Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Диверсант. Глава 2

Жанр: романтика, драма, ангст, экшн;
Персонажи: мШепард, Лиара, Кайден, СУЗИ, Джокер, Тали, Гаррус, Призрак, ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Хестром Криз — бывший оперативник «Цербера» по стратегическому внедрению — вынуждена снова вернуться в организацию. На этот раз Призрак поручил ей довольно трудное задание: внедриться не куда-нибудь, а на фрегат «Нормандия SR-2» и стать «своей» не столько для экипажа, сколько для коммандера Шепарда. И диверсант весьма умело взялась за дело. Однако могла ли она предположить в начале своего задания, что события, происходящие в жизни Шепарда, приведут к весьма неожиданному для нее самой финалу?
 




2. АКУЛА


Имя: Джон.
Фамилия: Шепард.
Отец: неизвестен.
Мать: неизвестна.
Место рождения: Земля.
Сирота. Вырос на улицах Лондона в трущобах. О деятельности до 18 лет ничего не известно, кроме того, что был замечен в рядах нескольких криминальных группировок, пару раз был арестован, но без предъявления обвинений. Вел бродяжнический образ жизни…


Начало собранного «Цербером» досье на объект моего задания уже впечатляло. Это ж надо было такому случиться, что самый великий, не побоюсь этого слова, герой человеческой расы и всея Галактики когда-то вертелся в криминальных кругах! В экстранете и голоновостях об этом никогда не упоминали, очевидно, чтобы не развенчивать образ героя перед аудиторией. В прессе всегда так: если герой, то непререкаемый, если злодей, то абсолютный. Но в досье, которое Хейс держала в руках, не было черно-белого. Там были голые факты, чему она была рада — так легче составить психологический портрет объекта и понять, с кем имеешь дело. Уже одно обстоятельство, что Шепард был замечен в криминальном мире, пусть и в пушистой молодости, наводило на мысль о том, что, раз уж не все в репутации героя столь безоблачно, можно найти моменты, на которых стоило сыграть.

Например, на том, что он сирота. По случайному совпадению или по задумке Вселенной Хестром — тоже. Хоть она выросла и не в мегаполисе на улицах, а в глубинке в приемной семье, это здорово объединяло ее с объектом. Она, как никто другой, могла понять, что значит быть никому не нужной, без имени и рода. Приемная семья отказалась от нее, едва ей исполнилось десять лет, и это был первый сюрприз — или пинок — от судьбы. Чтобы вновь не возвращаться в детский дом, она убежала и автостопом добралась до Лондона. И с тех пор началась ее самостоятельная жизнь, совсем не сахарная, а с острым перцовым привкусом и послевкусием васаби. Даже то, что Шепард состоял в криминальных кругах в юности, являлось отличным подспорьем для запланированного родства душ.

Хейс взглянула на свою левую руку, туда, возле предплечья, где красовался ужасный шрам, напоминающий и о ее криминальном прошлом. А оно у нее было в разы похлеще, чем у Шепарда, в этом она была уверена. Земные банды довольно страшны, но разве могут они идти хоть в какое-нибудь сравнение с «Синими светилами»? Случайно затесавшись в их ряды в тринадцать лет в качестве девочки на побегушках у одного из руководителей ячейки и навсегда покинув родную планету, она вскоре стала настоящей «дочерью полка», и всякий, кто был неравнодушен к малолетним разбойницам, пытался обучить ее чему-то «своему», будь то стрельба из дробовика по варренам вслепую или поиск у азари эрогенной зоны.

Спустя два года таких побегушек ей впервые выдался шанс поучаствовать в настоящей операции и проявить себя, что она успешно и проделала, поразив все своих коллег великолепной подготовкой и тактикой ведения боя. В ту первую операцию Хейс «случайно» подстроила так, чтобы ее покровитель и руководитель атаки был застрелен, что дало ей возможность вывести членов боевой группы из-под обстрела противника. Именно тогда ее заметил Солем Дел'Сера, глава «Светил», и дал ей шанс выбиться в ряды центурионов.

Не сказать, что совесть совсем не мучила ее за обман. Мучила. Но ровно столько, сколько длился половой акт у ее бывшего покровителя, рассмотревшего в ней не только перспективного члена банды, но и созревающую женщину. То есть пара бесконечных минут унижения сравнялась с парой легких минут угрызений совести, пока наконец она не поняла, что можно смаковать победу и радоваться результату. С тех пор девушка значительно подняла свой статус в банде, даже получила официальное прозвище и больше не боялась подонков, претендующих на место в ее постели. А если кто нагло претендовал — получал пулю в лоб.

И вот об этой части ее жизни напоминала сведенная кислотой татуировка в виде голубого солнца. После того как Хестром была завербована «Цербером», заметившим ее стремительный взлет и успехи, врачи и мозгоеды настаивали на том, чтобы убрать с кожи следы постыдного прошлого. Но она решила, что начинать с чистого листа поздно, особенно для той, на чьих руках множество смертей и заказных убийств, особенно, если она собиралась вступить в ряды организации, промышляющей тем же, только под фанфары громких речей о судьбе человечества. В конце концов, какая разница? Она та, кем она стала. И забыть о прошлом — то же самое, что стереть свою память. «Синие светила» научили Хейс множеству плохих и очень плохих вещей. Но они же помогли ей остаться в живых и не превратиться в запуганную рабыню какого-нибудь пузатого работорговца с забытой всеми планетки.
Но хватит предаваться воспоминаниям.

Она снова уставилась в датапад, и у нее ушло порядка двух часов, чтобы прочитать обо всех немыслимых приключениях Джона Шепарда и упорядочить их в голове: Иден Прайм, Вермайр, спасение Совета. Часть, посвященную работе на «Цербер», она прочитала внимательней, но голые факты ее совершенно не интересовали. Интересовали детали.

Например, на Вермайре Шепард оказал поддержку своему боевому товарищу Кайдену Аленко, несмотря на то, что с лейтенантом Эшли Уильямс его связывали романтические отношения. Очень интересно. Либо коммандер решил, что задача Аленко была важнее, а это характеризовало его как жесткого человека, умеющего жертвовать своими собственными интересами ради выполнения миссии, либо чувства к Уильямс были только ширмой, прикрывающей его чувства к Аленко.
Черт, Хейс надеялась, это далеко не так. Иначе все планы заранее обречены на провал.

Дальше.
Шепард спас Совет, несмотря на последовавшие за этим огромные человеческие потери. Вот это действительно сложное решение — выбирать, кого в тебе больше: патриота или Спектра. Перевес был у последнего. Но интуиция подсказывала Хейс: не преданность Совету тому виной. Скорее, дальновидность. Угробив лучших представителей трех властвующих в Галактике рас, он вряд бы оказал услугу Человечеству. Именно так, с большой буквы. Потому что тяжелые решения не имеют успеха у публики: или ты переедешь на поезде одного маленького ребенка, или группу из десяти взрослых людей. Что выбирать?

Пять лет назад Хейс выбрала бы второе. Все-таки математика — страшная вещь. Но с тех пор, как в ее жизни появилась Лина, все ее приоритеты были перевернуты с ног на голову. Теперь безопасность дочери — главный приоритет в жизни, и если ради этого потребуется переехать сто Джонов Шепардов и столько же Призраков — поделом. Вот только чтобы купить билет на поезд, необходимо больше информации.

…Активирование гета — рискованно, но во вкусе Хестром Криз.
…Перелет через ретранслятор Омега-4 — отчаянно, но похвально.
…Уничтожение базы Коллекционеров — гениально!

Женщина бы все отдала, чтобы посмотреть на лицо Призрака в тот момент. Она нажала бы на кнопку даже из вредности, чтобы утереть нос этому ясноглазому безумцу. Но, опять же, Шепардом руководила не столько вредность, сколько логика.
Да, технологии Коллекционеров и Протожнец — это чертовски заманчиво. Но стоило ли отдавать, фигурально выражаясь, чертежи автомата тому, кто потом тебя же из него и пристрелит? Вряд ли слова Призрака о нуждах человечества могли затуманить коммандеру мозги. «Цербер» — прекрасная идея, но ужасное воплощение. И Шепард это понимал. Он выполнил свое задание и подвел итог, вернувшись к Альянсу. Миллиарды кредитов, потраченных на проект «Лазарь», новейший фрегат «Нормандия SR-2», большой взрыв в финале на фоне разреженных облаков — браво, Шепард!
Ты уже нравишься Хестром Криз.

Но так дело не пойдет. Надо избегать каких-либо эмоциональных оттенков при работе с объектом задания. Просто кто еще в этой Галактике мог так посмеяться над Призраком, кроме него?

Подытожим.
Решителен, суров, уравновешен, стабилен, дальновиден — и это все о коммандере. Умеет принимать сложные решения в обход своих привязанностей. Знает цену человеческой жизни, но задание — приоритет. Особенно в его нелегкой работе спасителя Галактики.

Умен. Поправка: очень умен. И хуже того — везуч. Похоже, Судьба так же влюблена в него, как и девяносто девять процентов женского населения Земли и Галактики. Способен на эмоциональную привязанность, но не в ущерб своей миссии. Вот это может быть проблемой. До таких суровых мужчин трудно достучаться, но, если получается, связь будет довольно крепкой. Вопрос в том, сможет ли Хестром стать той шеей, которая будет вертеть его головой?
Это будет нелегкое задание. Но жизнь ее дочери превыше.


***


Бессонная ночь принесла Хейс ощутимый результат: к утру она уже составила план действий, состоящий из множества пунктов и подпунктов. Она просмотрела гору видео, имеющуюся в экстранете, о Шепарде, его ближайших помощниках и напарниках, новости, репортажи с места событий, мнения и прочее-прочее. И к утру ей уже казалось, что она знает героя всея Галактики вдоль и поперек. Разумеется, это была лишь поверхностная информация. Ничто не дает такое живое представление о человеке, кроме личной встречи. И эту встречу Хейс собиралась устроить в Ванкувере после того, как создаст себе новую личность, обрастет легендой и сможет пробраться в штаб-квартиру Альянса, где Шепарда содержали под стражей. Ей придется попутно спровоцировать Кая Ленга, так удачно подвернувшегося на пути, к организации убийства разжалованного в настоящий момент коммандера и в самый последний момент спасти оного от неминуемой смерти. Отличным подспорьем будет, если Кай Ленг в этой операции погибнет. Если он будет схвачен солдатами Альянса, то ей придется устроить его кончину — это несложно. А если он сможет убежать — ладно, пусть знает, что его использовали. Это его непременно позлит, чему Хейс будет очень рада.

Но утром, заждавшись своего конвоира с мечом и удивляясь его наглой непунктуальности, Хестром проверяла последние данные по операции в экстранете и остолбенела, наткнувшись на ссылку с ужасным заголовком: «Земля пала под натиском Жнецов. Был ли Шепард прав?» Женщина тут же нажала на нее, и на мониторе открылось видео. Репортаж какой-то журналистки со сложным именем Калисса Бинт Синан аль-Джилани.

«Срочное сообщение для представителей всех рас! — несмотря на тревожное выражение лица, создавалось впечатление, что Калисса была в восторге оттого, что именно она первой сообщает столь важную новость. — Сегодня рано утром началось массовое вторжение негуманоидной расы под названием Жнецы в пределы Солнечной системы! С поразительной скоростью и мощью Жнецы преодолели миллионы световых лет, захватывая и разрушая все на своем пути, включая станцию Арктур, построенную еще в 2162 году, и спустя какие-то минуты, преодолев все оборонительные сооружения землян, вторглись на планету! По последним данным, Ванкувер был полностью захвачен меньше чем за час!
Где власти? Где военные? Военный совет Альянса полностью уничтожен, в правительстве царит неразбериха, корабли спешно эвакуируют гражданских!..»

Калисса выступала на обычном голубом фоне, но справа, словно в каком-то кошмарном сне, на маленьком экране возникали картины разрушения и полного хаоса. Люди разбегались в разные стороны; среди столпов пыли взмывали в воздух всевозможные корабли, а огромные механические убийцы тут же уничтожали их своими дьявольскими красными лучами. Неописуемо неправдоподобно. Но ужаснее всего то, что это случилось на самом деле. Каких-то два часа назад! Очевидно, поэтому Кай Ленг отсутствовал. А за дверью постоянно сновали люди.

Хейс охватило ощущение, что наступил конец света. Оплот человечества — Земля — пала так быстро и легко, что это казалось почти нереальным. Еще два часа назад все были уверены, что вооруженные силы Альянса защитят их от любых врагов. Два часа назад она сама была уверена, что направляется в Ванкувер.

«Мы по-прежнему не можем связаться с нашим информационным центром на Земле, — продолжала журналистка, и даже у нее дрогнул голос, не оставив и следа от недавнего восторга. — Не отвечает ни одна наша станция! Недавно мы получили снимки со спутника, на которых видно, — снимки тут же появились на экране, — что Жнецы окружили Землю, что их очень много! Но и наш спутник перестал отвечать, так что, полагаю, он тоже уничтожен! Почему Совет Альянса до сих пор не дал никакой официальной информации? Где флот? Почему корабли отступают? Где коммандер Шепард, в конце концов?
У нас была запись с камеры мобильного телефона, — тараторила аль-Джилани, в то время как запись — какие-то три-четыре секунды — появилась, циклично повторяясь, — на которой мы можем увидеть улетающий прочь с Земли фрегат „Нормандия SR-2”. Почему он улетает? И на нем ли коммандер Шепард? А если да, почему он на нем, а не сражается бок о бок с остальными солдатами Альянса, не спасает гражданских?..»

Дальше последовали еще тысячи вопросов. Кажется, в минуту Армагеддона Калисса позабыла, что журналисты должны излагать факты, а не задаваться риторическими вопросами. И, кажется, она не входит в те девяносто девять процентов женского населения, влюбленных в коммандера.

Хестром выключила монитор и какое-то время сидела в тишине, переваривая то ужасное обстоятельство, что весь мир катится в тартарары. Конечно, она знала об угрозе нападения Жнецов, но почему-то была уверена, что до вторжения еще есть время. Или что никакого вторжения вообще не будет. Она представляла, что творится сейчас на родной планете: хаос, страх, паника. Дети, родители, старики — Жнецам не было никакого дела, кого «собирать». Все, что она о них читала, не предвещало никому радостного будущего. Только мысль о том, что Лина в относительной безопасности на станции, куда еще не добрались машины, утешала женщину.

И самое странное, она тоже задалась вопросом, где же Шепард сейчас. Но даже не с логической точки зрения, ведь сейчас выполнение задания под вопросом, а ее план по внедрению разрушился, как карточный домик, а с какой-то неясной, похожей на соломинку надеждой. А ведь он предупреждал и Совет, и Альянс, и вообще всех, кто слушал. Печально то, что слушать никто не хотел. А теперь, когда вторжение началось, слушать уже поздно. Надо сражаться.

Хейс просидела в одиночестве еще несколько голодных часов, пока наконец о ней не удосужились вспомнить. Причем это скорее она напомнила о себе, когда активировала пожарную сигнализацию.
— Я хочу поговорить с Призраком, — настойчиво потребовала женщина, медленно говоря в камеру видеонаблюдения. Скорее всего, звук был отключен, но пусть читают по лицу и губам.

Подействовало. Через пятнадцать минут на датападе загорелся огонек вызова. Она нажала на кнопку.
— Хестром, — лицо Призрака было как никогда серьезным.
— Ты видел это? — спросила она, и он прекрасно понял, что она имеет в виду.
— Да. Печально. Земля пала слишком быстро. У нее не было шансов.
— Поразительно, как спокойно ты об этом говоришь.
— Это было предсказуемо. Если бы в Совете и Альянсе отнеслись к угрозе вторжения более серьезно, этого можно было бы избежать. Но нет. Там слишком заняты бюрократией и интригами, чтобы заниматься подобными глупостями. Вот и результат.
— Я хочу поговорить с Линой, — резко сменила она тему.
Призрак кивнул.
— Я предвидел твою просьбу, — он отвернулся на мгновение, и вот в кадре Хейс увидела свою пятилетнюю дочь. Ни синяков, ни слезных кругов, ни пистолетов у виска — это ее немного успокоило. Разглядев маму, девочка заулыбалась и помахала рукой.
— Лина, милая, — позвала та ее. — С тобой хорошо обращаются?
— Мама! Дядя Джек показал мне мультик про дельфина! И еще дал мне мягкого слона! А тетя Симона научила завязывать шнурки! — восторгу Лины не было предела, но вот она погрустнела и спросила: — А когда ты выздоровеешь? Тебе делают уколы? Тебе больно?
Женщина заставила себя улыбнуться.
— Нет, детка, мне совсем не больно. И я скоро выздоровлю и заберу тебя обратно домой. Лина, помнишь ту песенку, которую мы учили дома? Про кита.
— Не про кита, а про акулу! — захохотала та. — Акула плывет, акула голодна, вот бы ей съесть целого слона!..
Песенка еще какое-то время звучала в кадре, но девочку увели, и Призрак просверлил собеседницу взглядом.
— Убедилась, что это не ВИ? — чуть усмехнулся он. — Я не монстр, Хестром. И если ты будешь выполнять то, что я велю, с девочкой все будет в порядке.
— Где ты будешь держать ее?
— Зачем мне тебе говорить? Чтобы ты ринулась спасать ее? Это пока останется тайной.
— Нет, не останется! — вдруг потеряла она контроль над собой, но тут же взяла себя в руки. — Сейчас, когда Жнецы в нашей Галактике и уничтожают все на своем пути, это принципиально важно, где будет моя дочь! Я должна быть спокойна, что они до нее не доберутся, чтобы выполнить задание! И, кстати, где я теперь должна найти Шепарда?
— Шепард на своем фрегате покинул пределы Земли. Сейчас он направляется на Марс, но туда тебе совать свой нос не стоит, — Призрак отвел взгляд, чтобы что-то проверить. — Твоя дверь разблокирована. Мой оперативник проводит тебя в доки, где для тебя подготовлен корабль. На твоем счету двести тысяч кредитов для взяток и прочих расходов. Пора начать свое задание, Хейс. А о Лине можешь не беспокоиться. Она под моей защитой останется на станции. Но если ты вздумаешь…
— Да, я все поняла, — прервала она его. — Думаю, что я знаю, как подступить к Шепарду.
— Отлично. На этом все. И да, Хейс, — вспомнил он напоследок, — не пытайся манипулировать Каем Ленгом за моей спиной.
Он отключил связь. Вещей у женщины с собой не было, поэтому она, взяв датапад, тут же направилась к двери. Замок действительно был разблокирован.

Снаружи ее ждал агент. Не Кай Ленг, даже не фантом. Просто кто-то в форме.
— Вашу руку, — потребовал он и извлек из кармана полный шприц.
— Какого черта? Призрак сказал мне, что вы проводите меня в доки.
— Так и есть. Просто в это время вы будете в отключке. Вы не должны знать местонахождение станции. Я отвезу вас на Цитадель, где оставлю вам корабль и деньги. С того момента вы вольны делать, что пожелаете. Итак, вашу руку.
Колебаться Хейс не стала. Протянула руку и получила очередную порцию чего-то там.
И отключилась, выронив датапад на пол.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 08.06.2015 | 702 | 1 | Диверсант, мШепард, призрак, Nightingale | Nightingale
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт