Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Исповедь Млечного Пути: Сдержал слово

Жанр: POV, Action;
Персонажи: ОС;
Описание: происходило многое во время войны со Жнецами. И вот некоторые моменты, которые дошли до нас в виде лишь небольших записей и обрывков диалогов. Или не дошли вовсе;
Статус: в процессе;
Примечание автора: предупреждаю заранее: да, он вернулся!



Скопление: Местное скопление 
Система: Солнце 
Планета: Земля 
Город: Лондон 
***
У всех на всё своё мнение. Кто-то считает жизнь даром, кто-то — самым обычным явлением. Когда какой-нибудь человек, просидевший в инвалидном кресле полжизни, встаёт, то одни видят в этом чудо, а другие — везение или какие-то достижения медицины. 
Но каждый вам скажет, что самое страшное — это война. 
Наверное, кто-то со мной не согласится, заявив, что есть вещи и пострашнее. Допустим, эпидемия какой-нибудь неизлечимой болезни. Когда ты не знаешь, не видишь, а болезнь уже убивает тебя и твоих родных. Я слышала, как солдаты шутили по этому поводу. «Раз так, то война действительно лучше. Видно, в кого стрелять», — говорили они.
Только всё это — враньё. Нет ничего страшнее войны. Особенно против того, кого ты не можешь победить. Когда недостаточно силы простого оружия. А ещё война страшна тем, что ты там теряешь дорогих людей: отцов и матерей, своих детей, друзей. 
Я огляделась: полтора десятка гражданских, семь солдат и два грузовика. Военные эвакуировали, кого могли. Было очень тяжело в последнее время. Жнецы очень сильно насели на Лондон. Сейчас даже было хуже, чем в первые дни, когда рушились гигантские небоскрёбы, оставляя лишь после себя груды развалин, когда люди умирали не десятками и не сотнями, а тысячами. Говорят, что надежда умирает последней, но мне кажется, что она даже и не рождалась. Я видела столько страшных вещей, что говорить о надежде как-то не хочется. Совсем. 
Грузовик ехал медленно, слегка покачиваясь по теперь уже ухабистой дороге. В машине было душновато, несмотря на то, что в кузове находилось всего шестеро. 
— Ещё три километра и выйдем за черту, — крикнул водитель. 
— Хорошо, — капитан Коллинс задумчиво потёрла подбородок. — Давай там аккуратнее. 
Я глянула на Эмми. Моя дочь, которая сидит рядом со мной и с самым настоящим интересом смотрит на капитана, — единственное, что у меня осталось. Ради неё я готова на всё... Даже на смерть. 
Неожиданно разразился грохот, словно что-то начало проваливаться под землю. Машина резко остановилась. 
— Твою мать! — закричал водитель. — Первую машину подбили! 
— Вывози нас отсюда, Райан! — громко приказала Коллинс, снимая со спины автомат. 
Я прижала Эмми к себе. Стало страшно. Не за себя, а за Эмми. 
Грузовик трясло, рядом с машиной что-то взрывалось. Грохот был ужасный. Эмми кричала, зажав уши руками. 
— Давай в переулок! — крикнула Коллинс. — Выйдем из машины. Мы спеклись. 
«Мягко сказано», — подумала я. 
Кто-то рядом вскрикнул и упал, Коллинс что-то кричала, надо мной выбило кусок кирпича, меня осыпало мелкой крошкой, и я чихнула. Эмми вырвалась их рук и, юркнув за мусорный бак, зажала ладошками уши. Меня кто-то толкнул, и я упала. 
Стрельба усилилась. По грузовику стучали страшными трелями пули. Один мужчина упал рядом со мной, схватившись за шею. Я кинулась к нему, хотя не понимала зачем. Да, я — врач, и я обязана помочь, но что я тут могу сделать?.. Я не знаю. Рана на шее казалась слишком маленькой. Я зажмурилась и зажала рану пальцами, понимая бесполезность своих действий. Открыв глаза, я посмотрела на этого мужчину. Он, в свою очередь, смотрел на меня широко раскрытыми от ужаса глазами. Я видела этот взгляд... Я — хирург. Так смотрят на тебя люди, которые осознают, что умирают. 
Я ненавижу такие моменты, когда ты не можешь помочь. Начинаешь ненавидеть себя, потому что, чтобы ты не сделал, как бы не старался, результат всегда будет один. Это нечестно. Так не должно быть. 
— Беги отсюда! — Коллинс рывком подняла меня на ноги. 
Я скользнула взглядом по телу мужчины. Он был... Глаза его были всё ещё открыты. 
— Беги, твою мать! — ещё раз крикнула капитан и толкнула меня. 
И вовремя. Над головой вжикнуло. Коллинс развернулась, вскинула автомат, но больше ничего не успела сделать. Её тело несколько раз дёрнулось от нескольких попаданий. Она не кричала... И автомат из рук не выпустила. 
Что было дальше — я не видела, ибо юркнула в переулок и побежала подальше отсюда. 
«Эмми!»
Я остановилась и обернулась. Эмми нигде не было. Мне было хорошо видно место, где она сидела. 
— Эмми! — крикнула я. 
Нельзя кричать. Но... К чёрту! 
— Эмми! — ещё громче крикнула я. 
Но ответа не было. Я потеряла её... Я потеряла. Ощущение было, что из меня всё достали и засыпали лёд. Стало ужасно страшно.
Грузовик, в котором мы ехали, издал какой-то булькающий звук и взорвался. Я инстинктивно зажмурилась и прикрыла голову руками. Надо уходить отсюда. Быстро. 
У всех на всё своё мнение. Кто-то считает жизнь даром, кто-то — самым обычным явлением. Когда какой-нибудь человек, просидевший в инвалидном кресле полжизни, встаёт, то одни видят в этом чудо, а другие — везение или какие-то достижения медицины. 
Но каждый вам скажет, что самое страшное — это война. Война страшна тем, что ты там теряешь дорогих людей: отцов и матерей, своих детей, друзей. 
Я тоже потеряла единственного родного мне человека. Дочь. Эмми. 
И... Я виновата. Я её отпустила. Я потеряла. Но... Я чувствую, что она жива. Это не просто надежда, это... Словно сердце мне говорит, что она в порядке. 
И я найду её. 

***
Сейчас было прохладно. В воздухе стоял неприятный запах горелой резины и мертвечины. Я поёжилась и обернулась. Колонна осталась позади. Несколько десятков людей погибли буквально несколько минут назад. И самое странное — я не чувствовала ничего. Ни горечи, ни жалости. Был только страх. За мою дочь, которая где-то там. 
Я не представляла, как я буду искать Эмми. 
Звуки стрельбы приближались, но я даже не думала уходить с улицы. Я была... Словно в трансе. Было абсолютное безразличие ко всему вокруг. Тело просто выполняло команду: «Найти дочь». 
Я прислушалась. Приближались звуки стрельбы. Не далеко, так-то. Но мне было как-то плевать в этот момент. Правда, всё круто изменилось всего лишь через пару минут. 
Из-за поворота выскочил человек. Мужчина, чуть старше меня. В бронированном костюме. Вслед за ним пролетело несколько трассеров. Я замерла на месте, боясь сделать лишнее движение, словно нос носом столкнулась со змеёй. Я страшно боюсь змей. Мужчина замахал руками, что-то кричал... И вдруг я осознала всю ситуацию: я стою на какой-то улице, посреди полуразрушенного Лондона, планета захвачена. А я тут такая... Рэмбо. Не заденет, если что. 
Мужчина бежал прямо на меня, иногда оборачиваясь. Я не знала, что делать: уйти с его дороги или... Решить я не успела, правда. Подбежав ко мне, он обхватил меня за талию и потянул вниз. «Хулиган», — промелькнула мысль в моей голове. Мы свалились в какую-то воронку, образовавшуюся от взрыва. 
— Лежать! — чуть ли не приказным тоном рявкнул мне мужчина и снял со спины оружие. 
Выдохнув, он прицелился в ту сторону, откуда только что выбежал. И вовремя. Из-за угла появился один из тех монстров, коих тут делают эти Жнецы. Выстрел прозвучал, словно раскат грома. Я закрыла уши ладонями. Первый монстр, похожий на турианца, упал на асфальт. Следующий упал рядом с первым, когда ему пулей оторвало ногу. Человек перезарядился и, поднявшись на колени, добил этого монстра. В очередной раз перезарядился, но оружие не опустил, хотя больше никто не появился. Мужчина постоял так минуту, потом опустил оружие и сказал: 
— Странно. 
Он перевёл взгляд на меня и протянул мне руку. 
— Вы в порядке? Не ранены? — спросил он. 
— Нет, — я поднялась сама и отряхнулась. 
Солдат убрал руку и пожал плечами. 
— Сейчас небезопасно расхаживать по улицам в одиночку, мисс, — сказал он и убрал винтовку за спину. 
— Тоже я могу сказать про вас. 
— У меня работа такая, — он слегка улыбнулся. 
«А у него красивая улыбка», — заметила я про себя. 
— Нам нужно уходить. Пойдёмте, я отведу вас в убежище. 
— Нет, — я покачала головой. — Я должна... 
— Тихо! — чуть ли не выкрикнул парень. 
Он начал озираться, словно пытаясь что-то услышать. И, видимо, он услышал, потому что взял меня за руку и повёл в ближайшее здание. Мы заскочили в подъезд и поднялись на второй этаж. В подъезде он отпустил мою руку, огляделся и зашёл в первую попавшуюся квартиру. Я за ним. Мне как-то перехотелось оставаться одной. Зайдя, я увидела, что этот мужчина уже пристроился к какому-то окну и что-то высматривал на улице. 
— Так, сейчас эти свалят, и пойдём в убежище, — тихо сказал он. 
— Не пойду я ни в какое убежище! Я должна найти свою дочь, — заявила я. 
— Послушай, — он повернулся ко мне. 
— Нет! Это ты послушай! — я прервала его. — Это моя дочь! И ты меня никуда не затащишь! И почему обращаешься со мной на «ты»? 
— Первое: не ори. — Я удивилась его спокойствию. Он был словно удав. — Второе: мы вряд ли что-то сможем сделать. Велика вероятность того, что девочку уже нашли Жнецы и забрали в концлагерь, если не убили. И третье: обращаться на «вы» — слишком официально для данной ситуации. К тому же, не люблю я, когда на «вы». 
Я замолчала. Слишком уж он спокоен. Как будто его совсем не волнует судьба моей дочери. 
— Как тебя зовут? — спросил он. 
— Меган Мотолла, — ответила я и присела на край кровати. 
«А ведь на ней кто-то спал не так давно. И это был чей-то дом», — с некоторой грустью подумала я, осматривая квартиру. 
— Меган, значит. Меня — Джейсон, — представился он и снова выглянул в окно. 
— Очень приятно, — буркнула я. 
— Взаимно. А теперь, можем обращаться на «ты», — заявил Джейсон с довольной улыбкой. 
— Хитрый! 
— Сочту за комплимент. Ты вообще откуда? Как потеряла дочь? 
Я пересказала всё, что случилось с конвоем. И снова Джейсон не показывал эмоций. Всё с тем же каменным лицом внимательно выслушивал, изредка вставляя свои комментарии. 
— А кто там командир был? — в конце спросил Джейсон. 
— Капитан Коллинс, — ответила я, и у меня перед глазами предстала сцена, как она погибла. Меня даже передёрнуло. 
— Коллинс? — переспросил Джейсон. 
— Да. 
Он опустил взгляд. Потом фыркнул. Очень недовольно. 
— Твою мать! 
— Ты знал её? 
— Да, — Джейсон кивнул. — Хорошая была девушка. 
Он вздохнул и присел рядом со мной. Удивительно, но я сразу не заметила шрамы на его лице. Это же где он их получил? Неужели до сих пор ни разу ему не хотелось поставить оружие на полку и зажить спокойной жизнью, чтобы не появились новые шрамы? 
— Так, — он хлопнул себя по коленям. — Пойдём. 
— Куда? — спросила я, поднимаясь. 
— Как куда? Твою дочь искать, — ответил Джейсон и направился к выходу. — И да, Джейсон Стайерс, если полностью. Капрал Джейсон Стайерс. 
***
— Мы что здесь делаем? — спросила я. 
Не далеко мы ушли от места нашего последнего отдыха. Снова сидели в квартире. Джейсон любит сидеть повыше, как я заметила. Но он же снайпер. «Сверху видно больше деталей», — заявил мне он, когда я спрашивала о нём. И вот сейчас Джейсон лежал на полу, положив винтовку на какую-то коробку и придерживая её левой рукой за приклад, и смотрел через небольшую дыру в стене на улицу. Сверху. Чтобы было видно больше деталей. 
Правда, я не знала, зачем он меня сюда притащил. 
— Мы ждём, — почти шёпотом ответил Джейсон. 
— Чего? Моя дочь где-то там, а я... 
— Мы тут ждём конвой Жнецов, — прервал меня Джейсон. 
— Но... Зачем? 
— Затем, что они таскают пленных в концлагерь, — терпеливо начал пояснять он. — Жнецы меняют маршруты, но здесь они проходят постоянно. Не знаю, почему, поэтому и не спрашивай. В общем, если нам не повезло, то твоя дочь там. 
— Почему не повезло? — спросила я, хотя уже сама знала ответ. 
— Две попытки атаковать этот конвой привели к полному краху. Два раза. В первый раз пошло двадцать человек, во второй — сорок пять. Никто не выжил. Ни одного человека не вытащили из этого конвоя. Так что... 
Джейсон замолчал. У меня в горле встал ком. «Господи, хоть бы Эмми не было там! Хоть бы не было!», — молилась я про себя.
Стайерс глянул на меня, вздохнул и снова уставился в прицел. Он кажется таким спокойным, словно у него в жизни ничего не случалось. Ну, вряд ли он знает, какие чувства возникают, когда теряешь своего ребёнка. По собственной глупости. Или по стечению обстоятельств. 
— А ты... Терял? Ну, в смысле... — осторожно начала я, пытаясь как-то помягче узнать у Джейсона это. Ведь это не самая приятная тема для разговора. 
— Да, — Джейсон слабо кивнул, выпустил винтовку из рук и поднялся на ноги, — сестру, ещё до войны. 
— Оу... Мне жаль, — я опустила голову. Почувствовала себя идиоткой. Вот надо было лезть в душу человеку? 
— Всё в порядке. Ты, наверное, считала, что я никого не терял? — он сложил руки на груди и уставился на меня. А я же не могла поднять на него взгляд. Стало стыдно. Ведь он прав. Подумала... 
— Да терять-то мне особо не было кого, — продолжил Джейсон. — Я жил на улице со своей сестрёнкой. Родителей не было. Когда я вырос, пошёл на службу, чтобы помогать сестре. А там меня научили тому, что сейчас очень нужно... Научили убивать и выживать. На свою голову, — он усмехнулся. — А потом... 
— Что? 
— Наверное, я совершил самую большую глупость в своей жизни, когда пошел служить. Если бы я не служил, то и не подверг бы Николь опасности... 
— Николь? Так ее звали? 
Джейсон кивнул. 
— Как... Что произошло? 
— Втянули меня в одну интрижку. Не по моему желанию. Как в дешевом боевике: деньги, заговоры, подстава и куча оружия. Правда, подробности тех дел я узнал недавно. Но... Мое участие мне аукнулось. Николь похитили и отравили. Я нашел ее, но было уже поздно. Она умерла у меня на руках. 
Я не знала, что чувствовать. Это было... Я... Дьявол! Да, история действительно, как для фильма, но я вижу, что он говорит правду. Это его жизнь. А я вот думала, что он... 
— Так что я прекрасно понимаю твои чувства, Меган. Но ещё я знаю вкус неудачи, когда ты делаешь все, что в твоих силах, но все равно ничего не добиваешься. И думаешь, что лучше бы ты, чем они. Потому что ты чувствуешь эту потерю до конца своих дней. А ещё понимаешь, что ты виноват, ведь именно ты не уследил, не досмотрел, не уберег... А это — самое противное осознание ситуации. 
Джейсон подошёл к окну и выглянул на улицу. И тут же резко лёг на пол и снова схватился за своё оружие. 
— Идут, — тихо сказал он и, сняв с головы визор, включил его и протянул мне. — Возьми, будешь свою дочь высматривать. 
Я взяла визор, покрутила его в руках. 
— Зум справа регулируется, — добавил Джейсон и уставился в прицел. 
Я надела визор и легла рядом с Джейсоном. 
— Они пойдут вон оттуда, — он указал пальцем. 
Приглядевшись, я увидела первых Жнецов. Ну, точнее, не Жнецов... Жнецы — это же эти здоровые корабли... Ай, проехали. 
Когда появились клетки с людьми... У меня внутри всё застыло. Люди. Множество людей. Мужчины и женщины. И даже дети. Без надежды, без будущего, с потухшим взглядом. Они, словно, свиньи на убой. И они это понимают. Понимают, что не будет чудесных спасений и волшебных дверей. Один кошмар стал явью для всех. И я на секунду поняла, что я — не самый неудачливый человек на Земле. Ведь есть такие люди, как там, которых ждёт смерть. Есть те, у кого любимый человек умер прямо на руках... Такие, как Джейсон. Если сравнить их и меня, то у меня ещё всё более-менее... Относительно. 
Когда смотрела, я снова молилась, чтобы Эмми там не было. И, наверное, Бог меня услышал, ибо я не увидела свою дочь там. 
— Ну? — Джейсон глянул на меня. 
— Её там нет, — я опустила визор и слегка улыбнулась. 
— Значит, придётся ещё поискать, — Джейсон поднялся, держа винтовку в руках. — Предлагаю направиться в убежище. Там мы...
— Что? Я же сказала, что никуда не пойду, пока не найду свою дочь! — прервала я его. 
Джейсон фыркнул и начал ходить туда-сюда. 
— Женщины... Они не дослушают, а потом придумают так, что ты и виноват, — Джейсон остановился, глянул на меня. — Прости, вслух думал. В убежищах составляют списки всех, кого удалось спасти. Списки объединённые. Если твою дочь нашли наши солдаты, то она будет там, а это значит, что нужно проверить. 
Я хотела ещё что-то сказать, но промолчала, ведь Джейсон прав... Начала уже придумывать. И если это так, то тогда, в самом деле, нужно проверить. 
— Извини, что я... 
Джейсон махнул рукой, мол, ничего страшного. 
— Так, пошли. Хотя нет, держи, — Джейсон снял с пояса пистолет и протянул его мне. — Ты стреляла когда-нибудь? 
Я покачала головой и аккуратно взяла пистолет. Оружие оказалось лёгким, удобно лежало в руке, хотя было не привычно его держать. 
— Я — врач, а не солдат. 
— Ну, я догадался, что не сапёр-инженер, — Джейсон улыбнулся. — Всё, как в кино: наводишь и выжимаешь спусковой крючок. Только держи крепко, а то с непривычки по рукам сильно бьёт. И старайся не закрывать глаза, когда стреляешь. 
Я взялась за оружие двумя руками. Джейсон усмехнулся, положил винтовку, обошёл меня и взял за руки. Мне даже показалось, что с некоторой нежностью. 
— Вот так, правую руку сюда (да, я была левша), чуть согни в локтях... Вот, крепко держи. Вот... О! Умница. 
Мне показалось, что я покраснела. 
— Он заряжен, так что не пали во всё подряд, — продолжил он, отпустив меня и подобрав своё оружие. — Если что, работать буду я. Ты стреляй только в самом крайнем случае. Уразумела? 
Я кивнула. 
— Вот теперь пошли. 
И мы направились к выходу. 
Меня немного поразило, как Джейсон выделил слово «работа». Убивать людей — теперь работа? С трудовым договором? Интересный бизнес. И, что самое интересное, — легальный. Ведь Альянс даёт разрешение убивать. Военнослужащие имеют же право применять оружие. Так что да, в какой-то степени — работа. 
Мы направились на юг, в сторону центра, где Жнецы возводили какое-то странное сооружение, похожее на три высоких шпиля, о предназначении которых никто не знал. Ну, кроме Жнецов. Но потом мы сменили направление на восток. 
За всё время мы встретили много врагов, но Джейсон вёл нас так, чтобы стрелять не приходилось. Шли, постоянно прячась и выжидая. Если честно, то меня это маленькое путешествие утомило, хотя я вроде бы находилась в родном городе. И я обрадовалась, когда Джейсон сказал, что мы почти пришли. Оставался всего один квартал. 
Джейсон выглянул из-за угла, улыбнулся. 
— Вон то здание, — он указал мне пальцем на здание школы. — Там. Там вход. Если что, дуй туда. Понятно? 
Я кивнула и посмотрела на Джейсона. Нахмурившись, он оглядывался, будто ему что-то не нравилось. Я тоже осмотрелась, но ничего подозрительного не увидела. 
— Что такое? — тихо спросила я. 
— Нас не встречают, — Джейсон прицелился в окно здания напротив. — Раньше здесь снайперы наши сидели, а сейчас — никого. Не нравится мне это дело. 
— Может, пойдём? Быстрее доберёмся — быстрее окажемся в безопасности. 
— Да. Надо... 
Но договорить Джейсону не дал выстрел. А за ним ещё один. А там ещё. Ещё. Ещё! Я, пригнувшись, прыгнула к аэрокару. Рядом приземлился Джейсон. 
— Дерьмо! — ругнулся он. — Мрази! 
В принципе, я была полностью согласна сейчас с Джейсоном. 
Нападавшие стреляли как раз из того дома, куда смотрел Джейсон. Вот это интуиция у человека! Мне бы такую. 
Я осмелилась выглянуть из-за нашего укрытия. Несколько существ, коих наши солдаты звали «каннибалами», сейчас вышли из здания и обстреливали машину. Джейсон фыркнул и выглянул. 
— Ну, где же, — начал Джейсон, затем выглянул и выстрелил — один каннибал упал на тротуар, — эта кавалерия? Не высовывайся. 
А это уже адресовалась мне. И если честно, я больше и не собиралась. Я вообще не собиралась ничего делать. Только посильнее сжала в руках пистолет. На всякий случай. 
Джейсон действовал очень осторожно. Выглядывал на какую-то секунду и тут же ей пользовался, методично отстреливая каннибалов. Правда, этого было мало. Жнецов было слишком много, и Джейсон один с ними бы не справился. Каннибалы это понимали, начиная зажимать нас. 
«Вот и всё», — с грустью подумала я, когда над головой в очередной раз вжикнуло. 
Но не сегодня, видимо. 
— Мочи их! — раздалось откуда-то сбоку, и на каннибалов обрушился мощный обстрел. 
Мы с Джейсоном синхронно обернулись на источник неожиданной помощи. Им оказались шестеро бойцов Альянса с автоматами наперевес. Джейсон хмыкнул и поднялся в полный рост, помогая тем солдатам, ибо каннибалы, видимо, растерялись от этой неожиданной для них атаки и не стреляли в нас. 
Секунд через тридцать всё закончилось. В ушах стоял ещё грохот от перестрелки. Нет, я бы никогда не стала солдатом. Выстрелы не для меня. Теперь я это точно знаю. 
— Вовремя вы, ребята, — радостно крикнул Джейсон, направляясь к солдатам. 
— Это да, — ответил один из них. — Извиняйте, что не встретили. На востоке помогали. 
— Понимаю, — Стайерс кивнул и обернулся ко мне. — В порядке? Не ранена? 
— Всё нормально, — я встала за спиной Джейсона. 
И, наверное, этим я спасла ему жизнь. 
Казалось, что выстрел прозвучал очень далеко. Меня сильно толкнуло на Джейсона. Резкая, острая боль обожгла спину в районе поясницы. Из глаз брызнули слёзы. Захотелось закричать от боли, но из горла вырвался лишь хрип. Всё было, как в тумане. И прежде, чем потерять сознание от боли, я услышала лишь крик Джейсона: «Меган!» 
***
Пахло чем-то очень знакомым. Чем-то... Это больница. Я открыла глаза, но всё было как-то расплывчато. Единственное, что обрадовало — тусклое освещение. Я несколько раз моргнула, и все предметы вокруг начали видеться чётче. Удивительно, но ничего не болело. Но поворачиваться на бок или, тем более, подниматься я не собиралась. Пока что. 
— Ты как? — услышала я голос сбоку Джейсона. 
Я слабо повернула голову и посмотрела на него. Он сидел в своей броне на соседней койке, сложив руки на груди. К моему лёгкому удивлению, Джейсон выглядел бодро. Наверное, успел поспать. 
— Сколько... Сколько я была без сознания? 
— Пять часов, — Джейсон поднялся с койки. 
— Пять... Но, — я попыталась подняться, но Джейсон меня остановил, — Эмми! Я должна её найти. 
— Куда ты собралась? Ты же ранена! 
— Я знаю, но... Я не могу. 
Я закрыла глаза. Как так получилось? Я должна найти свою дочь. Это моя обязанность. 
— Меган, я понимаю, но сейчас ты не можешь никуда идти, — Джейсон отвернулся. 
— Я не могу... — вдруг в моей голове, словно что-то щёлкнуло. Я окинула Джейсона изучающим взглядом и тихо сказала: — Зато ты можешь. 
Джейсон обернулся. На его лице отражалась крайняя степень удивления. Ну конечно, он не ожидал же такого. 
— Чего? — медленно спросил он. — Ты мне предлагаешь... 
— Я тебя прошу. Умоляю, Джейсон, найди Эмми. 
— Я что, сыщик? — спросил Джейсон, поднимая палец вверх. — Ты видела, что там творится? Как я её буду там искать? 
— Пожалуйста! — я начала повышать голос.
«Господи, хоть бы он согласился, больше мне не на кого надеяться». 
— Может, она дома? Посмотри хотя бы там, Джейсон... 
Он закрыл глаза и отвернулся. 
— Пожалуйста. 
Стайерс подошёл к стене и упёрся в неё лбом. Фыркнул, глубоко вздохнул. 
«Блин, Стайерс, куда ты вечно лезешь? — тихо спросил он самого себя. — Ну почему ты не можешь раз отказать?» 
Он вздохнул, обернулся, посмотрел на меня. Я, если честно, боялась вздохнуть... Я боялась, что он откажется. 
— Что ты на меня так смотришь? — буркнул Джейсон. — Давай полное имя девочки и свой адрес. 
— Ты... Ты найдёшь её? 
Я не могу поверить! Он согласился! Я улыбнулась. 
— Даю слово. 
***
— Сэр? 
Майор Коунтс обернулся. Командующий Британским отделением выглядел уставшим. Сказывается напряжение, особенно на его новой должности. Насколько я знаю, Коунтс никогда не рвался в штаб, даже не смотря на своё звание и свой возраст, когда надо потихоньку перебираться за стол, а не нарезать километры с салагами на полигоне. Он всегда старался стоять в строю вместе с рядовым составом, ибо себя из них никогда не отчислял. Но когда началось вторжение Жнецов, командование Британского штаба погибло, и Коунтсу, как командиру местного гарнизона, пришлось взять командование на себя. И стоит отметить, что майор неплохо справлялся со своей новой должностью. Конечно, не всё было идеально, но в таких условиях мы ещё были образцово-показательным сопротивлением. 
Коунтс был хорошим стратегом. В этом ему не откажешь. Почти все операции и диверсии, которые готовил он, увенчивались успехом. Вот и сейчас майор стоял над тактической картой и что-то на ней помечал, периодически сверяясь с планшетом. 
— Стайерс? — буркнул он, не поворачиваясь даже в мою сторону. — Ты чего так долго? 
— Когда возвращался, наткнулся на наш конвой, — я подошёл к нему. — Нашёл там одну гражданскую. Её ранили возле убежища.
— Жива? — Коунтс наконец глянул на меня. 
— Так точно, — я кивнул. — Сейчас в лазарете. Она очнулась. 
— Ясно. А чей конвой был? 
— Коллинс. 
Коунтс оторвался от карты и развернулся ко мне. 
— Коллинс? — переспросил он. 
Я слабо кивнул и опустил голову. 
— Чёрт, — майор недовольно покачал головой. — Что там было? 
— Не знаю, — я пожал плечами. — Я видел только то, что от конвоя осталось. Жнецы их просто размолотили. Наши даже ответить толком не успели. 
— Дьявол, — Коунтс ударил кулаком по столешнице. На него сразу поднялось несколько взглядов. 
— Сэр, разрешите списки проверить? 
— Ищешь кого-то? 
— Да. Дочь той девушки, что я привёл в убежище. 
— Ну, давай, — майор кивнул в сторону одного из терминалов, — дерзай. 
Я кивнул и направился к терминалу. Конечно, я не рассчитывал особо на то, что девочку всё же нашли. Но я пообещал, что найду её. На свою голову. Как обычно. 
И, как я ожидал, поиск результата не дал. Ни в одном из списков не было Эмили Мотолла, две тысячи сто семьдесят четвёртого года рождения. Это, конечно, не хорошо. Я подпёр голову кулаком, и, уставившись в монитор, задумался о своих дальнейших действиях. 
— Капрал Стайерс? — раздалось за моей спиной. 
Я обернулся. Позади меня стоял мужчина лет пятидесяти в лёгком бронекостюме, на котором была какая-то непонятная мне символика. Я поднялся и окинул его взглядом. Держался он слишком спокойно... Слишком. 
— Вас нелегко найти, капрал, — сказал он, взглядом голодного волка рассматривая меня. Ну, с лёгким интересом, в смысле. 
Я оглянулся. Коунтс жестами мне показывал, чтобы я держал рот на замке, язык за зубами и далее из этого списка. Я нахмурился и снова посмотрел на этого мужчину. 
— А вы, собственно, кто такой? — поинтересовался я. 
— Ах, простите. Где мои манеры? Полковник Николас Бэнг. АВВР. 
О, чёрт. Вот этого мне сейчас как раз не хватало. АВВР — Агентство Внешней и Внутренней Разведки. Вот они, наши современные шпионы. Крупнейшая структура Альянса после Вооружённых Сил. И если они тобой интересуются, то ты в полной заднице, дружище. 
— И что же вам надо от меня? Я, видите ли, тороплюсь, — фыркнул я. Общаться с этим козырем дивным не было желания. 
— Я хотел бы поговорить с вами о генерале Мэтте Гордоне, ныне покойном, — полковник сложил руки на груди. 
— И что? — совсем без желания спросил я. Хотелось дать ему в табло и уйти отсюда, но... Не в моих принципах это. Он мне пока ничего не сделал, чтобы его избивать. 
— Как это? — Бэнг изобразил крайнюю степень удивления. Артист из него не плохой. В театр бы ему. — Вы же лично его пристрелили! 
В зале повисла тишина. Конечно, не каждый день слышишь новость. На меня сейчас смотрели все. Как-то непривычно быть объектом всеобщего внимания. 
— И где ваши доказательства, полковник? — я собрался с духом. 
— Они у нас есть, — Бэнг казался невозмутимым. 
— Вот когда будет что предъявить мне — приходите, — я развернулся и собрался уходить. 
— Я могу арестовать вас прямо здесь и сейчас, капрал. Но я этого не делаю. Пока что. Лучше присядьте. 
— Лучше бы вам посоображать, какое ещё деяние мне инкриминировать, — фыркнул я. 
— Поверьте мне, с нами лучше не спорить, — полковник покачал головой. — Вы убили генерала Вооружённых Сил, а это — расстрельная статья. 
— А скольких убили вы — вопрос шестнадцатый? Интересный подход. 
— Вот что я вам скажу, — Бэнг посерьёзнел, — либо вы сейчас остановитесь и присядете, либо я вас пристрелю, и мне за это ничего не будет. Лучше бы вам подчиниться. 
— Лучше бы вам не мешать исполнению приказа командира, — к нам подошёл Коунтс. — Сейчас капрал Стайерс выполняет приказ, а вы ему мешаете. 
— Майор Коунтс, в отношении меня у вас нет никаких полномочий, — Бэнг усмехнулся. Самоуверенный сукин сын. 
— Полковник Бэнг, здесь и сейчас командую я. Если не хотите, чтобы мои парни вытолкали вас на поверхность — закройте рот и не мешайте Стайерсу делать его работу. Пошли, вот дополнительные сведения, — Коунтс повёл меня подальше от этого увольня. 
— Мы ещё с вами встретимся, капрал, — бросил мне вдогонку Бэнг. 
— Ты чего? — тихо буркнул я. 
— Это ты чего? Я тебе показывал, чтобы ты молчал. Нет, надо характер демонстрировать! Значит так, я знаю всё про Гордона и про его дела. И тебя не осуждаю. Скоро сюда прилетит адмирал Андерсон, я замолвлю перед ним словечко за тебя. Он, я думаю, сможет отвадить от тебя Бэнга. Но чтобы в ближайшие шесть часов тебя здесь не было. Уяснил? 
— Так точно, — я слабо улыбнулся. — Спасибо. 
— Удачи, Стайерс. 
***
Почему я согласился? Почему я дал обещание? Наверное, потому что так было правильно. В конце концов, кем бы мы были, если бы не помогали друг другу? Вот то-то же. 
Я оглянулся. Добраться до дома, где жила Меган, было не сложно. Ну... Не так сложно, как я ожидал. Жила-то она почти в центре города, а там Жнецы засели крепко. Там я видел какого-то особо большого Жнеца. Он немного отличался от тех, что я раньше видел. Мне он сразу не понравился. Мне вообще Жнецы не нравятся. 
Так, вроде этот дом. Я огляделся и, никого не заметив, шагнул в подъезд. В подъезде сидел хаск и ковырялся в куче какого-то мусора. Что он там искал? Без понятия. Да и без разницы. Разборка с ним вышла очень быстрой. Всего один выстрел. Потом перезаряжусь. 
Подниматься на лифте я не решился. Беспорядок был в подъезде, как и везде, впрочем. Но тут, видимо, когда-то стрелялись наши. Стены были все в отверстиях от пуль, на полу лежали давно использованные термозаряды, кое-где были пятна крови. Бойня здесь была... Страшная. 
Так, а вот и мой этаж... Почти... Ну, придется немного полазить, ибо лестничный пролет дальше отсутствовал. Не, ну это бывает. Тут, видимо, работали взрывчаткой... Тут и стены потрепало взрывом. 
Ну ладно, это несущественно, залезу. А вот если девочка там, то придется придумать, как спустить ее. 
Забраться наверх оказалось довольно просто, к удивлению. Интересно, а как бы десятилетняя девочка сюда залезла? Ладно, узнаю, если она здесь... Так, ещё три этажа. И... Вот! А вот и квартира. Дверь открыта наполовину. Правая створка стояла на месте, как вкопанная. Втиснусь. 
В квартире был относительный порядок. Я огляделся. Да, милая и тихая квартирка. 
— Эмми? Эмми, ты здесь? — позвал я. 
Но мне не ответили. Я вздохнул и зашел в ближайшую комнату. Никого. Это была спальня Меган. А у нее есть вкус. Я огляделся и отправился в следующую комнату, которой оказалась комната Эмми. Да-а, девочка в свои десять лет порядок не любит, в отличие от мамы. 
— Эмми? 
В шкафу что-то зашуршало. Я улыбнулся и подошел к шкафу. Я как-то даже расслабился. Но уж вряд ли там сидит хаск. Было бы весело... Наверное... 
Я присел и взялся за ручку дверцы, медленно и аккуратно открывая её. Эмми была в шкафу. Девочка сидела, обхватив колени руками и держа в левой руке столовый нож. 
— Эмми, все хорошо. Дай мне нож. 
Девочка подняла на меня заплаканные глаза. Смотреть на плачущего ребенка мне удовольствия не доставляло. И это хорошо, наверное. Хоть человеком себя чувствую, а не бездушным засранцем, умеющим только убивать. 
— Вылазь, Эмми, — я протянул руки к девочке, — я отведу тебя к маме. 
Глаза у девочки заблестела. Она шмыгнула носом, улыбнулась и протянула мне нож. 
— Вы знаете, где моя мама? — Эмми начала выбираться из шкафа. 
— Да, она в безопасности. Иди... 
Договорить я не успел, так как девочка выбралась из шкафа и обняла меня. Я не ожидал. Ни разу. Но, видимо, Эмми это было нужно. Представляю, сколько всего она видела, пока добиралась сюда. Хотя, если прикинуть, то недалеко отсюда до места, где конвой капитана Коллинс нашёл своё последнее пристанище. Ладно. 
— Пойдём, Эмми. Скоро увидишься с мамой. Я обещаю, — сказал я и, взяв девочку на руки, направился к выходу. 
Спустившись на три этажа, я опустил девочку и начал готовить её к спуску. Почти уже... Стоп, секунду. 
— Эмми, а как ты сюда залезла? Тут же нет нескольких пролётов, — поинтересовался я у девочки. 
— По пожарной лестнице, — ответила она и снова шмыгнула носом. 
— Понятно, — я усмехнулся. 
«И как я раньше не сообразил», — подумал я. Может, сейчас тоже по пожарке? Да, наверное, лучше по пожарке. 
Эмми взялась за моё плечо и слабо меня тряхнула, словно пытаясь пробудить ото сна. Я поднял на неё взгляд. Она смотрела на меня испуганными глазами. Я огляделся, но ничего не увидел. Но тут я услышал какой-то шум, который девочка услышала раньше меня. Словно что-то металлическое тянули по полу... И что-то тяжёлое. Я поднялся и обернулся. Эмми прижалась ко мне и обхватила мою руку. 
В другом конце коридора появился человек. Выглядел он... Странно. Кожа была пепельного цвета, из одежды на нём были только порванные армейские штаны и левый ботинок. А сам он был... Словно его качали насосом. Здоровенный чёрт, бугай просто. А ещё в руке у него был топор. Самый обычный пожарный топор... Весь в крови, правда, а так... 
— Эмми, спрячься, быстро, — тихо сказал я девочке. 
Эмми всхлипнула и кинулась к ближайшей открытой двери. А вот мужчина побежал на меня. Я выхватил винтовку и выжал спусковой крючок. И... Винтовка клацнула и всё. Выстрела не было. Чёрт! Я что, перезарядить забыл? Или там что-то не так? Твою ж мать! 
«Балда ты, Стайерс!», — подумал я про себя. 
Удар сверху я блокировал винтовкой, но этот бугай как-то извернулся и выбил оружие из моих рук. Очаровательно, да. И вот я остался без элементарной дубины, коей сейчас была моя винтовка. От следующего удара я уклонился. Надо у этого щегла выбить топор из рук. Он и так здоровый, а тут ещё это. Надо избавить его от топора. А то рано или поздно он в меня его воткнёт. Или рубанёт им. И то, и другое мне не нравится. Авторитетно заявляю. 
Правда, легче придумать, нежели исполнить. Для своих размеров этот бугай был слишком резким. Так что мне пришлось отказаться от своей любимой тактики «Бей сам и небитым будешь» и уйти в глубокую защиту, что давало мне определённое преимущество. Этот здоровяк махал топором, словно пропеллер. Но всё же его габариты сыграли против него. 
Очередной рубящий удар, от которого мне удалось уйти, оказался слишком уж никудышным. Уж слишком размахнулся здоровяк в узком коридоре. Лезвие топора вонзилось в дверной косяк, причём крепко так. И свой шанс обезоружить моего врага я не упустил. Левой в корпус и правый апперкот заставили моего соперника всё же выпустить рукоятку из рук. Ну, и слава Богу. А то мне уже начало надоедать от топора уклоняться. Ну, вы понимаете. 
А дальше всё началось, как в учебнике... Или показательном поединке. Шаг назад, левой в корпус, левой в корпус, блок, шаг в сторону, прямой в лицо. Ну, и далее. Только вот толка от моих атак не было, что меня печалило. 
Вечно так продолжаться не могло. При очередной моей попытке нанести удар, здоровяк схватил меня за руку и пнул ногой так, что я влетел в ту квартиру, где пряталась Эмми. Надеюсь, она нашла место, где этот засранец её не достанет. Очень надеюсь. Но ещё меня расстроило то, что в полёте я выбил топор, который этот громила уже успел подобрать. Я грохнулся на пол, пытаясь схватить ртом воздух, словно рыба, выброшенная на берег. И в этот момент этот надутый, видимо, решил всё же покончить со мной... Ибо он бежал на меня, готовясь всадить лезвие пожарного топора мне в голову. Если честно, по мне так давно пора... Но хрена с два. 
Правда, я не успел полностью уйти от удара. Удар был настолько сильным, что пробил броню. Лезвие вонзилось мне в ключицу, рядом с плечом левой руки. От боли я завыл, словно раненный волк. 
Знаете, все чего-то боятся. Лично я боюсь боли. Нет, не из-за того, что это боль. А из-за того, что в определённый момент может стать так больно, что ты не выдержишь, сломаешься. И тогда появится первая мысль о том, чтобы прекратить сопротивляться, чтобы прекратить борьбу... Опустить руки, лечь и умереть. Вот чего я боюсь. 
И мне казалось, что я сломаюсь. Не знаю, как я не потерял сознание от шока... А этому было мало. Он начал пытаться вытащить своё оружие из моей ключицы. А вот хрен тебе! 
Собрав последние силы, я схватился за рукоятку топора правой рукой и потянул на себя. Перед глазами всё плавало в каких-то кровавых пятнах. Всё начало проваливаться в какую-то темноту. 
Всё, сейчас я потеряю сознание. Это конец. Ни надежды, ни будущего. Всё... 
Вот только последнее, что я услышал перед тем, как вырубиться, был выстрел. 
***
Не люблю просыпаться после отключки... Словно по голове молотком постучали. Удивительно, но ничего не болело. Только левой руки я не чувствовал. Я открыл глаза. 
— С возвращением, Стайерс, — ко мне подошёл Коунтс. — Ну, ты умеешь попадать в неприятности, я тебе скажу. 
— Это да, — я слабо кивнул. — Что произошло? 
— Андерсон прилетел сразу после твоего ухода. К нему сразу кинулся Бэнг, — майор усмехнулся. — Получил по шапке от адмирала. Даже говорить ничего не пришлось. В общем, я сразу двинул за тобой, как только смог. Нашли тебя с девчонкой, донесли сюда. Тебе повезло ещё, что кость тот урод тебе не проломил, а то было бы... 
— Да, спасибо. Буду должен. 
— Считай это расчётом за Вестминстер, — Коунтс направился к выходу. — Поправляйся, капрал, у нас полно работы. 
— Есть, сэр, — я закрыл глаза. 
Но долго мне полежать не удалось. 
— Спасибо тебе. 
Я открыл глаза и повернул голову. Меган лежала на соседней койке и смотрела на меня. Эмми была рядом с ней. Она забралась с ногами к маме и тихо посапывала. 
— Не за что, — я улыбнулся. 
— Ты... Вернул мне дочь. Я не знаю, как смогу тебя отблагодарить. 
— С тебя ужин, — сразу же нашёлся я. 
— Идёт, — Меган улыбнулась. 
Я помог девушке найти дочь. И я считаю, что поступил правильно. Ведь кем бы мы были, если бы не держали слово, а? 
Вот то-то же. 
Ну, а пока... До свидания.
Отредактировано. Isaac_Clarke


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 03.04.2013 | 1163 | Исповедь Млечного Пути, Normandy | Normandy
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0

Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт