Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Острые углы: продолжение

Жанр: Альтернатива, НедоРомантика, Недонипоймичто с прологом и эпилогом.
Описание: Продолжение развёртывания запущенного любовного треугольника на "Нормандии".  
Персонажи: Гаррус/Тали/Шепард, Келли Чамберс, мимолётом перемываем косточки Лиаре, а так же периодически мелькают левые статисты.
Предупреждения: присутствуют вялые сцены с эротическим подтекстом. Впечатлительным ТалиМанам (не -фанам) читать с особой осторожностью!





Глава третья. «Выбор есть всегда».

— О Ки-ила-а! Это же «Мако»!
Тали радостно ухнула, когда Гаррус чинно, под ручку, подвёл её к огромному БМП, словно к потенциально опасному животному в зоопарке.
— Именно. Вертлявое нечто с названием «Мако», — офицер искренне улыбался, рассматривая блестящую обшивку человеческой машины, которую он не видел уже слишком долго. Сразу же, по цепочке аналогий, вспыхнули в памяти и другие кадры времён охоты на Сарена. Как всё начиналось... И как неожиданно и трагично закончилось.

Они с Тали, немного поговорив на «Нормандии», решили сходить и развеяться где-нибудь на Цитадели. Это произошло спустя пару дней после провала на Тессии. Сложные времена для всей команды. Вакариан и Зора не были вместе уже полторы недели, с момента разрешения Раннохской Войны — именно под таким именем вошло в историю это громогласное сражение. Турианский офицер вполне справедливо решил, что новоявленную любовницу нужно поддержать чем-нибудь совершенно необычным, поэтому банальные конфеты, вино и секс он решил выкинуть из своих планов. На некоторое время, по крайней мере.
Решение нашлось в его собственных словах, которые стали в некотором роде притчей.
— Прямо как в старые-добрые времена, да? — спросил Гаррус, подходя к бронемашине. Рядом мгновенно возник невзрачный человек средних лет с до идиотизма невинным лицом.
— Раз уж вы посетили наш ралли-парк... — деловито потирая потные ладони, начал он, — то должны ознакомиться со Стандартными Нормами Безопасности.
В руках Гарруса оказался планшет с длинном списком правил. Мимолётом пролистав пять страниц сухого текста, турианец поинтересовался:
— Что будет, если мы случайно нарушим пару правил? Штраф большой?

Человек, которого звали Дэнни Долерос, всю свою жизнь страдал от одной природной черты — доброжелательности. Новый клиент, этот высокий, статный турианец с боевыми шрамами, явно видный военный чин в Иерархии, произвёл на него самое положительное впечатление еще до своего непосредственного появления: несколько дней назад он оставил заявку с необычной просьбой освободить парк для тест-драйва... Боевой человеческой машины! Вот уж чего не ожидали организаторы крупного ралли-клуба. Но лозунг компании гласил: «Любую тачку на колёсах и два часа времени на специализированном треке за ваши деньги!», поэтому пришлось сквозь силу проталкивать в центр деловых районов «Мако» и чуть ли не разбирать его на части, вынимая боевую начинку. Невероятные затраты... Полностью оплаченные клиентом. А еще всех впечатлило это харизматичное резюме турианца, которое редко кто заполнял вообще. В нём было всего две строчки: «Мой хороший друг хочет вспомнить былые лучшие дни после страшной трагедии. Пожалуйста, помогите нам.»
Гаррус рассчитал давление на жалость, которое было не в его стиле, на удивление верно. Люди, основавшие этот своеобразный парк развлечений для избранных, как ни странно, были подобны Долеросу и выполнили сложный заказ не столько из-за денег, сколько из принципа. У всех сейчас сложные времена, и каждому хотелось бы иметь такого истинно щедрого и заботливого друга.
И вот сейчас опять — стоило знатному заказчику сделать неприятный намёк, и Дэнни растаял.
Сжавшись от лёгкого возмущения, он с достоинством заявил:
— Штраф? Нет, ни в коем случае. В такой ситуации мы подарим Вам и Вашему другу два часа заезда только с самыми основными правилами. Можете заезжать в любой конец трека, петлять и веселиться — это ведь очень манёвренная штука. Я обо всём договорюсь, — он повернулся к Тали, приложив руку к сердцу, и продолжил:
— Мисс, у вас необычайный друг. Ваша компания отныне почётные гости нашего клуба. Не из-за денег, мисс. Мало у кого еще осталось столь большое сердце и чистая душа. Мы хорошие люди, мы всё понимаем. Трек в вашем полном распоряжении.
Сделав изысканный жест руками, человек отступил назад.
Смущённая и словно пришибленная чем-то тяжёлым кварианка с помощью своего турианского кавалера забралась в БМП, на ходу тихо спросив:
— Дурак! Безумец! Что ты им наплёл? И откуда у тебя такие деньги?
Забравшись в до боли знакомую кабину и устроившись на месте водителя, Вакариан лишь отмахнулся:
— Мелочи жизни, Тали. Сказал я им правду. А деньги со старых законсервированных счетов. На Омеге появилась парочка удобных случаев обчистить криминальных авторитетов, вот и отложил на чёрный день.
— Нашествие Жнецов, чем не чёрные дни, — уже более спокойным, но всё еще недовольным тоном пробурчала кварианка.
— С тобой в компании об этом забываешь. Ну что, адмирал, в какую сторону поедем?

***

Дэнни Долерос, один из руководителей фирмы, представляющей необычный ралли-клуб на Цитадели, смотрел, как «Мако», набирая небольшую скорость, начал ехать по подготовленному треку. Газон, пустынные дороги, несколько десятков «безопасных» препятствий, голубое «небо» над головой... Это было так мило и трогательно, что сердце чувствительного бизнесмена сжалось от счастья.
Но через четверть часа, когда Дэнни уже собирался уходить, с БМП начало что-то происходить. Сначала он неумело вертлял из стороны в сторону, потом, неожиданно набрав скорость и сделав пару опасных разворотов, замер на месте.
Долерос заволновался — как бы что не случилось, но вдруг...
Корпус «Мако» внезапно начал недвусмысленно раскачиваться из стороны в сторону, плавно обретая большую амплитуду. Не веря собственным глазам, Дэнни сделал то, что делал только в самых экстренных случаях, или просто когда у него было плохое настроение. Прослушивающий жучок, установленный на панели управления боевой машины, очень красноречиво дал понять доброжелательному бизнесмену, что на этой самой панели делают щедрые гости.
Покраснев от ярости и смущения, Долерос оставил трек и пошел в центр управления всей компании.
Перед тем, как наглухо закрыться в собственном кабинете, он небрежно бросил недоумевающему секретарю:
— Помнишь ту парочку, что только что прошла на трек к «Мако»? Так вот — вычеркни этих извращенцев из моего привелигированного списка и собери команду уборщиков. У них сегодня вечером будет много работы.

***

— Эшли была бы очень-очень недовольна... — тихо пробормотал Гаррус. Он вытянулся на кресле водителя, повёрнутом в сторону салона, с наслаждением потянувшись и слушая, как натяжно хрустят шейные позвонки и часто бьется запыхавшееся сердце.
— В смысле? — Тали, сидящая напротив, спешно одевала скафандр. Дезенфекцию они не провели и она очень торопилась — чем меньше будет и без того немалая нагрузка на здоровье, тем лучше.
Вакариан промолчал, но очень красноречиво перевёл взгляд на сиденье главного артиллериста.
— А! Поняла. Эшли очень любила это место когда-то... — кварианка не удержалась и хихикнула. — Зачем ты порвал кресло, Гарр?
— Я же не думал, что ты опять меня изнасилуешь. Я просто не был готов. Ни защитных перчаток, ни геля, ничего из нашего любимого арсенала под рукой... Мне ведь нужно было за что-то цепляться... Хах, видимо, сегодня день безбашенных экспериментов.
— Но мы справились... И я ведь не «насиловала» тебя! Ты первый дал намёк.
— Разве? Я поделился своей новой эротической фантазией. Я не говорил, что она должна претвориться в жизнь сиюминутно.
— Мы столько времени только и делали, что воевали и копались в грязи... — она задумчиво потёрла подбородок и улыбнулась, следом проверив систему жизнеобеспечения и надев маску. — Может, я просто устала терпеть?
— С такими темпами, да еще и без терпения, мы до Жнецов не доберёмся... Сляжем раньше. Причём в прямом смысле, — с наигранной грустью в голосе проурчал Вакариан. — Ну и раз ты так торопилась, что продержалась на одних своих лекарствах... Думаю, тебе будет не до подобных экспериментов еще с месяц-другой.
— Значит, будем дозировать в малых количествах, — жеманно пропела кварианка.
— Так точно, адмирал, — Гаррус развернул кресло боком, положив одну руку на руль-джостик. — Так куда мы всё-таки направимся?
— Офицер... — Тали смерила Гарруса взглядом, наклонив голову на бок. Он буквально почувствовал, что она улыбается.
— Ладно... Я стонал это тебе на ухо, но могу повторять хоть вечно... Я тебя люблю, Тали’Зора вас Раннох, Советник-по-Гетам, мой Адмирал.
— И я тебя, Гаррус Вакариан, Советник-по-Жнецам, Офицер турианской Иерархии. Но, если честно, я не то имела ввиду... Просто, для начала, хотя бы надень штаны, Гарр.

***

— Гаррус, как там с Тали?
На этот раз Шепард даже не спросил про родственников или ситуацию на Палавене.
Вакариан не стремился говорить с коммандером на темы, касавшиеся кварианки. Он намеренно затягивал диалоги и откровенно врал, хоть его это несколько коробило.
Не дождавшись ответа, Шепард продолжил:
— Гарр, ты сказал, она в обиде на меня. До сих пор. Я понимаю, что был неправ и груб и...
— Ты оскорбил её, — разбиравшийся с панелью калибровок Вакариан повернулся к собеседнику, на ходу придумывая новые отговорки. — И ты её отверг, если начистоту. Ради Лиары, насколько я знаю.
Шепард потупил взгляд.
— Да, признаю... Я не жду, что ты поймёшь, но всё-таки объясню. Я запутался. Не знаю, Гарр, мне казалось, что я влюбился в Тали, но Лиара попросила помощи и...
Он маялся, нервно подёргивая штанину. Гаррус терпеливо ждал, переступая с ноги на ногу. И почему-то он странно поглядывал на офицера. Как будто знал что-то очень важное и не хотел этим делиться. Впрочем, это выражение глаз и лица у него тут же исчезло. Он принялся объяснять, старательно изучая взглядом стену позади Вакариана:
— Уже позже я осознал, что Лиара меня не привлекает так, как это было прежде. Она так сильно изменилась. Мне было скучновато слушать её похождения, мне были равнодушны её переживания... Это было очень сложно осознать, но... Она поняла первой и поговорила со мной на эту тему. Мы решили, что нам лучше остаться друзьями. И теперь я хочу поговорить с Тали. Нужно решить всё раз и навсегда.
— Стоп! — Вакариан поглубже вдохнул и выпалил:
— Всё не так просто. Она совершенно не хочет развивать с тобой личные отношения...
— Почему? — насупился коммандер.
— Дело в том... Что у неё есть мужчина. Я не хотел тебе говорить, знаешь ли...
— Да? — лицо Шепарда немного вытянулось, морщины разгладились. Он неслабо удивился. — И кто же он?
-Эм...

Гаррус замолчал на пару секунд, пытаясь принять окончательное решение.
— Понятия не имею. Какой-то кварианец с флота.
«Великие Духи, что же я делаю...»
— Видел, как они переписываются. Ну, достаточно серьёзно.
— Что ж, это всё меняет. Если я попытаюсь сказать ей о своих чувствах, то может возникнуть непонимание... Ох, чёрт. Это чертовски неприятно всё меняет.
-Да, точно. И что же? Может, ты ошибаешься, Шеп? Разберись в себе. Не торопись. Вдруг это совсем не любовь! Вдруг это просто страсть? Мимолётная и ненужная. Если не хочешь опять причинить ей боль, а то и испортить всю жизнь, лучше не торопись и... Очень, очень хорошо всё обдумай. Может... — Гаррус начал слегка похрипывать и запинаться — настолько у него пересохло в горле. — ...Быть, из вас вообще не пара и её лучше оставить в покое?
Шепард помотал головой, сжал серые губы, задумчиво сложив руки на груди.
— Да, Гарр, ты прав. Лучше не торопиться. Я... Хотел бы снова попросить тебя о маленьком одолжении. Не думай ничего плохого, но...
— Да-да, я прекрасно понимаю, — кратко отмахнулся Гаррус. — Я попытаюсь с ней поговорить, намекнуть... Только не всё так сразу.
— Да... — Шепард улыбнулся и кивнул. — Огромное спасибо. Ты настоящий друг, Вакариан.

Наблюдая, как коммандер покидает отсек, Гаррус негромко пробормотал:
— Да уж... Лучше и не сыщешь.
Он уже собирался продолжить работу, как вдруг раздался холодный голос СУЗИ:
— Почему вы не сообщаете правду Шепарду, офицер?
Раздражённо стукнув по панели, Гаррус поднял взгляд в потолок и громко прошипел:
— А ты кто? Дух справедливости? Совесть? Это не твоё дело, СУЗИ. Просто не болтай лишнего. Я сам со всем разберусь.
— Вы запутались. Прислушайтесь к себе, Гаррус. Сейчас не время лгать. Нужно исходить из ваших мотивов.
— Мотивов? Да всё просто. Если я скажу правду Шепарду — мы больше не друзья. Если Тали узнает, что Шепард к ней неравнодушен, а я ей солгал — она может и не простить мне эту ложь, она может уйти к Шепарду, ведь он ей дорог до сих пор, несмотря ни на что. Она бросит меня, но она нужна мне... Очень нужна! — он жалобно рыкнул, вцепившись в панель, беспокойно вертя головой из стороны в сторону. — Я люблю её и не могу потерять... Мне всего-то нужно некоторое время держать их на расстоянии! Тали забудет про Шепарда, я уверен, она любит меня, осталось только немного привыкнуть друг к другу. А Шепард её не любит, он ошибается... Да даже если и любит — без разницы! Он сам виноват, вот пусть и расплачивается!
Молчание воцарилось на палубе главной батареи. Пыл Гарруса внезапно затух, и ему стало чудовищно неприятно стоять одному, в тишине, наедине с самим собой и бесстрастной ИИ «Нормандии». Хотя, может не такой и бесстрастной?
— Вы всё сказали сами. Вам приятно осозновать такую правду?
— Нет... — турианец опустил голову, горько цокнув языком. — Но у меня нет выбора...
— Выбор есть всегда, Гаррус Вакариан.
Офицер попытался было возразить, но СУЗИ просто отключилась, вновь оставив его в полной тишине.

***

Глава четвёртая. «Углы бритвы»
Тали’Зора вас Нормандия неслышно порхала над полом. Он с трудом мог различить звук её поступи — кроткий и неторопливый. Только глухой шум раздвигающейся двери выдал её появление в главной батарее, иначе Вакариан решил бы, что это просто приборы пощёлкивают...
Гаррус сразу почувствовал напряжение от этой странной походки. Зачем ей порхать, вытянутой, как струна, в его обители? Там, где они проводили время, там, где признавались друг другу в любви, смеялись и переживали вместе?..
Что-то случилось.
Она обняла его за талию, без кокетства, скорее, устало. Провела трёхпалой рукой по шее, когда он повернул к ней голову.
Сначала офицер хотел спросить, но лишь неоднозначно дёрнул мандибулами и опустил глаза. Он решил, что доверит нужные слова ей.
— Гаррус, — тихо прошептала Тали. — Нужна помощь?
— Наверное, — он деловито прочистил горло, потому что немного похрипывал. — Вот, здесь.
— Да... Я вижу.
Она встала рядом, опустив гибкие и быстрые пальцы на сенсорную панель. Когда она стала неторопясь разворачивать и увеличивать нужный сегмент кода, у Вакариана почему-то возникли чисто пошлые ассоциации и он мысленно выругал себя. У них не было близости уже полтора месяца.
— Охладитель стал перегреваться на полтора процента сильнее. Пару недель назад, — быстро пояснил Вакариан. — В принципе, это ничего не значит. Средняя погрешность для этих деталей — чуть больше пяти процентов. Но всё-таки...
— Я понимаю.
Она спокойна и собранна. Как перед штурмом Ранноха.

Только теперь им всем предстояла заварушка если не масштабнее, то точно важнее для судьбы Галактики в целом. Атака на главную ставку «Цербера» — базу «Кронос», должна была состояться буквально через неделю. Стоило только подготовить всё, собрать силы для решающего, последнего марш-броска против Жнецов и Призрака.
Гаррус надеялся, что эти дни «Нормандия», сейчас пришвартованная к Цитадели, сможет провести не в томительном и отчаянном ожидании, а в хоть каком-то подобии расслабления. Он прекрасно понимал, насколько эгоистично и неоправданно было так думать, но ничего не мог с собой поделать. Смертельная усталость ощущалась всё больше с каждым днём... Конечно, так было не только с ним. Все были на взводе. И особенно — Шепард. Коммандер, непоколебимый прежде солдат, сейчас меланхолично расхаживал по своему фрегату, как неприкаянное привидение, расспрашивая всех встречных о делах, семье и жизни в общем. Он словно не знал, что ему делать и чем занять руки, которые за последний месяц беспрерывной борьбы за выживание стали дрожать всё чаще.
Гаррус видел, как ему было нелегко. У офицера длительное время получалось держать Шепарда и Тали на расстоянии, но, вероятно, из-за густой рабочей атмосферы спасения всего мира он и сам стал отдаляться от кварианки. Не то, чтобы сейчас было не до любви... На неё просто не оставалось сил.
В последнее время турианец понял, что Шепард окончательно погряз в самом себе. Вакариану было жаль коммандера... И ему было стыдно. Он не знал, как можно обозначить свои нынешние чувства к другу более ёмко, чем этим словом. Возможно, именно из-за яркого чувства вины, он сказал Зоре несколько дней назад, что не хочет больше прятаться от людей и обниматься с ней в тёмных уголках «Нормандии», подальше от чужих глаз... Впрочем, половина экипажа и так знала, что у них роман. Но, как и всегда бывает в подобных ситуациях, тем, кому нужнее, узнавали последними. Шепард слишком долго находился в уединении — не только в личной каюте, но и вообще везде. Его мрачный и пронзительный взор, постоянно смотрящий вглубь себя, казалось, не замечал ничего. Два дня назад Тали и Вакариан чуть ли не демонстративно дефилировали вместе сначала на «Нормандии», а после и на Цитадели весь день. Шепард видел их друг с другом постоянно.
Чуть раньше, например, до событий на Горизонте, он бы обязательно задал нужные вопросы. Гаррус постоянно думал о том, что с минуты на минуту коммандер — вряд ли разгорячённый, скорее, равнодушно-меланхоличный — поинтересуется, давно ли у Тали и Вакариана служебный роман? Чего стоила эта ложь? И прочие знаковые вопросы. Турианец даже репитировал ответы и думал, как ему себя вести. Нужно ли говорить при Тали, или двое взрослых мужиков справятся со своими личными проблемами сами?
В общем, последние дни были полны вопросов и ожиданий.

Ни одно из предположений офицера так и не сбылось. Всё шло в прежнем ключе. Шепард был всё так же подавлен, Гаррус — всё так же уставшим, Зора всё так же нервничала... До этой минуты.
Именно поэтому сейчас Вакариан прекрасно понимал — только одно обстоятельство могло вывести Зору из состояния того томительно ожидания последней недели перед Самым Главным Днём.
— Это Шепард, — тихо пропела уставшая держать паузу кварианка. Фраза не стала неожиданностью, но как-то неприятно отозвалась в душе Вакариана. Она говорила эту фразу тем же тоном, в день того безумного случая, когда они совершенно случайно перестали быть просто друзьями. — Гаррус... Ты же видишь, что с ним происходит. Он словно готов упасть прямо посреди средней палубы и заснуть. То ли от усталости, то ли от безысходности. Но он...
Она замолчала на пару секунд, и он предположил:
— Повёл себя ещё более странно, чем обычно?
— Точно. Не знаю... Наверное, так себя ведут какие-нибудь озабоченные маньяки, — она почему-то нервно хихикнула. — Представляешь? Вчера утром я вышла из инженерного отсека, заспанная... А он стоит прямо напротив лифта. Просто стоит, как каменный, и смотрит прямо на меня. У меня даже холодок прошёл по спине...
Гаррус слегка приобнял Тали за хрупкие плечи, пододвигаясь ближе. Она как будто и не заметила этого, погружённая в свои мысли.
— Потом спокойно пропускает в лифт, становится рядом, и мы молча едем до БИЦ’а. Я даже не знаю, зачем проехала с ним до этой палубы, если хотела выйти на средней. А потом — целый день, куда бы я не пошла — всё время видела его где-то... На заднем плане. Прошлась по рынкам Цитадели — встретила его там. Хотела поболтать в кафе с Чаквас — она в кой-то веки вышла в люди — а Шеп бродит неподалёку и попивает кофе. И так весь день. При этом он мне даже ни слова не сказал. Даже «привет» и «как дела». О, Кила...
— Просто совпадение, — неуверенно пробормотал Вакариан.
— После всего, что случилось в этом безумном мире, я перестала верить в совпадения.
Она прижалась к нему, доверительно подстроив голову у шеи. Для этого ей, правда, пришлось встать на пальцы ног.
— Гаррус... Что говорил тебе Шепард? Ты уверен, что они с Лиарой вместе, что он ничего от меня больше не хочет?
«Не паникуй».
Первые мысли — соврать. В который раз сказать неправду, освободив себя от ответственности.
Но когда ещё, кроме как не сейчас, говорить правду? Дальше только хуже, он уже успел в этом убедиться.
«Просто... Не паниковать. Выкручусь. Главное сказать так, чтобы и она не запаниковала...»
Он вздохнул. Сердце забилось чаще, дыхание спёрло, в глазах чуть потемнело. В голове всё звучал противный тревожный звоночек. Оказывается, бывает ломка от лжи.
«Ложь — это наркотик. Но я же герой, я сражался с лжетрафиком и диллерами лжи, правда?»
— Тали... — гнусаво проворчал он, пытаясь рукой снять крепления её шлема. Ведь сейчас так важно смотреть ей в глаза. — Тали. Всё так сложно. Обещай, что будешь спокойна.
— Да, — она дрожала. Она тоже не хотела правды, какой-то частью своего естества. Скорее всего, она уже о многом догадалась. Может, что-то приукрасила для себя...
«Вот-вот. Дальше только хуже».
И у них бы всё получилось. Гаррус смог бы найти нужные слова, смог бы переубедить себя... Вполне смог бы. Но... Всегда есть какое-то но.

И сегодня это извечная мировая всемогущая сила «но» буквально вломилась в отсек.
Естественно, ни минутой раньше или позже.
«Законы жанра» — как сказал бы литературный критик, будь весь этот жизненный абсурд рассказом о нелёгкой доле участников любовного треугольника — так позже вспоминал эти моменты Вакариан.
Очевидно, сегодня уже никому на «Нормандии» не суждено было успокоится. Ибо как раз в тот самый момент, когда Гаррус покрепче прижал к себе кварианку, в главную батарею в буквальном смысле ворвался коммандер Джон Шепард. При одном только взгляде на его крепко сжатые кулаки, кирпичное непроницаемое лицо с трёхдневной щетиной и холодные голубые глаза бессердечного убийцы становилось понятно — он сиюминутно хочет признаться в искренней любви всему живому. Или, по крайней мере, более конкретной представительнице этой Вселенной.
— Тали! — решительно начал он, похоже, даже не заметив чёрную дыру на месте морды Вакариана и вообще общую ситуацию. — Я очень, очень много...
Зора, не отрывая рук от торса турианца, повернулась к коммандеру.
— ...Думал над тем... Над нашей... Чёрт! — он нелепо хлопнул себя по лбу ладонью и выпалил:
— Я идиот! Тали, я люблю тебя. Я всегда тебя...
Когда Джон вновь поднял глаза на кварианку, до него вдруг окончательно дошло, что ситуация несколько иная, чем он мог себе представить.
Внимательно оглядев с ног до головы парочку любовников и нахмурившись, коммандер замолк.
А вот Тали, наоборот, обрела дар речи.
— Джон? — она отцепилась от ледяной глыбы, в которую превратился турианский офицер, и нервно ухватилась пальцами за один из ремешков своего скафандра. — Шепард... Гаррус... Что происходит?
Повисла взрывоопасная тишина.
-Шепард? — это Зора. Так и не дождавшись ответа от двух мужчин, она решила начать по порядку в отдельности. -Ты... Ты ещё встречаешься с Лиарой?
— Мы расстались. Уже довольно... Давно, — хрипло пробасил коммандер. — Мы оба осознали, что наша интрижка... Что это была ошибка. Тали. Я так... Долго ждал. Не знаю, чего именно. Может, набирался сил... Или просто понадеялся на друзей, — на последнее предложение он сделал особенное ударение. — Но сейчас я готов заявить. С самой полной ответственностью, на которую могут рассчитывать слова обычного спасителя Галактики. Я люблю тебя. Я всегда любил тебя... Я хотел, чтобы Гаррус помог мне разобраться в наших отношениях. Но, похоже, у него уже были другие планы, — никакой озлобленности в голосе коммандера не было. Он говорил только правду, о которой, видимо, давно подозревал, но просто не мог поверить.
Поверить в предательство одного из лучших друзей...
И опять молчание.
— Гаррус?..
Тали. Офицер не мог посмотреть на неё. Просто — не мог.
Поэтому он смотрел на Джона. Мандибулы турианца начали яростно скакать, и Шепард, словно подражая ему, задвигал желваками.
— Гаррус?.. Но почему? — почти простонала Зора.
Он хотел сказать, что это ради неё.
Он хотел сказать, что это ради них.
Он хотел сказать, что любит её.
Он многое хотел сказать. К сожалению, или к счастью — Вакариан не мог вымолвить ни единого звука. Он молчал, и лишь его мандибулы дрожали. Не от страха. От горечи, разъедавшей сердце.
Вот — этого момента так опасался турианец. Когда Тали — именно Тали — задаст ему вопрос, он просто не сможет объяснить.
«Почему»?

Все те словесные тренировки, которые он раз за разом прокручивал в голове всего пару дней назад, испарились, словно их и не было вовсе. Да и была ли хоть какая-то причина, которая сейчас не прозвучала бы глупо?
Джон встретился пронзительным взглядом с Гаррусом. Турианец не отвёл глаза — своей вины он пока так и не осознал.
Он считал, что у него не было выбора. Он считал, что его зажали в угол, а он стал жертвой обстоятельств.
И он не собирался сейчас смотреть, как всю вину сваливают на него.
— Только не так, — очень тихо, как на последнем издыхании, пробормотал он. — Я не готов. Мы не готовы.
Внезапно пришло осознание, что можно попытаться воспользоваться «Методом Шепа» — постараться поговорить. Пусть даже сквозь неприязнь и ревность, в такой острейшей ситуации, но поговорить...
И он попытался.
— Может быть, мы сможем обсудить... Ситуацию в менее... Экстремальных условиях? Всё разложить по полочкам?
Как наивно, особенно когда на тебя смотрят Так. Твоя любовница и и твой друг, которых ты предал.
— Может быть, — легко согласился Шепард. Его руки уже не были скрещены на груди, они приняли выжидательную, готовую к действию позицию у живота. — Но... Сейчас. Как же, чёрт бы тебя подрал, старый ты придурок костнозадый, мне хочется врезать тебе по наглой лживой морде.
Что ж, он попытался.
Видимо, не судьба.
К чёрту «метод Шепа». Да здравствует «метод Омеги».
— Мне жаль, — выдавил офицер, бывший борец за правое дело и Боевой Советник Турианской Иерархии Гаррус Вакариан, делая атакующий выпад вперёд.

***

Джеймс Вега занимался очень важным делом. Он считал.
-Двести семь... Двести восемь... Двести девять... Двести десять.
Перерыв. Нужно восстановить дыхание, сосредоточить силы. Заставить окаменевшие мышцы сделать ещё пару незначительных усилий...
— Двести... Одиннадцать.
Что ж, похоже, на вечер это всё. Двести одиннадцать. Неплохой результат.
Вега отцепился от турника, гулко стукнув подошвами сапог об пол. С десяток секунд попрыгал на месте, разминая ноги и позвоночник.
— Эй, Эстебан! — крикнул он через зал пилоту «Кадьяка». — Напомни предыдущий результат!
Тихий шум сварочного режима инженерного инструметрона замолк на пару секунд, а голова Кортеза показалась из-за левого двигателя челнока Альянса.
— «Серьёзный» или «разминочный»? — поинтересовался пилот.
— Разминочный, конечно, — усмехнулся в ответ Джеймс и махнул рукой.
Сварка возобновилась, голова юркнула обратно.
— Двести шесть.
— Отлично! Планка поднялась на пять единиц.
-Поздравляю, мистер Вега! Ещё один вечер вы ничем полезным не занимались.
— Хе-хей, Эстебан! Я участвую в спасении Галактики, между прочим. Моя физическая форма должна быть на высоте в любую минуту. Мало ли что может случиться?
— Верное утверждение.
Голос ИИ «Нормандии» прозвучал мало того, что совершенно неожиданно, но и как будто бы даже насмешливо.
Кортез опять прекратил свою кропотливую деятельность и подозрительно уставился в потолок.
— Что ты имела в виду, СУЗИ? — спросил Джеймс за двоих.
— Ничего особо важного, мистер Вега. Вы можете продолжить разговор. Мне нужно заняться анализом одной... Интересной ситуации.
Пилот и солдат переглянулись.
— Что ж, — Кортез пожал плечами. — Джеймс, будь добр, помоги мне принести со склада запасную систему питания двигателя! Новый накрылся во время предыдущей миссии.
— Так уж прямо «накрылся»... Тебе просто делать нечего. Ещё один вечер ничем полезным не занимался. Менял новое на новое.
— Ох, мистер Вега! Иногда у меня создаётся впечатление, что вы не бицепсы качаете, а подвешиваете собственный язык...
Ещё с минуту друзья, чертыхаясь и вяло перебрасываясь шпильками, перетаскивали небольшую бочкообразную бандуру с ближайшего склада ящиков у противоположной стены ангара.
Весил запасной блок питания весьма прилично, но двое сильных солдат справились с задачей достаточно легко.
Как только блок коснулся краем пола, а Кортез даже не успел поблагодарить Вегу за помощь, опять совершенно неожиданно раздался холодноватый и бесстрастный голос СУЗИ:
— На средней палубе требуется ваша помощь, господа. Она так же заключается в перемещении тяжёлых объектов в пространстве. В частности, холодильника. Думаю, без вас не обойтись, мистер Вега, как и без вас, мистер Эстебан.


____________
Продолжение не следует, так как продолжение уже последовало. Это трудно представить, но там есть даже Эпилог. 
Автор.

Отредактировано. DrDre



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 11.03.2013 | 1938 | 9 | Mercenary, Тали, вода, Читайте только Эпилог, Вертлявое нечто, Шепард, Гаррус | Mercenary
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 11
Гостей: 10
Пользователей: 1

Alone2050
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт