Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Орден. Часть 1: Марионетки. Глава 2. Продолжение

Жанр: боевик, психология

Статус: в процессе

Персонажи: ОС+персонажи ME1 и ME2

Описание: Для чего саларианский ученый, проводивший чудовищные эксперименты, обратился за помощью к Совету? Зачем отряд наемников охотится на безумного гения и всех его подопытных? Как маленький мальчик, чувствительный к биотике, превратился в убийцу? Причем здесь "Цербер"? На эти и другие вопросы предстоит ответить Алексу Уайту - агенту-одиночке, который всеми силами старается обеспечить безопасность в галактике.

 




***

2175 год. Гамма Аида, система Какус, планета Чохе.


Внезапное появление солдат Альянса деморализовало противника на некоторое время. «Рейдеры», не ожидавшие появления бойцов, попросту не смогли сориентироваться и оказать достойное сопротивление. Несмотря на численное преимущество, пираты валились на землю один за одним, сраженные пулями солдат. Когда бандиты опомнились и попытались противостоять группе Шона, в живых осталось не более десяти существ. В отличии от бойцов Альянса, надежно укрывшихся от огня противника за горным рельефом, «рейдеры» находились на открытой местности и у них не было возможности спрятаться от обстрела. Один из разбойников все же сумел ранить рядового из группы Шона, не нанеся ему при этом серьезных повреждений. В остальном, операция по нейтрализации пиратов протекала вполне успешно.

Впрочем, не все было гладко. В ходе боя Миллер приметил, что снайперы не участвуют. Вероятнее всего, у Берджеса дела шли не очень хорошо, поэтому группа Хендерсона решила прийти на помощь и расправиться с охраной лагеря. Шону и его группе, собственно, и не требовалась помощь снайперов. Парень просто переживал за третью группу, у которой могли возникнуть серьезные проблемы, ведь их задача осложнялась наличием автоматических турелей и отсутствием нормального укрытия. С другой стороны, капитан Берджес был отличным военным и наверняка знал, как справиться с неприятелем.

Вскоре последний «рейдер» пал от рук солдат. Как только это произошло, Миллер смог наконец вылезти из своего укрытия и рассмотреть обстановку. Возле укрытия, где пряталась группа Шона, повсюду лежали трупы врагов. Это зрелище поистине ужасало. В этот момент было абсолютно неважно то, что убитые были преступниками, что на их совести были жизни невинных граждан. Смерть стирала все предыдущие «заслуги» умерших. Она напоминала о себе через покойников, через их изломанные и обоженные тела. В произошедшей битве не было ничего благородного, это был не славный бой, о котором можно было бы потом с гордостью рассказывать, а настоящая резня.

В лагере пиратов дела обстояли еще хуже. Помимо противников, здесь лежали еще и сослуживцы Шона, которые тоже не смогли убежать от старухи с косой. Если бы снайперы не пришли на помощь, жертв было бы намного больше. Группа Берджеса все же смогла подавить превосходящие силы противника, но понесла при этом значительные потери. Парни, еще совсем недавно веселые и жизнерадостные, каждый со своими проблемами и планами на жизнь, обрели покой, на который явно не рассчитывали.

Шон передал по внутренней связи:

— Это группа-один, у нас все чисто. Потерь нет, ранен рядовой Кастер.

— Группа-два, — раздался взволнованный голос Пола. — Потерь нет.

Некоторое время только редкое потрескивание нарушало тишину радио-эфира. Затем солдаты услышали голос Ника Кимберли:

— Группа-три, все чисто. Четверо убиты, один ранен. Парни, Берджес мертв.

Эта новость попросту повергла всех в шок. Бойцы повскакивали со своих мест и направились в сторону лагеря, дабы лично убедиться в словах Ника. Никто не мог поверить, что старый вояка умер. Многие из отряда прошли с Берджесом немало сражений и были шокированы этим известием. Шон столкнулся с капитаном в первый раз и, тем не менее, новость о его гибели поразила парня не меньше остальных.

Как потом выяснилось, Берджес погиб одним из первых, сраженный одной из турелей. Он даже не успел войти в лагерь, смерть настигла его в самом начале боя. Это было так неправильно. Если капитан и мог умереть, то это должно было произойти в пылу сражения, во время яростного обстрела со стороны неприятеля. Но судьба распорядилась иначе, оборвав его жизнь таким глупым способом.

Солдаты стояли возле погибшего командира, не проронив не слова. Спустя какое-то время они так же молча стали поднимать тела погибших соратников, чтобы отнести их на корабль и похоронить как полагается. Взвалив умерших на свои плечи, бойцы отправились в сторону десантного корабля. Шон, Ник и Пол всю дорогу держались вместе, они молчали и каждый думал о чем-то своем. Первым тишину нарушил Ник.

— Несгибаемый мужик был, — совсем тихо сказал он. — Пусть земля ему будет пухом.

— Ты же терпеть не мог Берджеса? — удивленно посмотрел на него Пол.

— Так-то оно так. Пока он был живой, я его просто ненавидел. Но сейчас... — Ник хотел объяснить, но не смог найти подходящих слов. — Не знаю. Понял его, что ли...

— Он не заслужил такой глупой смерти, — печально заметил Шон.

После этого они шли молча еще какую-то часть пути. Миллер хотел задать друзьям вопрос, который его мучил, но не мог никак решиться. Наконец, он набрался смелости и спросил:

— Как думаете, мы все правильно сделали?

— Черт бы его знал, — развел руками Хендерсон. — Не зацикливайся на этом. В бою не бывает верных или неверных решений. Все могло закончиться гораздо хуже.

— Не вини себя, — Ник положил руку на плечо Миллеру. — Прошлое все равно не вернешь.

Шон кивнул в ответ, хотя слова друзей нисколько не уменьшили его сомнений.

Уже по прибытию на шаттл солдаты, обсудив последние события, решили не говорить командованию о том, что изначальный план претерпел изменения по инициативе молодого капрала. Погибшему капитану было уже все равно, а подставлять инициативного солдата никто не хотел. То ли это был искренний порыв сослуживцев помочь товарищу, то ли они понимали, что на месте Шона рано или поздно может оказаться любой из них. Но факт оставался фактом — руководство Альянса так и не узнало, что на самом деле произошло на Чохе.

Когда десантный корабль поднялся в воздух и направился прочь, Миллер понял, как сильно он устал за последние пару часов. Он опасался, что не сможет уснуть или что его будут мучить кошмары, в которых он увидит лица погибших в бою. Но правда оказалась несколько прозаичней — Шон уснул практически сразу, сидя рядом с остальными солдатами, и ему абсолютно ничего не снилось.

Его разбудили, когда транспорт уже совершил посадку на Земле. Хороший сон сделал свое дело — Шону стало значительно легче, груз недавних событий больше не тяготил его. Но Миллер навсегда запомнил тот день, когда он в первый раз заглянул в глаза смерти. В первый, но далеко не в последний.

***

2184 год. Скопление Тау Артемиды.

Алекс удобно расположился на одном из стульев, находящихся на главной палубе, и с выжидающим взглядом смотрел на доктора. Бледно-серый цвет его кожи несколько не сочетался с небольшими покраснениями на роговидных отростках. Его лицо, на котором не было ни единой морщинки, вытянулось в удивленной гримасе.

— Что рассказать? Опыты, нападение, дальнейшие планы?

Манера речи саларианца приятно удивляла — в отличии от большинства своих соплеменников, ученый старался говорить размеренно и не частить. Говорил он, откровенно говоря, все равно довольно быстро, зато его слова было значительно легче разобрать.

— Хотелось бы все и сразу, — Уайт по привычке потянулся к пачке сигарет, лежавшей на столе.

Он зажег сигарету и закурил. Вибли доверительно посмотрел на своего собеседника и обратился к нему:

— Прежде чем начать, мистер Уайт, я должен просить у вас помощи. Неофициальной.

— С чего бы мне вам помогать, доктор Мол? — удивился агент. — Вы совершили немало преступлений, устроив опыты на разумных существах, и я, по-хорошему, должен передать вас в руки правосудия.

Алекс взглянул в угол палубы, где расположились так называемые Образцы. Они сидели небольшой кучкой, вновь такие же отстраненные и безразличные ко всему. Глядя на жертвы экспериментов ученого, Алекс не видел той опасности и мощи, которая исходила от них во время столкновения с вражеским отрядом на «Амаунете». Но Уайт прекрасно понимал, что, как минимум, трое подопытных несли в себе скрытую опасность и могли при желании уничтожить Алекса в течении пары секунд.

— А что, если я скажу, что вы вовсе не разведчик Альянса? — доктор Мол хитро прищурился.

— Весьма смелое предположение, — сказал молодой человек и в очередной раз вдохнул сигаретный дым.

— Мистер Уайт, — усмехнулся ученый, — поверьте, я могу отличить правду от лжи. И с уверенностью могу сказать, что вы мне врете. Вы — не разведчик Альянса. Вряд ли вы вообще имеете какое-то отношение к Альянсу или к Совету Цитадели. Полагаю, вы спасли меня либо для того, чтобы заполучить мои исследования, либо чтобы добраться до моих покровителей, используя меня. В тоже время вы не преследуете никаких корыстных целей. С вами я и мои Образцы могут чувствовать себя в относительной безопасности. Нам выгодно взаимное сотрудничество, — саларианец виновато улыбнулся, будто извиняясь за то, что сумел раскрыть Уайта. — Говорю вам открыто — мне нужна помощь в одном деле, связанном с результатами моих опытов. Если вы готовы мне помочь, то после я предоставлю вам всю необходимую информацию. Если нет — можете сразу сдать меня под стражу, потому что я вам не скажу ни единого слова. Выбор за вами.

Вибли прекрасно осознавал, что ставит агента в безвыходное положение. Понимал это и Алекс. Хитрый саларианец сумел не только раскрыть планы своего спасителя, но и лишить его преимущества. Теперь доктор Мол диктовал условия.

— Хорошо, — кивнул парень, — я готов принять ваше предложение, но перед этим мне необходимо его обсудить со своим начальством.

— Я был бы тоже не против поговорить с вашим начальством.

— Как хотите, — пожал плечами Уайт.

По большому счету, ему было все равно, будет присутствовать ученый во время разговора с Корделией или нет. Для подобных случаев они с Брут давно разработали определенную тактику, к которой Алекс уже прибегал несколько раз. Поэтому агент нисколько не волновался, когда в сопровождении саларианца вошел в уменьшенную версию отсека сверхсветовой связи и вызвал Брут.

Не прошло и пяти секунд, как перед доктором и его спасителем возникла голограмма девушки.

— Здравствуйте, мисс Стивенс, — поспешил поздороваться Алекс.

Дженнифер Стивенс была второй личностью Корделии, которой она пользовалась, чтобы не засвечивать свое настоящее имя. Большинство людей, когда-либо видевших руководительницу Уайта, знали ее именно под этим именем.

— Здравствуй, Алекс. Вижу, ты пришел не один, — она кивнула в сторону саларианца. — Я так полагаю, доктор Вибли Мол?

— Да, мисс, — кивнул ученый. — Здравствуйте.

— Доктор Мол проявил чудеса дедукции и сообразил, что мы не представляем интересы Цитадели. Теперь он хочет просить нас о помощи и заявляет о готовности сотрудничать, если мы примем его предложение, — Уайт сделал последнюю затяжку и потушил сигарету о пепельницу, которую предусмотрительно захватил с собой.

— Когда же ты бросишь курить? — вздохнула Корделия.

— Вы же знаете, — невозмутимо ответил Алекс, — что это помогает мне сосредоточиться.

— Знаю, — бросила она и повернулась к ученому. — Мы готовы принять ваше предложение, доктор Мол, но хотелось бы понять, о какого рода помощи идет речь.

Саларианец сомкнул руки за спиной и стал расхаживать по отсеку из стороны в сторону. По всей видимости, он пытался сосредоточиться таким бесхитростным способом.

— Как вам известно, — начал Вибли свой рассказ, — в комплексе «Амаунет» я занимался исследованием генома различных жителей галактики. Исследования носили в основном теоретический характер, но имели место опыты над живыми существами.

— Кто спонсировал ваши исследования? — Брут сразу перешла к главному вопросу.

— Этого я не могу сказать, — увильнул от ответа ученый. — Во всяком случае, пока.

— Каковы были цели ваших исследований? — Алекс решил подойти с другой стороны.

— Основная направленность — воздействие на генную структуру различных обитателей галактики с целью повышения физических качеств и получение особенностей, несвойственных для представителей конкретных рас.

— Например? — спросила Корделия.

— Образец Двадцать девять. Кварианец, — пояснил Вибли для Алекса. — Благодаря эксперименту его организм в состоянии длительный промежуток времени находится без защитного скафандра, не получая никакого вреда. Его иммунная система в состоянии справляться с большинством болезней, с которыми не могут совладать остальные кварианцы. К сожалению, Образец не идеален — он все же не может находиться без своего скафандра более суток. Однако, результаты эксперимента несомненно являются прорывом в области генной инженерии.

— Впечатляет, — абсолютно серьезно сказала Брут.

— К сожалению, — продолжал Вибли, — на ранних стадиях исследований у Образцов наблюдались некоторые отклонения в психике. Они были крайне агрессивны, легко возбудимы и чрезмерно эгоистичны. У них наблюдались частые и безосновательные смены настроения. Кроме того, у многих Образцов было замечено психическое заболевание, которое вы называете манией величия. Проблема в том, что наряду с такими чертами характера подопытные обладали огромной мощью и потенциалом. Первые двадцать Образцов были крайне нестабильны, но затем этот процесс получилось контролировать, сделав их менее эмоциональными.

— Так вот почему ваши подопытные так безучастны ко всему, — осенило Уайта.

— Именно. Образцы, прибывшие со мной, стабильны. Однако, остались и другие, которые опасны для себя и окружающих.

— Вы хотите сказать, — решила уточнить Корделия, — что, как вы выразились, нестабильные Образцы сумели выбраться с комплекса «Амаунет»?

Да, — кивнул саларианец, — некоторые Образцы скончались в ходе исследований — сами понимаете, в подобных экспериментах всегда есть риск летального исхода. В общей сложности, на момент нападения в комплексе находилось тринадцать Образцов. Пятеро из них погибли во время атаки, четверых вы уже видели, — эти слова Вибли адресовал Уайту, — но еще четверо сумели сбежать с комплекса и скрыться в неизвестном направлении.

— Расскажите поподробней о сбежавших Образцах, доктор Мол, — доброжелательным, но требовательным голосом попросила девушка.

— Как я уже говорил, их четверо — дрелл, ханар, батарианец и человек. Каждый из них крайне опасен и в состоянии чуть ли не в одиночку справиться с целой армией. У всех перечисленных мною Образцов наблюдаются некоторые... отклонения во внешности. Основная проблема заключается в том, что их дальнейшие намерения невозможно предугадать ввиду их нестабильности и изменчивости.

— Погодите, я кажется могу помочь в ваших поисках, — Корделия удалилась, будто вспомнила о чем-то важном.

Она исчезла из поля зрения на некоторое время, затем снова возникла перед Уайтом и Молом.

— Вы говорили дрелл, не так ли? — не дожидаясь ответа, Корделия продолжила. — Полчаса назад на Цитадели произошло вооруженное нападение. На станцию под несуществующим именем прибыл дрелл, у которого, по словам очевидцев, наблюдались странные физиологические особенности, нестандартные для представителей его расы. Он убил одного из таможенников, затем ранил еще одного, после чего взял в заложников трех гражданских лиц и заперся с ними в «сувенирной лавке Цитадели». Захватчик требует организовать ему встречу с Советом Цитадели и отказывается уточнять, для какой цели. Если в течении оставшихся полутора часов его требования не удовлетворят, то он грозится убить заложников.

— Хм... — саларианец начал бормотать, обращаясь больше к самому себе, — Совет... Зачем требовать Совет?.. Убить?.. Возможно... Физиологические отклонения...

Внезапно ученый замер на месте и повернулся к голограмме девушки.

— Вы упоминали о физиологических особенностях дрелла. Можно подробней?

— Конечно, — кивнула Брут. — Служба безопасности Цитадели сначала думала, что прибывший дрелл был ранен, поскольку внешне казалось, что все его тело залито кровью. Однако, уже после нападения СБЦ смогли определить, что именно не так с захватчиком. Дело в том, что он — красный.

— Что? — удивился Алекс. — Что ты имеешь в виду?

— Одна из особенностей сбежавшего подопытного, — Вибли опередил Корделию с ответом, — это цвет чешуек на его теле. В результате эксперимента они приобрели темно-алый оттенок, несвойственный зеленокожим дреллам. Да, мисс Стивенс, — эти слова уже адресовались девушке, — вы абсолютно правы. Это Образец Семь. И я подозреваю, что он прибыл на Цитадель с ужасной целью — убить Совет.

 

Отредактировано: Rogue_Godless.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 07.06.2014 | 681 | Орден, NAotW, марионетки | NAotW
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 33
Гостей: 31
Пользователей: 2

MacMillan, XIX
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт