок, хватая ртом воздух, он припал к земле. Обшарив его карманы, я с удивлением обнаружил полицейскую ленту. Грех было ей не воспользоваться и, вывернув ему руки за спину, скрутил их в локтях. От боли в суставах его выгнуло дугой, и он начал скрести по земле ногами, стараясь хоть как-то облегчить свое положение. Оглянувшись на последнего оставшегося на ногах, я с некоторым удовлетворением обнаружил его валяющимся без сознания в луже своего же дерьма. Трогать его было противно, да и не верилось, что он сможет предпринять против меня что-то в ближайшее время. Хрип умирающего по-прежнему нарушал покой улицы, глаза стрелка уже стекленели, но он ещё был жив. Может быть, если бы я сейчас вызвал медиков, и они бы мгновенно здесь оказались, может его и спасли. Но вместо этого, я лишь молча смотрел на его агонию, наблюдая, как прекращаются судорожные движения и пропадают пузыри крови около штыря. Наконец хрип затих, и он вытянулся по стене, свисая как мокрая тряпка. Обыскав его карманы, стараясь не выпачкаться кровью, я нашёл пару пакетов с каким-то пурпурным порошком, некоторую сумму денег и документы. Деньги выбрасывать было лишнее, да и такой труд стоило бы оплатить, наркотик, если это был он, конечно, мне был не нужен. Чем меньше с этой дрянью имеешь дело, тем дольше живёшь. Пистолет, валявшийся у него под ногами, был весь залит его кровью, да и вытаскивать его для меня смысла не было. Подцепив пакетик, я подошёл к главарю. Вся его наглость и уверенность в себе утекла как кровь из незадачливого убийцы.

— Это что, ублюдок?
— Красный песок, только сегодня получили. Забери себе если надо, он дорого стоит. Только не убивай, пожалуйста, мы же не знали что ты крутой.
— Эта девушка, как там её, Диана. Кто она?
— Да шлюшка она, её родителей убили, она подрабатывает на улице. Если надо я тебе её приведу, или получше даже!

Шорох шагов достиг моих ушей, я поднял голову. В нескольких метрах стояла Диана, её взгляд заторможенно переходил по телам. Наконец, увидев висевшего на стене, она с дикой, неконтролируемой яростью она набросилась на тело, и стала молотить куда попало. Сил её намного не хватило, и она сползла по стене, хватая ртом воздух и стискивая кулаки. Что-то в этом было не так, я посмотрел на связанного.

— Кажется, ты что-то недоговариваешь. Надо тебе помочь вспомнить, — носок моего ботинка с хрустом вошёл ему под рёбра.
— Ладно, ладно! Я скажу! — он сглотнул.
— Григ подсадил её на песок, я не знаю, откуда он у него, у него он всегда был. Может не самый лучший, но и брал он недорого за дозу! Потом когда у неё перестало хватать денег, он предложил ей так расплачиваться с долгами за ширялово! Она находила клиента, а мы собирали бабки, ну и защищали, если клиент был недоволен.
— Ну а на меня чего полезли?
— У нас давно не было хороших клиентов, она от наркоты совсем опустилась, кто на неё посмотрит-то? Только такие же, как она! А у них отродясь бабок нет. Григ стал нервничать насчёт кредитов. А ты показался обычным лохом, а вышло вон как.
— То есть, это Григ тут во всём виноват, угу... Как эту дрянь применяют?
— Эээ... ну я видел, как она, — он мотнул головой на Диану, по-прежнему сидевшую у стены, — вдыхала и под веки.
— ОК, проверим какой тут порошок.

Он неверящими глазами посмотрел на меня, явно не ожидая таких слов. Его недоумение сменилось ужасом, когда он понял что я имел ввиду под «проверкой». Врезав ему, чтобы не рыпался, я засыпал песок под веки и обсыпал всё лицо, чтобы уж точно свою дозу он получил. Подойдя к бугаю, по-прежнему валяющемуся без движения, я подпихнул ему под ладонь пакетик с оставшимся порошком.

Оставалась только Диана, но что с ней делать я просто не знал. Насколько я помню от красного песка устойчивое привыкание, не зря его запрещали в большинстве цивилизованных миров. Однако надо было что-то решать, или оставить её здесь, или забрать с собой. Но отсвечивать перед полицией мне было совсем не с руки. Задержат как подозреваемого, в лучшем случае как свидетеля — и пиши «пропало», никуда я не успею. Влип, блин! Лучше бы у Дина с Мари остался, право слово. Я присел рядом с Дианой и коснулся её руки. Она податливо сдвинулась и упала вдоль тела. С неожиданной догадкой я активировал инструметрон, его показатели были беспощадно точны. Ей уже ничего не было нужно и никого. Смерть Дианы наступила от интоксикации. Вероятно, она приняла дозу перед тем как выйти на свою «работу», может не рассчитала, может всплеск ярости так заставил среагировать организм. «А может она просто решила с собой покончить, в конце концов». Мысль имела право на жизнь, но обдумывать её стоило строго потом и в другом месте. Я быстро и по возможности не показываясь на освещённых местах стал пробираться к отелю. Хватит на сегодня с меня приключений и развлечений — номер, душ и сон.

Утренний лучик солнца разбудил меня в кровати, вчерашнее приключение походило на плохой сон. Правда, привычно голодное состояние утверждало, что вчера я таки пользовался биотикой. А значит, сном это не было. Включив местные новости, стал искать криминальные сводки. В сводке происшествие не значилось, значит, у меня пока не было повода волноваться. Приведя себя в порядок я уже начал беспокоиться об урчащем желудке. В дверь номера постучались, я отозвался, и миленькая горничная внесла завтрак. «Всё-таки в люксе есть свои плюсы», — подумал я, разглядывая служащую в её откровенно провоцирующем наряде. Закончив сервировку стола, она с улыбкой поклонилась и вышла, тихо закрыв дверь. Гормоны бросились в голову, если вечером будет она, уломаю, чтобы осталась до утра!

Позавтракав и наметив программу отдыха, я решил приступить у её выполнению. С теми деньгами, что достались мне с ночной драки мой бюджет был не столько скромен, но всё же расшвыриваться купюрами не следовало. Во-первых, небезопасно, как показала та же ночь, во-вторых, надо думать о том, как жить дальше. Не всё же время я буду на корабле, а значит надо иметь какую-то квартирку, сначала арендованную. А там чем кто не шутит — может и прикупить удастся что-нибудь неплохое. Вроде не дурак последний, должен в люди выбиться. От таких радужных мыслей отвлекло поскрёбывание вилки по дну тарелки. «Вкусновато, но маловато», как говаривал Валдес из седьмого отделения. Стоило наведаться в ресторан отеля, или прошвырнуться по городу, посмотреть — чем и где кормят. Второе несло в себе большие варианты и решение созрело — пойду, прогуляюсь по городу, найду что-нибудь экзотическое и засяду там гурманствовать.

Прогуляв по городу полдня, я так не смог выбрать, куда же приткнуться перекусить. Всё казалось, что что-то я пропускаю и никак не могу найти. Глаза разбегались от представленных товаров, услуг и прочего что мог предложить центральный мир. В итоге махнув рукой на все эти изыски, я вернулся в гостиницу и решил, что пусть еда будет не экзотичной, но просто будет. К моему удивлению, ресторан предлагал такой выбор разнообразной еды, что идти куда-то было просто бессмысленно. Заказав себе какие-то блюда по рекомендации официанта, я просто отдыхал, сидя в уютном кресле.

После такого плотного обеда меня сморило в сон, как только добрался до номера. Проснувшись к вечеру и, убедившись, что всё на месте, я обнаружил что-то новое. На столе у кровати лежала визитка «Милена Фари» с видеофонным номером. Порывшись в мозгу, никак не мог вспомнить, кто такая Милена и почему, собственно, её визитка лежит у меня в номере. Я здесь никого не знал, кроме Дина и Мари, и что логично предположить, меня тоже никто не знал. Перевернув пластик, я увидел знакомое личико. Это же моя утренняя горничная! Планы на вечер и ночь, кажется, могли воплотиться в реальность. Я с замиранием сердца набрал номер с визитки. Знакомый поутру голос ответил почти сразу.

— Милена Фари. Чем я могу вам помочь, господин Шепард?
— Милена, вы не могли бы зайти в мой номер?
— Да конечно, я сейчас подойду.

Милена постучалась через несколько минут. Постаравшись завязать разговор, я стал переходить к наиболее волновавшей меня теме. Милена оказалась девушкой упорной, но в итоге не выдержала и согласилась.

— После смены только, а то с работы выгонят.
— А когда смена заканчивается у тебя?
— В час ночи, так что смотри не усни без меня.
— Не усну, буду бдеть и ждать.
— Ну, жди...

Она провела языком по губам и прикусила нижнюю пухлую губку. Оправив юбку и вырез декольте, специально чтобы подразнить меня, она вышла из номера, покачивая при каждом шаге бёдрами, да так, что я был готов накинуться на неё прямо сейчас. Однако договорённость надо соблюдать, а то получится что-то уже не то. Время тянулось как резина, медленно и нудно. Наконец в дверь постучалась чья-то рука. Я подошёл и открыл. Милена быстро юркнула в номер и закрыла дверь, чтобы не заметили лишние глаза. Милена сидела на кровати и ждала меня, теребя застёжку юбки. Достав из бара бутылку игристого, я поставил её на стол, но Милена не была настроена на романтику. Стоило мне повернуться к ней, как она уже схватила меня за голову обеими руками и неистово прильнула губами. Вопрос был понятен, её страсть только подзадоривала и, сорвав с себя одежду, я стал раздевать и её. Под топом не оказалось ничего и её грудки выпрыгнули на свободу, закачавшись. Соски напряглись и ждали ласк. Наша близость не имела ничего общего с нежностью влюблённых, просто ненасытная молодость обоих и желание наслаждаться. Под утро уставшие, но довольные, мы валялись на скомканных, мокрых простынях. Милена была хороша во всех позах и положениях, она получала максимальное удовольствие и дарила его мне. Со стоном она прогнулась и встала с кровати, ступая осторожно и немного шире расставляя ноги, чем обычно. Кое-как заправив кровать, я последовал за ней в душ. Она не была настроена на продолжение, сказав, что и так у неё всё болит после ночи кувырканий.

— Это тебе завтра спать, а мне работать. Я ходить буду как корри.
— А это кто?
— Да местная живность такая. Ходит враскорячку.

Приведя себя в порядок, она послала мне воздушный поцелуй и выскользнула за дверь. Я откинулся на кровать и провалился в сон. Днём надо было уже выезжать, и поспать хоть немного было в самый раз. Меня ждал мой фрегат и моя новая жизнь.

***

У полиции был тяжёлый день. Рано утром один из обывателей, желая сократить дорогу, решил проскочить через короткий переулок и наткнулся на следы бойни. Пять трупов. Пистолет. Красный песок! В обычном спокойном районе города. Это было ровно в три раза больше, чем надо. Стоило писакам прослышать и сделать сюжет, как мэр поднял на уши начальника полиции Элизиума и устроил ему выволочку. Уже сам шеф вытребовал к себе всё руководство районных отделений и, не выбирая выражений и не смягчая акцентов, выказал своё неудовольствие. Подняли всех сотрудников для расследования этого дела. У Джозефа до сих пор в ушах отдавались звоном и эхом вопли начальства. Это был его район, и он знал здесь всех как облупленных. Кто и почему устроил такую разборку, было не понятно, и выезд на место мог прояснить картину. Вызвав служебный кар, вместе с напарником они выдвинулись на место преступления. Картина представшая перед их глазами была словно из кошмара. На тёплом воздухе тела быстро разлагались и приобрели характерный трупный запах. А в этом переулке их было пять, аура смерти разносилась далеко. Пройдя через линию ограждения, Джозеф прикрыл рот и нос платком, напарник благоразумно прихватил два персональных комплекта воздухоочистки и уже натянул один из них. Все лежавшие здесь были им знакомы, более или менее. Но вот произошедшее пока не раскрывало ситуацию. Двое с одной стороны и трое с другой. Два пакета с красным песком, каждый стоимостью в несколько тысяч кредитов, если считать разовые дозы. Хане-Кедар, «Кесслер» модель один... Джозеф и Клайд переглянулись между собой.

— Сюрпрайз, мать его так...
— Красный песок и контрабанда оружия... Ещё бы босс не взъелся.
— Да уж. Влипли мы в это дерьмо, конкретно так влипли.

Военный ствол был последнее, что им здесь хотелось видеть. Даже красный песок был не так плох. В конце концов, на нём можно было весьма неплохо подработать, да и план месячный закрыть, поймав пару уличных торговцев-нариков, удавалось без труда. Но здесь... контрабанда оружия и в придачу крупная партия песка. А все крупные поставки наркоты и оружия, тем более военного, шли с молчаливого согласия кого-то сверху. Здесь же парни, похоже, решили увеличить «дело», а дальше или не поделили товар или конкурентам не понравилось. Клайд взял рапорт у одного из рядовых, охранявших место убийства. Медики уже уехали, ждали только спецмашину, забрать тела для вскрытия. Бегло прочитав отчёты, он протянул Джозефу планшет. Тот также по диагонали проглядел его.

— Григ, похоже, взял крупную партию на этот раз, — он негромко констатировал очевидное. — Интересно, откуда поставка была?
— Наверное, опять в космопорте придержали партию, ну и как всегда через братца взял на реализацию. Решил подрасти мальчик? Он же сам не сидел на нём, кажется?
— Да не, из них только девчонка сидела. Жико стероидами как всегда накачивался, Гари на наркоту криво смотрел, во всяком случае, всегда так заявлял. Думаю, травкой-то баловался...
— Да кто ж ей не балуется, — понимающе хмыкнул Джозеф.
— Отпечатки пальцев на пушке Грига, внутреннее кровотечение, ну и пробитое горло. Смерть у всех наступила примерно в одиннадцать вечера, кроме вот этого.

Клайд кивнул на труп молодого парня, валяющегося лицом в подсыхающей луже нечистот. От неё шёл острый кислый запах, Джозеф, не одевший маску, чувствовал эту вонь, и самого его подташнивало. Не выдержав, он взял маску и натянул на лицо, пытаясь успокоить взбунтовавшийся желудок и не продемонстрировать завтрак. Голос через маску звучал глухо, и приходилось напрягать горло, чтобы тебя слышали.

— А этому не повезло захлебнуться в собственной блевотине, вот уж незадача.
— Угу. Не понятно, что с Жико, повреждений кроме двух пальцев на левой руке нет.
— Может вскрытие покажет.
— Шлюха от передоза померла, жаль девчонку. Опустилась после смерти родителей, связалась с Григорием. Он её наверно и подсадил на песок.
— Что-то не помню я её толком. Откуда она?
— Да из пригорода они приехали. Дом купили в нашем квартале. А потом через несколько лет при ограблении дома родителей застрелили, её изнасиловали. Ей тогда лет пятнадцать было. Сам понимаешь, кому она была нужна особенно. Говорят, подрабатывала где-то, потом на панель вышла. Вот к чему и пришла.

Клайд, оттянув маску, сплюнул и тут же надел её снова, скривившись от вони.

— Дело тогда так и не раскрыли. Вроде вышли на кого-то, но сверху велели прикрыть.
— А-а, всё вспомнил я их. В жизни бы не подумал, что она так изменится... Да, улица жёстко стелит. А дело тогда Захир вёл? Ну да, точно он. Там, кажется, следы вели к шишке в верхах. И он даже нашёл куда, помнится, говорил в баре, что если это встряхнуть, то скандальчик выйдет на весь мир. Когда дело прикрыли, он что-то долго возмущался.
— И его через неделю сбило неисправное такси, упавшее аккурат на голову. Доказать ничего не смогли, но дело многим показалось нечистым.

Оба вернулись к бывшему главарю банды, лежавшему в странной позе, как если бы он пытался свернуться в эмбрион, со стянутыми за спиной руками. Лицо парня было всё в пурпурном порошке, частично осыпавшегося на землю. Глаза были красными от крови, широко открыты и изъязвлены частицами песка.

— Похоже, его накормили собственным товаром.
— Да уж...

Прибыл борт, и санитары загрузили тела в камеры. Джо и Клайд закончив осмотр места, сели в свой кар и отправились следом. Патологоанатом уже ждал их. На столах лежали тела жертв, накрытые простынями.

— День добрый, док. Сегодня, правда, утро началось не очень.
— Да уж, притаскиваете пять трупов и «добрый день». Хорошее же у вас представление о добром дне.
— После утра день кажется добрым.

Доктор недовольно посмотрел на обоих полицейских и приступил к работе. Оба ретировались, решив, что смотреть на это им удовольствия не доставит. Просидев в приёмной пару часов, оба откровенно заскучали, но вернуться назад без немедленного доклада о причинах смерти жертв, было практически равно немедленному увольнению без выходного пособия. Наконец, когда терпение стало подходить к концу, вышел врач. Отмахнувшись от них, он выпил стакан кофе из автомата и только потом стал говорить, передав планшет с данными вскрытия.

— Начнём с женщины. Диана Эмили Повант, девятнадцать лет. Несколько венерических болезней, истощение организма и общая ослабленность иммунитета, характерная для употребляющих красный песок. Половые контакты за несколько часов до смерти. Смерть от интоксикации, вызванной передозировкой наркотика, кровоизлияние в мозг, паралич дыхания. Время смерти с двадцати трёх до нуля ночи.
— Её изнасиловали?
— Возможно, хотя учитывая её прошлое, вероятно она просто обслуживала клиентов.
— Хорошо, что там дальше?
— Жикей Вамман. Мужчина, двадцать пять лет. Порок сердца, осложнения от приёма стероидов. Половых контактов не обнаружено. Травматическое повреждение суставов и тканей двух пальцев левой руки. Смерть наступила в промежутке от двадцати трёх до нуля ночи. Причина смерти — инфаркт миокарда. Возможно, спровоцировал болевой шок от перелома.
— Док скажите по-человечески, что у него с пальцами?
— Ему их кто-то практически оторвал, они держались почти только на коже. Болевой захват, проведённый до конца. Я бы так сказал. Не перебивайте, пожалуйста!
— Дикхард Донован. Мужчина, двадцать лет. Лёгкое отравление. Половых контактов не обнаружено. Смерть наступила в промежутке от нуля до двух часов ночи. Причина смерти — асфиксия рвотными массами. Гари Эдвиндсон. Мужчина, двадцать девять лет. Венерические заболевания отсутствуют, здоров. Половых контактов не обнаружено. Смерть наступила в промежутке от двадцати трёх до нуля ночи. Причина смерти — интоксикация организма, вызванная передозировкой красного песка, химический ожог слизистых.

Он взял паузу и перевёл дыхание. Оставался последний, пятый, покойник.

И, наконец, Григорий Разманов. Вот тут интереснее. С первыми, как сами слышали, всё просто. А этот наш молодчик задал работки. Итак, мужчина, тридцать три года. Набор венерических заболеваний, ослабление иммунитета вследствие оных. Интоксикация организма от алкоголя и стимуляторов. Генетические модификации, направленные на улучшение функционала организма. Модификации гражданские, разрешённые. Половые контакты за несколько часов до смерти. Рваная сквозная рана шеи, с разрывом внутренних органов, заражение крови. Но всё это мелочи...
— Эээ, док. Он мог переспать с Дианой перед смертью?
— Не мог, а переспал. Его сперматозоиды, в том числе, я и обнаружил у Повант. Но это не главное, главное причина смерти.
— Ну, с такой-то дырой в шее и кровопотерей...
— И вы ошибаетесь, мой недалёкий сыщик. Смерть это молодчика наступила от внутренних повреждений. Его всего изнутри будто раздавило, ни одного органа в брюшной и грудной полости целого не осталось. Такого я честно сказать не видел. Пойдёмте, сами убедитесь.

Оба инспектора в шоке от такого предложения дружно замотали головами, отказываясь от сомнительной чести наблюдать предложенную патологоанатомом картину. Что-то подсказывало внутреннему голосу одного и другого полицейского, что радости и крепости это желудкам не добавит. Джозеф пришёл в себя первый и задал более интересовавший его вопрос.

— Но откуда такие повреждения?
— А вот это хороший вопрос. Для таких повреждений нужно или падение с большой высоты или какие-то подобные условия. Он же был найден стоящим у стены дома. Если вариант падения не устраивает, ищите что могло так его спрессовать. Ну, хорошего теперь вам вечера, ловите своих бандитов.

Доктор выпроводил полицейских за дверь. Оба напарника стояли и смотрели друг на друга. Было понятно, что дело могло оказаться серьёзнее и хуже всего повиснуть глухарём.

— Надо поднять, кто ещё был у Грига и Гари в помощниках, может, оттуда найдём зацепку.

Вернувшись в отделение, они застали руководство города у себя. Это тревожило, а после всего увиденного и услышанного, еще и злило Джозефа. Мало им что ли показалось устроенного утром? Однако действительность оказалась гораздо более интересной. Подготовив отчёты о проделанной работе в максимально короткие сроки, инспектор прошёл в кабинет шерифа района. Кроме него там же был начальник полиции города и заместитель мэра. Представив отчёт и свои идеи насчёт дальнейшего расследования, которое он предполагал вести совместно с другими районными отделениями, Джозеф выжидающе посмотрел на начальство.

— Отличная работа, инспектор. Впрочем, вам не придётся этим дальше заниматься. Виновник пришёл сам. Это конечно удивительно, но он дал признательные показания и они совпадают с тем, что вы только что представили нам. Не так ли, господин Канке?

Мэрский работник, слегка запинаясь, подтвердил, что действительно полиция провела хорошую работу, но даже без дальнейшего расследования дело уже понятное. Джозеф никак не мог понять, о чём идёт речь и тем более кто этот безумец.

— Оказывается брат этого, как там его? Грига, — босс выделил это имя, — положил своего собственного брата, не договорившись о том, как разделят деньги за песок. Таким образом, вопросов практически не осталось. Меру пресечения ему определит суд. Вы свободны инспектор.

Ошарашенный услышанным, он вышел за дверь, плотно прикрыв её за собой. Если бы в Джо попала молния, он был бы менее поражён происходящим. Этого просто не могло быть! Нелепица какая-то. Зачем было брату Грига валить своего сбытчика? Процесс налажен и приносит прибыль, а искать новых поставщиков, рискуя нарваться на подставу, было не в его духе. Это никак не укладывалось в голове, и он с отсутствующим видом прошёл к себе. Клайд ждал его, развалившись в излюбленном месте. Вид своего компаньона его удивил.

— Эй, Джо... Что с тобой? С тобой там что сделали-то?
— Представь себе, дело раскрыто. Брат Грига признался, что он завалил его из-за песка.
— Бред! Он не идиот! А остальных тоже он положил?
— Бред, — с лёгкостью согласился Джозеф. — Но это официальная позиция полиции и города. Дело уходит в суд с чистосердечкой, и всё. Нас поблагодарили за работу.
— Но... но это же... да их журналюги с дерьмом смешают на суде!

Джозеф поглядел на напарника. Тот распалился и не желал понимать, что дело опять закрыли сверху. Он становился похож на Захира. Когда тот также в этом кабинете кричал, что не оставит просто так всё это вмешательство.

— Клайд... вспомни Захира. Вспомнил? Ну, вот тебе и ответ.
— Предлагаешь заткнуться и сделать вид, что всё в порядке?
— А ты предлагаешь кончить как Захир?

Дело, прошумевшее на Элизиуме, было раскрыто в рекордные сроки, правда, с учётом чистосердечного признания обвиняемого. Суд назначил смертную казнь виновному в убийстве трёх человек. Диана и Дикхард умерли, как посчитали присяжные, по собственной вине. Михаил Разманов был казнён через три дня. На последнем слове он пытался отрицать свою вину и отказался от признания, утверждая, что его заставили все подписать. Но, ни апелляция, ни его утверждения не спасли его. Через некоторое время в разделе происшествий промелькнуло и пропало сообщение о поножовщине в одном из дешёвых баров города — один погибший, некий Эрик Рамс. Клайд вспомнил этого парнишку, он крутился вместе с Гари одно время, но потом пропал, аккурат после того, как вся банда была убита. Уверенность что здесь не просто совпадение, а вполне логичное завершение дела, не оставляло его. В этот вечер старший инспектор напился в баре, наплевав на все последствия.


Отредактировано: Alex_Crow.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 29.07.2011 | 3560 | 7 | Сын Земли, unklar | unklar
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 8
Гостей: 6
Пользователей: 2

Alone2050, MacMillan
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт