Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Горсть Пыли. Глава 60. Отражая свет

Жанр: драма;
Персонажи: фем!Шепард/Гаррус, Тали и др;
Статус: в процессе;
Статус перевода: в процессе;
Оригинал: A Handful Of Dust;
Автор: tarysande;

Переводчик: Mariya;
Разрешение на перевод: получено;
Описание: Десять миллиардов здесь умрут, чтобы двадцать миллиардов там выжили. Закончившаяся война оставила за собой осколки, которые нужно собрать, и жизни, которые нужно возродить. И пусть даже Жнецы больше не угрожают Галактике, ничего не стало проще.




Раньше это казалось такой замечательной идеей. Если уж создание галактического правительства было необходимо, то важной представлялась и форма, в которой оно будет существовать. Для всех, а не только для большой тройки (с половиной), что принимала решения так долго. Или же и вовсе отказывалась принимать какие-либо решения. Галактика изменилась, сотряслась до самого основания, и восстанавливать ее по образу и подобию доказавшей свою несостоятельность модели казалось глупостью.

Дать каждому возможность высказаться. Дать каждому право голоса. Восстановить справедливость.

На бумаге это выглядело весьма притягательно.

Разумеется, эта блестящая идея Гарруса не опиралась на реальное положение дел. В реальности он находился в помещении, полном раздраженных и напуганных инопланетян, оказавшихся вдали от дома, и никто из них не понимал, чьи интересы — если таковые вообще имелись — они представляли. Никто и понятия не имел, в каком состоянии пребывали их домашние миры. Практически каждый опасался безмерных потерь и не имел возможности развеять эти страхи. Гаррус не мог их за это винить: образ горящего Ципритина, каким он в последний раз видел его с Менае, навсегда останется в его памяти. Слишком многие молчали слишком долго даже до того, как выстрелил Горн.

Слишком многие из поспешно собранных здесь для формирования нового Совета являлись воинами, которых заботили битвы, логистика и числа, и которые не имели никакого представления о сложностях политических игр.

Гаррус с уверенностью мог сказать, что никогда прежде не желал иметь дело с политиками, но теперь...

Интересно, нашлась бы у Шепард подходящая человеческая поговорка? Наверняка. Он не станет ее спрашивать — ему не нужна ее жалость. Ему точно не хотелось видеть на ее лице улыбку осознания, что ей удалось увернуться от пули, теперь прочно засевшей в его внутренностях.

В основном, конечно, он не хотел, чтобы его субгармоники выдали ей, насколько сильно ему не хватает ее среди этих воинов, из которых формировали новый Совет. Она знала его слишком хорошо, она сразу услышит это. Затем ее улыбка станет печальной и отстраненной. В последнее время он часто становился причиной того, что она так улыбалась, и по возможности не желал усугублять ситуацию.

К моменту возвращения на «Нормандию» Гаррус едва держал глаза открытыми. У него болела голова, и вдобавок сильно хотелось есть. Корабль был практически пуст, за исключением рабочих из команд по обновлению и ремонту, которые старались выполнить свою работу, насколько это возможно, не загоняя корабль в док. Джокер находился в БИЦе, и Гаррус чересчур хорошо знал застывшее на его лице выражение — он тоже провел слишком много часов под дверью медотсека, пока чьи-то другие руки старались починить то, что было сломано, и что он не мог починить сам.

Гаррус ожидал, что Шепард будет находиться в их каюте, но помещение оказалось пустым. И тихим. То, что музыка была выключена, напугало его куда сильнее, чем отсутствие Шепард. Модель Властелина грудой кусочков лежала на столе — очевидно, Шепард пыталась починить ее, но оставила работу недоделанной. Гаррусу не нужны были умения детектива, чтобы догадаться, как именно модель оказалась в таком плачевном состоянии. Шепард плохо переносила вынужденное безделье. Гаррус снова выглянул в тамбур — несмотря на то, что стулья все еще находились там, Заида было не видно. Где-то глубоко внутри него шевельнулась знакомая паника, но Гаррус решительно сказал себе, что Шепард, вероятно, в кают-компании, или же совершает краткий обход экипажа, или проигрывает Сэм Трейнор в шахматы — и все это, разумеется, в сопровождении ворчливого и внимательного Заида. За ним бы послали, если бы что-то — если бы что угодно...

Конечно же, за ним бы послали.

Позабыв и о головной боли, и о голоде, Гаррус вернулся в лифт. Не обнаружив Шепард в кают-компании, он заглянул в медотсек через окно, но и там ее не было. Он уже собирался зайти к Солане, когда его внимание привлек стук по стеклу. Обернувшись, он увидел Чаквас, манящую его. Не испытывая особого желания разговаривать, он все же направился в медотсек.

— Она сидит в помещении с ядром ИИ уже несколько часов, — сообщила ему доктор без предисловий. — Ты так вышагиваешь, когда волнуешься. Я, однако, не думаю, что тебе есть о чем беспокоиться в данный конкретный момент. Она работает над... проектом.
— В ядре ИИ? — переспросил Гаррус, склонив голову. Еще одно разочарование. Еще одна неудача. — Вы... вы считаете, это хорошая идея?
Чаквас покачала головой и закатила глаза.
— Как будто с тех пор, как она встала на ноги, я могу как-то влиять на нее.
— Что вы не договариваете?
— Ох, пусть она объяснит. Если я выдам тебе все новости, она вряд ли будет довольна.

Гаррус шевельнул жвалами — отчасти удивленно, отчасти раздраженно, но не стал настаивать. Чаквас выглядела довольно оптимистичной, принимая во внимание обстоятельства; он не смог вспомнить, когда в последний раз видел ее такой расслабленной. Вокруг ее глаз по-прежнему виднелись морщинки, и она казалась уставшей после стольких недель без необходимого отдыха, но ее улыбка была искренней.

— А как прошла твоя встреча с Советом? — спросила она.
Гаррус махнул рукой.
— Не хочу портить вам настроение.
— Так хорошо, стало быть?
Он вздохнул.
— Больше всего мне понравилось, как Явик ворвался в помещение и заявил, что будет говорить за протеан.
Это насмешило Чаквас, и она поспешила прикрыть рот ладонью, но ее глаза предательски блестели.
— Ну, конечно. Боюсь только, что тебе следовало бы предвидеть это.
— И все же, — возразил Гаррус. — Он не использовал слово «примитивы», что я склонен рассматривать как очко в нашу пользу.
— Что ты намерен делать?

Он снова вздохнул и пожал плечами.
— А что я могу? Все по-честному. В любом случае, полагаю, все это подлежит пересмотру, как только починят ретрансляторы. Это временное правительство — временная мера — в лучшем случае. Мы все это знаем.

Чаквас кивнула, но не стала задавать вопрос, который, как знал Гаррус, интересовал ее, так что он сам ответил на него:
— Кажется, это произойдет уже скоро. Технология существует, и Жнецы не пользовались магией. Что бы Горн ни сделал с их кодом, он уничтожил далеко не все. Наши двигатели, использующие принципы эффекта масс, все еще работают. Черт, как и зубная щетка Трейнор. Эти технологии не полностью зависели от Жнецов.
— И все же? — безо всякого сарказма повторила Чаквас его слова.

Гаррус покачал головой, шагая туда-сюда в узком пространстве между ее рабочим столом и противоположной стеной — слишком узком, чтобы приносить удовлетворение.

— В течение нескольких месяцев Касуми собирала лучших ученых, каких только могла найти — независимо от того, хотели ли стоящие у власти, чтобы их обнаружили или нет — и указывала им на эту проблему как на наиболее важную и требующую решения в первую очередь, несмотря на то, что говорили другие. Теперь, после того, как нашли Миранду, ей помогает Лиара. Им есть чем похвастаться. Просто это занимает очень много времени.

Чаквас откинулась на стуле, скрестила ноги и сложила руки на животе.
— И?
Гаррус замер так резко, что едва не споткнулся. Чаквас не рассмеялась.
— Что нас ожидает, когда ретрансляторы снова заработают? Последние новости от так многих систем были... ужасными. Если вообще были. А теперь...
— А теперь ты не без основания беспокоишься об угрозе Левиафанов, даже несмотря на портативную версию щита СУЗИ, созданную твоей сестрой, и надежду Шепард на то, что они потерпят неудачу, если мы не дадим им вербовать новых рабов.
Гаррус облокотился о столешницу, и его плечи поникли.
— Как много их уже? Как широко они распространены? Может быть, они уже начали захватывать мир, еще не оправившийся от ущерба, нанесенного Жнецами? Что если мы уже опоздали? Что если, покинув Землю, мы обнаружим новую войну, в которой нашими врагами будут наши друзья и семьи, которые мы оставили позади?
— Гаррус, — тихо проговорила Чаквас. — Просто делай все, что в твоих силах — это большее, на что мы все способны.
Гаррус шевельнул жвалами — жест согласия? раздражения? Он и сам не был уверен.
— В мои обязанности входит гораздо большее. Я не могу просто надеяться на лучшее, и у меня нет плана на случай наихудшего развития событий.

Не сдержавшись, он глянул на дверь, ведущую к ядру ИИ.
Чаквас переплела пальцы и тоже посмотрела на закрытую дверь.
— Она не настолько хрупкая, что ты не можешь хоть немного опереться на нее. Думаю, она была бы этому рада.
— Это ваше профессиональное врачебное мнение? — спросил Гаррус обманчиво легким голосом.

Ему, однако, не удалось ввести Чаквас в заблуждение. Она лишь покачала головой, как делала каждый раз, когда он заявлял, что отпуск, отдых, лекарства или операция по восстановлению лица не были необходимы.

— Да, — ответила она. — Ты многому научился у Шепард за последние годы, Гаррус, и по большей части этот опыт положительный. Но ни за что на свете я не стану праздно наблюдать за тем, как ты перенимаешь ее ужасную привычку все взваливать на свои плечи. Ты меня понял?
— Да, мэм, — ответил он серьезно, и доктор улыбнулась.

************

— Наконец-то, — пробормотал Заид, поднимаясь на ноги, когда Гаррус вошел. Шепард повернула голову, и если Чаквас выглядела почти расслабленной, то она выглядела по-настоящему радостной. Это поразило Гарруса. Он едва ли не... как там Шепард всегда говорила? Едва не ущипнул себя, чтобы убедиться, что не спит. — Я уже час хочу отлить.
Плечи Шепард затряслись от едва сдерживаемого смеха, глаза искрились юмором. Заправив прядь выбившихся волос за ухо, она сказала:
— Я же предлагала пойти с тобой.
— Ты говорила, что зайдешь со мной в сортир и будешь держать меня за гребаную руку, — проворчал Заид.
На это она рассмеялась.
— Я могла бы предложить подержать и что-нибудь другое. Раз уж ты так не желаешь выпускать меня из... поля зрения.
— Мужику не нужна гребаная помощь, и уж точно ему не нужна компания.

Не произнеся более ни слова, Заид поспешно вышел из помещения. Шепард снова захихикала — захихикала — и поднялась на ноги. Гаррус заметил, что ее движения все еще не совсем свободные: проблемы с левым бедром и правым коленом до сих пор давали о себе знать. А вот от шрамов практически не осталось и следа. Ему пришлось напрячь память, чтобы вспомнить — по-настоящему вспомнить — как она выглядела на борту «Империи», со своими пустыми глазами, покрытой ранами кожей и сломанными костями. Шепард рассеянно потерла лоб — привычка, приобретенная ею со дня признания Миранды. Но ее улыбка не поблекла, стало быть, жест был неосознанным. Гаррус отвел взгляд, чтобы не привлекать внимание к этому факту.

— Ты выжил, — заметила она.
— Давай подождем до конца недели и там поглядим, насколько это соответствует истине, — возразил Гаррус, смягчая слова движением жвал. Подойдя к Шепард, он обнял ее. Она все еще казалась ему худой и, несмотря на утверждение Чаквас, хрупкой. Однако руки, обнимающие его в ответ, были сильны. — Я в порядке, все прошло хорошо.
— В порядке согласно терминологии Шепард? — спросила она. — Или Гарруса? Или по-настоящему?
Гаррус усмехнулся, и его дыхание колыхнуло ее волосы.
— По-настоящему. Я устал, голоден, и у меня болит голова, но я в порядке.
На этот раз он скорее ощутил ее смех, нежели услышал его.
— Боже, Гаррус, у нас с тобой какое-то извращенное понимание слов «в порядке».
Согласно хмыкнув, он на мгновение прижался лбом к ее лбу и отступил.
— Расскажешь, чем тут занимаешься? — Он обвел помещение рукой, и Шепард огляделась.

Пол и каждую доступную поверхность занимали планшеты и пара портативных терминалов. Гаррус также заметил набор инструментов Шепард рядом с телом СУЗИ, все еще лежавшим там, куда он его положил, хотя покрывающий чехол был сдвинут. Гаррус осознал, что не может долго смотреть на нее. Прошло уже несколько месяцев, но ему все еще хотелось оплакивать ее, он все еще помнил выражение лица Джокера, когда тот понял, что произошло. Он отвел взгляд и переступил с ноги на ногу.

И все же? Впервые с момента аварии «Нормандии» это помещение не казалось ему могилой.

Словно бы прочитав его мысли, Шепард кивнула.

— Мы неправильно себе все это представляли, — сказала она, подходя к СУЗИ и касаясь ее безжизненной щеки. — Когда тело органика перестает функционировать, мы называем это смертью — тут не о чем спорить. — Она скривила губы. — Не считая присутствующих. СУЗИ и геты были живыми, но не являлись органиками. Даже Жнецы были насколько ужасно... в общем, ты был там. Ты видел, что они делали за ретранслятором «Омега-4». Дэвид верит...

Сбитый с толку, Гаррус склонил голову и переспросил:
— Дэвид?
Шепард кивнула и пояснила:
— Дэвид Арчер.
— Не тот парнишка с...

— Да. — Это слово заключало в себе весь тот гнев, что Шепард безо всякого сомнения направила бы на Гэвина Арчера. Она никогда не говорила о том, что случилось на Айте. Даже с ним. Она вернулась с этим пареньком и не выпускала его из вида до тех пор, пока они не передали его Гриссомской Академии.

Шепард на мгновение закрыла глаза, собираясь с духом, восстанавливая свою броню из обрывков решимости.
— Да, — ответила она. — Дэвид. Он уверен, что надежда еще существует.
На этот раз Гаррус даже не попытался скрыть удивления.
— Тали, Трейнор, Солана... многие другие... они пытались, Шепард.

— В этом я не сомневаюсь. Но никто из них не в состоянии посмотреть на эту проблему под тем же углом, что Дэвид. И я, возможно, могу помочь... никто больше не сумел... повторить то, что я сделала на Айте или позже, с Легионом. — Она постучала по виску пальцем. — Обычная загадка, обернутая в тайну, внутри головоломки. Но по крайней мере сейчас это может оказаться полезным. Кроме того, у твоей сестры появились кое-какие успехи, — добавила Шепард, махнув рукой в сторону планшетов. — Но потом ее отвлекла проблема, которую я вам подбросила.

И еще другая, которую подбросил он сам — Гаррус знал это, но не стал говорить вслух. Он откинулся назад, пряча дискомфорт за маской беззаботности. Шепард, конечно же, не поверила ему.

— Правда? Мне она ничего не говорила.
— Я уверена, что ей просто не хотелось подавать напрасные надежды. Что обнадеживает, так это то, что и она, и Дэвид, кажется, пришли к одним и тем же выводам, не консультируясь друг с другом.
— И что это за выводы?
— Синтетическая жизнь существовала и до того, как они связались с кодом Жнецов, и не зависела от этого кода. Мы же старались понять ее, опираясь на знания об органической жизни.

Гаррус медленно кивнул.

— Мы предположили, что, как и в случае с органическими существами, нельзя удалить то, что когда-то было усвоено, с легкостью, не нанеся субъекту серьезного урона.
— Как донорство крови, — привела пример Шепард, улыбнувшись и коснувшись планшета. — Если ты перельешь мне чью-то кровь второй группы с отрицательным резус-фактором, чтобы сохранить мне жизнь, то она станет моей. Я не могу существовать без нее. Если ты по ошибке перельешь мне кровь третьей группы с положительным резус-фактором, то я умру.
— Но было ли внедрение кода Жнецов переливанием второй положительной? Или же неким органом, необходимым тогда, но который можно потенциально заменить на другой?
— Я считаю — и Дэвид с Соланой тоже — что в нашем случае верно второе утверждение. Хотя и это лишь взгляд на проблему органика. Синтетики обладают резервными копиями, версиями. СУЗИ появилась на свет как ВИ базы на Луне, умоляя о помощи бинарным кодом. Геты были созданы, только чтобы превзойти своих создателей. Некоторые изменения, вероятно, будут потеряны, если мы попытается... перезапустить их, но, возможно, не все. — Улыбка Шепард стала горькой. — Просто амнезия иного толка. Может быть, в этом я окажусь полезной. Или Миранда.

Гаррус покачал головой, не оспаривая, однако, сказанное Шепард.

— Но... если это так просто, почему никто еще не преуспел в реанимации? Если я допущу ошибку в огнестрельных алгоритмах «Таникса», орудие не станет стрелять так, как мне надо — разумеется — однако я всегда могу проверить все, что сделал, и найти ошибку.
— Ах, — проговорила Шепард с довольным выражением профессора, чей любимый ученик только что задал нужный вопрос. — Я думаю, дело в том, что жизнь защищает себя. — Она внезапно подалась вперед и поцеловала его в жвалу. — Что бы ни сделал Горн, это либо повредило, либо удалило код Жнецов. Это кажется очевидным, учитывая последствия. Однако не все синтетические системы оказались уничтоженными: «Нормандия» все еще летает, связь работает, во всяком случае та, что не нуждается в ретрансляторах, наши планшеты и компьютеры не вышли из строя. Я все еще функционирую, при этом быстро выздоравливаю, мало сплю... ты понимаешь, что я имею в виду.
— Все равно я считаю, что тебе следует больше есть. Если тебе интересно мое мнение.

Глядя куда-то мимо него, Шепард ничем не показала, что слышала его. Она потерла лоб, словно ее мучила головная боль. Или словно вдруг попыталась что-то вспомнить. Голова Гарруса также раскалывалась.

— Я думаю... все так запутано. Под конец все пошло кувырком. Призрак умер. Потом Андерсон. Я была на очереди, истекала кровью. Это я помню. Тепло крови, текущей по рукам. И я знала, что это уже слишком, даже для кибернетики «Цербера». Я... ощущала практически умиротворение. Но что-то было не так. Я слышала панику в голосе Хакета — он старался это скрыть, но я слышала. Горн не стрелял. А потом появился мальчишка — тот, которого я пыталась спасти. Но он погиб в Ванкувере — я видела, как он погиб. А затем мне предоставили выбор.

Она прыгала от воспоминания к воспоминанию, как «Молот», пересекающий поток лавы, и Гаррус видел, как горят ее глаза.
— Шепард, это не важно...
— Нет, важно. Важно. — Она моргнула, выражение ее лица прояснилось. Когда она посмотрела на него, Гаррус понял, что она снова видит его. — Мальчишка намекал, что я тоже погибну — слишком много синтетических усовершенствований. Что-то... Но я осталась жива. Что означает, возможно, что ИИ лгал, стараясь спасти себя. Или же был запрограммирован солгать. Потому что...
— Потому что жизнь старается сохранить себя, — повторил Гаррус слова Шепард.

Она кивнула и обвела жестом помещение.

— Даже СУЗИ никогда не оставляла резервные копии без надлежащей защиты — в противном случае какая-нибудь вредоносная программа могла бы заразить ее, а СУЗИ уже пару раз подвергалась подобным атакам, до того как с нее были сняты ограничения. Искусственный разум — искусственная жизнь — стал параноидальным. К сожалению, на это у него были причины. Нам надо придумать, как взломать код, чтобы найти точку восстановления. Но я считаю, что мы на это способны. Дэвид тоже так думает. Солана практически пришла к этому же заключению.
— Что насчет Тали? Трейнор?
— Я хотела сначала попытаться разобраться самостоятельно, прежде чем... ну, прежде чем подавать надежду. — Шепард склонила голову набок — скорее турианский жест, нежели человеческий. Гаррус прекрасно ее понял. — Ты знаешь, каково это.

Он хмуро кивнул.

— Завтра Дэвид принесет результаты собственного исследования, и мы пройдемся по ним вместе. Думаю, после этого я привлеку Тали. У нее особое отношение к гетам — иное восприятие, нежели у Дэвида. Но я... — На мгновение Шепард снова выглядела отстраненной. — Мне бы хотелось и далее держать все это в относительной...
— Ты не хочешь ранить Джокера.
— Я очень не хочу ранить Джокера.
Гаррус обнял ее за плечи и прижал к себе, решив, что Чаквас снова оказалась права: несмотря на то, как она выглядела, Шепард не была хрупкой. Во всяком случае, не тогда, когда это имело значение.
— Прости, — проговорил он, не объясняя. Она удивленно приподняла брови, но не стала спрашивать, просто обвив рукой его талию.

И в этот момент его желудок заурчал.
Громко.
Шепард замерла, словно вдруг заметила неприятеля, а затем рассмеялась, разрушая подкравшуюся меланхолию.
— Сообщение принято. Ужин? Может быть, наверху? Ты расскажешь мне о том, как прошел твой день. — Ее ухмылка показалась Гаррусу ужасающе проказливой. — Я уверена, Явик не дал тебе скучать. Обошлось ли без кровопролития?
Гаррус прищурился и проговорил:
— Пожалуйста, скажи, что ты не знала, что он замышлял.
Она подмигнула и снова рассмеялась.
— Это ведь ты рассылал именные приглашения каждой расе в галактике.

Он застонал. Также громко.

Ее улыбка говорила о том, что она прекрасно осознавала, что уклонилась от пули, теперь глубоко засевшей в его внутренностях, но ему не в чем было упрекнуть ее. Он уже давно не видел ее такой веселой. Очень давно, а радость была большим шагом вперед, даже если отчасти и за его счет.

— Надеюсь, ты готов использовать свое право вето, потому что иначе, опасаюсь, частота свершения правосудия с помощью воздушного шлюза станет расти по экспоненте.
Прижавшись покрытой шрамами жвалой к ее голове, он прошептал:
— Неплохо было бы получить предостережение.
— Чтобы испортить тебе сюрприз? Я, может быть, и бесполезный примитив, но, черт, Вакариан. Уверена, что выражение твоего лица было бесценно.
— Ммм, — пробормотал он низким голосом. На этот раз дрожь Шепард была вызвана не смехом. — Скоро ты узнаешь, что я обладаю немалой властью, Шепард. Я отомщу тебе.
— Я рассчитываю на это, — ответила она, с нажимом проводя пальцами по его талии. — Но сначала ужин. Я просто умираю с голода.

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 03.06.2016 | 1197 | Гаррус, перевод, Mariya, Горсть Пыли, Фем!Шепард, драма | Mariya
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 14
Гостей: 13
Пользователей: 1

MacMillan
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт