Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Реванш. Глава 17

Жанр: приключения, экшн; 
Персонажи: Ария Т'Лоак, м!Шепард/Лиара Т'Сони,  СУЗИ, ОС;
Статус: в процессе;
Описание: Джеймс не собирается сдаваться, но помощь ему не помешает.



Вега шел по коридору и смотрел прямо перед собой. Он старался сохранять внешнее спокойствие, и на лице его оставалось каменное выражение, но в душе Джеймс был взбешен вероломством Хелоувелла. Да, он понимал, что просто так его никто не отпустит. Им воспользовались, и теперь «Церберу» он без надобности. То, что они примут Джеймса в свои ряды, только если он пройдет процедуру укрепления лояльности, никак не придавало ему уверенности в своем успехе, тем более что перспектива превратиться в хаска Призрака его совсем не привлекала. 
Сейчас лейтенант даже не смотрел по сторонам: было бы наивным надеяться, что другие коридоры больше не охраняются. Джеймс не стал проверять свою догадку — не имело смысла. Видимо, поэтому его даже не сковали наручниками. Да и зачем? Хватка центурионов была настолько сильной, что не было никаких шансов освободиться. Вега не сомневался, что это парни достаточно крепкие, но также он знал, что броня «Цербера» брала на себя функции специализированного экзоскелета, усиливающего своего носителя. Его собственная броня была снабжена подобными механизмами, но костюмы «Цербера», по сути, были схожи с имплантатами, считывающие показатели мышечной и нервной активности своего хозяина. Хотя, тут уже можно было поставить под сомнение, кто кому приходился хозяином.
Если бы сейчас Джеймс был в своем костюме, он бы попробовал вырваться, но он понимал, что не сможет справиться голыми руками даже с одним из них. Это было бы тоже самое, что борьба с погрузчиком, напичканным гидроусилителями. А если вспомнить информацию, добытую у СУЗИ из зашифрованных архивов «Цербера», найденных на Новерии, то сомнений быть не могло вовсе. В тех данных говорилось, что для армии центурионов набирали физически сильных людей, отобранных по определенным параметрам и нормам. Тогда Вега пошутил, что он как раз подходит для этого, но та невинная шутка, именно сейчас, была не так уж далека от истины. Неужели из него сделают обычного штурмовика? Черта с два! Только теперь это было совсем не смешно.
Путь назад оказался если не короче, то дошли они гораздо быстрее: Вегу буквально волокли по коридору. Джеймс не отставал, и старался идти в ногу со своими сопровождающими: еще не хватало споткнуться и распластаться на полу, хотя и этого ему бы не позволили сделать.
Голова уже не болела. Видимо, боль вытеснила злость. Нет, не злость. Ярость. Холодная ярость. Мозг не был занят лихорадочными поисками вариантов побега. Сейчас их попросту не было.
Они оказались у двери комнаты, из которой менее получаса назад вывели Вегу. Охранник, идущий справа, разжал железную хватку и поднес левую руку с инструментроном к считывателю, но так же быстро вновь схватил Джеймса под локоть, да так оперативно, что Вега даже не успел опомниться. Шустрый.
— Мистер Вега, мне сообщили что нам придется продолжить наше общение. И не только я желаю этого. Ваша старая знакомая уже заждалась, — без капельки злорадства, по крайней мере так показалось Джеймсу, сказал доктор Гемис и поднялся со своего стула.
— Не скажу, что это доставляет мне хоть какое-то удовольствие. Постарайтесь понять. Я – ученый и мне жутко любопытно как все это работает, — продолжил он и подошел ближе.
Джеймс смерил его равнодушным взглядом, но с опаской посмотрел на кушетку, где бесформенной массой лежала азари. Сейчас ее тело было целиком укрыто бледно-желтой простыней, и саму ее не было видно, но азари была именно там, и это не вызывало никаких сомнений.
— Сюда! – доктор жестом указал охранникам на кресло, к которому прежде приковывали лейтенанта. С момента беседы с полковником, оно так и оставалось в вертикальном положении.
В этот момент пол под ногами ощутимо вздрогнул, на столах задребезжали инструменты, и освещение в комнате на секунду стало ярче, но тут же поблекло. Над дверью загорелась тревожная лампа, освещая комнату неровным, красноватым светом, и зазвучала далекая сирена, приглушенная плотной дверью и толстыми стенами.
Охранники переглянулись и уставились на доктора.
— Что вы на меня смотрите? Свяжитесь с полковником. Это же второй уровень тревоги! – визгливо выкрикнул Гемис. Вега разглядел, как на его лбу тут же проступили крупные капли пота.
Охранник, тот что был слева, поднял левую руку с инструментроном и освободил Вегу, чтобы правой активировать коммуникатор.
На этот раз Джеймс среагировал молниеносно. Он, что было сил, навалился плечом на охранника справа, и тот, скорее инстинктивно тут же толкнул Джеймса обратно. Это и было нужно лейтенанту: вместо того, чтобы сопротивляться, Вега, с помощью своего неожиданного союзника, с удвоенной силой врезались в левого охранника, чуть не сбил его с ног, но тот успел сделать несколько быстрых шагов назад, а Вега продолжил полет в сторону стола с оборудованием.
Левая рука была свободна, и Джеймс выставил ее, чтобы уберечься от удара ребрами об острый угол столешницы, но, под напором туши церберовца, его ладонь соскользнула и уперлась в прохладный металлический торец чемодана, через который управляли азари. Сейчас тот был закрыт.
Джеймсу уже заламывали руку. Еще чуть-чуть и его плечевой сустав бы не выдержал нажима. Быстро перебирая пальцами, лейтенант попытался нащупать ручку чемодана, а когда он посчитал что дело сделано, попытался ухватился за нее. Но не тут-то было. Центурион мертвой хваткой держался за него, усиливая нажим в болевом приеме. Джеймс стиснул зубы, чтобы не закричать – боль была невыносимой, но он не собирался сдаваться. Он рывком упал спиной на стол и увлек за собой церберовца. Теперь его мучителю некуда было дожимать болевой прием, но он все еще крепко держал руку лейтенанта. Теперь Вега мог спокойно дотянутся до чемодана.
Все было как во сне, но на самом деле их борьба заняла не более пяти секунд. В ушах Веги бешено пульсировала кровь, и прилив адреналина помог ему не сдаваться. Он схватился за ручку, и, без подготовки, нанес сильный удар своим новым орудием прямо по пластику шлема центуриона, а потом замахнулся для второго удара, но тут подоспел другой охранник. И, тем не менее, хватка первого ослабла и Вега высвободил руку, и, не выпуская чемодана, соскользнул на пол. Удар пришелся второму охраннику в бок, хотя тот вновь попытался отскочить.
Джеймс быстро поднялся на ноги и попытался найти укрытие, но на пути оказался Гемис. Казалось, он оцепенел. Немудрено. Наверняка, все сейчас произошедшее было для него слишком стремительным, к тому же он явно не ожидал что такие тяжеловесы могут быть настолько проворными.
— С дороги! – Вега бесцеремонно толкнул доктора в грудь и тот отлетел назад, не удержался и шлепнулся на собственную задницу.
Джеймс добежал до своего кресла и укрылся за ним, но тут же быстро выглянул и так же шустро спрятался, запомнив расположение противника. У одного церберовца был разбит шлем, точнее визор, и боец уже снимал его, так как ничего не видел через стекло, пошедшее мелкими трещинками. Сейчас от шлема было мало пользы.
Как и ожидал Вега, лицо церберовца было обезображено имплантантами, но это его не шокировало. Конечно, он выглядел намного уродливее, чем Хелоувелл, только у Джеймса сейчас не было ни времени ни желания, им любоваться. Солдат снял с пояса пистолет и направился к укрытию лейтенанта.
Вега взглянул вниз, и по неясной тени на полу увидел, что второй обходит кресло слева. Джеймс прижал массивный чемодан к груди, но тут кресло неожиданно стало опускаться, и лейтенанту уже негде было прятаться. Это была ошибка — выпустить доктора из поля зрения. Сейчас Гемис, с нескрываемым злорадством, держал в руке пульт управления. Надо было вмазать ему по роже. Да чего сейчас думать? Тогда Вега просто не видел в докторе угрозы.
Джеймс уселся на пол, как раз в тот момент, когда раздался выстрел. Он инстинктивно прикрыл чемоданом голову и очень вовремя: пуля со свистом стукнула в металлический кожух чемодана. Удар был настолько сильным, что Джеймс тут же получил мощный удар в лоб. В голове зазвенело. Еще несколько пуль ударило по чемодану.
— Идиот! Что ты наделал? – закричал Гемис. – Не стрелять! Вы его повредите! А!
— Полковник приказал охранять его, а не убивать, — голос принадлежал второму церберовцу. Это были первые слова, которые услышал от него Вега. Голос звучал вполне по-человечески, только был невыразителен, как у бездушной машины.
Джеймс, все еще прятался за чемоданом, когда скорее почувствовал, чем услышал, какое то движение у себя за спиной. Это было, как дуновение ветра и напоминало знакомое ощущение.
— Отберите у него чемодан, скорее! – заверещал Гемис. Похоже, он был не на шутку напуган. – Только осторожно!
Лейтенант осторожно обернулся, и увидел, что азари сидит на кушетке и осмысленно смотрит прямо на него. Она была окутана облаком темной энергии. Холодный пот проступил на его спине, и в кровь выбросило так много адреналина, что в голове зазвенело. Да. Воздух был наполнен биотикой. Именно это почувствовал Вега.
— Быстрее! – вновь завизжал доктор.
Церберовцы кинулись к Веге, и ему пришлось отбиваться чемоданом, но враги нападали и ловко уворачивались, обходя лейтенанта с флангов. Теперь Джеймс поравнялся с кушеткой азари, но та спокойно проводила его взглядом темных глаз, затем перевела взгляд на Гемиса.
— Ааа! – истерично заорал тот. – Чего вы медлите? Быстрее! Быстрее!
Джеймс высоко поднял над головой чемодан и со всей сил ударил его углом об пол. На такое небрежное обращение церберовский контейнер не был рассчитан. Вега, понял, чего испугался Гемис: несколько пуль пробили защитный кожух чемодана и, скорее всего, повредили содержимое. Судя по силе удара, охранник стрелял обычными патронами, что подтверждали глубина и диаметр отверстий на обшивке. Будь это бронебойные, они прошили бы чемодан насквозь.
Лейтенант яростно отмахнулся от назойливых центурионов и еще раз со всей силы ударил чемодан, но на это раз об стену. Или удар был настолько мощным, или Вега умудрился попасть под таким углом, что сорвало замок, но чемодан раскрылся. В том месте, где должен был быть голоэкран, зияли две пары сквозных пулевых отверстий, а на другой половине повреждения были менее значительны, но заметны.
Ярость, адреналин и радость от этой маленькой победы придали сил лейтенанту, и он сверху вниз ударил чемоданом по шлему церберовца. На пол тут же брызнули осколки пластика и каких-то электронных компонентов. Центурион как будто ничего не заметил, и тут же нанес ответный удар. Джеймс попытался увернуться, и ему это почти удалось, но тяжелая перчатка центуриона угодила в левую скулу лейтенанта и зацепила нос. Вега отлетел к стене, и, не успев сгруппироваться, ударился затылком, а из разбитого носа брызнула кровь. Неужели все закончилось? Джеймс был в отчаянии, и тяжело дышал. Лейтенант, несмотря на свою отменную физическую форму, явно проигрывал церберовцам. Или, может, ему что-то вкололи, пока он спал. Мысли бешеным галопом проносились у него в голове, в то время как Вега, словно в замедленном кино, безвольно наблюдал, как к нему направляются два громилы, но он равнодушно перевел взгляд на Гемиса, забившегося в угол. Доктор смотрел явно не на него.
В ушах у Веги сильно пульсировало, кровь стекала по подбородку, и капала за воротник. Джеймс с трудом поднял голову и увидел, что центурионы уже наклонились над ним чтобы поднять, но тут раздался сильный хлопок справа, и церберовцы исчезли, по крайней мере так показалось Веге. Через секунду раздался грохот в другом конце комнаты. Лейтенант тряхнул головой, раскидав капельки крови по сторонам, и увидел обоих центурионов, лежащих в неестественных позах. Они быстро очухались и пытались подняться. Теперь уже и второй охранник достал оружие и наставил его куда-то за спину лейтенанта.
Следующая волна оказалась сильнее предыдущей. Она вырвала с корнем хваленые крепления кресла Джеймса, по пути собирая все столики и оборудование. Теперь церберовцы оказались погребены под бесформенной кучей медицинского оборудования и искорёженной мебели. Они не шевелились, по крайней мере, пока.
Вегу стер кровь с лица и той же рукой попытался опереться, но соскользнул и больно ударился локтем. Его мутило. Скорее всего, он заработал сотрясение мозга. Джеймс прижался щекой к холодному металлу пола, пытаясь подавить рвотные порывы. Он беспомощно закрыл глаза, хотя прекрасно понимал, что сейчас не время отдыхать. Этот гаденыш, Гемис, мог позвать подмогу, если только уже не сделал этого. Охранники просто не успели. Они были заняты Вегой.
Джеймс уже хотел открыть глаза, когда к его плечу кто-то прикоснулся. Вега замер.
— Вы живы? – услышал он слабый, скрипучий, но явно женский голос.
Он осторожно открыл глаза и повернул голову в сторону голоса. Рядом с ним, на корточках, сидела та самая азари, стыдливо кутаясь в простыню. Джеймс обратил внимание, что в ее глазах, тоненьким ободком, были видны белки, а сам взгляд был тревожным.
— Да, — коротко ответил Вега и вновь попытался подняться. – Только голова жутко болит.
— Хорошо, — кивнула азари и попыталась улыбнуться бескровными губами. Джеймс все никак не мог привыкнуть в ее виду. Кожа жертвы «Цербера» была аномально бледной и, казалось, совсем иссушенной. Сейчас азари напоминала выжатый овощ или фрукт. А руки были настолько тонкими, что, казалось, сломаются даже от малейшего дуновения, но это все была иллюзия. Джеймс только что видел сам, что сотворило это несчастное создание.
— Спасибо, что освободили меня... – она сделала паузу и пристально посмотрела на губы лейтенанта, затем перевела взгляд на его глаза.
— Джеймс, — тут же ответил он.
— Спасибо, Джеймс. Меня зовут Брисса! – с легкой наклоном головы, ответила азари.
— Вы помните, что с вами произошло? – поинтересовался Вега, и вновь попытался встать. Брисса подала ему руку и помогла подняться.
— Я помню, как прибыла со своей группой в Нос Астра, но что-то случилось... И все – тьма, — она напряла надбровные дуги и опустила взгляд, пытаясь припомнить что-то еще. Сейчас Вега мог разглядеть на ее лбу бледный узор, которого не видел ранее.
— Это все, что вы помните? – удивился он.
— Остальные воспоминания отрывочны, — закрыв глаза, ответила азари. – Моя воля была подавлена и я не принадлежала себе. Я пыталась бороться, но безуспешно. Сейчас память медленно возвращается.
— Значит, вы еще не видели, что с вами сотворили? – тихим, с сочувствием, голосом сказал лейтенант.
— Я догадываюсь, что случилось что-то ужасное, — ответила она. – Я чувствую слабость, и мне кажется что вот-вот завалюсь назад. Что со мной не так?
Вега молча кивнул и отвел взгляд в сторону. Сейчас он больше всего боялся ее реакции. Видимо, она еще не успела как следует разглядеть, во что ее превратили.
Азари вытянула перед собой правую руку и замерла: в ее глазах отразился ужас:
— Богиня! — надрывно выкрикнула она и, забыв что здесь человек, скинула простыню и попыталась осмотреть, ощупать себя, насколько это было возможно. На ее лице отразились боль и отчаяние. Он медленно поднесла руки открытыми ладонями к лицу и быстро, глубоко задышала.
— Нет! – Брисса закрыла лицо руками. – Нет! Нет! НЕТ!
— Мне очень жаль, — Джеймс сам едва сдерживал слезы, видя как убивается азари.
Брисса не смогла сдержаться и зарыдала. Ее тело судорожно билось. Она пыталась сдержать стоны, но даже через пальцы пробивались ручейки слез.
Джеймс хотел успокоить азари, поднял с пола простыню и укутал ее, а потом попытался обнять. Осторожно взяв Бриссу за ее уродливый горб, он привлек ее к себе. Она тут же прижалась правой щекой к его груди.
— За что? За что? – причитала она, и ее тельце мелко вздрагивало. Джеймс еще сильнее прижал ее к себе, но ничего не ответил. Сейчас он ненавидел «Цербер» еще больше.
— Кто это со мной сделал? – она подняла голову и посмотрела Веге прямо в глаза. Сейчас ее веки набухли от слез, а в белках глаз появились толстые, фиолетовые прожилки, и зрачки уже приобрели почти нормальную форму и размеры.
— «Цербер», — вздохнув, ответил человек.
Брисса бросила взгляд на эмблему «Цербера»: по иронии судьбы, именно к этой части костюма она только что прижималась и ткань выглядела немного намокшей.
Вега опустил взгляд, потом посмотрел в глаза азари, когда та медленно убрала руки с его плеч.
— Я не работаю на «Цербер», — начал он, но Брисса медленно отступала. Она уже опустила руки и Джеймс увидел, что азари с невероятной скоростью собирает темную энергию.
— Я такой же подопытный, как и вы. Это не моя одежда! – попытался образумить он ее, но она, не моргая, смотрела как будто сквозь него. Ее взгляд был жестким, а губы сжаты в тонкую полоску. И, все же, она левой рукой придерживала простыню, но правой уже была готова нанести удар.
— Вы должны поверить мне! – сейчас Джеймсу стало по-настоящему страшно. Если Брисса выпустит всю свою энергию, у него не будет шансов выжить — никаких.
Азари шагнула влево от Джеймса, и с ее открытой ладони сорвался синеватый поток энергии, пронесшийся мимо Веги с причудливыми завихрениями и едва слышным низкочастотным гулом. Лейтенант обернулся и увидел, как огромный биотический кулак плотно трамбует остатки мебели и оборудования, вместе с церберовскими центурионами.
— Я верю, — азари вновь взглянула на лейтенанта. Сейчас она успокоилась и собралась. – Я помню часть твоих воспоминаний, как свои собственные.
— Фу! – Джеймс облегченно вздохнул, но тут же опомнился.
— А где Гемис? – Вега осмотрелся вокруг и даже заглянул под единственный уцелевший стол и кушетку, на которой до этого лежала Брисса. Доктора нигде не было.
— О! А я совсем забыла про него, — выдохнула азари, вытянула руку куда-то под потолок и резко повернула ладонь ребром вниз.
Тут же раздался визг доктора, Джеймс только успел поднять голову, как тот рухнул на пол.
— Моя нога, — заныл Гемис и пополз к столу. – Больно!
— Но как? – Вега с восхищением смотрел на азари.
— Удар, стазис – вся премудрость, — ответила она.
— Никак не привыкну, что для азари все это так просто, — Вега попытался выдавить из себя улыбку, но его вновь замутило.
— Просто? Ни капли. Это столетия упорных тренировок. Если хотите знать, не все азари на такое способны, даже с биоимплантатами.
— Простите, но... – вновь попытался начать Джеймс.
— Что? – остановилась она. Ее рот был слегка приоткрыт, а взгляд был прикован к лицу человека.
— У вас за спиной горб. Подозреваю, что он полон нулевого элемента, а кончики щупалец головы соединены с ним.
Азари устало выдохнула и ссутулилась, а затем с легкостью ощупала свою голову и спину. Джеймс еще раз удивился, но на этот раз ее гибкости.
— Чувствую, что я сильнее, чем обычно, — она вновь посмотрела на Джеймса.
— Насколько сильнее? — уточнил лейтенант.
— Значительно, — ответила она. – Но точных цифр я не назову.
— Мне это и не к чему. Я верю что вы – очень сильный биотик. Может, именно поэтому вы понадобились «Церберу».
— Может быть, — пожав плечами, ответила азари. – Но зачем?
— Зависит от того – кто вы, — предположил Джеймс.
— Матриарх К’Нодис, основатель биотического перфоманса, — Брисса высоко подняла подбородок, и на ее губах впервые появилось пусть и кривое, но уже больше похожее на улыбку выражение лица.
Ага, — кивнул головой человек, пытаясь скрыть свою некомпетентность. Он понятия не имел, о чем говорила азари.
— А вы?
— Джеймс Вега, лейтенант ВКС Альянса Систем, — вытянувшись по стойке смирно, и отдав честь, сказал он.
— Брисса! Думаю, при других обстоятельствах, наша встреча была бы в разы приятнее, но сейчас нам нужно выбираться отсюда, — быстро проговорил Вега, бросив мимолетный взгляд на Гемиса, корчившегося на полу.
— Где мы находимся? – деловито поинтересовалась азари, внимательно осматривая комнату.
— Предположительно на базе Цербера, на Омеге, — ответил он.
— Предположительно? – переспросила она.
— Да. Я не могу быть уверен... Я очнулся уже здесь.
— Давай уточним, — уже не смотря на лейтенанта, сказала Брисса. Сейчас Гемис снова завизжал, когда биотическая сила вновь подняла его в воздух, и он медленно поплыл навстречу азари.
— Хорошая идея, — ухмыльнулся Джеймс и обернулся к болтающемуся в воздухе человеку.
— Как видите, док, теперь мои руки свободны, и сейчас мне хочется задать вам пару вопросов. От вашей искренности зависит ваше здоровье... Я вполне доходчиво выражаюсь? – Вега, не мигая уставился в широко раскрытые от ужаса, глаза Гемиса.
— Я все скажу! Я все скажу! Только не убивайте, пожалуйста! – запричитал тот, и его безвольный подбородок задрожал.
— Итак, где мы находимся? – задал свой первый вопрос Джеймс.
— Это Омега! Да, вы правы! Вас доставили на Омегу! – дрожащим, сбивчивым голосом заговорил Гемис.
— Точнее!
— Это бункер «Цербера». Да, он на Омеге! – продолжил доктор.
— Как из него выбраться?
Гемис промолчал и только хлопал глазами. Весь его вид показывал, что он боится что его вот-вот ударят по лицу.
— Ну! – замахнулся Вега, и доктор попытался отпрянуть, но биотическое поле крепко удерживало его. Ему оставалось лишь плотно зажмуриться и ожидать неминуемой встречи его лица с кулаком Веги, но удара не последовало.
— Я не знаю. Я прибыл сюда совсем недавно и еще ни разу не покидал базу. Да и зачем мне это? — приоткрыв один глаз, ответил церберовец. – Там, снаружи, опасно!
— Как ты сюда попал? – продолжил допрос Вега.
— Как и все, через главные ворота, — дрожа всем телом, ответил док.
— Главные? Значит, есть и другие? – нахмурившись, спросил Джеймс и почти вплотную придвинулся к Гемису.
— Другие? – переспросил доктор.
— Да, другие: Запасные, черный ход, аварийный выход, — усилил нажим лейтенант.
— Откуда мне знать? Я не собирался никуда бежать, — Гемис опустил подбородок и исподлобья посмотрел на Вегу.
— Чем здесь занимается «Цербер»? – спросил Джеймс, но доктор не ответил, лишь отвел взгляд.
— Чем? – в этот раз Вега схватил его за подбородок и поднял голову. – Отвечай!
— Еще ничем! – с трудом ответил Гемис, так как его щеки и губы были прижаты пальцами лейтенанта.
— Еще? А чем собирались заняться? – не унимался Джеймс.
— Если я все расскажу, отпустите? – опасливо озираясь, поинтересовался Гемис.
— Если не расскажешь, я сломаю тебе шею, — прошипел Вега и для наглядности наклонил голову доктора на бок.
— Я все понял! – выпучив глаза, заторопился Гемис.
— Слушаю! – Вега отпустил Гемиса.
— Это лаборатория по созданию армии, — начал док.
— Что за армия?
— Новая армия. Такой еще не было! – в глазах Гемиса зажегся огонь, и в выражении лица появилась одухотворенность.
— Конкретнее! – прикрикнул Джеймс, доктор вздрогнул и часто заморгал, как будто Вега плюнул ему в глаза.
— Вы видели наших солдат? – спросил Гемис и взглядом указал на кучу, под которой были погребены тела двух центурионов.
Вега кивнул.
— Вы хотите увеличить количество солдат? – добавил он.
— Не только количество, но и качество. Другое качество! – почти торжествуя, произнес доктор.
— Разве вы не знаете, что процесс необратим и с каждым часом под внушением, разрушается человеческий мозг? — Вега вспомнил рассказ Лиары, когда он попросил ее объяснить подробности индоктринации.
— Кто говорит о человеческом мозге? – Гемис удивленно поднял брови. Он явно забыл, что Джеймс хоть и был в форме «Цербера», явно не был в курсе того, что здесь готовилось. Об этом знали немногие, и одним из них был именно доктор Гемис.
— То есть? – настала очередь Джеймса удивляться.
— Представьте, на что способны боевые азари, кроганы, турианцы?
— Я уже встречался с созданиями Жнецов, — покачав головой, ответил Вега.
— Нет. Другие. Жнецы – враги. Мы разработали для каждой расы специальные методы улучшений, подчеркивающие их сильные стороны и закрывающие слабые.
— Что? – Вега и Брисса переглянулись. Азари нахмурилась.
– Разве не понимаете, что с подобной программой лояльности мы можем заставить их воевать за нас, вернее - вместо нас? Зачем калечить людей? – как ни в чем не бывало, продолжил доктор.
Вега бросил быстрый взгляд на азари, но было уже поздно.
— Ааа!!! Скажи ей, чтобы отпустила, — тяжело дыша, запричитал Гемис. Ему явно было трудно дышать, но его руки и ноги крепко удерживались биотическим полем Бриссы.
— Зря ты это сказал, — Джеймс картинно покачал головой и пару раз цокнул языком.
— Так вот что со мной сделали? – в глазах азари промелькнул недобрый огонь и зубы скрипнули.
— Это не мы. Это было в другой лаборатории! Я даже не знаю, где она находится! – все так же, сдавлено, но более тяжело, прошипел доктор.
— Но ты же знаешь, что со мной сделали? – прищурив глаза, прошептала азари и ее пальцы слегка сблизились. В этот же момент Гемис закатил глаза и закашлялся. Брисса слегка ослабила давление.
— Ну? – повысив голос, продолжила она.
— Что вам нужно? – из глаз доктора потекли слезы. – Я все скажу!
— Может, ты расскажешь, что все-таки со мной сделали? – более ласковым тоном поинтересовалась Брисса, но даже Джеймс не поверил, что она сменила гнев на милость.
— Вас модифицировали, чтобы вы могли читать чужие воспоминания!
— Я и так могла это делать. Зачем же было меня уродовать? – ноздри азари расширились. Она наклонила голову, и ее подбородок почти коснулся груди. Ее пальцы вновь сблизились и Гемис замер. Брисса вновь ослабила нажим.
— Мы, то есть они, разработали метод записи и воспроизведения воспоминаний, снятых с вашего мозга — с особой области, если я все правильно понял, но я сам впервые держал этот чемодан в руках. До этого даже не открывал! Мне приказали! Что я мог поделать?
— Хм, — Брисса нахмурилась.
— Значит, весь это манифест и призывы прилета на Омегу – ловушка только для инопланетян? – уточнил Вега и Гемис кивнул в ответ.
— А почему нельзя было воспользоваться теми, кто на Омеге?
— Их трудно поймать. Они хорошо прячутся, и наши рейды не увенчались успехом. Здесь же добыча сама плывет к нам в руки.
— Какая мерзость. Ладно, — Джеймс вновь огляделся. – Где панацелин?
— Теперь уже не знаю, — пожал плечами доктор. – Раньше ящик стоял на моем столе, а сейчас, боюсь, в этом беспорядке уже ничего не найдешь.
— Отлично, — Вега махнул рукой, направился к куче мусора, и начал растаскивать завал.
Раскидав обломки мебели, он за ноги вытащил одного из церберовцев, того кто был без шлема. Часть его черепа была раздавлена, но Джеймс, на всякий случай, проверил его пульс на шее и удовлетворенно кивнул. Затем он отстегнул потайной фиксатор и словно дверку шкафа, раскрыл нагрудную пластину центуриона.
— Ага!
Джеймс продолжил раздевать поверженного врага до тех пор, пока не нашел, что искал: бронекостюм церберовца был снабжен автоматической миниаптечкой, в которой был небольшой резервуар с жидким панацелином. Вега аккуратно отключил контейнер с лекарством от системы и облегченно вздохнул:
— То, что надо.
Повертев в руках медицинский прибор, Джеймс поднес и прижал его к своей шее сзади: аппарат выдал порцию лекарства. Может это и было самовнушением, но Вега тут же почувствовал себя значительно лучше. Возможно, в предвкушении действия препарата. Для пущей уверенности, он сделал еще одну инъекцию.
— Теперь вы! — Вега протянул инъектор Бриссе, но та просто безропотно подставила руку. Джеймс аккуратно вколол ей лекарство.
— Спасибо, Джеймс, — почтительно наклонив голову, сказала она. Казалось, что ее голос стал звучать чище. Возможно, голосовые связки разработались. Неизвестно сколько он ими не пользовалась.
— Дайте мне. Кажется, я сломал ногу, — жалобно попросил Гемис. Он уже сидел на полу и держался за свою лодыжку. Видимо Брисса сжалилась над ним и опустила. Скорее всего, просто устала держать его.
Джеймс тут же скрутил фигу и продемонстрировал доктору.
— Нам нужно уходить, — упуская любезности, сказал Джеймс и с надеждой посмотрел на азари. – Вы со мной?
— Разумеется, только я... Как бы... — она взялась за край простыни и виновато улыбнулась.
Вега осмотрелся и с досадой прикусил нижнюю губу, но его взгляд упал на Гемиса, и недобрая ухмылка появилась на лице лейтенанта:
— Раздевайся!
— Что? — Гемис перестал тереть свою ногу и в недоумении поднял глаза.
— Плохо со слухом или мозги стряхнул? Снимай одежду, быстро! – нахмурившись, сказал Джеймс и наклонился к доктору и для пущей уверенности продемонстрировал свой кулак.
- Да, да. Я сейчас, — Гемис судорожными движениями начал нащупывать застежки своего медицинского костюма. Когда все они были расстегнуты, он, торопливыми движениями, через голову, стянул с себя китель и протянул Веге. Теперь он ждал дальнейших указаний.
— Штаны, — приказал Вега.
— Но моя нога... – начал доктор.
Вега присел на одно колено и начал снимать с церберовца ботинки. Закончив с этим, аккуратно поставил обувь на пол, Джеймс бесцеремонно, буквально вытряхнул доктора из его же штанов.
— Майку, — лейтенант выжидающе протянул руку, но ждать пришлось недолго.
Доктор Гемис сидел, обняв свои худые, волосатые коленки и с неприкрытой ненавистью смотрел на Джеймса.
— Можете одеваться, — Вега передал одежду и обувь азари.
— А ты отвернись, — прикрикнул он на доктора, но тот и не думал пялиться на Бриссу.
— Джеймс!
— Да? — он обернулся и тут же отвел взгляд в сторону. Азари была неглиже, и в нерешительности стояла с одеждой в руках.
— Боюсь, что самой мне не справиться. Не поможете мне?
— Да, разумеется, — Вега неуверенными шагами подошел к ней и принял одежду.
– Поднимите руку вверх, — азари повиновалась, и Джеймс осторожно продел рукава футболки и, так же не глядя, потянул ее вниз.
Сейчас он опасался, что уродливый нарост на ее спине будет мешать, но он оказался податливым и гораздо мягче, чем ожидал Вега. Хоть и в обтяжку, майка была натянута и приходилась Бриссе чуть-чуть выше колена. Все-таки она был самой маленькой азари, которую он когда-либо видел, конечно, не считая детей и подростков.
— Не больно? – поинтересовался он и слегка надавил ей на спину.
— На удивление – нет, — покрутив головой из стороны в сторону, ответила азари. – Видимо, там нет нервных окончаний.
Сейчас трубчатые соединения уходили под воротник футболки. И все равно вид у Бриссы был пугающим. Вега вздохнул и попытался об этом не думать. Если бы не азари, его бы сейчас вновь привязали к креслу, и уже наверняка начали бы превращение в солдата «Цербера».
— Вот и все, — Джеймс обернулся и посмотрел на нее.
— Да уж, рукава длинноваты, — критически осмотрев азари, произнес он. – Да и штаны великоваты. Ну, ничего.
Он подошел к Бриссе и аккуратно подвернул рукава, затем вернулся к куче мусора, что-то поднял с пола и вернулся с медицинским скальпелем.
Штаны были укорочены при помощи острого инструмента, а обрезки Вега свернул и заботливо утрамбовал в носки ботинок.
— Можете обуваться, — сказал он, встав на одно колено, подставив ей правый ботинок.
Азари изящно вытянуло хрупкую ножку, но тут же пошатнулась, и Джеймсу пришлось поддержать ее — он выставил руку, за которую тут же схватилась Брисса.
— Благодарю, — улыбнувшись, сказала она.
Теперь Вега разглядел ее как следует. У нее были правильные, тонкие черты лица, и очень красивый рисунок на лбу и висках. Казалось, что после укола панацелина, он стал более рельефным, да и сама кожа становилась плотной и не выглядела как пергаментная бумага. Джеймс подумал, что нужно будет предложить сделать ей еще пару-тройку инъекций – не повредит.
Лейтенант потер свой затылок: панацелин подействовал и на него. Тошнота отступила. Теперь нужно было действовать.
— Нужно идти, — как будто прочитав его мысли, сказала азари.
— Нас тут же поймают. Я только что был снаружи и знаю как там все выглядит, по крайней мере на сто — сто пятьдесят метров влево.
— Что вы предлагаете? — поправляя на себе одежду, поинтересовалась азари.
— Есть одна идея! – Вега многозначительно поднял вверх указательный палец правой руки.
Он вернулся к свалке, склонился над церберовцем и продолжил его раздевать. На это у него ушло минуты три, и он начал облачаться в броню центруриона. Потратив, от силы, минут пять, он был готов.
— Что с ним сделали? – спросила Брисса, оказавшаяся за спиной лейтенанта. Она наклонилась и внимательно рассмотрела лицо церберовца.
— То же, что хотели сделать со мной. Улучшить, усилить и подчинить, — с горечью в голосе произнес он, и только после этого обернулся и посмотрел на азари.
— Идем?
— Думаю, ваш костюм не совсем полный, — задумчиво произнесла Брисса.
Вега тут же попытался осмотреть себя и обнаружить недостатки, но, не заметив чего-то вопиющего, вопросительно уставился на азари. В ответ она слегка похлопала себя по голове ладонью.
— Конечно, — Джеймс хлопнул себя по лбу и снова полез разгребать завал.
Легко разбрасывая по сторонам объемные обломки мебели, он, наконец, добрался до второго церберовца. Осмотрев его шлем и не обнаружив никаких повреждений, Вега нащупал фиксаторы и расстегнул замки, после чего снял шлем.
— Черт, — тут же отпрянул лейтенант.
Церберовец смотрел прямо на него, после чего облизнул губы. Недолго думая, Вега нанес шлемом три удара по его лицу, а потом отбросил шлем, и для уверенности свернул шею центуриона. Подождав секунд десять, он проверил пульс на сонной артерии солдата, обернулся к азари и удовлетворенно кивнул.
— Что будем делать с этим? – азари бросила резкий взгляд на доктора, и тот отпрянул. На его высоком лбу вновь проступили капельки пота, а в глазах застыл страх, граничащий с ужасом.
— Меня больше интересует это, — В свою очередь, Джеймс окинул взглядом кучу мусора.
— Выход завален, — добавил он. – Я сейчас.
Джеймс поднял с пола шлем и одел на голову. Усилители движения костюма были как раз кстати. Не то, чтобы Вега не справился с завалом и голыми руками, просто сейчас это было гораздо проще сделать. Через несколько минут, проход к двери был свободен. Лейтенант активировал инструментрон на запястье костюма и поднес его к считывателю, но тот ответил неприятным звуком и панель покраснела.
— В чем дело? – Джеймс вернулся к Гемису и, подняв его за плечи, усадил на край стола.
— Включен протокол безопасности. Все двери автоматически блокируются до выяснения обстоятельств, — устало ответил тот.
— Неужели? Никто не может ни войти, ни выйти? – уточнил лейтенант.
— Именно так. Здесь я вам ничем не могу помочь, — пожав плечами, ответил доктор. Складывалось впечатление, что у него наступила апатия. Он уже не вздрагивал, не делал испуганное лицо – просто сидел, свесив ноги со стола. Он даже не злорадствовал, что Вега и его подружка оказали в ловушке, как и он сам.
— Это мы еще посмотрим, — ответил Вега и направился к откиданному в другой угол хламу. Одной рукой, он поднял свое кресло и стряхнул с него мелкий мусор. Подойдя к двери, он с силой ударил в ее створку, но та не поддалась. Вега повторил попытку еще раз, но результат остался неизменным.
— Это бесполезно, — произнес Гемис и зевнул. – Дверь сделана из высокопрочного металлопластика. Даже полупрозрачный материал имеет толщину пять сантиметров.
Вега остановился и прислушался.
— Даже если выстрелить из пушки, думаю, она... – продолжил доктор.
— Тихо! – Джеймс выставил руку ладонью вперед.
— Что случилось? – полушепотом спросила Брисса.
— Тшшш, — Вега предостерегающе поднес указательный палец к ее губам.
— Черт, — выругался он и начал судорожно искать защелки шлема. Наконец, ему это удалось.
— Фух, — надув щеки, выдохнул он.
— Ты знал об этом?
— О чем? – уже с брезгливым выражением лица, ответил доктор.
— Что в шлеме какой-то шепот, – Вега вновь замолчал и прислушался. – Сейчас я его не слышу.
— Шепот? Какой еще шепот? Наверное, шлем неисправен, — ответил Гемис.
— Это внушение! Неужели все, даже полковник, под постоянным контролем?
— Я не понимаю, о чем вы говорите, — пожав плечами, равнодушно ответил доктор.
Джеймс снял перчатки, поднял с пола скальпель и при помощи нехитрых манипуляций выскреб из шлема всю начинку, затем осторожно надел его на голову, прислушался и некоторое время стоял не шевелясь.
— Так-то лучше, — сказал он и поднял перчатки.
— Что нам делать? – спросила азари.
— А вы не можете пробить нам выход своей биотикой? – спросил у нее Вега.
— Нужен снаряд, — немного подумав, ответила Брисса.
Вега вновь подхватил свое массивное кресло:
— Это подойдет?
— Я попробую. Держите горизонтально!
Джеймс обеими руками направил кресло в сторону двери. Азари тут же создала густое облако темной энергии, окутавшее кресло. Вега быстро убрал руки, но кресло надежно удерживалось биотическим полем.
Теперь левая ладонь азари вспыхнула синим огнем. Она сложила руки на груди, закрыла глаза, и резко выбросила их вперед ладонями. С кончиков пальцев сорвались биотические струи и слились в единый, мощный поток, который тут же устремился к облаку с креслом, раздался хлопок и громкий металлический лязг.
Даже в шлеме, Джеймс инстинктивно зажмурился, но когда вновь открыл глаза, на месте двери зияло неровное отверстие, а в коридоре, у стены напротив, как ни в чем не бывало, стояла дверь, а на полу лежало кресло, согнутое пополам. Даже отсюда было видно, что дверь была как новенькая – она оказалась вырвана из стены вместе с силовыми конструкциями, призванными крепко-накрепко ее удерживать.
— Ого! – только и сказал он.
— Мда, — тихо произнес Гемис. В его голосе явно чувствовалось разочарование.
— А ты говорил, — усмехнулся Вега.
— Уходим, — сказал он, повернувшись к азари. – Хотя, постойте.
Он снял шлем и перчатки. Гемис удивленно посмотрел на него, но Джеймс уже оказался напротив него.
— Что еще? – спросил доктор.
— Ничего личного, — после этих слов, Вега, прямым ударом в челюсть, вырубил Гемиса. – Ничего личного, — вновь повторил он, не без удовольствия наблюдая, как бессознательное тело бедолаги перелетело через стол и с громким шлепком упало на металлический пол.
Вега еще раз осмотрелся и заметил что на вешалке на стене висит белая форменная бейсболка с символикой «Цербера». Он снял ее с крючка, и заботливо водрузил на голову азари.
— Так-то лучше, — слегка поправив, и опустив козырек, произнес он, затем надел свой шлем, перчатки, поднял с пола штурмовую винтовку и обернулся.
— Пора!
— Я хочу есть, — тихо прошептала Брисса.
— Выберемся и я угощаю, — ответил Джеймс и вышел в коридор.

 
Отредактировано.SVS 


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 31.03.2013 | 1427 | 15 | Реванш, Лиара, приключения, экшн, батон, Ария, м!Шепард | Батон
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 55
Гостей: 51
Пользователей: 4

Kailana, Grеyson, bug_names_chuck, XIX
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт