Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Afterlife: Властелин глубин. Интермедия-3 (часть 1)

Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Полани рада бы помочь, но в итоге и сама не рада. А у Палладия, оказывается, есть два голоса.

 




2236 г. Новая Атландида. Госпиталь-ресорт «Андромеда» под опекой Миссии азари на планете Земля.

— Пони... Поли... Кварианка!
Полани уже успела сбежать по ступенькам главного входа «Андромеды», но пришлось обернуться на голос. Конечно же, вновь эта приставучая азари. Вот ведь как некстати!
Голубокожая, а по ночному времени скорее серолицая, торопливо сбегала с лестницы вслед за Полани. В отличие от последней, у азари при этом все очаровательно подпрыгивало. Кварианка привычным уже рефлексом подавила вздох.
— Привет, девочка! — произнесла Трия. — Решила погулять в ночи? Составить компанию?
— Да. То есть нет. Здравствуйте, госпожа Нувани.
— Мы же договорились... Полани.
Наконец-то она вспомнила ее имя!
— Да, извините... извини, Трия. Прости, мне сейчас некогда.
— Некогда? — засмеялась азари. — Куда это может быть некогда посредь ночи? Или ты на свидание? Тогда ой. Умолкаю и не держу, беги!
— Да, у меня свидание, — совершенно честно то ли соврала, то ли схитрила Полани. — Спасибо, я побежала.
Оставив голубокожую с широко открытым ртом, кварианка продолжила путь. Сложнее всего было не рассмеяться. Безусловно, эта Трия Нувани ожидала от нее какого угодно ответа, только не такого. Ну и ладно, сама виновата. А нечего было подкалывать на тему свиданий. Вот сама на своей подколке и накололась.
Дважды свернув налево по аллее, Полани довольно быстро добралась до скверика, по которому, помнится, шла в обратную сторону неделю назад — только прибыв на Атлантиду. Еще одна галактическая побирушка в запаянной банке своего скафандра, но с паладинским статусом и направлением на курс декстроаминокислотной иммунотерапии. Еще пару недель назад ей и в голову бы не пришло, что совсем скоро она станет дышать свежим морским ветром на балконе своего номера, ощущать аромат цветов, склонившись к разноцветию разбитых в дворике клумб...
Да, мечты сбываются. Не все. И не у всех. И не каждый доживает до этого счастливого момента... Кварианке повезло. Реально повезло. И дожила, и вытащила счастливый билет. И чем лучше Полани понимала, что она банально везунчик, тем сильнее накатывало по вечерам, когда девушка вспоминала о молодежи «Салима» и еще нескольких миллионах простых флотских работяг, которым подобное везение не грозит.
Полани шла быстрым шагом по скверу, погруженная в свои мысли.
Сквер упирался в КПП «Андромеды». Оттуда останется спуститься к берегу, где кварианка оставила «Дирак». Подобно большинству местных на Острове, Полани посадила корабль прямо на воду. Космическая техника не боится протечек, а мелководье, где стоит корабль, позволило навести небольшой пирс для персонального транспорта. Катер Полани совсем маленький, уместился туда отлично.
Дойдя до пирса, кварианка активировала инструметрон и запустила расконсервацию корабля. Раздалось еле слышное гудение со стороны катера, сейчас похожего на затонувший до половины грецкий орех. Потянулась мелкая рябь, повторяющая контуры корабля. Полани знала, что ВИ сейчас активно тестирует все системы. Если бы у него было хоть чуть-чуть фантазии, ВИ обязательно бы удивился нетипичному месту стоянки.
Предъявив свои курортные документы боту-охраннику на пирсе, Полани, не вытерпев, бегом побежала к «Дираку». Ее катер был тут единственным космическим транспортом, поэтому ему выделили самое дальнее от берега место. Теперь это играло против Полани — ей пришлось потратить еще почти две минуты, чтобы по лабиринту дощатых настилов под аккомпанемент плещущих волн добраться до корабля.
Наконец, она оказалась у цели. Увы, у катера не было люков на крыше, поэтому пришлось включить дистанционный контроль и поднять машину из воды, используя энергоемкие, но совершенно тихие и экологичные гравитационные движки. Обшивка катера, обнаружив контакт с воздухом, самостоятельно включила опознавательные маячки, расцветив корабль по центральной линии. Потоки черной в ночи воды, стекая со светящихся бортов, переливались разными оттенками красного, синего и зеленого. То слева, то справа на вынесенных мотогондолах маневровых двигателей то и дело моргали белые стробоскопы. Машина сообщала, что готова к атмосферным полетам.
Полани зафиксировала катер на месте и открыла пассажирский люк. Кусок обшивки провалился вовнутрь, а в обратную сторону на пирс тихо сползла металлическая гусеница трапа. Полани уже ступила на первую из ступеней, когда позади, со стороны пирса, раздался знакомый голос.
— А любимый, стало быть, на орбите Юпитера.
Кварианка обернулась.
Ну конечно. Опять эта азари.
— Что вам... Что тебе нужно, Трия? — спросила Полани. Получилось грубовато.
— Да ничего, в общем-то, — пожала плечами та. — Просто интересно, какая еще внезапная любовь позвала Паладина в полет. Вам же, вроде бы, вера запрещает встречаться на стороне, нет?
— Я вневерка, — Полани огоршила азари непонятным термином. — Трия, мне действительно нужно спешить. И нет, извини, у меня под рукой только один единственный принц на белом коне. И он меня ждет.
Издевательски широко улыбнувшись (азари все равно ничего не заметила по такой-то темноте), Полани отдала приказ трапу, и он вознес ее на высоту трех метров над водой. В последний раз глянув на застывшую на пирсе азари, кварианка юркнула в люк, тут же закрывшийся за ее спиной.
Полани прыгнула в кресло капитана и, не дождавшись даже деинерционной фиксации, подняла корабль. Расходомер энергии опасно качнулся в сторону разряда — все-таки космические корабли не предназначены для активных атмосферных маневров на гравитационных двигателях.
Собственно, правильнее называть эти движки антигравитационными. Точнее, векторно-антигравитационными. В отличие от обычного планетарного привода больших кораблей, которые масс-полем уменьшают свою массу до мизерных значений и толкают себя любым из классических реактивных моторов, векторные агравы работают иначе. С помощью специальных распределенных нуль-элементных контуров они преобразуют однозначно скалярную величину массы в векторное значение градиента массы. Непрофессионалу понять трудно... Объяснить можно на примере.
Допустим, вы сидите на какой-то поверхности. Это начальная позиция, как на обычном космическом корабле с выключенным нуль-ядром. Сдвинуть вас очень сложно, если вообще возможно.
Но вот корабль включил нуль-ядро и уменьшил свою массу до околонулевых значений. Это почти то же, что вылить на опорную поверхность какой-нибудь супер-смазки, то есть сделать поверхность очень скользкой. И, да она остается абсолютно прямолинейной. Но зато теперь любой толчок со стороны приведет к тому, что вы поскользите в направлении этого толчка. Так работают обычные деинерционники.
Векторные же преобразователи гравитации, проще антигравы, вмешиваются в начальные условия воображаемой картины. Они как будто формируют произвольный наклон той самой скользкой поверхности, и вы едете по ней «сами», то есть под воздействием силы тяжести. Тихо и неумолимо. Но бош’тетски дорого по расходу энергии.
На самом деле, конечно, все не так просто. Двигатели не воздействуют на окружающую реальность и не искривляют пространство. Наоборот, они преобразуют массовую характеристику самого корабля так, чтобы при взаимодействии с силой планетарной гравитации корабль получал определенный импульс от силы тяжести.
Даже не пытайтесь спросить, как это достигается. Полани, на что уж поднаторела в двигательных технологиях за время общения с Нико, в гравитационных приводах не разбиралась совершенно. Может, сможет что-нибудь там по мелочи починить, если вдруг возникнет нужда... Но в принципах работы антигравитационных моторов девушка плавала куда сильнее, чем катер плавал на волнах десять минут назад. Все, что знала Полани, это то, что антигравитационные двигатели придумали на Тессии. Именно поэтому азарийские корабли столь величественно маневрируют, не скованные никакими реактивными условностями. К сожалению (а быть может, к счастью), аграв-моторы не позволяют кораблям двигаться достаточно быстро. Расход энергии при росте скорости у них растет по экспоненте, то есть безобразно сильно. Стало быть, эта технология только для низкоскоростных маневров.
Полани ввела в навигатор координаты, переданные Палладием. Корабль рассчитал курс, предупредив, что на гравитационниках энергии туда добраться не хватит. Кварианка вытащила катер на высоту в полкилометра, после чего включила плазменный двигатель. Договориться с пунктом контроля воздушного движения не составило труда — по ночному времени трафик был мизерным.
До указанного кварианцем места было всего ничего — меньше двух минут полета на максимально разрешенной воздушной скорости. Полани не успела даже переволноваться и подготовиться к встрече с тем, кем на Флоте пугают детей. Но она слышала его голос. Не может кварианец с таким голосом быть форменным воплощением зла в Галактике! Вот не может — и все тут. Опять же, по голосу он был и не очень стар, что не укладывалось в классическую историю кварианского народа, изученную молодой Полани.
В кварианском интранете говорили, что Палладий в двадцатилетнем возрасте был изгнан с Флота — сразу же после трагедии Двадцати шести. То есть сейчас ему никак не меньше семидесяти, почти старик уже. Это никак не накладывалось ни на услышанное кварианкой, ни на слухи о Палладии на Острове. Мало кто из людей разбирается во внешности кварианцев, и уж тем более единицы могут определить реальный возраст жителя Мигрирующего флота по его внешности. Но все поголовно, кто сталкивался с Доан’Гором, признавали за нем очень высокую энергетику. В конце концов, древние старцы не смогли бы подчинить себе Атлантиду, как это удалось Палладию. Череда восстаний и локальных войнушек — нужно быть достаточно энергичным, чтобы в каждом из событий принимать активное участие.
Автопилот пискнул, сообщив о прибытии на место. Полани подвесила катер над береговой линией и, включив инфракрасную подсветку, оглядела остров перед носом корабля.
Как оказалось, смотреть надо было дальше. Впереди, в пяти или шести «кварталах», сформированных из уродливых прямоугольных складских зданий, кто-то сигналил небольшим, но мощным огоньком. Полани на автомате прикинула спектр излучения и поняла, что сигналят фонариком, встроенным в кварианские часы-компас. Такая штука есть и у Полани, но она забыла, когда ей пользовалась.
Вновь переключившись на энерготратные гравитационники, Полани подвела катер поближе к источнику сигнала. Как и предполагалось, свет подавала небольшая кварианская фигурка, забравшаяся на крышу одного из складов. В одной руке Палладия был упомянутый фонарь, во второй он придерживал огромную, с него высотой винтовку, оперев ее прикладом о крышу. О том, куда и с какой силой может добить это чудо техники, Полани запрещала себе думать — не хватало фантазии.
Девушка настроила коммуникатор корабля на работу в канале личного ВИ машгора. В каждом костюме кварианца есть маломощный передатчик, но ими почти не пользуются из-за малой дальности и плохого звука.
— Палладий? — спросила Полани. — Я Полани вас Дирак. Мне тут не сесть. Сможете подняться на борт по канату?
— Ну, наконец-то, — ворчливо произнес уже знакомый голос. — Постараюсь. Хотя вот эта дрына, конечно же, все сильно усложняет.
— Вы ею отстреливались от врагов? — не удержала любопытство Полани, еще раз оглядывая мегапушку Палладия.
— Нет, это враги ею отстреливались от меня. Опускайте катер, Паладин. У вас внутри есть моток крепкой мононити?
— Найдется.
— Тогда зависайте неподвижно, наконец, и кидайте мне нить. Я привяжу винтовку.

— Господин, доказательная база на Палладия готова и загружена в базы СБА.
— Хорошо. Палладий куда полезнее как объект травли, чем как труп. Когда он будет доставлен в изолятор?
— Боюсь, что никогда, господин. Контакт с летучей группой, как и планировалось, прервался. Однако я не могу связаться с нашим стрелком. Он должен был следить за Палладием до провешивания над ним спутника, чтобы сдать кварианца эсбешникам, но до сих пор не вышел на связь.
— Вышлите усиление из резерва наемников. Устраните стрелка любой ценой. Нельзя, чтобы он попал в руки тех офицеров СБА, которыми мы пока не управляем.
— Если наткнемся на Палладия, что с ним делаем?
— Натравите на него планетарные правительства. Высылаю контакты четырех дипломатов на отдыхе. Как только сделаете, дайте знать, я заменю видеодоказатеьства.
— Осмелюсь сказать, убийства кого подряд — это не отличительная черта Палладия. Будет сложно убедить общественность в том, что кварианец валит всех без разбору.
— Нам не надо убеждать общественность. Наша задача заключается в том, чтобы убедить лишь Ассоциацию в безумии Палладия. Для этого у нас достаточно ресурсов.
— Понятно, господин.
— Это хорошо.


Пассажирских мест в катере было аж пять. Два по бокам от капитанского, оно же пилотское, и еще три — чуть дальше, ближе к стенке агрегатного отсека.
«Дирак» построили по старому азарийскому проекту, и корабль представлял собой даже не катер вовсе, а небольшую шлюпку для инспекционных полетов от космической станции к станции. Разве что двигательная установка уровнем соответствовала полноценному внутрисистемнику, наделяя корабль способностью к длинным прыжкам.
В оригинале экипаж состоял всего из трех азари — пилот, инженер-наблюдатель и капитан корабля, он же главный инспектор. Орден модернизировал корабль, добавив три посадочных места туда, где ранее находилось исследовательское оборудование. Два места по бокам от пилотского прятались под полом, но Палладий отказался садиться в неубираемом заднем ряду и решительно вытащил из подполья кресло по левую руку от Полани. Позади кварианец положил свою чудовищную винтовку.
Катер развернулся, и девушка вывела машину на первый пассажирский уровень. Здесь, вообще говоря, не приветствовались космические корабли, но размеры катера столь малы, что многие диспетчерские боты принимали «Дирак» за обычный космоатмосферный челнок. Благо, что ни выхлоп, ни размеры не выдавали в нем серьезный межпланетный корабль.
— Все, — произнесла Полани, убирая руки с эллипсоида. — Мы на первом эшелоне. Говорите, куда вас вести, господин Палладий.
Кварианец, не произнося не слова, внимательно смотрел на свою спасительницу, поставив левую руку на подлокотник кресла и оперевшись щекой о ладонь.
— Господин Палла...
— Доан.
— Что?
— Говорю, меня зовут Доан, — повторил мужчина. — Доан’Гор. Палладий я только для инопланетян.
— Хорошо... Доан. Ну, а я Полани.
— Я помню, — кивнул кварианец. — Паладин, если не врешь. Хотя о таком не врут, конечно же. Ты кто?
— В смысле?
— Спрашиваю, ты кто как Паладин? Специализация. Биотик? Конструктор? Инфильтратор? На штурмовика не похожа...
— У меня пока нет специализации.
Кварианец фыркнул смешком.
— Что значит, нет? Не знаешь еще? Я слышал, некоторые версии входят в силу только после совершеннолетия, а до этого молодые Паладины и не знают о своих аугментациях.
— У меня нет никаких особых аугментаций. Я натуралка, если можно так сказать.
— А вот теперь я не понял.
Кварианец нахмурился.
— Ну что непонятного? — подняла голос Полани. — Я обычная кварианка! Без этих пренатальных модификаций. Меня и в Орден-то взяли год назад.
Палладий понимающе покачал головой. Потом точно также понимающе прикрыл веки, произнеся:
— То есть меня спасла папенькина дочка, понятно.
И, снова повернувшись к Полани:
— Ну тогда чья будешь? Что-то не припомню адмирала Альтис, если честно. Кто-то из новеньких? Или еще не адмирал, но почти?
Полани, наконец, не выдержала и стукнула кулачком по терминалу сенсорного ввода. Хорошо, тот был переведен в пассивный режим.
— Я не папина дочка! — выпалила девушка. — У меня вообще нет родителей, чтоб вы знали! Меня заметила сэра Тара, потом я прошла Предквалификацию на шестерки, меня отправили в науку, но та же сэра Тара предложила работать на судне инженерной поддержки, и я согласилась!
— И сразу же стала Паладином, да? — не без издевки уточнил Палладий.
— Не сразу! Но перед тем, как уйти в Паломничество, мне дали рыцарское звание.
— Да уж, я вижу.
Палладий красноречиво опустил взгляд на грудь Полани, где на серой ткани, прямо над сердцем, висел восьмилучевой крестик сложной формы.
— Я не буду вам ничего объяснять, Палладий! — заявила Полани. — Говорите, куда вас доставить, и проваливайте с моего корабля!
— Доан.
— Что?
— Друзья зовут меня Доан.
— Я не ваш друг, и надеюсь избежать этой участи! Друзья не лезут со столь бесцеремонными и... этими... и скептическими! И скептическими замечаниями, вот!
Палладий громко рассмеялся и, встав с кресла, невозможно фамильярно потрепал девушку по центральному гребешку.
— Верю, верю, девочка! — сквозь смех произнес кварианец, молниеносно убирая руку от взмаха руки девушки. — Никто, кроме маленькой талантливой сироты, не может столь серьезно относиться к этой богадельне. Этому, простите, Ордену с большой буквы. Конечно, тебя заметили, и ты попала туда исключительно благодаря своим талантам. Кто ж спорит...
— Палладий!
Полани тоже вскочила с места, наплевав на предупреждение корабельного ВИ. Машина еще была готова смириться с нарушением правил безопасности полетов пассажиром, но капитан, по мнению ВИ, должен находиться в абсолютно изолированном от динамичеких перегрузок состоянии.
— Вы... Вы...
— Я? — кварианец снова сел в кресло и, скрестив руки, мило улыбнулся пилотессе.
— Вы ужасны! — наконец, осилила Полани. — Теперь я понимаю, почему за вами устроили охоту!
— За мной охотятся уже семнадцать лет, молодой Паладин, — заметил кварианец. — И пока безрезультатно. Но это никак не снимает моей признательности за то, что выручила меня на этот раз. Без тебя мне было бы намного сложнее, поверь.
Полани плюхнулась обратно на место, стараясь не смотреть на пассажира. Разговаривать с легендой Ассоциации, оказавшейся столь большим наглецом, ей совершенно не хотелось.
— Ладно, Полани’Альтис вас Дирак нар Бамбург нар Салим, — произнес пассажир. — Отвези меня к Копью Атлантов, пожалуйста. У меня там мой штаб и мои люди. Мне нужно и то, и другое. И не сердись.
— Я и не сержусь, — отозвалась Полани, вводя новые курсовые данные в планетарный автопилот. — Много чести для возомнившего о себе афериста.
Палладий снова рассмеялся.
И хотя самого мужчину уже нельзя было назвать молоденьким (по меркам Полани, ему смело можно дать под сорок), смех Доана’Гора был задорным и искренним, как у простого двадцатилетнего техника.
Да, хохот Палладия резал девушке уши. Из-за ужасного диссонанса между личностью этого... В общем, между его личностью, манерой общения, мерзкими повадками и... неожиданно светлым смехом. Как будто от другого кварианца взяли. Безумие...
Палладий погасил внезапное веселье.
— Приглашаю тебя в гости, молодой Паладин, — совершенно другим, уважительным и чистосердечным тоном произнес Палладий. — У меня в команде есть бывший сотрудник Ордена. Уверен, вам найдется о чем поговорить, Полани’Альтис. И, к слову, он знал старину Подро. Тоже вырос на Гро’Аше, и потом на твой несчастный грузовик не раз наведывался...
Полани вся обратилась в слух.
— ...слышал я о том, что произошло на «Салиме», да вот как-то не мог взять в толк, что это та самая колымага. А ты, стало быть, оттуда? Значит, прошла хорошую заварушку, уважаю. До меня дошли слухи о том, как ваша команда чуть не отправилась к праотцам из-за старого боевого вируса Жнецов. Там ведь и без голубокожих не обошлось, верно?
Полани застыла. Вот просто обратилась в соляной столб, как говорят люди. А Палладий тем временем продолжал все тем же «иным» голосом:
— К слову, тебе бош’тетски повезло, Полани. Капитан Датто, даром что по молодости бузил не переставая, один из лучших людей Флота. Слишком уж затюканный сейчас, но все равно великолепный капитан. Жаль, что таких всегда было мало...

 

 

***

 


Стараниями команды Палладия на Копье Атлантов осталось всего одно летательное средство, и средство это принадлежало кварианцу. Его личный космоатмосферный шаттл, увешанный оружием сверху донизу, доминировал на ажурной поверхности причальной палубы. Корабль стоял без движения, но любой, кто разбирается в летающей технике, мог сказать — машине нужна лишь короткая команда, чтобы она начала крушить все вокруг себя и улетела, оставив пепелище. Четыре легких истребителя планетарного уровня, приданные Палладию Ассоциацией, в поле зрения не показывались. Скорее всего, вернулись на низкую орбиту и наблюдают оттуда за происходящим на плавучем острове.
Когда «Дирак» подошел в близость визуального опознавания диспетчерской Копья, кварианка было потянулась к сенсору коммуникатора, но Палладий решительным жестом накрыл ладонь девушки.
— Не стоит, — произнес кварианец. — Просто садись, не надо светиться на весь остров.
— Что значит, не стоит? — удивленно спросила Полани. — Меня не допустят до посадки, если я...
— Вот говорю тебе, просто садись, — повторил пассажир. — Никуда они не денутся, пока здесь стоит мой корабль. Я диктую правила на Атлантиде. Ну, когда могу дотянуться до микрофона, конечно... Дай мне доступ к коммуникатору.
Конечно, Полани не собиралась пускать наглого афериста за пульт связи. И конечно же, вспомнить об этом ее заставил сам Палладий, решительно прошедший на место справа от капитанского и также решительно открывший коммуникационный терминал.
— Прошу тебя, дай доступ, — снова сказал кварианец. — У меня нет инструметрона, но поверь, взломать эту калошу я могу хоть из командной строки. Минуты за две. Ну как, мне сделать это, или все-таки дашь мне микрофон?
Полани лишь покачала головой и выделила кварианцу требуемое. Тот моментально настроился на какой-то одному ему ведомый канал, включил подавитель внешнего излучения и в полнейшей тишине начал активно беседовать с кем-то на другом конце луча. На все про все Палладию хватило двух или трех минут, Полани даже не успела выйти на первый приходной маяк Копья Атлантов. К величайшему удивлению кварианки, никаких авторизационных кодов строжайше охраняемая посадочная площадка Атлантиды не запросила. Полани сажала «Дирак» так же, как где-нибудь на необитаемом острове. Решетчатая палуба воздушной гавани Острова неуклонно приближалась, кварианка активировала посадочные стойки, от которых вперед и вниз рванулись три мощнейших световых пучка прожекторов. Синтезированное на обзорном экране изображение подернулось помехами — пилотажный ВИ попытался отфильтровать картинку, полученную в результате сканирования в ИК- и видимом диапазоне. Наконец, мозги компьютера справились, и Полани отчетливо различила оконечный приводной коридор, провешенный для нее диспетчерами Копья. И все это в полнейшем радиомолчании, словно какая-то незримая муза полетов самостоятельно работает за капитана катера, общаясь с диспетчерами и координируя посадку.
Муза повернулась к капитану корабля и произнесла таким знакомым, чуть скрипучим голосом:
— Садись рядом с моим кораблем. Площадка номер два, ориентация нормальная. Можешь идти на плазменных, там есть антибарионная защита.
— Принято, — отозвалась Полани и заправила корабль в посадочную глиссаду. Кварианец, глядя на манипуляции Альтис, уважительно кивнул.
Катер замер на посадочной площадке менее чем через минуту. Потрескивали, остывая, коллекторные решетки двигателей, стробоскопы выключились, стих и без того негромкий гул плазменников. Полани деактивировала пилотажные системы и вновь потянулась к коммуникатору — доложить диспетчеру о штатной посадки в пределах отведенной площади. Но Палладий снова запретил капитану выходить на связь, и снова без какой-либо внятной аргументации. На справедливое возмущение Полани пассажир ответил лишь привычной снисходительной улыбкой, после чего забрал свою огромную винтовку-трофей и прошел с ней к шлюзовому тамбуру.
— Открывай, Паладин, — попросил-приказал Палладий. — Приглашаю тебя в гости. Как говорят люди, мой корабль — моя крепость. Время волнений для меня и моих людей закончилось, теперь волноваться придется недругам. У меня есть много вопросов ко многим, и большое желание задать эти вопросы как можно скорее.
С этими словами Палладий активировал особо доверительный режим шлюзования, открыв одновременно обе гермостворки шлюзового тамбура — внешнюю и внутреннюю. Полани не стала спорить или в очередной раз пытаться перевоспитать Палладия. Очевидно, он в своих привычках слушается только самого себя и никого больше. В другое время, возможно, Полани и заблокировала бы такое своеволие пассажира, но не в этот раз, не в этой обстановке и не с этим персонажем.
Именно послабление со стороны кварианки и спасло жизнь ее пассажиру. А возможно, и обоим кварианцам на борту «Дирака».
Атакующие ожидали обычного режима шлюзования, когда экипаж сначала заходит в тамбур, затем закрывает за собой внутреннюю створку и, наконец, открывает внешнюю. Стоило куску обшивки спрятаться в борт, как в то место, где должны были находиться Полани и Палладий, синхронно ударили хорошо различимые разряды высоковольтных шок-иммобилайзеров. Оружие дешевое, простое и неточное, но с расстояния в пару десятков метров ничуть не менее результативное, чем какой-нибудь там мышечный релаксант, которым еще нужно секунд пять облучать жертву, прежде чем она рухнет на землю.
Как бы то ни было, разряды шокеров лишь облизали внутренности тамбура, и стоящий возле внутренней створки Палладий обошелся лишь чувствительным, но совершенно не смертельным и даже не обездвиживающим уколом в ногу. Опять же, на Палладии была хоть и облегченная форма машгора, но все же настоящий кварианский инженерный доспех, который выдерживает солидные удары электричеством. Попади в кварианца прицельно, надежды на легенький машгор не было бы. Но не попали.
— Назад! — заревел Палладий, лихо отскакивая от шлюза.
Полани приметила, что левую ногу кварианец подволакивает. Вряд ли это органическое поражение, скорее просто подклинило сервомотор костюма.
— Взлетаем! — снова крикнул кварианец. — Взлетаем, разорви тебе пузырь! Подстава!
Кварианец с третьей попытки все-таки попал кулаком по клавише экстренного задраивания тамбура. Жахнули пиропатроны, и сорванная со штатных креплений автодоводчика внешняя створка с грохотом встала на свое место. Впрочем, недостаточно быстро, чтобы удержать еще два энергетических разряда — уже куда мощнее, чем первые. Или нападающие сменили тактику, решив уже не брать пленников живыми, или же просто палили от отчаяния, осознав, что первоначальный план провалился.
Полани запрыгнула в капитанское кресло, автоматом прошлась по активаторам систем корабля, и бегло продиагностировала состояние шлюзовой камеры. Ушлый Палладий быстро соображал. Приборы показали повреждение активаторов обеих гермостворок — механизмы не выдержали высоковольтного разряда с близкой дистанции. Принудительное, аварийное по сути закрытие шлюза с помощью пиропатронов устранило одну, но самую серьезную опасность — проникновение на корабль извне.
Палладий прыгнул в кресло по правую руку от Полани.
— Веселуха, — энергично произнес кварианец. — Так меня не подставляли с памятного хака сельскохозяйственного банка Китая.
— Подставляли?
— Ну, разумеется, — спокойно произнес Палладий, колдуя с терминалом. Полани заметила, что пассажир пытается найти дополнительные каналы связи, сканируя частоты вручную, но с умопомрачительной скоростью.
Кварианец, не отвлекаясь от сенсорного узла, продолжил:
— Я так понимаю, мой экипаж уже захвачен. Не спрашивай, как это удалось местным, я не знаю. Но сознательно вести своего командира в ловушку мои ребята не будут. Ручаюсь за них. То есть нас тупо обманули фальшивой связью, после чего решили вырубить и захватить. Надо понимать, принадлежность корабля к реестру судов Ордена Паладинов кварианского народа никого тут особенно не волнует. Значит, работает совершенно точно не планетарная администрация, и это хорошо. И не мое начальство из Ассоциации, что еще лучше.
— Не пойму, что тут вообще хорошего, — сказала Полани, прогревая плазменные решетки. — Нас атаковали в зоне безопасности аэроузла — это уже событие высшего порядка!
— Событие, событие, — согласился Палладий. — Только знаешь, девочка, тут в последние час-полтора столько странных событий, что я перестал удивляться новым. Каких бы порядков они не были. Так, все, готово, я нашел резервный шифрованный канал, который ребята оставили на корабле. Сейчас посмотрим, что там...
Палладий еще немного повозился с терминалом, после чего вывел на экран запись. Сразу было видно, ее делали в спешке, обойдясь даже без видеосигнала. Мощнейшее шифрование наряду с хитрым алгоритмом псевдобелошумной маскировки полезного сигнала делали качество передачи отвратительным, но разобрать сказанное можно было без труда. Тем более, что неизвестный Полани диктор говорил на родном хелише.
«Палладий, нас атаковали. Диверсионная группа СБА заминировала корабль, взлететь или сопротивляться не можем. Связи с истребителями нет, и не могу понять, почему. Густав отдал приказ сдаваться. Я пишу это сообщение, пока он дурит мозг эсбешникам. Палладий, у нас мало информации, но то, что мне удалось перехватить в сети СБА, говорит за то, что копают исключительно под тебя. Указание пришло свыше, скорее даже из головного офиса Ассоциации. Тебя сдали. Как минимум три высших чиновника планетарных властей Земли оповещены о том, что ты будешь задержан с минуты на минуту. То есть, сюда уже летят спецназы как минимум трех стран Европы. Ни в коем случае не всплывай, слышишь? Все патрули СБА оповещены о том, что ты спрыгнул с катушек и представляешь серьезную угрозу Острову. На Периметре за твою голову и вовсе объявили награду. Ничего советовать не буду, не маленький. Разве что усомнюсь, что Ассоциация дала добро на твое задержание. Когда вырвешься с этого гребучего островка, постарайся разузнать, кто причастен к бузе. Все, времени нет. Наши открывают шлюзы, мы выходим. Будет время или возможность, не забудь навестить нас в местной кутузке. Бывай, твой брат Грон’Батриа вас Терра».
— Твой брат? — Полани вылупила глаза на кварианца. — Никто никогда не говорил, что у господина Палладия могут быть родственники.
— Это фигура речи, девочка, — отозвался Палладий. — Включай движки, быстро! Ты слышала сообщение, мой корабль заминировали. Не хочешь такого для своей шаланды, двигай ручками, пилот, готовь корабль к взлету. Или мне помочь?
— Обойдусь, — буркнула Полани. — Готовность минус минута семьдесят пять. Отрыв по экстренному алгоритму, режим без коммуникаций с вышкой. Поднимаюсь на гравиках, потом мне нужно будет около трех минут на восстановление энергобаланса и запуск маршей, иначе никуда не улетим.
— У нас нет этих полутора минут, — отрезал Палладий. — Уходи на плазме.
— Не уйду, — Полани внимательно смотрела на экраны, — антибарионная защита в режиме нейтрализации избытка тяги. Будем висеть на гравиках полторы минуты, пока я не прогрею маршевые движки.
— Нас собьют за это время! — гневно крикнул кварианец.
Полани на секунду оторвалась от экранов, продолжая работать с сенсорами:
— Значит, сделай так, чтобы не сбили, — холодно ответила девушка. — Ты великий и ужасный Палладий или так, случайный груз?
Вопреки ожиданиям девушки, случайный груз не продолжил перепалку, не перешел к угрозам и даже не особенно удивился внезапному проявлению характера Полани. Великий и ужасный Палладий лишь усмехнулся и поднял с пола громадину винтовки — минуту назад он ее бросил, отскакивая от шлюзового тамбура.
Кварианец проверил термозаряд, глянул в оптическую систему, удовлетворительно хмыкнул и снял оружие с предохранителя.
— Поднимай корабль, Паладин, — произнес мужчина. — Зависай метрах в пятидесяти и грей маршевые антипротонники. Будут тебе полторы минуты.

Продолжение вот-вот...

 

 

 

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 30.09.2014 | 693 | RomanoID, Afterlife: Властелин глубин | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 55
Гостей: 51
Пользователей: 4

Grеyson, bug_names_chuck, XIX, Kailana
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт