Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Орден. Часть 1: Марионетки. Глава 1

Жанр: боевик, психология.                                                                                                                                        

Статус: в процессе.

Персонажи: ОС+персонажи ME1 и ME2. 

Описание: Для чего саларианский ученый, проводивший чудовищные эксперименты, обратился за помощью к Совету? Зачем отряд наемников охотится на безумного гения и всех его подопытных? Как маленький мальчик, чувствительный к биотике, превратился в убийцу? Причем здесь "Цербер"? На эти и другие вопросы предстоит ответить Алексу Уайту - агенту-одиночке, который всеми силами старается обеспечить безопасность в галактике.

 

 




Глава 1.
2184 год. Местное скопление, планета Земля

С того времени, как корабль приземлился на планету, до того момента, как Шон оказался в резиденции Корделии, прошло не более получаса. Агент спешил на встречу со своей начальницей так, как будто от этого зависела его жизнь. Миллер не любил опаздывать, тем более на встречу с Корделией. Такси, в котором сидел Шон, подъехало к невзрачному офисному зданию. Парень подошел к стеклянным дверям, которые при его приближении разошлись, пропуская внутрь. Миллер не спеша шагнул в проем и подошел к девушке, встречавшей посетителей на входе.

Это была молодая белокурая женщина с волосами до плеч, дежурной улыбкой и настолько глубоким декольте, насколько полагалось человеку ее должности.

— Чем я могу вам помочь? — обратилась менеджер к парню.

— Меня зовут Алекс Уайт, и я бы хотел увидеть мисс Стивенс.

К своему новому имени Миллер привыкал долго, как, впрочем, и к своей новой жизни, однако сейчас он сроднился с ним настолько, что порой забывал, как его зовут на самом деле.

— Вам нужно пройти прямо по коридору, затем налево, и вы увидите кабинет В31. Мисс Стивенс уже ждет вас там, — проинструктировала девушка, не прекращая улыбаться.

Алекс послушно кивнул и пошел по указанному направлению. Вскоре он оказался у заветной двери кабинета В31. Уайт постучался, и через секунду из кабинета донесся приятный женский голос:

— Входите.

Мужчина послушно открыл дверь и очутился в скромном кабинете, кардинально отличавшемся от того, в котором состоялось первое знакомство Миллера с этой женщиной. Фактически, кроме рабочего стола и нескольких терминалов, здесь больше ничего и не было.

— Я ждала тебя, — Уайт почувствовал на себе ее теплый взгляд и позволил себе расслабиться. — Боялась, ты не успеешь вовремя.

— Тебе повезло, что я был поблизости, — усмехнулся Алекс.

В начале своей «карьеры», агент обращался к Брут исключительно на «вы» и с подобающим уважением. Но спустя несколько лет отношения между ними переросли в настоящую дружбу, поэтому обо всех формальностях они по обоюдному согласию позабыли уже давно.

— Поздравляю с успешно выполненным заданием.

— Чтобы найти турианца, мне потребовалось полдня, и еще полдня — чтобы нейтрализовать его. Не понимаю, почему Совет три месяца не мог их отловить, с такими-то возможностями.

Турианец, о котором шла речь, был опасным террористом, известным под кличкой «Кандер». Совет три месяца назад объявил его в галактический розыск и поручил СПЕКТРам уничтожить его. Когда Алекс смог сделать то, что не удалось агентам Совета, «Кандер» готовился к крупному терракту на Цитадели. Турианцу так и не удалось воплотить в жизнь свои планы.

— Ты прекрасно знаешь, что даже СПЕКТРы не могут реализовать свой потенциал на сто процентов, пока их действиями руководит Совет, — Корделия подошла к терминалу. — Ты готов к очередному заданию?

— Разве когда-то было иначе? — вздохнул Уайт.

Женщина кивнула и включила терминал. На экране возникло изображение саларианца, которого от его сородичей отличал бледный цвет кожи и немного нехарактерное строение губ.

— Вибли Мол, известный саларианский ученый, всю свою жизнь занимается исследованием генетических особенностей различных рас. Имеет докторскую степень, множество наград за вклад в развитие науки и прочее. Год назад предложил смелое исследование, которое было отвергнуто ученым сообществом. Причина — неоднозначная морально-этическая сторона эксперимента, — Корделия прервалась и пояснила свои слова. — Хотел проводить эксперименты на живых существах.

— Интересная личность, — прокомментировал Алекс.

— Больше, чем ты думаешь, — женщина нажала кнопку на терминале и изображение исчезло.

На его месте тут же возникло видео, на котором был изображен Вибли, лицо его выражало крайнюю озабоченность и испуг. Саларианец находился в помещении, которое более всего напоминало лабораторию, оранжевый свет тускло освещал ученого и место, в котором он находился. Он говорил слишком быстро даже для своей расы.

«Я обращаюсь к Совету за помощью. Меня зовут Вибли Мол, я специалист в области генной инженерии. Я в беде. Сделал ужасное. Проводил эксперименты. Незаконные. На разумных существах. Слишком опасные. Мои эксперименты втайне спонсировались. Предоставили площадку для исследований, средства. Образцы. Все изменилось. Нас хотят убить. Теперь мы — враги. К нам направили убийц. Помогите. Пересылаю данные о нашем местонахождении».

На этом запись прервалась, и на экране замелькали цифры — по всей видимости, координаты лаборатории, в которой ученый проводил свои исследования.

— Он сказал — «мы»?

Корделия отключила изображение и повернулась к Уайту.

— Вероятно, он имеет в виду своих подопытных, — женщина скрестила руки и стала неторопливо расхаживать по комнате. — Это сообщение было отправлено с исследовательского комплекса «Амаунет». Оно было адресовано Совету, однако мы сделали так, чтобы видео не дошло до Цитадели. Нам удалось перехватить его два часа назад, но по моим данным — кроме нас его перехватили еще, как минимум, три раза.

Брут всегда говорила «мы», «нам» и так далее, что давало понять Алексу — он далеко не единственный, работающий на эту женщину. Впрочем, никакими конкретными сведениями о людях, которые работали вместе с ним, агент не располагал.

— Доподлинно известно, что один из «перехватчиков» — «Цербер». Принадлежность двух других установить не удалось.

— Я так полагаю, мне нужно доставить вам испуганную амфибию и жертв его эксперимента?

— Все верно, — Корделия кивнула. — Желательно также, чтобы он не догадался о том, что ты — не представитель Цитадели. Хотя бы до тех пор, пока не прибудет к нам.

Услышав это, парень слегка нахмурил брови.

— Он явно рассчитывает, что его придет спасать СПЕКТР, а не обычный человек. Это несколько осложняет...

— Ничуть, — перебила своего подчиненного Корделия.

Она подошла к другому терминалу и связалась с кем-то по внутренней связи. Через пару секунд один из служащих принес в кабинет коробку, поставил ее на стол и удалился. Руководительница Уайта загадочно подмигнула агенту, открыла коробку и извлекла ее содержимое — это был официальный костюм СПЕКТРа, с настоящими нашивками, эмблемой СПЕКТРов и прочими отличительными знаками. Алекс ошарашенно посмотрел на одежду.

— Я правильно понимаю?

— Думаю, да, — девушка оставалась невозмутимой, как будто речь шла о повседневной одежде, а не о форме агента Специального Корпуса Тактической Разведки. — На время операции ты станешь первым в мире человеком, которому оказали честь быть официальным агентом Совета, — она игриво ухмыльнулась.. — Поздравляю с повышением.

— Не смешно, — пробурчал в ответ новоявленный «агент Совета». — Если мне не изменяет память, единственный человек, удостоенный звания СПЕКТР — это ныне покойный капитан Шепард.

От сказанных Уайтом слов, девушка развеселилась еще больше.

— Не вижу никаких проблем.

Алексу понадобилось долгие две секунды, чтобы понять замысел Брут.

— Ты в своем уме? Ты предлагаешь мне притворяться Шепардом?

Буря эмоций, возникшая у агента, никоим образом не затронула Корделию, лицо которой продолжало казаться безмятежным.

— Для тебя это представляет сложность?

— Нет, но... — парень поморщился. — Шепард — один из известнейших героев Альянса. Он — идол, кумир миллионов обитателей галактики, им восхищались не только люди, но и представители других рас. После событий прошлого года о нем знает чуть ли не каждый ребенок. Кроме того, он умер, если ты забыла. Так что я очень сомневаюсь, что из твоей идеи что-то выгорит. Я уже не говорю о том, что присвоить личность человека, который до конца своих дней оставался героем — слишком цинично. Даже для меня.

— Ты не хуже меня знаешь, что несмотря на всю его славу, внешность капитана Шепарда известна немногим, — спокойно заметила Корделия. — А про его смерть до сих пор ходят самые разнообразные слухи, большинство которых сводится к одной простой мысли — Шепард жив. Более того, я очень сомневаюсь, что безумному саларианскому ученому будет дело до того, кто именно его спасает — главное, чтобы внешне он был похож на представителя Совета, — Уайт поймал на себе пристальный взгляд брюнетки, ему потребовалось усилие, чтобы не отвести глаз. — Так в чем же дело?

Сначала Алекс хотел затеять спор относительного того, что по его мнению притворяться героем, который спас множество жизней и умер, исполняя свой долг — по меньшей мере, кощунство. Но, сочтя свои доводы крайне неубедительными, угрюмо произнес:

— Ни в чем. Шепард — значит, Шепард.

Агент стоял и внимательно наблюдал за девушкой, ожидая от нее дальнейших указаний. Та не заставила себя долго ждать и обратилась к Уайту:

— Итак, подведем итоги. Твоя задача — прибыть в «Амаунет», вытащить оттуда Вибли Мола, а также всех его подопытных, если таковые там окажутся, и доставить их сюда, на Землю. Существует вероятность, что саларианца и жертв его экспериментов уже нет в живых. В этом случае, твоя задача — собрать как можно больше данных о том, какого рода исследования проводил Вибли, кто спонсировал его, и кому ученый перешел дорогу. Со мной выйди на связь после того, как посетишь комплекс. Вопросы?

— Никак нет, — ответил Алекс, копируя манеры солдат Альянса. — Разрешите идти?

— Идиот, — вздохнула Корделия.

— Так точно, — «отрапортовал» агент, и неуклюже имитируя строевой шаг, направился к выходу.

— Удачи, Шон, — практически шепотом сказала Брут.

Алекс замер прямо перед самым выходом. Что-то в голосе Корделии показалось ему искренне переживающим, заботливым. Такого от своей руководительницы Уайт не слышал почти никогда. Это, и еще то, что Брут назвала его настоящим именем, несколько удивило парня.

— Спасибо, — ответил бывший солдат, не найдя более подходящих слов, и вышел из кабинета.

Направляясь к своему кораблю, Уайт размышлял относительно предстоящего задания. На первый взгляд, ничего экстраординарного не предстояло, подобные операции ему доводилось проворачивать немало за долгие годы сотрудничества с Брут. Алекс рассчитывал, что потратит на это задание совсем немного времени, и уже скоро предстанет перед своей начальницей — с саларианцем или с информацией, по большому счету не важно.

Он еще не подозревал, что незатейливая миссия в скором времени перерастет в нечто более масштабное и, вместе с тем, невероятно опасное.

***

Скопление Тау Артемиды.

Кроган Рендор Грог находился в своей каюте и внимательно рассматривал голограмму, на которой был изображен его наниматель. Это был довольно высокий турианец, вдоль лицевой пластины которого красовался глубокий шрам. Его взгляд был холоден, как сталь, а рот практически всегда был искривлен в жутковатой ухмылке, которая более всего походила на хищный оскал. Грог был не робкого десятка, но даже он испытывал небольшой дискомфорт при виде турианца. От того исходила какая-то скрытая опасность, которая заставляла окружающих быть более осторожными и избирательными, как в выражениях, так и в действиях.

— Итак, — нейтральным тоном произнес турианец, — исследования доктора Мола зашли слишком далеко. Пришло время положить этому конец.

Грог мотнул головой в знак согласия.

— Мы готовы. Не думаю, что сумасшедший саларианец сможет оказать достойное сопротивление. Но зачем ради одного жалкого ученого отправлять целый отряд?

Турианец одарил говорившего снисходительной улыбкой, от которой у Грога все внутри похолодело.

— Основную проблему представляет не Вибли, а его образцы. Именно их вы должны уничтожить в первую очередь. Самого доктора я хотел бы видеть живым и более-менее целым у себя. Учтите, что доктором интересуемся не только мы, так что я бы советовал ждать незваных гостей на «Амаунете».

— Никому не справится с нами, — прорычал Грог.

— Очень на это надеюсь, — с этими словами голограмма нанимателя померкла.

Кроган грязно выругался. Его безумно раздражал этот турианец, возомнивший, будто он — центр Вселенной. Рендор Грог направился прочь из своей каюты, ему предстояло провести небольшой инструктаж для своей группы.

Отряд крогана состоял из трех представителей его расы, пятерых турианцев, троих людей и двоих азари-биотиков. Грогу такое количество бойцов на предстоящей операции казалось неоправданно большим. Что, по большому счету, могли противопоставить кучка подопытных во главе с саларианцем против опытных бойцов, у которых за плечами немало сражений? Однако, крогану это было в какой-то степени на руку. Он долгое время сидел без дела, и повод лишний раз помахать оружием был для него своего рода отдушиной. Грог с любовью и трепетом погладил свой «Соколов», покоившийся на поясе. Наконец-то ему предоставилась возможность немного размяться.

***

 

Уайт сидел в кресле пилота, облокотившись о сидение и положив ноги на панель управления. Любого мало-мальски опытного пилота такое отношение к кораблю шокировало бы, но Алекс не относил себя к таким людям. Справедливости ради стоит отметить, что управлять летной техникой агент умел, несколько раз это даже спасало ему жизнь. Но к своему летательному аппарату он относился не так благоговейно, как большинство летчиков.

Сейчас его корабль летел к комплексу «Амаунет» на автопилоте. Уайт вполне мог сам справиться с полетом, но сейчас он был не в том настроении, чтобы брать на себя управление. Алекс уже битый час пытался вызвать по экстранету своего знакомого — саларианца с причудливым именем Скиппи. Парень столько раз созерцал мигающий огонек, оповещавший о неудачной попытке соединения, что чуть не свалился со своего сидения, когда вместо очередного сигнала на экране неожиданно возник саларианец.

— Приветствую, мистер Уайт, — дружелюбно поздоровался собеседник. — Простите, что заставил вас ждать — у меня были неотложные дела.

— Привет, Скиппи. Не волнуйся, все в порядке. Мне снова нужна твоя помощь.

Саларианец по роду деятельности был оперативником ГОР. Алекс нередко прибегал к его помощи, особенно если нужна была информация по кому-либо из представителей его расы. Одной из особенностью Скиппи, делающая его столь полезным, была феноменальная память. Он, казалось, помнил все и про всех. С Уайтом он сотрудничал, не преследуя никаких корыстных целей — их связывала давняя дружба, образовавшаяся во время одной из миссий агента.

— Нужна информация, — продолжал Алекс. — Меня интересует саларианский ученый Вибли Мол: кто такой, чем занимался последнее время и прочее. В общем, интересует все, что ты знаешь о нем.

Скиппи на секунду задумался, затем лицо его озарилось. Это означало, что он вспомнил, о ком идет речь.

— Ах да, доктор Мол, — речь Скиппи ускорилась. — Известный в широких кругах ученый, работал в области генной инженерии — изучал геном различных рас. Одержим своими работами. Амбициозен, склонен держать все под своим контролем. Немного безумен.

— Скажи, неужели все саларианские ученые — безумцы?

— Нет, только настоящие гении, — усмехнулся Скиппи и стал рассказывать дальше. — Год назад собирался работать над смелым проектом, основной идеей которого было научиться модифицировать генную структуру разумных существ с целью повышения их выносливости, умственных способностей и физической силы. Вибли хотел проводить эксперименты на живых организмах. Его руководство не одобрило такую идею, и вскоре проект доктора Мола закрыли, а сам он куда-то исчез. Ходили слухи, что он нашел людей, готовых оплачивать его сомнительные эксперименты, но это не более, чем домыслы. Никаких реальных фактов относительно его судьбы нет. А зачем он вам понадобился? Вибли что-то натворил?

— Пока не знаю, — задумчиво сказал Алекс. — В любом случае, спасибо тебе, Скиппи.

— Не за что, мистер Уайт. Если вам потребуется помощь — вы всегда можете обратиться ко мне.

— Пока, Скиппи.

— До свидания, — саларианец попытался изобразить поклон, но у него это вышло крайне неудачно.

Изображение погасло, оставив Алекса наедине со своими мыслями. Уайт взглянул на приборную панель — до прибытия на «Амаунет» оставалось не так много времени. Это означало, что ему следовало переодеться в форму СПЕКТРа. Агент тяжело вздохнул и отправился переодеваться.

Форма СПЕКТРа представляла из себя легкую, но удивительно прочную броню, на одном плече которой красовался официальный знак СПЕКТРов, на другом — знак, изображающий Совет Цитадели. Броня была Алексу как раз по размеру.

Уайт осмотрел себя и снова в голову его начали закрадываться сомнения об этичности данного поступка. Такие мысли были абсолютно не типичны для бывшего солдата Альянса, ведь за время своей «карьеры» Алексу приходилось принимать решения, которые были намного ужасней, чем кража личности капитана Шепарда. И все-таки что-то внутри парня категорически протестовало против самой идеи примерить на себя личину героя галактики.

Причина такого поведения была, на самом деле, довольно проста. Несмотря на категорическое отрицание всех авторитетов, отсутствие веры в Альянс и скептическое отношение к людям, как к полноценным членам галактического общества, Уайт все же испытал потрясение и шок от известий о кончине первого в мире человека-СПЕКТРа. Казалось, вместе со смертью Шепарда умерла надежда человечества на светлое будущее. Капитан был не просто героем, он был символом, живой иконой. Этот человек вселил во многих веру в то, что человечество может встать на одну ступень с выдающимися расами галактики. С его смертью Алекс окончательно потерял веру в Альянс.

Хотя если быть до конца откровенным, в Альянс, равно как и в человечество, молодой человек никогда особо не верил. Он считал их детьми, которым пришлось в связи с жизненными обстоятельствами резко повзрослеть. Они были жестоки, пытались держать все под контролем и выглядеть в глазах «взрослых» (считай, рас, входящих в Совет) более зрелыми. Но если присмотреться, то становилось понятно, что они — еще дети, которым только предстояло по-настоящему повзрослеть.

Уайт заметно помрачнел и попытался отогнать унылые мысли как можно дальше. Он порылся в своих вещах, нашел сигареты и закурил. Курение на космических кораблях было строжайше запрещено, но для человека, который складывает ноги на приборную панель управления, такая мелочь не заслуживала внимания.

***

2183 год. Туманность Змея, Цитадель.

Уайт уже полчаса ждал своего информатора в Президиуме Цитадели, удобно расположившись напротив одного из многочисленных ресторанов. Оттуда исходил приятный запах еды, который сводил агента с ума — тот не ел уже несколько часов.

Внешне Алекс вполне мог сойти за простого зеваку, который слонялся по станции без дела. Единственное его отличие от прохожих заключалось в том, что парень курил. Курящий человек был большой редкостью, тем более — на Цитадели, но Уайта это никоим образом не беспокоило.

Агент изучал окружающие его красоты и мог только удивляться тому, как быстро сумели отстроить Цитадель. Еще совсем недавно каждый уголок станции представлял собой плачевное зрелище, являясь напоминанием о недавнем нападении Сарена и гетов. Теперь же это снова безумно красивое и живописное место — такое же, как раньше. Уайт поднял голову и посмотрел на безоблачное небо. Несмотря на то, что небосвод представлял из себя не что иное, как голограмму, наблюдать за ним все равно было приятно.

Неожиданно толпа вокруг воодушевилась, начала перешептываться. Алекс быстро уловил настроение окружающих и насторожился. Ничего не предвещало беды, но за время работы на Корделию Уайт запомнил одно правило — всегда нужно быть настороже. Вскоре стало ясно, что так взволновало обитателей Цитадели. По президиуму шагали двое небезызвестных личностей. Одной из них была азари Лиара Т’Сони, выдающийся ученый, член экипажа Нормандии, сыгравшая далеко не последнюю роль в противостоянии Сарену. Личность же второго была известна большинству жителей Цитадели — это был сам капитан Шепард.

Эти двое шли и о чем-то увлеченно беседовали, не обращая внимания на восхищенные взгляды окружающих. Алекс внимательно смотрел на героя галактики, и в его мыслях окрепло мнение о Шепарде, как о выдающемся человеке. Капитан не вышагивал военной походкой, не излучал тонны пафоса, вел себя довольно сдержанно, даже скромно. Однако что-то было в нем такое, что давало повод для восхищения, какая-то внутренняя сила, даже властность. Это был не просто человек — это была живая легенда.

К ним внезапно подскочил молодой парень в форме Альянса, чуть не сбив капитана с ног. Он, по всей видимости, сам не ожидавший такой нерасторопности от себя, опустил голову и потупил свой взгляд.

— Простите, капитан, — заговорил он. — Я не хотел.

— Ничего страшного, боец, — рассмеялся Шепард.

— Я просто хотел сказать... — у парня заплетался язык, тот явно нервничал, но, собрав всю свою волю в кулак, он смог договорить свою мысль. — Я хотел сказать, что вы — гордость Альянса. Вы — мой кумир. Я вступил в ряды Альянса из-за вас, и хотел бы стать, как вы, и... В общем, спасибо вам.

— Джон, у нас нет времени, — напомнила Т’Сони.

— Все в порядке, Лиара, — Шепард улыбнулся незадачливому парню. — Солдат, я рад, что стал для тебя примером, но ты слишком преувеличиваешь мою роль. У меня ничего бы не получилось, если бы не мои верные друзья, которые всегда были готовы подставить плечо в трудную минуту, — он серьезно посмотрел на азари и добавил. — Если бы не они — меня бы здесь не было.

Лиара смущенно улыбнулась и отвела взгляд в сторону, будто произнесенные слова относились вовсе не к ней.

— Я верю, что ты сможешь стать достойным солдатом Альянса, и на твоем пути еще встретятся славные победы и героические свершения. Удачной службы, парень.

Шепард отдал честь молодому бойцу, тот незамедлительно повторил за капитаном.

— Спасибо, — только и смог произнести парень.

— Вольно, — вновь рассмеялся капитан и продолжил путь вместе со своей спутницей.

Парень остался стоять на том же самом месте, видимо, шокированный тем, что с ним заговорил сам Шепард. Уайт продолжал внимательно смотреть на героя, когда тот случайно повернулся в сторону Алекса. Их взгляды пересеклись, и агент наконец-то понял, что было общего между ним и героем Альянса. Это можно было увидеть не только в глазах капитана, но и на его лице. Груз ответственности за принятые решения. И Шепард, и Уайт за время своей службы принимали нелегкие решения, которые еще долго будут их мучить. Сделать выбор, который при любом раскладе приводил бы к ужасным последствиям. Выбирать меньшее из зол, даже если это означало жертвы невинных людей. Такое никогда не забывается, навсегда оставляя отпечаток на твоем лице, твоем характере и твоей жизни. По всей видимости, и капитан увидел нечто подобное в Алексе. Он молча кивнул агенту, Уайт ответил тем же жестом.

Вскоре герой скрылся в толпе, а бывший солдат погрузился в нелегкие воспоминания. Спустя несколько мгновений послышался низкий, протяжный голос, который вырвал Алекса из глубин своего сознания.

— Сожаление: Мне очень стыдно, что я заставил вас ждать, мистер Уайт.

Уайт посмотрел на своего информатора — элкора, вздохнул и ответил:

— Ничего страшного. Давайте приступим к делу.

 

***

2184 год. Скопление Тау Артемиды, система Афины.

Звуковой сигнал оповестил Алекса о приближении к комплексу «Амаунет». Вообще, подобные исследовательские станции были совсем не редкостью в галактике. Их существование оправдывал неоспоримый факт — Совету сложно уследить за тем, что творится на планетах, но еще сложнее уследить за происходящим в космосе. Поэтому такие «кочующие» комплексы встречались довольно часто.

Уайт закончил собираться, нашарил взглядом свое оружие — М-9 «Ярость» — и, пользуясь одной биотикой, притянул пистолет-пулемет к себе, закрепив его на поясе. Кто-то назвал бы это позерством и ребячеством, но Алекс считал, что подобные манипуляции — хороший способ поддерживать в форме свои биотические навыки. Его учителя — миловидные азари, любезно предоставленные ему Корделией — долгое время вбивали в него мысль о том, что любые биотические способности без должной тренировки рано или поздно ослабевают.

Уайт вернулся в пилотское кресло и переключил корабль на ручное управление. Перед его взором предстал комплекс «Амаунет», примечательный разве что своими небольшими размерами. Это была типичный исследовательский центр, один из многих, существовавших в просторах космоса. Он был тепло-бежевых цветов, на его поверхности отражались космические всполохи, что причудливо окрашивало комплекс в различные оттенки. «Амаунет» казался давно заброшенным, пустынным. Складывалось впечатление, что сюда не ступала нога человека, по меньшей мере, несколько лет.

Агент плавно посадил корабль на посадочной площадке внутри станции, спустил трап и покинул свой транспорт. Первое, что предстало его взору — груды искореженного железа, бывшие когда-то роботами ЛОКИ. В причинах их поломки не было повода сомневаться — роботов уничтожили, предположительно расстреляв из штурмовых винтовок.

«Кажется, я опоздал», — огорченно подумал Алекс.

Его мысли тут же опровергли прогремевшие неподалеку звуки стрельбы.

«А может быть и нет.»

Уайт поспешил к тому месту, откуда раздавался шум и вскоре оказался у небольшой площадки, представляющей собой подобие склада, по крайней мере — раньше. Огромные ящики с различным научным оборудованием были разворочены, их содержимое валялось повсюду, приведенное в негодность к дальнейшей эксплуатации. Здесь также лежали остатки, принадлежавшие некогда роботам ЛОКИ, однако в этот раз они не привлекли внимание Алекса. Намного больше его заинтересовала развернувшиеся на площадке баталии — несколько десятков ЛОКИ схлестнулись с небольшим отрядом, состоявшим из людей, кроганов, турианцев и парочки азари. Обе стороны понесли серьезные потери, правда, из бойцов отряда никто не погиб, но Алекс заметил нескольких раненных среди них.

Внимательно оглядев поле боя и не найдя среди сражающихся ученого, агент поспешил укрыться за одним из уцелевших ящиков. Сражающиеся стороны были настолько увлечены боем, что даже не заметили нового человека на борту «Амаунета». Алексу это было только на руку, он надеялся в общей неразберихе незаметно проскочить мимо недружелюбно настроенных обитателей комплекса и разыскать саларианца, пока еще не было поздно. Уайт стал осторожно пробираться к ближайшему выходу, стремясь оказаться как можно дальше от места сражения.

Его намерениям не суждено было осуществиться. Один из турианцев решил укрыться за тем же ящиком, что и Алекс. Увидев прячущегося человека, боец удивленно моргнул и лишь затем, спохватившись, направил оружие в сторону врага. Этой заминки вполне хватило парню, чтобы тот практически в упор расстрелял турианца, превратив в его тело в нечто, более всего напоминающее сгоревшее мясо.

Разумеется, подобные действия не остались незамеченными.

— У нас гости! — крикнул один из кроганов, который был значительно крупнее своих собратьев по оружию.

Несколько бойцов, включая одну из азари, повернулись в ту сторону, где находился Алекс, и стали поливать огнем его укрытие.

— Проклятие, — шепнул парень.

Ящик, за которым прятался Уайт, раскололся на части под натиском пуль. Бывший солдат незамедлительно рванул к еще одному контейнеру, который находился буквально в нескольких шагах от выхода. Кинетические щиты с трудом выстояли под шквалом огня, которым одарили Алекса бойцы отряда, пока тот перемещался к укрытию. Когда до заветной коробки оставалось совсем немного, агент оттолкнулся от поверхности и прыгнул, добавив к своим усилиям немалую порцию биотики. Этот маневр возымел свой эффект — он оказался в относительной безопасности, вновь спрятавшись за ящиком.

ЛОКИ, не теряя времени даром, усилили обстрел агрессивно настроенной группы, так что тем стало не до гостя. Это дало Уайту небольшую передышку — он сел на пол, оперевшись спиной на спасительный ящик и, пока восстанавливались его щиты, перезарядил оружие.

Он уже было приготовился рвануть к выходу, когда азари, решившая покончить с загадочным противником, при помощи биотики отшвырнула контейнер, за которым скрывался Уайт, оставив того без защиты.

Алекс вскочил на ноги с оружием наготове, прекрасно осознавая, что у него нет ни единого шанса.

 

***

 

Поначалу Грог испытал разочарование. Он рассчитывал на славную драку, мечтал услышать хрипы поверженных противников, увидеть их испуганные глаза, вдоволь насладиться их болью и страданиями. Но единственное сопротивление, которое кроган и его группа встретили, оказались несколько десятков роботов ЛОКИ. Нельзя было сказать, что бой с этими андроидами был простым, но и особо сложным его назвать было нельзя. А эмоции от уничтожения синтетиков никогда не заменили бы крогану тех незабываемых ощущений, которые возникали всякий раз, когда Рендор Грог убивал какого-нибудь саларианца, азари или, на худой конец, человека.

Первая горстка роботов атаковала его отряд, как только тот успел прилететь на станцию. Бойцы практически мгновенно смели их со своего пути, воспользовавшись эффектом неожиданности. Пройдя же несколько дальше, они встретили уже более активное сопротивление со стороны ЛОКИ. Но как бы то ни было, Грог был крайне раздосадован тем, что ему пока так и не встретились живые и более опасные противники.

Было очевидно, что роботы не выдержат такого натиска со стороны прибывшего отряда, и сломить их оборону — лишь дело времени. Кроган с нетерпением ожидал, когда это произойдет и мысленно уже готовился к наиболее приятной части операции, когда по внутренней связи раздался предсмертный крик одного из бойцов, чье имя Грог не помнил.

Командир отряда обернулся и заметил обугленное тело, бывшее когда-то турианцем, а теперь представляющее собой довольно жалкое зрелище. Кроган увидел еле заметное движение позади ящика, возле которого лежал покойный боец. Скользнувшая тень и характер насененных наемнику повреждений, не оставлял никаких сомнений — турианца убил не робот.

— У нас гости, — гулким басом объявил кроган.

Он махнул нескольким своим собратьям по оружию и те сконцентрировались на новом участнике сражения. Крайне быстро импровизированное укрытие незнакомца, убившего их сотоварища, пришло в негодность, и тот поспешно ретировался. Это позволило Грогу наконец увидеть нападавшего.

Это был человек. Высокий, в довольно неплохой физической форме, хотя его телосложение было далеко от идеального. Незнакомец был облачен в броню СПЕКТРа, чем вызвал у крогана удивление и радость. Он знал только одного человека-СПЕКТРа, и если это был сам капитан Шепард, то Грог счел бы за честь схлеснуться в бою со столь опасным противником. А в том, что именно кроган выйдет победителем из этой схватки, здоровяк ни на секунду не сомневался.

Отчаянный рывок СПЕКТРа до нового укрытия увенчался успехом — тот оказался в безопасности на некоторое время. Как назло, в этот момент ЛОКИ стали напирать с еще большим рвением, и крогану пришлось отвлечься на них. Однако упускать свою добычу Грог не собирался.

Продолжая отстреливаться от назойливых роботов, коммандир подошел к азари, и заговорил с ней, перекрикивая грохот оружия:

— Шаина, убери этот ящик! — кроган махнул в ту сторону, где укрылся незнакомец.

Биотик сконцентрировалась на контейнере. Позади один из ЛОКИ прицелился в нее, но кроган произвел точный выстрел из «Соколова», и робот разлетелся на части. Азари рывком отбросила ящик в сторону, открывая спрятавшегося противника. Тот вскочил и открыл огонь по отряду, быстро продвигаясь в сторону выхода. Бойцы наградили его в ответ градом выстрелов из своих винтовок.

Грог выжидал момента, когда щиты противника иссякнут, чтобы одним выстрелом из дробовика оборвать его жизнь. Когда по его расчетам пришла пора, он прицелился во врага, готовясь покончить со СПЕКТРом. На лице крогана появилась довольная улыбка.

 

***

 

Уайт пятился к выходу, попутно отстреливаясь от врагов. Он понимал, что при таком раскладе у него нет ни единого шанса. Алекс увидел, как его берет под прицел кроган, который был у этой группы за главного, и заметил, что совсем близко с ним стоит один из роботов ЛОКИ, которому благодаря суматохе, творившейся на складе, удалось подобраться вплотную к противнику. У парня возникла отчаянная идея. Не понаслышке зная о подобных охранных андроидах, Алекс был в курсе об одной их особенности — если обезглавить робота, это приведет к его детонации. Уайт прицелился в робота и несколькими точными выстрелами снес тому голову.

Дальнейших событий агент никак не мог предсказать. Все дело в том, что робот находился рядом с одним из контейнеров, внутри которого был довольно опасный груз. Это были несколько баков с горючим веществом. Когда ЛОКИ взорвался, часть взрыва пришлась как раз на этот контейнер, что спровоцировало взрыв содержимого. Раздался внушительный грохот, бойцов заволокло огнем и дымом, нападавшая азари фактически сгорела заживо, а взрывная волна отбросила нескольких противников, включая того самого крогана. Уайт удивленно наблюдал за происходящим, но времени разбираться в том, что случилось, у него не было. Он бросился к выходу и, преодолев несколько десятков метров, скрылся за поворотом. Алекс продолжал бежать и остановился перевести дыхание лишь, когда удалился от склада на порядочное расстояние. Лже-СПЕКТР убедился, что погони за ним не было, по крайне мере — пока.

Уайт стал спешно обходить помещения «Амаунета», однако ни ученого, ни следов его прибывания нигде не обнаружил.

«Дьявол! Почему бы этому Вибли не отправить карту с подробным описанием своего местоположения!» — начал раздражаться Алекс.

Время поджимало. Выстрелы, раздающиеся позади, уже стихли, а это значило, что скоро покажутся его преследователи, вооруженные до зубов и значительно превосходящие в численности. Уайт уже начал было отчаиваться, когда створки очередной двери разошлись, и он наконец-то обнаружил лабораторию саларианца.

В лаборатории не работало освещение, за исключением аварийного, которое окрашивало помещение в тусклые оранжевые тона. Этого света еле хватало для того, чтобы разглядеть обстановку. Лаборатория ученого располагалась в просторном помещении, которое было напичкано различным научным оборудованием, о назначении которого Алекс мог только догадываться. В дальнем углу находилось восемь огромных стеклянных капсул, в которые вполне мог поместиться человек, заполненных мутно-голубоватой жидкостью. Половина из них были разбиты, остальные же оставались более-менее целыми.

Уайту пришлось напрячь зрение, чтобы увидеть всех находившихся в помещении. Когда он смог наконец рассмотреть собравшихся, он замер прямо у входа в лабораторию, стараясь не шевелиться.

«Вот черт!»

 

***

 

Взрыв отбросил крогана на несколько метров и оглушил его. Когда Грог поднялся, голова его гудела, а перед глазами все немного плыло. Первое, что он увидел — мертвую Шаину, вернее то, что он нее осталось. Только потом он сумел разглядеть, что члены его отряда бросились за беглецом, который столь стремительно и неожиданно атаковал их. Кроган поднял лапу вверх, призывая прекратить преследование, и гаркнул:

— С этим позже, сначала — железяки!

Отряд послушно прекратил погоню и принялся с еще большим усердием отстреливать охранных роботов. Тех осталось совсем немного, и вскоре последнего робота разорвало на куски полем эффекта массы, которое создала оставшаяся в живых вторая азари — прием, известный среди биотиков, как деформация.

Когда сопротивление ЛОКИ было подавлено, Грог внимательно оглядел свой отряд. Оставшиеся в живых выглядели вполне боеспособными. Было несколько раненных — одного человека ранили в плечо, да турианец неудачно подвернул ногу и теперь прихрамывал, но в целом они отделались малой кровью. Кроган оглядел своих бойцов и улыбнулся им. В этой улыбке не было радости, была лишь животная злость и жажда крови.

— А теперь начинается веселье! — пророкотал Грог.

 

***

 

Увиденное произвело на Алекса неизгладимое впечатление. Сначала он разглядел лишь цель своих поисков — доктора Вибли, но вскоре обнаружил, что в лаборатории, кроме самого ученого, находилось еще четверо живых существ. Их внешний вид поразил агента до глубины души.

Первый, кого он сумел разглядеть, был турианец, чьи лицевые пластины были значительно толще, чем у остальных представителей его вида, и имели нездоровый вид. Они были темно-серого цвета, поверхность их была пористой и, казалось, могла рассыпаться от неосторожного движения.

Следующий, кто привлек внимание Уайта, была азари. Она была очень красивой, как и большинство представительниц этой расы, но кое-что выделяло ее среди остальных синекожих. У нее не было гребня. Ее голова была «цельной», если так можно было выразиться. Там, где у остальных азари находились хрящевые отростки, у азари была просто синеватая кожа.

Кроме того, в лаборатории находились еще двое — один из них был кварианец, у которого, как Алекс не старался, не обнаружилось ничего необычного. Впрочем, обнаружить какие-либо отклонения было все равно затруднительно, так как тот был в герметичном костюме. Последним, на кого обратил внимание Уайт, был маленький мальчик, который также ничем не отличался от большинства детей своего возраста. Ему было на вид не больше десяти земных лет, у него были слегка пухловатые щеки, веснушчатое лицо и абсолютно безразличный ко всему взгляд. Присутствие ребенка на борту комплекса поразило Алекса не меньше, чем неординарный внешний вид турианца и азари.

Но самый большой интерес представляли из себя двенадцать роботов ЛОКИ, находящихся в непосредственной близости от агента, каждый из которых направлял свой пистолет-пулемет прямиком в лицо Уайту.

Присутствующие внимательно глядели на прибывшего к ним незнакомца.

— Кто ты? — заговорил с ним доктор, явно нервничая.

— Меня зовут Джон Шепард, я — СПЕКТР. Совет направил меня к вам для защиты, — не выдавая своего волнения, отчеканил агент.

— Ложь. Шепард мертв. Это невозможно, — резонно возразил саларианец.

— Слухи о моей смерти были несколько преувеличенны, — продолжал гнуть свою линию «Шепард».

— Хватит. Я знаю, как выглядит Шепард. Ты — не он, — раздраженно перебил Вибли. — Так кто ты?

«Проклятье! Если мне удастся выжить, я обязательно припомню это Корделии.»

Возникла пауза. Прикытие Алекса рассыпалось у него на глазах, а другого он как-то не успел придумать. Неожиданно тишину нарушил маленький мальчик:

— Я знаю, кто он, доктор Вибли, — изрек он нейтральным голосом, чем-то похожим на механический голос ВИ. — Он пришел, чтобы нас убить.

— Вот это мы сейчас и узнаем, Чарли, — саларианец похлопал мальчугана по плечу, а затем вновь обратился к Уайту. — Повторяю свой вопрос: кто ты?

 

Отредактировано.SVS



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 27.05.2014 | 758 | NAotW, Орден, марионетки | NAotW
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 40
Гостей: 40
Пользователей: 0

Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт