Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Из Сакраменто в Чикаго. Глава 4. Вечность: Альтернативная концовка

Жанр: экшн, мистика, разговорчики;
Персонажи: все свои (почти);
Статус: завершено (окончательно);
Описание: Возможно, читателю покажется, что рассказ словно обрывается на полуслове. В конечной главе, может, много пафоса, а может, она слишком простая.
Альтернативный взгляд на то, каким должен быть конец этой истории, поможет дополнить картину.

 





Кроганы и азари, саларианцы и турианцы, батарианцы и элкоры, волусы и даже ханары, но больше всего людей. Поезд прибыл на станцию. Ночной Чикаго приветствует новых гостей. Кого-то встречают родные и близкие, а кто-то и не ждёт, что его встретят, просто молча берёт свой багаж в руки и идёт к выходу.

Кеннет посмотрел на небо. Луна отчётливо виднелась на небосклоне. Вокруг неё — мириады звёзд. Раньше в Чикаго их практически не было видно, но после того, как Жнецы основательно подорвали инфраструктуру всех крупных городов планеты, света в них стало значительно меньше. Зато стали лучше видны звёзды.
Кеннет шёл, держа в руках небольшую сумку. Платформа заканчивалась, впереди было массивное здание вокзала. Он прошёл мимо толпы людей, мимо маленьких кафе и магазинчиков. Прочь отсюда, пора увидеть сам город.
Мужчина вышел к стоянке аэрокаров. Их было немного, но вполне достаточно. Некоторые окрашены в жёлто-чёрные тона. Оно и понятно, у вокзалов всегда бывают такси. Кеннет остановился и закурил.
— Вы так и не рассказали свою историю.
Подошедший к Кеннету турианец чему-то счастливо улыбался. Быть может, поездка изрядно утомила Сервуса Деи, и теперь он был рад, что этот долгий путь наконец закончился.
— Поверьте, мне нечего рассказывать.
— Я вам не верю. Вы плохо врёте.
— С чего вы взяли?
Кеннет удивлённо поднял брови и даже забыл, что собирался вытащить из кармана пачку сигарет. С чего это турианец решил, будто знает, врёт он или нет? Сервус иронично качнул головой.
— Я скажу, откуда знаю, что вы врёте, если вы всё же поведаете мне свою историю.
— Вот как. Ну что ж, ваша взяла. Тогда давайте посидим... Я знаю, неподалёку есть прекрасный парк. Но с вас пиво.
— Договорились.
Кто гуляет в парке по ночам? Разве что пьяные кроганы да те несчастные, что не имеют дома. Но всякое бывает, и на этот раз по дорожке, скудно освещаемой слабыми фонарями, прогуливались двое солдат — турианец и человек.
— На самом деле меня трудно назвать героем. Вот взять нашу знакомую Алию. Уверен, она никогда не брала в руки оружие, но проявила такую храбрость и решимость, о которой многие могут только мечтать. Или, например, другой наш знакомый, Геси. Его историю вы не слышали, но, уверяю вас, этот саларианец не понимает, что там, где он был настойчив, другой бы давно сдался. А я инженер. Моё предназначение не спасать чьи-то жизни, а всего лишь поддерживать технику в хорошем состоянии.
Попутчики дошли до скамейки. За ней стоял памятник, изображающий человека, гордо выпрямившегося и смотрящего куда-то вдаль. На монументе выбиты какие-то буквы, но света было недостаточно, чтобы их прочесть.
Сервус и Кеннет присели на скамейку и открыли свои банки с пивом.
— Жаль, мне не оценить человеческое пойло.
— Поверьте, сожалеть тут не о чем.
Раздались короткие смешки, но они быстро затихли.
— Вы говорили что-то про своё предназначение.
— Ну да. Я твёрдо верил в то, что вот если есть у человека какая-то предрасположенность, талант, то он должен этим воспользоваться, а всё остальное ему лучше не трогать. Тяга к конструированию и налаживанию техники у меня появилась с детства, поэтому я никогда не сомневался в выборе профессии.
— Получается, вы всё запланировали с детства?
— Нет, не то чтобы запланировал... В общем, когда однажды замаячила возможность оказаться в весьма перспективном проекте, я окончательно понял, что это моё. И погрузился в работу с головой. И до сих пор ничуть не жалею об этом.
Снова возникло молчание. Кеннет оглянулся на памятник и громко вздохнул. Заметив его взгляд, турианец тоже посмотрел на памятник.
— Сервус, вы встретили свою любовь?
— Вы удивитесь, я нашёл её уже здесь, на Земле. После войны.
— Вам повезло, рад за вас. А я вот повстречал её ещё до войны, только тогда этого не понял. Она была моей коллегой. Я воспринимал её как друга или даже как сестру. Мы отлично ладили, прекрасно понимали друг друга и всегда были готовы помочь. Если я что-то забывал — она тут же мне напоминала, если она упускала какую-то мелочь — я был тут как тут. Обязательно пошучу, подразню её, если замечу, что она что-то не исправила, забыла. Весёлое было время, всегда вспоминаю его с улыбкой.
— А потом что-то изменилось?
Кеннет отпил из банки и кивнул.
— Тучанка. Не буду вдаваться в детали того, как мы там оказались. Просто знайте, что нас попросили помочь. Мы были окружены и ждали подмоги. Нас защищали солдаты Альянса, а мы тем временем пытались починить этот чёртов челнок. Поломка находилась снаружи. Мы, стараясь не обращать внимание на свист пуль вокруг, вылезли из челнока и стали искать нужную панель. К счастью, всё оказалось не так серьёзно, как мы опасались. Я боялся за неё, просил вернуться в челнок, говорил, что сам справлюсь. Это, конечно, была ложь: один я бы не справился, и она это прекрасно понимала, потому и не хотела уходить. Мы починили транспорт и сразу же поспешили оказаться внутри него, но... в неё попали. Точно в голову. Она упала на пол челнока, и двери тут же закрылись. Да промахнись ты, сволочь, попади в меня, в другого, ну почему в неё... Вы ощущали такое, как будто в вас одновременно воткнули десятки ножей, а потом бросили в ванну со льдом? Вот что-то такое я испытал тогда, жуткую боль там, внутри. Я обнимал её уже безжизненное тело, целовал, шептал ей что-то на ухо и плакал. Каким же дураком я был...
— Как её звали?
— Габриэлла. Я называл её Габи.
— За Габриэллу.
— За Габриэллу.
Сервус коснулся лба и слегка провёл когтем по лицу. Кеннет же поправил волосы и устало потёр шею. В который раз он убеждался в том, что рассказывать такие истории — не самое приятное дело.
Тишина. Был слышен лишь шёпот листвы да приглушённые звуки проносящихся поодаль аэрокаров.
— Молчание... Мы, пережившие войну, стали куда чаще молчать.
— Это верно. Последствия. Но знаешь, всё закончилось так, как закончилось, и пусть. Я помню мою Габи, и она навсегда со мной. Вот что важно. Прошла эта красная волна — значит, так надо было. За что мы боролись? За то, чтобы страдать потом? Нет. Мы боролись не ради этого. Она уж точно.
— Хорошо сказано. Кстати, так ты Кеннет Доннелли, верно?
— Как ты узнал? — человек, кажется, искренне удивился.
— Всё просто. Я смотрел на тебя и никак не мог понять, откуда мне твоё лицо знакомо. Сколько ни пытался вспомнить, всё не получалось, а потом утром включил какую-то документальную передачу и вдруг увидел тебя. Там рассказывали про легендарный экипаж корабля «Нормандия».
— Всегда поражался внимательности турианцев.
— Да, есть у нас такое. Зато у вас есть он, — и турианец кивнул в сторону памятника.

Кеннет улыбнулся в ответ собеседнику: да, здесь человечеству и правда повезло.

Они ещё долго разговаривали в парке. Вспоминали забавные эпизоды из прошлого, делились впечатлениями от просмотренных фильмов знаменитого кроганского режиссёра, рассуждали на тему напряжённости между расами.
Им было приятно вести беседу, но каждый думал о том, что эта случайная встреча окажется для них первой и последней. Она и должна быть такой. И дело не в символизме, не в красивой точке этой большой поездки из Сакраменто в Чикаго, как могло бы показаться сначала.
Просто прошлое можно — а иной раз и нужно — вспоминать, но жить им, постоянно ворошить его нельзя. И Кен, и Сервус прекрасно это осознавали. Надо освободиться и жить дальше, и сейчас был как раз такой момент. Случайный попутчик, узнавший слишком многое о прошлом собеседника, отныне и навсегда станет прочно ассоциироваться с ним. Следовательно, места попутчику в этой иной, новой жизни нет и не должно быть. Лучше просто распрощаться.
Но обоим героям, интуитивно понимающим и принимающим необходимость расставания, не хотелось об этом думать. Точнее, разбирать причины, по которым не хотелось.

В какой-то момент Кен посмотрел вверх, на небо, и вслед за ним свой взгляд устремил и Сервус. Звёзд совсем не было видно.

Шаги человека и турианца были едва слышны. Голоса становились всё тише, зато гул аэрокаров всё отчётливей. Никто из водителей и не обращал внимания на то, что под ними находится огромный парк. Они неслись между зданий, каждый полон забот, каждый отчаянно стремился куда-то, и никто не останавливался для того, чтобы просто посмотреть по сторонам. Это и есть Чикаго. Город с бесконечным движением людей и машин… Здесь не так уж и много мест, наполненных тишиной и спокойствием. Но, быть может, вы всё же решите побродить по улицам мегаполиса в поисках подобных местечек. В таком случае знайте, что азари Алия посоветует вам заглянуть на тридцать вторую улицу. Там есть замечательное кафе с разнообразным и вкусным меню для всех известных рас, но, несмотря на это, в нём немноголюдно, что, несомненно, является большим плюсом данного заведения. Приятно посидеть у огромного окна и посмотреть, как солнечные лучи отражаются на стёклах величественных небоскрёбов.
Не исключено, что вам не очень-то хочется просто сидеть и есть. В таком случае прислушайтесь к совету Геси. Этот уже довольно старый, по меркам его расы, саларианец обязательно проводит вас в местную картинную галерею. Многим после войны не до культуры, поэтому в залах практически нет посетителей. Здесь, в тишине, можно насладиться созерцанием шедевров изобразительного искусства. Например, изящной азарийской живописи.

Однако путь Сервуса Деи после лёгкого прощания с попутчиком лежал не в галерею и не в кафе. И даже не домой. Этим ранним утром у него появилось стойкое желание просто погулять. Сон? Нет, ему совершенно не хотелось спать. Зато хотелось предаться размышлениям о настоящем и будущем, бродя по широким улицам и узким переулкам. Шаг за шагом, приближаясь к цели. Какой была цель, он ещё не знал. Куда он шёл? Неважно.

Всё встало на свои места, когда он увидел перед собой большое озеро Мичиган. Вот он и достиг своей цели.
Здесь, на побережье, в такую рань никого, разумеется, не было. Лишь птицы изредка пролетали, лишь ветер играл с водой и листьями.
Сервус медленно прошёл по прибрежной гальке. Ему не нужно было спешить. Остановившись в метре от воды, турианец присел. Глубоко вдохнул холодный утренний воздух Чикаго, и пар от его дыхания быстро унёс с собой ветер. Он посмотрел по сторонам и поднял с земли первый попавшийся на глаза камушек. Серый и гладкий, теперь он покоился на его трёхпалой ладони. Сервус бросил камень в озеро. Тот несколько раз коснулся водной глади и затонул. На воде остались круги, но и они скоро исчезли.
Турианец отчего-то улыбнулся.

Вот оно — счастье.
Вот она — вечность.

***
На вокзале снова суета. Люди спешат занять свои места в вагонах.
Здесь никогда не бывает тихо, даже ночью. Совсем скоро этот поезд начнёт обратный путь, до Сакраменто, и кто знает, какие ещё истории услышат его пассажиры...
 



 

Редактировала друже Алзи по специальному соглашению.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 15.08.2014 | 729 | Из Сакраменто в Чикаго, Goldi | Goldi
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 32
Гостей: 29
Пользователей: 3

Kailana, INFINITI, bug_names_chuck
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт