Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Второй шанс. 16.4

Жанр: экшн, приключения, драма;
Персонажи: Тали, Кэл'Ригар, Кенн, м!Шепард, Гаррус;
Аннотация: "Нормандия", Мигрирующий Флот;
Примечание: по мотивам оригинальной кампании, продолжение "Сына Земли";
Статус: в процессе.




Тали в нерешительности остановилась перед лифтом. Ей надо было поговорить с Шепардом, и не тянуть с этим, но секретарь сказала Кэлу, что он в БИЦ, а девушке совершенно не хотелось говорить о чём-то личном в столь многолюдном месте. Какой-то человек с тёмной кожей отсалютовал ей как офицеру и, проскользнув в лифт, вопросительно взглянул на неё. Она отрицательно покачала головой, и он, сверкнув белозубой улыбкой, пропал за закрывшимися стальными дверьми.
Она коротко вздохнула и потянулась к сенсору лифта. Может быть, он догадается, что им надо поговорить с глазу на глаз? На первой «Нормандии» у него была своя каюта, а на таком корабле, с таким просто расточительно огромным количеством свободного места, каюта у него тем более обязана быть. Эта мысль заставила её немного смутиться, она словно бы напрашивалась в каюту капитана. Но, может быть, на этой «Нормандии» есть какой-нибудь отсек, где они могли бы поговорить наедине?
И надо ещё поговорить с Ригаром. Кенн своей эскападой устроил совершенно неожиданную проблему. Она уверяла десантника, что Шепард не обратит на это внимания, но в глубине души опасалась реакции капитана. Она ведь успела увидеть его глаза, когда он смотрел на Кенна. И ещё его голос, спокойный, размеренный, без видимых эмоций. Кто-то, кто не знал Шепарда, мог бы поверить в это спокойствие, но она-то знала его достаточно хорошо, чтобы не попадаться в эту ловушку. И сейчас, за внешним спокойствием, там внутри может гореть очень опасный огонь.
И всё же, ее сомнения не утихали: он изменился за прошедшие два года, как и она. Ей хотелось поговорить с ним откровенно, настолько, насколько это она сможет себе позволить. А ведь ещё был и приказ от адмирала Герреля. Как же всё получается сложно, даже больно... В мечтах о встрече с ним всё было совсем иначе, девушка и представить себе не могла, что всё пойдёт наперекосяк.
Что он чувствует к ней на самом деле? И как она, зная теперь все подробности о его жизни, относится к нему? Может ли быть возможен их союз вообще, ведь между их народами много различий. Тали хорошо помнила, как он относился к ней во время Паломничества, и это подтверждало его намерения, воплощённые незнакомой ей азари в металле и камне. Но произошедшее перед Илосом заставляло сердце сжиматься от боли. Если бы он сам всё рассказал ещё тогда, может она смогла бы не думать об этом. Но он промолчал, и сейчас девушка не была уверена ни в чём. Но тот подарок... Он говорил об обещании, о верности, о том, что она для него единственная. Могло ли такое признание быть пустыми словами? Ей очень хотелось, чтобы Шепард успокоил её, разрешив все сомнения.
Собравшись с духом, кварианка коснулась сенсора, собираясь отправиться на вторую палубу. Но стоило ей, задумавшись, сделать шаг, как она уткнулась в чью-то грудь. Вскинув опущенную голову, она уставилась прямо в лицо Шепарду, оказавшемуся на очень близком расстоянии.
— Тали’Зора вас Нима нар Райя, — казалось, он веселился, словно забыв о недавнем инциденте.
— Капитан Унклар Шепард вас Нормандия нар Мендуар, — она решила ответить ему по всей форме, принятой на Флоте. — Я могу поговорить с тобой... сейчас?
— Сейчас всё, как и раньше, Тали, — человек взял её за руку и завёл в лифт. — Нам лучше поговорить без лишних ушей.
 
*     *     *
Лифт открыл двери уже на первой палубе, там, где была лишь моя каюта да пара технических коридоров. Те несколько секунд, пока мы поднимались, Тали молчала. Я коснулся сенсора двери, настроенного так, чтобы разрешить доступ лишь весьма немногим, открывая дверь каюты и приглашая кварианку войти внутрь.
— Кила!
Девушка выдохнула, медленно поворачивая голову, чтобы рассмотреть всю каюту. Я и сам первое время никак не мог привыкнуть к размерам. Не говоря уж про то, что одну из стен почти наполовину занимал гигантский аквариум, вещь на военном судне абсолютно бесполезная. Правда, сейчас там кроме воды, водорослей, нескольких камней да какой-то полуразрушенной башенки, не было ничего. Условно вся каюта была разделена на три части, но при этом помещение просматривалось с любой точки почти полностью. С учётом того, что здесь тоже были установлены «жучки» и камеры, особой радости это не вызывало. С помощью Мордина я уже повытаскивал всё, что смог найти, но полной уверенности в их отсутствии не было.
Тали остановилась сразу за самым порогом, явно впечатлённая размахом строителей. Небольшой стол, над которым висела миниатюрная модель первой «Нормандии», терминал, несколько планшетов и на отдельной полке клетка с этим вечно сонным космическим хомяком, были первыми, что встречало любого вошедшего. Рабочее место капитана.
— Это всё для тебя одного? — Даже ей, побывавшей на первой «Нормандии», не верилось, что вся эта каюта принадлежит только мне. Тали обвела рукой свободное пространство. — Это просто невероятно, ты, наверное, делишь её с кем-то?
— Это просто капитанская каюта, Тали, — я успел вовремя прикусить язык, не рискнув сейчас развивать промелькнувшую мысль о том, с кем я готов её разделить.
— На первой «Нормандии» у тебя она была, кажется, меньше, — она посмотрела вокруг себя. — Так много места!
— Тали, давай не будем стоять на пороге, — я протянул ей руку. — Как говорят на Земле, в ногах правды нет.
Угловой диванчик и пара кресел вокруг прозрачного прямоугольного стола дополняли эту часть каюты. Кварианка провела перчаткой по коже дивана, чуть продавливая его, и осторожно опустилась, устраиваясь поудобнее. Я сел напротив, хотя с большим удовольствием оказался бы поближе к Тали. Но сейчас такое решение казалось мне неуместным. Если Кенн для неё что-то значит, будет ли ей это приятно?
Мы сидели друг напротив друга, и над столом повисло неловкое молчание. Сцена на обзорной палубе стесняла и её и меня, словно поставив некую стену между нами. Она нервно сцепила пальцы в замок и тотчас освободила их.
— Унклар, я... — она сбилась на полуслове. — Ты пришёл, как всегда, вовремя. Ещё немного, и Ригара бы смяли. Да и мы не продержались бы долго. Даже не знаю, как тебе удаётся оказываться всегда в нужном месте и в нужное время. Не то, чтобы я была против, ты понимаешь, просто это было неожиданно.
Она нервно рассмеялась.
— Как только получил твоё письмо, я сразу направил «Нормандию» к Долену. Не знаю почему, но я решил поторопиться. Новая «Нормандия» не уступит первой в скорости, и Джокер выжал из двигателей всё, что смог, но даже несмотря на это, мы едва успели.
— За высокий приоритет доступа к Экстранету приходится платить слишком много, — Тали словно извинялась. — Это доступно лишь адмиралам. А простой запрос в сеть обрабатывается довольно долго.
Мы стали говорить с ней о каких-то малозначимых вещах, словно избегая того, что произошло меньше часа назад. Если бы это был кто-то другой, не она, я не особо церемонясь выспросил всё в лоб. Но с ней я боялся это сделать, боялся услышать то, что разрушит мои надежды. Ведь и та подпись в её письме не могла развеять опасения. Может быть, она посчитала, что так стоит подписаться, взяв за основу формальные правила человеческой переписки? Просто, чтобы сделать мне приятно.
— Тали, могу ли я надеяться, что ты присоединишься к моей команде?
Я не смог пересилить себя и задать нужный вопрос. Когда этого юнца не будет на палубе моего корабля, всё должно стать проще. Чувства к Тали словно разом сняли с меня всё, через что я прошёл за свою жизнь, всё, что защищало меня во всех сложных ситуациях, которые выпали на мою жизнь. Ведь у меня были и другие женщины, даже инопланетянка азари, но ни одна не вызывала во мне подобное. А теперь, когда у меня появился второй шанс на эту треклятую жизнь и на личное счастье, я стал бояться.
Страх потери, болезненный и медленно подтачивающий тебя. Он всё время был во мне, пока двигатели и ядро «Нормандии» стонали от перегрузок, продираясь через пространство на безумное расстояние до Долена. Был тогда на Хестроме, когда я услышал её голос, в котором не осталось даже тени надежды. Он был, когда я увидел, как она начала заваливаться на пол, выпустив оружие из рук. Этот страх привольно чувствовал себя в моей душе сейчас, когда этот юнец, которого я вытащил с Омеги, едва оперившийся, пытается встать между нами! Но... он кварианец, он из её народа. А что я могу дать ей? 
Я боялся, за себя и за неё. Не поступаю ли сейчас эгоистично по отношению к девушке и не станет ли это причиной её боли? Что у меня есть за душой, кроме долгих лет службы в Альянсе, за которые у меня не появилось ничего, кроме отталкивающей репутации и немногих друзей? Да, я стал первым СПЕКТРом от Земли, с помощью своих новых друзей умудрился спасти Совет и весь мир в придачу. До гибели «Нормандии» меня знали, если не в лицо, то по имени, бог его ведает сколько политиков и чиновников, во многих местах были рады видеть меня и тех, кто придёт со мной, и нам было обеспечено повышенное внимание и почёт. Смерть это изменила, но не настолько кардинально, чтобы моё воскрешение, при правильной подаче, не стало бы сенсацией и не вернуло бы прежнее отношение. Но разве это нужно женщине для счастья?
Может быть, этот Кенн или кто-то другой из её народа, более достойный, будет лучшим выбором? У неё появится нормальная семья, будут дети, и никто не станет коситься на неё, как несомненно случится в противном случае. Кварианцы живут замкнутым обществом, вряд ли кто-то иной сможет прийтись там ко двору. Особенно с учётом всех тягот жизни этих космических кочевников. Разве не её счастье должно быть самым важным для меня? Кто-то из древних говорил что любовь эгоистична, но я никогда с этим не соглашусь. Если она выбрала Кенна, я должен, обязан, уйти из её жизни. Но если я ошибаюсь? Ведь она ничем не дала мне понять, что Кенн для неё значил больше, чем любой другой кварианец.
И всё же, отказаться от своей сокровенной мечты... Чего я страшусь больше — потерять надежду или сделать неверный выбор? Тали по-прежнему молчала, не ответив на мой последний вопрос, и я тихо добавил последнее, наверное и являвшееся частичным ответом на мои собственные страхи и сомнения.
— Пожалуйста. Ты нужна мне.
 
*     *     *
 
На «Аларае» кипела работа. Все выбивались из сил, но синтетики оказались настоящими параноиками во всём, что касалось целостности их разума. Их сознание разрослось за то время, что прошло после Исхода, и сейчас их создатели с трудом догадывались о мощи этого разума. Понять его полностью они уже не могли. Сложность процессов, их взаимосвязи, превосходили всё то, с чем им раньше приходилось иметь дело. Обособленные ИИ, наподобие тех, что с осторожностью разрабатывались и использовались другими расами в Галактике, имели очень мало общего с общим разумом гетов.
Раэль’Зора был готов восхищаться теми решениями, что синтетики вложили в самих себя, но ненависть, впитанная с детства, заставляла лишь с ещё большим упорством искать пути уничтожения этого уникального разума. Мимоходом адмирал подумал о Зен, которая, при некоторой схожести их взглядов, придерживалась иного мнения о том, каково может быть окончательное решение проблемы, нежели они с Геррелем. Даро считала, что они должны подчинить себе гетов обратно, совершенно не представляя, что теперь представляет собой эта общность. Каждая платформа имела свой разум, ограниченный и не способный к сложным размышлениям. Но стоило им начать обмениваться информацией, устанавливать новые псевдонейросвязи, как мощность их интеллекта возрастала.
Это они знали и так, такая схема была предложена ещё на Раннохе, на заре развития гетов. Сервера и сети для обмена информацией, возможности передачи данных — всё это разрасталось с каждым улучшением платформ и программ. Они всё ещё не могли передавать всю информацию друг другу или на сервера, но в большинстве случаев это и не требовалось.
Раэль смотрел на некоторые внутренние части гетов, что прислала ему дочь с одной из колоний. Им удалось найти один из местных серверов-концентраторов, и сейчас группа инженеров воссоздавала одну из ячеек, чтобы попытаться обновить программы на подключённых платформах.
Попытка прямого взлома не дала никаких результатов, если не считать массу потраченных усилий и времени на эти попытки. Им не удалось даже всерьёз вмешаться во внешние процессы разума синтетиков, все изменения, которые они вносили, безжалостно уничтожались, стоило дать гетам объединиться в сеть. Одиночный синтетик, не имеющий выхода в сеть, мог быть взломан относительно легко, но как разорвать связь гетов друг с другом не в лаборатории, а на поле боя, оставив при этом себе возможность взломать его разум? Входящий вызов оторвал его от размышлений.
— А, это ты, Хан, — Раэль устало поприветствовал своего друга.
— Здравствуй, Раэль. Надеюсь, у тебя есть какие-то хорошие новости? — По хмурому тону коллеги-адмирала Зора понял, что ситуация всё так же остаётся неопределенной.
— Пока у нас мало успехов, Хан. Корис продолжает свирепствовать?
— И довёл до белого каления Зен, Раэль. Она рвёт и мечет, но пока ещё держится. Вы хотя бы смогли найти какой-то подход?
— Мои специалисты сейчас дорабатывают сервер гетов, чтобы мы могли заставить их принять наши изменения в программы. Они обладают безумным дублированием, Хан. Не знаю, как их программировали раньше, но они сейчас просто параноидально относятся к любому вмешательству в свои процессы. Каждая нитка связана с другой, та с третьей, и поверх этого накладывается отдельное шифрование...
— Раэль, ты знаешь, я солдат, а не учёный. Для меня эти тонкости недоступны. Что же, жаль, но будем держаться дальше. Мне тебя порадовать тоже пока нечем, экспедиция с Хестрома пока не вышла на связь.
Раэль вздрогнул. Уже прошёл дополнительный день, который у Тали и её команды был отведён на всякий непредвиденный случай. Если они не вышли на связь до сих пор, это могло означать, что они всё ещё находились в пространстве гетов и не рисковали выходить в эфир. Но запасы продовольствия и воды на «Колаун’Ти» весьма небольшие, они не имеют практически никаких ресурсов на случай задержки. Конечно, они смогут продержаться без пищи и воды несколько дней, но даже думать об этом не хотелось. Слова друга еле пробились сквозь тяжёлые мысли адмирала.
— Я уверен, что Ригар и Тали понимают всю ответственность и просто не хотят рисковать сверх меры. Ты не хуже меня знаешь, они оба профессионалы своего дела и не допустят гибели всей экспедиции. Если не выходят на связь, значит, имеют на это какие-то причины.
— Спасибо, Хан, — слова поддержки от Герреля помогли Раэлю несколько прийти в себя. — Конечно, Тали не станет рисковать, она лучше многих знает, что с гетами шутить опасно. Да и я, кажется, знаю, как немного умилостивить Зен. Я передам кое-что для неё через одного из капитанов, кому доверяю.
— Хорошо, Раэль, но во имя Предков, будь осторожен. Я не собираюсь объясняться с твоей дочерью, если с тобой что-то произойдёт. Ты и твои люди нужны Флоту.
 
Через день Раэль сидел в кресле в каюте Герреля на борту «Нимы» и не мог скрыть своё растущее беспокойство. Все мыслимые сроки для окна связи с кораблём экспедиции прошли, у команды Тали практически не оставалось припасов и воды, чтобы безопасно вернуться домой. На Колаун’Ти не было оборудования для производства пищи и обеззараживания воды в нужных объёмах для всех кварианцев на борту, даже если бы удалось где-то добыть то и другое. Тем более их маршрут пролегал в тех частях Галактики, где не было никаких поселений, любого типа.
 
— Раэль, — на голограмме отразилась фигурка адмирала Раан. — Скажи мне, что у тебя есть новости о Тали и Ригаре. Я уже не могу скрывать от всех, что эта экспедиция пропала.
— Шала, пока ничего, — Геррель обернулся к терминалу, опередив Раэля. — Никаких следов. Я выслал истребительное прикрытие на дальнее патрулирование, может быть у них что-то с передатчиком и они совсем рядом, ждут помощи. Пока никаких известий.
— Хан...
— Я дам знать, если мои люди их найдут. Обещаю. Я знаю, что ты беспокоишься о Тали и всех остальных.
Женщина кивнула, и голограмма пропала, оставив после себя небольшой, быстро пропадающий светящийся след в воздухе.
— Зен была так уверена в своём учёном и его разработке! А если это не сработало, и их сбили ещё на подлёте к Хестрому?
Раэль’Зора вскочил и заметался по тесной каюте. Три шага в одну сторону и три в другую, Геррель отлично знал, как это мало, когда ты боишься услышать весть о гибели своих людей. Хочется убежать от этого, не слышать, не знать, но стены каюты словно смыкаются вокруг тебя и давят, грозя похоронить в этой металлической клетке. И что хуже всего — он ничем не мог помочь своему другу, дочь которого пропала вместе со всей экспедицией.
 
*     *     *
 
«Нормандия» и корабль кварианцев шли рядом, насколько это возможно на таких скоростях. Шану всё время посматривал на силуэт явно боевого судна, пришедшего им на выручку в пространстве гетов, и на котором сейчас медики боролись за жизнь его сородичей. Длинный, вытянутый корпус корабля, мощные крылья и гондолы двигателей явно выдавали определённое сходство с турианскими военными судами - в общих чертах. Хотя эта форма у турианцев была скорее данью традициям, но, возможно, что и у землян схожие взгляды? Вряд ли корабль такого размера может входить в атмосферу планет с достаточной гравитацией и как-то использовать эти плоскости.
Турианцы довольно воинственная раса, это находит отражение во многом, в том числе и дизайне кораблей. Кажется, в этом земляне похожи на уроженцев Палавена, даже успели схлестнуться с ними в бою. Шану ещё раз окинул взглядом корпус корабля.
— Вот зараза, а! — Трани беззлобно ругалась, наблюдая за хитрым манёвром человеческого пилота. — Хотела бы я пилотировать такого красавца! Ты глянь, что он выделывает!
Капитан с пониманием усмехнулся. Человек выписал вокруг них, не снижая скорости, замысловатую петлю, ни на йоту не дав зародиться даже тени тревоги о столкновении. Мастерство пилота соответствовало его кораблю. Равно как и тем бойцам, что пришли на выручку Ригару и Зора. Все вернувшиеся в один голос восторгались тому, как команда, ведомая человеческим капитаном, прошла сквозь синтетиков, не понеся потерь и разнеся в хлам колосса. В это сложно было поверить, но несколько характерных трофеев у десантников Флотилии подтверждали их слова.
Конечно, это было нарушением некоторых законов Флота, но Шану сделал вид, что ничего не видел и совершенно не в курсе об этих трофеях. Он прекрасно понимал, когда надо проявлять принципиальность, а когда надо не видеть чего-то подобного, иначе он не стал бы капитаном корабля Мигрирующего Флота.
Но кое-что всё же смущало его. Тали’Зора принесла пару контейнеров, не очень больших, которые удалось каким-то чудом разместить на переполненном «Колаун’Ти». Она запретила вскрывать их и попросила передать своему отцу, адмиралу Раэлю’Зора, на «Аларай». Почему она сама не могла передать их напрямую или с борта «Нимы», где точно были несколько челноков, Шану понять не мог. Равно как и то, что же именно было в тех коробках. Не доверять дочери адмирала, и одной из довольно известных личностей на Флотилии у него не было причин, но...
Если бы шедший рядом корабль не был судном «Цербера», он может и не обратил бы внимания на этот момент. Но «Нормандия» принадлежала именно этой организации, и это был враг его народа. Когда этот корабль вышел на связь, и с ним заговорил Ригар, сообщивший, что они спаслись на нём и вкратце обрисовавший ситуацию, Шану впервые не знал, что ему предпринять. Первой мыслью было, что Ригар со всеми выжившими в плену и их заставили связаться с ними, чтобы добраться и до них, но что он мог сделать в этой ситуации? Его судно имело несколько лазеров ПОИСК, пару торпедных аппаратов и малый ускоритель. Атаковать с таким бедным набором вооружения корабль, превосходящий тебя только в размерах как минимум вдвое, было просто необъяснимой глупостью. Подлетев поближе, он успел рассмотреть на одном из крыльев счетверённую пусковую установку для каких-то ракет. Если бы этот капитан хотел атаковать его, он не смог бы противопоставить ровным счётом ничего одним только этим ракетам. А ведь у него явно было и обычное вооружение, которое с лёгкостью снесёт ему щиты и прошьёт насквозь тонкую обшивку. Но вместо того, чтобы угрожать, человек спокойно сблизился с ними и развернулся бортом, словно подставляя себя и показывая, что не собирается атаковать.
А когда Ригар запросил стыковку, чтобы забрать для оказания помощи Канэ, капитан кварианского корабля окончательно потерял понимание ситуации. Он переспросил Кэла, не ослышался ли он, что «Цербер» собирается помочь им.
- Шану, у меня нет времени на то, чтобы всё объяснить, — Ригар перешёл по стыковочному рукаву на борт „Колаун’Ти". — Это не совсем „Цербер", или совсем не „Цербер", сам не могу понять до конца. Но они готовы нам помочь всем, чем только могут. Линн уже прооперирован, их медик говорит, что он может полностью выздороветь.
Они перенесли впавшую в кому девушку на борт этого здоровенного человеческого корабля, и Ригар ушёл назад, явно не доверяя до конца этим временным союзникам.
И вот сейчас они шли в направлении дома, и Шану чувствовал себя всё более и более нервно. Последний сеанс связи с Тали’Зора не дал поводов для веселья. Медики «Нормандии» делали всё, что могли, но состоянии раненой ухудшалось. Было чудо, что она выжила под теми завалами и дотянула до этого момента, но надежда на второе чудо иссякала с каждым часом. И даже если она выживет, капитан корабля вздрогнул, вспоминая иссечённое лицо девушки с кровавыми провалами на месте глаз и  осколками костей, торчащимииз месива плоти. Захочет ли она сама жить, после того как придёт в себя?
Было бы милосерднее отключить её от аппаратов, поддерживающих жизнь, но кто сможет решиться на это? Ведь он сам не смог отдать такой приказ после старта с Хестрома, когда у неё дважды останавливалось сердце. А сейчас где-то там, под бронёй этого человеческого корабля чужаки бьются за её жизнь. И надеются, что смогут спасти ее.
Мысль Шану вас Колаун’Ти снова вернулась к тем, кто пришёл к ним на помощь. Если бы не приказ Ригара о поспешном старте, они и сами уже вряд ли смогли бы уйти. Новый десант гетов добил бы их, израненных и уставших от постоянного ожидания атаки. Но из ниоткуда, словно по желанию Предков, возникает отряд профессиональных солдат, вытаскивает из полной задницы Кэла с Тали и всех оставшихся в живых, и они успешно сбегают из системы.
А затем Шану узнает кто им помогает. И как ему себя сейчас вести? Выйти на связь с Флотилией и рассказать всё как есть? Он прекрасно представлял, что будет первым делом сделано. Поднимут истребительное прикрытие, выведут фрегаты на свободный поиск целей, крейсера окружат материнские суда непробиваемой стеной. И будет просто замечательно, если им всем не будет отдан приказ уничтожить предателей Флота любой ценой. После «Иденны» никто из капитанов не захочет рисковать быть отправленным к Предкам, и огонь могут открыть даже без прямого приказа от Коллегии. Да и сами адмиралы точно не горят желанием рисковать судами Флота.
Но и не выходить на связь слишком долго тоже нельзя. В их экспедиции принимали участие члены многих экипажей Флотилии, и сейчас все ждут домой своих родных и друзей. Они и так уже вышли за все разумные сроки возвращения из-за задержки в этой проклятой колонии. Транн’Ког был в бешенстве, когда их оборудование, только-только настроенное, отказывалось работать под излучением Долена и просто на глазах разваливалось, а им приходилось снимать данные в сумасшедшей спешке, даже не пытаясь их хоть как-то обработать.
— Шану, входящее соединение с «Нормандии», — Трани оторвала его от размышлений.
— Переключай.
Терминал перед ним засветился, показав Тали.
— Шану, я отобрала для нас кое-что из припасов «Нормандии», будьте готовы принять. Всё стерилизовано, вода тоже.
— Отлично. «Цербер» теперь нас поить и кормить будет что ли? — Шану уже не удивлялся ничему.
— Капитан, — Трани тоже пребывала в растерянности. — Что всё это значит?
— Если бы я знал! Но отказываться от воды мы точно не будем. Фильтры и так сдают, а пить неочищенную воду противно. Но я ничего не понимаю.
Стыковочный рукав протянулся к воздушному шлюзу их корабля. Четверо кварианцев втащили два контейнера внутрь. Тали кое-как втиснулась следом за ними.
— Шану, ты уже связывался с Флотом?
Кварианец машинально вертел планшет между пальцев.
— Нет. И я боюсь это делать.
— Но почему? — Тали удивлённо уставилась на капитана. — Здесь нет никакой угрозы для Флотилии!
— Вот это, Тали’Зора вас Нима, корабль «Цербера», — с этими словами он ткнул пальцем в направлении иллюминатора. — Они один раз уже попытались пробраться в наш дом, «Иденна» чудом не отправилась к Предкам! Я не хочу оказаться вторым Голо вас Нидас!
— Здесь нет угрозы Мигрирующему Флоту, Шану. Этот корабль подчиняется капитану Шепарду. А он не имеет никакого отношения к «Церберу», он СПЕКТР Совета. Я так понимаю, что он сейчас работает под прикрытием, расследуя нападения на человеческие колонии в Траверсе. Почему именно с «Цербером» — я не знаю. Но здесь нет угрозы для нашего дома. Капитан мой друг, я ему доверяю, он уже второй раз спасает мне жизнь. Всем нам спасает жизнь.
Слова Тали не слишком развеяли сомнения Шану, но в них было рациональное зерно, и он уступил.
— Может, тогда ты сама свяжешься с Коллегией адмиралов и предупредишь их, что не надо стрелять по нам?
— Поэтому я и пришла, Шану. Мне нужно поговорить с адмиралами.
 
*     *     *
 
Входящий сигнал заставил вскочить с места Раэля, уже почти полностью потерявшего терпение, Раан тоже возбуждённо подалась вперёд. Геррель отреагировал спокойнее, но в глубине души и он почувствовал себя легче. Неизвестность сама по себе не лучшее состояние. Корис и Зен ничем не подали вида, что ждали этот сигнал с нетерпением.
— Входящий сигнал с «Колаун’Ти». Тали’Зора просит вас, адмирал Геррель.
— Переключай! — Раэль’Зора разве что не выкрикнул приказ, опередив своего друга.
Терминал вспыхнул, и голограмма отобразила фигуру Тали, искажаемую помехами.
— Адмирал Хан’Геррель, адмирал Даро’Зен, адмирал Заал’Корис. — она начала официально, но заметила остальных присутствующих. — Тётя Раан, отец!
— У вас всё в порядке? Почему так долго не выходили на связь? — Раэль казалось был готов выплеснуть всё накопившееся, но сдержался. — Каковы результаты?
Тали опустила голову.
— Мы потеряли восьмерых, — она перечислила все имена. — Тела двоих мы смогли забрать с собой. Ещё семеро ранены и проходят курс лечения. Данные из обсерватории и результаты научной части получены.
Она помолчала и продолжила изменившимся голосом.
— Полный отчёт по итогам подготовлен, — Раан вздрогнула, почувствовав в голосе девушки обвинение. — Надеюсь, всё это стоило стольких смертей!
Она помедлила мгновение и продолжила.
— Я прошу у Коллегии разрешения на временное присоединение к экипажу капитана Унклара Шепарда вас Нормандия. Официальный запрос подписан капитаном «Нормандии», — на голограмме девушка коснулась чего-то, видимо отправляя им официальные документы.
Геррель удивлённо уставился на Тали. Он не ожидал чего-то подобного прямо сейчас и не был готов к такому развитию событий.
— Что это значит, Тали? — Раэль’Зора словно не верил своим ушам.
— Это значит, что я готова выполнять указания Коллегии, адмирал Раэль, — в голосе молодой кварианки прозвучал вызов.
— Тали’Зора вас Нима, ваш запрос о временном переводе на другой корабль будет рассмотрен после получения всех отчётов с Хестрома на заседании Коллегии адмиралов.
Даро’Зен отреагировала быстрее остальных, ни на секунду не потеряв нити управления ситуацией. Она прекрасно знала «Колаун’Ти» и не сомневалась, что этот разговор слышат и остальные. Адмирал бросила злой взгляд из-под маски на Герреля, явно подтолкнувшего эту глупую девчонку на такое решение. Они обсуждали на прошлых встречах этот вариант, и она в целом его принимала, но сейчас это было совершенно не вовремя.
— Кар’Данна, — Геррель вызвал капитана «Нимы». — Коллегия соберётся через час в жёлтом зале. Подготовьте его.
— Слушаюсь, адмирал Хан’Геррель.
 
*     *     *
 
— Хан, ты знаешь кто капитан этого корабля?! Кому он принадлежит? — Голос Раэля был обвиняющим. — Мы совершим огромную ошибку, дав ей согласие на перевод!
Он метался по залу, выплёскивая переполнявшие его эмоции. Его дочь приняла помощь врага, более того, оказалось, что её старый капитан вновь очутился рядом. Перед глазами Раэля снова встала фигура дочери, упрашивающей оставить ей ТОТ подарок. Тщательно выстраиваемая ситуация, которая должна была отвернуть Тали от этого человека, рушилась прямо на глазах. И его друг явно был в этом косвенно замешан.
Отчёты исследовательской экспедиции были у каждого адмирала перед глазами. Ситуация, прямо скажем, была крайне непростой и двусмысленной. Враг, ранее атаковавший Флотилию, приходит на помощь в самый ответственный момент. Спасает всех кого только можно, рискуя собственной головой, и прикрывает отход, попутно делясь припасами и предлагая всю возможную помощь. Как реагировать на подобное изменение ситуации, им сейчас стоило принять решение, которое могло сказаться на всей Флотилии.
Шала’Раан ещё раз перечитала отчёты всех руководителей экспедиции и капитана судна. Тали не скрывала, что это она отправила письмо Шепарду, что и вызвало появление «Нормандии» в системе Долен, более того, даже приложила его к общему отчёту. При всём желании, Раан нечего было вменить в вину, разве что упоминание Хестрома. Никакой секретной информации, или чего-то предосудительного в нём совершенно точно не было, просто частная переписка между двумя знакомыми. Единственное, что вызывало у всех присутствующих определённый вопрос, это подпись, слишком личная, почти интимная, но приглашённый эксперт по Альянсу подтвердил слова дочери адмирала, что это не более чем вежливость, принятая среди землян.
Тихонько вздохнув, Раан принялась просматривать другие данные, присланные с борта «Колаун’Ти». Раэль взъелся на эту ситуацию только потому, что там фигурировал этот самый Шепард. Она в целом понимала его опасения, сама не являясь сторонницей межрасовых взаимоотношений, но ведь и Тали уже повзрослела и способна принимать ответственные решения. Беспокойство отца за дочь можно было понять, но нельзя же вечно водить ребёнка за руку.
— Раэль, пожалуйста, — Шала примиряюще подняла руки. — Я уверена, что Тали сама всё прекрасно понимает. Она уже взрослая девочка. К тому же, мы уже обсуждали разные варианты, и пришли к общему мнению о возможности контакта с этим человеком.
Она повернулась к Хан’Геррелю.
— Ты ведь говорил с ней перед отлётом?
— Разумеется. Я действительно попросил ее подумать, — Геррель повернулся к Раэлю. — Подумать, как мы могли бы найти общий язык с людьми и наладить сотрудничество. В том числе и через её бывшего капитана.
Раэль’Зора мрачно уселся в своё кресло и замер.
— Каждый из нас, кварианцев, готов пожертвовать всем ради нашего дома, Зора, — Заал переводил взгляд с Хана на Раэля, потом на Шалу и обратно. — Мы можем заполучить достаточно серьёзного союзника, пусть даже временного, обладающего достаточными возможностями и властью в пространстве Цитадели. Нашему народу не пристало якшаться с пиратами и прочим отребьем в Терминусе, мы должны вернуть наше место на Цитадели.
Он перевёл дыхание.
— И тем более странно слышать от тебя такое неприятие этого сотрудничества. Ты ведь никогда не был ярым ксенофобом, Раэль. И ты не возражал, когда твоя дочь отправилась в Паломничество и присоединилась к этому человеку в первый раз. Насколько я помню, возвращение твоей дочери было достаточно выдающимся, но Тали не скрывала, что этот человек помогал ей.
Раэль’Зора сжал подлокотники кресла, стараясь хоть как-то успокоиться. Ему совершенно не хотелось раскрывать постыдную на его взгляд увлечённость дочери этим человеком. Пусть это останется известно лишь тем немногим, кто сейчас понимает его состояние. Может быть, когда вернут свою Родину и смогут полноценно жить вне своих костюмов, они смогут принимать инопланетников с большей теплотой, и относиться к выходкам молодёжи более снисходительно. Но для своей единственной дочери Раэль совершенно не желал подобной судьбы, хорошо зная, как относятся к его народу большинство рас. Тем более, что такой союз мог оказаться смертельным для Тали. Увидеть свою дочь с сердцем, разбитым изменой этого человека, для него было бы кошмаром, и он старался, как мог, чтобы оградить её от подобного.
— Раэль!
Адмирал вскинул голову, откликаясь на громкий окрик. Оставшиеся члены Коллегии смотрели на него, и он перевёл взгляд на консоль перед собой. Все четверо проголосовали за присоединение Тали к команде «Нормандии» с целью поиска союза с Альянсом. Зора протянул руку к терминалу и замер. Отцовский инстинкт не позволял ему согласиться с этим решением, но долг перед Флотом был важнее, и он, со зримым усилием, заставил себя коснуться слова «да».
— Я сам подпишу разрешение на перевод для Тали.
Он еле узнал свой голос, настолько напряжённо и неестественно тот прозвучал.
 
*     *     *
 
Шану мрачно сидел за терминалом с тяжёлыми мыслями. Когда Тали вышла на связь с адмиралами и попросила о переводе на корабль «Цербера», первой мелькнувшей мыслью было — всё, это конец. Скоро истребители прикрытия найдут их и без лишних предупреждений взорвут. Но шли часы, и ничего не менялось. «Нормандия» всё так же невозмутимо шла бок о бок с ними, словно не зная о грозящей опасности со стороны Флота.
Или хорошо зная, но считая, что справится с этим, поправил он себя невесело. Десантники, которые были на этом корабле, рассказывали совершенно невозможные вещи. От них никто ничего особенно не прятал, не запирал двери или ещё что. Шарн умудрился даже заглянуть, правда мельком, в инженерный отсек, но его россказням Шану просто не верил. Да и кто будет верить в то, что на этом корабле, размером со вспомогательный крейсер, установлено ядро как на линкоре! Правда, от других приходили ничуть не менее невообразимые сообщения. Земляне строили корабли с гигантским свободным местом, прямо как кроганы какие-то. Кают-компания, занимающая чуть не половину палубы в самом защищённом месте, обзорные окна, словно это не корабль, а какой-то прогулочный лайнер. Ангар, в котором находилось два челнока типа «Кадьяк» и могло разместиться ещё столько же.
Капитан посмотрел на экран лидара, на котором ВИ отрисовал силуэт этого корабля. Инженеры, проектировавшие и строившие это чудо техники, может и не были гениями, но то, что они заставляли гордиться собой — это точно. Правда никто не знает, сможет ли эта посудина выдержать триста лет постоянной эксплуатации. Ревнивая мысль вызвала улыбку у него самого.
Отведя глаза от терминала, он решился раскрыть хоть одну из непонятных ему тайн и осторожно встал со своего места, направившись к машинному отделению. Тали как раз очень удачно вернулась на человеческий корабль к Ригару и двоим раненым, так что он мог не опасаться её внезапного появления. Линна уже подготавливали к переносу на палубу «Колаун’Ти», а вот Канэ... На его вопрос о самочувствии раненой, дочь адмирала только всхлипнула и отвернулась, покачав головой. Оставалась надежда на чудо, и Шану просил Предков не дать случиться ещё одной трагедии в этой экспедиции.
Команда была занята подготовкой к возвращению домой, но особой радости не было ни у кого. Теперь места на борту их судна было достаточно, но Шану был уверен, каждый из них счёл бы за счастье тесниться, как и прежде, лишь бы с ними были все те, кто навечно остался на той проклятой планете.
Оба контейнера стояли там, где их и оставили. Никто не обратил внимания на Шану, который всё же задумался на пару секунд, перед тем как открыть крышку. Внутри лежали какие-то довольно странные вещи, не слишком понятного назначения. Кварианец вынул одну непонятную часть какого-то механизма, потом вторую, аккуратно отложив их в сторону, пока наконец не наткнулся на модуль, смутно знакомый, словно виденный ранее. Он вытащил повреждённый блок и начал вертеть его в руках, пытаясь понять, откуда эта штука может ему быть известна. Пожав плечами, он отложил её к вытащенным ранее и снова принялся исследовать содержимое контейнера.
Почти на самом дне он нашёл ответы на все вопросы, вот только от этого ему не стало легче. Внизу лежал модуль памяти какого-то гета, и даже часть внутреннего источника питания, неактивного и с удалёнными энергоячейками. Он теперь не сомневался, что все эти запчасти и модули принадлежат синтетикам, но никак не мог взять в толк, зачем Тали рисковать и пытаться провезти на Флот столь запрещённые вещи. Вполне возможно, с учётом её просьбы, она выполняет негласные указания своего отца или, возможно, адмирала Даро’Зен, известных противников гетов. Вряд ли только Корис или Раан будут рады таким новостям, но он обязан будет сообщить о своей находке. Синтетики могли предпринять меры против подобных попыток изучения и выследить Флот с помощью какого-нибудь передатчика в своих платформах.
Шану вас Колаун’Ти закрыл контейнер, постаравшись привести его содержимое в тот же вид, что и до его вмешательства. Он выполнит просьбу Тали’Зора, ему совершенно не хотелось оказываться в зоне пристального внимания её отца, но немедля оповестит Заал’Кориса и Шала’Раан. Пусть уже сами адмиралы решают, что безопасно для Флотилии, а что нет.
Ригар и его люди перенесли Линна на борт корабля молча и осторожно. Трани извернулась со своего места и внимательно смотрела, как десантники, стараясь ничем не побеспокоить раненого, протаскивают узкую койку и какие-то медицинские приборы, подключённые к телу. Ригар устало привалился к переборке, глядя им вслед.
— Кэл, — Шану подошёл к ним от инженерного отсека.
— Мы готовы, Шану. Тали временно переходит на борт «Нормандии».
— А Канэ?
Ригар печально покачал головой, и в сердце Шану иглой ударила боль. Чуда не свершилось.
 
Отредактировано.SVS 


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 24.03.2013 | 4539 | 119 | второй шанс, Тали, unklar, экшн, приключения, драма, м!Шепард | unklar
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 46
Гостей: 43
Пользователей: 3

ARM, Mariya, Chilis53
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт