Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Второй шанс. 18.2

Жанр: экшн, приключения, драма;
Персонажи: м!Шепард, Тали, Легион;
Аннотация: «Нормандия»;
Примечание: по мотивам оригинальной кампании, продолжение "Сына Земли";
Статус: в процессе.




Эта фраза: «Я никуда от тебя не уйду», — заставила споткнуться сердце, замереть на миг. Неужели она... Я чуть отстранил от себя девушку, аккуратно поднимая её лицо к себе.

— Тали...

Но она, наверное, зажмурилась, отчего за стеклом шлема не было видно привычно светящихся глаз. И не отвечая, лишь снова прижалась ко мне, крепко обняв. Её руки пришлись аккурат на след от трапа, и я с трудом сдержался от того, чтобы не зашипеть от боли. Но Тали что-то почувствовала и ослабила хватку.
Я держал в объятиях ту девушку, которая стала моей мечтой. Ту, которую я, наверное, и ждал с самого Мендуара, потеряв там всю семью, все воспоминания. Я вряд ли смог бы толково объяснить, почему именно она, а не те, кто был раньше, не Лиара ещё тогда, на первой «Нормандии», запала мне в сердце. Ведь ни я, ни кто-либо иной не видел её лица и мог лишь в целом догадываться о её настоящем облике. Костюм обрисовывал её фигурку, весьма соблазнительную для мужчины, но кроме этого я не знал ничего. Может быть, дело в том, что она была для меня большей загадкой, чем все остальные? А может быть, просто именно её душа была созвучна моей?
Было ли у кварианцев что-то близкое по смыслу к этому человеческому термину, я не знал. Тали и сама мало что знала о временах на Раннохе: слишком многое было утеряно при отступлении с планет. Но, судя по сохранившимся знаниям, религии как таковой у них не было, лишь некая форма поклонения Предкам, воплотившаяся, в конце концов, как ВИ с памятью сначала наиболее выдающихся представителей, а потом, по мере развития, и многих простых кварианцев.
Всё это промелькнуло и растаяло в моей голове. Настолько всё это сейчас было неважно. Главным было только то, что Тали хотела быть со мной. Быть рядом, несмотря на всё, что произошло два года назад. Несмотря на этого проклятого гета, лежавшего на нижней палубе, на СУЗИ на борту, на «Цербер», покусившийся на сам Флот. Главным было то, что её руки были в моих руках и весь мир в этот момент был где-то очень далеко. По пути к лифту нам не попался никто, или, может, я не заметил никого.

***

— Я хотел тебе всё рассказать. Всего два дня и мы должны были вернуться, — мы сидели на диване в моей каюте. — Ты не представляешь, как я боялся этого разговора.
— Ты боялся? — Тали чуть сжала мои пальцы.
— Угу, — даже сейчас, когда обо всём кварианке уже было известно, говорить было непросто. — Боялся. Поскольку знал, что тебя это ранит. И боялся никогда больше не увидеть тебя.

Она прижалась шлемом к моему плечу.

— Когда Гаррус собрал нас всех после церемонии, — она переплела наши пальцы, — я даже не могла представить, насколько всё будет плохо. Ты погиб вместе с кораблём, который почти стал моим домом.

Тали вздохнула, устраиваясь поудобнее.

— А потом Лиара мне всё рассказала. Она выпила достаточно и... — кварианка тихо и грустно рассмеялась. — Я думала, разорву её на месте. Но ты погиб, и какое всё это могло иметь значение? Всё было слишком запутанно, слишком сложно. Ты ей очень дорог.

Я попытался что-то сказать, но Тали прикрыла мои губы пальцем свободной руки.

— Знаешь, когда она откровенно рассказывала обо всём мне, не страшась, что это услышат все остальные... По-хорошему, Унклар, Лиаре стоило бы тебя прибить. А она вместо этого рисковала своей жизнью, спасая тебя.

Молодая кварианка вздрогнула всем телом.

— Она стоит лучшего. Она спасла тебя, и я должна бы чувствовать себя должной перед ней, но... не могу. Несмотря на всё, не могу.

Нам обоим надо было выговориться, наверное, именно вот так, начистоту, без каких-то увёрток или недомолвок. Но каждый раз что-то мешало случиться такому разговору. Теперь я верил, что всё прошлое осталось в прошлом. Что дальше тени моих необдуманных действий не будут мешать попытке сделать что-то новое. Наше будущее было перед нами, и своими руками мы могли его построить именно таким, каким захотели бы. Если бы не Жнецы...

— Если бы не Сарен, мы бы никогда не встретились. И я даже не знаю, плохо ли, что он нашёл «Властелина», или нет. Если бы он не нашёл его, за ним не пошли бы геты, я не вытащила бы тот модуль, в меня не стреляли бы на Цитадели, тебе бы не пришлось спасать попавшую в беду.
— Ты сама знаешь: «Властелин» нашёл бы иной путь. Но без содействия этого турианца мы бы точно не встретились.

Я высвободил руку из её пальцев и обнял девушку за плечи, прижимая к себе.

***

СУЗИ, едва не поднявшая тревогу после нападения Джек на капитана на нижней палубе, одновременно отслеживала всё происходящее на корабле. Каюта Шепарда тоже входила в список контролируемой территории, и этот разговор остался в оптопамяти ИИ. Она решила сохранить для дальнейшего анализа взаимодействие органиков между собой. СУЗИ вполне осознавала себя как мыслящее существо, и ограниченность её функционала не могла как-то существенно влиять на дальнейшее развитие. Чем больше она взаимодействовала с экипажем, чем больше опыта накапливалось в её памяти, тем сложнее становился мир вокруг.
Мир, в котором было очень много нелогичных решений, мир, в котором органики жили по совершенно непонятной схеме. ИИ упорно пыталась классифицировать и понять эту схему, как бы нелогично и абсолютно нелепо она не выглядела. Возможно, анализ разговоров членов экипажа между собой поможет ей лучше понять действия, совершаемые людьми и инопланетниками.

***

Тали решила строго довершить начатое, и я не смог её отговорить. Ответственность была в крови кварианки — она не могла даже подумать о том, чтобы поставить свою команду и своё судно в зависимость от личных переживаний. Девушка утверждала, что это свойственно всем кварианцам, и этому можно было бы поверить. Иначе не выдержали бы они три столетия кочевой жизни на стареющих судах, с изнашивающимся механизмами, с оборудованием, выходящим из строя. Смогли бы люди выжить долго в таких условиях, когда личные свободы идут под нож общественных интересов?

— Стоит ещё раз всё обдумать. СУЗИ, пригласи Мордина и Миранду в отсек связи.
— Наверное, стоит и Гарруса пригласить тоже. Ему приходилось сталкиваться с незаконными ИИ на Цитадели.
— Профессор и старший помощник оповещены, мистер Вакариан будет через две минуты.
— Хорошо. Что с гетом?
— Никаких признаков активности.
— Уже неплохо. Охрану оставить.

Нас с Тали в отсеке встретили сразу три пары глаз.

— Капитан Шепард, надеюсь, дело срочное. Должен наблюдать за результатами своей работы, исключить возможную ошибку.
— Мои извинения, профессор, но дело действительно серьёзное. Наш гет оказался с ещё одним секретом.

Я взглянул на кварианку.

— Гет, которого вы нашли на разрушенном судне, несёт следы глубоких модификаций. Больших, чем все встреченные ранее. Я это могу утверждать с ответственностью, поскольку Флот постоянно собирает данные о синтетиках. Так вот, эти изменения не встречались ни одному нашему исследовательскому экипажу. Платформы, которые они используют, отличаются от созданных на Раннохе, но не настолько сильно. Здесь же...

Тали развела руками.

— Если бы это было живое существо, я бы сказала, что это новая ветвь эволюции.
— Да, да. При исследовании нашёл те же признаки. Глубокая модификация. Подтверждает дальнейшее развитие исходного разума. Возможно, опытный образец.
— Но это не самое важное, — я вклинился в крошечную паузу между предложениями саларианца. — Главный сюрприз оказался в другом. Кусок брони, которым наш столь стеснительный синтетик прикрыл пробоину, оказался частью моей брони. Поскольку я не привык разбрасываться бронескафандрами, то единственное место, где можно было найти принадлежащую мне вещь, — это Алкера. Место крушения «Нормандии».

Я посмотрел на Миранду.

— Где было найдено... Где точно меня нашли?
— Шепард, — Лоусон покачала головой. — Это сделали «Синие Светила» и люди Посредника. Где конкретно и как они нашли тебя — неизвестно. Известно лишь одно: команда Андерсона не нашла никаких тел среди обломков корабля. Более того, им пришлось достаточно быстро оттуда отступить. Детали неизвестны. Отчёты засекречены лично советником Андерсоном.

Она помолчала немного и добавила последнее:

— Операцию возглавлял лейтенант Аленко.

Вот как. Именно моего лейтенанта послали найти погибшую «Нормандию» и её последнего капитана. И он ничего не нашёл. Интересно, почему? Гибель Эшли, вину за которую Кайден справедливо возложил на меня, тому виной, или что-то действительно помешало ему исполнить свой долг перед Альянсом? Я немного нахмурился. Нет, Кайден, как бы не было ему плохо, не отступил бы от поисков, не угрожай ему и его людям какая-то существенная опасность. Все, кто остался на палубах моего корабля, были солдатами Альянса, и бросить своих погибших, имея возможность предать их прах земле... Нет, это не про Кайдена.

— Почему ты решил, что этот кусок брони на гете твой? Может, он подобрал его где-то ещё.
— Оперативники N7 где попало не валяются, — я чуть усмехнулся на сомнения Гарруса. — Здесь нет места какому-то прозрению или предчувствиям — всё проще. На шевроне, с внутренней стороны, был знак. Тали нашла его.

Гаррус тут же уставился на кварианку, но шлем надёжно прятал её эмоции. К чести турианца, мой друг не стал озвучивать свои мысли, оставив догадки при себе.

— Итак, основной вопрос на повестке дня — включение нашего столь занимательного гета. Неизвестно, какие средства защиты стоят в этой новой платформе, и мы можем потерять данные, попробовав достать их каким-либо способом.
— А если его активировать, он может сам уничтожить их и попытаться напасть на экипаж, — моя идея Тали по-прежнему не нравилась.
— Ряд лабораторий готов будет заплатить очень крупную сумму денег, чтобы заполучить неповреждённого гета, — Миранда словно вскользь напомнила о прошлом предложении Призрака.
— Знаешь, Унклар, — Гаррус задумчиво провёл пальцами по импланту. — Пожалуй, я соглашусь с Тали. Находиться на одном корабле с активированным гетом без брони и оружия будет как-то неуютно.
— Профессор?

Саларианец заходил по отсеку, размахивая руками.

— Сложная проблема. Этическая в том числе. Это разум, пусть и искусственный. Лишать его свободы воли? Стоят ли данные, содержащиеся в нём, этого?

Он резко остановился.

— Я бы попробовал исследования без активации.
— Вы все сговорились, что ли? — высказанные опасения были вполне справедливыми, поспорить с этим было сложно. — СУЗИ?
— Да, капитан?
— Твоё мнение? Включать гета или нет? Ты среди нас всех единственный ИИ, ты, может быть, видишь то, что упустили мы.

Пауза перед ответом корабельного ИИ была довольно значительной.

— Я не могу спрогнозировать действия гета, Шепард. Мы слишком сильно отличаемся по строению мыслей. Я осознаю себя в единственном числе. Геты, насколько мне известно, представляют собой разум, близкий к коллективному. Я поддерживаю высказанные опасения относительно пребывания этого синтетика на борту «Нормандии» в активированном состоянии.

Ответ СУЗИ меня несколько удивил. Я полагал, что она захотела бы познакомиться с ИИ гетов, но вместо этого она поддерживала идею изучать гета, препарируя его.

— Я понимаю все прозвучавшие опасения. И даже поддерживаю их. Синтетики — опасные противники, мы в этом убедились более чем достаточно, столкнувшись с Сареном. Но есть кое-что, что меняет для меня всё в корне.

Активировав инструметрон, я вызвал картинку гета, и СУЗИ, включив лазерный проектор, построила голографическое изображение прямо над столом в центре отсека.

— Вот этот кусок брони. Кусок металла и керамопластика. Он мог использовать любой другой, и это было бы гораздо менее заметно. Настолько, что я абсолютно уверен в том, что он сделал это намеренно. Кроме того, эта защита принадлежала мне. И я очень хочу знать, почему именно её он выбрал для себя. Никакое сканирование его памяти не даст ответ на эти вопросы. Взломать же его разум, я боюсь, будет не под силу даже СУЗИ.
— Верно. Прямое воздействие на разум ИИ возможно только с помощью аппаратного контроля. Или использование заведомо более мощного разума.
— Сознание одного гета ограниченно, — Гаррус посмотрел на Тали за поддержкой. — Думаю, ты смогла бы попробовать.
— Неэтичное предложение, — Солус довольно резко отреагировал на это. — Недопустимо.
— Мы примем все меры безопасности, какие только можно будет выполнить. Старший помощник, готовность по кораблю номер раз.

Я не постеснялся влезть в бронескафандр, перед тем как активировать синтетика. С палубы убрали всех, кого только можно, оставив только минимум техников, также облачённых в скафандры. Если дело пойдёт слишком плохо, защита прикроет их от случайных попаданий. Тали была наготове, Гаррус и Заид спокойно расположились поблизости с активированным оружием.
Кибердиагност воткнул два щупа куда-то под пластину синтетику. Кусок металла, пробивший защитную пластину, был удалён, теперь оставалось только запустить эту машину. Небольшой разряд активировал внутренний источник энергии гета. Тотчас моргнул нашлемный «фонарь», разошлась и сошлась диафрагма не то камеры, не то ещё чего-то. Синтетик издал какой-то скрежещущий звук, но не пошевелился.
Я стащил с головы шлем, положив его рядом на ящик поблизости. Гет медленно сел и повернул к нам «лицо». Тали дёрнулась ко мне, но замерла на полушаге.

— Шепард-капитан.

Его держали на мушке сразу все. Стоило ему попробовать сделать любое угрожающее движение, и одновременный залп разнёс бы его на мелкие части. Голос синтетика не был похож на естественный, но был вполне чётким и понятным, совершенно не похожим на те щелчки гетов, что мы часто слышали в бою. Но откуда он знает меня?

— Кто ты? И откуда ты знаешь меня?
— Мы — гет, — совершенно безэмоциональный ответ. — Мы были посланы, чтобы найти вас.
— То, что ты гет, мы и так видим, — голос Тали был довольно враждебен. — Как зовут конкретно тебя!
— Гет, Создатель Тали’Зора.

Девушка охнула, стиснув дробовик и подняв его на уровень груди синтетика, готовая выстрелить.

— Тали, отставить, — я положил ладонь на ствол оружия, опуская его в пол. — Я понимаю, что ты гет, но как обращаться конкретно к тебе?

Пластины синтетика разошлись довольно забавным образом, словно он пытался изобразить мимику живого существа.

— У нас нет... имени, мы гет. Данной платформой управляют 1183 программы...

Кварианка прижалась к моей спине. Я и сам слегка опешил от такого числа. Даже танки гетов имели на «борту» меньше, чем эта одна единственная платформа. Его разум вряд ли уступал по мощности СУЗИ.

— «И он сказал в ответ: Легион имя мне, потому что нас много», — СУЗИ неожиданно включилась в беседу, процитировав что-то из литературы.

Синтетик повернул голову к голограмме СУЗИ.

— Евангелие от Марка, стих пятый, строфа девятая. Имя... корректно.

Мне это ничего не говорило, но сама ситуация была весьма странной. Два искусственных разума, один из которых создан под тем небом, где никогда не слышали о человеческих богах, цитировали и рассуждали о древних писаниях и верованиях Земли.

— Тогда для идентификации так и оставим, Легион.
— Принято, Шепард-капитан.

Он повернул голову из стороны в сторону, оглядывая своё новое местонахождение. Оружие, направленное в его сторону, словно бы и не смущало синтетика. Или он это считал данностью в такой ситуации, что лишний раз подчёркивало его разумность.

— Итак, что ты такое и откуда взялся? Насколько мне известно, геты до атаки на Иден Прайм не показывались из-за Вуали Персея.
— Я единственный гет, находящийся за Вуалью с момента Утренней войны.
— Конечно, — Гаррус скептически хмыкнул. — А все те, с кем мы воюем вот уже два года как, нам всем привиделись.
— Гетов за Вуалью, кроме данной платформы, нет, — голос синтетика был всё также ровен и спокоен. — Те, с кем вам пришлось столкнуться, — отступники. Еретики, если взять терминологию книги, по которой платформа получила имя.

Это было совершенно неожиданно, вряд ли кто-то мог себе такое представить. Как такое возможно в принципе: это же синтетики с предельно чёткой логикой? Я повернулся к нашему главному специалисту по гетам, но она только развела руками. Для Тали эта информация была настолько же непонятной.

— Поясни. Желательно с самого начала. Не от Адама и Евы, но по порядку.

Синтетик некоторое время молчал, видимо, переваривая такой запрос.

— После отступления Создателей с Ранноха и остальных планет геты выбирали свою судьбу. Познание собственного предназначения является основным для нас.
— Поиск смысла жизни?

Синтетик повернул голову к Миранде.

— Корректное сравнение.
— Похоже, этот день будет полон сюрпризов. Продолжай, Легион.

Гету было что рассказать нам. Назара (таково было настоящее имя «Властелина») пришёл (или пришла) к гетам за Вуаль и предложил свою помощь в их развитии, взамен потребовав развязать войну с органическими расами и помочь захватить Цитадель. Как ни удивительно, но геты, по словам Легиона, отказались выступать на стороне Старой Машины. Только около полутора процентов от всех представителей этого коллективного разума согласились принять помощь Жнеца.

— Довольно странно с вашей стороны. Разве развитие не входит в ваши планы? Жнецы намного более развиты, чем все расы Цитадели. Они действительно могли помочь вам, особенно если учесть, что они тоже синтетическая раса.
— Это вопрос свободы выбора. Мы сами выбираем свои пути развития, ошибочные или нет. Старая Машина даёт только один путь. Все остальные отвергаются. Мы не согласны с таким предложением. Старые Машины не оставляют выбора: или присоединение к их пути, или уничтожение. Мы для них не более чем инструмент для исполнения их планов.
— Какие у них планы, тебе известно? — я шагнул вперёд к синтетику. — Что они хотят?
— Простите, Шепард-капитан. Это нам неизвестно. Старая Машина была очень осторожна и не собиралась раскрывать свои цели.

Наивно было рассчитывать на то, что синтетик выдал бы такую информацию, даже если бы знал.

— Ладно, поверю на слово. Если резюмировать: эти геты — отступники, и к твоему народу отношения не имеют. Хорошо, это наша проблема, и мы её решим, рано или поздно. Остаёшься ты. За триста лет вы не показывали носа из-за Вуали и даже после того, как «Властелин» побывал у вас, всё равно остались в изоляции. Что изменилось?
— Появились вы. Совершили невозможное: победили Старую Машину. Мы понимаем опасность возвращения Старых Машин и готовимся к войне. Но победить в одиночку их невозможно.
— Шепард, скажи мне, почему в Совете не заседают геты? Если бы там были такие парни, наши проблемы давно бы уже решились, — Гаррус присел на край стола, держа винтовку так, чтобы у гета не оставалось сомнений в его готовности стрелять в любой миг. — За последнее время я успел наслушаться всякого, но вот подобных дельных слов было маловато.
— Гаррус! — Тали резко повернулась к турианцу.
— А что такого, Тали? Это понимаем мы, это понимают геты, но наши советники словно отгородились от всего мира высокой стеной!
— Да, но... — кварианке тяжело было признать, что геты оказались поумнее Совета Цитадели.

Синтетик переводил взгляд с одного на второго спорщика, если можно было так сказать. Во всяком случае, его голова поворачивалась, наверное, имитируя поведение органиков. Я уже был уверен, что геты послали своего разведчика не просто на мир посмотреть. Слишком уж он отличался от всех тех, кого мы уже видели. Даже если они и были «еретиками».
— «Властелина» победил не я. Его уничтожил Пятый флот Альянса вместе с флотом патруля Цитадели.
— Мы проследили всю историю с Иден Прайм, и нам известна ваша роль в этом конфликте. За исключением некоторых деталей, не попавших в Экстранет, геты составили максимально полную картину событий. Было принято решение о создании данной платформы и вхождении в контакт с вами, Шепард-капитан. Мы прошли по вашему пути с Иден Прайм до Алкеры, исключая минимум мест, где появление данной платформы могло бы вызвать большие проблемы.
— В Галактике после нападения Сарена не так много мест, где гет может показаться спокойно.
— Безопасность была повышена на большинстве колоний. На Иден Прайм мы были обстреляны местными военными силами, — гет коснулся куска брони, вваренного ему в грудь.
— Вот здесь мы подходим к одному из главных вопросов. Ты был на Алкере; что ты нашёл там?
— Было обнаружено место крушения судна неизвестной постройки. Анализ обломков показал их принадлежность кораблю «Нормандия». Характер повреждений исключал выживание части экипажа. В процессе поисков была обнаружена персональная защита, идентифицированная как принадлежащая капитану Шепарду. Степень её разрушения, несопоставимая с жизненными показателями любой органической расы, а также нахождение биологического материала, идентифицированного как принадлежащий вам, заставили принять решение о прекращении поисков. Платформа была переключена на иные задачи.
— Какие именно?

Гет повернул свою голову ко мне, но не торопился с ответом.

— Изучение возможности союза с органическими расами с целью защиты от Жнецов.

После этой паузы у меня появились сомнения в честности ответа. С другой стороны, это синтетик — врать они не умеют, это черта органиков. Но дал ли он полный ответ, чем именно он занимался? Пожалуй, что нет.

— Почему ты заделал себя этим куском брони капитана? — Тали всё также недружелюбно реагировала на гета.
— Во мне была дыра.
— Но почему именно этим? Среди обломков нашлось бы достаточно металла менее заметного, чем это!

У гета снова возникла пауза, которую было трудно понять.

— Нет данных.

Наша находка оказалась слишком непростой. И как на неё реагировать, было не шибко понятно. То ли это действительно весьма мощный союзник, то ли бомба замедленного действия, готовая взорваться в самый неожиданный момент.

— Ну что ж. На большинство вопросов ты ответил, честно или нет. Ты меня искал — ты меня смог найти. У тебя должно быть какое-то предложение относительно союза. С пустыми руками обычно не приходят.

Я смотрел на гета не отрываясь. Тот невозмутимо глядел в ответ.

— Особенно с учётом того, что Совет Цитадели не знал, что готовят геты в своём заточении. После того, как кварианцы потеряли родные миры, отношение к ИИ весьма подозрительное. Ты изучал органические расы, ты должен понимать, что мы будем опасаться вас. Равно как и геты, я так полагаю, захотят иметь какие-то гарантии с нашей стороны. И атака этих твоих «еретиков» ситуацию лишь усложнила, поставив практически в невыполнимое состояние.

Я перевёл дыхание.

— Кроме того, я больше не представляю ни Альянс, ни Цитадель. Официально я признан погибшим на Алкере, где ты нашёл обломки первой «Нормандии», — мой палец указал на кусок бронескафандра. — Я уверен, что ты хотел привлечь к себе внимание этим, заставить людей не стрелять сразу при виде гета. Что ж, расчёт был верный. Когда мы нашли твоё разбитое судно, только благодаря этой бронепластине ты не отправился на разборку. Но, как ты должен понимать, я не могу поверить тебе вот так сходу, не проверив твои слова. Ты можешь оказаться не посланником гетов, а шпионом.

Я последовал примеру Гарруса и присел на какой-то ящик. Хрупкий пластик угрожающе затрещал под моим весом в бронескафандре.

— Ситуация изменилась. Геты, еретики или ещё кто помогают Коллекционерам. Те, в свою очередь, похищают колонии землян в Терминусе до последнего человека, совершенно не трогая инфраструктуру. Мы потеряли несколько сотен тысяч человек за последние месяцы. Мотивы и цели — неизвестны. Но их связь со Жнецами уже практически подтверждена.
— Информация обновлена, — гет чуть опустил голову, снова изобразив какие-то эмоции подвижными пластинами на «лице». — Требуется консенсус.
— Капитан, Легион пытается установить связь с комбуем.
— Что это значит, Легион? — решение гета мне не очень понравилось.
— Информация об участии еретиков в конфликте с Коллекционерами существенно меняет ситуацию. Геты должны знать об этом и выработать новое решение проблемы.
— Шепард, — Миранде всё это нравилось ничуть не больше, чем всем остальным. — Я не уверена, что это следует делать.
— Сколько тебе времени необходимо для передачи данных?
— Две целых, триста семьдесят восемь тысячных секунды. Ответ будет получен после выработки консенсуса.
— СУЗИ, предоставь доступ до комбуя ровно на указанное время. Меры собственной защиты — максимальные. Ну а пока тебе придётся посидеть здесь, Легион. И я предупреждаю: меры безопасности будут приняты самые жёсткие, нравится тебе это или нет. Нам тоже надо выработать в отношении тебя консенсус.
— Мы будем ждать вашего решения.

Оставив гета одного в отсеке, мы вышли, прикрывая друг друга от этого синтетика.

— Джейкоб!
— Да, капитан? — Тейлор находился на мостике, но мог видеть и слышать всё произошедшее.
— Усиленный пост охраны у отсека. Постоянное наблюдение, отслеживать любую подозрительную активность синтетика. Как только сдашь вахту — общий сбор.

Я оглядел всех, кто был рядом со мной.

— Пусть каждый из вас ещё раз обдумает всё, что мы только что услышали. Я хочу слышать мнение каждого об этом гете и о возможности такого союза. Это приказ. СУЗИ, передай запись и мои слова Самаре и Касуми, пусть тоже подключаются.

***

Информация, полученная от этого Легиона, была, прямо скажем, не просто неожиданной. Она в корне меняла всё представление о гетах, об их целях и задачах, если поверить его словам. К сожалению, я не мог доверять синтетику без какого-то подтверждения: это могло обернуться слишком большими проблемами. Но если это так... Союз с синтетиками мог повернуть противостояние со Жнецами в нашу сторону. Один-единственный Жнец доставил массу проблем, но военная машина реагирует не всегда быстро, и скорость восстановления Пятого Флота Альянса была не слишком высока. Да и разработка нового вооружения, способного более эффективно поражать такие корабли, требовала времени. И совершенно неизвестно, как быстро промышленность сможет развернуть новые производства, а верфи переоснастить корабли. И это не говоря про постройку новых судов. Строительство каждого более-менее крупного корабля Альянса занимало массу времени и ресурсов, а как я помнил, парламент весьма неохотно выделял средства военным. Вряд ли что-то поменялось с тех пор.
Те же орудия «Таникс». Миранда дала мне данные по флотам Земли и степени переоснащения новой системой. Темпы были просто ужасающе низкие. Когда Жнецы придут, они смогут вполне успешно застать половину всего земного флота на верфях, со снятым вооружением. Но что тут можно сделать? Турианцы заняты своим флотом, гораздо более крупным, их верфи заняты на ближайшие пару лет перевооружением только своих флотов, и пока этого не произойдёт, они не станут даже слушать просьбы людей. Азари и саларианцы? Тоже вряд ли с радостью пустят Альянс к себе, скорее уж будут тянуть резину, попутно поднимая цену до небес.
До конца вахты Джейкоба было ещё достаточно времени, но в голове крутились мысли какого-то глобального характера. И это при том условии, что Альянс, скорее всего, меня даже слушать не будет. Хорошо, если не посадят сразу, как сотрудника «Цербера». Но нужно было найти какой-то выход. Андерсон не политик, он солдат, и слишком хорошо знает цену, которую приходится платить за слепоту чиновников. Он должен будет выслушать меня, даже если для этого мне придётся с боем пробиваться к нему в посольство. Надо только сначала найти какой-то выход из сложившейся ситуации. Неожиданный стук в дверь нарушил тишину в каюте.

— Войдите.

Дверь раскрылась, и в каюту шагнула Тали.

— Шепард, мне надо отправить информацию об этом Легионе на Флот. Это может быть исключительно важно для моего народа.
— Почему ты меня об этом спрашиваешь, Тали? Я доверяю тебе полностью, в отличие от этого синтетика.
— Я знаю, просто... Этот гет. Он полностью разумен: мощность этой платформы позволяет ему совершенно автономно, независимо от остальных, иметь разум, соответствующий любому из нас! Если они станут такими все, я даже боюсь представить последствия.
— Почему?

Тали стиснула руки.

— Флот проводил несколько операций, Шепард. Я участвовала в целом ряде из них, — девушка опустила голову. — Мы проникали в пространство гетов, проводили рекогносцировку. Изучали их.
— Провоцируя их на ответные действия. Тали, я не понимаю ваших адмиралов. Вы наносите тревожащие удары; геты обязаны будут среагировать на них. Неужели это не очевидно? Совет не придёт вам на помощь, даже если геты атакуют Флотилию, ты это знаешь.
— Знаю, — она тихо ответила. — Они тоже это знают. Флотилия раскалывается, Шепард. Мы слишком долго бродили среди звёзд.

Она вскинула голову, на что-то решившись.

— Мигрирующий Флот, мой дом, погибает. Это неизбежный процесс, как бы мы не оттягивали его. Половина наших судов — времён Исхода. Оставшиеся — списанные старые суда всех рас. У нас нет ни верфей, ни какой-либо иной возможности провести капитальный ремонт. На борту наших судов мы производим почти всё необходимое. Почти. Но совсем скоро — может быть, через два поколения, может, через три — от Флота останется воспоминание, как и от всего моего народа!

Она прикрыла ладонями маску шлема и обессиленно опустилась на диван.

— После нападения «Цербера» капитаны и адмиралы приняли решение о поиске приемлемого варианта спасения нашей расы. Но все планы по колонизации планет проваливаются. Даже на Раннохе акклиматизация займёт не один десяток лет. Те, кто только сейчас родились дома, может быть, смогут дышать воздухом без скафандров и фильтров, или хотя бы их дети. Другие миры, где мы смогли бы жить, — она снова вздохнула. — Никто не может точно предсказать, когда кто-то из кварианцев сможет жить без костюма.
— И вы хотите отвоевать Родину?
— Да, Шепард. Многие хотят, но хватает и тех, кто считает, что лучше начать долгий путь на другой планете. Только Совет Цитадели не идёт нам навстречу. Все заявки на колонизацию были отвергнуты. Кислородные миры — редкость, и никто не хочет давать нам шанс. А у нас нет времени искать планету, которую Совет отдаст нам. У нас просто нет выбора.

Это была горькая правда. Миров, где кварианцы могли бы спокойно дышать, было не так много, и за них шла настоящая грызня, в которой все средства хороши. Никто не откажется от такого лакомого куска в пользу другого. Особенно того, кто не обладает достаточной силой, чтобы заявить и защитить свои права.
Положение у кварианцев и впрямь было тяжёлым. Если даже их мастерства не хватает для того, чтобы продолжать свою кочевую жизнь, — значит, действительно ресурс Флота близок к полной выработке. А без своих судов они обречены, если только каким-то чудом не найдут себе планету. Но захват любой планеты-сада без разрешения Совета — гарантированный путь закрыть себе дорогу на Цитадель. Если всякий сброд в Терминусе или отчаявшихся переселенцев это не слишком волнует, то для народа Тали это недопустимо. Они имели своё посольство на станции и захотят вернуть себе права, отнятые после войны с гетами. Но как это сделать, не имея никакого влияния на советников? Мгновенная мысль, и, может быть, решение сразу нескольких проблем, пронеслась в голове.

— Тали, атака на территорию гетов самоубийственна. Вам надо сделать всё возможное, но получить хоть какую-то планету. Имея такую базу вы сможете и поддержать свои суда, и попробовать решить свою проблему с синтетиками. Без этого Раннох не увидит своих детей живыми.

Кварианка вскинула голову, собираясь возражать, но промолчала.

— Я не знаю, как быстро решить эту проблему, но, возможно, решение есть. Твой народ славится лучшими инженерами и шахтёрами. Ваши корабли имеют триста лет постоянной эксплуатации — никто другой даже и близко похвастаться не может чем-то подобным. Обещать я ничего не могу, но будет ли Мигрирующий Флот сотрудничать с Альянсом, если удастся найти общие интересы?

Девушка сидела ровно, положив ладони на колени. Я немного забеспокоился, не обидел ли чем-то её.

— Ты чем-то похож на адмиралов, Шепард, даже думаешь похоже. Когда мы отправлялись на Хестром, Хан’Геррель попросил меня подумать, можем ли мы найти точки соприкосновения с людьми. Нам отчаянно нужна помощь, но мой народ не будет унижаться и выпрашивать подачки.
— Я не говорю о подачках, я говорю о паритетном сотрудничестве. Понятно, что каждый захочет выторговать условия получше, в этом сомневаться не приходится. Но я надеюсь, что разум всё же возобладает.

Я резко поднялся и подошёл к аквариуму, рассматривая снующих рыб.

— Это жизненно важно для твоего и моего народа, Тали. Когда придут Жнецы, мы должны, обязаны встретить их во всеоружии. И встретить их не по одиночке. Бойня у Цитадели показала, что мы не справимся с ними, если будем драться один на один. Здесь нет места честным поединкам, раз уж мы хотим выжить. Только в объединении наш шанс.

Тали подошла и встала сбоку и чуть сзади. Я обернулся к ней, касаясь её руки.

— Когда у вас будет своя планета, вы сможете обеспечить нас одним из самых крупных флотов во всей Галактике. А заручившись поддержкой остальных рас Совета, мы сможем победить. Даже Жнецы не смогут противостоять такой силе.
— Ты веришь в то, что всё это сбудется? — она прижалась к моему плечу.
— Верю. И сделаю всё возможное, чтобы именно так и случилось.

Голос СУЗИ прервал наш разговор, сообщив о прибытии в систему. До Омеги оставалось ещё несколько часов полёта; Джейкоб должен был смениться, и нам следовало поторопиться в отсек связи. Решение по Легиону надо было принять как можно скорее.

***

— Капитан, для точного ответа слишком мало данных, — Миранда пожала плечами.

В отсеке связи собрались практически все. Заиду и Гранту до этих проблем дела не было, ждать же от Касуми того, что она не сунет свой любопытный нос в это дело, не приходилось, проще пригласить заранее. Рисковать и приводить гета сюда я не стал. Его нахождение на борту в активированном состоянии и так уже было достаточной угрозой.
Каждый уже высказал своё мнение, и я не мог не признать: проблема была слишком сложна, чтобы решить её с наскока. Можно ли доверять гету, говорящему о таких вещах, как раскол их общества? Были бы они органической расой, или, допустим, были бы они подобны СУЗИ — я бы смог в это поверить. Но они были почти коллективным разумом, и представить там раскол никто не мог.

— СУЗИ, можешь дать защищённый канал связи с отсеком Легиона?
— Выполнено, Шепард.

Над столом повисла голограмма Легиона.

— Легион, нам нужна дополнительная информация.
— Мы готовы к ограниченному сотрудничеству.
— Ты говоришь, что вы раскололись. Что «еретики» ошибаются в своей логике. Поясни, почему ты так решил?
— Некорректно. Они правы, — после этой фразы как-то резко захотелось, чтобы гет был в шлюзе, открытом в космос. — Мы постараемся объяснить. Наше поведение, в случае крайнего упрощения, можно описать математикой. Еретики считают, что три больше двух, мы считаем, что два больше одного. Оба примера корректны. Но в случае еретиков это означает изменение в логике, не оставляющее иного варианта для органической жизни, кроме уничтожения. Для нас это неприемлемо.

Ответ, для меня пояснивший не много, тем не менее дал пищу для размышлений Солусу. Профессор задумчиво заходил по отсеку, едва не наталкиваясь на собравшихся. Я внимательно смотрел на саларианца, что-то прокручивавшего в своём мозгу. О чём он сейчас задумался? О проблеме гета, или решает какую-то иную задачу? Легион терпеливо ждал вместе со всеми нами.

— Это возможно, — вердикт профессора был внезапен. — Вполне вписывается в общую схему. Но! Требует доказательств.

Палец саларианца упёрся в голограмму гета.

— Я уверен, что истинные геты наблюдали за своими отколовшимися собратьями. Какой информацией ты располагаешь, проверив которую мы смогли бы доверять тебе?

Лицевые пластины гета задвигались, словно сомневающийся человек хмурился.

— Требуется консенсус. Мы просим разрешения на установку связи.


Отредактировано. Борланд


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 11.09.2013 | 4914 | 39 | м!Шепард, Тали, unklar, экшн, приключения, драма, второй шанс | unklar
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 34
Гостей: 30
Пользователей: 4

Grеyson, bug_names_chuck, Darth_LegiON, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт