Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Демон Ночного Ветра

Жанр: драма;
Персонажи: Моринт, Саша Бьорк (девушка, гибель которой Шепард расследует в миссии на лояльность Самары), ОС;
Сатус: завершено;
Аннотация: Ардат-Якши, пожалуй, одно из самых опасных разумных существ на свете. Вы думаете насекомоподобные Коллекционеры или гигантские Жнецы, грозящие уничтожить целую вселенную, способны с ней конкурировать? Вы ошибаетесь. Демон Ночного Ветра хитрее, опаснее и беспощаднее любого из ныне живущих злодеев. Ведь чем мельче хищник, тем труднее его поймать? Верно?




Моринт слушала, как бьётся её сердце. Она знала, что Саша умирает. Её сознание более не принадлежало ей, а тело медленно покидала жизнь. Азари была довольна, она ощутила прилив невиданного доселе удовлетворения. В эти редкие минуты она была счастлива, когда её отпускала жажда, тот голод, рвущий мозг на части, который неотступно преследовал её долгие столетия. Она была счастлива, что на секунду может остановиться и насладиться тем как тот, кто любил её так сильно, отдал за радость быть с ней — свою драгоценную жизнь.

Демон Ночного Ветра заполучил ещё одну бессмертную душу.

Саша была самым обыкновенным человеком на свете. По крайней мере, она всегда так думала. Ей было всего лишь девятнадцать, и она мечтала о том, что когда-нибудь сможет вырваться из Омеги, этой чёртовой выгребной ямы, в которую её загнала жизнь.

Отец Саши был контрабандистом, он умер несколько лет назад. На его корабль «Билион» напали батарианские работорговцы. Они убили весь экипаж и забрали груз. Мать Саши, Флора, не особо переживала. Ведь её муж был человеком холодным, отчуждённым, с ним было неуютно. Но Флора не могла его бросить, потому что он был единственным, кто содержал семью. После его смерти многое изменилось. Матери Саши пришлось найти работу, да и жизнь их стала куда тяжелее. Саша устроилась официанткой в «Загробную жизнь». Поначалу ей там не нравилось, но потом Бьорк привыкла. Кстати, её бабушка была из Нормандии, а сама Саша родилась на борту «Билиона» и никогда не бывала на Земле. Но она гордо носила фамилию «Бьорк» и думала о том, что кто-то из её предков был храбрым нормандским воином.

 В баре Арии Саша встречала разных существ. Она давно привыкла к тому, что её окружали не только люди, но это место было не просто самобытным, оно привлекало самых отвратительных представителей инопланетных рас.

 За Сашей как-то начал ухаживать турианец, он был не очень галантен, но ей казалось, что он весьма мил. По крайней мере, Кросс очень старался ей понравиться. Саша поначалу не отвечала взаимностью, но потом сдалась. Пожалуй, из турианца вышел бы хороший муж. Единственное, что смущало девушку так это некоторые физиологические особенности тела Кросса и его кожа, который на ощупь была слишком грубой и шершавой.

Турианец быстро потерял к ней интерес. Но Саша даже не расстроилась. Она ожидала этого.

— Э… ну ты понимаешь… вообще-то я… не хочу тебя обижать, ты милая и всё такое… — Кросс старательно подбирал слова, он не был силён в делах сердечных и Саша первый человек, с которым у него были отношения подобного рода.
— Я всё понимаю. — просто ответила девушка. — мы не можем быть вместе.

 У Кросса просто камень с души упал.

— И дело не в тебе. Я просто… кое-кого встретила. — Саша улыбнулась. Турианец негромко крякнул и помрачнел. Брошенным быть неприятно.

 А ведь Саша действительно встретила того, кто полностью, раз и навсегда завладел её мыслями…

— Я не отказалась бы от ринкола. — ответила красивая азари на вопрос Саши. Она ещё никогда не видела таких красивых азари. Её кожа была словно мрамор, и Саше показалось, что на ощупь она должна быть прохладной и нежной. Глаза, как самое чистое синее море — прозрачные, в опахале длинных ресниц. А губы… взгляд Саши скользнул ниже, тёмные, пухлые, такие манящие. Девушка тряхнула головой, пытаясь прогнать наваждение.
— Сейчас принесу. — пролепетала Саша и пулей бросилась к бару, пытаясь собрать все своим мысли воедино.

Барменом был ворча. Мрачный, неразговорчивый тип. Бьорк его панически боялась. А его зубы? Вы видели оскал ворча, когда он истерично смеётся? Более страшного зрелища во всей галактике не сыскать.

— Саша, — неожиданно раздался хриплый голос. Девушка испуганно отпрянула, поражённо глядя на бармена. Боже, что он от неё хочет?
— Не смотри на меня, как новорождённый варрен, глупый человек. — прокаркал ворча, — я сам себе удивляюсь, но не подходи больше к той азари, слышишь? Ты глупый, маленький человек. Я долго прожил, ворча столько не живут. Я много видел. Эта азари зло. От неё пахнет смертью. Я даже в вони «Загробной жизни» чую её запах. Она второй вечер на тебя пялится. Больше не обслуживай её.

Саша вспыхнула. Ах так! Значит, она тоже ему понравилась! И он просто пытается… минуточку, она второй вечер смотрит на кого? На Сашу? Девушка резко обернулась и посмотрела на азари. Синекожая красавица и вправду смотрела на неё. У Саши перехватило дыхание. Азари улыбнулась. Боже, она ещё никогда не видела такой улыбки. Маленькое сердечко Саши было переполнено радостью, эйфорией. Ведь самые смелые мечты начали сбываться! И всё это происходит именно с ней! Так не бывает! Ворча захрипел. Девушка самодовольно ухмыльнулась и взяла ринкол, стакан с которым протянул бармен.

— Вы что-нибудь ещё будете? — дрожащим голосом спросила Саша.
— Да.
— Может вам принести меню? — она развернулась, хотела уйти, но тут азари схватила её за руку и требовательно потянула вниз, она хотела, чтобы та села рядом.
— Я хочу тебя, — Саша удивилась и замерла, буравя красавицу поражённым взглядом. Азари рассмеялась.
— Я неправильно выразилась. Я хочу поговорить с тобой. Я давно наблюдаю за тем, как ты работаешь, — медленно, манерно растягивая слова начала разговор синекожая инопланетянка.
— За мной? — переспросила Саша, — но почему? Здесь столько красивых девушек. И азари есть. Кеная, она у нас танцует, очень красивая, Рена… они все красивее меня.
— Они пустые, — азари чуть прикрыла глаза и улыбнулась, — а в тебе есть искра.
— С трудом верится, — недоверчива протянула Саша.
— Поверь мне, я в этом разбираюсь, — она внимательно посмотрела на молодую девушку.
— Мы не сможем долго говорить. Мне нужно работать.
— А у нас много времени. Некуда спешить, — азари вновь улыбнулась, — как тебя зовут?
— Саша. Саша Бьорк. А вас?
— Никаких «вы» Саша. Только ты. Меня зовут Моринт, — мелодичный голос азари усыплял, обволакивал тёплым одеялом разум, освобождал чувства, которые раньше боялись выйти наружу.
— Красивое имя, — неуверенно ответила Саша.
— Ты так не считаешь? Почему?
— Простите… я не это имела в виду. Вы меня… то есть ты меня неправильно поняла.
— Нет-нет, продолжай, — настаивала Моринт.
— Оно слишком грубое, но сильное. Я люблю языки, особенно языки других рас. Не знаю почему, но мне они легко даются. Хотя иногда строение моей глотки мешает мне правильно произносить слова.
— И какое имя мне бы подошло по твоему мнению?
— Даже не знаю… может быть Самара?
— Что? — лицо Моринт напряглось. По нему пробежала судорога.
— Простите… Прости… я не хотела тебя обидеть. Я сказала что-то не то? — испуганно пролепетала Саша.
— Нет. Забудь. Самара красивое имя для красивой азари. Я когда-то знала такую азари… но она умерла.
— Сочувствую.
— Ничего особенного. Все когда-нибудь умирают.
— Я знаю. Я не боюсь смерти.
— И почему же? Все боятся смерти. А ты должна в особенности. Ты слишком молодая.
— А зачем боятся умереть, когда нечего терять? Я живу в мусорном баке, а Омега — огромная свалка. Здесь нет перспектив. Я не умная, не красивая, не умею толком ничего… даже стрелять… и боюсь многого. Я боюсь ворча, нашего бармена, того крогана за соседним столиком, который буравит тебя взглядом битый час. Я боюсь, что сгнию тут заживо. Выйду замуж за небритого, дурно пахнущего шахтёра, который будет колотить меня, когда переберёт ринкола. Я не хочу такой жизни.

— А ты не выбирай этот путь. Саша, у всех есть выбор. И ты можешь навсегда остаться молодой и искренней, какая ты сейчас, — мудро посоветовала Моринт.

— Тебе легко говорить. Ты красивая, сильная… а я всего лишь официантка, — мрачно ответила девушка, — мне пора. Ворган уже злится.

Моринт недоумённо посмотрела на Сашу.

— Ворган, наш бармен. Ты, кстати, ему тоже понравилась, — Саша улыбнулась, забрала поднос и двинулась прочь, обратно к барной стойке. Девушка неожиданно замерла. Она словно на что-то решилась, обдумывала. И тут развернулась и посмотрела на Моринт, которая по-прежнему сидела за столиком и держала в руке стакан с ринколом. Их взгляды встретились. И неожиданно Саше стало легко-легко, словно она научилась летать и воспарит к небу, которого не было над её головой. Наконец-то, в этой пустой вселенной появился тот, кто её понимает!

Моринт сделала глоток. В голове было пусто. Она так устала бороться с собой. Её утомляла эта борьба с древним инстинктом, которая ведётся уже не первое столетие.

Азари проводила девушку долгим взглядом. Она ей понравилась. Красивая девочка. В ней есть искра. Жаль, что она скоро потухнет. Моринт улыбнулась. Впереди её ждали приятные вечера.

Рабочий день закончился, но Саша продолжала порхать, как бабочка от стола к столу, собирая грязную посуду, побитые стаканы. Ворган, бормоча под нос ругательства, вместе с вышибалой Крисом тащил за ноги неподъемную тушу пьяного крогана, который перебрал ринкола и свалился прямо у его ног. Ария величаво спускалась со своей ложи в окружении прихвостней и подпевал. Саша почтительно посторонилась и проводила азари задумчивым взглядом. В голове с каждой секундой крепла одна единственная мысль — почему Моринт обратила на неё внимание?

Саша замерла, переосмысливая всё, что сегодня с ней произошло. Ворган недовольно заворчал. Девушка невольно вздрогнула и бросилась с посудой на кухню. За раковиной стоял бледный и измученный саларианец, который бодренько напевал себе под нос мелодию на своём родном языке, и лениво мыл грязные тарелки.

— Зачем петь такие страшные песни? — спросила у посудомойщика Бьорк.

— Ничего они не страшные. Язык ты не знаешь. Помолчала бы, — ответил саларианец.

— Норл, ты поёшь о варрене, который влюбился в кроганшу, — девушка сморщила нос, — ничего красивого я в этом не вижу.

— Люди вообще ничего красивого не видят, — пробормотал Норл, — ты когда мне мою БД вернёшь? Я не сделал резервную копию и теперь помираю со скуки. Нет записей — есть бессонница. Люди любят мучить саларианцев. Бедные мы.

— Мне совсем немного осталось. Два эпоса, если не ошибаюсь. Ещё легенды о Мурдонте Храбром… всё, я думаю, всё.

— Ээээй, погоди секунду. Саша, ты хочешь сказать, что за три дня прочла всё мифологическую саларианскую энциклопедию? Не может быть! Ты обманываешь меня, человек! — возмущённо крякнул Норл и бросил натирать стаканы.

— А вот и нет. Завтра я тебе хоть наизусть всё расскажу, — Саша показала саларианцу язык и выбежала из кухни. Ворча бросил на девушку неодобрительный взгляд. Глаза у него были чёрными, с красноватым отблеском. Он что-то говорил Крису, от чего ровный ряд острых, как бритва клыков то пропадал, то появлялся. Саша поёжилась, всё-таки странным он был типом. Даже на ворча не похож, ведь те, кого знала Саша были тупыми пустоголовыми наёмниками, агрессивными и беспощадными. Ворган отличался от них — выглядел он старым, почти дряхлым и не таким глупым, как остальные. Да что там, вовсе неглупым! Умным! В сто раз умнее той же Саши. Бьорк вздохнула. Пора домой.

 На входе её, как всегда, поджидал Каил’Трен, молодой кварианец, который проходил паломничество на Омеге. Эта станция казалась самым неподходящим местом для паломника, но девушка так и не решилась спросить его, зачем кварианцу Омега. Каил работал в мастерской по починке кораблей по соседству, во время рабочего дня он иногда забегал в бар, рассказывал Саше глупые истории о клиентах Бочи, главного механика и единоличного владельца «Космомастерской Бочи».

— Привет Саша! — кварианец махнул рукой. В красном свете от вывески его стекло в шлеме было не серым, а фиолетовым. Девушка даже подумала о том, что её друг сменил костюм, но стоило им только отойти чуть дальше, как она поняла Каил — по-прежнему тот самый Каил, в тёмно-синем скафандре и с серым шлемом.

Обычно они шли молча. Точнее Саша молчала, а кварианец болтал без умолку, он был хорошим мальчиком, разговорчивым. Но ей это нравилось, у него такой приятный голос, чуть хриплый, взволнованный или дело в фоновом передатчике, через который она его слышит? Саша в таких тонкостях не разбиралась.

— Ну так что? Ты согласна?

— А? Согласна? — Саша удивлённо посмотрела на кварианца, всю его пламенную речь, длинную в несколько минут, она благополучно пропустила, погрузившись в воспоминания о Моринт.

— Ты меня слушала? Я говорил про Иллиум! На выходных сгонять туда! Не всегда же нам здесь варится. И азари… ты ведь любишь азари? Там их много, это же их колония, и смотри… там будет выставка одного художника, его зовут… — Саша слушала невнимательно. Азари. Снова азари.

— Конечно, я поеду. Кстати, я хотела тебе кое-что рассказать.

— М? — кварианец издал какой-то неопределённый звук, который был ему совсем не свойственен. Саша прыснула со смеху.

— Представляешь сегодня в «Загробную жизнь» пришла такая азари! Ты бы её видел! Я таких красавиц ещё никогда не встречала! Она была такой грациозной, нежной, женственной… все только на неё и глазели. И знаешь что? Она обратила на меня внимание! Подозвала к себе, мы поболтали… интересно, она завтра придёт? А ещё она сказала, что я ей понравилась… это так странно, я знаю, что азари предпочитают представителей других рас, но не людей же… хотя Мэри встречалась с одной азари. И говорила, что это круто. Но она… девушка… или нет? Ведь азари однополые… это же не считается? — задумчиво спросила Бьорк.

Каил молчал. Он внимательно смотрел на Сашу… или не смотрел. Чёрт его разберёт, этих кварианцев в их шлемах. И взгляда не понять и чувств, которые они скрывают под своей оболочкой, боясь, что их иммунитет не выдержит столкновения с окружающим миром. Каилу’Трен нар Райя было обидно. Никогда ещё Саша ни о ком не говорила с таким волнением, а ведь кварианцу хотелось стать тем самым первым, кто сможет затронуть струны её сердца и души.

— А ты чего замолчал? Что-нибудь было интересное сегодня?

— Я уже рассказал о том, как прошёл мой день Саша. Ты невнимательна, — холодно ответил кварианец.

— Прости, Каил, но тут же такое… у меня не оставляет ощущение, что теперь я превратилась в человека, который чего-то стоит.

— Нельзя быть такой неуверенной в себе. Зачем тебе другие для того, чтобы понять, что ты особенная?

— Я не знаю, — просто ответила девушка.

— Глупости. Ты особенная. Я ещё не встречал землянина, который бы так хорошо разбирался в саларианской истории, знал столько о военной доктрине турианцев. Ты очень умная, много читаешь, но твои знания и как ты пропадают зря. В тебе не хватает смелости решиться на что-то… правильное и стоящее, — Каил говорил медленно, продумывал каждое слово. Он не хотел обижать Сашу, но она должна была прекратить строить из себя бедную родственницу. В этом не было ни смысла, ни пользы.

— Ты так думаешь? — неуверенно спросила Бьорк.

— Я так считаю. Мой тебе совет — прекрати жалеть себя и надеяться на худшее. Ты красивая и умная, не только твоя эта азари так думает.

Умеют кварианцы краснеть? Саша не знала. Но если бы умели, то сейчас щёки Каила, конечно если бы она их увидела, покрылись смущённым румянцем.

— Спасибо, Каил, — тихо произнесла Саша, — о, мы пришли.

 Она даже не заметила, как они дошли до дома.

— Ну, давай… завтра зайдёшь в тоже время? — спросила девушка.

— Ну да… если меня только за ночь те ворча, которые по соседству со мной поселились, не сожрут, — сокрушённо ответил Каил.

— Да ну тебя. Я, кстати, начала ещё читать рассказы Тиль’Креса про Мигрирующий флот. Вы очень похожи на земных арабов-кочевников.

— Кочевники? Кто такие арабы? — переспросил кварианец.

— Завтра расскажу. Спокойной ночи, Каил.

— Спокойной, Саша.

Мама уже давно спала. Бьорк подумала, что наверняка сегодня устала, да и немудрено, работа у Флоры была не из лёгких, на шахтах по добыче нулевого элемента и то гуманней с работниками обращались, чем батарианец Слакс со своей командой. Саша вздохнула. Может, и вправду пора прекратить киснуть? Ведь Каил дело говорил. Перед ней была вся вселенная, волнующая, новая, незнакомая. Ведь всё в её руках? Верно?

Саша медленно шла в свою комнату, снимая на ходу вещи. Чёрный жилет, майка, старые потрёпанные джинсы. Она села на кровать и посмотрела на голограмму отца, который весело махал ей рукой, сидя за столом в кают-компании. Саша вздохнула и легла. Она всё ещё думала о Моринт, об её ласковом голосе, нежном взгляде, о Каиле и его словах, о маме, об отце, об Омеге. Саше вспомнилась статная и властная Ария, говорливый Норл. Глаза медленно закрывались. Морфей укрыл малышку Сашу своим одеялом, сотканным из снов и сновидений. Девушка зевнула. А всё-таки каким хорошим был сегодняшний день!

Каил облокотился о спинку кровати и вслушивался в ругань соседей. Ворча ругались между собой и чертыхались на чём свет стоит. Кварианец сморщился. Он не был расистом, но ворча — единственные создания во вселенной, которые заставляли его желудок противно сжиматься, норовя выдворить из себя завтрак или же обед.

Юноша бездумно бродил по локалке, в поисках чего-нибудь, что могло скрасить сегодняшнюю бессонную ночь. Он думал о Саше и о том, какой же он дурак. Так долго медлил, чего-то боялся, а теперь она увлеклась какой-то азари. Азари! И кому нравились эти азари? Каил ни на секунду не находил их привлекательными.

Кварианец сполз в постели, уткнулся в подушку. И почему в этом районе не оказалось приспособленной для кварианцев квартиры? Вторую неделю ему приходилось мучиться в неудобных апартаментах человека, который даже сливной бачок в туалете не мог починить. Юноша выругался. Плевать он хотел на их всех. Он развернулся, посмотрел на грязно-серый потолок. Завтра будет лучше. Он в это верил.

Моринт улыбалась.

— Ты сделаешь всё, что я попрошу? — спросила азари у высокого турианца, который сидел с ней рядом. Его взгляд был затуманен голубой дымкой, а сознание словно покрыло плёнкой, которая атрофировала волю, сковала душу.

— Конечно.

— Я буду любить тебя вечно, — нежно сказала Моринт ему, после чего наклонилась и поцеловала.

Последнее, что помнил Таррен — нужные губы прекрасной азари и голубые глаза, которые стремительно темнели. Он канул в вечность, в объятья смерти. А Таррен так хотел пасть на поле боя. Бесславный конец для славного турианца.

Утро началось также, как оно начиналось всегда. Саша проснулась около полудня, мама была уже давно на работе. Она всегда удивлялась, как та вставала в несусветную рань, чтобы побыстрее добраться до доков и быть на борту «Аргоса» первее всех. Саше же наоборот любила понежиться в кровати, крутиться с одного бока на другой и вспоминать сон, который ей приснился накануне. Девушка сладко зевнула и потянулась. Она ещё долго пролежала на смятой постели, бездумно разглядывая потолок.

Через какое-то время Саша всё же нехотя поднялась и начала собираться. Заправила кровать, собрала разбросанные по комнате вещи, пошла на кухню. Её день был расписан: вначале всего пробуждение, затем уборка, домашние дела. Она готовила нехитрый обед, который обычно сама даже не пробовала, просто пару раз потыкала вилкой в овощное рагу и засунула еду обратно в холодильную камеру, которая интересным образом выступала из стены — ряд ячеек, охлаждающих и сохраняющих еду на долгий срок.

 До работы ещё далеко, сегодня её смена наступает после пяти, а до этого времени Саша… откровенно говоря, страдала ерундой, она читала, упражнялась в языках, училась играть на виртуальном фортепьяно, смотрела фильмы и артхаусные видеоролики. Но чаще всего она бывала у Каила и сегодня девушка решила не изменять старой традиции. Собравшись, Саша отправилась в мастерскую Бочи.

Кварианец, как всегда, ковырялся в какой-то посудине. С утра ему пришлось слушать, как не обладающие ни слухом, ни голосом ворча распевали арии в душевой кабине, а так как стены в квартирах были почти что бумажными, слышимость была слишком хорошая. Каил был зол, недоволен, но появление Саши подняло ему настроение и разогнало недобрые мысли. День шёл своим чередом. Саша сидела на столе и болтала ногами в воздухе, рассказывая Каилу об арабских кочевниках и планете Земля, на которой она ни разу ещё не бывала.

 Тем временем, пока эти двое разговаривали ни о чём, в гостинице, расположеной недалеко от бара Арии, в одном из номеров, предназначенных для дешёвых проституток и их клиентов, был обнаружен Таррен Говг молодой штурман «Морвина», чей капитан, кстати, тоже турианец, был известен как самый смелый и удачливый контрабандист в системе Терминус. Так как на станции Омега не было органа власти, который бы мог расследовать это убийство, то тело Таррена просто передали экипажу, который с сожалением принял бывшего сослуживца на борт.

Никто не собирался искать убийцу, а «Морвину» пришла пора покидать станцию и отправляться восвояси. Таррену быстро нашли замену, но об этом турианце ещё долго будут вспоминать. Он был не таким как все — слишком усердным, старательным, находчивым. У него наверняка что-нибудь получилось в будущем, что-то важное… Но судьба распорядилась иначе, и бедный Таррен проиграл в шахматы Ардат-Якши.

Моринт, довольная и усталая, нежилась под лучами ультрафиолета и лениво поглядывала на гигантский дисплей, на котором красивая азари рассказывала о самых последних событиях мира моды.

 Все были довольны, равнодушны, беспечны.

 Дни сменяли ночи, а ночи дни. Ничего не происходило. Саша мучилась в томительном ожидании новой встречи с Моринт, Каила тревожила тоска подруги, а Моринт страдала от лени и скуки, пока, наконец, не решила, что ей нужно вновь посетить «Загробную жизнь». Омега начинала докучать. Все здесь были одинаковы: тупы, жестоки, агрессивны. Она достаточно долго пробыла здесь, видимо, пришла пора отправиться дальше. Ведь больше не было матери, скованной кодексом юстициара, клятвой преследовать дочь до последнего вздоха…

 До последнего вздоха, говорите? Будет сделано! Впрочем, в этом была не только её заслуга. Моринт улыбнулась, вспоминая Шепарда. Глупые люди. Но они ей нравились. Они умели любить. С ними приятно. И их приятно вспоминать. У Моринт было немного людей, мало действительно особенных. Все её возлюбленные были талантливы, в них была божья (или чья-то ещё) искра. Люди недолговечны, как свечи, которые Моринт никогда не видела. Она лёгким движением тушила их, одну за другой, пока полностью не погрузилась во мрак. Но, как ни странно, темнее не становилось. Стоило ей только затушить одну, как где-то вдали появлялась другая. Бесконечная канитель.

Поначалу это её пугало. Ведь Моринт, сбежав из родного дома, не хотела причинять никому боли, страданий, она хотела жить и просто быть свободной, насладиться тем, чем обладала по праву — красотой, миром у своих ног, любовью. Она не жалела своих глупых сестёр, которые понапрасну тратили жизни, сидя взаперти. Она ненавидела мать, которая превратила её в беглянку, неустанно преследовала от одного города к другому, от планеты к новой планете. А потом мир азари стал для неё слишком тесным. Захотелось чего-то больше. И вот теперь, когда она действительно свободна, Моринт стало скучно и немного одиноко. Ведь в этом что-то было… вечно убегать от матери, знать, что она в итоге всё равно найдёт тебя, а ты сбежишь, насмешливо показав ей язык. Азари встала, пустые мысли, нет в них толку. Воспоминания о ней причиняли боль. И тут она подумала о девочке в баре, милой, удивительно наивной, такой свежей. С ней можно было позабавиться. Она поможет забыться. Азари сладко потянулась и лёгким движением руки отключила дисплей.

Саша почти забыла о ней. В этой кутерьме трудно вспомнить даже своё имя, не говоря уже о красавице, которая больше походила на оживший сон, нежели на реальность.

Саша лихорадочно бегала от столика к столику, сегодня в «Загробной жизни» царил невиданный ажиотаж. На Омегу прибыло несколько кораблей, а наёмники, как муравьи, кинулись врассыпную, стоило им только перешагнуть порог королевства Арии. Тут же шла вербовка, изголодавшиеся по женскому телу космические пираты жадно смотрели на танцовщиц азари, приманивая их хрустящими кредитами, которые они мяли в руках. Но девушки лишь заливисто смеялись, танцуя перед ними раскованнее обычного, ласково улыбались, но ближе не подпускали. Ребята злились, громко кричали и заказывали у старого ворча ещё ринкола. Ворган работал в поте лица, не успевал он отправить очередному бравому парню полный стакан, как подходил другой, требуя то же, что ворча подал предыдущему. В баре царил хаос, но он был для всех приятным разнообразием в череде скучных будней. Даже драки были зрелищнее.

Саша с интересом наблюдала, как огромный кроган выяснял что-то с маленьким волусом, и самое удивительное, карлик в цветном скафандре держался не хуже крогана, да ещё взобрался на стол, угрожающе махал перед носом рептилии заряженной винтовкой и громко хохотал. Саша лишь ухмыльнулась и, перестав за ними наблюдать, вернулась к своим обычным обязанностям. Она разносила заказы, стаканы на подносе звенели, когда девушка, лавируя меж клиентами, пыталась удержать равновесие, и её груз каждый раз норовил очутиться на полу, а не на столе нетерпеливых турианцев. Смахнув с лица мокрую чёлку, она кивнула Мэри, знаком показав ей, что идёт в ванную комнату. Там Саша умылась и стала придирчиво разглядывать своё отражение.

 Она не была некрасивой. Обыкновенной. Глаза непонятного серого цвета, словно у художника кончились краски, и он не успел закончить картину. Бледная кожа, чуть курносый нос, пухлые губы и золотисто-пшеничные волосы. Саше казалось, что она есть пример серости и посредственности. Абсолютно невзрачная. Неинтересная. Но сегодня девушка взглянула на себя по-другому. Бьорк выпрямилась, гордо подняла подбородок и посмотрела на себя свысока, холодно и надменно. Она заложила руки за спину, как офицер Альянса, и отдала честь невидимому командиру. Может, ей тоже суждено, как капитану Шепарду отправится на другой конец галактике и победить непобедимого врага? Саша улыбнулась. Детские мечты. Тут неожиданно раздался звонкий смех. Девушка в недоумении обернулась посмотреть на того, кто молча наблюдал за ней всё это время. Моринт стояла чуть вдалеке, так, чтобы в зеркале не было видно её отражения. На ней был синий комбинезон без рукавов, испещрённый причудливым рисунком, высокие чёрные перчатки, сапоги на умопомрачительном каблуке. Даже сама Афродита позавидовала бы такой красавице.

 Она хлопала в ладоши и улыбалась. Саша в смущении отвела глаза.

— Браво, ты делаешь успехи моя дорогая, — её голос звучал, как музыка.

— Да я так… дурачилась, — тихо ответила девушка.

— Ничего, я тебя понимаю… когда я была молодой меня тоже влекли приключения. Девы азари любят запах, который витает на поле боя, он опьяняет свободой, властью над теми, кто слабее… — Моринт закрыла глаза, вспоминая свою бурную юность.

— Звучит угрожающе, — неуверенно отозвалась Саша и нахмурилась, отступая назад.

— Не бери в голову. Это метафора, — азари вновь улыбнулась и все сомнения девушки рассеялись, как сигаретный дым.

— Тяжёлый сегодня у вас вечер. Столько клиентов, — Моринт облокотилась о стену, не отводя от Саши взгляда.

— Да, тяжеловато. Нас всего лишь трое, официанток, приходится бегать по залу как угорелые… и какой-нибудь придурок норовит ущипнуть за что-нибудь… пфф… здесь собирается такой сброд. Ты единственный нормальный человек… то есть не человек… — Саша запнулась, от волнения она не смогла правильно сформулировать то, что хотела сказать.

— Я поняла, что ты имела в виду, — азари отошла от стены. Она продолжала так же внимательно разглядывать Сашу, словно та что-то решала про себя, взвешивала. Стоит или нет. Девушка ощущала себя странно под её долгим, немигающим взглядом, словно с неё сняли всю одежду, и эта обнажённость распространялась на всё: разум, душу, тело. Её читали, как открытую книгу — бесхитростную и слишком наивную.

Саша не была похожа на тех, кто обычно привлекал Моринт. Она была особенной, бесспорно, ей было любопытно, кто отец этой девочки, потому что в ней чувствовалась порода, богатый генофонд, который обогащался поколением за поколением. Из неё действительно мог выйти кто-то… настоящий, достойный внимания Моринт. Обычно азари не смотрела на глину, которая ещё не приняла форму, но в этом прелестном ребёнке было столько искреннего смущения, а для неё, уставшей от сильных и грубых мужей, это было ценно. Моринт захотела ощутить что-то по-детски нежное и чистое. Она уже предвкушала, как сольётся с Сашей в единое целое и поглотит в себя её желания и жалкие мечты. Но все свои мысли она держала при себе. Лицо Моринт было спокойно, на губах играла открытая улыбка. А Саша, как глупый мотылёк, летела на огонь, в котором ей суждено погибнуть.

— Тебе, наверное, пора, — произнесла азари. Девушка вздрогнула, с неё спало оцепенение, в которое она погрузилась, стоило ей только взглянуть в эти гипнотические голубые глаза. Бьорк улыбнулась и поспешно покинула ванную комнату. Она убрала непослушную прядь с лица и поймала на себе взгляд Воргана. Саша отвела глаза и не заметила, с какой ненавистью ворча посмотрел на азари, которая шла следом. Но это была не просто ненависть, а животный страх, который испытывают перед тем, что нельзя познать. Ворган инстинктивно чувствовал, что эта азари есть воплощение зла. Совсем недавно он видел её в компании турианца, а всего через несколько дней его нашли мёртвым.

Давным-давно, когда он был юн и глуп, ему рассказали легенду о синекожем демоне, красивой ведьме, которая высасывает из своих жертв души. Он тогда посмеялся над глупым ворча, который рассказал ему об этом, посчитав, что эта история ещё одна городская байка. Но Ворган отличался от своих сородичей не только тем, что дожил до преклонных лет. Природа наделила его смекалкой и интуицией, которая никогда не подводила старого наёмника. Пускай он работал барменом и скалил зубы пьяным посетителям. Он был воином и за милю чуял смерть. И эта азари была смертью, которые земляне рисовали в своём воображении, как старуху с косой.

 Он не знал об Ардат-Якши, Демонах Ночного Ветра, он вообще мало что знал об азари. Он не любил людей и с радостью бы отправил всех их восвояси, гнить на своей Земле. Он был зол на жизнь и страдал за свой народ, глупых, примитивных тварей, которые, как скот, были пригодны только на убой. Он не умел любить и многого не понимал. Но смерти Саши этот ворча не хотел. Она была слишком глупой, слишком маленькой. Он удивлялся, как на Омеге могла вырасти такая девочка, и чувствовал, что из неё выйдет толк. А отдавать детёнышей на растерзание злейшему врагу? Даже варены заботились о потомстве. Впервые ворча испытывал родственные чувства к человеку, к чужому и незнакомому.

Ворган подозвал к себе Сашу. Девушка сглотнула и медленно подошла к бармену, расталкивая посетителей. Ворча оскалился:

— Я тебе говорил больше с ней не разговаривать, — прокаркал он.

— Я и не разговаривала, — пробурчала Саша и отвела взгляд.

— Я всё видел. Идиотка! — Ворган стукнул кулаком по стойке, — тебе жить надоело? Хочешь умереть? Да, я сам тебе глотку перегрызу, раз ты этого хочешь! Глупые, мерзкие люди.

Саша отпрянула и со страхом посмотрела на ворча.

— Что ты говоришь?

— Не подходи к ней больше, если хочешь жить.

— Ворган, ты перебрал ринкола. Это бред, — с несвойственной холодностью ответила Бьорк и горделиво вздёрнула подбородок, как тогда, в ванной, с Моринт. Девушка развернулась и ушла, не глядя на злого Воргана, который корил себя за то, что подвергся унижению, стараясь спасти глупую и недалёкую девчонку. Если она не видит то, что у неё перед носом, то не достойна жить, так рассудил старый ворча.

Наступила ночь, огни «Загробной жизни» горели ядовито-красным цветом, танцовщицы-азари плавно двигались в такт музыке, а Саша, как зачарованная, ходила по залу, то и дело ловя на себе взгляд пристальных голубых глаз Моринт. Азари сидела за барной стойкой и внимательно следила за Сашей. Бьорк сначала чувствовала себя неуютно, но потом привыкла и ей даже начало нравится.

Пришёл Каил, смена которого давно закончилась, но он продолжал преданно ждать подругу и окончание её рабочего дня. Саша подлетела к кварианцу и чуть не снесла его с высокого стула, потому что мимо прошёл грузный элкор-вышибала и неосторожно задел девушку. Каил подхватил подругу и посадил рядом, внимательно разглядывая раскрасневшееся и возбуждённое лицо. Было шумно, Саша толком не смогла ничего рассказать, но ткнула пальцем в Моринт и счастливо улыбнулась.

Каил помрачнел, но она этого не заметила и убежала принимать ещё один заказ. Саша бегала от столика к столику, а кварианец буравил тяжёлым взглядом красивую азари. Моринт заметила его, она бросила на Каила мимолётный взгляд и сделала глоток ринкола. Он не заинтересовал её. Скучный. Серый. Такой, как все. Азари недовольно сморщила нос. Рядом вырос большой кроган, который явно намеревался привлечь её внимание. Он что-то говорил, но Моринт даже не посмотрела в его сторону. Тогда наглец, осмелев, схватил азари за локоть и грубо притянул к себе. Моринт резко вырвалась и обернулась. Её глаза ярко вспыхнули, а руки обволокло синим сиянием, в котором сверкали голубые искры. Не то, чтобы кроган боялся биотиков, но было в этой азари что-то… пугающее, пугающее даже крогана.

Моринт схватила его за выступ на горле, маленькую кость, позволяющую ему издавать клокочущие звуки и роднившую его с земными жабами. Азари ухмыльнулась и резко сжала. Кроган застонал, попытался вырваться, что ему и удалось лишь потому, что Моринт ослабила хватку. Посетители вокруг смеялись, а опозоренный наёмник пятился назад, он хотел убраться подальше от этой голубоглазой чертовки. Но Саша не видела маленького спектакля, который был разыгран перед пьяной публикой, она была занята другим. Бьорк стояла возле стола, за которым сидели батарианцы, половина экипажа рыботоргового судна «Изиз». Хнес, пилот и по совместительству капитан, решил, что раз он почётный гость Арии потому, что принёс в её копилку немаленькую сумму, то ему дозволено всё. Сейчас он захотел проучить гордую официантку, которая имела наглость грубо с ним разговаривать.

— Прекратите! Немедленно! — крикнула Саша, когда Хнес и Крил поднялись, чтобы остудить пыл бойкой малютки, — я сейчас позову Харра и Криса, они точно выбьют из вас всю дурь!

 Но батарианцы не слушали, один схватил Сашу за руку, другой прижал к себе. В нос ударил отвратный запах перебродившего ринкола и пота. Девушка попыталась вырваться, но неудачно. Харр, как и все элкоры, крайне медлительное создание, вовремя помочь Саше он не мог. Каил, как увидел, что творится, резко вскочил и бросился вперёд, но не успел, его опередили.
Рядом с Крилом и Хнесом выросла Моринт. Первого она ударила ногой в живот, батарианец вспыхнул в синем сиянии и пролетел через весь зал, пробив своей головой поддон барной стойки. Хнес озверел. Он откинул Сашу, девушка отлетела и снесла стол. Моринт наклонила голову на бок и улыбнулась, вежливо, искренне, открыто. Хнес уже держал наготове пистолет, но стоило его большому пальцу только коснуться курка, как азари в резко движении вытянула руку, схватила оружие и грациозно выхватила его, словно Хнес пятилетний мальчишка, решивший поиграть со взрослой игрушкой, а не злой и крайне опасный батарианец.

Моринт вспыхнула синим. Она сжала кулак и затем последовал ровный удар прямо в челюсть. Снова удар на сей раз в горло. И ещё один — в солнечное сплетение. Хнес отлетел. Моринт подошла к нему надавила каблуком на глаз. Батарианец взвыл от боли.
— Прекрати! Хватит! — крикнула Саша. Азари обернулась. Сияние исчезло, Моринт отошла, но на губах всё равно играла довольная улыбка. Хнес, шатаясь, поднялся. Глаз, который оказался под каблуком азари, налился кровью. Батарианец пробормотал себе под нос пару грязных ругательств и повернулся к команде.
— Что, вы сидите, щенки? — заорал Хнес. Но они не сдвинулись с места, трое взрослых батарианцев смотрели на Моринт, как испуганные детёныши варрена, боясь, что им тоже достанется. Азари ухмыльнулась. Она подошла к Саше и нежно дотронулась до её щеки.

— С тобой всё в порядке?
— Да, наверное, — девушка покраснела. За всей этой сценой молча наблюдал Каил. Он был не на шутку разозлён. Кварианец выругался. Он не знал, что делать.

 В остальном вечер прошёл как обычно. Не обошлось без драк, но ни Саша, ни Моринт, тем более ни Каил не были в них замечены. Он просидел до самого конца, смотря то на Сашу, то на азари. Он боялся, что сегодня она пойдёт с ней… а не с ним. И ему этого очень не хотелось. Он не мог объяснить почему, но знал, если Саша пойдёт сегодня с Моринт, случиться что-то очень нехорошее… недоброе. Кварианец не мог объяснить природу своего предчувствия, но азари положившая на лопатки одной левой взрослого крогана и двух батарианцев… странная азари, таких воинствующих и сильных, он ещё ни разу не видел. Одно это не сулило добра. Но Саша, казалось, ничего не видела и не слышала. Она с нетерпением ждала, когда Ария, наконец, решит покинуть «Загробную жизнь» и бар можно будет закрывать. Минуты тянулись бесконечно медленно, но, наконец, королева Омеги решила покинуть свой тронный зал. Звон посуды. Ругань Нарла. Смех Мэри. Ночь кончилась. Пора домой. На выходе её, как всегда, ждал верный Каил. Саша улыбнулась ему, но посмотрела по сторонам, словно на его месте хотела увидеть кого-то другого.

— Тяжёлая выдалась ночка, — устало сказал кваринец.
— Да… давно тут так не было жарко…
— Слушай, про Хнеса… я хотел помочь, но… бош’тэт! Не успел!
— Спасибо, ничего, всё само разрешилось самым удачным образом, — Саша довольно улыбнулась, вспомнив Моринт.
— Кстати, по поводу этой азари… не нравится она мне… — начал было Каил, но не успел закончить, его прервал нежный мелодичный голос. Он обернулся и увидел ту, о которой говорил секундой ранее.

— Ты закончила? Я ждала тебя, — Моринт мягко улыбнулась и протянула Саше руку, предлагая пойти с собой. В любой другой день в любом другом месте она бы никогда не пошла с ней. Ведь Саша её не знала, абсолютно… никак… это был мираж, фантазия её больного воображения. Не бывает таких красивых азари и они уж точно не интересуются такими, как она. Но сегодня был тот самый день, тот самый час, когда Саше было плевать на голос разума. Девушка дотронулась до гладкой ладони, их пальцы переплелись.

Каил поражённо замер. Он схватил Сашу за другую руку, потянул к себе.

— Саша не ходи. Ты что с ума сошла? Ты ведь её не знаешь! — его голос дрожал… от страха? Волнения? Боялся за подругу? Или это голос отвергнутого сердца? Глупая обида?
— Ничего не будет. Я взрослая девочка. Я знаю её. Я ждала её.
Моринт стало приятно от последних слов человека. Она притянула к себе Сашу и нежно коснулась её щеки. Дети верят всему, что им говорят. Она даже не смотрела на Каила. Скучный. Глупый. Влюблённый. Азари потянула за собой девушку. За собой в темноту.
 

Отредактировано: Laura.

 

 

 

 

 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 08.11.2010 | 1580 | 5 | Моринт, драма, Демон Ночного Ветра, yupi | yupi
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 9
Гостей: 7
Пользователей: 2

MacMillan, Alone2050
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт