Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

«Корд» и K°. Глава 11

Жанр: Adventure, Action;
Персонажи: Сидут, Аида Редрок, капитан корабля «Корд» Ян «Кара»;
АвторkytyZov;
Описание: Что же решил капитан? Что ж, ответ в конце главы.
От автора: глава переполнена любовью, трагичностью и трупами.



 В грузовом доке Цитадели пришвартовалось судно, сильно потрёпанное и избитое. Половина корпуса была покрыта язвами пробоин, а через некоторые дыры можно было даже разглядеть внутренние отсеки, безнадежно поврежденные и смятые. Корабль прибыл через ретранслятор из систем Терминуса, и его нашли дрейфующим в туманности Змея. Патруль Альянса наткнулся на него совершенно случайно и отбуксировал сюда. А теперь обшивку корабля в нескольких местах вскрывали техники, пробиваясь сквозь завалы и переборки. Вот вынесли азари в комбинезоне ученого, едва дышащую и покрытую ожогами. Следом извлекли тело кварианца. Маска его скафандра была разбита, а лицо представляло собой мешанину из крови и костей. Отдельно друг от друга вынесли две половины человека в боевом костюме, одна была оплавлена, со второй, оттаивая, капала кровь. Картина была ужасная, все находившиеся вне спасательной капсулы были мертвы. Выжили только трое — двое людей, мужчина и женщина, а так же один турианец-солдат.

 За всем этим наблюдали двое: турианец и человек. Они везли какой-то контейнер в сторону другого дока, но решили остановиться и посмотреть, что же такое принесло течением космоса.

***

 Аида находилась на четвертой палубе, когда по кораблю прокатился первый удар. Схватившись за поручень на переборке, кок удержалась на ногах. Теперь двигаться было опасно — по кораблю открыли огонь и пол вполне мог поменяться местами с потолком. Вскоре кок почувствовала ещё один удар, за ним ещё и ещё. Внизу, под ее ногами, раздался скрежет, словно кто-то тупым резаком вскрывал старую бочку. Теперь оставалось только молиться, что бы «Корд» вынес свой экипаж на свободу из разверзшегося вокруг ада.

 Не то что бы кок была не права, но находящиеся в БИЦ попали в настоящую преисподнюю. Стоявшие бастионом возле ретранслятора корабли наемников попытались достать «Корд» с дистанции чуть большей, нежели были способны бить прицельно их орудия. Будь противников двое или даже трое, пилоты «Корда» легко бы ушли с линии огня и обошли противника. Но огонь вел целый небольшой флот, поэтому шансы выжить таяли с каждой секундой. Пилотам удалось вывести судно из под первого залпа и, прикрываясь щитами, двинуться к спасительному ретранслятору. Но перед ними, занимая пространство, висели корабли «Синих светил», которые уже готовились ко второму залпу.
— Щиты до 50, остатки на движки! — скомандовал первый пилот, что-то меняя в настройках полета, второй пытался проложить маршрут мимо ощетинившихся врагов.
— Есть! Щиты 50 процентов! Двигатели готовы! — доложил координатор, руки которого порхали над панелью управления.
— Капитан! Оставшиеся возле Омеги суда двинулись в погоню! — доложил навигатор, заметив движение на радаре раннего обнаружения.
Ловушка стремительно захлопывалась, но капитан был спокоен.
— Есть брешь! — радостно крикнул второй пилот, не сдерживая эмоции, а первый, едва услышав это, задал новый путь и включил двигатели на полную мощность, с места стремясь проскочить сквозь появившийся проход. Но внезапно дырку в строю наемников закрыл здоровый транспортник, неизвестно как здесь оказавшийся.
— Держитесь! — едва успел воскликнуть первый пилот и начал экстренное торможение, одновременно уходя с линии огня наемников. Лишь по счастливой случайности залп прошел вскользь, и щиты, ополовиненные в мощности, выдержали.
— Щиты до ста, остатки на двигатель!
— Есть поднять щиты до ста! До полной активации щита пять, четыре, три...
Раздался ощутимый удар в области нижней палубы, а затем истошно завопила аварийка: трюм разгерметизировался.
— Твою мать за ногу! Разворачивай днищем, там уже нечего терять! — рявкнул Ян, и пилоты подставили под следующий удар трюм. Ещё толчок, но щиты уже успели активироваться, и «Корд» выдержал.
— Уйти невозможно, нас взяли в клещи, пути отрезаны. Мы погибнем. — лаконично сказал координатор.
— Отставить погибать, мать твою батарианскую два раза! Щиты перераспределить и закрыть верхние палубы, и во имя Троих — активируйте эту чертову пушку!
— Капитан! Энергии не хватит на поддержку орудия и щита сразу! Щит тогда закроет только отсек ядра, двигателей и БИЦ! — крикнул второй пилот.
— Значит, закрывай так, курица трусливая! Мы должны выжить! Иначе не может быть!
— Сэр, щиты перераспределены, до готовности орудий семь... Шесть...
В это время раздался сильный удар откуда-то снизу. Надрываясь, словно умирая, кричала аварийка.
— Капитан! Попадание в левый борт! Четвертая палуба повреждена! Разгерметизированы шахта лифта и несколько кают! Необходимо активировать щиты...
— Пять...
— Отставить! Орудия навести на цель J-2!
— Четыре...
— Орудия наведены, готовность номер один!
— Три...
— Щиты снять! Остатки мощности в двигатели, с пушки не снимать!
— Два...
— Двигатели готовы, щиты сняты!
— Один...
— Прыжок на J-2! Огонь по моей команде!

 Мгновения тянулись целую вечность. Никогда братья пилоты ещё не были так сосредоточены. Сейчас решали не секунды. Сейчас решали миллисекунды, боги и удача Капитана.
 «Корд» с места рванул на один из кораблей противника, словно собираясь его протаранить. В это мгновение подоспевшие фрегаты «Синих светил» дали залп, который вскользь прошел по кораблю, но этого оказалось достаточно для того, что бы вывести из строя один из семи двигателей. Прыжок хищника грозил превратиться в падение, но в следующее мгновение турианцы слаженно выровняли корабль, и «Корд» метнулся к противнику.
— Ноль!
— Огонь по J-2! Скорость не сбавлять!
 За миллисекунды до столкновения из носовой части корабля вырвался смертоносный луч, пронзивший цель насквозь. Со стороны казалось, что время замерло. Замер «Корд», едва ли не касаясь орудием корпуса корабля противника. И внезапно цель J-2 разорвало взрывом на мелкие куски, а «Корд» нырнул прямо в центр огненного ада.

***

— Капитан! Пожар на пятой и четвертой палубах! Системы жизнеобеспечения выходят из строя! Разгерметизация в технических отсеках второй палубы! Носовой отсек и орудийная полностью уничтожены!
— Вся энергия на кормовые щиты и движки! Выжать максимум! Достать ретранслятор! Если не дотянете — каждому пальцы переломаю и засуну их в задницу до того, как нас догонят синявки!

***

 Аида очнулась от страшного холода. Нет, она была по прежнему жива и, как ни странно, цела. Но тело сковал жуткий холод. Девушка попыталась встать и с ужасом поняла, что рука, которой она ухватилась за переборку, намертво примерзла. Рванувшись пару раз и вскрикнув от жуткой боли, девушка услышала писк аварийки. Это означало, что в отсеке скоро кончится кислород. Аида знала, что чуть дальше, в каких-то трех метрах от неё, находится щиток с изолирующими аварийными шлемами и баллоны с воздухом. Но достать их она не могла — предательская рука никак не хотела отпускать металл переборки, который уже стал покрываться инеем от дыхания кока. Совсем скоро девушка почувствовала, что дышать становится все труднее, и наконец сознание покинуло изголодавшийся по кислороду мозг.

 Но стоило Аиде только закрыть глаза, как она почувствовала легкое прикосновение к лицу, а затем поток живительного воздуха устремился в ее легкие. Она распахнула глаза и задышала часто-часто, словно утопленница. Когда мутная пелена перед её взором рассеялась, девушка увидела батарианца, который, как всегда, был закован в свой боевой костюм, рассчитанный даже на выход в космос. Динамики шлема донесли до ушей кока хриплый, искаженный электроникой голос Сидута:
— Ох, Аррида. Прости, что так поздно — пришлось добираться по техническим туннелям, лифт вышел из строя. Еле поспел тебе на помощь...

 Девушка не могла удержать слезы. Он снова здесь. Он снова спасает ее. Но чужое имя резало ее уши, словно нож. Батарианское, рабское имя.
— Си... Сиду-ут... За что?.. — сквозь слезы пыталась спросить Аида, но батарианец приложил палец к своему шлему, мол, молчи, и, достав плазменный резак, начал резать металл переборки, к которому примерзла девушка. Совсем скоро металл накалился, и рука Аиды с болью вернулась к своей хозяйке. Когда дело было сделано, батарианец встал и повел девушку куда-то в сторону от лифта. Вскоре они дошли до каюты кока, делившей её с Линой, и, после непродолжительного мучения с дверью, попали внутрь, где было несравнимо теплее, чем в коридоре.
 Аида уселась на свою койку и, вздрагивая от холода, попыталась снова заговорить с солдатом, но тот махнул рукой и начал сам:
— Скажи, Арри, что тебе сказал наш капитан? В частности, про нас, батарианцев.
— Он не наш капитан, а твой, — с обидой сказала девушка и пересказала все, что услышала в капитанской каюте о батарианцах. Выражение лица Сидута невозможно было увидеть из-за забрала шлема, но когда девушка закончила, в его голосе звучало расстройство.
— Да, капитан сказал тебе чистую правду. Но он не знал, что такая судьба постигает только кастовых рабов. Ты же рождена свободной и, будучи спасенной мной, остаешься свободной, хоть и должной мне.
Услышав это, девушка не могла поверить своему счастью. Но батар не закончил.
— Аррида, я тебе дал священное имя. Такие имена не дают рабам, такие имена дают представителям лучших семей, дочерям полководцев, героев.
— Но... Почему ты дал мне такое имя? — недоумевала девушка. Сев на койку с ногами и, обняв свои колени, она пыталась хоть как-то согреться. Сидуту можно было позавидовать, ведь его боевой костюм мог согревать своего владельца. А сам батарианец сидел и молчал. Когда Аида начала уже сильно дрожать от холода, оперативник, что-то переключив на своем инструментроне, пересел вплотную к коку и, приобняв за плечи, прижал ее к себе. Неожиданно для девушки, костюм батарианца начал нагреваться снаружи, согревая не только своего хозяина, но и прильнувшую к нему Аиду. Только кок успела расслабиться и как следует согреться, Сидут ответил на вопрос:
— Почему я дал тебе это имя? А ведь я и сам толком не понял, почему именно тебя я тогда вытащил из огня. Почему именно тебя оставил в команде. Почему...
Он повернулся к коку и аккуратно взял её волосы в свою руку, пропуская их сквозь пальцы, как ртуть.
— Я не понимаю сам себя. Ты красива, и... Не знаю, как тебе объяснить...
Сердце кока забилось быстрее. Неужели это правда? Неужели тайные мысли девушки сейчас облачаются в плоть реальности?
— Сидут... Ты меня любишь?
Пальцы батарианца замерли, выпуская волосы Аиды. Сидут резко отвернулся от девушки, и та почувствовала, что сморозила великую глупость, моментально покраснев.
— Нет... Арри, ты очень на нее похожа. Но ты не она... Нет...

 Батарианец замолчал, глубоко задумавшись, и больше не проронил ни слова, только его правая рука сжалась на груди, словно пытаясь удержать кусочек души. Аида ничего не поняла из того, что сказал её спаситель, но решила не мешать и, поплотнее прижавшись к согревающему её батару, почувствовала, как её клонит в сон. Вскоре девушка уснула, оставив оперативника SB-23 наедине со своими мыслями.
 Спустя некоторое время тишину в шлеме Сидута нарушил голос капитана, который доносился из коммуникатора:
— Мы в прямой видимости Цитадели, до контакта четверть часа. Выход в доки через аварийные шлюзы. До связи.
Пока капитан говорил, очнулась девушка, в ухе которой тоже был коммуникатор и, сонно потягиваясь, спросила:
— Сидут, мы ушли от них? Мы спасены?
— Да. Скоро мы будем на Цитадели.

***

Человек заговорил, повернувшись к турианцу:
— Хорошо, что это не мы в таком состоянии прибыли на Цитадель.
— Да, ты прав. Как вспомню ту бойню, все еще руки трясутся. Брат мой вон ничего, а я вспомнить не могу без ужаса, как мы протаранили тот корабль.
Неожиданно для беседовавших заговорил коммуникатор:
— Мальчики, вы опять за свое? Хватит лясы точить! Наша кок-коммандос уже рвет и мечет, ей нечем ребят кормить. Руки в ноги и бегом в док!
Мира, как всегда, была строга и сурова в гневе, а продукты были реально необходимы, так что ребята, взявшись за тележку, отправились к сухим докам, где «выздоравливал» после побега из Терминуса старый добрый «Корд».

 Прошла уже почти неделя после того страшного боя, который запомнит весь экипаж на всю оставшуюся жизнь. Лишь благодаря огромной удаче «Корд» сумел вырваться из западни, устроенной Синими светилами. Очень долго СБЦ держали у себя Яна, раз за разом пересматривая запись боя и гадая, что за орудие было установлено на носу корабля. Само орудие, как и все носовые отсеки, было уничтожены при входе во взрыв. В конце концов, после двух дней задержки, экипаж «Корда» был отпущен, и получено разрешение занять один из сухих доков. И вот теперь, на четвертый день, когда стало ясно, что корабль скоро взлетит, капитан сам отдал указание своему новому оперативнику вернуться к обязанностям кока.
 Аида была удивлена новому назначению не меньше всей остальной команды. Разве что Батарианец как-то странно улыбался. Но дело было сделано, и Аида была принята в экипаж «Корда» на правах солдата. В этот же день Сидут и Мира помогли ей выбрать броню, и теперь в шкафчике Аиды лежал комплект средней брони «Скорпион», тяжелый пистолет «Палач» и дробовик, похожий на те, что использовали братцы-кроганы. Аида очень удивилась, когда вместо пистолета-пулемета батарианец положил перед ней этого монстра. Но сам Сидут был непреклонен и сообщил, что теперь это ее оружие. Пока что Аида не брала его в руки, но капитан лично обещал девушке полный курс подготовки молодого бойца. А пока что девушка помогала в общем деле — ремонте корабля. Но сегодня особый день. Сегодня весь экипаж будет праздновать свое второе рождение, поэтому работы у кока было очень много. Сидут не мог ей помочь потому как активно участвовал в ремонте судна, поэтому единственное, на что могла рассчитывать девушка — так это на себя. Но вскоре появилась Мира, пришедшая в себя после смерти Адриана и, хитро подмигнув коку, прикомандировала к ней второго пилота и Кевина. И теперь, в четыре пары рук, работа была сделана в срок и максимально качественно.
 Накрыли, как и прежде, в кают-компании, которая не пострадала и теперь вся команда собиралась вокруг стола, кто-то сидя, кто-то стоя, но никто не жаловался. Наконец, когда все собрались, капитан встал со своего места, подняв руку, призывая к тишине.
— Друзья, — начал он, оглядывая всех собравшихся, — Сегодня у нас всех праздник, наш общий день рождения. Наш праздник и наш траур. Не все выбрались живыми из этого ада. Погиб в перестрелке Адриан Шепард, наш лучший оперативник и мой друг. Во время побега погибли наши техники, находившиеся в трюме, а именно: Сергей Банник и Корвен Аллен. Погибли наши солдаты, оказавшиеся в разгерметизированных отсеках — Нелок Маррон, Алекс Гаан. Погиб пилот челнока, Тони Рок. Без вести на Омеге пропал Ниро Лок. В тяжелом состоянии лежит Налус Рам.
Капитан замолчал, молчала и команда. Каждый потерял в этом бою друга. Капитан снял с себя фуражку и, положив ее на стол, продолжил:
— Мы должны помнить о них. Все они прожили достойную жизнь и честно служили под моим началом. Но сегодня праздник! Мы живы и должны идти вперед! За экипаж «Корда»! За самую лучшую команду во все галактике!
Грянул клич «За Корд!», и экипаж принялся за еду. Завтра продолжится ремонт и совсем скоро начнутся новые приключения. Так решил капитан.

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 07.05.2013 | 720 | 13 | батарианец, Корд и K°, kytyZov | kytyZov
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 102
Гостей: 96
Пользователей: 6

Dredd1875, Lexx3300, ARM, Чёрный_Лентяй, bug_names_chuck, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт