Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Errans in ténebris. Глава 1. Часть 2

Персонажи: Адриан Маттсон (новый персонаж), м/Шепард, экипаж и команда "Нормандии" СР-1;
Описание: капитан Шепард не мог быть первым, кто обвинил Сарена Артериуса в предательстве, ведь к тому времени турианец уже был напичкан имплантатами, летал на Жнеце и выращивал кроганов. Так что же будет, если обнаружится второй СПЕКТР, считающий Сарена угрозой всей галактике, и объединится с Шепардом?




Set The Controls For The Heart Of The Sun

Некоторое время спустя в кабинете посла Доннела Удины.
— Информация, предоставленная вами, бесценна, — начал посол Удина. — Теперь Совет не сможет более нас игнорировать. Тем не менее, я не вижу смысла дальнейшего нашего сотрудничества.
— Что..? Но я же... Но ведь... — растерялась кварианка.
— Всего хорошего. Удачи на жизненном пути. А теперь прошу покинуть территорию посольства людей.
— Но... — начала обескураженная девушка, но посол уже отвернулся. — Сержант Уильямс, выведите ее отсюда.
— Слушаюсь, — Эшли направилась к поникшей кварианке.
За то недолгое время, что они добирались до посольства, кварианка успела рассказать, как ей удалось получить эту информацию, и Маттсону импонировала независимость девушки, ее сила и скромность. На всю галактику считанные единицы смогли бы вот так, в полевых условиях, без всякой подготовки вытащить из памяти гета данные, а она говорила об этом, как о некой ничего не стоящей рутине. Да и тот факт, что кварианка не растерялась и, благодаря ее помощи, он не схлопотал пулю, говорил о многом; но главным было другое — она напомнила ему другую кварианку, жившую очень давно...
— Стоять! — рявкнул Адриан — Эшли встала как вкопанная — сработала армейская выучка, все взоры обратились к Маттсону. — А про меня что скажете, посол? — ледяным тоном поинтересовался он; Тали, стоявшая недалеко, успела заметить, как вспыхнуло и снова стало едва заметными пресловутые голубые отсветы под капюшоном.
— Вам не кажется, что вы по-скотски отнеслись к Тали’Зоре? — все в том же тоне продолжил Адриан.
— Да как вы смеете...
— Смею, я Спектр. А еще я могу вас сейчас застрелить. Как думаете, хотя бы объяснений от меня потребуют?
— Вы не посмеете, — нервно ответил Удина, делая шаг назад.
— Спорим? — оскалился Маттсон.
— Вы пойдете на убийство? Из-за чего? Из-за этой нищенки и бродяжки?
— Если сейчас не заткнетесь, точно пристрелю.
— «Неужели он его убьет? — с ужасом думала Тали. — Из-за его слов? И... Ради меня? Кварианки?» — эта мысль одновременно казалась жуткой, страшной, но вместе с тем... Никто и никогда еще так за нее не заступался — и там, в переулке, он спас ее... Но если в переулке его еще интересовали найденные ей данные, то теперь...
— Не надо, — тихо попросила девушка.
Адриан посмотрел на Тали и убрал руку с пистолета. 
— А люди все не меняются, — с непонятным сожалением протянул он.
— Итак, раз инцидент исчерпан, — решил побыстрее сменить тему капитан Андерсон, бросив косой взгляд на тут же уткнувшегося в уни-инструмент посла. — Похоже, в этот раз Совету некуда деваться, теперь они признают вину Сарена. Что скажете, Спектр?
— Нападение на Иден Прайм сложно отрицать, как и эту запись. Но Сарен один из лучших Спектров, веру Советников в него поколебать будет все равно непросто. Несколько лет назад я уже пытался доказать, что Артериус вышел из под контроля. Результат очевиден.
— Вам не удалось собрать доказательств?
— Удалось, но Совет счел их эфемерными.
— Даже доказательства другого Спектра?
— Да, но они не были настолько масштабны и очевидны как Иден Прайм... Но все равно молитесь, чтобы в этот раз их проняло. Поэтому и мне, и вам, капитан Андерсон, перед Советниками лучше не появляться.
— Вы знаете..?
— Знаю.
— Я связался с представителями Совета, — вновь заговорил Удина, опасливо поглядывая на Маттсона. — Нас ждут в Башне Цитадели через двадцать минут. Шепард, Уильямс, пойдемте. Лейтенант Аленко будет ждать нас у Башни.
Едва троица вышла, Маттсон ядовито заметил:
— Кажется, нас кинули. Скажите, Тали’Зора, вы и в самом деле хотите участвовать в погоне за Сареном?
— Ну да, раз уж так получилось, и я в курсе происходящего, то бросить все и заняться своими делами как-то....
— И еще это именно то «большое приключение», о котором мечталось в юности, я угадал? — неожиданно мягко сказал Маттсон.
— Да, — девушка смущенно уставилась в пол. — Вот только капитан Шепард, похоже, против.
— Мне так не показалось. Посол — да, против, почему, кто его знает — может, политика — кварианцы же лишены посольства, может, просто по жизни сволочь. В любом случае, не думаю, что его мнение будет непреложной истиной для капитана. Есть подозрение, что Шепард сам терпеть Удину не может. Если что, на этом можно сыграть — пойти поперек решения посла, зачислить вас в команду — что может быть приятнее.
— Вы сами собираетесь отдельно преследовать Сарена или вместе с капитаном?
— С капитаном. Впрочем, у меня имеется и вполне корыстный интерес — Шепарду наверняка дадут корабль, причем неплохой, быть может, ту же «Нормандию», а я вот сейчас сижу на Цитадели без транспорта — кораблю прилично досталось на последнем задании, и он на верфи, а других подходящих — нет. Да, предлагаю все же и нам отправится к Башне и ждать великих политических деятелей внизу, если нет возражений. Таки интересно, сделают Шепарда Спектром или нет.
— Принято, — пробасил Рекс и направился вслед за группой с горделиво вышагивавшим впереди Удиной.
— Рекс, не торопитесь. Процедура посвящения в Спектры не такая уж и быстрая, все эти пафосные речи и разглагольствования о долге, ответственности за судьбы галактики и прочее в том же духе.
— Вы считаете, что это не так?
— Я считаю это пустой болтовней и работой на публику. Да, Спектры охраняют покой галактики, но все не так радужно, как Совет пытается выставить. Да и бережем мы, подчас, в первую очередь задницы Советников, а потом уже все остальное. А вы ожидали чего-нибудь более романтичного?
— Не сказала бы, что более романтичного, но все несколько по другому все представляла.
— Ну, если совсем уж начистоту, среди Спектров иногда встречаются настоящие идеалисты... Но редко.
 

***


— Это еще кто? — Маттсон заметил прислонившегося к стене рядом с лифтом Башни Цитадели турианца в стандартной черно-синей броне СБЦ, но с синим голографическим визором на левом глазу и синими же татуировками на светло-серых лицевых щитках.
— Я его уже увидел, — подал голос Рекс. — С Шепардом. Какой-то офицер СБЦ
— Тогда ладно, раз с Шепардом, стрелять начнем позже.
Тали недоуменно воззрилась на Спектра, надеясь, что под маской это будет незаметно. 
— «Неужели он всех подряд убивает? Вот так вот просто? Да он же псих».
— Не стоит так волноваться, Тали’зора, я не маньяк, как вы подумали. Сейчас я бы в любом случае пальбу не открыл. Даже Спектру придется долго и нудно объясняться за стрельбу без повода в Президиуме, да еще у самой Башни; но я предпочитаю быть живым параноиком, чем доверчивым, но мертвым.
— «Да как он сумел заметить? Я же в маске», — и вслух: — Но ведь Шепарду вы сразу поверили.
— Я точно знал, кто он.
Маттсон, а вслед за ним Тали и Рекс остановились в нескольких метрах от лифта и турианца; тот правильно оценил обстановку и подошел к ним.
— Гаррус Вакариан, — представился он. — Вас я помню, вы — Рекс, — он посмотрел на крогана. — Как я полагаю, остальные тоже знакомы с капитаном Шепардом?
— Верно, — Адриан окинул его взглядом. — Офицер СБЦ?
— Да, пока еще.
— Я Спектр Адриан Маттсон, к вашим услугам, — он слегка наклонил голову. — Тали’Зора нар Райа, — кивок в сторону кварианки. — Мы тоже с Шепардом. А вы как затесались в наш круг?
— «Ничего себе, — изумилась про себя кварианка. — То его даже имя не интересует, а вдруг такие вдруг манеры.»
— Расследовал дело об измене Сарена Артериуса, но его закрыли за
недостатком улик — руководство отказалось предоставить больше времени. Теперь, если капитан согласится, последую с ним за Сареном.
— Узнаю Паллина, — усмехнулся Маттсон.
— Вы знакомы?
— Приходится.
— Шепард еще в Башне? — спросил Адриан у турианца.
— Да. Я видел, как Шепард в сопровождении каких-то людей входил в лифт; обратно еще не спускался.
— Что, неужели его все-таки сделают Спектром? Прямо не узнаю Советников. Тогда подождем, что еще остается.

 

 

Spectre Induction

 

 

Все двадцать минут ожидания прошли молча, общаться никто не рвался, все ждали.
— Интересно, это Шепард? — Маттсон углядел спускающуюся кабину через стекло шахты лифта.
Несколько секунд спустя из поднявшихся створок дверей лифта действительно показался капитан в сопровождении сержанта Эшли Уильямс и лейтенанта Кайдена Аленко.
— Я так понимаю, вас можно поздравить, капитан Шепард? — подошел к нему Адриан.
— Верно, — он развел руками. — До последнего сомневался, что меня все-таки назначат; большая честь для меня.
— Ну ну, Шепард, мне таких громких слов говорить как раз не нужно, я ведь не Советник, — ухмыльнулся Маттсон.
— И все же, это так, я ведь стал первым человеком-Спектром, что странно. Вы же — Спектр. И — человек?
— Нет, Шепард, я не человек.
— Тогда кто вы? — резко спросила Эшли.
— Пытаетесь понять, надо ли меня ненавидеть, как пришельца, или можно стерпеть, как человека? — едко ответил Адриан. — Не знаю, разочарую вас или нет, сержант, но я не человек, культивируйте ксенофобию дальше.
Уильямс скрипнула зубами, но стерпела, все же перед ней был Спектр.
— С чего вы решили, что мне свойственна ксенофобия? — холодно спросила она.
— Читал ваше личное дело и психологический профиль.
— Но ведь эта информация закрыта и находится только в ведении Альянса.
— Вы и в самом деле в это верите?
— Довольно, — капитан решил задавить перепалку в зародыше. — Эшли, Кайден, отправляйтесь на «Нормандию», как хотел Удина. Через несколько часов встречаемся в посольстве, Удина собирался что-то объявить. Точное время он еще пришлет.
— А... — начала кварианка, но ее предупредительно перебил Адриан.
— Шепард, я бы хотел обсудить с вами участие Тали’Зоры в грядущем мероприятии, когда у вас будет время, — дипломатично начал Маттсон. — И свое собственное.
— Я почти не сомневался. Гаррус, вы ведь тоже изъявили желание участвовать в преследовании Сарена. Вы можем совместить, если стороны не возражают.
— Нет, даже любопытно, — отозвался турианец.
— Рекс?
— У меня свои дела, потом приду в посольство, — бросил кроган и направился к соседнему лифту в Жилые сектора.
— Кто это был в черном? — уходя от лифта, спросил Кайден Эшли. Та, оглянувшись, начала что-то рассказывать.
— Кто-нибудь знает местечко, где можно спокойно и без лишних ушей продолжить наш разговор? — Шепард обвел взглядом своих потенциальных собеседников, когда те так же удалились.
— Есть одно местечко, не так далеко, вот только...
— Что?
— Вам и Вакариану переодеться бы, в броне по приличным заведениям...
— В чем-то вы правы. Скажем, через полчаса в заведении?
— Без меня вас туда не пустят. Давайте перед входом в СБЦ, у стоянки аэрокаров..
— Тогда через полчаса.

Memories

— Идти вам, Тали, как я понимаю, некуда? — неожиданно спросил ее подошедший Маттсон. Когда Гаррус и капитан ушли, кварианка пошла посмотреть на памятник ретранслятору, оставив Спектра у лифта — с башни спустился какой-то саларианец, видимо его знакомый, и у них завязался разговор. Девушку поразил Президиум, его просторы, озеро в середине. Хоть она и выросла в космосе, на корабле, и должна была привыкнуть к простору, именно жизнь на корабле наложила свой отпечаток, а вовсе не вид из иллюминатора, и ее немного пугал простор Президиума, ей было неуютно, да еще эта стилизация неба над головой — тонкая пленка удерживающего воздух поля и все. Нет, девушка понимала, что в таком виде оно существует столетия, а все системы продублированы и не раз, но комфорта это не добавляло. Да и просто видеть небо вместо металлического потолка была крайне непривычно.
— Ну, вообще да. И я никогда не была в Президиуме, кварианцев сюда просто так не пускают, прямо как кроганов. Здесь очень красиво и просторно.
— Да, корабли Мигрирующего Флота тесноваты.
— Откуда вы знаете? Неужели вы бывали на кораблях Флотилии? Вас пустили?
— Видел голограммы, вы не первая представительница вашего народа, которую я встречаю.
— Вам очень доверяли, если решились показать голограммы.
— Да, наверно.
— Нервничаете? — вдруг спросил Адриан.
— Верно. Но как вы узнали?
— По тому, как вы двигаетесь. И потом, вы не первая кварианка, кого я здесь наблюдаю.
— и как же я двигаюсь? — с изумлением спросила девушка; она и не думала, что пластика тела выдает ее; и уж точно она и не предполагала, что кто-то посторонний, не кварианец, сможет эту пластику прочитать.
— Вы стараетесь встать ближе к стене или к перилам, держитесь подальше от окон, стараетесь, чтобы над вами по возможности был потолок, а если его нет, то периодически бросаете на «небо» взгляд, как будто желая удостовериться, что оно все еще там.
— Ваша правда, — смущенно пробормотала она.
— Все в порядке, Тали’Зора, так ведут себя почти все кварианцы, это совершенно нормально, учитывая ваш образ жизни. Некоторые вовсе не могут выходить на открытые пространства.
Они помолчали.
— Удивительно, правда? — девушка, желая сменить тему, указала рукой на памятник, неспешно мигавший синими огнями. — Протеане создали столь совершенную станцию, разработали технологию настолько сложную, я имею в виду ретрансляторы, что мы так до сих пор не можем ее понять, и установили памятник своим достижениям.
— А раньше вы видели его изображения? — Адриан тоже посмотрел на памятник ретранслятору.
— Да, конечно.
— Вы никогда не думали, что это может быть не просто памятник?
— Не очень понимаю, о чем вы.
— Например, что это рабочий прототип ретранслятора, а не просто глупая скульптура.
— Прототип? Но зачем? Да еще в самом центре Цитадели?
— В целях экономии, допустим. Зачем строить новое, если можно приспособить что-то старое? Или им вовсе могла пользоваться элита их общества или правители.
— Вы и вправду верите, что он работает? «Зачем строить новое, если можно приспособить что-то старое». Вы говорите прямо как кварианец.
— Все возможно, — он пожал плечами. — Я придерживаюсь пессимистичного взгляда и, как иногда говорят люди, «жопой чую», что от него будут еще проблемы. Если он и впрямь работает, то кто знает, что из него может вылезти. Да, я много общался с вашими соплеменниками.
— Как говорят? Я не сильна в физиологии людей, неужели они и впрямь так могут делать?
— Нет, конечно, — рассмеялся Спектр. — Это только фигура речи. Будем считать, что это синоним «интуиции». А что если Цитадель и ретрансляторы построили вовсе не протеане, а кто-то до них? Что если этот памятник — знак уважения мощи древних?
— До протеан? Но кто тогда?
— Понятия не имею, — как-то чересчур быстро ответил Адриан. — Но галактика существует очень давно, протеане для нее были буквально вчера. Неужели за эти бесчисленные столетия до появления протеан не могла появиться высокоразвитая раса? А протеане лишь воспользовались ее наследством.
— Но почему та раса исчезла?
— Естественные циклы истории — расы появляются, достигают своего пика, а потом постепенно приходят к закату и в небытие.
— И протеане так же?
— Не думаю, когда они исчезли, их цивилизация находилась в зените. Их уничтожили. Те, кого Сарен назвал Жнецами.
— Откуда вы знаете?
— Учил историю, — саркастично ответил ее собеседник. — Не обижайтесь, — примирительно добавил он. — Интересовался, одно время.
Повисло молчание и уже через пару минут Тали стала чувствовать себя не в своей тарелке и стала судорожно придумывать новую тему для разговора.
— Я никак не ожидала, что на космической станции создадут такое большое озеро, даже думать не хочу, чего это стоит, — девушка наконец придумала.
— Да, недешевое удовольствие, но такой впечатляющий вид того стоит. Да, я только что сообразил. Вы же тоже вооружены.
— Меня не пустят?
— Пустят, сдать только придется. Пойдемте к СБЦ пешком, заодно покажу вам Цитадель по дороге
 

***


— Так куда же мы все-таки летим? — поинтересовался Гаррус, едва аэрокар поднялся в воздух.
— В «Чаандел».
— Что?!
Шепард и Тали недоуменно посмотрели на турианца, сидевшего впереди, рядом со Маттсоном.
— Там одно блюдо стоит столько, сколько я получаю за месяц.
— Да, не самое дешевое заведение на Цитадели, — хохотнул управлявший чудом инженерной мысли Адриан. — Но есть и куда более дорогие заведения. Зато это самое безопасное, вы ведь этого хотели, Шепард.
— Хотел, но за чей счет гуляем?
— За мой, — невозмутимо ответил Маттсон.
— Хм, безопасное... тем не менее сотрудников СБЦ туда никогда не пускают, у хозяйки есть такая волшебная бумажка.
— Естественно, зачем там СБЦ, клиенты клуба и сами более чем в состоянии обеспечить себе безопасность, в том числе и от прослушки.
— Но почему именно в ресторане такие меры безопасности? — не унимался Вакариан.
— Обсуждать насущные вопросы и заключать миллионные контракты всегда гораздо приятнее сидя в мягком кресле и попивая дорогое вино, нежели на металлическом ящике на каком-нибудь заброшенном складе.
— И никто не опасается, что его будут подслушивать из-за соседнего столика.
— Нет. Для начала, прежде чем кто-либо получит право быть посетителем, идет тщательная проверка биографии; а поскольку в этом заинтересованы все, сумма на это уходит немалая, качество соответствующее. Плюс, существует внутренний кодекс заведения, запрещающий одновременное проведение переговоров конкурирующих компаний с третьими лицами и все такое прочее.
— И такая публика согласна терпеть присутствие Спектра?
— Во-первых, я не всегда был Спектром. А во-вторых, у них нет выбора — я друг хозяйки, Сеерты Т’Роаны.
— Любопытнее всего, что когда я однажды попытался найти ее личное дело, то его не оказалось. Вовсе. Но ведь один из отделов СБЦ должен был его составлять, когда она открыла свое заведение. А стоило мне об этом заикнуться, как на меня выразительно посмотрели и посоветовали не лезть не в свое дело.
— СБЦ всегда отличалось внимательностью не к тем, к кому нужно, — саркастично ответил Адриан. — Лучше бы наркоторговцев ловили.
— Как я знаю, только Спектр может изъять дело или вовсе запретить его составлять, — Гаррус буквально впился глазами в Адриана. Впрочем, ничего увидеть под слоями ткани он все равно не мог, как ни старался.
— Ошибаетесь, не только, главное знать, кому платить.
Турианец хмыкнул и уставился в окно.
— А название «Чаандел» что-нибудь значит? — спросила Тали.
— Значит, в переводе с языка одной из неоткрытых планет название переводится как «безопасное пристанище». Собственно, таким этот ресторан и задумывался изначально.
— Неоткрытых планет?
— Да, та планета не занесена ни в один официальный реестр. И официально не открыта. Неофициально, кстати, тоже.
— Тем не менее, вы знаете их язык, — Вакариан снова заинтересовался разговором.
— Знаю, один из языков. Я жил там несколько лет.
— Спектр, несколько лет проводящий на неизвестной, но населенной разумными существами планете? — Гаррус пошевелил мандибулами и надбровными щитками, изображая иронию.
— Это было задолго до того, как меня назначили. Кстати, Шепард, ничего кроме стандартной формы Альянса у вас не нашлось? — по тону Маттсона было не понять, просто это вопрос или ирония.
— Нет, гражданских вещей у меня с собой нет. Да и вполне нормальная форма. Офицерскую что ли надо было одевать?
— Было бы еще хуже.
— Мне тоже что-нибудь выскажете? — едко спросил турианец.
— Сойдет. Вот и мы прибыли, — Адриан заложил крутой вираж и плавно опустил аэрокар на площадку перед входом в клуб.
— Выгружаемся и строимся, — скомандовал Маттсон и полез наружу.

 

 

***


Над неприметным входом с типовой дверью горела типовая голографическая вывеска с написанным на нескольких языках названием. К удивлению Тали, среди языков оказался даже кварианский. По обеим сторонам двери стояли типовые вооруженные охранники — турианец и кроган.
— Приветствую, Спектр, — почтительно отозвался турианец, едва квартет подошел к дверям.
— Зартхус, ты же вроде в отпуск собирался, если мне не изменяет память.
— Так с завтрашнего дня и ухожу, — турианец раздвинул в стороны мандибулы. Видимо, подразумевалось, что это улыбка.
— А вас я что-то не припомню, — Маттсон повернул голову к крогану.
— Это Гарт, новенький, пару месяцев всего работает.
— А куда делся Гервуг?
— Он неожиданно женился пару недель назад и уехал на Палавен.
— Ну, удачно отдохнуть. Пойдемте, — бросил он через плечо.
Турианец предупредительно распахнул перед ними дверь, коснувшись панели.
Далее последовал совершенно типичный тамбур еще с ротой охранников, а вот выход из тамбура уже кардинально отличался — высокая двустворчатая дверь из лакированного красного дерева с латунными ручками и латунными же вставками.
— Это что, настоящее дерево? — удивился Гаррус, внимательно осматривавший дверь, пока кварианка сдавала оружие.
— Интересно, как вы отреагируете на обстановку самого клуба, если вас даже дверь поразила, — ехидно отметил Адриан и вошел в зал, распахнув обе створки.
Его спутники из когда-то далекого и фантастичного для него будущего вошли следом и замерли, распахнув рты.

 

 

 

 

 

Rain

Их взорам предстало обширное помещение, залитое приглушенным светом многочисленных медных светильников, висящих под самым потолком, затянутым тканью, расписанной темно-коричневыми узорами по песочному фону в азарийском стиле, и паркетным темного же дерева полом. Под медными плафонами, тем не менее, виднелись очень даже современные лампы. По стенам, обшитым панелями темного дерева, причудливыми узорами расползались зигзаги металлических полос белого и золотистого цветов. Справа, сразу у входа, наверх вела винтовая деревянная же лестница, левее от лестницы был лифт с решетчатыми дверьми, сквозь которые виднелся скучавший портье-саларианец в стилизованных под смокинг одеждах.
Слева вдоль стены шла длинная дубовая барная стойка, за которой по стене шли полки с многочисленными бутылками. Стена, конечно же, была зеркальной. За стойкой опять таки сновали два саларианца в как бы смокингах. В стене за стойкой была дверь, ведущая в подсобные помещения и на кухню. Оставшееся место в зале было сплошь усеяно столиками разнообразных размеров, в расчете на любую компанию, с соответствующих размером ковром под каждым. Приглядевшись, девушка заметила, что мотивы рисунка на них были кварианскими, но не нынешних кварианцев — подобные рисунки она видела в голограммах интерьеров трехсотлетней давности, еще до войны с гетами. Противоположная стена была гигантским окном, сквозь которое было видно никогда не гаснувшие огни других районов Цитадели.
На втором этаже, куда вела уже упомянутая лестница, стояло три бильярдных стола и, за низкой перегородкой из матового стекла, кресла вокруг небольших столиков, но Маттсону и спутникам этого сейчас, конечно, не было видно. Лифт же вел значительно выше — на третьем этаже располагались десять комнат для проведения особо важных переговоров, на четвертый и пятый этажи были отведены под гостиничные номера, буде посетители захотят задержаться.
— Ну, как вам? — обернулся к спутникам Спектр. — Мой любимый клуб на Цитадели.
— Это... это потрясающе, никогда не видела ничего подобного, — восхищено протянула Тали.
— Еще бы, где вы могли увидеть, на Флотилии-то.
— Сколько лет прожил на Цитадели, но подобного не встречал. Сколько же это все стоит.., — даже Гарруса проняло, пусть не столько внешний вид помещения, сколько стоимость, но проняло.
— Мне случалось видеть подобные интерьеры на изображениях, — наконец подал голос молчавший все это время Шепард. — Это ведь земной стиль, верно?
— Верно, претензия на ар-деко.
— Это когда такой был? — с неожиданным любопытством переспросил капитан.
— Первая половина двадцатого века.
— Адриан! Никак тебя все-таки сюда занесло, — раздался низкий бархатистый голос вышедшей из двери позади стойки, чья бледно-голубая, почти белая кожа ослепительно смотрелась в драпировках воздушной полупрозрачной лиловой ткани, свободно развевавшейся вокруг ее стройного тела, иногда как бы ненароком просвечивавшего сквозь легкую ткань. На тонких руках азари блестели многочисленные золотые браслеты, а тонкие длинные пальцы были сплошь усеяны кольцами; часть головных отростков по периметру охватывали тонкие золотые цепочки, непонятно как державшиеся. Чуть асимметричное лицо азари нельзя было назвать красивым, но оно все же притягивало взгляды — полные, но тоже почти белые губы и тонкий изящно вылепленный нос с едва заметной горбинкой, а в ослепительно голубых, светившихся изнутри глазах роились озорные искры. Троица, сопровождавшая Маттсона, забыв о всяких приличиях, пялилась на нее во все глаза, Гаррус и Шепард — с искренним восхищением, Тали же впервые в жизни кольнула зависть к чужой красоте.
— Здравствуй, Сеерта, — по голосу Адриана чувствовалось, что он тепло улыбается.
Азари подошла, игриво посмотрела на Маттсона и вдруг порывисто его обняла.
— Я скучала. Ты так редко в последнее время заходишь.
— Дел много навалилось, — он обнял ее в ответ, но практически тут же отстранился. — Познакомься. Гаррус Вакариан, Тали’Зора нар Райа и первый человек-Спектр, капитан Шепард. Дама и господа, это блистательная хозяйка не менее блистательного заведения Сеерта Т’Роана.
— Так они все с тобой? И давно вы знаете Адриана?
— Сегодня познакомились, — невольно улыбнулся капитан, не в силах устоять перед ее шармом. — А вы?
— Да лет сто уже или больше.
— Не преувеличивай.
— Да нет, правда, это же было в...
— Сеерта, нам бы поговорить в спокойной обстановке, — перебил ее Маттсон, но она уже и сама поняла, что увлеклась и сболтнула лишнего. — Есть столик где-нибудь в углу у окна?
— Твой любимый столик всегда свободен, — она ослепительно улыбнулась. — Он невелик, но, думаю, вы поместитесь. Идем.
— Кто у тебя сегодня на кухне?
— Зайнзайндис.
— Совершенно психованный ханар, но готовит изумительно, — поделился Адриан. — Сколько раз он уже увольнялся?
— После двадцатого раза я перестала считать. Может, ты его припугнешь? Ты же какой-никакой, а Спектр.
— И что мне ему сказать? Что щупальца в узел завяжу, если еще раз уволится? Так пробовали уже, помнишь? — оба расхохотались.
Тали невольно поймала себя на мысли, что Адриан и Сеерта замечательно вместе смотрелись, эдакая пара, сказавшая «нет» всем окружающим, и были бы, вероятно, прекрасной парой.
— «Так может они и есть пара? Ведь ни один из нас ничего о нем не знает, кроме имени да звания Спектра.»
— Присаживайтесь, сейчас пришлю официанта.
Гаррус сел напротив Адриана, Шепард, соответственно, напротив кварианки.
— А теперь еще одна небольшая изюминка заведения. Тали, выключите на пару секунд электронику в шлеме, — дождавшись утвердительного кивка девушки, Маттсон коснулся почти незаметной панели на корпусе лампы, у самого основания. На долю секунды свет померк, а музыка прервалась, но тут же все стало, как прежде.
— Что это было? — кварианка уже успела вновь активировать системы шлема, в том числе и переводчик.
— Сначала — глушилка жучков, выжигающая у них электронику, а сейчас, как я понимаю, вокруг висит звуконепроницаемое поле, музыка ведь идет из динамиков в лампе, так?
— Вы правы, Гаррус.
— Неужто не предусмотрели, что разговор могут считать по губам?
— Предусмотрели — вряд ли вы обратили внимание, что у посетителей, сидящих за столиками, губы то как раз и не двигаются — поле попутно генерирует еще и голограмму внутри сидящих, в точности повторяя их движения — в целях безопасности, да и с персоналом как-то подзывать надо, но вот мимику голограмма не воспроизводит. Присутствуют еще некоторые ухищрения, но сейчас это не важно.
— Если каждый столик так оборудован, то это же уйма денег. Откуда у этой Сеерты такая сумма?
— Как я уже сказал, многие богатые и влиятельные представители различных рас заинтересованы в подобном заведении. Собственно, за всю эту электронику платила не Сеерта, а мы.
— «Мы»?
— Я тоже далеко не бедствую, Гаррус. И расслабьтесь уже, вы сейчас не на службе, так что потенциальных нарушителей закона можно уже не искать. А вот и наш официант.
Турианец, чуть притормозив на границе поля, подошел к столику.
— А, так ему, наверно, пришлось сначала отключить, а затем опять включить переводчик, — догадалась кварианка.
— Приветствую всех вас в клубе «Чаандел». Здравствуйте, Адриан, — персонально поприветствовал он Маттсона.
— Рактус, — Спектр сделал вид, что козырнул ему. — Какую кухню сегодня готовит Зайнзайндис?
— Для вас, — турианец обвел взглядом сидящих за столиком. — Любую.
— Ну-с, прошу, заказывайте, — обратился Адриан к остальным.
— Азарийская у вас есть? — поинтересовался Шепард.
— Как же ее может не быть, — официант повел мандибулами. Возможно, это было ехидство или ирония?
— Попробовать что ли, — задумчиво протянул Шепард. — Да, давайте.
— Любую? У вас готовят кваринские блюда? — несколько удивилась Тали — как правило, в дорогих ресторанах кварианской кухни не было, по объективным причинам — сами кварианцы позволить себе посетить их не могли, а турианцы не очень-то жаловали кварианскую кухню.
— Да, конечно, — кивнул официант.
— Мне... Мне тогда кварианское меню, — девушка чувствовала себя неловко, что кто-то прислуживал ей за столом, на Флотилии это не практиковалось совсем.
— Мне турианское, — Гаррус даже не колебался.
— А вы что же, ничего не будете? — спросила Маттсона девушка, втайне надеявшаяся, что за едой он снимет ткань, закрывавшую лицо.
— Нет, не буду, я как раз был здесь, когда узнал про вас, Тали. Рекомендую еще заказать напитки, здесь хороший выбор.
— Сейчас принесу меню.
— Но здесь нет цен, — растеряно сказала сказала Тали, едва открыв показавшееся ей жутко неудобным меню в виде книги.
— Еще одна небольшая особенность клуба, — ядовито прокомментировал Вакариан.
— Совершенно верно, — в тон ему ответил Адриан. — Когда у тебя на столе лежит контракт на пару миллионов, ценами на блюда как-то перестаешь интересоваться.
 

***


— Что ж, — начал Шепард, едва официант ушел с заказами. — Начнем, пожалуй. Из присутствующих, с вами я ознакомился раньше всех, Гаррус. С вас и начнем. Итак, зачем же вам преследовать Сарена, он ведь турианец, а напал на человеческую колонию?
— Хотя бы потому, что я чувствовал себя идиотом, когда мне поручили найти доказательства вины Сарена в атаке на Иден Прайм, — усмехнулся тот. — Кто разрешит копаться в личном досье Спектра? И потом, я считаю, что своим предательством он позорит всю нашу расу, Иерархию. Я мог бы еще долго распинаться на эту тему, но не вижу смысла. Я считаю, что он виновен, что своими действиями он предал все, во что верят турианцы. И я прошу вас, Шепард, позволить мне участвовать в операции. Еще, честно говоря, мне до смерти надоела бумажная волокита в СБЦ.
— Да, СБЦ тот еще рассадник бюрократии, — издал смешок Маттсон.
— Вот именно. Одно дело — просто знать об этом, и совершенно другое — во всем этом принимать участие. Раздражает неимоверно, особенно когда из-за этого из-под носа сбегают преступники.
Капитан неподвижно смотрел на абажур лампы.
— Я охотно принимаю вашу помощь, Гаррус, лишние руки никогда не повредят.
— Что мешает вам принять помощь и Тали’Зоры, а, Шепард? — несколько ехидно поинтересовался Адриан.
— Мне? Мне ничего не мешает, мешает Удине и, видимо, в основном не в меру выпирающее самолюбие, — усмехнулся капитан. — И все же, мне хотелось услышать, почему вы готовы ради нашего маленького приключения прервать... Как его? Паломничество?
— Да, верно, — начала Тали. — Как я уже говорила, мой долг как кварианки — помочь в борьбе с гетами. Вдобавок, Сарен совершил нападение на мирную колонию и, как я теперь знаю, хочет призвать из небытия Жнецов, уничтоживших до этого протеан. Кем я буду, если продолжу Паломничество, зная о таком? И если ему удастся задуманное, мне будет просто некуда возвращаться. Именно поэтому я хочу прервать Паломничество.
— Разумно. Поскольку теперь я Спектр, и право препятствовать моим действиям и решениям имеет только Совет, я принимаю вас в отряд. А Удина может пойти и удавиться где-нибудь.
— Спасибо, капитан, — с чувством сказала девушка.
— Вот и пропитание, — Маттсон заметил официанта. — Предлагаю немного отложить мой допрос и отвлечься на чревоугодие. Мысленно поднимаю бокал с вами за назначение капитана Шепада Спектром, первым среди людей. Еще раз мои искренние поздравления.
Три четверти сидевших опорожнили бокалы.
— Немного странно, что мы будем сидеть есть, а вы на это смотреть.
— Если вас это смущает, то пойду погуляю. Скоро вернусь.
— А что вы думаете об этом Спектре? — обратился Шепард к кварианке и турианцу. — Вы с ним провели, как я понимаю, больше времени, чем я.
— Меня можно не спрашивать, со мной он только поздоровался, да представил Тали’Зору и крогана.
— Что скажете вы, Тали?
— Он знает о Жнецах, он, кстати, знает кварианский, может и другие языки, не знаю. Он, в конце-концов, Спектр. И он с двумя ножами бросился на группу вооруженных наемников, вы ведь видели.
— Видел. Вот чего я не могу понять, так зачем я?
— Но ведь именно вам, не ему, разрешили и поручили преследовать Сарена.
— Это верно, — Шепард снова уставился на абажур настольной лампы.

 

 

The Presidium

 

 


Через час в кабинете посла Удины.
— Итак, Шепард, — начал посол, когда все собрались, причем квартет с капитаном явился последним. Удина неодобрительно посмотрел на крогана и особенно на кварианку, но благоразумно промолчал, связываться со Маттсоном ему не хотелось. — Просмотрев доступные на текущий момент корабли и обсудив положение с капитан Андерсоном, было принято следующее решение, — посол сделал паузу. — Под ваше командование отдается фрегат «Нормандия», как судно, наиболее полно отвечающее вашим целям и задачам. Осталось закончить некоторые формальности и завтра можете вылетать. Мои поздравления. Засим все, — посол пожал руку Шепарду и вышел.
— Да уж, кратко и по существу. Он точно политический представитель человечества? А как же прочувствованная и напыщенная речь часа так на три? — сарказм сочился и капал на пол из каждого слова Адриана.
— По счастью, он устал, — отозвался Андерсон.
— Но ведь это удар в спину, они просто списали вас, корабль — ваш, — обратился к нему Шепард.
— Буду честен, я не так рассчитывал сойти с «Нормандии», но вам корабль сейчас нужнее. Мы обязаны остановить Жнецов. Если для этого от меня требуется отказаться от корабля, то пусть будет так. Сообщите, когда соберетесь улетать, я вас провожу.
— Да хорошо, — кивнул капитан, и Андерсон вышел.
— Остальные тоже могут расходиться, — обратился Шепард к отряду. — Сейчас свяжусь все-таки с Удиной, узнаю, когда он все до конца уладит и сообщу вам время отбытия. Явиться попрошу заранее.
— Тали? — позвал девушку Адриан.
— Да? — она замерла в дверях.
— Вам точно есть, где ночевать?
— Конечно, переночую на корабле.
— Ну смотрите, могу вселить вас в один из номеров «Чаандел». Я и сам туда отправляюсь.
— Право, не стоит.
— А пока вы спите в номере, ваш корабль могли бы отогнать на мою верфь, незачем вам платить аренду за стояночное место, одно дело делаем.
— Я... не стоит, правда.
— Бросьте, передайте номер причала и стыковочного узла, ваш корабль заберут.
— Ну, хорошо, — сдалась кварианка. Тали было неудобно перед Спектром, она стеснялась его неожиданной заботы и внимания, но была благодарна. Неизвестно, сколько продлится ее путешествие на «Нормандии», а простой был довольно дорог для нее, она вообще думал продать корабль, но тогда бы ей пришлось искать других кварианцев в Паломничестве, путешествовать с ними, да и так возвращаться, даже без своего корабля, на Флотилию, ей не хотелось. Отец бы наверняка прочитала длинную лекцию, что бы она не привезла с собой в качестве дара из Паломничества. Уж это он мог.
— Отлично, идемте.

 

 

Отредактировано. Докторъ Дре


Errans in ténebris - блуждающие во тьме.
В тексте использованы композиции:
Set The Controls For The Heart Of The Sun - Pink Floyd;
Spectre Induction - Richard Jacques, Jack Wall and Sam Hulick;
Memories - Borislav Slavov;
Rain - Blackmill;
The Presidium - Jack Wall.

 

 

 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 01.05.2013 | 992 | 1 | Тали, Блуждающие в темноте, Гаррус, Шепард, yellow_label_turian_tea | yellow_label_turian_tea
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 44
Гостей: 42
Пользователей: 2

Nightingale, Malina
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт