Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Взгляд с другой стороны. Солдат Серого Посредника. 2

Повествование об обычном бойце Серого Посредника, которому суждено столкнуться с Шепардом.




Неожиданный и резкий сигнал тревоги, издаваемый динамиком на потолке, заставил Фроузе едва не свалиться с кровати. И он наверняка рухнул бы на пол, непременно задев головой тумбочку, если бы был один. Но они с Диарой лежали, крепко обнявшись, едва помещаясь на узкой одноместной кровати. Да-да, по прошествии трёх недель, он наконец-то смог затащить привлекательную азари в постель. Она была довольно милой и, похоже, по-настоящему увлеклась, но вот Дерек не был уверен в своих чувствах. Для него это был, скорее, новый опыт и проба себя на необычном для него любовном ксено-фронте. На Элизиуме он привык, что может, пусть и далеко не сразу, добиться любой понравившейся ему девушки, но вот пройдут ли подобные фокусы с азари, которые жили сотни лет, он не знал. На счастье Дерека Диаре было не так уж много (по меркам азари) лет. «Всего-то» двести пять. Для азари — молоденькая девушка. У неё были хорошие командирские навыки и шустрый характер, поэтому она быстро, за четыре года, добилась должности командира группы охраны, но вот на личном фронте у неё были пробелы в знаниях. Не сказать, что сблизиться с ней просто, как с первокурсницей, но всё же на Элизиуме встречались гораздо более сложные случаи. Но в постели Диара была неплоха. Может это свойственно всем азари, или опыт у «юной» командирши всё же имелся? Кто её знает...

Конечно, всё это не пронеслось в голове у Фроузе когда его разбудила сирена, он скорее вспомнил то, о чём думал перед тем как уснуть, но сути это не меняло. Сейчас его больше заботило объявление тревоги, хотя ничего страшного он в этом не видел. Учебную тревогу включали каждую неделю, напрасно муштруя работников.

Диара проснулась вместе с ним, и они оба быстро соскочили с постели, ни слова не говоря друг другу. На это просто не было времени, ведь если кто-то опаздывал на оперативный сбор, командир секции очень ругался и назначал штрафные часы дежурства.

Быстро натягивая штаны, Дерек всё же сказал:

— Чёртовы тренировки, и именно после такой великолепной ночи! — он быстро чмокнул Диару в губы и прошептал. — Спасибо, всё было замечательно.

Она в ответ тоже прошептала что-то благодарное и продолжила быстрый сбор. Когда оба любовника уже были почти готовы, сигнал тревоги стал тише и голос начальника безопасности корабля, турианца Кроунса зазвучал над головой:

— Всем внимание! Это не учебная тревога, повторяю, это не учебная тревога! Враг высадился на внешней обшивке над секцией Е-8. Всем группам, работающим сегодня на внешнем патруле, явится к руководителям своих секций немедленно, группам быстрого реагирования выдвинуться на свои позиции! Остальным — охранять все КПП и приготовиться!

Удивлённый взгляд Дерека встретился со взглядом Диары, таким же удивлённым.

— И часто у вас такое? Чтобы враг атаковал?
— За всё время, что я здесь работаю — первый раз, — медленно проговорила Диара. И тут же спохватилась. — Проклятье, мы же сегодня на внешнем обходе! Давай, шевелись! — и она в бешеном темпе начала натягивать верхнюю часть форменного комбинезона, снова превращаясь из ласковой и нежной любовницы в командира.

Фроузе быстро закончил сборы и помчался вслед за Диарой по коридору. Было полно народу — ведь поставили на ноги обе смены, но на учениях такое отрабатывали множество раз и толчеи не было. Но вот свернуть не туда или оступиться из-за спешки — вполне возможно. Наконец, оба вбежали в «предбанник» — то место, откуда был вход в раздевалки, к внешнему шлюзу и одновременно оперативный центр нашей секции. Командир уже сидел у пульта управления, а собраны были патрульные с обеих смен. Все в бешеном темпе облачались в боевую броню и вооружались. Командир проверял готовность всех КПП. Когда, через три минуты, все были готовы, он дал вводную:

— Атакующие уже над секцией Е-7, их число неизвестно, они смяли один из отрядов быстрого реагирования и движутся, похоже, к шлюзу № 2, он единственный из всех в этой части корабля имеет достаточный размер, чтобы его засекли. Это резервный вход-выход, так что запереть его намертво, как остальные шлюзы, мы не можем. Вы должны будете выдвинуться к точке на сто метров от него в сторону носовой части корабля и образовать один из заслонов. Позывные всем известны, командир обеих групп — Диара. Вперёд!

Бойцы быстро двинулись по коридору и вскоре оказались в шлюзе. Как только все выбрались наружу, командир секции вышел на связь:

— Это Азов-0, Азов-1, подтвердите, что все покинули шлюз, — это он Диаре.

— Это Азов-1, подтверждаю, — отозвалась она, и створки захлопнулись, а затем поверх них опустилась сплошная монолитная стена, толщиной в полметра. Её так просто не возьмёшь.

Фроузе двинулся в середине группы из десяти человек. Тренировки давали о себе знать, и они быстро достигли нужной отметки. Хорошая позиция досталась — на возвышении. Здесь корпус поднимался своеобразной высокой ступенькой, внизу был желоб, попасть в который можно было только через один из внешних технологических проходов.

Команда заняли позиции. Один со снайперской винтовкой чуть позади, пара боевых техников(их огненные заряды могли быть очень опасны) в центре, два бойца с гранатомётами на обоих флангах, и остальные пятеро — просто автоматчики, включая и Дерека, и Диару рассредоточились по всей длине, у края ступеньки. Довершали картину два громоотвода, примостившиеся неподалёку.

Дерек занял позицию рядом с Диарой на левом краю. Не из каких-то там соображений, а просто так получилось. Она, кстати, была единственным биотиком в группе.

-Азов-0, это Азов-1, мы на месте, — доложила она.

-Хорошо, Азов-1, — не медля, ответил командир секции. Он был на роли координатора, — Противник приближается к вам, их шесть человек, они уже уничтожили три отряда быстрого реагирования и один из заслонов. Задержите их, к вам идут в подкрепление ещё две группы. Время до контакта с врагом — полторы минуты.

— Поняла, Азов-1. Кто они?

— Неизвестно, но это мастера своего дела. Среди них даже раненых пока нет. Отбой.

Время тянулось невыносимо долго, хотя, казалось бы, что такое полторы минуты? За это время Фроузе пытался сконцентрироваться и вспомнить всё чему научился во время службы на Элизиуме. И научился не малому. Ведь ударный отряд, который занимался захватом контрабандистов в космопорте, и где служил он, числился одним из лучших. Во всяком случае, в рукопашном бою Дерек был наравне с командиром, тем ещё амбалом.

Наконец, Азов-0 сообщил, что противник уже в техническом коридоре.

— Приготовиться, — скомандовала Диара. Фроузе присел на одно колено за высоким выступом, где находился вместе с командиром. Та уже была готова применить биотический удар на тех, кто покажется в проходе. Наконец, там началось движение. Но первой вылетела светошумовая граната. Дерек не успел вовремя скрыться за укрытием и отвернуться — поймал солнечных зайчиков. Вокруг разразилась стрельба, хотя со стороны своих это было хаотичные выстрелы «в молоко» — граната не оставила шансов прицелиться. Со стороны же противника это были скупые выстрелы или короткие очереди. Кто-то, вроде бы один из автоматчиков, вскрикнул, булькнул кровью в микрофон, страшно захрипел и затих.

Наконец взгляд прояснился и Дерек, осторожно выглянув из укрытия, увидел, что все враги уже покинули опасный проход и заняли позиции за опорными балками на дне желоба. Фроузе дал очередь по ближайшему укрытию, и снова прижался спиной к выступу. Над головой прогремели выстрелы, но снаряды унеслись вдаль. Заметив странный фиолетовый оттенок шлейфа от пуль, Дерек про себя ругнулся — деформирующие патроны это нехорошо. Броня не выдержит и одного попадания.

Он дал ещё несколько очередей из укрытия, боковым зрением увидев, что Диара метнула вниз биотический заряд. Он ударил в покрытие возле одной из колонн и швырнул из укрытия двух врагов. Один был человеком в довольно современной броне (Дерек даже разглядел надпись N7 на груди), а второй — кроган в тяжёлом бронескафандре белого цвета. У первого в руках было какое-то уродливое массивное оружие с толстым стволом, а у его дружка — тяжёлый дробовик «Клеймор», страшная вещь, которой могут пользоваться без перелома плеча, пожалуй, только кроганы. Фроузе открыл огонь по лишённым укрытия врагам, как и все обороняющиеся, но когда щиты были снесены, противники уже успели снова укрыться, а Дерек и остальные, вставшие во весь рост и отлично видимые, подверглись массированному огню со стороны остальных нападающих. Один из врагов применил биотику и оба техника были подняты в воздух, но даже оттуда они старались отстреливаться, пока вражеский биотик — это была, похоже, азари в лёгкой белой броне, не отпустила их, но было поздно. Поток ветра подхватил несчастных и швырнул в пропасть. Падающие тела скрылись из виду, но их крики по-прежнему были слышны на общей частоте, пока Азов-0 не отключил их от линии.

— Внимание, бойцы, — опять вышел на связь Азов-0, — У одного из них, того, что рядом с кроганом — тяжёлая винтовка М-96 «Мотыга». Это старое, человеческое орудие. Похоже модернизированное и переделанное под термозаряды. Стреляет только одиночными и довольно медленно, но зато мощность! Во время Войны Первого Контакта пехотинцы землян пользовались им. Попавших под раздачу турианцев потом отскребали от стен. Эта штуковина сносит барьер с двух выстрелов, а броню пробивает с одного. Осторожно!

Дереку, как и остальным, было глубоко наплевать на мешающие комментарии Азова-0, но высказывание о мощи этой старой винтовки отнюдь не приободрило. Фроузе скоро убедился, что это не байки: один из гранатомётчиков в очередной раз высунулся из-за укрытия и уже был готов выстрелить, когда один за другим прогремело три выстрела — звуки у пушки были и вправду как — будто это карманное орудие. Заряд гранатомёта ушёл куда-то вверх, а на груди у несчастного образовалась дыра размером с кулак крогана. Развороченные края пробоины на бронекостюме были вогнуты глубоко внутрь, и через мгновение потоком хлынула кровь, но боец был ещё жив. Он захрипел и попытался дотронуться до раны, но тут ещё два выстрела буквально расплескали содержимое его шлема по стене и обезглавленный труп рухнул в бок, заскользив по отвесному скату вниз, в пропасть.

— Твою мать, — прошептал потрясённый Фроузе. Но ожесточённая канонада со стороны своих заставила его тоже высунуться из укрытия и открыть шквальный огонь по ублюдку. Но тот уже был вне зоны досягаемости. С противоположного фланга хлопнула два раза снайперская винтовка и снайпер, покатился вслед за гранатомётчиком. Бойцы перекинули огонь на вражеского стрелка, но тут снова заговорила «Мотыга». Дереку снесло щиты начисто, и он едва успел рухнуть на пол, а вот Диаре не повезло — четыре выстрела превратили её автомат в дымящийся кусок метала, который спас ей жизнь, в противном случае на месте автомата могла быть она сама.

Нападающие не лезли на рожон, и ещё оставалась надежда, что подкрепление успеет, и они задавят числом эту слаженную команду профессионалов, но тут всё окончательно полетело в тартарары. Снайперская винтовка хлопнула ещё раз, но стреляли не в кого-то, а во что-то. И уж лучше бы стреляли именно «в кого-то». Потому что пуля попала прямо в накопитель громоотвода на правом фланге. Рядом с этой адской штуковиной находились трое: Таранов, второй гранатомётчик и ещё один солдат. Концентрированный заряд электричества, похожий на прямое попадание шаровой молнии ударил во все стороны, зацепив бойцов, наверняка сжёг всю электронику в их костюмах и отключил барьеры. Да ещё хорошо, если не убил. Но всех их они из-за этого, выбросило из укрытий и этим занялись враги. Пуля из снайперской винтовки вывела из игры гранатомётчика, биотический заряд швырнул за борт бойца, имя которого Фроузе не знал, ну а Таранову досталось худшее — больше полудюжины выстрелов подряд из М-96. Глядя на то месиво из мяса, костей и обломков костюма, которое осталось от человека, можно сказать его друга, Дерек едва сдержал рвотный позыв, который заставил бы его попросту захлебнуться собственными отходами в шлеме, и дал длинную очередь, выставив автомат поверх укрытия.

— Тваааааариииии... — заорал Фроузе, но поперхнулся, увидев, что совсем рядом с ним и Диарой находится ещё один громоотвод. — Бежим! — заорал он азари, которая, как раз метнула мощную биотическую волну во врагов, схватил её за руку и, пригнувшись, рванулся назад, подальше от проклятого накопителя.

Но было поздно — по ним открыли шквальный огонь, а вражеский снайпер уже выстрелил по основанию громоотвода. Фроузе и Диара хотя бы успели удалиться от опасного места на четыре метра и поэтому, когда к их ногам ударил разряд электричества, а более мелкие ветви впились в спины, безжалостно пожирая электронику, беглецы не были оглушены и барьеры, пребывавшие в плачевном состоянии, ещё держались. Но чудес не бывает — щиты были сметены вражеским огнём, а биотический заряд швырнул обоих в бездну. Дерек едва успел снова ухватить Диару за руку, и теперь они вместе падали вниз всё быстрее и быстрее. Вот они уже находились ниже основного уровня корабля...

Кажется, Фроузе закричал, но от безумного свиста в ушах, с которым фильтры шлема справится, не могли, он не слышал себя. Глядя вниз, и видя только серо-коричневые облака, подсвеченные солнцем, он успел подумать, что ещё одна молния поджарит их скорее, чем они долетят вниз и расшибутся на множество мелких частиц. Как вдруг всё вокруг вспыхнуло сине-фиолетовым светом. Дерек почувствовал сильный рывок и потерял сознание, но за секунду до того как мозг отключился, он с удивлением отметил, что летят они теперь в обратном направлении, а свет, окружающий их, исходит от Диары.

...

 

Боль, острая боль, которая раскалённым сверлом вгрызается в затылок и пожирает мозг тысячами игл, пыталась заставить рассудок отступить, забиться в недра и переждать, но Дерек каким-то шестым чувством понимал, что переждать её не получится, что боль убьёт его и оставит бездыханный труп остывать на поверхности неизвестной планеты. Хотя, может быть, он уже умер? Может молния всё-таки поджарила его и это и есть смерть? Скрыться от боли не удастся, и он будет вечность пребывать в этой чёрной, липкой пустоте.... Спастись из такой ситуации было невозможно, так чего сопротивляться? Может быть, если позволить боли уничтожить рассудок, он перестанет ощущать её? Наверное, хватит бороться...

Но неожиданный укол в области рёбер заставил его вздрогнуть. Неужели боль решила захватить всё его тело? Нет, только не это! Сверло в затылке было и так невыносимо. Однако постепенно это сверло начало затихать и остановилось. Боль прошла.

Фроузе попытался пошевелить рукой и ему это удалось. Он попробовал встать, но другая рука застряла в чём-то и отказывалась двигаться. И темнота вокруг никуда не делась. Однако звуки стали возвращаться и свист ветра всё больше отрезвлял разум. Что это был за укол? А! Так это же автоматический инъектор скафандра, его система работает на миллиграмме нулевого элемента, чтобы именно в таких ситуациях медблок не отключался. Видимо, костюм ввёл какое-то полезное средство — значит, ещё не все системы мертвы. Но снимать шлем было нельзя — температура воздуха настолько низкая, что он мгновенно замёрзнет, да и состав атмосферы на этой планете ему неизвестен.

Наконец-то вернулось зрение, и Фроузе несколько раз поморгал глазами, чтобы они привыкли к свету, после чего огляделся. Он находился на одном из внешних мостков корабля. Перед одним из таких как раз находился шлюз, через который они вышли, но здесь никаких дверей или створок не было.

Его рука застряла в каком-то разъёме, в стене. Ему ещё повезло, что рука не угодила в саму стену, иначе перелом был бы обеспечен. Быстро вытащив руку (щель к верху расширялась), Дерек оглянулся и увидел в двух метрах от себя Диару. Она лежала без движения, раскинув руки в стороны, и не подавала признаков жизни. Хотя она ведь бронекостюме и трудновато понять, жива или нет. Фроузе быстро поднялся с пола, на четвереньках подполз к девушке и начал её тормошить, пытаясь привести в чувство, но ничего не получилось. Тогда Дерек попытался разглядеть её лицо. Бронестекло было мутноватым, но увидеть было возможно. Фроузе низко склонился, так что забрала шлемов почти соприкасались и прищурился. Глаза Диары были закрыты, веки, и ресницы вообще не шевелились. Рот был слегка приоткрыт, но как он ни старался понять, дышит девушка или нет, Дерек не мог. Ещё пару раз встряхнув плечо Диары и опять не добившись результата, он осторожно перевернул её на спину, чтобы убедиться в том, что бронекостюм в относительной исправности. Увиденное заставило его громко ругнутся. Одна из трубок, проложенных по спине от системы жизнеобеспечения к шлему, была оборвана. А между тем, это был именно канал подачи воздуха. И вполне возможно, что его запас попросту иссяк. Диара задохнулась.

Фроузе начал лихорадочно делать запросы компьютеру её скафандра и системе жизнеобеспечения через порт доступа на спине, но всё оборудование было выведено из строя. Дерек знал мало подробностей об организме азари, но надеялся, что без воздуха они могут существовать дольше, чем люди. Он вручную переключил систему жизнеобеспечения на запасной, неприкосновенный запас кислорода. Живительный газ снова начал поступать в шлем Диары, но растормошить её Дерек всё ещё не мог.

Надо срочно доставить её внутрь корабля, в мед-отсек!

Быстро поднявшись на ноги, Фроузе аккуратно поднял Диару на руки и поспешил в ту сторону, где должен был быть подъём с мостков на крышу корабля. Тело в его руках было абсолютно безвольным и норовило выскользнуть, но Фроузе держал крепко.

По пути он, пораскинув мозгами, понял, как им удалось спастись. Биотика. В последний момент Диара собрала в кулак все свои силы и вложила в бросок. Только направлен он был в сторону корабля, таким образом, чтобы их, как из катапульты, швырнуло обратно. Шансов на то, что это удастся, было один из сотни. Но невероятное иногда случается. А ведь если бы их закинуло не на площадку на боку корабля, которая оказалась на месте падения лишь по счастливой случайности, а просто в стену, то новое падение было бы неизбежно. Больше вариантов насчёт того, что их спасло, у Дерека не было. Особенно, если учитывать свет, который исходил от Диары в момент толчка — фиолетово-сиреневая аура, которая окружает биотиков в момент применения своей силы. Но удар вышел такой силы, что оба потеряли сознание. Дерек был почти уверен, что заработал сотрясение мозга, но пока препарат заглушал боль в голове и прочие «радости». С Диарой всё было куда хуже. Она, похоже, ударилась спиной об одну из несущих опор площадки. Потеряла сознание, а все запасы кислорода медленно просачивались через оборванную трубку. Фроузе очень надеялся, что она не умерла, не приходя в сознание, что он подал резервный запас вовремя. Но на это шансов было маловато. Он не чувствовал, чтобы Диара дышала, не ощущал в её теле никакого движения. Дерек помотал головой, пытаясь избавиться от пораженческих мыслей. Он должен был во, чтобы то ни стало, добраться до мед-отсека. Возможно, ещё не всё потеряно, и врачи смогут хоть что-то сделать. Диара спасла их обоих от падения в бездну, но взамен получила удушье, смерть страшную и очень болезненную. И пока Фроузе лежал в отключке, размышляя над сверлом в затылке, она медленно умирала. Он обязан был сделать всё что мог. Но не только из-за этого. Лишь сейчас он понял, что роман с этой азари не был просто увлечением. Теперь Дерек ощущал, что Диара ему дорога, и он не хочет её потерять. Наверное, это была ещё не любовь, но высшая степень симпатии, это точно.

Наконец, Фроузе поднялся на крышу корабля. И оказался прямо посреди поля боя. Бывшего... Это как раз было то место — шлюз № 2, который Азов-0 не мог заблокировать намертво. И всё опасения их командира оказались не напрасны. Вокруг были разбросаны тела бойцов охраны. Это был последний рубеж внешней обороны. Тел было не меньше двадцати, и ни один из них не был вражеским боевиком. «Шесть человек» — потрясённо подумал Дерек. Всего шестеро уничтожили, наверное, половину боевого охранения этого колоссального корабля. Они прошли пешком по внешней поверхности, смяв все группы быстрого реагирования, не менее трёх заслонов и внушительную охрану шлюза № 2, не потеряв никого из своих. А ведь бойцы здесь довольно неплохие. У всех, с кем общался Дерек, как и у него самого, имелся немалый опыт боевой работы и отличные навыки. Но это не помогло. Поразительно.... «Что же это за терминаторы такие?» — подумал Дерек, припомнив фантастические фильмы конца двадцатого и начала двадцать первого веков.

Многие из трупов были истёрзаны до невозможности — теперь уже отлично узнаваемая работа «Мотыги». Проходя мимо трупов, Фроузе хотел было взять хоть какое-то оружие, ведь своё он растерял во время полёта. Но Диару надо было доставить внутрь как можно скорее, к тому же, большая часть оружия мёртвых бойцов была либо выведена из строя (что-то было разбито в дребезги, что-то недвусмысленно искрило), а остальное ветер протащил к краю и скинул в пропасть.

Спустившись по лестнице к широким дверям шлюза, Дерек окончательно понял, что враги проникли внутрь именно здесь — панель управления в центре мигала красным, а надпись на ней сообщала: «Ошибка, вынужденное отключение блокировки». В команде этих мясников определённо был неплохой хакер.

Войдя в шлюз, Дерек нетерпеливо дождался, когда пройдёт процедура дезинфекции, давление нормализуется, и закачается нормальный воздух. После всех этих отнюдь не быстрых, но необходимых процедур, распахнулись вторые створки шлюза. Длинный коридор, в конце которого виднелись три трупа, не внушал оптимизма, но атакующих было не видно — лишь слышалась далёкая стрельба. Не теряя времени, Дерек опустил Диару на пол, рывком расстегнул застёжки шлема и снял его с головы девушки. Увиденное не обнадёживало — обычно здоровый, сине-голубой цвет её кожи стал гораздо темнее, а складки-отростки на голове и затылке будто уменьшились в размере и начали сворачиваться. Фроузе знал о физиологии азари не много, но ему всё это не понравилось. Он поднёс руку ко рту Диары, а другой пытался нащупать пульс на шее.

— Нет, ты не умерла, я не верю, ну давай же — дыши.. Дыши! — в отчаянии воскликнул Дерек, когда понял, что пульса нет, также как и движения воздуха возле рта. Он оттянул одно веко Диары и увидел лишь остекленевший глаз, слепо смотрящий мимо его лица. — Нет! Не может быть!! — закричал Фроузе и изо всех сил ударил кулаком об пол. Он зачем-то начал хлопать девушку по щекам, делать искусственное дыхание, пытаться пробудить в ней хотя бы искорку жизни. Но всё бесполезно, даже кожа уже начала остывать.

Всё ещё не в силах смириться, Дерек попытался включить инструментрон, но тот не работал, как и остальное оборудование. К счастью запасной источник энергии оказался не поврежден и Фроузе всё-таки активировал инструментрон, однако прибор работал нестабильно и часть функций оказались утраченными. Дерека интересовала лишь медицинская диагностика. Приложив щуп-анализатор к шее Диары, он запустил программу и напряжённо замер, дожидаясь результатов. Через две минуты, которые были, наверное, самыми долгими минутами в его жизни, инструментрон пискнул и на основном экране отразился медицинский отчёт. Бегло пробежав его глазами, Фроузе медленно отключил прибор и бессильно прикрыл глаза. Отчёт сообщил, что смерть наступила шестнадцать минут назад вследствие удушья. Также имел место перелом руки, но на фоне.... В общем, это уже не имело значения. Клетки мозга начали отмирать, а ткани затвердевать. Больше ничего нельзя сделать, Диара умерла за две минуты до того как он пришёл в себя.

— Проклятье! — бессильно сжав кулаки, Дерек судорожно пытался избавиться от подступившего к горлу кома, и унять жгучую боль в глазах. Он не мог позволить себя слабость, иначе сконцентрироваться будет невозможно. Что же делать? Бежать на помощь тем, кто сейчас пытался сдержать атаку на одном из КПП? Нет, он один и безоружен. Не успеет моргнуть, как его превратят в фарш.

Бездумно уставившись в стену напротив, Фроузе пытался сообразить, что же ему теперь делать, когда неожиданно опомнился. Надо хотя бы отнести тело Диары в мед-отсек, может они всё-таки смогут что-нибудь сделать? Медицина ведь способна пробудить человека из состояния клинической смерти. Это было возможно ещё в конце двадцатого века, а теперь и подавно. Надо хоть попытаться!

Ругая себя за тугодумство, Фроузе резво вскочил и, подняв уже начавшее коченеть тело Диары на руки, быстро, но осторожно (мало ли, может враги заняли позицию за углом?) пошёл вперёд по коридору. Когда надежда вспыхнула в нём с новой силой и опять появилась хоть какая-то цель, Дерек начал чувствовать себя куда увереннее, чем полминуты назад, когда наступила полная апатия. 

Стрельба с каждым шагом становилась всё ближе, и волей-неволей пришлось замедлить движение. Если он нарвётся на вражеских спецов — это будет гарантированная смерть самому Дереку и окончательная — Диаре. Шлем он оставил ещё у двери шлюза, тот всё равно не работал, поэтому слышать переговоры своих, Фроузе был не в состоянии. Ему ещё повезло, что отсеки, куда вёл шлюз № 2, были частично разрешены для посещения обитателям его секции, иначе бы он даже не знал, где в этой части корабля находится мед-отсек. Никаких указателей и планов на перекрёстках, разумеется, не было. Похоже, что он следовал по пути вражеских боевиков, потому что ни одного союзника встречено не было. Везде только трупы и следы боя. Когда, по его расчётам, до нужного помещения оставалась всего одна развилка и коридор, Дерек почти бежал, но вынужден был резко затормозить перед поворотом — бой, похоже, кипел именно на развилке, точнее, на КПП№ 24.

Не имея при себе никакого оружия, Фроузе был вынужден затаиться вместе с телом Диары в технологической нише перед поворотом. Он стиснул зубы от нетерпения. Время стремительно убывало — каждая минута задержки могла стать для Диары роковой, точкой абсолютного не возврата. Конечно же, Дерек хотел, чтобы кто-нибудь всё-таки остановил мерзавцев, не могут же они перебить всю охрану этого корабля? Однако он понимал, особенно после зрелища остатков обороны шлюза, что одно несчастное КПП не остановит противника.

Когда Фроузе уже потерял всякое терпение и был готов к отчаянной попытке напасть на врага с тыла, выстрелы всё-таки прекратились. Фроузе затаился и весь превратился в слух. Постепенно, он различил голоса:

— С этими закончили, — пробубнил тяжёлым басом, похоже, кроган, и довольно хмыкнул, — По сравнению с коллекционерами, эти парни просто детёныши варренов, ха!

— Шепард, надо торопиться. Возможно, что они решат убить Ферона и мы не успеем! — это был женский голос и Дереку показалось, что он различает некие интонации, присущие азари.

— Ты права. Выдвигаемся, здесь больше не на что смотреть, — третий голос звучал глухо, похоже его обладатель был в шлеме-респираторе.

— Подожди, Шепард, — вмешался ещё кто-то. — Похоже, что в отсеке, в конце правого коридора, укрылась парочка боевиков. Они могут ударить нам в спину.

После двухсекундной паузы третий, глухой голос ответил:

— Хорошо, Гаррус, останься и добей. Не думаю что их много. Потом догонишь нас.

— Так точно, командир.

Раздались шаги — похоже, пятеро удалились дальше по коридору. Но один остался, это было понятно из разговора. Проклятье! Как он теперь протащит мимо него Диару в мед-отсек? Даже с одним из этих спецов справиться в одиночку, без оружия почти невозможно. А может быть, он просто-напросто трусит? Боится за свою жизнь и поэтому придумывает подобные отговорки? Сейчас, когда этот Гаррус будет занят, Дерек может прокрасться на КПП, подобрать оружие помощнее и расстрелять гада.

Осторожно выбравшись из ниши, Фроузе прокрался к повороту и краешком глаза взглянул на КПП. Оставшийся боец оказался турианцем в тёмно-синем бронекостюме и с визором на голове. Он вскоре покинул КПП, осторожно продвигаясь по правому коридору. Дерек, дыша через раз, со скоростью черепахи преодолел пять метров до развилки. Но и тут его постигла неудача — похоже, что бойцы с КПП отступали как раз в сторону коридора, по которому сейчас шёл турианец. На развилке же никто из них не был убит, так что разжиться их оружием было нереально, — этот Гаррус непременно заметит его и превратит в решето.

Вернувшись к своему укрытию, Фроузе снова затаился. Вот прогрохотали очереди штурмовых винтовок, но выстрелы из снайперской винтовки (похоже, этот турианец использовал свой агрегат даже в небольших помещениях) заставили замолкнуть как автоматы, так и их владельцев. Впрочем, кто-то ещё стрелял из дробовика. Наступила полуминутная пауза и внезапно прогремел взрыв, сопровождаемый характерным шипением — это, похоже, была химическая граната.

Вскоре послышались шаги турианца. Он на ходу докладывал своему командиру:

— Они пытались забаррикадироваться в мед-отсеке. Три охранника и два врача... Да, все мертвы ,я не мог достать последнего охранника, не применяя гранату, но взрывом убило и врачей... Так точно, Шепард, скоро вас догоню.

Дерек, оглушённый услышанным, медленно сполз вдоль стены. Как он мог так ошибиться, как он мог забыть, что правый коридор на КПП ведёт именно в мед-отсек? Идиот! Несмотря ни на что, надо было напасть на турианца со спины, когда тот был занят боем! Могло получиться. Так нет же — понадеялся на то, что враг уйдёт, дав Дереку зелёный свет. Фроузе так слишком осторожничал, боясь упустить момент, что всё-таки упустил его. Теперь всё. Без квалифицированных медиков помочь Диаре точно невозможно, не говоря уже о том, что химическая граната, наверняка вывела из строя часть оборудования.

Повернув голову, Фроузе посмотрел на Диару. Её кожа уже была неестественного для азари очень тёмного, почти чёрного цвета и словно лёд на ощупь. В этом он убедился, дотронувшись до щеки девушки.

«Это я виноват во всём.... Если бы я очнулся раньше, я бы спас Диару. Если бы я не струсил, затаившись здесь, её бы вытащили с того света врачи», — корил себя Дерек, позабыв, что шансы на то, что медицина поможет — ничтожно малы.

Между тем, шаги турианца уже звучали на КПП. Неожиданно, Фроузе охватила злоба. Его отчаянье, боль и бессилие, переродились в злость. И это чувство должно было выплеснуться на кого-нибудь. Лучше всего — на одного из тех, кто и стал причиной смерти Диары — на турианца. Между прочим, именно он выстрелил в накопитель громоотвода, тем самым уничтожив электронику в их костюмах — а из-за этого система жизнеобеспечения не смогла самостоятельно переключиться на запасной источник кислорода.

Пальцы Дерека сжимались и разжимались, словно он мысленно уже смыкал их на горле врага. Глаза превратились в две щелки, источавшие ярость, а губы сомкнулись в единую бледную полосу. Он уничтожит врага, убийцу который явился сюда и разрушил всё, когда жизнь только начала налаживаться. А потом, он пойдёт дальше и перебьёт остальных мерзавцев. С такими мыслями Фроузе выбрался из технологической ниши и бросил прощальный взгляд на лицо Диары, представив себе какого ей было задыхаться в собственном скафандре, пусть даже она не была в сознании. Воображение ещё сильнее подогрело злобу, но Дерек, перед тем как отправиться вперёд, всё же вытащил тело девушки из ниши чтобы потом кто-нибудь её заметил, чтобы тело не сгнило в техническом желобе, никем не замеченным.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 28.01.2011 | 1860 | 2 | серый посредник, ARM, рассказ | ARM
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 14
Гостей: 13
Пользователей: 1

stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт