Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Второй шанс. 14.2

Жанр: экшн, приключения, драма;
Персонажи: м!Шепард, Касуми, Заид, Миранда, Джйкоб;
Аннотация: Поиски информации;
Примечание: по мотивам оригинальной кампании, продолжение "Сына Земли";
Статус: в процессе.




Вести дальнейшие поиски смысла не было. Атака гетов, уничтожившая «Розали» и базу, оставила нас без этой хрупкой ниточки, с таким трудом обнаруженной. Погибших было жаль, но сейчас это было далеко не самое важное. Теперь наиболее правильным было направить корабль к Системам Термина, в конце концов, именно там пропадали колонии. Значит, надо находиться поближе к этому месту, и если опять пропадёт связь с одной из колоний, мы можем оказаться там первыми, и шансы застать похитителей возрастают.

— СУЗИ, — я стоял на мостике и раздумывал над конечной точкой полёта. — Выбери случайным образом три человеческих системы в Терминусе. Будем заниматься патрулированием. Джефф, готов при случае показать, на что способна наша птичка?
— Всегда готов! — Джокер зачем-то вскинул руку к голове и расхохотался какой-то своей шуточке.

Система Закрас, одна из выбранных СУЗИ, вполне подходила под описание большинства человеческих систем в глубине Термина — захолустье. Поселенцы, очередная волна недовольных политикой Альянса в частности и земными делами вообще, выбрали себе довольно странный мир для основания колонии. Планета имела атмосферу и даже местную жизнь, представленную всякими простейшими, но это место было совершенно не пригодно для жизни человека. Слишком малый процент кислорода не позволял выжить вне строений без запаса воздуха, пропитания же не было как такового. Теоретически, Совет Цитадели мог бы наложить вето на колонизацию, поскольку здесь уже зародилась жизнь, но тем, кто селился в таких областях, обычно было глубоко наплевать на эти законы. Бросать сюда флот, ради того чтобы выгнать непослушных, Цитадель никогда не будет, это прекрасно знали все.

Космопорт орбитальных челноков — если то, что было перед нами, можно так назвать — был расчищен от снега, но совершенно пуст. В ответ на запрос на посадку диспетчерский контроль молча выдал нам вектор и место, не задавая лишних вопросов. В таком неспокойном месте это было довольно удивительно, но когда за шлюзом нас встретил целый отряд охранников, явно готовых к любому повороту событий, я несколько расслабился.
— Капитан службы безопасности Родриго Санчес. Рад приветствовать вас на Хинатисе.
Человек мельком просмотрел данные сканирования и махнул своим. Видимо, его удовлетворила проверка сканерами, и он не видел в нас большой угрозы.
— Пройдёмте со мной, капитан. Мэр нашего поселения хочет поговорить с вами. Ваши люди могут отдохнуть в общественной столовой.

Оставив команду пополнить запасы и хоть немного почувствовать землю под ногами, я направился вместе с Санчесом к зданию мэрии. Купол вокруг базовых строений уже был возведён, но тем не менее все встречавшиеся не снимали кислородных масок. Меня это несколько удивило, и я тотчас не замедлил спросить об этом несоответствии капитана безопасности. Сам я принципиально не собирался вылезать из своего бронескафандра, но люди-то здесь живут постоянно.

— Капитан, я думал в городе будет возможность ходить без скафандра.
— Ну уж без скафандра ходить, прямо скажем, можно, но пока добиться полностью комфортных условий не удаётся. Постоянные утечки приводят к тому, что получается поддерживать нормальную атмосферу только в домах. Когда строители, наконец, закончат исправлять все недостатки, мы сможем обходится без этих костылей.
Мы почти дошли до входа в мэрию.
— Собственно, почему мы так быстро и разрешили вам приземлиться здесь. Нам нужна ваша помощь. Мэр расскажет подробнее.
Он коснулся сенсора двери и мы вошли в очередной шлюз.

***

— Видите ли, капитан Урнаи, на планете нет месторождений нужных нам металлов, во всяком случае, близко к поверхности. Вести же глубокое бурение мы не можем, у нас просто-напросто нет для этого ни техники, ни людей, хоть что-то понимающих в этом деле. Поэтому, когда вы вышли на орбиту, я сразу решил, что это просто знак свыше. В нашей системе есть пояс астероидов, который, как мы уверены, сможет дать нам всё необходимое. Но своими силами мы не можем это выполнить. У нас всего три транспортных челнока, да и те, не ровен час, рассыпятся.
— Мэр, давайте покороче. Вы хотите чтобы я просканировал и составил карту ресурсов для вашей колонии, так?
— Да, и было бы неплохо транспортировать добытое к нам.
— Так. Найти вам ресурсы я согласен, если мы договоримся об оплате. Но вот заниматься перевозкой руды и тем более добывать её — это исключено. Я изыскатель, а не шахтер. Могу дать своих инженеров на время поиска, чтобы они привели в порядок ваши челноки, не более.
— Но, капитан...
— Послушайте меня. Я не шахтёр. У меня нет оборудования для добычи руды и мой корабль не рудовоз. Ваши челноки и люди вполне справятся с работой сами, тем более что вы же сами мне сказали, что всё необходимое для таких целей у вас есть.
— Капитан, если мы отвлечём людей от купола, мы не успеем справиться с утечками до Дня высадки! Неужели вы хотите лишить людей праздника? Мы...
— Послушайте, я могу хоть сейчас развернуться и улететь отсюда. Я и так соглашаюсь работать практически бесплатно, а вы хотите навесить на меня всё, что только можно!
Эти переговоры уже продолжались второй час, хорошо ещё, что Миранда успела добраться до нас достаточно быстро. Без её поддержки и советов я уже или прибил бы этих ребят, или согласился бы на совершенно невозможное дело.
— Хорошо, будь по вашему, — мэр не скрывал раздражения. — Но если из-за вас мы не уложимся в срок, и люди останутся без праздника — это будет полностью ваша вина! Когда ваши инженеры смогут приступить к работе?

Половина экипажа «Нормандии» оставалась в колонии, помогая с ремонтом старых «Орлов». Откуда колонисты добыли эту рухлядь, даже узнавать не хотелось. Арлау, старший механик, скорбно посмотрел на то, что ему предстояло приводить в порядок, осмотрел склад ремкомплектов и лишь молча поднял голову к потолку ангара. Я постарался не попадаться ему на глаза, когда выходил оттуда. Что-то подсказывало, что его ребята согласились бы ещё полгода не сходить на берег, лишь бы не видеть этот хлам.

Но всё же контракт был заключён и его надо было выполнять, пусть и не совсем на тех условиях, которые были интересны. Миранда добилась максимальной свободы нам как поисковикам, но труд механиков стал своего рода расплатой за эти уступки. В принципе, работа изыскателя была не слишком сложна, просто монотонна и весьма продолжительна. Тейлор остался на планете, как представитель капитана и как дополнительные рабочие руки. Если на первой «Нормандии» у меня был максимально полный штат, то теперь экипаж был минимально возможного размера и, разделив его таким образом, я устроил достаточно проблем всем службам.

— Капитан Шепард, — СУЗИ уже вела сканирование очередного каменного обломка неправильно формы. — Подтверждаю наличие полирудного месторождения вблизи поверхности. Колонисты могут вести здесь разработку.
— Отлично. Что у нас дальше?


Прошла уже почти неделя с того момента, как мы подписались на эту работу. Арлау и его люди совершили невозможное, и старые «Орлы» исправно летали между колонией и этими булыжниками, доставляя на бедную металлами планету столь нужную поселенцам руду. Чего это стоило старшему механику, я даже не пытался узнавать, выделив им по возвращении дополнительный отдых. Местные жители по словам Тейлора были впечатлены тем, как работали парни и девчата, и сами принялись за свою работу по-настоящему. Пока мы тут носились между каменюками, выписывая по воле Джокера безумные фигуры, они всё же успели устранить утечки атмосферы и наполнить полноценной воздушной смесью городской купол.

Джейкоб не стал распространяться, как ему этого удалось добиться, но, судя по очень уважительному отношению со стороны охранников, кое-какие инциденты всё же были. Я уже было собирался выяснить этот момент у него самого, так сказать, из первых уст, но в это время мэр вышел на трибуну. Техники что-то намудрили со звуком, и сначала его просто не было слышно. Забыв про Тейлора, я начал прислушиваться.
— ...благодаря вашему самоотверженному труду, вашей воле, вашему упорству и трудолюбию, которое никогда бы не оценили на Земле или в других колониях...

Судя по всему, этот Вильям был непростым человеком — по построению фраз и оборотов чувствовалось, что он явно был политиком и прежде. В голову сама собой закралась мыслишка, что не просто так он оказался здесь, в этом краю, где законы исполняются крайне редко. И что если покопаться в его прошлом, может всплыть масса фактов, которые могли бы сильно заинтересовать полицию Альянса, а то и СВР. Но сейчас я и сам находился в довольно спорной ситуации, чтобы выискивать правду. Да и в конце концов это совершенно не моё дело.

Официально признанный погибшим капитан Альянса, бывший СПЕКТР, в настоящее время работающий вместе с организацией «Цербер», признанной террористической... Такой заголовок в новостной ленте точно бы привлёк к себе зрителей. Вот только на чьей бы стороне оказался сейчас закон и общественное мнение? «Цербер» был крайне болезненной точкой Альянса, на которую, не особо стесняясь, давили все, от своих же политиканов и до инопланетников, ищущих способ ограничить интересы и аппетиты Земли. И если сейчас выйти из тени, не подставлю ли я под удар того же Андерсона?

Проклятье, кажется Миранда и Джейкоб всё же были правы. Надо сохранять инкогнито максимально долго, мне не нужна слава Героя Галактики, хватит с меня всех тех помпезностей после Цитадели! Я прежде никогда в жизни не присутствовал на стольких банкетах и искренне надеялся, что и не придётся больше. Тогда мне казалось, что все и каждый политики, хоть как-то имеющие контакты с Советом, старались зазвать меня на официальный приём и представить всем гостям. Я непроизвольно передёрнул плечами, вспоминая все эти безумно долгие и откровенно скучные встречи.

— Вас что-то беспокоит, капитан?
Голосок Келли напомнил мне, где я нахожусь, и вернул из воспоминаний. Девушка стояла рядом со мной, официальный костюм подчёркивал её фигуру, хотя до Миранды, стоявшей неподалёку, ей было, конечно, далеко.
— Нет, Келли, — я чуть наклонился к её уху и почувствовал слабый цветочный запах духов. — Просто вспомнил, что такое официальные приёмы. Надеюсь, здесь не затянется как на Цитадели.

— А сейчас я хотел бы представить вам, — я внутренне напрягся, надеясь что мэр вспомнил о ком-то из своих, — человека, благодаря усилиям которого этот праздник смог состояться! Капитан, прошу вас!
Отвертеться не было никакой возможности, и, судя по усмешке Джейкоба, он сейчас чувствовал вполне себя отомщённым. Я вышел из толпы и взобрался на трибуну, мэр чуть отступил в сторону, приглашая меня занять своё место.

С трибуны открывался прекрасный вид: новая земная колония, пусть и в неблагоприятных условиях. Но тем не менее, сейчас под большим куполом стояло около десяти тысяч человек — столько, сколько могли вместить эти улочки и площадь. Все остальные, скорее всего, наблюдали за действом через местную сеть, благо камеры были установлены заранее. И пусть они не подчинялись Альянсу, но это были люди, которые смогли рискнуть и постараться стать чем-то большим, чем тот сброд, что заживо гнил в мегаполисах Земли, не готовый сделать даже первый шаг к другой жизни.

— Я прошу всех поприветствовать капитана Унклара Урнаи, того, чьи усилия помогли в нашем деле!
После аплодисментов и приветственных выкриков я несколько растерялся и не знал с чего начать.
— Честно сказать, я не большой мастер говорить речи. Но я хочу, от лица своей команды, поздравить всех вас с этим замечательным праздником, Днём Основания вашей колонии. В непростых условиях вы смогли наладить свой мир, построить отличный город и создать все условия для жизни. Я надеюсь, что наш вклад в это дело послужит на благо каждого из вас.

Стоило начать, и слова как-то сами стали цепляться друг за друга — всё же не зря нас натаскивали по всем направлениям на спецкурсах. Да и ударить в грязь лицом перед своей новой командой мне никак не хотелось. Обращаясь ко всем собравшимся, я больше говорил для своих людей, своего экипажа, надеясь, что они поймут, кому посланы все эти слова. И кажется, они это поняли. Миранда открыто улыбалась, в глазах Келли разве что слёз не было, Тейлор тот и вовсе поднял большой палец. Да и на лицах остальных не было хмурого напряжения, как в начале собрания.

— Господин мэр, я, от лица компании «Дальний космический поиск», и от себя лично, желаю развития и процветания вашей колонии. Более того, официально заявляю, что Директорат компании уведомил меня о готовности сотрудничать с колонией и свяжется с вами в ближайшее время.
— Это отличные новости, капитан! Поддержка нам не помешает.

Закрепив последнее рукопожатием, мы ушли со сцены, а наше место занимали музыканты из числа колонистов. Дальнейшее свелось к огромному открытому празднику для всех, кроме вахты «Нормандии», которой пришлось висеть на орбите всё это время.

***

Время, потраченное в этой системе, было хорошо оплачено. Почти двенадцать миллионов кредитов мэр перечислил на наш счёт: часть в виде реальных денег, часть в виде долговых обязательств. Это напомнило мне о Барла Вон — моему банкиру давно пора было уже позвонить и уточнить, смог ли он что-то сделать для меня. Кредиты могли открыть многие двери, но их было надо очень и очень много, чтобы заставить закрыть глаза на некоторые дела. А в том что это может потребоваться у меня сомнений уже не оставалось.
— Добрый день, Барла. Есть ли какие новости для меня?
— Добрый день, капитан. Новости есть всегда, могут ли они всегда радовать — это другой вопрос.

Такая фраза от финансиста могла бы повергнуть в шок любое правительство. По счастью, я им не был.
— Такое начало может довести до инфаркта, Барла.
— Я шучу капитан, не более того. Как у вас людей говорится — у меня для вас две новости.
— Тогда начинайте с самой худшей.
— С самой худшей? Хорошо. К сожалению, я буду вынужден отказаться работать с Вами, капитан Шепард. По независящим от меня причинам.
— Это действительно жаль, мне не помешал бы ни финансовый гений, ни источник информации.
— Я сожалею об этом капитан, но боюсь, это самое большее, что я могу сделать для вас. Что же касается второй новости, то она более радужная для нас обоих. Результатом моих операций я готов отчитаться перед вами. Прошу, проверьте ваш счёт.
Кивнув ему, я активировал соединение и проверил баланс.
— Барла, вы настоящий мастер своего дела. Не буду спрашивать как это удалось, но результат просто поражает.
Волус хихикнул.
— Это были не самые простые сделки на моей памяти, но и не самые сложные. Добиться большего за столь короткий срок тяжело. Но на этом мы закончим наш разговор, капитан. Желаю вам всего наилучшего.

Почти девять миллионов кредитов теперь составляли мой счёт. Я сказал волусу истинную правду, говоря ему, что совершенно не хотел знать, какими именно операциями он смог добиться за такое короткое время поразительного роста моих сбережений. На ум, кроме откровенно незаконных действий и товаров, не шло ничего. Но зная его безупречную репутацию, не приходилось сомневаться, что в этих сделках комар носа не подточит, настолько всё будет чисто и законно. Да и не стал бы он использовать подобные средства, скорее всего это были какие-нибудь высокорисковые операции на биржах. Иногда приходилось слышать о миллионерах, внезапно разбогатевших на росте каких-то акций, но всё это обычно проходило мимо солдат Альянса и уж точно не грозило мне. Хотя теперь, благодаря гению этого волуса я вообще-то и стал кем-то подобным. Правда и к Альянсу уже имею отношению довольно спорное.

Глаза механически пробегали по темам сообщений, пришедших на моё имя. Ничего важного или полезного не было, пока совершенно неожиданно не появилось одно знакомое имя. Эмили Вонг, журналистка с Цитадели, каким-то образом разузнала обо мне и прислала письмо, в котором откровенно напрашивалась на новое интервью, пеняя мне за то, «что совершенно забыл своего личного репортёра». Какими путями она разузнала о моём возвращении, я даже не пытался понять. Судя по прошлой встрече, круг её знакомств был очень и очень широк, от самого верха до самого низа общества.

— Капитан Шепард, Призрак хочет поговорить с вами.
Келли стояла передо мной, вытянувшись в струнку и заставив форму обтянуть её фигуру.
— Связь уже установлена через КМК в отсеке связи, капитан.
Та-ак, вот это уже интереснее, может быть, наконец-то что-то нашлось для нас? Быстрым шагом преодолев пару коридоров, я вошёл в отсек. Странно мерцающая голограмма отобразила сидящего в уже привычном кресле мужчину. Стряхивая пепел с сигареты, он что-то просматривал на планшете.
— А, Шепард. Вы оказались талантливы не только в ведении боевых и поисковых операций, но и в финансовой сфере. Двенадцать миллионов кредитов за сканирование системы и работу механиков, с возможностью прав эксклюзивной торговли. Что же, я всегда утверждал что по-настоящему талантливый человек талантлив во всём. Впрочем, оставим это. Появилась кое-какая новая информация о пропавших учёных. Ваш отчёт по погибшей базе давал нам шанс на то, что найти доктора Кейши и О’Лоя живыми возможно, и наши поисковые бригады смогли обнаружить их следы. Я отправлю вам информацию, полученную с остальных баз проекта, возможно, вам удастся найти доказательства. Тем более что вы находитесь ближе всех к предполагаемому месту нахождения учёных и артефактов.
— Есть ли доказательства связи гетов, Коллекционеров и Жнецов? Более весомые, чем прежде?
— На одной из баз были найдены следы присутствия гетов. Большего обнаружить не удалось. Мои агенты день и ночь ищут всю информацию. Перерывов связи с нашими поселениями пока не было зафиксировано. Ваш активный поиск, Шепард, тоже не будет излишним. Возможно, именно так мы сможем предупредить следующее похищение.

Он замолчал, затягиваясь сигаретой.

— Кстати, будьте осторожны с Гото. Она очень милая девушка, но доверять ей я бы поостерёгся. Пока она в вашем экипаже, ей нечего опасаться преследований со стороны «Цербера», но когда она вернётся к своей обычной деятельности, наши дороги могут снова разойтись. Что же касается Джек, решайте побыстрее капитан, но я бы избавился от неё.
— Кстати, о разошедшихся дорогах, Призрак. Посредник вполне откровенно объявил на меня охоту.
— Это не так, охоту на вас он не объявил. Но Посредник действительно проявляет к вам живейший интерес. Его агенты имеют прямой приказ при возможности захватить вас, живым или мёртвым. «Цербер» уже вошёл в противодействие с его бойцами, и сейчас мы ищем все возможности для ответных действий. Настоящую охоту на него объявил кое-кто другой.
— Может быть, стоит объединиться с тем, кто на него охотится?
— Доктор Т’Сони вряд ли захочет подобного объединения.
— Лиара? С чего бы археологу воевать с Посредником? Эта война будет очень не равной.
— Ваша знакомая сильно изменилась с того времени, как вы видели её последний раз. Теперь она весьма известный торговец информацией на Иллиуме, держит под своим началом достаточно серьёзных профессионалов и, насколько мне известно, имеет личные претензии к Посреднику. Надо заметить, что её карьерный рост был удивителен даже для Миранды, хотя она крайне редко ошибается в своих прогнозах. Хочу предостеречь, Шепард — не рассчитывайте что она будет рада вашему появлению и не попытается воспользоваться вами в своих целях.
— Лиара поможет мне, когда узнает, с чем пришлось столкнуться. Она знает об опасности Жнецов. И отбрасывать то, что Коллекционеры с ними могут быть связаны, она не будет.
— Она ослеплена своей охотой на Посредника, на неё уже было совершено несколько покушений, и она не станет бросаться к вам, пока на неё саму охотятся. Но попробуйте, может, вам повезёт.
СУЗИ тем временем получила файлы от Призрака, пока мы с ним беседовали.
— Удачи вам, Шепард. Она вам понадобится.

Голограмма пропала, оставив меня в освещённом отсеке связи. Разговор с Призраком и новая информация оставили после себя какое-то странное послевкусие. Он точно вёл какую-то игру, об этом кричало всё, но пока разобрать что же это такое, я никак не мог. Капитан Шепард совершенно точно играл в его планах какую-то роль, вполне может быть, одну из главных, но являлся ли главной целью? Или его многоходовки были слишком высоки, и любой человек или инопланетник не более чем пешка, чем бы он ни был? Слишком много недосказанного было за его интонациями и словами, больше чем я мог бы пропустить мимо ушей.

И почему он так старался отговорить меня от попытки попросить помощи от Лиары, что это было — попытка тонкого управления или замаскированное предупреждение? Я не мог представить себе молодую азари прожжённой торговкой информацией, занимающейся раскапыванием грязных секретов и продажей их заинтересованной стороне. И меня очень удивляло, почему и с чего она так крепко пересеклась с Посредником. Из того, что я помнил, она пользовалась не раз его информацией, и терять такой источник за просто так точно бы не стала. Здесь было что-то ещё, но у меня снова не было нужной информации, и взять её я мог только у Т’Сони самой.

А пока я решил попробовать вытянуть что-то из Миранды, да и просто навестить её. Даже если она знает весь наш разговор с Призраком, в чём я не сильно сомневался, надо сделать вид, что готов играть по текущим правилам. Да и побыть в обществе столь красивой и умной женщины было просто приятно, особенно в рутине космического полёта. Почему-то в памяти всплыла фраза Джеффа о старпоме: «Я ничего плохого не скажу о Миранде — её ответ мне не пережить». Тон, с которым он это произнёс, давал массу толкований, чего же именно он вложил больше в эту фразу. Чуть покачав головой и усмехнувшись про себя, я подошёл к двери каюты своего помощника и собирался постучаться, когда вдруг услышал возглас Элеоноры: «Джек!».


Джек с каждым новым днём чувствовала себя лучше. Силы прибывали, эта докторша всё также была вежлива и терпелива, аккуратно занимаясь ею. Никогда прежде с ней так не обращались, всё, что она помнила о докторах, вызывало крайне отрицательную реакцию. Но эта Чаквас словно относилась к другому миру. Это вызывало у девушки странное чувство, и она не могла понять, то ли хочет проломить этой седоволосой голову, то ли прижаться к ней как к матери. Словно в ответ на эти мысли появилась сама Чаквас, неся очередной поднос с исключительно полезной и абсолютно отвратительной размазнёй.
— Опять это дерьмо жрать? — Джек уже ненавидела здешнего повара за эту стряпню. — Что, на корабле нет нормальной еды?
— Это нормальная еда. А любая другая тебе повредит. Садись и ешь.

Девушка несколько неловко приподнялась и села, сбросив лёгкое одеяло. Идти за стол не хотелось, но Чаквас не собиралась потакать её желанию и поставила поднос, куда положено. Ругаясь, Джек спустила ноги и прошлёпала босыми ногами по холодной палубе, нахально усевшись на столешницу, с вызовом глядя на Элеонору. Но женщина проигнорировала и поведение Джек, и её взгляд. Девушка с некоторой долей злости была вынуждена признать, что стержень в этой клистирной трубке был стальной. Она повидала всяких: белых как снег, трясущихся от её внешнего вида, или совершенно ледяных садистов, как в детстве. Это воспоминание заставило её вскочить с зажатой в руке ложкой. Ненависть огненной приятной волной снова окатила её тело, казалось, сама её суть требует разнести эту посудину в щепки, размазав всех и каждого на этом корабле.

— Джек!

В голосе пожилого врача зазвучало удивление, но Джек привыкла отвечать яростью на ярость и ненавистью на ненависть, всё остальное было лишь слабостью. Сейчас она слышала и видела не Чаквас, а тех мучителей с Прагии. Всё словно сместилось в прошлое, ей уже казалось, что она снова в тех коридорах пыточной лаборатории. Девушка вскинула руку, собираясь переломать кости противнику как тогда, давно, в детстве. К счастью Элеоноры, попытка использовать биотику обернулась против самой же Джек. Силы организма не восстановились, и она рухнула на металлический настил палубы, сворачиваясь клубком от дикой боли в голове.

Чьи-то руки обнимали её и поддерживали, где-то, словно в необозримой дали, слышался чей-то голос, но слов было не разобрать. Было понятно только одно — этот голос успокаивал и утешал её, и боль утихала под его силой. Это не мог быть ничей другой, только один человек во всём мире мог дать такое чувство покоя другому — Мать. Слёзы сами потекли из глаз, обруч, стиснувший мозги раскалённой полосой, ослабел и лопнул. Девушка прижалась, ища защиты и утешения, и вскинула голову наверх, чтобы наконец-то рассмотреть такое дорогое лицо. Но слёзы не давали увидеть хоть что-то, а через мгновение голос приблизился и перестал быть голосом Матери.

— Осторожнее милая, тебе ещё нельзя пользоваться своим даром. Ну, давай поднимайся.

Джек отпрянула от Чаквас, вернее, попыталась это сделать, но тут же уткнулась обратно. Сил не было совершенно, руки и ноги словно налились свинцом. Даже опираясь на руку Чаквас, ей было никак не подняться. Элеонора поддерживала сидевшую на полу девушку и уже открыла рот, собираясь попросить СУЗИ позвать на помощь кого-нибудь из персонала, как дверь отсека распахнулась и внутрь буквально ворвался капитан.


Картина представшая передо мной не внушала никакой опасности, и если бы не интонация, прозвучавшая в голосе Чаквас, я мог бы подумать что наша гостья просто оступилась и упала. Но ситуация могла быть гораздо более опасной, чем эта почти идиллическая сцена. Эта зек была не просто опасна, она была исключительно смертельно опасна. Миранда совершенно точно характеризовала её — психопат-биотик с исключительными способностями. И, судя по полицейским докладам, убивать она умела и любила. Но Чаквас не дала мне додумать что же здесь произошло в действительности.
— Как хорошо что вы заглянули капитан! Помоги, Джек не может подняться сама, а у меня не хватит сил её поднять.
Оставалось только подчиниться просьбе своего медика, и я осторожно поднял на руки девушку. Под пальцами, явственно чувствующееся сквозь тонкую ткань, было сухопарое, крепкое тело бойца, а не изнеженной красотки с улиц мегаполисов. В её взгляде не было и мимолётного намёка на теплоту или благодарность. Так мог бы смотреть загнанный в угол хищный зверь, надеющийся продать свою шкуру подороже.
— Дженнифер, здесь ты не в тюрьме, и я не везу тебя продать какому-нибудь ублюдку. После того как ты полностью восстановишься, мы поговорим о твоём будущем.
— Спасибо, начальник, просветил. Только меня зовут Джек, — слабый голос не мог передать всех эмоций, кипевших в девушке.
— Как хочешь. Но постарайся сдерживать себя и не громи моё судно.
Сказанное в шутку заставило напрячься её мышцы. Она ни слова не произнесла, когда я уложил её на койку диагноста.
— Элеонора, моя помощь ещё может потребоваться в чём-нибудь?
— Нет, капитан, большое спасибо, мы справимся сами. Да, Джек?

Девушка еле заметно кивнула, соглашаясь, но делала это словно против воли. Что-то давило на неё, заставляя сворачиваться в покрытый ядовитыми иглами шар, напоминая тапаска с одной из планет. Я подождал, пока Чаквас не укроет девушку и не подойдёт ко мне.
— Доктор Чаквас, я не собираюсь рисковать своим единственным специалистом.
— Всё будет хорошо, не стоит беспокоится.

Голос СУЗИ прервал наш разговор:
— Капитан, прошу прощения. Зарегистрирован постоянно повторяющийся сигнал на нестандартной частоте, близкой к аварийным. Приблизительное удаление от объекта — семь парсек.
— Джефф, поворачивай. Посмотрим, кто там влип.



Я кивнул Элеоноре и вышел из отсека. На мостике меня встретил Джейкоб, тотчас уступая место. Он вызвал с соседнего терминала картинку и направление нашего движения. Сигнал передавался из одной из систем, отмеченных Призраком, такое совпадение меня несколько настораживало.
— СУЗИ, сигнал удалось расшифровать?
— Сигнатуры совпадают с применяемыми гетами.
Я стиснул поручень мостика.
— «Нормандия», к бою. Джефф — система маскировки, вахта — сканирование на максимальной дистанции. СУЗИ, тебе придётся здорово потрудиться здесь.
— Я всегда готова, капитан.

Геты! Откуда они здесь? До Вуали было не близко, в Терминусе их любили ничуть не больше, чем во всех остальных местах, и обычно враждующие системы и кланы объединялись против общего врага. Но следы оружия гетов на той базе явственно говорили, что они осуществляют операции даже в Пространстве Цитадели. А это значит только одно: следует быть максимально осторожными и готовиться к бою с возможно превосходящим нас численно противником. Призрак сказал, что его люди нашли следы гетов, может нам повезло напороться на тех, кто атаковал базы? Я начал жалеть, что так и не выспросил поподробнее у Тали, как же можно извлечь данные из памяти гетов, как это сделала она сама в своём Паломничестве. Вполне возможно, скоро это потребуется.

«Нормандия» неслась на сверхсвете, окружённая светящимся куполом межзвёздного газа и пыли. Постороннему наблюдателю наш полёт мог бы показаться феерическим зрелищем, мы же просто торопились к месту сигнала.

— Объект на удалении двух а. е., сэр.

Предписанная дистанция, с которой следует обследовать неизвестный и потенциально опасный объект — именно так гласила инструкция, которой, насколько я помню, следовали большинство капитанов. Инструкция, написанная кровью тех, кто беспечно подставлял своё судно под внезапный удар пиратов или работорговцев. Разведзонды уже вылетели, привычным манёвром приближаясь к подавшему сигнал беды объекту.

— Сэр, объект в поле действия зонда.
— Малоразмерное судно, модель неизвестная, приписка неизвестна, принадлежность не установлена.
— Объект не излучает энергию, реактор заглушен. Щиты отсутствуют.
— Активируйте ладар, хочу видеть, что это.
«Нормандия» осторожно приблизилась к неопознанному судну, и оператор поймал нашего незнакомца.
— Гет.
Эти формы не могли принадлежать кому бы то ни было иному. Характерные эллипсовидные оконечности выдавали техническую мысль синтетиков. «Или кварианцев, времён Утренней войны», — пронеслась быстрая мысль, пока я разглядывал эту посудину. Лазерное сканирование безжалостно показало сильнейшие разрушения этого судна или корабля — однозначно сказать, к какому классу принадлежит эта развалина, было невозможно.

— СУЗИ, что у тебя?
— Объект полностью деактивирован. Передаётся сигнал на частоте 48789, сигнатура сигнала совпадает с сигнатурами гетов. Масс-ядро повреждено, реактор деактивирован.
— Геты там есть?
— Энергетических сигнатур не зафиксировано.
Интересно, кто-то разнёс судно гетов, при том потрудился неплохо, судя по картинке на терминале. И бросил этот кусок хлама. С другой стороны, а чтобы я сам сделал на его месте? Ответ пришёл тут же сам собой — взорвал бы к едрене фене, просто для того, чтобы не рисковать. Но неизвестный этого делать не пожелал по ему лишь ведомым причинам. А нам позарез нужно найти хоть что-то, что даст нам любую информацию о связи гетов и Коллекционеров. Значит, придётся прочесать эти обломки.

— СУЗИ, там с радиацией как?
— Не рекомендуется для посещения инженерный отсек: время нахождения в скафандрах высшей защиты без последующего полного цикла реабилитации — десять минут. На остальных палубах уровень радиационного фона не превышает стандартных значений для космического объекта.
— Понятно, значит к двигателям не суёмся. Джейкоб, предупреди профессора Солуса, он идёт со мной.
— Есть, сэр. Кто ещё?
— Ты, Миранда, Гаррус — вполне хватит.

Стыковаться челноку здесь было не к чему, поэтому пришлось прямо с борта перепрыгивать в достаточно крупный пролом корпуса. Находиться в открытом космосе, зная что вокруг тебя на бог весть сколько миллионов километров ничего нет, было очень нелегко. Лишь взгляд на борт нашего корабля как-то успокаивал. Внутренние переходы гетского судёнышка были достаточного размера, хотя и очень непривычные.
— У кварианцев такие же пристрастия к оформлению своих судов?
Джейкоб досадливо отбросил какой-то обломок в сторону, после того как приложился шлемом об выступ механизма.
— Суда кварианцев мало кто видел изнутри.

Путь среди этого месива обломков был весьма непрост. Единственное радость была в том, что времена мягких скафандров прошли давным давно, в противном случае каждый из нас уже успел бы пару раз умереть. Я с некоторой завистью поглядывал на Мордина — тот гибко проскальзывал там, где мы вынуждены были разбирать завалы.
Осмотр кормы судна, на которой мы высадились, не принес нам ничего полезного. Полный обломков корабль, прорезанные мощными лазерами переборки, пробитый из корабельного ускорителя корпус, и завитые чуть не винтом лонжероны и шпангоуты силового набора. Я приглядывался к этим повреждениям и старался запомнить то, как они выглядели. Тогда, на Зионе, Гаррус смог рассмотреть в смятом куске металла последствия выстрела — надо было подтягиваться до турианца.
— Странно, что мы до сих пор не нашли ни одного гета.
Тёмно-синий шлем Вакариана повернулся в мою сторону.
— Словно тут тоже решили вычистить, как на том транспортнике. Но эта посудина гетов, и это странно вдвойне. Да и вообще находится на ней тоже.
— Надо добраться до рулевой рубки, может быть, там будет ответ.
— Надеюсь, они строят корабли похожим на наш способом. А то искать, где у них здесь нужное место, будет не сладко. Пошли в нос.

Но пробраться туда было лишь сказать легко. Выстрел масс-ускорителя пробил насквозь корпус судна, и перед нами зияло отверстие, ощетинившееся во все стороны острыми зубами оборванных трубопроводов и настила палубы. Отключив магнитные подошвы, я несильно оттолкнулся и вытянул вперёд руки, намереваясь зацепиться за торчащий обломок и не вылететь за пределы корпуса.
— Шепард!
Возглас Миранды догнал меня уже в полёте.
— Эй, Унклар, ты предупреждай в следующий раз! — Тейлор уже последовал моему примеру и сейчас вцепился рядом со мной в торчащую балку шпангоута. — А то я ещё не отошёл от Зори.

До почти оторванной рубки, — я искренне надеялся, что она находится перед нами — оставалось всего ничего, последнее преодолённое препятствие, пожалуй, было и наиболее опасным. Сейчас же мы находились в довольно узком коридоре перед броневой дверью. Мордин уже активировал инструметрон и сканировал всю конструкцию. Попытки открыть её с нашей стороны в две человеческие и одну турианскую силу успеха не имели, видимо, механизм был в нормально закрытом состоянии, и без подачи управляющего сигнала вскрыть эту дверь можно было только резаком.
— Надо подать питание на сервопривод, — видимо, насмотревшись на наши попытки, Солус, наконец, изрёк мудрость.
— Хорошая идея, профессор, — Гаррус с присвистом тяжело дышал. — Проблема в том, что реактор заглушен, и забираться туда будет только псих.
— Может, подать питание с «Нормандии»? — Миранда посмотрела на царящий за нами хаос обломков. — Попробовать, во всяком случае, можно.
— Нет необходимости. Достаточно будет нескольких аккумуляторов щитов.

Пришлось немного потрудиться и, вскрыв панель, отрезать обесточенные силовые кабели каких-то систем. С учётом общего состояния судна, наш варварский поступок не играл особой роли, хотя Джейкоб, пока выдирал провода, почему-то весело пару раз хмыкнул.
Четыре энергоячейки, соединённые друг с другом, были подключены к сервоприводу, и Мордин начал корпеть над чем-то, пытаясь запустить эту железяку. После его манипуляций, с едва чувствуемой вибрацией палубы, дверь начала открываться.
— Готово.

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 29.11.2012 | 3337 | 19 | экшн, приключения, unklar, драма, Тали, второй шанс, м!Шепард | unklar
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 48
Гостей: 46
Пользователей: 2

Nightingale, Malina
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт