Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Fornax

И начнется новая жизнь!

Жанр: драма, эротика, романтика;
Персонажи: мШепард/Тали и другие;
Рейтинг: NC-17;
Статус: завершен;
Описание: воспринимая заботу Тали о капитане как нечто само собой разумеющиеся, Шепард рискует не заметить её истинные чувства...









— Майк? — Тали тормошила капитана за плечо, пытаясь привести в чувство.
Шепард продрал глаза, пытаясь вспомнить, где он находится, и что вчера было. Первое, что он увидел, это отполированное до блеска забрало шлема кварианки, сидевшей рядом с ним на коленях, и трясла его за плечо. Сквозь фиолетовый фильтр забрала он видел только глаза девушки. Выражение их было неясно, потому как это были всего-навсего два светящихся пятна миндалевидной формы, но судя по голосу, она была крайне обеспокоена. Ещё бы. Не каждое утро видишь капитана корабля, пускающего пьяные слюни на старательно начищенный Рупертом пол посреди жилой палубы.
В голове творился полный бардак. Воспоминания вчерашнего вечера оставались за семифутовой стеной, потому он бросил бесплодные попытки что-либо вспомнить. Намного полезнее сейчас подняться с холодного пола, сходить в бар, опохмелиться и размяться. Тот ещё подвиг, но валяться пьяным на полу — подавать плохой пример экипажу.
Пошевелив мышцами, Майк поднялся на локте, похрустел шеей. Тали продолжала сидеть рядом, поддерживая его за плечо. Не сильно-то это помогало. У бедняжки просто не хватало сил, чтобы удержать капитана, который в два раза шире её и тяжелее. Её упорство и желание помочь Шепарду было приятно, и он даже подумал, что она помогает ему не просто потому, что тот капитан, но ему сейчас вообще было больно думать. В голове будто играл оркестр пьяных кроганов, которые лупили колотушками ему по мозгам.
— Почему ты лежишь на полу, Шепард? — спросила Тали, когда взгляд капитана стал более-менее осмысленным.
Майк ничего не ответил. Ну не рассказывать же ей, что он вчера хлестал всё, что было у бармена «Загробной Жизни» вместе с Заидом и Грантом, лапал танцовщиц и пытался клеиться к Арии, которая быстро и грубо отправила его обратно, заставив ронять проклятия со стаканом виски. О! Он только что вспомнил, чем занимался! Только то, как он вернулся, он всё же не помнит.
— Мне было нехорошо. Теперь лучше, — солгал он.— Думаю, мне просто надо добраться до каюты и немного полежать. Это пройдет.
— Может, обратиться к доктору Чаквас? — предложила девушка, продолжая удерживать капитана в вертикальном положении.
Ага, и доктор вынесет диагноз, что капитан попросту нажрался в сопли, и теперь платит за удовольствие.
— Нет. Тали, мне уже лучше. Не стоит отвлекать доктора по пустякам.
— Тебе точно лучше?
— Да. Честное слово! Через час уже буду в форме, и обойду отсеки, посмотрю, как обстоят дела у команды. Так что готовь мне рапорт, Тали, — последнее капитан произнес с улыбкой.
— Хорошо капитан. Буду вас ждать, — Тали поднялась с колен, поправила ремень на поясе, и пошла в столовую. Время завтрака.
Пользуясь тем, что кварианка задержится здесь, капитан подскочил, тут же пожалев об этом. В висках застучало, будто его голова была летающим по полю мячом в самый разгар матча. Опираясь о стену, он добрёл до лифта, ткнул на кнопку вызова. Едва дверь открылась, из кабины вывалился Грант, с грохотом рухнув на пол.
— Проклятье, — раздалось с пола.
— Грант, что вчера было?— коммандер помог ему подняться, что было нелегко, учитывая его состояние, состояние крогана, и нешуточный вес последнего.
— Я и сам не помню, капитан, — Грант, опираясь о стену подобно Шепарду, побрел в столовую. В каком бы состоянии он ни был, завтрак не пропустит никогда.
Вся надежда на наёмника.
Войдя в кабину лифта, Майк нажал иконку инженерной палубы. Спустя минуту он уже с руганью ломился в дверь отсека утилизации, где устроился наёмник. Видимо, тот был не в лучшем состоянии, потому заблокировал дверь изнутри. Непорядок.
— СУЗИ! — рявкнул коммандер, крутя головой в поисках камер, которыми искусственный разум смотрел за всеми. Ответ последовал незамедлительно.
— Да, капитан.
— Немедленно открой дверь!
— Заид Массани просил его не беспокоить, — сказал голос без эмоций.
— Неповиновение? — Шепард от злости ударил по двери кулаком. — Я здесь капитан! Это приказ!
— Как скажете, капитан. Выполняю.
Голографический замок, секунду назад горевший красным, засветился сначала желтым, затем зеленым. Блокировка была снята. Дверь открылась, в нос тут же ударил запах перегара. Шагнув внутрь, коммандер посмотрел на экраны. Камеры исправно работали. В столовой уже сидела вся команда, Руперт накладывал в тарелки свой фирменный кальмаровый суп. Самара, получившая порцию, в задумчивости сидела перед тарелкой, рассматривая щупальца, видимо, заметив их схожесть с гребнем азари. В дни с таким меню она наверняка ненавидит Руперта.
Наёмник стол на полу на коленях, а верхней частью туловища лежал на койке. Вокруг валялись части его брони. На койке возле головы лежал кроганский шлем, использованный совершенно не по назначению. Наёмника в него вырвало, и не раз. Что ж, надежда на прояснение улетучилась. Ну и ладно. Пускай произошедшее вчера останется за похмельным туманом.
Через пять минут коммандер уже с довольной физиономией смотрел в потолок, наслаждаясь потоком холодной воды в душе. Боль отступила на второй план. Увольнительная не была столь необходимой, а ему еще нужно узнать, почему прервалась связь с ученными «Цербера» в мёртвом Жнеце. Призрак сказал, задание приоритетное, но туда нельзя лететь неподготовленным. Нужно пополнить запасы провизии, проверить оружие, броню, созвать всех на брифинг, объяснить суть задания, возможные обстоятельства... в общем, они должны быть готовы к любым неожиданностям. Он надеялся, что это не очередная подстава со стороны Призрака. Майк не сомневался, что в будущем сможет ответить ему той же монетой.
Перекрыв воду, капитан осмотрел себя. Синяков вроде нет, значит, ни в какую драку он вчера не ввязался. Встал у раковины, осмотрел лицо. Шрамы уже почти зажили. Как и велела доктор Чаквас, он старался избегать стрессов, что было не легче, чем пришить Сарена. В последнее время его слишком уж часто хотели убить, а сей факт совсем не способствовал снижению уровня стресса.
Побрившись, Майк вышел, обернув полотенце вокруг бедер. Сел за стол, проверил почту, стараясь не глядеть на фотографию Эшли. Ни к чему сейчас было вспоминать их встречу на Горизонте. Понаблюдав немного за любимым Скальдом Иллиума, Шепард встал, потянулся, хрустнув суставами. Немного постояв, посмотрел на хомяка, который в обычно своей манере свернулся пушистым комком.

Одевшись, коммандер вызвал Джокера. Ответил тот не сразу, видимо, ещё ел. И верно, едва появилось изображение, Майк увидел как пилот усиленно орудует ложкой.
— Джокер. Так орудуя веслом, ты себе что-нибудь сломаешь.
— Шепард. Если бы у тебя не было привычки каждый раз собираться куда то лететь во время завтрака, то мой процесс употребления пищи был бы намного приятнее.
— Не жалуйся, иначе заменю твоё кресло табуреткой.
— Может тогда СУЗИ перестанет меня пугать необратимыми гормональными изменениями? — тот даже на секунду замер.
— Думаю, тогда она начнет пугать тебя тем, что твоя борода станет перекрывать обзор, — предположил коммандер.
Джокер чуть ложку не проглотил. Видимо, испугался, что СУЗИ всё услышит. Естественно, услышит.
— Курс на Цитадель, Джокер.
— Две минуты, Шепард. Всего две минуты.
— Хорошо. Пошевеливайся.
Отключив инструментон, Майк пошел к лифту.

Не то чтобы он был суровым капитаном, терроризируя экипаж постоянными проверками в поисках бездельников, просто Шепард приравнивал всех к одному. Один работает, значит работать должны все. Будучи еще рядовым солдатом, он тоже терпел постоянные проверки со стороны командования, за малейшую ошибку лишающего увольнительных и премиальных. Не нравится, но и возразить старшему по званию не можешь. Потому он старался быть не похожим на своих бывших начальников, у которых принцип «Строг но справедлив» выходит за рамки.

Вечером он в задумчивости смотрел на стакан с темной жидкостью. Батарианский виски, если быть точным. Голова почти не болела, и теперь он с сомнением рассматривал грани на стакане. Пить или не пить? Вот в чем вопрос. С одной стороны, опрокинуть стакан и всё, голова перестанет быть сценой, на которой играет демонический духовой оркестр. С другой стороны, его опять потянет на подвиги. Налакается, и едва «Нормандия» причалит к «Цитадели», рванет в ближайший бар и опустошит витрину с алкоголем. И карманы. Ну, есть некоторый запас кредитов, отложенный на необходимое снаряжение, которое уже дожидается капитана в магазине со статусом «продано». Прибавить ещё заправку корабля, пополнение припасов и прочие расходы. В общем, бездумно тратить кредиты сейчас совсем не к месту.

Майк решил отвлечься и, развернувшись к смотровому иллюминатору, откинулся на спинку кресла, любуясь мерцанием звёзд.

Он прокручивал в голове детали предстоящей операции. У капитана не было сомнений, что к пропаже связи с ученными «Цербера» в мертвом Жнеце имеет прямое отношение сама дырявая железяка. И что здраво мыслить там уже никто не способен. В лучшем случае, они найдут кучу пускающих слюни овощей, в худшем... в худшем, наткнутся на полчища хасков. У «Цербера» есть мания совать нос куда не следует, не взирая на потери. Небось, каждый раз принимаясь за дело, думают «Ну что, в самом деле, может пойти не так?». И каждый раз результат один и тот же — гора трупов. Если бы он, Шепард, был бы не так важен, ученные бы с удовольствием препарировали его в поисках изюминки, которая делает его коммандером Шепардом. Хотя, их бы ждало разочарование. Майк обычный человек. Разве что чуточку круче.

Майк со злостью стукнул кулаком по столу, от чего стакан подпрыгнул на столешнице. Хотел отвлечься, а в итоге лишний раз напомнил себе, с кем приходиться иметь дело. С раздражением опрокинув стакан батарианской дряни себе в рот, и теперь смотрел на пустую посуду, по внутренней стенке котороой стекала капля виски. Черт с ним со всем. Хочется побыть одному, поразмышлять о прожитых деньках, но каждый раз остаешься один на один с кучей проблем, от решения каждой из которых зависят чьи то жизни. Раньше в этом ему помогала Эшли. За стаканчиком какой-нибудь дорогой отравы можно было поговорить, отвлечься от проблем, предаться страстям. Теперь он остался один. Уильямс на Горизонте сказала все предельно ясно. Хотя в отправленном позже сообщении извинялась. Но сейчас он один. Он не может показать слабину, сомневаться, просто не имеет права. Боевой дух — штука хрупкая, и если командир потерял уверенность, то команда может в нём усомниться, что совершенно не приемлемо. Особенно перед неизвестной опасностью.

Майк снова треснул кулаком по полированной поверхности стола. Опять мысли, которых сейчас не должно быть в голове. Того и гляди, у самого боевой дух упадет ниже плинтуса. Но, похоже, отвлечься от проблем ему не дадут собственные мысли. С обреченным видом Майк потянулся к бутылке виски. Его остановила даже не мысль о том, что вчерашний вечер может повториться в другом месте. Он не думал, что в помещении не один. Ну ладно, подкрасться незаметно может и Касуми. К тому же, эта каюта была её каютой. Но чтобы она...

— Шепард?— голос Тали показался Майку чересчур взволнованным.

— Да, Тали. Ты что то хотела?— Шепард опустил руку, которая уже почти дотянулась до бутылки.

— Ты сказал, что придешь за рапортом.

Да, он плюнул на обход команды, решив, что это может подождать до вечера. Голова слишком ясно подсказывала, что диалоги ему сейчас противопоказаны. Кроганы ещё не устали долбить своими кувалдами по вискам. Что ж, сейчас вечер, а он даже и не думал заняться обходом. Правда, сейчас, после принятого на душу алкоголя, ему заметно полегчало. Кроганы, кажется, выдыхались.

Тем временем, Тали продолжала рассказывать, как она напала на его след, и с какой радости вообще пошла его искать.

— Я не дождалась тебя и решила, что ты плохо себя чувствуешь. Спросила у доктора Чаквас, но она сказала, что не видела тебя весь день. И в каюте тебя не оказалось. Тогда СУЗИ сказала, что ты сидишь здесь и...— она посмотрела на стакан, на донышке которого осталось несколько капель алкоголя.

— В самом деле?— Майк усмехнулся, и на поверхности стола пальцем написал «Уволю». Следов, конечно, не осталось, но он не сомневался что искусственный разум сейчас наблюдает за ними, и отследит тепловой след от его прикосновений. Несомненно, она поймет смысл этой фразы.

— Да. Я думала, что, если ты не пришел сам, тебе было не хорошо и... решила прийти сама.

— Что ж, я тебя слушаю,— Майк лениво повернулся к ней.

Тали не думала, что его интересует рапорт. То есть, конечно, интересует, просто она пришла не для этого.

— Вообще то я пришла поговорить, — Тали сцепила руки за спиной, вдохнув полной грудью.

— О чем?— Шепарду действительно было интересно.

Девушка немного помолчала, собираясь с мыслями. Ну, так показалось Майку. На самом деле она готовилась сказать что важное.

—О том, что случилось на Аларее, — Тали сжала кулачки, ругая себя за свою нерешительность. Отнюдь не об этом она хотела поговорить.

— Что то не так? — Майк обеспокоено привстал.

— Нет. Все хорошо. Корабль обыскали, но ничего не нашли, кроме кучи перебитых нами гетов.

Шепард плюхнулся обратно в кресло.

— Тогда в чем дело?

— Я хотела поблагодарить тебя.

— Не стоит, Тали.

— Тогда можно вопрос?

— Конечно.

— Почему ты мне помог?

Финиш! Казалось бы, простой вопрос. Только простой вопрос порой бывает самым сложным. Майк плеснул в стакан ещё алкоголя, сделал маленький глоток. Ну, для начала, она не должна отвечать за ошибки отца. К тому же изгнание выбило бы её из колеи, что негативно сказалось бы на её работе. И он не мог отказать в помощи другу. Разве не аргумент? Всё это Майк и озвучил, слово в слово. Но, похоже, это не то, что она хотела услышать. Тали ещё раз поблагодарила за помощь и вышла из каюты.

Нет? Тогда что? Вроде ведь помог другу, который сам всегда готов подставить плечо, всегда прикроет спину, всегда выслушает, всегда так смотрит, словно намекает на... От неожиданной догадки Майк поперхнулся, почти швырнул стакан на стол, вскочил. Скривился, когда до уха донесся звон разбившегося стекла. Тали уже стояла в коридоре в ожидании лифта, скрестив руки на груди. Шепард выскочил следом и успел поймать её за руку, когда та уже вошла в кабину.

— Стой, Тали! — Майк вытянул её обратно в коридор, развернул к себе и взял за плечи.

Девушка от неожиданности потеряла дар речи.

— Я... — Шепард не знал, как сказать ей о своих чувствах. Хотя бы потому, что он вообще об этом никогда и никому не говорил. Даже Эшли. — Я хотел сказать, что помог тебе потому, что ты для меня больше, чем друг.

— Правда?

— Да. — Майк решил, что после этого шага будет проще. Он приосанился, сделал морду «кирпичом», и прижал девушку к себе. Чего он как подросток? — Я хочу пригласить тебя на ужин.

— Ты... правда? То есть, ты серьезно? — девушка отстранилась, посмотрев на капитана.

— Серьезней некуда. Ты согласна?

— Я... да! Конечно. Я согласна.
— Чудно. Скажем, в ресторане «Серенити», завтра в семь вечера.
— Конечно, я буду!
— Отлично, — Майк сделал шаг назад, выпуская девушку из объятий.



Майк сидел за столиком, задумчиво вглядываясь в пейзаж за окном. Ресторан «Серенити» располагался рядом с Президиумом, потому в окно были видны все пять её лепестков. Между домами текли светящиеся ручьи аэрокаров, сплетаясь в чудного вида узоры, пересекая друг друга. Выглядит это очень красиво, особенно когда темно. Но, увы, темнота сюда никогда не приходит.

Недалеко нарезал круги флагман Цитадели «Путь предназначения». Два года назад, после атаки гетов, он выглядел плачевно, почти разваливался на куски. Собственно, после того дня так выглядел каждый третий корабль. Да и сама станция была не ахти в каком состоянии. Вот это были деньки. Хотя, чем сейчас лучше? Просто театр боевых действий сместился с космоса на землю.

Время уже клонилось к семи часам. Майк глотнул чаю, размял шею. Он не знал, что делать, когда Тали придёт. В том, что она придёт, он не сомневался. В последнее время она привязалась к нему, да и Келли о чем-то подобном говорила. Его мучил только один вопрос — почему она молчала? Вчера она, вроде как, собиралась сказать что-то подобное, но завела разговор о другом. Капитан припомнил их разговор вчера, усмехнулся. Тали, Тали...

Ну ладно, надо отвлечься. Майк посмотрел на свой костюм. Он решил не брать капитанскую форму, хотя бы потому, что на ней шеврон «Цербера». Прикупил он его недалеко отсюда, за вполне символическую цену. Не обедать же в броне? Шепард не был щепетильным по этому поводу, но как бы это смотрелось со стороны? Нет уж, лучше так. Конечно, в наплечной кобуре у него был «Хищник», но пистолет он взял скорее из-за привычки всегда быть при оружии.

Едва часы пробили семь , дверь ресторана открылась. В проходе стояла Тали, одетая в привычный взгляду скафандр. Он и не ожидал увидеть другого, потому как не припомнит, чтобы Тали бегала на «Хестроме» с чемоданом одежды. По ней можно часы сверять.

Тали оглянулась вокруг, и, заметив коммандера, направилась к нему, по пути оглядывая интерьер ресторана. Народу было немного, занято всего два столика. Оформление в земном стиле, который можно увидеть на старых изображениях начала двадцать первого века, не богатое, но и не скудное. Вполне хорошая атмосфера для ужина. Шепард знал, что выбирал. Он бывал здесь пару раз до этого, и оставался вполне довольным, когда уходил. Несмотря на близость Президиума, ресторан не пользовался популярностью политиков, но люди классом пониже появлялись здесь довольно часто. К тому же здесь неплохо готовят для всех, какие бы аминокислоты у них ни были.

— Здравствуй, Тали, — поприветствовал Майк, поднимаясь, и предлагая Тали присесть.

— Добрый вечер, Шепард,— Тали благодарно кивнула и села. — Как ты себя чувствуешь?

— Со мной все в полном порядке, Тали. Спасибо,— ответил коммандер, садясь напротив.

Рядом беззвучно появилась официантка азари, протянув кварианке меню. К слову, одета она была точно так же, как одеваются официантки на Земле: бежевая рубашка, поверх неё серая жилетка, черная юбка, короткий бежевый фартук. Из кармашка фартука выглядывали блокнотик с карандашом, что вполне характерно для людских обычаев. Правда, в отличие от официанток, принадлежащих к человеческой расе, форменной шапочки у неё не было, видимо та просто не держалась на голове из-за гребня. Хозяин заведения либо человек, либо тот, кто много знает о людях. Азари, на бейдже которой было написано «Эриана», ловко достала блокнотик, перехватила заточенный карандаш и приветливым тоном спросила:

— Что будем заказывать?

— Будьте добры... — Майк призадумался. Он ещё не привык к старомодному меню, где все блюда, словно отголоски прошлого, как и всё остальное в ресторане, — оливье и свежевыжатый апельсиновый сок.

—А мне... — Тали осеклась. Она вообще не знает, что представляют собой предложенные в меню блюда. Оно, конечно, было для лево-аминокислотников, но всё же названия были на человеческий манер. Хотя, их и не каждый человек поймет. — Вот это, пожалуйста. И вот этот сок, — кварианка наугад ткнула пальцем в меню.

Эриана быстро записала заказ, вырвала лист, спрятала блокнот и карандаш обратно в кармашек.

— Будет сделано, — она удалилась в сторону кухни.

Снова повисла неловкая тишина. Коммандер не знал, что сказать, потому решил импровизировать, и говорить совершенно обо всём. Он вновь повернулся к окну, посмотрел на сплошной ковер из огней, покрывающих лепестки Цитадели.

— Как тебе оформление ресторана?

Кварианка осмотрелась вокруг, оценивая странный для неё интерьер заведения. Шелковые занавески, наполовину скрывающие окна, висящие на карнизах, отделанных под дерево. Деревянные лакированные столы, резные стулья, металлические держатели салфеток, лампы накаливания в люстрах под потолком, коих уже и не выпускают. Пол покрыт плиткой, украшенной замысловатыми узорами голубоватого цвета. Стены обшиты деревянными панелями. Такого дизайна на Земле-то не везде отыщешь. Всё давно заменено на голограммы, даже неоновые вывески и те отжили свой век.

— Мне нравится. Это земной дизайн?

— Да. Лет сто семьдесят назад он был в моде. Как и это меню.

Тали подалась вперед, подперла руками подбородок.

— Расскажи мне о Земле.

— О чём, например?

— Ну, какая она? Что там есть? Какая природа?

— Ну... — Шепард приосанился, потянулся.— На Земле много что есть. Леса, моря, реки, озера...

Майк рассказывал буквально обо всём. Начиная от времен, когда человек только взял в руки каменный топор, и заканчивая тем, как он начал покорение космоса. Тали слушала внимательно, не перебивая, лишь иногда задавая короткие вопросы. Ей было интересно. Интересно слушать рассказы о мире¸ который она никогда не видела. Как не видела и свою родную планету. Только на фотографиях. Шепард рассказывал вполне обычные вещи, присущие всем существующим видам Млечного Пути. Но это вещи, обычные для тех, кого не выгоняли с родной планеты их же творения. Он пересказывал истории, которые знал. А знал он много. Ведь с каждым десятилетием в книгу истории записываются новые события, и программы обучения меняются, в них добавляют материал для изучения, чтобы человек знал свою историю до того момента, как родился.

Заказ уже давно принесли, но никто к нему даже не притронулся. Шепард был занят рассказом, а Тали его слушала, ей было не до еды. Позже Майк зашел в экстранет, подсел поближе к Тали, начал показывать ей старые изображения, первые фотографии и картины земных художников. Описывал изображенные места или события, показал семь чудес света, различные храмы и святыни. Описал культуры и религии. К тому моменту, когда он уже добрался до середины двадцать первого века, они уже сидели почти в обнимку. Кроме них в ресторане никого не осталось. Но Майка это не волновало. Ему нравилось находиться рядом с Тали, и он уже начал осознавать, что появилось какое-то взаимное влечение. Собственно, он именно об этом ей вчера и сказал. Только тогда он сказал это необдуманно, а теперь Шепард понимал, что именно так оно и есть.

В короткой передышке Шепард сделал глоток сока, промочил пересохшее от долгой беседы горло. Тали медленно цедила свой сок через, как она сказала, впускной клапан, продолжая внимательно слушать капитана. Но Майк уже дошел до момента Войны Первого Контакта, потому рассказывать ему было нечего. Он решил, что самое время перекусить, потому принялся за еду. Решив не прерывать хорошую беседу, он, не забывая работать ложкой, вспоминал былые деньки, когда они носились за Сареном.

Разговор длился порядка двух часов. Они вспомнили все интересные моменты их похождений, начиная с появления Тали на корабле, и заканчивая восхождением Майка из груды обломков на Цитадели. Вспомнить есть что. Кварианка была с ним на многих заданиях и повидать ей удалось многое. Потому общих воспоминаний было множество. Они поделились мнениями о членах команды. Разговорившись, перешли к нынешнему положению дел. Снова делились мнениями, снова обсудили экипаж, и сравнили то, что было раньше, с тем, что происходит сейчас. Можно даже заметить кое-какую закономерность. Они опять гоняются за неизвестной угрозой, не знают, что будет в конце пути, и какая опасность их там ждет. Эти разговоры уже сопровождались напитками куда крепче, чем сок. Шепард хотел немного выпить, потому как любил предаваться воспоминаниям под стаканчик-другой спиртного. Он совсем не ожидал, что Тали решит выпить за компанию. К слову, к концу встречи она порядком захмелела. Сразу видно, пила она либо давно, либо не пила вообще.

Когда они уходили, Майку приходилось её поддерживать. Она предалась воспоминаниям, и теперь кляла по чем зря своего покойного папашу за вопиющую несправедливость в отношении неё.

— Он всегда предвзято относился ко мне! — вещала она, будто хотела, чтобы об этом знали все на Цитадели. — Всегда требовал, чтобы... ик... чтобы... ик... чтобы я отличалась от остальных! Всегда... ик... ждал... ик... ждал... ик...

Шепард так и не услышал, чего ждал её отец. Похоже, она просто потеряла мысль и перенеслась в то время, когда нашла его тело.

—Не хотел меня впутывать?! Как же! Впутал меня первым делом! Практически подставил! А потом оставил расхлебывать кашу, которую сам заварил! — Она уже перешла на человеческие выражения, коих нахваталась на «Нормандии».

К тому моменту, как они добрались до дока, кварианка уже практически спала на его руках. Майку пришлось подхватить её. Едва оторвавшись от земли, она обвила руками шею капитана.

Ступив на борт корабля, коммандер заглянул в БИЦ. Сейчас он пустовал. Даже Джокер отсутствовал в своем кресле. Так что можно было быстро проскользнуть в лифт, не привлекая внимания. На этой палубе бодрствует разве что Мордин, добросовестно трудясь над очередной задачей. А видеть их могла только СУЗИ, но, как надеялся капитан, она не выдаст его.

Выскочив из шлюза, Майк припустил к лифту, стараясь оставаться в тени. На ночь свет в БИЦ выключали. Чудом, но в ожидании лифта никто на палубе не появился. Шепард ткнул иконку каюты капитана. Он решил неразумным оставлять Тали на жилой палубе, чтобы у кого-то сложилось мнение, что она пьяница. Пусть переночует в его каюте.

Дверь открылась, и Майк, зайдя в каюту, осторожно уложил девушку на кровать. Он еле выпутался из её рук, обвивших шею. Удав и то легче хватает. Решив, что на этом его работа закончена, коммандер пошел в душ. Раздевшись, он с довольным видом шагнул под холодную воду. Ванную огласило негромкое рычание. Потыкав в панель на стене, Майк настроил температуру, и, уперевшись руками в стену, просто стоял, наслаждаясь потоком воды.

Из-за шума воды он не услышал, как открылась дверь в ванную. Понял, что не один, только когда чьи-то тонкие пальцы коснулись его спины. Он поднял голову, но оборачиваться не стал, намереваясь угадать, кто из женской части экипажа решил таким образом показать свою симпатию к начальству. Пальцы продолжали гладить его, но пока Майк не догадывался, кто это. Неизвестная особа прижалась к нему голым торсом. Шепард спиной ощутил упругую грудь, теплое дыхание, длинные мокрые волосы, прилипшие к коже, три тонких пальца, прижимающих торс к нему... минуточку. Три тонких пальца? Не пять? Если только Гаррус вдруг не сменил ориентацию, то это может быть только... Тали? Та девушка, что десять минут назад без чувств лежала на его постели, не в состоянии сделать и пары самостоятельных шагов? И она ещё и без костюма? Или у Майка началась белая горячка? Или он не заметил на борту еще одной кварианки?

— Тали?— Тихо спросил капитан.

— Шепард,— раздалось за спиной.

Майк развернулся, встретившись с ней взглядом. Она, на удивление, не выглядела пьяной. Потом, опомнившись, осмотрел её лицо, от которого так и не смог оторвать взгляда. Ему в голову пришла мысль, почему же она его прячет под маской, которую тут же перебила другая.

«Да потому что у кварианцев иммунитет ни к черту, кретин.»

— Ты чего? — спросил он, взяв её руки.

— Я долго думала о том, что ты мне вчера сказал. — говорила она почти шепотом, Майку пришлось напрячь слух.

— Тали, я...

— Ты мне нравишься, Шепард. Я больше не могу без тебя, — тихо сказала она, прижимаясь к нему.

— Я ведь здесь.

— Пока. А потом? Опять очертя голову бросишься в бой?

— Кто, если не я?

— Потому я хочу быть рядом с тобой до самого конца.

— Ты действительно этого хочешь?

— Да.

Майк не знал, что ещё сказать. А что тут скажешь? Он не может отказать ей. А может ли он согласиться? Но что ему мешает? И что в этом плохого?

— Я буду с тобой всегда и везде, — сказал он, слегка отстранившись и взглянув ей в глаза.

— Правда?—кварианка подняла взгляд.

— Правда.

С этими словами он приблизился к ней, ощутив её теплое дыхание, встретив её губы своими. Прижав девушку к себе, начал размеренно ласкать руками аккуратные бедра, красивую спину, хрупкие плечи. Медленно, умело, как не ласкал даже Эшли. Тогда он был тороплив, груб, будто снова вернулся в годы, когда был рядовым солдатом, когда, как и все, крутил отношения с медсестрами и разным женским персоналом на кораблях. Сейчас же он был спокоен, уверен, предельно мягок.

Тали же ощущала, что начала не на шутку заводиться. Дыхание перехватило, кровь горячим потоком прилила к лицу, голова закружилась, ноги предательски подкосились. От прикосновений мужчины она дрожала всем телом, с наслаждением чувствуя, как между ног становится влажно. Это разжигало в ней огонь. Волна тепла прошла по телу до кончиков пальцев, слегка покалывая их.

Тали развернулась, увлекая за собой мужчину, взяла его за руки, прижала к стене, принялась осыпать поцелуями крепкий торс, постепенно опускаясь ниже. Отпустив его руки, начала усиленно массировать ладонями член мужчины. Шепард от наслаждения запрокинул голову и хорошенько треснулся темечком о металлическую стенку ванной. Выпрямившись, он уперся руками в стены, подставил лицо прохладному потоку воды. От приятного жара и хитрых манипуляций девушки с его инструментом она уже не казалась теплой.

Тали продолжала массировать руками его плоть, чувствуя, как он твердеет, вытягивается на встречу. Для неё это было впервой, она хотела попробовать все, чего была лишена. Потому, не раздумывая, она сначала слегка дотронулась кончика языком, потом погрузила его плоть в рот, медленно двигаясь навстречу бедрам мужчины и назад, растягивая удовольствие для обоих. Майк снова запрокинул голов, зажмурил глаза, даже задержал дыхание. Старался расслабиться, но девушка ласкала его плоть все с большей страстью, с воспламеняющей чувственностью. Шепард вжался в стену, стиснув кулаки до хруста.

Вода стекала по телам, безуспешно пытаясь потушить разгорающийся пожар между ними. Кварианка замедлилась,  заставив Майка тихо зарычать от удовольствия. Это её вполне удовлетворило, она отстранилась, встала с колен, языком проведя до самого его подбородка замысловатую линию, чувствуя каменную твердость напряженных мышц.

Майк подхватил её за ягодицы, приподнял, развернулся, и прижал к стене. Она схватилась руками за стены, глубоко вдохнула, ощутив между ног прикосновение тверди мужчины, вздрогнула всем телом. Шепард вопросительно посмотрел на неё. Кварианка подняла взгляд и кивнула. Коммандер вошёл медленно, углубляясь в дрожащее тело сантиметр за сантиметром. Тали с шумом вдохнула, вытянулась, схватила мужчину за шею, прижалась к нему, впилась ногтями ему в спину.

Кварианка расслабилась, привыкая к ощущениям, сцепила ноги за спиной мужчины, взъерошила его короткие волосы. Майк начал медленно двигать бедрами, в унисон подаваясь навстречу девушке. Влажные шлепки пробивались сквозь шум воды, наполненные страстью стоны эхом отражались от стен, волны экстаза накатывали на обоих. Им уже не хватало достигнутого, хотелось большего. Больше ощущений, больше страсти, больше любви. Шепард, сам того не замечая, задвигался быстрее, сжимая ягодицы девушки крепче, зачарованно смотря, как после каждого шлепка груди подпрыгивали вверх. Тали покусывала мочку его уха, впивалась ногтями в кожу. Но когда темп начал расти, она уже попросту царапала его спину. Выгнувшись, она уперлась ладонями в твердые подобно камню бицепсы Майка, впилась в них ногтями. По смуглой коже потекли тонкие струйки крови, тут же смываемые водой. Капитан от этих царапин лишь еще сильнее сжал ягодицы девушки, ещё крепче прижал её к стене. Шлепки становились всё громче, стоны всё отчетливее слышались сквозь шум воды, иногда они срывались на крик.

Майк остановился, переводя дыхание, сделал несколько шагов назад, увлекая кварианку за собой. Не глядя, он ткнул пальцем по панели, отключив воду. Выйдя из ванной, быстро дошел до кровати, повалил девушку на белую ткань. От мокрых тел по ней тут же разошлись темные пятна. Тали развернулась к нему спиной, встала на колени. Майк обхватил рукой её живот, подтянул к себе, прижался, другой рукой лаская грудь. Девушка выгнулась, чувствуя, как внизу живота бушует пламя, и с каждым движением бёдер мужчины это пламя разгорается, обжигая. Стоны наполнили комнату, теперь их ничего не заглушало. Шлепки звучали всё чётче и чаще, а с ними становились громче стоны. Скоро они уже сорвались на крик. Ещё немного, и влага на телах начнёт испаряться от того пожара, что сейчас бушевал между ними.

Майк резко остановился, развернул девушку к себе лицом, навис сверху, и сразу нагнал быстрый темп. Грудь кварианки сотрясалась при каждом встречном толчке, дразня взгляд мужчины. Шепард приник к ней языком, слегка покусывая сосок, лаская рукою другой. Тали прижала голову мужчины к груди, ежесекундно вскрикивая, содрогаясь всем телом. Она уже была на грани. Ещё немного, и они вот-вот утонут в волне оргазма, который был уже близко.

Шепард чувствовал, что осталось совсем немного. Он поднажал, намереваясь заставить её кончить первой, а уж после самому махать белым флагом.

При очередном толчке он зарычал, чувствуя, как девушка выгнулась, вцепившись ногтями ему в спину. Из под её ногтей брызнула кровь, оставляя темные подтеки на коже. Продолжительный, исполненный страсти крик огласил каюту. Тали закатила глаза, обхватила его тело ногами. Тут и Майк пришёл к финишу. В последний раз рванув на встречу, он без сил упал на спину рядом, пачкая кровью белую ткань постели.

Оба пытались восстановить дыхание, неподвижным взглядом смотря в потолок. Сердце бешено колотилось о грудную клетку, норовя выскочить наружу. Но постепенно замедлялось, вместе с ним унялось и дыхание. Казалось, зайди они сейчас снова в душ, и вода закипит, даже не успев попасть на кожу.

Они пролежали без движения минут пять, или больше. Тали медленно повернула голову, любуясь мужчиной.

— Шепард, — позвала сказа она.

— Да? — так же тихо спросил он.

— Я люблю тебя.

— И я тебя, — повернувшись, Майк поцеловал её. — Пойдем в душ?

— Пойдем.

Наутро Тали уже кашляла. Шепард тут же отвел её к доктору Чаквас. Та дала девушке кое-какие лекарства, и посоветовала провести пару дней в постели. Кварианка убеждала её, что вполне может работать, но Майк взял инициативу в свои руки, и без уговоров отвел ту к себе в каюту.

Тали лежала на боку, и следила за часами, время на которых двигалось мучительно медленно. Прошло только несколько часов, а она уже готова была лезть на стены. Ей не хотелось отлынивать от работы, но спорить с Шепардом она не могла. Вот просто не могла. Девушка вспоминала события минувшей ночи и размышляла. Правильно ли она поступила? И что будет дальше? Да, определенно она сделала всё правильно. Майк ей нравился давно, но кварианке не хватало духу ему это сказать. Два дня назад она хотела поговорить с ним, но не нашла в себе сил, и спросила совершенно о другом. Осмелевшая после алкоголя, она решила обойтись без слов. Просто прикинулась спящей, и подождала, пока Шепард пойдет в душ. В том, что он отнесет её к себе в каюту и пойдет мыться, она не сомневалась. А пока тот мылся, быстро приняла кое-какие лекарства, которые купила ещё по пути в ресторан. Если бы не они, сейчас ей было бы намного хуже.

К полудню появился Майк. Он только что закончил разговор с Мирандой и довольный тем, что опять поставил её на место, спешил вернуться к Тали. Он чувствовал себя виноватым в том, что она заболела. Хотя, это было неизбежно. Кварианка продолжала лежать, задумчиво всматриваясь в потолок. При его появлении она повернула к нему голову, но, к сожалению, Майк не увидел её лица. Оно опять скрыто забралом шлема. Он подошел к кровати, сел на край, взял девушку за руку.

— Как ты?

— Мне уже лучше, правда, — Тали улыбнулась, но естественно, Шепард не мог этого видеть.

— Мне жаль, что так получилось, — Майк смотрел ей в глаза, и не думал отводить взгляда. Он вспоминал её лицо, и представлял себе, что забрало шлема не мешает его рассмотреть.

— Я не жалею, Майк. Это была лучшая ночь в моей жизни.

— И в моей тоже. Я люблю тебя,— Майк наклонился к ней и обнял.

— И я тебя. Спасибо, что ты со мной.

— Не говори ничего. Я и так все знаю, — Майк лег рядом, обнял её, прижав к себе.



Позже. Каюта капитана.



Майк сидел за столом, держа в руках рамку с фотографией Уильямс. Тали уснула почти сразу. Укрыв её, он больше часа просидел за столом, размышляя о том, что их ждет. Он ни капли не сомневался, что сделал правильный выбор. Он лишь хотел понять, остались ли у него чувства к Эшли. Майк в подробностях вспомнил ночь перед Илосом и, прокручивая воспоминания, прислушался к собственным ощущениям. Нет. Ничего. Шепард, которого та любила и который любил её, погиб вместе с «Нормандией» два года назад. Остался парить в космосе, никому ненужный, и всеми забытый. Он понял это на Горизонте, когда увидел её, только до сего момента не хотел этого признавать. Теперь он свободен от оков прошлого, которые не давали ему спать ночами. Теперь у него есть Тали, которая, не смотря на «Цербер», помогает ему. И она не только помогает, но и любит его. Майк тоже полюбил её. И не отпустит, покуда бьется его сердце. И даже если оно остановится, не отпустит. Он не задумывался, поступает ли правильно, что ждет их в будущем. Отныне он будет жить одним днем, не думая о завтрашнем, не заглядывая в будущее. Будет уделять Тали каждый вздох, каждый миг его жизни.

Улыбнувшись своим мыслям, Майк нажал кнопку на боку рамки, и изображение Уильямс тут же пропало, заменив себя темным экраном. Шепард поднялся, поставил рамку на стол, кивнул сам себе, и направился к кровати. Тали все так же лежала на боку. Он прилег рядом, обнял девушку, и закрыл глаза. Майк не знал, но был уверен, что в этот момент она улыбнулась. Улыбнулся и он. И уснул спокойным сном, зная, что проснется уже совсем другим. И начнется новая жизнь. Он не будет один, рядом с ним будет Тали.


Иллюстрации: Chilis53.



Отредактировано: Rogue_Godless.



Похожие материалы
Fornax | 23.12.2013 | 4597 | 12 | Chilis53, Тали, И начнется новая жизнь, м!Шепард | Chilis53
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 30
Гостей: 27
Пользователей: 3

Kailana, Grеyson, bug_names_chuck
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт