Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Рождественская история. Глава 1. Призрак и Дух Прошлого Рождества

Жанр: поучительная история;
Персонажи: мШепард, команда «Нормандии» и другие;
Статус: в процессе повествования;
Описание: по мотивам произведения Чарльза Диккенса «Рождественская песнь в прозе».

Предупреждение: ООС.
Аннотация: На дворе год 2244-й от Рождества Христова, и вот, упомянутое Рождество добралось уже и до печально знаменитой станции Омега. Даже здесь отмечают его и стар, и млад; и азари, и кварианец, и элкор. Словом, все... кроме Джона Эбенезера Шепарда, одинокого ростовщика, о ренегатском прошлом которого ныне напоминают лишь горящие алые шрамы на его старческой физиономии. Казалось бы, его устраивает его теперешняя жизнь, но вот, Джон Эбенезер получает возможность по-новому взглянуть на свое Прошлое, Настоящее и Будущее. Но захочет, и сможет ли он использовать этот шанс?






Скоро наступит светлый праздник Рождества, и ты, мой дорогой читатель, хочешь не хочешь, а проникнешься этим событием, а также и рождественским настроением, которое, поверь мне, в преддверии Нового года охватывает любого — будь то нищий кварианец или богатый волус, бездомный ворка или матриарх азари! В каждый уголок Вселенной, на каждый забытый Жнецами астероид (между прочим, Жнецам тоже не чужд дух этого праздника, но об этом в другой раз) проникнет добрый, веселый и благородный праздник! Я же в эту тихую ночь поведаю тебе занимательнейшую и поучительнейшую историю. Она повторялась в каждом поколении! Старый Лондон, открытая Нос Астра (там эта история повторялась чаще всего), уже обжитая человеческим посольством Цитадель, а также разнузданная Омега со своей недоступной королевой и так далее.

Я же расскажу про некоего Шепарда, страшного в своих шрамах и деяниях. Близился сочельник 2244-го года. Герою моего рассказа было уже далеко за восемьдесят, он прожил долгую и расчётливо-жестокую жизнь. Хотя зачем об этом рассказывать? Посмотрите сами, вот он — идёт, ковыляет по грязным улочкам Омеги. Сгорбившийся от тяжести своих жутких поступков, пороков и самодовольства. Сложно представить себе, что этот тощий старикан с выцветшей кожей и недельной щетиной на упрямо выставленном подбородке когда-то был бравым коммандером и победителем ступившего на скользкую дорожку Спектра. Его излучающие красный свет маленькие глазёнки смотрели на мир с такой открытой злобой, а незатянувшиеся безобразные шрамы добавляли мрачности так сильно, что любой прохожий сторонился этого Злодея. Везде, где бы Шепард ни проходил, следом за ним ступала холодная отчуждённость и злоба. Варрены начинали скулить, ворка сворачивали в тёмные подворотни, а нищие замолкали, ибо могли с лихвой получить от старика унижений и оскорблений с руконогоприкладством. Никто и не помнит времён, когда всё было по-другому.
 Но вернёмся к нашему дряхлеющему бывшему наёмнику. Он как раз завернул к своему офису. Над дверью вывеска гласила: «Вакариан и Шепард». Вывеска знавала и лучшие времена, впрочем, как и носители фамилий, выведенных на ней. Пока Шепард открывает замки и вводит пароли трясущимися руками, я расскажу о его партнёре.

Гаррус Вакариан. В молодости был агентом СБЦ, турианец. С Шепардом они через многое прошли. В своё время Вакариан помог бывшему коммандеру справиться с Сареном Артериусом, тем самым Спектром. Однако ровно семь лет назад, в этот самый день, день перед Рождеством, мистер Вакариан отправился к своим Духам. Оставив партнеру всё, что у него было, а это немного: несколько сотен кредитов на проведение похорон, их общее дело и старый, обветшалый дом. На похоронах присутствовал только компаньон, ведь друзей и близких у Вакариана, как и у Шепарда, не было. Вывеску Шепард не менял, ведь их контора славилась на всю Омегу именно под названием «Вакариан и Шепард». Менять что-либо из-за чьей бы то ни было смерти было затратным и не прагматичным.

А вот, кстати, Шепард и вошёл в контору. Прошёл сквозь приёмную в свой личный кабинет, некогда бывший пристанищем для обоих партнеров. Что только эти стены не выслушали! И злобный смех, и отчаянные рыдания, и гневные угрозы. Но кое-чего они никогда не слышали и не видели. Искреннего счастья, благородных жестов и утешения. Мрачно сев за свой стол, бывший убийца, а ныне самый жестокий кредитор обратился к ВИ:
— Дай мне последние отчёты о полученных кредитах.
— Идёт сбор данных, подождите.
— Бессмысленная железяка! Пропади ты пропадом, если не можешь сразу дать ответ! — брызжа слюной, заявил старикан, ударив по терминалу кулаком.
— Мистер Шепард, физическое воздействие не приведёт к более быстрому выполнению процесса. Процесс завершён.
Старому ВИ явно повезло, что сбор данных не занял много времени. Сегодня Шепард был гораздо злее обычного, если такое можно себе представить. Ведь на Омеге завелся обычай встречать Рождество, как на Земле. Пожалуй, пока старик просматривает данные, у меня есть время объяснить тебе, читатель, как так получилось, что на станции, подконтрольной владычице-азари и населённой самой разношёрстной публикой, появился этот светлый праздник.

Рождество на Омеге справляется не 25-го декабря и не 7-го января, как на Земле. Вся прелесть этого праздника на Омеге в том, что каждая раса имеет схожую традицию. Поясню: у турианцев есть праздник под названием Просветление. По их легендам в этот день, много-много веков назад шесть главных духов явились к ним на Палавен и привнесли в разорённую войной племён и невыносимую от безысходности жизнь мир и сплочённость. Воеводы и старейшины племён пошли на мировую, объединились и признали равенство перед Империей, а Империя обязалась защищать каждого подданного. А также племена наконец-то поняли, что турианец турианцу брат, и не стоит жить в раздоре.

Азарийская легенда гласит, что в день под названием Восхождение богиня Атаме создала азари по своему образу и подобию. Она часто навещала своих «детей» и однажды, спустя много лет, именно в этот день сошла к ним не просто «проведать», а наградить за верное служение, и преподнесла знания, которые помогли азари стать доминирующей расой и добиться всеобщего благополучия для своего народа, избавив также от восьмидесятилетнего неурожая, следовательно, и голода. Однако самое важное, что в этот день сделала богиня Атаме, — одарила жителей Тессии силой богов, а именно биотическим даром. После чего вернулась к себе и продолжает следить за своими преемницами, но уже издалека. Это было последнее явление Атаме своим детям.

Саларианцы, как народ не особо религиозный, не имеют похожего праздника. Однако у них есть традиция. В день без названия они воздают хвалу и демонстрируют уважение лучшему шпиону Лиги Единения. Никто не знает его имени, но все знают, что он был, и лишь предполагают, как много сделал для саларианского народа. Странные ребята эти саларианцы.

А у кроганов есть День Великого Святилища. В этот день нельзя проводить никакие боевые действия, разбои, нападения, поединки без одобрения верховного шамана. Честно признаться, это одобрение в такой день очень сложно получить. Причина должна быть действительно веской и грозить всему кроганскому роду!

Но мы что-то отвлеклись от истинной цели моего рассказа. Завершая тему, скажу лишь, что приказом королевы Омеги все эти праздники начинали отмечаться в один день. Почему так случилось и откуда у Её Наисуровости появилась эта идея, история умалчивает.
Вернёмся же в «Вакариан и Шепард», ведь Джон Эбенезер Шепард уже перешёл к исчислению процентов по займу тех бедняков, которые не вернули его кредиты к назначенному сроку. Никакой технике он не доверял этого. Сам, по старинке он выводил числа на бумаге! Сколь велико было его недоверие людям и технике! И не сказать, что у него не было на это причин. О! Звуковой сигнал возвестил о том, что в контору вошел клерк.
— Шепард.
Услышав типичное раздражённое хмыканье, кроган сел за свой стол и начал заниматься своей нудной, плохо оплачиваемой работой. У него, бедняги, просто не было выбора. Ему пришлось выполнить своё обещание, и вот он здесь — в пыльной конторе; изредка выбирается на задания, но по большей части выбивает долги из клиентов. Когда-то совершеннейший кроган из всех теперь работает жалким клерком и пытается спасти семью от голода в эти нелёгкие времена. Шестьдесят процентов населения Омеги прозябает в нищете после неудачной попытки свергнуть королеву. Какое-то средневековье вернулось на эту станцию. И так уже много-много лет. Все усвоили урок «Don’t fuck with Aria».

И снова звуковой сигнал оповестил о прибытии посетителей. Шепард, решивший, что это новые клиенты, сам вознамерился их встретить.
— Доброе утро, господа! — произнёс он, выходя из кабинета, дверь которого всегда была открыта. Не из добрых побуждений, а чтобы видеть всё, что происходит в офисе.
— Мистер Вакариан, доброе утро! — поприветствовал один из четырёх посетителей, а именно человек. Рядом с ним стояли турианец, саларианец и азари. В конторе стало тесновато от такого количества клиентов.
— Мистер Вакариан уже лет семь как кормит турианских червей у себя на Палавене, — резко заметил Шепард.
— Ох, какая досада, искренне сожалеем! — нашлась с ответом азари.
— Чепуха! Старик и так потратился на врачей. Так по какому вопросу вы зашли к нам в контору? — хозяин провёл всех в кабинет и уселся за свой стол, алчно разглядывая гостей и просчитывая, какой же процент им выставить. Человек выступил вперёд:
— Доннел Удина меня зовут. Мы с коллегами собираем пожертвования в этот предпраздничный день! Сколько бы Вы хотели пожертвовать беднякам, сиротам и проходящим паломничество кварианцам?
— Нисколько! — алчный блеск в глазах уступил место свирепому.
— А! Вы хотите остаться инкогнито! Это не про…
— Нет! Я хочу, чтобы вы оставили меня в покое! — гаркнул на сборщиков податей Шепард, от чего брызги слюней попали и на Удину, и на терминал, и на гроссбух.
— От Вас не будет пожертвования? — изумился Доннел, у которого руки от страха тряслись. — Н-н-но завтра же Рождество…
— Чушь! Зачем эти пожертвования?! У нас что, места в бандах кончились? Или доходных домов не хватает?!
— Нет, что Вы! Все это есть, но, сэр! — начала отошедшая от шока азари. — Для многих это верная смерть!
— И хорошо! У нас на станции и так перенаселение! Меньше народу — больше кислороду! А теперь всё! Я не хочу лишать вас работы! Не будет бедных, чем же вы заниматься будете? Всё, прощайте!
На этом опешившие от такого приема клиенты в полном молчании покинули контору. Недолго она оставалась без посетителей, ворвался буйный молодой племянник Шепарда. Этот чудак всегда находил повод для веселья.
— С наступающим, дядюшка! — возвестил он о своем прибытии, ворвавшись в кабинет Шепарда.
— И ты туда же! Бред! Этот день ничем не отличается от других! Только такие простаки, как ты, радуются ему! — заворчал старик.
— Но, дядюшка! Это же праздник добра и объединения! Самый светлый праздник в году! Время, когда все вокруг улыбаются и искренне желают счастья друг другу, — в который раз попытался племянник убедить своего черствого дядю-скупердяя.
— Ты без какого-либо постоянного достатка, в жизни ничегошеньки не добился, а мелешь какую-то чушь! Ты как все эти оборванцы, которым лишь бы ничего не делать и получать за это деньги!
— Как ты зол сегодня, дядя. Приходи завтра к нам на праздничный обед! Отметим Рождество семьёй!
— Чепуха ханарская! Вот скажи мне, зачем ты женился? — Шепард пристально посмотрел на племянника.
— Потому что полюбил! — сразу же последовал ответ от немного сбитого с толку таким вопросом молодого человека.
— Этим всё сказано! Мало того, что без связей и счёта хоть в каком-нибудь захудалом банке! Без положения в обществе! Так ещё и на роботе! — старик стукнул по столу с такой силой, что предметы на нём затряслись.
— Ты живёшь в прошлом веке, дядя! Сейчас это нормально, я женился по любви, и это главное! И что бы ты снова ни сказал мне, я всё равно тебя приглашу к нам на обед! И каждое Рождество буду приглашать! Миссис Моро тоже будет тебя ждать! Так что счастливого Рождества, дядюшка! Ждём в гости!
Так же стремительно, как и появился, Джеффри вышел из конторы, не забыв пожелать счастливого Дня Великого Святилища клерку, который одобрительно качал головой во время речи мистера Моро.
— Глупец, — только и сказал Шепард, вернувшись к работе.

К концу рабочего дня клерк подошёл к хозяину.
— Ты всё доделал? Все уведомления отправил? — не отрываясь от бумаг, спросил начальник.
— Да. Шепард…
— Ты пришёл, небось, чтобы отпроситься сегодня пораньше, а также на завтра взять отгул? — вкрадчиво спросил Шепард, посмотрев на подчинённого. — То есть я тебе буду платить за то, что ты ничего не делаешь?
— Нет, сэр!
— А что тогда получается? Ну хорошо. Я вычту у тебя из жалования двадцать кредитов, и чтобы ты пришёл послезавтра на два часа раньше.
— Хорошо, сэр! Спасибо, сэр! — поблагодарил работник и попрощался с начальником.
Запирая дверь, Шепард потуже затянул шарф на своей шее. Сегодня почему-то в кварталах Омеги было особенно холодно и сгущался туман.
— Опять у них накрылись системы… — проворчал старик и медленно пошёл к своему дому.

По дороге ему встречались радостные люди, улыбающиеся бедняки, просящие милостыню, азари, поющие песни во славу своей богини. И все поздравляли друг друга с наступающим праздником. Даже кроганы турианцев поздравляли. В этот день вся Омега была единым праздничным целым. Пятьдесят лет назад меня бы за эти слова высмеяли да отправили на какую-нибудь суицидальную миссию, а сейчас оглядитесь! У лавки со всякими вкусностями весело щебечут саларианцы с хохочущими своим грудным низким хохотом кроганами. Рядом с ними стоит кварианец, зачарованно глядя на какой-то неведомый аппарат, стоящий на прилавке. Элкор-продавец заметил это и протянул чудо-аппарат кварианцу со словами:
— Весело: счастливых праздников тебе, чудак. Со смехом: и чтобы я тебя тут больше не видел.
Кварианец радостно поблагодарил элкора и вприпрыжку побежал по своим делам. Хоть мною и не рассказаны все праздники, собранные в этот день, читатель, но верь мне на слово: каждая раса сегодня на Омеге праздновала свой самый светлый праздник. Люди, ханары, батарианцы, ворка, элкоры, турианцы, саларианцы, кроганы, кварианцы, волусы, рахни и многие другие. Даже геты, если вы их встретите.
— Бездельники.
Брюзжа, Шепард дошел до своего дома. Вновь множество различных шифров и замков.

— С возвращением, с-с-серры… господин Шепарр-р-рд.
Неожиданно посмотрев на ВИ, Шепард с ужасом отпрянул. Лицо его бывшего компаньона смотрело ему в глаза. Джон Эбенезер Шепард не верил ни в духов, ни в призраков, поэтому просто стукнул своего бывшего компаньона по голове. ВИ вернул свой обычный вид.
— Старая рухлядь.

Старый ВИ часто давал сбои, но из-за экономии так и оставался в услужении у скряги. ВИ следил за домом, который был таким же дряхлым, как и сам Шепард. Это был двухэтажный дом, который в свое время знавал лучшие времена и славился шумными вечеринками. А также был базой «Затмения», пока они не перешли дорогу Вакариану и Шепарду. Эти два предпринимателя с огромным военным опытом за плечами умели получать обратно своё, да еще и с процентами. Пока я тут рассказываю тебе, читатель, историю дома, Шепард, одев домашний халат, следовал за ВИ в свою комнату. По тёмным коридорам и скрипучей лестнице. Единственный источник света — ВИ, зачем тратиться на энергию? Медленно добравшись до своей комнаты, где уже горел виртуальный камин (единственная слабость Шепарда), хозяин дома уселся в своё кресло и начал чистить свой старый пистолет.

Когда ВИ пробил одиннадцать, Шепард отчётливо услышал грохот внизу.
— Что там, бесполезная штуковина?! — совершенно неучтиво потребовал он ответа от ВИ.
— Датчики ничего не обнаружили. Там ничего нет.
— Как это нет, если только что был слышен грохот?! — раздались тяжёлые шаги и лязг цепей с лестницы. — Скажи ещё, что на лестнице никого нет! Уйди прочь!
— Принято.
Шепард резво, насколько позволяло его дряхлое и ссохшееся тело, нырнул за кресло и выставил дрожащую руку с пистолетом, направленным на дверь. Шаги становились громче и громче. Затем всё стихло. Шепард выглянул из-за своего укрытия. В комнате ничего не изменилось, пустой аквариум как был пустым, так и остался. Старое оружие как висело на стене, так и до сих пор висит.

— ДЖОН ЭБЕНЕЗЕР ШЕПАРД!!! — с таким криком сквозь закрытую дверь вылетел какой-то старый турианец, обвитый цепями с висящими на них датападами, головами представителей различных рас, а также огромными сундуками. Шепард же с криком ужаса по старой привычке три раза выстрелил в голову явления. Выстрелил бы еще несколько раз, но пистолет заклинило, и от перегрева он взорвался. Благо бывший капитан успел его кинуть в пришельца, прежде чем взрыв оторвал ему конечность.
— Кто ты? — вцепившись в подлокотник кресла, спросил старик.
— Сначала стреляешь, а потом задаешь вопросы — в твоем стиле, компаньон. Разве ты не узнал меня? — спросил турианец, стоя по другую сторону кресла.
— Вакариан? — не веря своим глазам, пробормотал Шепард и поднялся с пола. — Ты… Эм… Можешь присесть? — спросил он у гостя. Тот лишь кивнул и уселся в кресло напротив. Шепард последовал его примеру и сел в свое кресло, пристально глядя на духа.

— Ты не веришь тому, что видишь? — спросил турианец, подтаскивая один из сундуков к себе.
— Глаза могут обманывать, как и уши. Я мог выпить кварианской воды, вот ты мне и примерещился.
Вдруг Вакариан истошно заорал, так что одна из его лицевых пластин отвалилась. Джон вжался в кресло от страха. Вставив пластину на место, турианец посмотрел на человека.
— Я пришёл предупредить тебя, Джон Эбенезер. Мы с тобой были компаньонами, и я всегда помогал тебе советом. Как и ты мне.
— Да, ты был хорошим партнёром мне, Гаррус.
— Так слушай же. Посмотри на меня. Ты видишь эту длинную цепь? Головы на ней? Датапады, которые весят в тысячу крат больше, чем обычные? Посмотри внимательно!

Шепард начал рассматривать толстую цепь, которая в длину была несколько сотен метров. Кое-какие головы он узнал, на некоторые даже смотреть не стал: становилось тошно от вида крогана без скальпа и с выпавшими глазными яблоками. А Вакариан объяснял:
— Эту цепь я ковал себе при жизни. Звено за звеном. Совершая ужасные, алчные, жестокие поступки. Каждая голова на ней — это невинная жертва. Каждый сундук и датапад набит нечестно добытыми кредитами. Как видишь, своё богатство я забрал с собой! Только оно тут ни к чему! — Гаррус злобно швырнул сундук в дальний конец комнаты и из-за цепи полетел за ним следом. Шепард ошарашенно смотрел на друга. — Я вечность вынужден скитаться, постоянно путешествовать по самым тревожным и жутким местам. Смотреть на умирающего от голода кварианца, умирающую при родах кроганшу, замерзающего насмерть турианца. И я не могу им ничем помочь. Моё время ушло, но я до сих пор здесь! И смотрю на страдания. Постоянно смотрю на страдания. Ты помнишь, как когда-то мы с тобой спасали Галактику и помогали обездоленным?
— Это было давно и, как оказалось, совершенно бессмысленно! А также невыгодно! Ты сам говорил, что надо было сразу стать жёстче и устанавливать свои правила, послав Совет к чёрту. Так что хорошо, что мы свернули с той кривой дорожки добродетели.
— Да, точно! То есть нет! — запутался Вакариан, гремя цепью. — Я явился, чтобы предупредить тебя! Семь лет назад у тебя была не меньшая цепь, чем эта. Да и голов на ней было побольше. Но ведь ты же исправно работал эти семь лет, так что представь, сколь сильно она увеличилась.
Шепард с ужасом посмотрел на друга:
— И я ничего не смогу с этим сделать? — он побледнел, и даже шрамы перестали так сильно светиться красным.
— Тебе предоставили один последний шанс. К тебе явятся три духа.
— Опять эти ваши турианские духи…
— Молчи! Это твой шанс избежать моей судьбы! И у меня осталось мало времени!
Шепард покорно заткнулся.
— Это духи Прошлого, Настоящего и Будущего. Даже не вздумай в них стрелять или кидаться чем бы то ни было! Помоги себе, а мне уже пора, — Гаррус начал пятиться к окну, таща за собой цепь. — Используй этот шанс. Прощай, Шепард!
— Гаррус! — крикнул Шепард, когда его друг провалился сквозь окно. Подбежав, Джон выглянул. Несчётное количество призраков, обмотанных цепями, выли и летали по укрытым туманом улицам Омеги. Вокруг лежавшего у мусорного контейнера кварианца с порванным скафандром скопилось много призраков, и каждый хотел помочь, но не мог этого сделать, о чём выл на весь квартал.
— Чертовщина! — пробормотал Шепард, закрыл окно и направился в кровать. Задёрнув полог и укрывшись одеялом, он попытался заснуть.

***

Шепард поморщился во сне. Ему снился до жути странный сон: покойный компаньон говорил что-то о спасении души… Старик лишь хмыкнул: «Что за бред? После смерти ничего нет, зачем там что-то спасать?» И снова поморщился. Отчего-то яркий свет бил ему прямо в закрытые глаза. Заслонившись рукой, Шепард перевернулся на другой бок, яростно кряхтя.
— Шепард-коммандер, вставайте.
Сна уже не было и в помине, Джон резко открыл глаза и упал с кровати от неожиданного голоса из прошлого. Сжав в руках полог, он зажмурился, надеясь прогнать галлюцинации. Приоткрыв один глаз и бубня себе под нос проклятия, человек слегка отодвинул полог, затем снова резко закрыл. Видение не пропадало. Снова остервенело повторяя проклятия, он сделал вторую попытку.
— Шепард-коммандер. Мы — дух Прошлого Рождества. У нас мало времени.

Да, это были не галлюцинации. Легион собственной персоной. Своим ярким фонарём именно он светил спящему Шепарду в лицо, одной рукой отодвинув полог, а второй держа какой-то красный колпак.

— Легион? Можешь так в глаза не светить своим фонарём? — пробурчал старик, вставая и обходя кровать.
— Шепард-коммандер, вы большую часть жизни гасили этот свет. Такие, как вы, вели мир к полной темноте. Так что нельзя просить его погасить. В запросе отказано.
— Извини, Легион, если я как-то тебя обидел своей просьбой, — тут же переменился Шепард, смотря на гета.
— Мы не можем обижаться. Чувства испытывают только органики. Мы не испытываем чувств.
— Да, я помню. Так что же привело тебя ко мне? — поинтересовался бывший коммандер.
— Забота о вашем благе, Шепард-коммандер.
— Я очень рад тебе, Легион, и признателен, что ты стараешься позаботиться о моём благе, но дать человеку поспать — вот оно наивысшее благо.
— Конкретизируем. Речь идёт о вашем спасении. Вы спасли меня, не отдав на запчасти «Церберу», теперь я должен помочь вам спастись, — Легион взял старика под локоть и направился к окну. — Следуйте за мной, Шепард-коммандер.
— Легион, если ты не забыл, я человек и я смертен. А на улице холодно. Может, лучше остаться здесь, а не прыгать из окна?
Гет остановился и повернулся к Шепарду. Приложил свою трёхпалую руку к его груди и произнёс:
— Это поможет вам пройти и не такие препятствия, Шепард-коммандер.

Пройдя сквозь окно и увлекая за собой старца, дух Прошлого Рождества оказался вместе со своим спутником на улице большого мегаполиса. Шепард осмотрелся и так и остолбенел. Что-то тёплое разгоралось в его груди, и это точно не перегрев имплантатов. Миллионы воспоминаний и давно забытых чувств накатили на капитана.
— Вы узнаёте эту улицу? — спросил дух. — Мои датчики зафиксировали эмоциональный всплеск. Шепард-коммандер, ваши губы дрожат. А что это катится по щеке? Шепард-коммандер, вы расходуете запас жидкости?
— Я… Я вырос здесь! Я знаю эту улицу как свои пять пальцев! Здесь я впервые подрался, а здесь…
— Почему же вы никогда не вспоминали о ней? — перебил человека синтетик. — Продолжим движение.

Они пошли вдоль улицы, всюду сновали люди. Шёл снег. Шепард как околдованный смотрел на это чудо природы, которое не видел уже более сорока лет, и очень хотел прикоснуться к нему, но снежинки летели сквозь него, не оставляя никаких ощущений. По всем сторонам улицы располагались магазинчики, украшенные к Рождеству. Во дворе слева детвора играла в снежки. Свернув в проулок и пройдя сквозь дверь, гет с человеком оказались в мрачной прихожей с облупленными стенами и потрескавшимся полом. В следующей комнате, оказавшейся учебным кабинетом, сидел одиноко худощавый мальчишка. Со счастливой улыбкой он читал какую-то книгу.
— Это же я! А вот ханар Бласто! И капитан Морган! А тут у нас Кэллахан бежит к своей деревне, чтобы спасти… Беги! Беги скорее!!! — вдруг Шепард сделал то, чего не делал многие десятки лет. Преисполнился жалости к самому себе-мальчишке, нервно кусая нижнюю губу. — Бедный… Бедный мальчуган. Как бы я хотел…
— Чего бы вы хотели, Шепард-коммандер?
— Нет, ничего. Уже поздно, — вздохнув, Шепард продолжил: — Я сегодня видел одного бедняка… мальчугана лет тринадцати, мне бы хотелось ему что-нибудь дать…
— Посмотрим на более позднее Рождество, Шепард-коммандер, — заявил Легион, и вот уже перед нами, на том же самом месте сидит подросток с длинными до плеч волосами и смотрит в окно. Обстановка комнаты стала ещё более нищей. Вдруг распахнулась дверь, и в комнату вбежала рыжеволосая девочка.
— Джон! Мой милый Джон! — она кинулась к нему на шею. — Я приехала за тобой, мой милый братец! Мы поедем домой! Домой!
— Малютка Джейн! Домой? — не понимая происходящего, спросил Шепард.
— Да, домой! Отец очень сильно подобрел, и я уговорила его, чтобы ты вернулся! Чтобы тоже стал жить вместе с нами! И мы вместе справим Рождество! Будем веселиться, как никогда!
— Малютка Джейн, это же прекрасно! — воскликнул подросток и закружил сестру.
Уже через три минуты они ехали в аэротакси домой. По заснеженным улицам, мимо весело встречающих приход Рождества людей.

— Хрупкое создание. Однако у нее было большое сердце, — произнёс Легион.
— Да! Нельзя этого отрицать ни в коем случае! Она всегда приходила на помощь каждому. Защищала слабых, всегда ставила чьи-либо нужды выше своих. Она говорила: «Сначала надо всех спасти, а потом уже думать, как выбираться!» Готова была пожертвовать собой ради каких-то бедняков, которые даже и не знали бы, что им спасли жизнь… И какой ценой… — шмыгнув носом, Шепард трясущимися руками вцепился в шарф, который успел взять с собой, пока гет тащил его к окну.
— Она умерла уже замужней женщиной. И у неё остались дети.
— Один сын, — поправил Шепард.
— Да, ваш племянник.
Шепарду стало как-то не по себе, и он промолчал.

Вот они только что смотрели вслед аэротакси, а теперь стоят посреди какого-то полигона.
— А это место вы узнаёте, Шепард-коммандер?
— Конечно же! Это полигон, где наш отряд проводил почти всё свое время! А вон там располагался наш корпус!

Шепард поспешил туда, Легион последовал за ним. Пройдя сквозь дверь, они очутились в помещении, больше похожем на склад оружия или даже мастерскую. Тут и там стояли столы, на которых лежали детали, части, стволы, просто какие-то металлические штуковины. А за дальним столом стояли двое юношей. Ну как юноши — один был человек, а второй саларианец.
— Ханаром мне стать! Это же Мордин Солус! Мой верный товарищ! Самый умный из всего взвода, хоть и восьмилетний! Пришёл к нам по какой-то особо засекреченной программе. Как я был к нему привязан…
 Два товарища явно соревновались в том, кто быстрее соберёт винтовку. Быстрейшим оказался Шепард, на что Мордин скороговоркой начал оправдываться недостатком пальцев.
— Дружище, если бы мы с тобой соревновались в скороговорении, ты бы выиграл — каждому своё! — весельчак Шепард дружески хлопнул Мордина по спине.

Тут в комнату вошел мужчина средних лет.
— Провалиться мне на месте!!! Это же старик Дэвид Андерсон! Я служил и обучался под его началом!
— Ну что, безобразники, опять тут погром устроили? Ну-ка, чтобы через пять минут тут ничего не было! Столы поставьте, как в прошлый раз! Скоро уже все подойдут, так что исполнять приказ марш!
— Так точно, сэр! — отдав честь, юноши быстро разобрались со всем бардаком. Как по волшебству, комната преобразилась в средних размеров зал без малейшего напоминания о частях оружия и инструментов. Тут уже и подоспели остальные ребята из взвода. Стол накрыт, музыка играет, все на месте, и да начался пир! Веселье захлестнуло всех! Шутки, вино, радость рекой разливались по залу. Шепард вместе с собой-юношей веселился шуткам, вслушивался в разговоры, поддерживал улюлюканьем Мордина, который поспорил с рядовой Тейлоран и теперь изо всех сил старался победить, хлопал в ладоши, когда Андерсон со своей женой Кали пустился в пляс. Какое-то необъяснимое волнение захлестнуло старца! Как будто бы он стал снова тем юношей. А Легион, стоявший рядом, начинал светиться всё ярче и ярче. Вот и Шепард-юноша решился пригласить девушку на танец.

Пробило одиннадцать, и Андерсон призвал всех расходиться. Убравшись и пожелав друг другу счастливого Рождества, ребята отправились в казармы или на челноки, которые отвезли их домой.
— Сколь немного потребовалось Андерсону-командиру, чтобы заставить простых рядовых преисполниться благодарности.
— В смысле? — переспросил Шепард, ещё не отошедший от головокружительного счастья.
— Андерсон-командир потратил всего лишь около ста кредитов на этот праздник.
— Не в этом же дело! — воскликнул Шепард, тем самым перебив духа. — Такое счастье и праздник бесценны! Счастью и веселью нет цены…
Замолкнув, Шепард сложил руки на груди и тяжело посмотрел на дверь.
— Шепард-коммандер, вы что-то хотели сказать?
— Нет.
— Мы считаем, что ваше поведение демонстрирует обратное.
— Пустое. Мне просто захотелось сказать пару слов своему клерку.
— Шепард-коммандер, наше время истекает. Я успею показать вам ещё одно Рождество.

Вдруг они очутились в комнате, а Шепард — уже мужчина — надевал броню. Рядом с ним стояла та самая девушка с праздника. Шепард-старец помнил этот день.
— Легион, уведи меня отсюда.
— Ответ отрицательный.
— Я не хочу этого видеть! — раздражённо заявил старик.
— Идёт формирование мнения.
В этот момент девушка начала говорить, вытерев слёзы:
— Джон, разве ты не видишь? Нас больше нет. Есть ты и твоя служба. У тебя появилось другое божество, которое вытеснило меня из твоих грёз.
— Что же это за божество?
— Деньги.
— Сколь несправедлив мир! Я зарабатываю деньги, чтобы мы не жили в нищете! Ты упрекаешь меня в том, что я хочу обеспечить нам хорошую и беззаботную жизнь?! Что за чепуха! Человек не трудится — он тунеядец и нищий! Человек работает — тоже плохо! Что же вам тогда нужно?!
— Мне нужен ты прежний! Но теперь у тебя другая страсть!
— Я тебя люблю, разве этого недостаточно?
— Джон, если бы ты не был связан словом офицера, ты бы предложил мне вновь выйти за тебя замуж? Мне — без связей, без статуса, без денег?
Шепард молчал, проверяя, надёжно ли закреплена броня.
— Вот и я о том же. Я освобождаю тебя от слова, Джон Эбенезер Шепард. Вскоре ты забудешь меня, и тоска не будет сковывать твоё сердце. Будь счастлив.
И она ушла. А Шепард-старик словно обезумел:
— Прекрати, Легион! Я не хочу больше тут находиться!!! Отведи меня домой! — и в гневе он вырвал из рук гета красный колпак и натянул тому на голову. Но рука его ослабла, и Шепард начал медленно проваливаться в темноту.




Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 29.12.2012 | 2270 | 7 | Carlini, Рождественская история | Carlini
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 37
Гостей: 25
Пользователей: 12

Dredd1875, Тризз, Kailana, Alzhbeta, Lexx3300, Grеyson, MrTrololosh, ARM, Чёрный_Лентяй, Darth_LegiON, AwesomeLemon, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт