Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Второй шанс. 25.4

Жанр: экшн, приключения, драма;
Персонажи: м!Шепард/Тали, Коллегия, команда;
Аннотация: "Аларай", Мигрирующий Флот;
Примечание: по мотивам оригинальной кампании, продолжение "Сына Земли";
Статус: в процессе.




Планшет, который адмирал передал Тали, содержал все записи вплоть до последнего момента, когда единственный оставшийся в живых десантник затолкнул своего раненого командира в лабораторию и закрыл люк, принимая свой последний бой. И эти данные доказывали одновременно как полную невиновность Тали, так и абсолютную ответственность за произошедшее, включая создание и активацию гетов, со стороны Раэля'Зора вас Аларай. Даже если бы нам удалось найти кого-то из выживших, это не смогло бы стать мало-мальски весомым смягчением вины отца Тали.
Наши поиски закончились безуспешно. Мы обшарили судно, последовательно обходя отсек за отсеком, проверяя самые крохотные закоулки, где только мог бы спрятаться кто-то из кварианцев, но к сожалению, из экипажа «Аларая» не выжил никто, все до распоследнего техника погибли во время катастрофы. Останки команды лежали там, где их настигла смерть от пуль или чего похуже. Многим погибшим досталась судьба пострашнее смерти от выстрела.
К счастью, нам не пришлось преодолевать сопротивление оставшихся машин — все синтетики, после отключения ВИ судна, оказались полностью не функциональны. Вернувшись на капитанский мостик, Тали попыталась найти хоть какую-нибудь дополнительную информацию на терминалах «Аларая», но то ли сам экипаж, то ли геты при объединении уничтожили всё. Модули данных синтетиков не содержали никаких следов, обнулённые при уничтожении нейросети. Оптоблоки памяти ВИ также оказались пусты, не дав нам никаких зацепок. В результате единственное, что у нас оказалось по итогам боя, не считая «Аларая», был лишь переносной компьютер Раэля'Зора. Со всем своим страшным в предельной откровенности содержимым.

— Надо его уничтожить, — кварианка судорожно сжимала в руках планшет. — Никто и никогда не должен узнать ничего об исследованиях. Я надеялась найти хоть что-то, что могло бы послужить хотя бы малейшим оправданием отцу, но... но... Он нарушил все самые священные после Изгнания законы кварианского народа — это не может быть оправдано ничем!
— Ему уже всё равно. На Земле есть одна поговорка: «Мёртвые сраму не имут». Записанное здесь снимет с тебя все обвинения. Не думаю, что твой отец отказал бы тебе в помощи. Тем более что он сказал передать это адмиралам.
— Ты не понимаешь. Под его командованием погибло почти сотня учёных, техников, солдат, не считая тех десантников, которые попытались отбить судно до нас — одного этого хватило бы на изгнание даже посмертно! Но нарушить законы о создании новых гетов, позволить им объединиться в сеть... Здесь не будет никакого иного решения, Коллегия и Конклав никогда не закроют глаза на такое: его имя будет вычеркнуто из всех списков Мигрирующего Флота, с каждого экипажа, где он служил. Это хуже смерти!
Тали подняла голову и смотрела мне прямо в глаза.
— Моего отца признают худшим военным преступником за всю историю Мигрирующего Флота. Им будут пугать детей, пойми же ты это! После всего того, что он сделал для моего народа, для всех кварианцев — он не заслуживает такой участи. Я не могу позволить кому-то дома узнать о его приказах.
— Но у нас нет никаких других доказательств твоей невиновности. Все данные о поставках уничтожены, команда убита — как мы докажем твою правоту? Адмиралы настроены весьма решительно, и твоя тётя не сможет их убедить. Её уже фактически отстранили, а других союзников у нас нет. Ты рискуешь своим будущим ради этой проклятой политики. Ведь здесь же слепцу ясно, что решается совсем не твоя судьба!
— Знаю! И можешь мне поверить, я не в восторге от того, что мне некуда будет возвращаться! Что у меня больше не будет дома, что от меня отвернутся все знакомые. Но ради памяти отца я должна это сделать. К тому же, — она горько усмехнулась. — Ты прав насчёт политики. Беда в том, что обнародование таких данных серьёзно подорвёт позиции ещё двух адмиралов: Хан'Герреля и Даро'Зен. И ещё сильнее расколет наше общество.
Девушка отстранилась от меня.
— Меня с детства научили, что Флотилия и народ всегда на первом месте, а всё личное — только на втором. Надо... Надо уходить отсюда и закончить этот суд.
Она не стала садиться в кресло пропитанное кровью сородича и, перегнувшись к терминалу через подлокотник, начала что-то набирать на голотерминале.
— Я сняла все блокировки. Восстановив антенну, мы сможем подать сигнал и связаться с адмиралами.


Заал'Корис встал, разминая затёкшие ноги, и прошёлся по небольшому отсеку, отведённому ему на «Райе». Адъютант неподвижно замер у двери, готовый выполнить любое поручение адмирала.
— Сколько прошло времени, Канн?
— Три с половиной часа, адмирал. Никаких сигналов от абордажной группы с борта исследователя, челнок атакам не подвергался.
— Видимо этот человек лучше разговаривает, чем сражается, — с мрачным удовольствием усмехнулся кварианец. — Хватит нам ждать и рисковать безопасностью Флота, пора заканчивать это дело. Фрегаты Шалы на позициях?
— Так точно!
Корис кивнул и, выйдя на палубу, направился к садовой площади, проталкиваясь через толпу соотечественников.

— Прошло всего четыре часа, Корис!
— Мне надо напомнить вам, сколько времени продержались две наших десантных группы, Геррель? Две группы, каждая из которых была крупнее, чем этот отряд. Я говорил тогда и повторю снова: само это решение, отбить «Аларай» — форменное и бессмысленное самоубийство! Сколько ещё мы собираемся рисковать всем Флотом, ради ваших сумасшедших идей? Я требую признать экипаж погибшим вместе с группой этого землянина и отдать приказ уничтожить судно.
— Так мы лишимся даже шансов на понимании произошедшего!
— Всё утраченное можно восстановить, Хан, — Даро выглядела уставшей, как и каждый из них. — Но сейчас Корис прав, риск слишком высок. Мои исследователи блокируют связь во всех диапазонах вокруг Флота, но проклятые синтетики умны.
— Даже если там кто-то выжил?
— Если бы там кто-то выжил, они уже смогли бы пробраться к техническим палубам и попытаться покинуть судно. Вы знаете, что до сих пор никто этого не сделал. Это означает только одно — никакой надежды не осталось, и никакого другого выхода я не вижу. Поэтому предлагаю изгнать посмертно обоих: и Раэля, и его дочь. Безопасность Флота никто не может ставить под угрозу, какими бы заслугами он не обладал, — Заал'Корис повернул голову к Зен.
— Мне казалось, мы договорились, что если она погибнет, то обвинения будут сняты, — Раан стиснула кулаки. — Она всего лишь...
— Это было одно из предложений, которое я считаю неправильным. Флот важнее любого из его членов, адмирал Шала'Раан вас Тонбай. Ситуация требует от нас быть максимально жёсткими и нетерпимыми к любому проявлению подобного поведения.
Корис упрямо выпрямился на кресле, в упор смотря на Шалу'Раан, но кварианка, опустив голову, уже не обращала внимание на своего визави.
— Конклав будет собран через час, Корис. — Геррель мрачно уставился на свои ладони. — Мы примем решение, которое нужно Флоту.

Адмиралы расположились на своих местах, ожидая, пока все делегаты займут свои места. Времени у них было предостаточно, но вести какие-то переговоры никто не хотел. Шала'Раан, казалось, полностью ушла в себя, отрешившись от всего происходившего, словно устала бороться за Тали и Раэля. Или просто приняла факт, что эти двое должны сыграть свою роль козла отпущения, на которого будут вымещены весь гнев и боль всего кварианского народа.
— Адмирал Геррель!
Перед платформой вытянулся один из его помощников.
— Да, Сабал?
Хан посмотрел на своего лейтенанта, недоумевая, с чего он выглядит настолько радостным. Ни суд, ни обстоятельства никак не предрасполагали к такому.
— «Аларай» вышел на связь, капитан Шепард вас Нормандия передаёт, что исследователь полностью очищен! Просит разрешить челноку его судна забрать штурмовую группу, и что они с Тали готовы вновь предстать перед Коллегией.
Это неожиданное сообщение словно взорвало весь зал, мгновенно наполнившийся гомоном взволнованных переговоров. Корис со своего места прекрасно видел, как собравшиеся представители судов Флота словно на иголках вертятся на своих местах, обсуждая небывалую весть. Отбить судно одной небольшой штурмовой группой! Один только опыт такой операции следовало подробно изучить и использовать для своих нужд. Раан вскинула голову, услышав слова Сабала, и буквально тут же стала прежним и решительным командиром, откинув в сторону своё отчаяние, и опередила всех остальных.
— Челноку «Нормандии» разрешено забрать боевую группу с палубы «Аларая», под контролем службы безопасности Флота, — она даже не обернулась к своим коллегам, чтобы хоть формально запросить их одобрения. — Капитану Шепарду вас Нормандия и Тали'Зора вас Нормандия на челноке Флота прибыть на «Райю».
Она резко обернулась к сидевшим адмиралам.
— Теперь нам есть, что обсудить перед вынесением решения, не так ли?


— Кзу'Танн, вызываю капитана Шепарда вас Нормандия. Ответьте! — пилот сам вышел на связь, прервав нашу беседу.
— Шепард на связи. «Аларай» чист, мы во втором доке, забирайте нас отсюда.
Я спустился к площадке, чтобы открыть люк. Буквально через несколько минут кварианец сообщил, что готов к стыковке, и тут же небольшая судорога палубы подсказала — челнок коснулся модуля. Створки словно нехотя разошлись в стороны, и неуклюжий корпус небольшого транспортника, занимавшего большую часть видимого пространства, убедил нас в скором возвращении из этого космического склепа. Непросто кварианцам будет вернуть корабль к нормальной жизни после той бойни, что случилась на его палубах. Оставалось лишь надеяться, что новый экипаж учтёт все ошибки, совершённые прежним, и не допустит повторения трагедии.
«Райя» встретила нас немногим лучше, чем в первый раз. Я был уверен что правильно сделал, отпустив свою команду обратно на «Нормандию», совершенно не желая как-то провоцировать кварианцев наличием на палубах их судна вооружённого отряда, но, взглянув на вооружённый эскорт, встретивший нас у шлюза, теперь успел об этом пожалеть. Ко мне приблизился один из офицеров наших хозяев, отсалютовав прижатым кулаком к груди.
— Капитан Шепард вас Нормандия, Тали'Зора вас Нормандия, Коллегия и Конклав ждут вас. Примите благодарность за отбитый «Аларай» не только от адмиралов. Как бы ни сложилась дальнейшая судьба, знайте, что кварианский народ не забудет этого, — он замялся на мгновение и затем продолжил, обращаясь уже только к моей спутнице: — И многие будут помнить твоё имя, Тали'Зора вас Нима, как бы не хотелось кому-то назвать тебя иначе. Прошу, следуйте за мной.
Большая часть десантников заняла наше место в челноке и, судя по вибрации под ногами, сразу же отправилась на борт «Аларая». Импровизированный же не то конвой, не то эскорт из двоих десантников, сопроводил нас обратно к нужному отсеку. Видимо новость о том, что мы смогли отбить судно, успела широко разойтись среди народа, и к нам явно стали относиться лучше. Во всяком случае, Тали окликали и, как мне показалось, старались подбодрить, поздравляя с удачным завершением операции.
Адмиралы находились на своих местах, словно все эти несколько часов, пока мы воевали на палубах исследователя, так и не отлучались отсюда. Что касается остальных, расположившихся на ступенях амфитеатра, то я не был настолько уверен в их прежнем составе. Единственное, в чём сомнений не возникло: народа стало явно больше, потому что свободных мест не осталось совсем и некоторые даже стояли в проходах и по самому верху амфитеатра.
После напряжённого боя на судне меньше всего хотелось находиться здесь, в качестве адвоката одного из своих людей, но никто не интересовался ни моим мнением, ни мнением Тали. Вряд ли Коллегия отказалась от своих целей, как бы ни пыталась Раан выиграть для нас хоть какие-то послабления. Даже то, что мы отбили «Аларай», могло не сыграть в нашу пользу, несмотря на поддержку простых кварианцев. В голове метались мысли о том, как же выйти из этой ситуации с минимальными потерями. Если Тали будет признана виновной, в лучшем случае её просто изгонят с Флота. Для неё это будет крушением всего того, во что она верила, чему следовала. Как она перенесёт это? С её эмоциональностью изгнание может оказаться невыносимым, и что тогда она может сделать? В мирах Цитадели кварианцы — существа в лучшем случае второго сорта, почти без прав, без какой-либо защиты. Пропагандируемая терпимость ко всем расам как-то не срабатывала даже под носом у Совета, чего уж говорить про удалённые миры.
Наше лобное место всё приближалось, а я так и не мог найти нужный ответ. Как спасти имя моей кварианки, не утопив её отца откровениями о его преступных приказах? Если адмиралы до сих пор как-то умудрялись не допускать в обществе радикализации мнений, то Тали была чертовски права, говоря, что сведения с судна её отца взорвут Флот, расколов экипажи на сторонников одной или другой идеи. Стиснутые в узкие рамки сосуществования на Флоте, фракция войны с гетами за Раннох и сторонники колонизации нового мира пока умудрялись как-то не разойтись в разные стороны, но если у них будет на руках то, что мы узнали на «Аларае», такой исход был вполне возможен. И становиться катализатором чего-то подобного мне крайне не хотелось. В истории Земли слишком часто борьба за светлое будущее оборачивалась сотнями тысяч жертв.
И ещё меньше хотелось, чтобы потенциально очень мощный союзник в борьбе со Жнецами оказался на пороге гражданской войны. Но покупать неустойчивый мир, грозящий в любой момент исчезнуть, ценой смысла жизни одной кварианки? Той самой, которая стала для меня ближе и важнее любого другого человека или инопланетника? Циничный холодный расчёт призывал принести в жертву любое препятствие, встающее на пути союза Земли и Мигрирующего Флота, но сердце противилось всеми силами. Краем глаза заметив, как Тали еле-еле заставляет себя приблизиться к отведённому нам месту, я вызвал её по нашему зашифрованному каналу.
— Мы выкрутимся. И ты сможешь вернуться домой после того, как мы разберёмся с Коллекционерами. Обещаю тебе.
— Унклар, пожалуйста. Ради меня, ради всего — пожалуйста, ничего не говори про журнал отца. Прошу тебя. Сейчас это намного важнее того, будет ли мне куда возвращаться или нет, — она встала там же, где стояла несколько часов назад. — Я переживу ярлык предателя и изгнание, но не лишай моего отца...

Шала'Раан вновь призвала собравшихся к тишине, теми же ритуальными словами начиная новое заседание, оборвав тем самым фразу девушки. Затем обратилась непосредственно ко мне, призвав продолжить защиту своего члена экипажа.
— Мы вернули судно Флоту, адмирал Шала'Раан вас Тонбай.
— Коллегия благодарит лично вас, капитан Унклар Шепард вас Нормандия, и весь ваш экипаж за проявленный героизм при возвращении «Аларая» под контроль кварианского народа. Мы никогда не забудем этого...
— Благодарю, адмирал, — я перебил кварианку, решив действовать как можно более напористо. — Принимая вашу благодарность, я уверен, что мы более чем предметно доказали невиновность моей подзащитной и, полагаю, проводить дальнейшее заседание не о чём. Пойдём Тали, думаю, здесь мы сделали всё что должно. Вердикт Коллегии можно будет получить и потом. Нам ещё многое надо успеть.
Я развернулся спиной к Коллегии, словно собираясь уйти.
— ЧТО?! — Корис вскочил со своего места. — Это официальный судебный процесс над Тали'Зора, человек! Имейте уважение к нашим законам и следовать...
Адмирал отреагировал именно так, как и предугадывалось. Я настолько резко развернулся, что Тали едва не отшатнулась, и с силой опёрся на поручень передо мной, агрессивно наклонившись к кварианцам.
— Ложь, адмирал Заал'Корис вас Квиб-Квиб! Ложь, и вы это знаете не хуже меня! Это не судебный процесс по тому обвинению, которое кто-то выдвинул против Тали. Это всё чёртова политика, а не измена Флоту одной молодой кварианки и её отца!
Никто из собравшихся явно не ожидал такой отповеди с моей стороны.
— Вы хотите склонить мнение в сторону колонизации нового мира и сосуществования с гетами. Хан'Геррель вас Нима спит и видит, как все геты будут уничтожены, — я поочерёдно указывал на адмиралов. — И ради этих игрищ, чья же возьмёт, вы готовы сломать судьбу Тали. Да играйтесь в ваши игрушечные кораблики, но только мой экипаж в это политическое дерьмо не ввязывайте! Я этого никому не позволю. Ни Совету, ни вам!
Судя по всему, никто из них не ожидал, что некоторое представление о текущей политической ситуации на Флоте выйдет за пределы палуб их кораблей, и Коллегия явно не была готова к такому развитию событий. Отвернувшись от судей, я обратился к собравшимся представителям кораблей Флота.
— Разуйте же глаза! Тали'Зора знает об этой опасности больше, чем любой другой из вас! Она проявила себя в боях с синтетиками на десятке планет, на Новерии, в сражении за Цитадель! Она, а не кто-то другой, проливала свою кровь за каждого из вас! Её имя, имя гордого представителя своего народа, знакомо всему Совету Цитадели, известно с наилучшей стороны! Да что тут ещё можно говорить: именно она доставила вам данные о гетах два года назад, добытые с риском для жизни из аванпоста синтетиков. Кто на всём Флоте сталкивался с ними чаще, чем она, и кто знает больше, что от них можно ждать?
Мне пришлось снова развернуться лицом к адмиралам.
— Вы смеете обвинять её в некомпетентности в той области, где вам самим надо слушать, что она скажет.
— Но «Аларай» был захвачен гетами, — Корис был выбит из колеи и пытался нащупать почву под ногами. — И у нас есть неопровержимые доказательства, что именно Тали'Зора была ответственна за поставку запчастей.
— И это ничего не доказывает, адмирал. По вашему мнению, получается, что Тали прислала активированных гетов с Хестрома, куда была отправлена кварианская экспедиция под эгидой Коллегии? Даже вы не можете опустить тот факт, что проблемы на «Аларае» случились только сейчас, спустя столько времени, а не сразу же. И как вообще обвинение хочет связать одно с другим? Тали'Зора высококвалифицированный специалист, этого никто не сможет отрицать, и допустить какую-либо ошибку в оценке опасности синтетической формы жизни не может. И уж тем более — сделать это многократно!
Я перевёл дыхание, порадовавшись, что меня всё ещё никто не перебил и не вызвал охрану, чтобы вывести из зала.
— На Хестроме знаете ли, всем было не до того, чтобы уговаривать синтетиков запаковаться в ящики для отправки на Флот. Равно как и подбирать какие-то их части: по нам вели огонь со всех позиций несколько десятков машин, включая колосса, а на подходе к орбите был флот в несколько тысяч кораблей. Никаких же других возможностей прислать сюда активных гетов, или их самовоспроизводящиеся части, Тали не имела, поскольку, являясь одним из моих старших офицеров «Нормандии», всё это время находилась на моём корабле без возможности отправить посылку на Флот. Вы не находите такие факты странными в свете выдвинутых обвинений?
— Я думаю, мы поняли ваши слова, капитан, — Даро'Зен перебила меня, обрывая мой монолог. — Уверена, Коллегия сможет самостоятельно принять решение по этому вопросу.
— Погодите!
Откуда-то с задних рядов, над нашими головами раздался смутно знакомый голос. Я обернулся, пытаясь найти неожиданного помощника.
— Подождите-ка!
К нам быстро спустился какой-то кварианец в красном костюме с характерными потёртостями от броневых пластин и оружия, встав рядом со мной.
— Кэл? — Тали, в отличие от меня, конечно же узнала своего знакомого десантника.
— Капитан Шепард прав! Тали'Зора не могла совершить то, в чём её обвиняют. Я сопровождал её в ряде экспедиций на территории гетов и заявляю во всеуслышание: именно её знания спасали жизни наших людей! Она отлично знает нашего врага, его хитрости, слабые и сильные стороны. С её опытом допустить такую ошибку просто невозможно! Обвинение — ошибка!
За нами поднялся гул негромких голосов, обсуждавших всё сказанное здесь. И, кажется, Кэл'Ригар донёс-таки то, что я пытался сказать Конклаву и Коллегии. Раздался один громкий голос, за ним ещё и ещё, выражавший поддержку словам кварианца. Тройка адмиралов переглянулась между собой, видимо принимая какое-то решение. Я посмотрел на Шалу'Раан, и, несмотря на глухой костюм с непрозрачным визиром, её торжество прямо-таки физически ощущалось.
— Коллегия и Конклав готовы принять решение?
— Коллегия приняла решение.
— Конклав решение принял, — слева от нас поднялся один из кварианцев и наклонил голову.
— Тогда я объявляю решение по делу об измене Флоту. Тали'Зора вас Нормандия, вы оправданы единогласным решением Коллегии адмиралов и Конклава Мигрирующего Флота. Все обвинения с вашего имени сняты. Капитан Шепард, прошу принять искреннюю благодарность от лица всего нашего народа за ваши действия по защите чести представителя нашего народа и члена экипажа вашего судна. Заседание объявляется закрытым.

Представители Конклава покинули свои места, заполнив всё пространство вокруг нашего лобного места, разбившись по одним им ведомым интересам, явно обсуждая произошедшее только что. Несколько кварианцев подошли к Тали, ограничившись в мою сторону вежливым кивком, и поздравили её с положительным решением суда. Адмиралы же из Коллегии словно растворились среди своих соотечественников, что было к лучшему. Они вполне могли бы начать задавать слишком неудобные вопросы по «Алараю», на которые ответить, не утопив Раэля, нам бы вряд ли удалось.
Я по-прежнему стоял, опираясь на поручень, и только сейчас понял, как трясутся руки. Разжать пальцы и отпустить круглую металлическую трубку оказалось едва ли не сложнее, чем перекричать адмиралов. Наконец-то выпустив ограждение, я сгрёб Тали в объятия и крепко прижал к себе, не обращая внимания на окружающих. Потом, вспомнив где мы находимся, осторожно отпустил мою кварианку и нашёл взглядом Ригара, который всё ещё стоял рядом.
— Кэл'Ригар, спасибо за помощь. Ты пришёл как нельзя вовремя.
— Долг платежом красен, не так ли, капитан?
Кварианец коротко хохотнул и протянул руку, которую я с чувством пожал.
— Нельзя было адмиралам дать возможность совершить такую ошибку, Шепард. Тали'Зора не заслуживает ничего подобного.
— Просто Тали, Кэл, — кварианка нашла руку десантника и стиснула её в ладонях. — Спасибо тебе за твои слова, но откуда ты узнал? Ты ведь не принадлежишь экипажу «Райи».
— Благодари Витора, — он кивнул куда-то в сторону. — Он проходит лечение здесь и связался со мной, как только смог. Так что я прилетел сюда первым же челноком.
— Надеюсь, у тебя не будет никаких проблем, Ригар?
— С адмиралами? Нет, что ты. Тем более, я уверен, они ещё не скоро придут в себя, чтобы что-то предпринимать. Давненько не приходилось видеть, чтобы кто-то умудрялся выступить против, отстоять свою точку зрения, да ещё сделать это вот так.
Он задумался на мгновение, но потом продолжил.
— В любом случае, рад, что всё прошло хорошо, Шепард. Адмирал Раан, — десантник выпрямился, встав по стойке смирно.
К нам сзади неслышно подошла тётя Тали и ждала конца беседы.
— Вольно, Кэл. Спасибо за твои слова на слушании. Прошу прощения, что вмешиваюсь в ваш разговор, но у Коллегии есть вопросы к вам, капитан Шепард вас Нормандия. Прошу следовать за мной.
Кварианец отсалютовал ей и отошёл в сторону, смешавшись с толпой уроженцев Флота. Я посмотрел на Шалу, пытаясь угадать, что скрывается за этими словами. Вряд ли адмиралы готовят что-то вероломное, но вляпаться ещё в какое-нибудь политическое противостояние мне точно не хотелось. Но адмирал не стала уточнять, что имела ввиду, и лишь махнула рукой, призывая следовать за ней. Мы с Тали переглянулись и последовали за нашей высокопоставленной провожатой.


— Отличная речь, капитан. Вы умеете играть с толпой, — Корис стоял спиной ко входу и лишь повернул голову на звук открывшейся двери. — Я верно сделал, что отнял имя у Тали'Зора, дав её такого защитника.
Он развернулся к нам и выпрямился, сложив руки за спиной.
— Участие в этом заседании никому не принесло радости, но вам удалось даже больше, чем просто снять с имени дочери Раэля ошибочные обвинения. Вы умудрились не позволить сложившейся ситуации разорвать Флот. Тали, я приношу тебе свои самые искренние извинения. Вы правы, Шепард, нельзя за спорами о будущем не видеть, ради кого оно приближается.
— Спасибо, адмирал. Я всё понимаю, Флот превыше всего. Вы делали то, что считали правильным.
— Именно так, Тали, именно так. Можешь мне не поверить, но я действительно рад тому, что всё обошлось и твоему капитану удалось отстоять честь имени клана Зора.
В отсек вошли Геррель и Зен, молча проследовав к креслам за круглым столом, где уже сидела Шала'Раан. Корис проводил их взглядом и проследовал туда же, пригласив нас за собой.

— Я полагаю, вы, Шепард, удивлены тем, что мы позвали вас сюда, — Геррель выпрямился в кресле, обратившись ко мне, когда все расселись. — Однако есть многое, что мы хотели бы обсудить. И не только детали вашего штурма, хотя это, конечно же, важно. Какую информацию вам удалось узнать на борту «Аларая»?
Тали судорожно вздохнула.
— Ничего, адмирал Хан'Геррель вас Нима. К сожалению, геты уничтожили все данные, до каких смогли дотянуться. Мы старались проверить всё, что только возможно, но, увы, информация была умышленно стёрта.
— Вы разобрались, откуда там оказалось столько гетов? — Корис опустил руки на столешницу.
— Из того, что мы там видели и с кем сражались: синтетики использовали материалы лабораторных стендов, станков и всех узлов, которые можно было использовать для воссоздания себе подобных. Назвать их полноценными гетами было почти невозможно, хотя среди них и попадались очень схожие с оригинальной формой машины. Сразу предваряю ваш следующий вопрос: нет, нам не удалось найти ничего, проливающего свет на причину произошедшего. С учётом времени — это не могла быть реактивируемая часть какого-то гета. Возможно, велись какие-то исследования в потенциально опасных областях, что и привело к столь мрачным последствиям, но это только моё предположение.
Геррель долго смотрел на меня, ничего не говоря.
— Я уверен, что вы знаете гораздо больше, чем говорите человек. Но я принимаю ваш ответ.
— Если вы что-то скрыли, мы всё равно сможем это узнать, Шепард, — Даро'Зен сцепила пальцы рук, поставив локти на стол. — И тогда мы оценим правдивость ваших слов и те последствия, которые они повлекут для Флота. В любом случае, сейчас вы сделали большое дело, освободив наше судно. Оно пригодится и для работы, и для жизни. Однако у нас есть ещё множество вопросов, которые не обсудить, пользуясь вашим столь своевременным появлением здесь, было бы недальновидным решением.

Адмирал устроилась в кресле поудобнее, приняв несколько расслабленный вид.
— Это не касается сегодняшних событий. И не касается тех отношений, которые с вашей помощью установлены между Флотом и Альянсом. Нас интересуют известия о ваших взаимоотношениях с Сареном. Два года назад вы гонялись за мятежным Спектром и победили его. Большей частью эти события не касаются Флота, но вот участие гетов — это совсем другое дело.
— Сразу возражаю, адмирал. Произошедшее два года назад у Цитадели вы, конечно, можете не считать чем-то существенным для Флота, но это далеко не так. То, с чем столкнулись мы, значит для кварианского народа намного больше, чем можно предположить. Как и для любого другого, не оказавшегося прямо втянутым в тот конфликт два года назад.
— Ваша теория насчёт Жнецов? Насколько я знаю, Совет не принял вашу точку зрения, официально во всяком случае. Как и Альянс, кстати.
— Не надо смотреть только на официальные данные. За кулисами существование Жнецов не опровергается. Кроме того, — я позволил себе усмехнуться. — Вы и сами знаете об их существовании. Иначе кварианские капитаны не пытались бы найти представителей этой расы.
Пауза, последовавшая за моими словами, красноречиво доказывала правоту моих предположений и подтверждала слова Исин'Маля.
— А вы хорошо осведомлены о Флотилии, капитан Шепард вас Нормандия. Даже очень хорошо.
— Спорное утверждение. Я не занимаюсь целенаправленно политикой Мигрирующего Флота, а решаю несколько иную проблему. Но поскольку вы становитесь её составной частью, я должен иметь все данные, — я опустил ладони на стол, словно показывая, что собираюсь играть в открытую. — Капитан «Иденны» получил часть информации от меня, могу предоставить вам непосредственно, если в этом есть необходимость.
— Исин'Маль уже отправил нам сообщение, нет нужды его дублировать, — Геррель наклонился ко мне. — Вы готовы подтвердить, что всё написанное там, правда?
— Готов, адмирал Хан'Геррель вас Нима. У меня есть некоторые данные, которыми я дополнительно могу поделиться с Коллегией непосредственно. Их я получил от Советника Андерсона, когда был на Цитадели в последний раз пару месяцев назад. Ваша беда в том, что вы не представляете той угрозы, с которой собираетесь столкнуться. Даже крупные обломки Жнеца, не говоря про полностью функционирующий корабль, несут угрозу сознанию органиков. К сожалению, до настоящего момента разработать полноценную гарантированную защиту не удалось. К слову сказать, Сарен, пока окончательно не оказался под влиянием ИИ, тоже искал выход. Увы, безуспешно.
Сбросив несколько файлов на терминал, я откинулся на спинку довольно узкого кресла. Над столом повисло молчание, пока командующий состав Мигрирующего Флота знакомился с отчётами исследовательских групп Альянса. На нескольких десятках страниц приводились примеры и последствия длительного воздействия на рабочих и инженеров некоего излучения от блоков Жнецов, приводивших людей и инопланетников почти к растительному состоянию.
— Неприятная картина, — Раан покачала головой. — Это воздействие можно как-то остановить или излечить?
— Нет. Процесс разрушения личности необратим. Если подвергшийся воздействию покинет опасную зону, он какое-то время останется на разумном уровне. В дальнейшем умственные способности будут снижаться. Что хуже, он будет стараться содействовать Жнецам любыми способами.
— Совет имеет эти данные?
— Да, Альянс не утаивает истинное положение дел ни от кого из Советников. Это не в интересах Земли в первую очередь.
Адмиралы молча переглянулись между собой, и по затянувшейся паузе можно было предположить, что сейчас идёт обсуждение без нашего участия. Тишина нервировала, но, судя по всему, четвёрке адмиралов надо было придти к одному мнению.
— Эти данные могут помочь нам, капитан Шепард вас Нормандия, — обратившись ко мне, Даро'Зен была официальна. — Мы рассмотрим их более подробно позднее. Теперь что касается нашего взаимодействия...


Мы вернулись на борт «Нормандии» спустя несколько часов. Общение с адмиралами было не самым простым делом, и их вопросы не раз ставили меня в тупик. Коллегия мне напоминала и Совет, и Удину, и половину всех политиков вместе взятых, с кем приходилось когда-либо иметь дело. И не могу сказать, что разговор с ними доставил мне большое удовольствие, но хотелось надеяться, что они всерьёз восприняли мои предупреждения насчёт Жнецов. К сожалению, известие о гетах и расколе синтетической расы по почти религиозным вопросам вызвало определённое воодушевление у Герреля и Зен, Корис и Раан отреагировали гораздо сдержанее.
Этот энтузиазм мог сподвигнуть кварианев на прямые действия, что могло быть опасно, поскольку сталкиваться с машинами в бою было откровенным самоубийством. Легион не особо распространялся насчёт состояния дел у синтетиков, но кое-что всё же соизволил рассказать. И по его словам, общая мощность флота и платформ вполне себе была сравнима с турианской армией. Не верить синтетику поводов не было, потому что его намёки подтверждались косвенными данными, полученными с военных зондов-шпионов, отправленных за Вуаль Персея.
Оставалось только рассчитывать, что разум возобладает и кварианцы не выступят против своих созданий новой войной, хотя шансов на это было немного. Отбитый нами «Аларай» сыграл, в том числе, в пользу силового решения, особенно с учётом того, что Коллегия большинством голосов оправдала не только Тали, но и её отца, очень хитро извернувшись в вопросах толкования некоторых правил. Шала конечно же поддержала инициативы Герреля в столь чувствительном для неё направлении, и как итог, Корис остался в одиночестве, требуя изгнать Раэля'Зора посмертно. Такое окончание заседания могло склонить колеблющихся на сторону партии войны, обеспечив ей перевес при выборе дальнейшей судьбы Флота — отбивать ли им родной мир или попытать счастья на иной планете.

— Иногда решение одной проблемы создаёт новую, — я вздохнул и опустился на кровать.
— О чём ты? — Тали сидела в кресле, задумчиво пропуская ткань между пальцев.
— Идея Заал'Кориса основать новый родной мир скорее всего не получит большинство голосов. Уверен, возвращение «Аларая» Зен и Геррель преподнесут как слабость синтетиков. Колония в любом из миров могла бы быть вам большим подспорьем.
— Когда кто-то касается цветка, вдыхает воздух не пропущенный через фильтры, чувствует запахи — я лишний раз отчётливо понимаю, как многого лишён мой народ. Возвращение именно Ранноха поможет нам.
— Вам нужно место, в котором вы сможете обосноваться. Это наиболее важно. Будет ли это праотеческая планета, или другой мир — вторично.
— Ты не понимаешь, — Тали покачала головой и сложила ткань на столик рядом. — Века в стерильной атмосфере судов лишили нас иммунной системы. Мы проводили расчёты: для акклиматизации кварианцев к условиям жизни без костюмов даже на Родине нам придётся потратить не менее шестидесяти лет. Но совершенно новый, чуждый нам мир... Есть, знаешь ли, разница между шестьюдесятью и шестьюстами годами! Два поколения или двадцать? Что бы ты сам выбрал?
— Не сердись, Тали. Прости и забудь, что я сказал.
Девушка помотала головой, потом присела рядом.
— Я понимаю, ты хочешь как лучше, но для моего народа нет простых и лёгких путей. И ещё... Даже если мы вернём Родину — это будет потрясение самих основ, такое же, какое было при Исходе триста лет назад. И у меня нет уверенности, что это хорошо. Иногда... иногда мне кажется, лучше оставить всё, как есть.
Она прижалась у моему плечу.
— Именно поэтому Флот всё ещё держится вместе. Наша нынешняя культура, общество, правила и законы должны будут измениться на планете. Это пугает многих, возможно даже больше, чем возможная война с гетами.
Кварианка привычно обхватила и подтянула колени руками, сцепив пальцы в замок, и о чём-то глубоко задумалась. Обвинение в измене, суд, затем ещё и смерть отца тяжким грузом легли ей на душу, и придётся крепко постараться сделать всё возможное, чтобы помочь ей справиться с этим. Сейчас ей надо просто отдохнуть, как и мне, как и всем, кто был задействован на Флоте. Я привлёк её к себе, обняв за плечи.
— Расслабься, родная. Мы сделали всё что могли. Попробуй уснуть, тебе выдался слишком тяжёлый день.


— Шепард, я не подерусь хоть с кем, то свихнусь! — Грант с рёвом обрушил кулаки на металлический контейнер, стенки которого не выдержали напора крогана и с противным визгом прогнулись. — Я не знаю, что это — болезнь или ещё хуже, но не собираюсь дохнуть из-за неё!
— Поройся в памяти, может Окир что-то вложил в тебя? — Находиться рядом с кроганом в таком состоянии было не очень-то безопасно.
— Нет, — Грант еле удержался от ещё одного удара, с силой втягивая воздух. — Он не смог наладить связи между воспоминаниями и закрепить их. Многое пропало.
— СУЗИ, где могут помочь Гранту? Его состояние ухудшается.
— Он полностью в порядке, это не связано со здоровьем, — скороговорка Мордина была неожиданна. — Единственное место, где могут быть сохранены медицинские данные и архивы болезней — Тучанка. Кроганы крайне отрицательно смотрят на медицинских специалистов не из своей расы. Прискорбно.
— Если учесть, что мой народ вымирает из-за этих самых врачей-саларианцев, — огромное тело крогана содрогалось от еле сдерживаемой ярости. — Наверное, можно понять почему!
Грант с силой врезал лбом по многострадальному ящику, окончательно доламывая его.
— Вот на хрена это всё?!
— Чаквас даст тебе снотворное. Джокер, курс на Тучанку и быстро. СУЗИ, связь с Лиарой, пусть найдёт, где там закопался Рекс. Он, пожалуй, единственный на всей кроганской планете, кто не станет стрелять по нам сразу же.
Оставив крогана на попечение медиков, я вышел из его отсека и поднялся в БИЦ. Кроган был мощной ударной силой отряда, и терять такого бойца совершенно не входило в мои планы. Рядом ожил интерком.
— Эээ, капитан, ты точно уверен, что нам стоит туда забираться? Там болтается Служба по поддержанию мира, или как она там называется. И незваным гостям там не очень-то рады. Полёты вооружённых судов к Тучанке мало не через Совет согласовываются.
— Я пока ещё Спектр, думаю, миротворцы не станут вмешиваться.
— Мне б твою уверенность, — Джокер буркнул в ответ. — В системе Аралаха будем через пятьдесят шесть часов. Надеюсь, Т'Сони найдёт к этому времени номерок Рекса.

Вопреки сомнениям Моро, ответ нового Серого Посредника пришёл довольно быстро, особенно с учётом того, что ей явно пришлось здорово потрудиться. С Тучанкой не было почти никакой связи, а сами кроганы берегли координаты своих лагерей и баз, справедливо опасаясь возможного удара от врагов.
— Рекс сидит в нынешней столице, своём лагере Урднот, Шепард. — Голографическая копия Лиары светилась передо мной. — Он начал объединять вокруг себе кланы и уже успел пережить несколько покушений на свою жизнь. Судя по тому, что я знаю, противников у него хоть отбавляй, но, несмотря на это, никто не рискует связываться с ним в одиночку. Клан Вейрлок противостоит ему в большинстве случаев, как наиболее мощная сила.
— Что ещё про этих противников нашего вождя есть?
— Они плотно сотрудничают с «Кровавой стаей», хотя это можно сказать почти про все кланы Тучанки. Но сейчас там происходит что-то очень важное, потому что Галд отозвал многих своих бойцов в лагерь.
— Может это связано с Рексом? Возможно, они готовят нападение на клан Урднот.
— К сожалению, на Тучанке у меня не так много агентов, и точной информации по планам Вейрлока нет. Будь осторожен там, Унклар, — азари тепло мне улыбнулась. — Да, кстати, я тут нашла кое-что среди всего остального. Это вполне может заинтересовать не только тебя. Дай почитать Миранде. С моими наилучшими пожеланиями, разумеется.

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 13.08.2016 | 2941 | 9 | м!Шепард, Тали, unklar, экшн, приключения, драма, второй шанс | unklar
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter