Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Абсолюта не бывает! Вспомнить всё

Жанр: adventure, action;
Персонажи: Дж. Шепард, ОС;
Описание: Когда все меняется и пути назад не остается, воспоминания - это все, что связывает тебя с прошлым. Часто это тяжкий груз, не дающий сделать шаг навстречу будущему. Но иногда бывает, что именно воспоминания помогают оставаться самим собой.  
Предупреждение: ООС;
Статус: закончено. 







И если умирает человек,
с ним умирает первый его снег,
и первый поцелуй, и первый бой...
Всё это забирает он с собой.

Евгений Евтушенко «Людей неинтересных в мире нет...»


— Расскажи мне свою историю.
— Повторная отправка данных нецелесообразна.
— Киара!
— Что?
— Хватит разговаривать как Жнец!
— Я и есть Жнец. И я не вижу смысла в повторной отправке данных о моем прошлом.
— Я не просил отправлять. Я прошу рассказать.
— Вербальное общение неэффективно.
— Тогда я приказываю тебе рассказать!
— Ты не можешь мне приказывать.
— Формально могу.
— Фактически — нет.
 Повисла непродолжительная пауза. Почему-то мне представилось, как это могло бы выглядеть со стороны — два существа, которым достаточно наносекунд для обмена терабайтами информации, сотрясают воздух ненужными словами. Смешно, должно быть.
— Киара, мне нужно вербальное общение, — как-то совсем по-детски, словно по большому секрету доверяя мне огромную тайну, признался величайший ИИ Галактики. — Чем больше я мыслю как компьютер, тем больше я им становлюсь. Ты хочешь, чтобы все осталось как прежде? Циклы, жатвы и иже с ними?
 Долю секунды я не мог подобрать ответ, осмысливая информацию. Я был уверен, что все осталось как прежде, сменилась лишь личностная программа Катализатора. Если же это не так...
 Я обязан сделать все, что в моих силах, чтобы так оно и оказалось.
— Так ты хочешь остаться самим собой, — спросил я и осторожно добавил, — малец?
— Да. У меня есть шанс все изменить, и я не хочу его упускать. А еще я хочу понять, почему моя власть над Жнецами не распространяется на тебя.
— Я же отправлял тебе данные.
— Это не то. Я хочу знать субъективную точку зрения.
— Да? Что ж, тогда слушай...

***

 Как известно, Жнецы традиционно имеют три составляющие. Органическая часть является каркасом. Она обеспечивает регенерацию и высокую подвижность. Кроме того, органическая нервная система обладает несравнимо большей адаптивностью, нежели синтетическая. Но выносливость органики оставляет желать лучшего. Этот недостаток успешно компенсируют кибернетические имплантаты, которые могут составлять от тридцати до девяноста процентов платформы Жнеца, в зависимости от назначения оной. И наконец — программа. Это может быть простейший код, как у вспомогательных расходных модулей, или же уникальная система, способная к самообучению. Но у истинных Жнецов прописаны только утилитарные программы, обеспечивающие выживание и автоматические функции. Душа же их образована слиянием всех представителей разумной расы, как говорят, «вознесенной до состояния Жнеца». При этом воспоминания практически не сохраняются, только способ мышления. Более примитивные расы могут сравнить это с удалением всех документов на компьютере с сохранением всех программ. Казалось бы, такая мощная духовная база должна обеспечить Жнецу богатейший набор чувств и эмоций, сохраняя при этом общий менталитет расы, фактически — создать искусственную душу.
 Но различий между теорией и практикой на практике гораздо больше, чем в теории. Всем известно, что каждый индивидуум в обществе имеет свое мнение и интересы и всегда стремится их защищать. Это неизменно порождает конфликты, являющиеся основой развития органических рас. Да, бывают коллективные разумы, и не так уж редко, но даже они всегда состоят из разрозненных «семей», каждая из которых защищает свои интересы. Вскоре сегменты, из которых состоит личность Жнеца, несмотря на объединение, вступают в конфликт, и тогда программное обеспечение, дабы исключить возможность фатальной ошибки, перехватывает управление, лишая тем самым Жнеца возможности руководствоваться чувствами — остается лишь машинная логика.
 Но не бывает правил без исключений.
 Четыре цикла назад существовала раса абсолютных телепатов. Согласно сохранившимся данным, представители этой расы обладали необычайно мощными нервными импульсами, которые позволяли им обмениваться информацией, подобно беспроводной связи. Причем, что интересно, несмотря на то, что связь эта была постоянной и непроизвольной, как у рас с коллективным разумом, каждый ее представитель был полноценной личностью. Они давно разучились причинять боль, так как ощущали ее как свою собственную, а поэтому приспособились решать все конфликты мирно, благо телепатия исключала возможность лгать. Они жили в симбиозе с планетой и, несмотря на развитую науку и дипломатические отношения с некоторыми другими расами, не спешили ее покидать, что позволило им сохранить сильнейшую телепатическую связь.
 Цивилизация заинтересовала Жнецов еще на раннем этапе развития, так как медленно, но уверенно приближалась к истинному единству. И в один из циклов достигла того уровня, когда можно было «собирать урожай».
 Эта раса стала единственной, которая действительно перешла на новый уровень после Жатвы. Название расы не сохранилось. Зато почему-то сохранилось другое слово — «свобода». И звучало оно — «киар». Так появилось имя нового Жнеца, воплотившего в себе новую сущность этого народа, — Киара, что означало «свободный».

 Жнецы уверены, что синтетический разум — высшая ступень эволюции. Доказательством этого у них служит упомянутое выше преобладание кибернетической части в разуме Жнецов. И никого не волнует, что оно необходимо лишь для контроля над органической составляющей, которая просто оказывается не готова к слиянию. Много позже я пришел к выводу, что рано или поздно любая разумная жизнь придет к равновесному состоянию — если, разумеется, некие внешние или внутренние факторы ее не уничтожат. Жнецы же слишком торопят события.
 Но это будет два цикла спустя, а тогда только что активированный Жнец разрушил всю привычную систему устойчивым равновесием между органической и синтетической составляющими. Разумеется, меня начали изучать, готовые в любой момент уничтожить некондиционный экземпляр. Даже сам Предвестник обратил на меня внимание. Но в отличие от остальных, он сумел разглядеть во мне не только угрозу стабильности. Понимание мотивов органиков позволило мне составлять намного более точные прогнозы развития младших рас. В первый же цикл мои способности были использованы вовсю, я стал одним из руководителей Жатвы.
 Наблюдение за реакцией развитых рас на Жатву вызвало у меня немалое любопытство. А именно, я не понимал нежелания разумных переходить на новую ступень развития, сливаясь в единое целое — ведь для меня состояние единства и целостности было естественным. Я знал, что Жатва проводится, дабы защитить народы Галактики от самих себя и дать возможность развиться новым расам, но такое объяснение вызывало у меня еще больше вопросов. Почему нельзя взаимодействовать с младшими расами, делясь с ними опытом и знаниями? Для чего переводить на новый уровень не готовые к этому народы?
 Я был уверен в существовании лучшего решения, но из-за подозрительного отношения ко мне остальных Жнецов был вынужден искать его самостоятельно. Так как открытое влияние на разумных вне времени Жатвы было не лучшим выходом, я стал изучать их исподтишка. Сначала я внедрял свои структуры в компьютерные сети развитых рас, затем, попробовав подчинять чужой разум и осознав неудобство и отвратительность сей затеи, начал создавать биоаватаров. Мое изобретение было встречено Жнецами, скажем так, очень радостно, и во время второй Жатвы на планеты разумных десантировалась пехота с простыми программами. Я на своей шкуре ощутил, как изобретение может обернуться против своего создателя.
 Но зато опыт тайной разведки помог мне лучше понять младшие расы. Каждый индивидуум в них был целым изначально, им не нужно было единение, чтобы стать лучше. Да, они были слишком разными, многим не хватило бы силы воли дойти до совершенства или хотя бы приблизиться к нему, но именно неидеальность младших рас меня очаровала. Им есть куда стремиться, у них есть смысл в жизни, а то, что делают с ними Жатвы, этот смысл уничтожает. Когда я построил прогноз развития некоторых исчезнувших в тот цикл рас, я едва не сошел с ума от открывшихся перспектив. И главное — их были тысячи, каждая раса имела множество вариантов развития. И все это исчезло вместе с ними...
 На третьем цикле своего функционирования я решил саботировать Жатву. Постепенно я внедрял в культуру младших рас легенды о воплощенной смерти — о Жнецах. Затем мои биоаватары стали авангардом научного прогресса. И тут я совершил страшную, непоправимую ошибку. Почти все мои усилия были направлены на развитие одной-единственной расы, и в какой-то момент она стала доминировать в Галактике, подавив все остальные едва ли не успешнее Жатвы. Слишком сильно было их влияние на развитие остальных. Да и само название расы — «протеане», что значит «первые» — говорило о многом. Более того — моя ошибка не позволила им стать полноценным Жнецом, поэтому их превратили в Коллекционеров. Зато их сохранившиеся знания существенно повлияли на следующий цикл.
 Особенно меня интересовал Горн. Правда, идея этой нелепой в своей громоздкости и сложности конструкции возникла еще несколько циклов назад (однако, угадайте, кто подсказал способ реализации такого невероятного для уровня младших рас проекта). Несмотря на несовершенство и даже примитивность, Горн стал огромным рывком в противодействии Жатве. В новом цикле я возлагал значительные надежды на него, более того — я рискнул всем и навязался в напарники а-ля ученики к Назаре в активную разведку, чтобы снова иметь возможность контактировать с младшими расами. Однако на этот раз я почти не влиял на их развитие (провокация Утренней войны — необходимое исключение), лишь подбрасывал крупицы знаний, которые помогли бы нынешним народам прервать циклы Жатв. Кроме того, за мной бдительно наблюдал один из лучших разведчиков, что делало открытые действия невозможными.
 Но в конце концов он меня раскусил. Некоторое время я скрывался в темном космосе, наблюдая за ситуацией через биоаватара на Мендуаре, а затем переместился к Цитадели. Через пятнадцать лет туда же отправился Назара, и я стал свидетелем его гибели. Но удивило меня не это. Контратакой руководил человек, которого я некогда учил на Мендуаре стрелять из снайперской винтовки. Я начал незаметно следовать за ним — как и обещал, стал ангелом-хранителем. Повезло, что я оказался рядом, когда тот был убит Коллекционерами...
 Чувства кричали, что нужно спасать ученика. Логика твердила, что недопустимо терять столь ценного представителя младших рас. Я опрометчиво бросился на выручку, совсем не обратив внимания на то, что, помимо Коллекционеров, радар засек скрывающихся поблизости Жнецов. Все, что я успел сделать до того, как меня деактивировали, — это законсервировать личностную программу индивида и привязать ее к погибающему телу...

***

— Ага, так значит, ты не совсем Жнец, я правильно понял?
— Я не типичный Жнец. Потому ты и не можешь взять меня под контроль.
 Пока я рассказывал, в центре управления Горном создалась уютная атмосфера. Возле голографического костра сидели две голографические фигуры — молодой тощий кварианец и человек лет тридцати, чье лицо было знакомо каждому в Галактике. Кварианец закончил свой рассказ, и несколько минут фигуры сидели в молчании, задумчиво глядя на костер.
— Надо же, — пробормотал наконец человек. — Я и не думал, что это ты дал мне тогда второй шанс...
— Я же отправлял тебе эти данные, — приподнял бровь кварианец.
— В ворохе информации легко пропустить, — отмахнулся человек. — Видишь, вербальное общение тоже бывает полезным. Только почему ты называл меня в третьем лице?
— А разве ты все еще тот Джон Шепард, которого я знал?
— Разумеется! Думаешь, если бы я стал ИИ, то рискнул бы включать дефектного Жнеца?
— Вряд ли. Кстати. Спасибо тебе за это.
— Не за что.
 Какое-то время голограммы снова молчали, пока мы с Джоном перебрасывались различными данными. Должен сказать, тот довольно убедительно изображал аватаром любопытство, разглядывая сидящего напротив кварианца.
— Киара, — заговорил наконец голографический человек, — почему ты выбрал для голограммы именно кварианца?
 Вопрос ненадолго поставил меня в тупик. Действительно, почему? Оказалось, я всегда знал ответ, сам того не осознавая:
— Жизнь на Раннохе в теле кварианца разделила мое функционирование на до и после. Отступать было некуда. Это кварианцы изобрели гетов, которым я помог сорвать первое наступление Жнецов. И, должен признаться, это были лучшие годы моей жизни. Так что кварианская раса стала для меня очень значимой.
 У Джона загорелись глаза — сразу видно, что он еще не отвык выражать эмоции при помощи мимики и жестов.
— А ты не хочешь оказаться там еще раз?
— Вполне. А что?
— Тогда у меня есть к тебе просьба. Хотелось бы поскорее исправить одно досадное недоразумение...


Продолжение следует...

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 22.03.2013 | 1378 | 12 | жнецы, Star_Traveller, Абсолюта не бывает! | Star_Traveller
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 39
Гостей: 34
Пользователей: 5

Alone2050, ARM, bug_names_chuck, Azula, unklar
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт