Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Наш ответ Кейси Хадсону. Глава 1. Части 1 и 2

Жанр: приключения, экшн, AU;
Персонажи: м!Шепард, Андерсон, команда «Нормандии»;
Аннотация: Наш современник в теле капитана Шепарда. События развиваются с момента прибытия «Нормандии» в систему Утопии (Иден Прайм);
Статус: в процессе.



Наш ответ Кейси Хадсону (рабочее) 
 
Глава первая 
Земля, Россия. Наши дни. 
 
— Да, Оль, привет. Угу. У меня все нормально. Где меня носит? Ты в окно смотрела вообще? Что не так? 
Я удивленно посмотрел на лопату в руках, потом на чудовищную гору снега, под которой недавно была погребена машина. 
— Шутишь? Я второй час свой драндулет откопать не могу! Надо было пораньше начать? Ну... Никто не совершенен, за исключением меня, пожалуй. А что случилось-то, начальник? В гробу я этих корейцев видел! Они мне еще вчера всю плешь проели! Может мне в их гостинице поселиться, чего мучиться-то? Этот нехороший человек, тот который Ван, позвонил мне в полпервого ночи! Ему, видите ли, один из пунктов предварительного соглашения не ясен. Кстати, он прекрасно говорит и понимает по-русски! Не зря я тебе все ноги под столом отдавил... А куда ты без меня денешься, с подводной лодки? Ладно, я скоро буду. 
Телефон — это предмет моей гордости и повод для зависти всех знакомых. А что? Ни у кого такой древности уже нет! Сейчас в почете «Айфоны» и прочее новомодное барахло, которое мне нафиг не нужно. Мой старик «Самсунг» верой и правдой отслужил уже лет десять, и прослужит еще столько же, если я его не потеряю. Зачем в телефоне нужна камера, если я ей никогда не пользуюсь, и даже не могу себе представить, для чего она может понадобиться? Покупать телефон ради дешевых понтов за большие деньги? Увы мне, сирому, лишен я этих предрассудков. Перед кем мне понтоваться? Перед клиентами? Так к нам люди с улицы не приходят. Только по рекомендации знакомых, которые их заранее предупреждают о ... хм ... некоторых особенностях конторы. 
Вообще-то я юрист. Говорят, что даже хороший юрист, особенно для нашего не самого большого города. Но лавры Паши Астахова меня интересуют мало. Нет у меня желания покорять высоты карьерной лестницы. Мне и так хорошо. Денег хватает и на поесть, и на попить, и на погулять. Жены нет, детей завести не сподобился, хотя был бы и не против. Да нет же, не жены, а детей! Правда, до сих пор не представляю, как отделить одно от другого, и как мне в одиночку справляться с парой спиногрызов. Нет, не подумайте, я не голубой и не фригидный. Просто еще не нашел своей половинки, хотя попробовал уже немало... Может просто не везло, может у меня терпения не хватает. Кто знает? Душа человеческая — потемки. Вот я в них, в потемках этих, блуждаю уже почти тридцать лет. Вроде и не много, но уже и не мальчик. 
Да будь проклят этот чертов снегопад! Это ж надо, уже март закончился, а весной даже не пахнет! За пару дней снега выпало больше, чем за всю зиму. И это в двухстах километрах на юго-запад от Москвы! Облачиться во что-то более подходящее для копки снежных траншей воображения у меня, разумеется, не хватило. Лезть пешком на седьмой этаж особенного желания тоже нет. Ну и пусть. Настоящий мужик должен быть волосат, могуч и вонюч. Как минимум два условия сегодня я выполню. К тому же, в офисе должна быть дежурная рубашка и пиджак. Народ у нас общительный, пьющий, что сотрудники, что клиенты, так что лишние шмотки не раз спасали от конфуза. 
Еще повезло, что с утра дворовую дорогу слегка почистил трактор. Неслыханная удача в наших местах, знаете ли. Обычно к нам тяжелая техника заглядывает через пару недель после снегопада. С чего бы вдруг такая удача? Догадки на это счет у меня есть. Не так давно во дворе появился новый «Лексус», с тремя «Т» в номерах. Видать какая-то шишка поселилась. Ну, хоть такая польза от солидного человека. 
Хотя, поработав в правовом управлении городской администрации, я стал слегка по-другому смотреть на чиновников. По штату нас должно было быть двенадцать человек, но были месяцы, когда оставалось всего четверо, включая начальника. В первый же день работы, моя новая подчиненная вышла в отпуск на четыре недели, и я остался один, совершенно не разбираясь во внутренней кухне. Что тут можно сказать? К работе я человек привычный, но тут настал полный и всеобъемлющий амбец, если выразиться более-менее прилично. В одной руке мобильник, в другой городской телефон, оба звонят, не умолкая, в кабинете двое-трое посетителей, а на столе тридцать-сорок восьмидесятистраничных комплектов документов, стоимостью от пятисот тысяч до сорока миллионов каждый. Прием с десяти до двенадцати и с двух до пяти, и еще пяток совещаний, на которые ты приносишься выпучив глаза и опоздав минут на пятнадцать, совершенно не представляя, о чем говорить, поскольку вопросом занимался совершенно другой человек, который сейчас незнамо где. Вернувшись с намыленной попой, зайдешь на минутку в соседний кабинет, где очумевшие девчонки разгребают метровую стопку ежедневной корреспонденции, не имея времени не то что написать грамотный ответ, а просто тупо расписать их исполнителям! Какая к дьяволу автоматизация и упрощение процедур? Кроме шуток, на каждом из комплектов документов, проходящих через меня, ставилось чуть больше тридцати подписей, включая четыре моих, и тьма печатей и штампов. Что самое удивительное, ни один из «подписантов» банально не имеет времени вникнуть в суть бумажки, которую только что подмахнул. Вы думали, страной правят Володя и Димон? Ничего подобного! Страной правят самые мелкие клерки, которые готовят всю эту прорву макулатуры, а серьезные дядьки в высоких кабинетах, практически наугад выбирают вариант решения проблемы из того, что им поднес этот самый клерк, совершенно не имея возможности досконально разобраться в сути вопроса. Так и живем. Одно слово, Россия! 
Land Cruiser как всегда не подвел, заведясь с полуоборота. Вот ведь самураи технику штампуют. Машине уже восемь лет, а работает, как новая. Не гниет, панели не отваливаются. У моего бати одно время был Москвич «Святогор». Так вот, отцу пришлось уехать на полгода в Белоруссию, а машину оставили на открытой стоянке возле дома. Когда вернулся, пошел машину проведать, открыл дверь ... и все. В целом виде «Святогора» больше он не видел. Кузов сгнил начисто, держался только чьими-то молитвами. Видать, отца ждал, чтоб помереть в его присутствии. После открытия двери, молитвы кончились, и капот буквально взлетел в воздух, вырванный с мясом распрямившейся пружиной подвески. С тех пор и я, и батя стали меньшими патриотами, предпочитая подержанные иномарки молодым «россиянкам». 
Город стоял. В смысле, он и до этого дня как минимум девятьсот лет на этом месте располагался, просто именно сегодня к старинным зданиям, уже пару веков не двигавшимся с места, присоединилась длинная вереница машин. Включая мою. Стоило два часа копать яму в снегу, чтобы через триста метров встать в гигантской пробке? Не уверен, но, во всяком случае, мне тепло и сухо, в отличие от тех бедняг за стеклом. 
Что еще о себе сказать? На самом деле, я всегда хотел стать военным. Да вот как-то не срослось. Когда была возможность выбирать, ума сделать правильный шаг не хватило. Думал это всего лишь юношеские мечты и, со временем, все пройдет. Увы, время катилось мимо с огромной скоростью, а мечта оставалась прежней. К сожалению, воплотить ее в жизнь уже не было никакой возможности. Пришлось довольствоваться тем, что доступно простому смертному. Я увлекся страйкболом и пейнтболом, ежемесячно спуская на снаряжение и расходники львиную долю дохода. Одно время даже по всяким чемпионатам катался, но мне не слишком понравилось, хотя результаты были не самые плохие. Просто в тот момент, когда хобби превращается в работу, оно перестает быть хобби. 
Лет семь назад у меня появился хороший компьютер и проводной интернет, что добавило жизни новых красок. Наконец, я смог удовлетворить свое любопытство, с головой погрузившись в бездонную прорву материалов по военной истории. Больше всего мне была интересна тема Великой Отечественной войны в ее начальный период. Хотел для себя уяснить, как так получилось, что немцы дошли до Москвы и Сталинграда. Уж не знаю, насколько это закономерно, но в какой-то момент, желание впитывать чью-то мудрость сменилось настойчивым писательским зудом. Чукча из читателя превратился в писателя. В то время набирал популярность относительно новый жанр альтернативной истории, который позволял хоть как-то реализовать тот массив знаний, который в реальной жизни оказался никому не нужным, кроме меня самого. Оглядываясь назад, могу смело заявить, что это был весьма опрометчивый поступок. По мере написания книги, я с ужасом наблюдал, как псевдо история превращается в довольно скверную фантастику. Слишком мало было истинных данных, и слишком много домыслов и предположений. Беда в том, что взять недостающее просто неоткуда. Слишком многое оказалось утерянным безвозвратно, десятки раз переписанное в угоду настоящему моменту. Даже основополагающие знания, казавшиеся незыблемой истиной, при тщательном разборе оказались как минимум спорными. Что уж говорить о мелких деталях, из которых, в конце концов, и пишется целостная картина? 
Пробка растянулась на несколько километров, поглотив в себе сотни автомашин и их водителей. Четырехполосное шоссе чудесным образом сузилось до трех, с двухметровыми сугробами на обочине. Особо нетерпеливые как всегда выезжали на полупустую встречку. Никакого желания повторять их «подвиги» у меня не было, хотя пешеходы, с легкостью обгоняющие застрявшие в пробке машины, напрягали несказанно. Ну, не люблю я бессмысленный риск. Если захочу покончить с собой, есть тысячи способов сделать это, не подвергая опасности жизни совершенно посторонних людей. Десять сэкономленных минут не стоят того, чтобы ради них угробить себя, машину и парочку случайных свидетелей. К сожалению, мое мнение разделяют далеко не все, о чем красноречиво свидетельствуют обгоняющие слева лихачи. 
Не миновали меня и компьютерные игры. Нельзя сказать, что я был заядлым геймером, но несколько часов в неделю с удовольствием тратил на это общедоступное ныне развлечение. На свою голову показал бате известный многим аркадный танковый симулятор, и едва не лишился предка по мужской линии. Теперь, в какое бы время я не зашел в танчики, отец все время был онлайн. За полгода он сыграл вдвое больше боев, чем я за полтора. Меня воистину поражало упорство, с которым он пытался достичь вершин мастерства «танкового командира». Несмотря на позорные проигрыши, он продолжал утверждать, что еще пару тысяч боев, и скилл непременно прорежется! Ну да и флаг ему в руки. Мне интересовали в основном стратегии, где хоть немного работала голова, а не спинной мозг и копчик. 
Но с месяц назад мне в руки угодило настоящее сокровище. Очередная попытка найти что-нибудь почитать, закончилась неожиданно успешно. Уже точно и не помню, но перейдя по одной из ссылок, угодил на страничку Самиздата, на которой безымянный автор разместил фанфик на трилогию компьютерных игр «Масс Эффект». Делать было совершенно нечего, и я решился прочесть, хотя совершенно не представлял ни жанра, ни, тем более, сюжета игры. Что ж, мне не жаль ни единой потраченной минуты. Первая часть и недописанный кусок второй, были проглочены от корки до корки той же ночью. Потом еще раз, следующим вечером, уже гораздо более вдумчиво. Достигнутый результат меня не удовлетворил, и тогда я решился пройти всю трилогию самостоятельно. 
Наверное, я вам соврал. Я сожалею о том дне, когда зашел на ту страничку на Самиздате. Жил бы себе сейчас спокойно и горя не знал! А так... На четыре недели я буквально вывалился из обычной жизни, с головой погрузившись в приключения капитана Шепарда и его команды. Большинство моих бывших девушек рано или поздно говорили, что я бесчувственный болван. Так оно и есть в реальности. Но здесь что-то пошло не так. Что-то настолько зацепило в этой истории, что она никак не отпускала меня, как бы сильно я не старался ее забыть. Когда же, спустя столько времени, протащив капитана и его друзей через все передряги, мой игровой аватар наконец добрался до прозрачного мальчика где-то в глубинах Цитадели, моему возмущению не было предела! Несколько часов я сидел, тупо уставившись в пустой монитор. Что за бред, а? Кто догадался так жестоко пошутить над преданными поклонниками трилогии? Верните Шепа, пад..ы!!! 
Трудно сказать, что именно так сильно запало в душу. Могу только добавить, что я был совсем не одинок. Фанатские сайты бурлили возмущенными воплями разгневанных игроков, требовавших и умалявших разработчиков придумать более вменяемый финал. Увы, все было напрасно. Команда создателей игры ушла в глухую оборону, оставаясь безучастной к мольбам страждущих. Неумелые попытки отдельных энтузиастов придумать альтернативное окончание, приводили к обратному результату. Горечь утраты чего-то очень важно становилась только ощутимее. Наверное, это глупо, воспринимать рисованных персонажей почти как живых людей, но именно это со мной и происходило. Больше всего мне было жалко, что такая прекрасная история закончилась столь быстро, и продолжения уже не будет. Ну как же так-то? 
Хорошо, что современные технические средства сильно ограничены. Страшно представить, что бы было, если подобную историю воспроизвести в виртуальной реальности, подобной тем, что описаны в очень модном сегодня жанре ЛитРПГ. Думается, половина фанатов просто съехала бы с катушек, не в силах справится с эмоциями. Почему-то мне кажется, что день появления общедоступной технологии виртуальной реальности, станет первым днем заката человеческой расы. Слишком малое доступно обычному человеку в реальной жизни, и слишком многое возможно в мире виртуальном. Чтобы иметь силы вырваться из сказочного плена, надо обладать очень сильной волей. Многим захочется возвращаться в мир, где ты обычный офисный работник или продавец косметики, в одном из сотен дешевых бутиков, с зарплатой, которой хватает на квартплату, синтетическую жратву, которою едой назвать язык не поворачивается, и на китайские тряпки из неизвестных науке полимеров, что какой-то шутник назвал одеждой? Не знаю, я не пророк. Не любят у нас пророков. Да и я их не люблю, слишком часто их предсказания сбываются. Где-то в глубине души, хочется верить, что свою судьбу я выбираю самостоятельно, а не являюсь пешкой в чьем-то гениальном плане. 
Мое внимание привлек приближающийся со стороны центра города тягач Iveco, тянувший здоровенный полуприцеп-цементовоз. Больной на всю голову водитель грузовика, разогнал многотонную машину километров до шестидесяти, игнорируя толстый слой снежной каши, скрывающий покрытое наледью дорожное полотно. 
— Вот где, ети их мать, гаишник? А если... 
Мысль оформиться до конца не успела. Впереди идущие машины начали движение, стремясь как можно скорее миновать опостылевшую всем пробку. Стоявшая передо мной древняя «четверка», доверху забитая каким-то домашним скарбом, немного замешкалась. В образовавшийся разрыв из второго ряда моментально втиснулся «Лексус», в котором я с некоторым удивлением опознал соседа по двору. Кто именно сидел за рулем, понять было решительно не возможно. Стекло было наглухо тонировано зеркальной пленкой, вроде как запрещенной в наши странные времена. Кто бы там ни был, часовое стояние в пробке ему порядком надоело. Даже не пытаясь притормозить, чтобы хоть немного оценить обстановку, «Лексус» выкатывался на полосу встречного движения, обзор которой ему полностью перекрывала плетущаяся впереди пассажирская «Газель». 
Время уплотнилось. Я с ужасом наблюдал, как паркетник выезжает прямо под колеса цементовоза, прекрасно понимая, что ничего сделать уже не успеваю. И никто не успевает! Клянусь, я видел, как расширились от страха глаза водителя грузовика. Я буквально физически ощутил, как он вдавил в пол педаль тормоза, с невероятной скоростью выкручивая руль вправо. Но было слишком поздно. Тягач задел «Лексус» по касательной, но полуприцеп так быстро изменить траекторию движения не мог, по вполне понятным причинам. В одну секунду джип весом в две с половиной тонны смяло, как консервную банку. Три оси пятидесятитонного полуприцепа, доверху заполненного жидким бетоном, не заметили подобного препятствия. Одновременно с движением вперед, цементовоз начало разворачивать перпендикулярно вектору движения, подталкивая задние колеса на встречку. Смяв и отбросив на вторую полосу стоявшую впереди «четверку», прицеп начал заваливаться набок, неотвратимо приближаясь ко мне. 
-Е... 
Договорить до конца я не успел. 
— ...ТЬ!!! 
Во всяком случае, я не успел это сделать, в том месте, где находился мгновением раньше! 
Вокруг была абсолютная и непроглядная темнота, предмет зависти любого негра. Все окружающие предметы исчезли. То есть вообще все. Руки вместо руля сжимали пустоту. Моя пятая точка вольготно разместилась в прямо в воздухе. О том, куда делось днище машины, да и земная твердь под ним, я предпочитал не думать. Нащупать их ногами никак не получалось. Впрочем, проваливаться я никуда не собирался. Да и куда тут проваливаться? Нет здесь, походу дела, ни верха, ни низа. Здесь вообще нифига нет, кроме меня. 
Убедившись, что непосредственная опасность миновала, я принялся судорожно ощупывать собственную тушку, прекрасно понимая, остаться целым и невредимым под колесами цементовоза весьма нетривиальная задачка. Боли я не чувствовал, руки-ноги на месте. Даже насморк, мучавший меня вторую неделю, бесследно исчез. Но больше всего меня беспокоило другое — я абсолютно не испытывал страха! На мой не искушенный взгляд, это было гораздо страньше, чем мое нахождение в непонятной пустоте. Единственным свидетельством пережитого ужаса была промокшая насквозь рубашка, и крупные бисеринки пота на лбу и висках. 
— Вот уж не знал, что такой крепкий орешек. 
В одно мгновение ситуация в корне изменилась. Прямо перед глазами, на удалении нескольких метров, появилась серая стена. Судя по всему, это был не бетон, а какой-то пластик или внешне похожий материал. Покрытие стены было испещрено странным узором из светящихся зеленых прожилок. Рисунок постоянно изменял форму и интенсивность окраса, не позволяя понять, что конкретно на нем изображено. Моя голова оказалась зафиксирована таким образом, что я мог смотреть только прямо перед собой. Каким образом мгновенно изменилось положение тела, я так и не понял. Секунду назад я сижу в позе орла над бездной, чпок, и я уже стою, ноги на ширине плеч, руки по швам. Пошевелиться я не мог, как не старался, свободно двигались только веки и глазные яблоки. Ну, хоть моргать я еще не разучился. 
Мое порядком надоевшее уединение прервало появление двух весьма необычных фигур. Почему необычных? Как сказать, мне ни разу не доводилось видеть гуманоидов с треугольной головой и четырьмя глазами. Если бы не зеленые волосы на голове, вылитые протеане. А так, вообще не пойми кто. Ниже меня на голову, щупленькие, с трехпалыми ручками. На чертей совсем непохожи, равно как и на ангелов. 
Некоторое время они молча меня рассматривали, после чего один из них повернулся к спутнику и, крайне недовольным голосом, заговорил на чистейшем русском: 
— Послушай, зачем было столько спецэффектов? Обязательно было половину города разносить? 
Второй удовлетворенно хмыкнув, произнес: 
— Все должно было выглядеть натурально. 
— Куда уж натуральней! Куча трупов, гора битых машин. 
— Да успокойся ты. Какая разница, это же просто набор пик... 
Встретившись со мной глазами, первый незнакомец жестом остановил словоизвержение второго. 
— Он что, видит нас? 
— Еще скажи, что ОНО нас понимает! 
Тут я не выдержал и заговорил: 
— Погоди немного, щас в чувство приду, посмотрим кто из нас ОНО, образина четырехглазая! 
О, да. Я готов отдать все свои деньги, чтобы еще разок хоть мельком взглянуть на их испуганные рожи. 
— ВЫРУБАЙ ЕГО... 
— Стойте, уро... 
Тьфу, мля. И, правда, вырубили. Да что б вас черти взяли! А поговорить? 
Тут меня скрутила судорога, раздался громкий хлопок, и ярчайшая вспышка света ослепила даже сквозь закрытые веки. От нечеловеческой боли, я мгновенно вырубился. 
Пробуждение было не из приятных. Меня мутило и звездолетило. Все тело сводило спазмами. Болела и протестовала против насилия каждая клеточка. Единственной радостью была твердая опора под ногами. Точнее под всей тушкой, поскольку я валялся на какой-то поверхности, распластавшись по ней во весь рост. 
Где-то на грани слышимости, словно через несколько пуховых подушек, послышались звуки, отдаленно напоминающие человеческую речь. Невнятное бормотание довольно быстро превратилось во встревоженный женский голос, зовущий какого-то капитана. Я почувствовал, как меня ухватили за плечо, и начали судорожно трясти. Собравшись с силами, я, наконец, решился открыть глаза. 
В нескольких сантиметрах от носа я с удовольствием разглядел женское лицо. Человеческое! Между прочим, очень симпатичное! Если бы не мое двусмысленное положение, то от поцелуя его никто не уберег! 
Увидев, что я открыл глаза, девушка немного отстранилась. Однако трясти меня не перестала. 
— Капитан? Шепард? Сэр, что с вами? 
— Ох, мать... Да хватит меня трясти. И так тошно... 
Лицо покраснело и отстранилось еще дальше. Тряска тоже прекратилась. Собравшись с силами, я приподнялся, и попытался сесть на попу. Кто-то очень услужливый пододвинул к моей спине стену. Спасибо тебе, мил человек! Век за тебя молиться буду. Заняв более удобное положение, я приступил к более детальному осмотру собеседницы. Нда, помимо обычного женского набора, весьма недурственного кстати, образ дополняла военная форма и берет поверх коротко стриженных рыжих волос. Покрой формы и знаки различия мне были совершенно незнакомы. Разве что нашивка, едва мелькнувшая на правом рукаве. 
— Где я? 
Сказать, что девушка удивилась — это покривить душой. 
— На «Нормандии», сэр. 
Совершенно искреннее удивление, сквозившее в словах и движениях молодой женщины, не позволили усомниться в правдивости ее слов. А вот удивлен ли я? Вот в чем вопрос! 
— Отлично, а где «Нормандия»? 
В голове крутились дурацкие воспоминания из моего детства. Помните: «Куда летим? В Аддис-Абебу. А где Аддис-Абеба? В Эфиопии. А где Эфиопия? Вокруг Аддис-Абебы!» 
— Только что завершили прыжок в систему Утопии. Минут через тридцать будем возле Иден Прайм. 
Чую я, что добром дело не кончится. 
*** 
Система Утопии, фрегат ВКС Альянса «Нормандия» SR-1. 2183 год н.э. 
Смешно. Пару минут назад я сделал то, что не смогли Жнецы и Коллекционеры. Я убил Джона Шепарда! И мне не понадобились огромные флоты и миллионные армии. Мое сознание просто растворило в себе его личность! Прости, капитан, по собственному желанию я бы никогда не сделал этого. За нас с тобой все решила пара уродливых тварей с зелеными волосами. Но Шепард ушел не просто так. Как и полагается настоящему офицеру, он умер, сражаясь до последнего. В момент слияния сознаний, я почувствовал на своей шкуре, насколько сильна воля этого человека. Если бы у нас были равные условия, он раздавил меня, как букашку, неразличимую без электронного микроскопа. Увы, никаких шансов не было. Кем бы ни были эти пришельцы, они знали, что делали. 
На этот раз не было никаких внешних эффектов. Ни хлопков, ни вспышек, ни судорог. Весь процесс занял считанные мгновения, зафиксировать которые вряд ли смогли даже новейшие измерительные приборы. Но так это выглядело для стороннего наблюдателя. Для меня же слияние растянулось на долгие годы, прожитые Шепардом до моего вторжения в его разум. 
Я видел, как он в первый раз открыл глаза и впервые сказал «мама». Я стал еще одним свидетелем гибели его родителей и похищения младшей сестры, едва не сойдя с ума от бессилия что-либо изменить. Наравне с ним ощутил вкус первого в жизни поцелуя, тут же схлопотав нокаутирующий удар от разъяренного брата своей избранницы. Вместе с ним, пошел в армию, пропахав на пузе половину учебного полигона на Титане. Горел в БМП на Элизиуме и в рукопашную дрался с впавшим в кровавую ярость кроганом. Я получил его опыт и знания, навыки и рефлексы. Мне досталось его тело и его разум. Прости еще раз, Шеп, такой участи не пожелаешь даже злейшему врагу. 
Где-то глубоко-глубоко в недрах разума бился в теснинах и плескался через край первобытный ужас от осознания всего, что со мной случилось. Ему подпевал многоголосый хор тысяч и тысяч вопросов, на которые пока некому и некогда было отвечать. Кто бы ни подселил меня в тело капитана, времени на раздумье и рефлексию он совсем не оставил. Всего через каких-то полчаса Сарен и куча свихнувшихся гетов начнут атаку на Иден Прайм, уничтожая на своем пути всех органиков, не различая солдат, детей, женщин и стариков. И, слава богу! Еще несколько спокойных минут, и страх и отчаяние сомнут последние барьеры моего разума, превратив в безмозглое растение, пускающее слюни и ходящего по нужде в собственные штаны. Звучит кощунственно, но активные боевые действия, участником которых предстоит стать в ближайшее время независимо от желания — мой единственный шанс выжить и сохранить человеческий облик. Спасибо хоть на этом, уроды четырехглазые! 
Хотя, нет. Есть еще кое-что, очень для меня важное. Я улыбнулся, с радостью вспомнив лицо бывшей девушки, когда заорал на всю квартиру: «Прикинь, Свет, Шепард оказался пидо..асом!!!». Нда, это так в духе современной мне Европы и Америки. Даже разработчики компьютерных игр не смогли избежать вируса безумия, завладевшего умами «западной» цивилизации. Как соотносятся слова о «Богом Избранных Соединенных Штатах» с действиями по легализации однополых браков? Не знаю, но сильно сомневаюсь в том, что это единственный путь, ведущий в светлое будущее. 
— Капитан? Шепард, да что с вами? 
— Со мной все нормально. Я справлюсь. 
Без видимых усилий и напряжения я поднялся с порядком надоевшего пола, но мою собеседницу это не успокоило. 
— У вас кровь из носа. Я сейчас вызову доктора Чаквас. 
Девушка активировала инструметрон, намереваясь немедленно выполнить свою угрозу. Только этого мне сейчас и не хватало! 
— Энсин, отставить, я вам приказываю! Со мной все нормально. 
Впрочем, кровь, продолжавшая хлестать из носу, не добавляла моим словам убедительности. 
— Наверное, разбил, когда падал. Платка не найдется? Или салфетки? 
Немного смутившись, молодая женщина, покопавшись в бездонных карманах флотского комбинезона, извлекла на свет божий ... хм ... прокладки. Ну да, самые обыкновенные женские прокладки. 
— Простите, сэр, но... 
— Да все нормально. Не все ли равно, чем такую рожу вытирать? — проговорил я, подмигивая девушке. 
Ответом была шикарная улыбка в тридцать два белоснежных зуба, позавидовать которой могла любая голливудская актриса, потратившая половину заработка на стоматолога. 
— Вы свободны, энсин. И, мда, эээ... 
— Кармен, — девушка без особого труда распознала мой невысказанный вопрос. 
— Кармен, спасибо за помощь. Надеюсь, этот инцидент останется между нами. Сейчас не лучшее время для визита к врачу. И еще. Это имя вам очень подходит! 
Девушка прыснула в кулак, мгновенно покраснев до кончиков ушей, и, поспешно отвернувшись, буквально сбежала с места «преступления», одарив на прощание многообещающим взглядом, от которого мне тут же стало нестерпимо жарко чуть ниже пояса. Похоже, бравый капитан не терял времени до моего появления, влюбив в себя половину женской части экипажа. Но с этой, с позволения сказать, проблемой, я разберусь несколько позже. От такой мысли мне невыносимо захотелось сигануть в прорубь с ледяной водой, чтобы хоть немного утихомирить нежданно разбушевавшееся мужское естество. Видимо природа не стала экономить на либидо Шепарда, как и на все остальном впрочем! Что бы там не говорили специалисты, такое тело нельзя получить в спортзале или под скальпелем пластического хирурга, с ним можно только родиться, а потом тихо отойти в сторонку, не мешая природе сделать все остальное. Что ж, приданное мне досталось сказочное, осталось не растратить его по пустякам. 
Инструметрон пискнул, уведомляя о срочном сообщении. Капитан желает видеть будущего СПЕКТРа в радиорубке. Пришло время открыть Шепарду правду об истиной причине визита на Иден Прайм. Жаль, придется потратить время на бессмысленные разговоры о давно известных мне вещах. А что делать? Не могу же я прийти к Андерсону и заявить, мол, извини, кэп, но я уже неоднократно слышал все, что ты хочешь мне сказать, и знаю историю на три года вперед! Я думаю, после такого заявления добровольный визит к психиатру самое безобидное, что может случиться. Проверять как-то не хочется. 
Являться пред ясны очи начальства с разбитым носом и женской прокладкой в руке, насквозь пропитанной кровью, в мои планы так же не входило. Хорошо, что гальюн был всего в нескольких метрах дальше по коридору. К моему несказанному облегчению, он был абсолютно пуст, позволив без лишних глаз привести себя в относительный порядок. Мои планы на дальнейшую жизнь едва не рухнули, когда я впервые самостоятельно взглянул в зеркало. Впечатления, прямо скажем, незабываемые. Не то чтобы внешность Шепарда была отталкивающей, как раз наоборот, просто это была не МОЯ внешность, мать вашу! Не знаю, каких сил мне стоило не свихнуться прямо в этом милом туалете, а самое главное, я не знаю, откуда эти силы брались! 
Когда я вошел в радиорубку Найлус и Андерсон уже были на месте, о чем-то негромко переговариваясь. И опять я не успел! Поговорить с турианцем наедине было жизненно необходимо. Для него прежде всего, учитывая тот факт, что по сценарию игры жить ему осталось каких-то пару часов. 
— Сэр, лейтенант-коммандер Шепард по вашему... 
Андерсон отмахнулся от моего доклада с выражением лица человека только что проглотившего целый лимон. Похоже, он принял излишне официальные слова, за продолжение вчерашнего разговора, когда Шеп без прикрас высказал ему все, что думает о присутствии СПЕКТРа-турианца на борту новейшего корабля Альянса. 
— Капитан, оставьте эту показуху для более подходящей обстановки. У нас нет времени на красивые позы. Найлус, я думаю, будет лучше, если вы сами посвятите Шепарда в суть нашего задания. 
— Разумеется. 
По всем законам жанра я уже должен был валяться на полу, потеряв сознание от культурного шока. Как-никак, я впервые видел живого инопланетянина. Да еще какого! Турианцы здорово напоминали Кощея Бессмертного из старых советских мультиков, разве что не такие милашки. Правда, до этого были еще и зеленовласки-четырехглазые, но они не считаются, поскольку я был под их воздействием, начисто лишившем меня страха. А тут такой повод! Если бы не память и рефлексы прежнего владельца тела, меня бы точно кондратий хватил. 
— Капитан, наверняка вы уже догадались, что это не обычный тестовый полет. Так и есть. Несколько дней назад группа ваших археологов на Иден Прайм обнаружила артефакт, предположительно протеанский. Руководством Альянса Систем было принято решение изучить его под контролем Совета Цитадели. Обеспечить полноценное исследование в условиях колонии не представляется возможным. Здесь слишком опасно из-за близости Систем Термина, нет нужного оборудования и специалистов. «Нормандии» необходимо обеспечить доставку артефакта на Цитадель, не привлекая излишнего внимания. 
Самое удивительное, что Найлус говорил по-английски, очевидно пытаясь таким образом подчеркнуть свое уважение к собеседникам. Я вновь мысленно перекрестился. Вот был бы номер, когда Андерсон и турианец поняли, что капитан ни бельмеса не понимает на родном для него языке! А что вы думали? Я уже и не вспомню, когда у меня был последний урок английского! Кроме того, я не изучаю родную речь Белых Джентльменов по идеологическим мотивам. Если америкосам и их прихвостням-англичанам, что-либо потребуется от русских варваров, пусть они сами изыскивают способ общения! 
— Но это не главное. Моя основная задача — увидеть вас в реальном деле, Шепард. Советом принято решение еще раз рассмотреть возможность принятия агентов-людей в СПЕКТР. Я рекомендовал вашу кандидатуру. Хочу лично убедиться, что моя рекомендация не была ошибкой. Иден Прайм будет первым из серии заданий, которые вы выполните под моим наблюдением. Исходя из их итогов, Советом будет принято окончательное решение. 
— Коммандер, вы должны понимать, насколько это важно для человечества, — Андерсон не смог удержаться от реплики. — Людям жизненно необходимо иметь больше влияния на Совет. Человек в рядах СПЕКТР — большой шаг вперед в верном направлении. 
Скорее всего, они оба ждали от меня каких-то слов. Желательно патетических. Увы, ничего похожего у меня в запасе не было. Спустя несколько секунд томительного ожидания турианец заговорил: 
— У вас есть вопросы, Шепард? 
Я повернулся к своему непосредственному начальнику и, вытянув руки по швам, произнес: 
— Сэр, разрешите задать вопрос СПЕКТРу Найлусу? 
Андерсон в сердцах сплюнул, явно не ожидая от меня такой реакции. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы успокоиться и махнуть рукой, позволяя самостоятельно выяснять интересующие меня вопросы. Турианец же вообще не понял, что между людьми только что произошел безмолвный конфликт. 
— Отсутствие полноценной десантной партии на борту тоже является частью задания? 
Найлус оценивающее посмотрел на меня и, о чем-то на секунду задумавшись, проговорил: 
— Это не моя идея, Шепард. Мы с вами солдаты, и прекрасно понимаем, что шутки со смертью на войне не уместны. У землян слишком плохая репутации в пространстве Цитадели и очень многих такая ситуация устраивает. Предъявляя к людям завышенные требования, Совет хочет обезопасить себя от критики, в тайне надеясь на вашу неудачу. Не стоит удивляться моей откровенности, капитан. Если я турианец и СПЕКТР — это еще не значит, что я одобряю все выкрутасы политиков. Что же касается численности десантной партии и многих других ... хм ... спорных обстоятельств, то это целиком и полностью на совести вашего командования. 
Судя по выражению лица Андерсона, последняя реплика турианца стала для него откровением. Я заметил, как непроизвольно сжались его кулаки, больше присущие сержанту-десантнику, а не заслуженному офицеру Флота. Почему-то мне кажется, что после нашего возвращения, встреча с ними ожидает пару штабных крыс на Арктуре. 
Совершенно не вовремя в наш разговор вклинился раздавшийся из динамиков взволнованный голос штурмана Прессли, в наше отсутствие оставшимся старшим офицером на мостике. 
— Капитан, срочное кодированное сообщение с Иден Прайм. Зашифровано стандартным общевойсковым кодом. Длительность записи одиннадцать секунд, после чего передача прервалась. Содержимое сообщения сильно повреждено. На орбите планеты зафиксирована работа мощной станции РЭБ. Параметры станции не классифицированы. Все военные и гражданские каналы связи заблокированы. Командный пункт войск Альянса в Константе на связь не выходит. На низких орбитах планеты пассивными датчиками зарегистрированы множественные сигнатуры класса корвет и истребитель. Ускорение и параметры входа в атмосферу не соответствуют возможностям гражданских судов. 
А вот и Сарен пожаловал. 
— Выведите сообщение на обзорный экран. 
Что конкретно происходило на записи, понять было очень сложно. Из-за активных помех, полученные данные были сильно повреждены. Пропали полностью или были серьезно искажены целые блоки данных, превращая и так не слишком четкую картинку в набор пикселей, периодически прерываемый полной потерей изображения или звука. Запись была сделана внутри помещения, загроможденного всевозможной аппаратурой, явно военного назначения. Кто-то громко кричал, причем разобрать что именно, было совершенно невозможно. За три секунды до конца сообщения, шум и крики перекрыл совершенно невероятный звук, отдаленно напоминающий вой сирены немецкого пикирующего бомбардировщика «Штука», хорошо известный мне по кадрам кинохроники времен Великой Отечественной. Но мощность его была неизмеримо выше. Полагаю, что у тех, кто находился вблизи от источника, просто полопались барабанные перепонки. Последним кадром были рушащиеся прямо на камеру бетонные перекрытия. Кто бы ни пытался предупредить нас об опасности, в живых его уже точно нет. 
— Похоже, что ситуация осложнилось. Мистер Прессли, сколько до Иден Прайм? 
— Двадцать три минуты, сэр. При учете сохранения прежней скорости сближения. 
— Объявляйте тревогу. Я сейчас поднимусь на мостик. 
Андерсон повернулся ко мне и Найлусу. 
— Готовьтесь, господа, ваш выход. 
Последние слова капитана потонули в реве баззеров тревоги и сирен оповещения. Механический голос ВИ дополнял картину локального апокалипсиса: 
— Боевая тревога. По местам стоять, к бою готовиться. До герметизации десять минут. 
В коридорах и отсеках корабля воцарился хаос. Топот множества людей, бегущих на боевые посты, перекрывался криками и отрывистыми командами. Кто-то прямо на ходу натягивал на себя части скафандра. В раздетом по пояс мужике, который едва не затоптал нас по пути в ангар, я с удивлением узнал старшего инженера Адамса. Неопытная команда, две трети которой впервые ступило на борт «Нормандии» за пару часов до этого похода, просто не успела освоиться на совершенно новом для них корабле. Хорошего в этом было крайне мало, особенно учитывая присутствие СПЕКТРа-турианца. Полагаю, что счет Андерсона к штабным стратегам на Арктуре вырос еще на пару порядков. 
Аленко и Дженкинс уже были на месте, умело и быстро облачаясь в боевое снаряжение. Мы с Найлусом присоединились к общему веселью. Учитывая опыт и сноровку, доставшуюся мне от настоящего Шепарда, весь процесс занял не больше сорока пяти секунд. Обернувшись, я встретился с уважительным взглядом турианца, который еще не успел натянуть и загерметизировать перчатки. Один ноль, в пользу Альянса. 
Мое внимание привлекла группа техников в гражданских скафандрах, неторопливо ползающая по боевой машине пехоты, занимавшей четвертую часть ангара. Немного поколебавшись, я направился к ним, жестом призывая старшего. 
— Лейтенант-коммандер Шепард, командир десантной партии. Представьтесь. 
— Старший группы заводских испытателей. Моя фамилия Шеер. 
— Что с БМП? Почему машину сопровождают гражданские техники? 
Заводчанин обернулся, цепким взглядом окинув мощную боевую машину. 
— Два дня назад «Мако» выкатили из сборочного цеха. Это первенец. Никто не знает, как машина поведет себя во время эксплуатации. Испытания серийных образцов еще не проводили. Нас сорвали с мест прямо посреди рабочего дня, наобещав золотые горы после возвращения. Мы даже семьям сообщить не успели! А так, БМП в полном порядке: топливные элементы только что поменяли, боекомплект загружен, ядро протестировано, пушка и пулемет проверены. Бери, да стреляй, если вы, конечно, экипаж найдете. 
— Я бы хотел поговорить с вашими людьми. Не возражаете? 
Шеер неопределенно пожал плечами, прекрасно понимая, что от его согласия ничего не зависит. Впрочем, все остальные техники уже сами подошли к нам, не заморачиваясь на условности. Один из них, выйдя немного вперед, произнес: 
— Что, капитан, хреново дело? 
— Хреново, ребят. Совсем хреново. Несколько минут назад наша колония на Иден Прайм подверглась нападению неизвестного противника. Что там сейчас происходит, неизвестно. Связи с гарнизоном нет. Да что там за гарнизон: два батальона мотопехоты и эскадрилья истребителей на планету с четырехмиллионным населением. Мы единственные, кто может им помочь. Больше боевых кораблей Альянса в системе нет. У меня три человека подготовленных для наземных операций, включая самого. У СПЕКТРа своя задача, но, по мере сил, он нам поможет. 
Посмотрев на взволнованные лица техников, я продолжил: 
— В общем, вот так, мужики. Мне нужна БМП. С экипажем. Приказывать вам, я права не имею. Давить на жалость и сознательность, не хочу. Вы никому ничего не должны. Думайте. 
Техники переглянулись. Никаких тайных жестов и перемигиваний я не заметил. Просто двое из них, в ответ на взгляд заговорившего со мной, утвердительно кивнули. Первый тут же обернулся, и произнес: 
— Капитан, мы ведь не дети малые. Все понимаем. Да и послужить довелось не меньше вашего, — техник усмехнулся каким-то своим воспоминаниям. — Будет вам экипаж. Да не волнуйтесь, не подведем. На прототипах «Мако» не одну сотню часов накатали. Считай, своими руками его на колеса поставили. Грех такого красавца кому-то другому отдавать. Он как родной уже стал. Жалко. 
Я рассматривал лица немолодых уже техников и никак не мог взять в толк, как так получилось, что всего три процента землян готовы служить в армии? Что нужно было сделать, чтобы убить в мужчинах один из основных инстинктов — защитника? Стоявшие передо мной ребята вовсе не показатель. Они явно бывшие военнослужащие, и, скорее всего, успели повоевать. Для них этот шаг очевиден, и его правильность не обсуждается. 
Но они исключение. На Земле больше миллиарда безработных. Еще больше тех, кто официально живет за чертой бедности. Вся планета пестрит плакатами с призывами поступать на военную службу. Экстранет забит спамом от вербовщиков Альянса. За службу в армии платят отличные деньги, заработать которые на гражданке может только человек, получивший достойное образование. Дают кучу льгот и привилегий. Но, нет. Люди будут дохнуть с голода, гнить под забором, не имея крыши над головой, пойдут на панель и вступят в уличную банду. Но пойти в армию? Нет, что вы! Это совершенно невозможно! Зря Совет нас опасается, если не предпринять каких-то неординарных шагов, судьба человечества будет под очень большим вопросом. 
— Как вас зовут? 
Непринужденно улыбнувшись, техник закинул левую руку на голову, изображая несуществующий головной убор, а правой мастерски отдал честь, словно занимался этим большую часть жизни. Скорее всего, так оно и было. 
— Первый лейтенант Андрей Кравченко, морская пехота. Старший уорент-офицер четвертого класса Хайнеман и мастер-сержант Саймс, сухопутные войска. В отставке, разумеется. 
Козырнув в ответ, я с удовольствием пожал руки всем троим, признавая в них достойных представителей мужской половины человечества. Пусть «половина» — это слишком громкое слово, но пока остался хоть один, которому «не слабо», надежда еще остается. 
— Аленко, у нас найдется снаряжение для лейтенанта и его людей? 
— Не волнуйтесь, коммандер. У нас имущества на полнокровный взвод десанта. Не обидим бронекопытных. Вот только, как быть с гидросолдатом? Извини, брат, акваланга у нас не имеется. 
Нехитрый армейский юмор здорово разрядил гнетущую атмосферу неизвестности. Я был очень благодарен Кайдану, взявшему верную ноту в разговоре с неожиданными помощниками. 
Пискнул инструметрон, сообщая о срочном вызове от Андерсона. 
— Слушаю. 
— Шепард. Над зоной раскопок и Константой мощный слой облачности. Визуальное наблюдение невозможно. В данных условиях, использовать активные сканирующие системы слишком опасно. Пассивными датчиками обнаружены множественные источники теплового излучения. Там что-то горит или взрывается. Так что, обстановка на планете остается неопределенной. Неопознанные корабли идентифицировать так и не удалось. Из анализа данных, полученных пассивными системами наблюдения, можно предположить, что их функции и возможности сопоставимы с земными корветами и истребителями. Станция РЭБ, о которой говорил Прессли, находится на обратной от нас стороне планеты. Мы ее не видим. Но... Джон, ни с чем подобным мы ранее не сталкивались. Ее мощность просто невероятна. К тому же, ты не хуже меня знаешь, что ни одна из рас в пространстве Цитадели не обладает технологией блокировки сверхсветовой связи. Одно можно сказать точно — это не батарианцы. 
— Дэвид, вы успели связаться с Арктуром? 
Виртуальное изображение Андерсона посмотрело на меня как на убогого. 
— Прости, это был глупый вопрос. 
— Принимается. До того, как мы вошли в зону активных помех, на Арктур были переданы все имеющиеся данные. В систему Утопии направлена ударная группа Второго Флота. К сожалению, они будут здесь не раньше, чем через восемнадцать часов. Часов через восемь можно рассчитывать на помощь боевой группы коммодора Гарольда. Они на учениях относительно недалеко от нас. Но сил у него не много: носитель, четыре крейсера и два дивизиона фрегатов. 
— Ясно. Каков план? 
Андерсон на секунду замешкался, выводя на экран моего инструметрона виртуальную карту местности. 
— Мы войдет в атмосферу в трехстах километрах севернее Константы. Опустимся ниже уровня наземных радаров и, используя рельеф, подойдем на расстояние двух километров от места раскопок. Ближе не получится, там местность ровная, как стол, и полно гражданских. Твою группу высадим вот в этой точке. Найлуса на полтора километра южнее. 
— Андерсон, какой смысл распылять и так ничтожные силы? 
— Спроси у него сам. Он мне не подчиняется, идиот чертов. У него, видите ли, задание Совета и он не собирается отказываться от его выполнения. 
Было видно, как Дэвид едва сдерживает собственную ярость. 
— Мы будем в районе высадки через семнадцать минут. Надеюсь, у тебя все готово. 
Андерсон отключился, предоставив мне самому разбираться со строптивым турианцем. Разговор с Найлусом не задался с самого начала. Он не хотел слушать ни просьб, ни предложений. Мои доводы он просто игнорировал. В конце концов, я пришел к выводу, что он принципиально не желает идти с моей группой. Логика в этом была. Идти на боевое задание вместе с людьми, на планете которых режут гражданское население — верный способ нарваться на крупные неприятности. Одно дело — симпатизировать человечеству, а другое — умирать за его интересы. Героическая смерть явно не входила в планы турианского СПЕКТРа. Боюсь, что в этот раз он перехитрил сам себя. Ну, наше дело предложить... 
Пока мы болтались в космосе, у меня не было времени подумать о том, что за тонким корпусом фрегата бесконечная черная бездна. Зато при входе в атмосферу, я ощутил все прелести космических полетов. Трясло так, что, попади язык между зубами, доктору Чаквас пришлось бы потратить уйму времени, чтобы пришить его обратно. Ощущение того, что от раскаленной плазмы за бортом тебя отделяет несколько сантиметров обшивки, прямо скажем, ниже среднего. Малейший сбой систем, и участь американских астронавтов с шаттла «Колумбия» нам обеспечена. В момент входа в атмосферу, космические корабли наиболее уязвимы для атаки противника. Одно единственное попадание может привести к практически мгновенной гибели судна вместе с экипажем. По нормативам Альянса, десант на планету с мощной системой планетарной обороны, считается удачным при потере до сорока процентов кораблей первой волны вторжения. Почему-то мне не слишком хотелось проверять такие умозаключения на собственной шкуре. 
Но сегодня была не наша очередь умирать. «Нормандия» без проблем незамеченной добралась в заданный район. Потратив несколько секунд на высадку турианца, Джокер с заметным креном вправо стартанул к месту десантирования моего отряда. Здоровенный фрегат, превосходящий размерами любой летательный аппарат моего времени, с завидной легкость несся в нескольких метрах от поверхности. Через открытую аппарель смотреть на это было жутковато. 
С трудом оторвавшись от незабываемого зрелища, я связался по индивидуальному каналу с Аленко. 
— Кайдан. Присмотри за Дженкинсом. У него слишком много дури в голове. С таким настроем он и сам ни за грош погибнет, и нас с собой заберет. 
В ответ лейтенант только кивнул, давая понять, что моя просьба услышана. 
— Десять секунд до высадки. 
— Ну что, орлы, зададим супостату? За мной!

Желающим помочь в работе над текстом стучать вот сюда
 
 
Отредактировано.SVS


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 27.04.2013 | 1616 | 23 | м!Шепард, приключения, экшн, слава, Наш ответ Кейси Хадсону | Слава
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 84
Гостей: 79
Пользователей: 5

Alone2050, ARM, bug_names_chuck, Azula, unklar
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт