Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Второй шанс. 10.3

Жанр: экшн, приключения, драма;
Персонажи: м!Шепард, Гаррус;
Аннотация: "Нормандия";
Примечание: по мотивам оригинальной кампании, продолжение "Сына Земли";
Статус: в процессе.




Мы уже шли в сторону Зори, когда меня вызвала к себе Чаквас.

— Капитан, вы не могли бы спуститься ко мне?

— Конечно, Элеонора. Что-то серьёзное?

— Нет, нет. Это по вашей спасённой.

— Иду.

Гаррус сидел в отсеке на своей кушетке. Он с упорством разрабатывал синтетическую мандибулу, раз за разом то прижимая её, то отводя в сторону. Заметив меня, входящего в отсек, он аккуратно спустил ноги на пол и подошёл, протягивая трёхпалую руку в человеческом приветствии.
— Рад видеть тебя... Шепард, — небольшая пауза меня несколько смутила. — Найдётся для меня время поговорить?
— Для тебя всегда найдётся, Гаррус. Погоди минутку, я только узнаю у Элеоноры, что с той женщиной, и буду рад поговорить.
Он кивнул и направился к выходу.
— Я подожду снаружи, не люблю, когда доктор Чаквас начинает рассказывать о медицинских ужасах. Меня это пугает, — он чуть развёл лицевые пластины в стороны, улыбаясь.
— Я постараюсь побыстрее.

Медик посмотрела на Гарруса с какой-то извиняющейся улыбкой, но не стала возражать, когда они вышел из отсека.
— Доктор?
Элеонора повернулась ко мне.
— Гаррус уже почти полностью здоров, хотя реабилитация ему предстоит довольно долгая. Но тем не менее, его прогресс весьма значителен. Я не ожидала таких успехов. Он уже полностью управляет имплантатом, — она от чего-то смутилась и сцепила руки. — Простите капитан, я рассказала ему, на кого мы работаем. Думаю, у него к вам будут вопросы.
Вот это был удар, которого я сейчас не ожидал. Я собирался рассказать обо всём Гаррусу сам, но только когда он будет в полном порядке. Теперь была несколько более понятна та пауза в разговоре.
— Сделанного не воротишь, доктор Чаквас. Рано или поздно, я сам ему всё бы рассказал. Вакариану я доверяю полностью. Вернёмся к делу. Что с нашей гостьей?

Я подошёл к столу диагноста, на котором лежала, прикрытая простынею по горло, наша спасённая. На челноке из-за маски из крови и грязи невозможно было понять её возраст, но сейчас я сразу увидел, что она довольно-таки молода, лет двадцать пять, самое большее. Странная мысль пробежала, стоило мне рассмотреть её получше. Молодая девчонка, но оказалась по уши в дерьме, и сколько ещё их таких не доживает до старости? Мы путешествуем между звёзд, а наш разум всё такой же дикий и жестокий. Впрочем, не только люди одни такие, преступники были во всех расах и их количество ничуть не меньше, чем у нас. А ведь цивилизации Пространства Цитадели постарше нас. Чаквас вернула меня из этих невесёлых размышлений.

— У неё отбиты рёбра, по счастью, нет переломов, но болезненные ощущения могут продолжаться ещё месяц или два. Пули прошли по касательной, здесь угрозы нет, хотя она и потеряла довольно много крови из-за этого. Но с учётом сильного истощения организма, предположительно из-за применения биотики, она встанет на ноги не завтра. Ещё я заметила некоторые странности в её нервной ткани, скорее всего связанные именно с биотическим потенциалом. Так же есть изменения в тканях организма: её явно долго держали в криостазе.
— Анабиоз?
— Нет. Процедура похожа, но требует периодического медицинского контроля. Применяется обычно к пациентам спецклиник.
— Час от часу не легче. Она что, сумасшедшая?
— Не могу сказать. Возможно нет, «Чистилище» всё же тюрьма, а не клиника. Вероятнее всего, это была просто очень ценная и опасная добыча. Во всяком случае, я так считаю. И ещё, капитан, — Чаквас замешкалась. — Её изнасиловали. Очень жестоко, несколько человек. С ней надо будет быть очень осторожным.
Я стиснул кулаки, про себя пожелав Курилу сковородку в аду погорячее. Ему и всем его людям, замешанным в этом.
— Элеонора, будьте максимально осторожны с ней. Если она придёт в себя и будет думать, что в руках врага, или ещё что... Будьте аккуратнее. Я поставлю охрану. Что-то ещё?
— Пока у меня всё, капитан. Когда она очнётся, может быть удастся узнать что-то ещё.
— Спасибо, Элеонора. Как только она придёт в себя — вызывайте меня.

Гаррус стоял, подпирая переборку у двери медотсека. Я предостерегающе положил ему руку на плечо и кивнул в сторону лифта. Турианец, ни слова не говоря, пошёл за мной. Поднявшись на мой чердак, я открыл дверь и пригласил к себе в каюту своего старого друга. Вакариан вошёл и остановился, оглядывая мои апартаменты.
— Что ни говори, а здесь у тебя каюта получше, чем на первой «Нормандии». Даже аквариум! Правда, почему-то пустой. Непорядок.
Он спустился вниз к небольшому столу, на котором я уже ставил два бокала и бутылки.
— Мне не наливай, а то доктор Чаквас меня живьём съест, — он присел на диван и внимательно смотрел на меня.
— Как хочешь. Элеонора уже сказала тебе, с кем я работаю. Думаю, у тебя есть вопросы.
— Клянусь Духами, есть! Хотя то, что здесь с тобой доктор Чаквас, сбивает с толку.
— Тогда я добавлю, что пилотом моего корабля всё также является Джокер.
— Этот нахальный лейтенант? Его юмор я не всегда мог понять.
— Не ты один, Гаррус, не ты один. У Джеффа своеобразное понимание субординации и юмора, но пилот, как помнишь, от Бога.
Вакариан откинулся на спинку, слушая меня.
— И всё же — «Цербер». Почему?

Я открыл бутылку коньяка и налил себе немного. Вертя бокал в пальцах, я пытался собраться с силами и начать.
— Чёрт! Не знаю, как начать. Что тебе известно о... о последнем полёте «Нормандии»?
— То, что ты погиб, спасая своего драгоценного пилота. «Нормандия» была уничтожена, её обломки валяются на Алкере. Я был на церемонии, которую проводил Андерсон. Мы все там были.
Он замолчал, глядя на меня, а я всё никак не мог найти нужные слова. Поняв, что я почему-то не отвечаю, он продолжил.
— Я заказал зал, мы собрались на... Как это на Земле называется? Оно как-то связано с одной из ваших религий.
— Поминки?
— Да, точно. Я, Моро, Аленко, Лиара и Тали. Рекс не смог прилететь.
Он выделил имена Лиары и Тали. Почему-то эти имена помогли собраться с мыслями.
— Последнее, что помню, как я полз по палубе БИЦ, надеясь добраться до спасательных капсул. Кроме Джокера в БИЦ погибла вся вахта, так что у меня был шанс. Взрывом мне, кажется, сломало ногу, и идти я не мог. Это последнее, что помню... оттуда.
Я перевёл дух, облизнув пересохшие губы и залпом выпил содержимое бокала, не почувствовав вкуса.
— Потом я помню белый потолок и голоса. Двое людей, Уилсон и Миранда, они о чём-то спорили, или ещё что. Затем очнулся от того, что Лоусон привела меня в чувство, в какой-то лаборатории на космической станции. Откуда нам пришлось пробиваться с боем, через толпу роботов охраны.

Перед глазами снова промелькнули кадры, которые я видел на терминале. Своё растерзанное тело. Поставив дрожащей рукой на стол бокал, я подпихнул ему планшет, переданный мне Мирандой в своё время, и сцепил руки.
— Для меня это было... странно. Я не сразу вспомнил прошлое. Просто очнулся на хирургическом столе. Позже пришла память. Ты не представляешь, что это такое, вспомнить, как ты полз по вздыбленной палубе, а через мгновение оказаться совершенно в другом месте! Взгляни, там... там всё.
Руки ощутимо тряслись. Но Гаррус отложил планшет и смотрел на меня.
— Когда же мне сказали, что прошло целых два года... Это страшно, Гаррус. До сих пор не знаю, кто я такой. Понимаешь, не знаю! Я помню всё про Шепарда, но Шепард погиб у этой ср... ой планеты! Кто же тогда я? Всё, что осталось от тела того человека, послужило для моего создания. Кто я?! Клон, киборг-андроид, ещё какой синтетик? Или всё-таки человек? Я не знаю, Гаррус, и это страшно.
Я снова замолчал на несколько минут, опять переживая пик этих сомнений, постоянно преследующих меня. Гаррус ничего не говорил, лишь смотрел на меня со странным выражением в глазах.
— Альянс и Совет похоронили меня, «Цербер» воскресил. Забавно, не находишь? Мы воевали с ними, а Призрак меня воскрешает, даёт корабль и цель, не требуя вассальной присяги, — я нервно рассмеялся. — Скажи мне это кто-нибудь два года назад, расхохотался бы ему в лицо!
В голове был сумбур, усидеть на месте я не мог и вскочил, начав мерить шагами каюту.
— И цель, ради которой тратится состояние какой-нибудь империи — спасти нас от Жнецов! Вот только меня на это благословляет не Андерсон или Совет, а террорист, людей которого убивал своей собственной рукой!
Я снова сел, стараясь взять себя в руки.
— Я не верю всем его словам, не уверен в тех людях, которые находятся в экипаже этого корабля, но я своими глазами видел кое-что другое. Как похищают людей, целой колонией, не оставив никого, от грудных младенцев до беспомощных стариков. Коллекционеры собирают нас в Траверсе как урожай! И таких колоний с каждым месяцем всё больше! Есть предположение, что они связаны со Жнецами, я должен это выяснить и остановить их. К тому же на Омеге они использовали вирус, уничтожая население трущоб, всех рас, кроме людей и ворка. Зачем — не знаю, может быть проверяли эффективность этого оружия. Учёный-саларианец Солус, во всяком случае, уверен, что это именно так. Технологии, применённые для создания этого вируса, превосходят наши. И значительно. Гаррус, ради того, чтобы остановить Жнецов и Коллекционеров, я готов сотрудничать с Кхар’Шаном, лишь бы всё получилось.
— Призрак принял в команду инопланетника? Вот это новость!
— На тебя, Архангел, была дана наводка, как на специалиста своего дела. Правда, никто не знал, кто ты такой, — я замолчал снова, пытаясь собраться с мыслями. — Я отвечаю за операцию и командую этим кораблём. Попутно набираю команду. Тех, кому смогу доверять, кто не принадлежит «Церберу».
— Унклар, — Вакариан с небольшой запинкой произнёс моё имя. — То, что ты мне сейчас рассказал, смахивает на бред сумасшедшего.
— Знаю. И очень не хочу свихнуться окончательно, пытаясь понять, как это всё возможно.

Турианец смотрел на меня, что-то прикидывая для себя. Наконец заговорил, приняв решение.
— После того, как я увидел тебя, влетающего в окно моей базы на Омеге, подумал, что ты просто работал под прикрытием все эти два года. Но теперь... Я не знаю, как это возможно, но чертовски рад, что ты вернулся с того света, Унклар. И ещё, знаешь, почему я уверен что ты — это ты? — тут он дёрнул челюстными пластинами, усмехаясь. — Просто никому другому не придёт в голову сунуть свою задницу в жерло вулкана и попросить друзей сделать тоже самое, для того чтобы попытаться спасти мир от извержения, которое спалит всех.
— Да ты поэт, Гаррус.
Он взял со стола бутылку с турианским вином и открыл её одним движением. Иссиня-чёрная жидкость полилась в бокал, булькая в узком горлышке.
— Конечно, — он поднял бокал, и мы звонко чокнулись. — За все эти новости надо выпить. Такое на трезвую голову воспринимать сложно.
Он смаковал своё вино, поглядывая на меня. Явно было что-то ещё, что он хотел выяснить, но словно боялся спросить. А я сидел, пытаясь найти внутри себя что-то такое, что смогло бы полностью согласиться с Вакарианом, что я настоящий и живой. Получалось не очень. Бокал совершенно неожиданно оказался пустым, и я протянул руку к бутылке, но и в ней нашлась всего пара капель. Я с некоторой заторможенностью смотрел на неё, пытаясь понять когда это успел выпить всё.

— Унклар, — Гаррус привлёк моё внимание. — Есть кое-что ещё. Ты виделся с кем-то из нашей старой команды? Может с Кайданом, или кем-то ещё?
Его вопрос, с такой размытой формулировкой, был не похож на то, что можно было бы услышать от турианца. Но алкоголь притупил ясность мыслей.
— Виделся. — «Путь свободы» встал перед глазами, фигурка Тали, её голос, словно прямо сейчас звучащий в ушах. — Я... мы встретились на «Пути свободы», земной колонии в Траверсе, с кварианским отрядом. Они пытались спасти своего соплеменника, паломника. Но попали на тяжёлых роботов, понесли серьёзные потери. Мы спасли тех, кого смогли, и вытащили Витора оттуда.
— Тали? — Гаррус смотрел мне прямо в глаза, а я не мог заставить себя ответить ему тем же.
— Она командовала операцией.
— Шепард, на твоих поминках Лиара кое-что рассказала о... — всегда точный турианец сейчас явно испытывал сложности в подборе слов. — О том, что между вами было. Перед Илосом. Для нашей общей знакомой кварианки это оказалось... тяжело.

Вот значит откуда Тали всё и узнала. Желание провалиться сквозь все палубы корабля и сгореть в какой-нибудь звезде было очень сильно и не отпускало ни в какую. Я рассматривал пол каюты под ногами, не поднимая глаз на своего друга.
— Я... — против воли пальцы коснулись щеки, и я поднял глаза на Гарруса. — Чёрт! Я повёл себя по-скотски, знаю! «Нормандия» не может приблизиться к Флотилии, нас расстреляют без разговоров. Люди Призрака атаковали какой-то корабль Мигрирующего Флота, так что показываться там на этой малышке просто глупо.
— Зная дела «Цербера», это не очень удивительно.
— Да, наверно. Но из-за этого я не могу встретиться с ней!
Гаррус всё также прямо и неумолимо смотрел на меня. От его обвиняющего взгляда по коже пробегали мурашки.
— А Лиара? — в его голосе не было и намёка на теплоту и понимание. — Она не забыла тебя. Шепард, они обе не заслуживали такого. Тем более от тебя.
Я отвёл глаза в сторону, потом вернул взгляд к Вакариану и снова опустил глаза.
— С Ли я успел поговорить тогда, на «Нормандии», перед вылетом к Алкере. То, что произошло между нами перед Илосом, это... как вспышка, как помутнение. Этого не должно было быть, но сделанного не воротишь! Лиара этого добивалась, она надеялась на мою любовь... Я не должен был этого допускать и всё равно не смог сопротивляться. Это полностью моя вина, никто, кроме меня за это отвечать не может, но... Я не герой с картинки, и тоже бываю не прав и могу ошибаться! Она ... конечно была подавлена. Но Лиара и сама уже всё знала и понимала. Когда мы с ней... она же азари, и не могла не понять мои мысли и чувства к Тали. И если бы не эта... Алкера, я успел бы поговорить с ней. Она должна была узнать это от меня, а не от кого-то другого, тем более не от Лиары.
 

Я вертел несчастный хрусталь в руках, словно он был повинен в чём-то. Пальцы стискивали прохладное стекло.
— Там, на той колонии Тали просто сказала мне, что обо всём знает. А я так и не смог ей ничего ответить. Она не обернулась, когда уходила...
— Я не большой знаток её народа, Шепард. Но из того, что я знаю — у них очень крепкие семьи, и они очень серьёзно относятся ко всему, что касается взаимоотношений друг между другом. Отношения между теми, кто близок, очень чувствительны и не терпят фривольностей на стороне. То, что ты сделал...
— Знаю. То же самое сказала одна азари на Омеге, — я вспомнил Арлинну. — Я помог одному паломнику, встрявшему в поганый переплёт, и попросил его кое-что передать Тали. Символ, своего рода клятву. Если Кенн доставил это ей, может быть у меня будет шанс снова с ней хотя бы поговорить.
В памяти всплыл тот момент, когда Кенн обещал, что доставит мой подарок, моё признание Тали. Долетел он до Флотилии и передал мою просьбу? Я этого никак не мог узнать, и никаких вестей от моей кварианки до сих пор не было.
— Хитро, Шепард, хитро. А ты уверен, что он передаст твою посылку? Особенно если узнает, с кем ты связался?
— Он знает. Сам ему сказал, чтобы не было никаких недомолвок. И я верю ему, он обещал выполнить мою просьбу.
Гаррус отставил бокал на стол и удивлённо посмотрел на меня.
— Шепард, ты свихнулся? Ты же сам сказал: «Цербер» является врагом Флотилии! Да он выбросил твою посылку, стоило ему убраться подальше от Омеги.
— Гаррус, Кенн чистый парень! Я верю ему. Пусть я дурак, но ему верю. И дело не в том, что я дал ему относительно новый челнок и припасы для Дара капитану. Сам Кенн — честный и прямой, он не станет делать ничего подобного.
— Хорошо, но ты вообще подумал о том, КУДА передаёшь посылку? Ты легко мог подставить Кенна, да и Тали, под трибунал!

Я слушал своего друга и понимал что он, в сущности, прав. Действительно, ситуация выходила крайне щекотливой и могла иметь серьёзные последствия для обоих.
— Но я помог Тали и её группе на «Пути свободы», помог Кенну с Паломничеством, разве всё это не даёт понять, что я не враждебен Флоту? Ну не идиоты же там сидят!
— Не идиоты, но крайне подозрительные военные, Унклар. Когда они были вынуждены покинуть свой мир, они постоянно сталкивались со всеми. Пиратствовали, нападали на любое приближающееся судно. Потом это поутихло, но до конца не закончилось. Нет, пиратов у них уже нет, но вот свой Флот они оберегают ревностно. От всех опасностей. Но, может быть, ты и прав. Даже они меняются.
— Я очень на это надеюсь, — вот только в словах Гарруса была правда, и молчание Тали их даже отчасти подтверждало. — Она до сих пор ничего не ответила.
Последнее я произнёс почти про себя, но слух турианца не притупился после травмы. Он чуть откинулся на спинку дивана и попробовал меня успокоить.
— Они часто ходят по тем системам, где нет коммуникационных буев, так что это-то как раз не удивительно. Мигрирующий Флот много где бывает, пусть и не всегда окружающие этому рады. Но в последних новостях, — он коротко хохотнул, поняв насколько забавно прозвучала последняя фраза. — Да. Ну так вот, в последних услышанных мной новостях ничего про кварианский Флот не было сказано, хотя обычно все недовольные орут на всю Галактику, требуя от Совета выгнать их немедленно. Они могут быть сейчас не в обжитом космосе. Уверен, она напишет тебе, как только будет возможность.
— Я надеюсь.

Он допил вино и аккуратно поставил бокал на прозрачную столешницу.
— Ладно, это твоё личное дело, хотя мне не нравится то, что ты сделал. И при встрече с ними обеими, не думаю, что захотел бы присутствовать. Остаётся надеяться, что время притупит самые острые эмоции, — он ещё раз осуждающе взглянул на меня. — Кстати, где мы сейчас? И вообще, какая обстановка?
— Конкретно в этот момент Джокер на полном ходу уносит нас из системы Осан, где мы нанесли визит «Синим Светилам» на их судно «Чистилище», — я воспользовался возможностью перевести разговор на более приятную тему. — В целом ситуация пока следующая: агенты Призрака ищут следы Коллекционеров и все возможные предпосылки для уточнения места их следующего появления. Если нам удастся найти их, может быть сможем войти в контакт с ними.
— То есть пока ты ждёшь?
— К сожалению. Нет ничего, что могло бы нам помочь в их быстрой поимке. Они и так уже допустили ошибку, оставив в живых Витора на той колонии. Но надеяться на новую небрежность с их стороны вряд ли стоит. Их надо как-то спровоцировать, но как это сделать, я пока даже отдалённо не представляю.
— Понятно, — протянул Гаррус несколько разочарованно и одновременно с облегчением. — Значит, ты не успеешь забрать себе всю славу победителя, до того как я встану на ноги. Кстати, «Чистилище» это не та самая тюрьма «Синих Светил»? Про неё ходили разные слухи, и я точно знаю, что некоторые из них абсолютно верны. Они занимаются работорговлей, но прижать их не получается.
— Теперь с этим им придётся повременить, — я без удовольствия вспоминал это судно. — Там сейчас есть.... некоторые сложности.
Гаррус рассмеялся и тотчас осёкся, прижав ладонь к протезу мандибулы. Через минуту, переведя дыхание, он чуть помассировал кожу.
— Крепко же меня задело. От «Чистилища» хоть что-то осталось? После Омеги я боюсь даже представить, что ты там устроил.
— Меньше, чем хотелось бы. Там была бойня, просто чудо, что мы оттуда смогли вырваться, — обсуждение последней операции отвлекало от жгучего чувства вины. — У заключённых шансов немного, если только смогут пробиться до спаскапсул и челноков. Иначе их там перестреляют.

СУЗИ вмешалась в разговор, показав свою голограмму над терминалом.
— Капитан Шепард, «Чистилище» подало сигнал «СОС». Я перехватила сообщения, переданные по сетям «Синих Светил», туда направляется два фрегата и транспортно-десантное судно наёмников.
— Спасибо СУЗИ. Держи там ухо востро.
— У системы нет ушей, Шепард.
— Это образное выражение. Будь начеку.
— Принято. Рада видеть вас в сознании, мистер Вакариан.
Гаррус осторожно повернул голову, посмотрев на светящийся шар голограммы.
— Это СУЗИ, искусственный интеллект «Нормандии».
— Э... кхм. взаимно... СУЗИ, — он повернулся ко мне. — Призрак поставил ИИ на корабль? Может быть, он тоже меняется в лучшую сторону? Хотя этот пример, боюсь, не очень удачный. Если она свихнётся и перехватит управление — мы здесь все покойники.
— У СУЗИ нет доступа к системам корабля, она наш аналитический центр и кибероружие. И, кстати, не без её активной помощи мы смогли сбежать из западни, вытащив тебя. Так что, не обижай её понапрасну.
— Мистер Вакариан не обидел меня, капитан Шепард. Это распространённая реакция органической формы жизни на подобных мне. Надеюсь, со временем я смогу изменить мнение мистера Вакариана обо мне.
— Ммм... пожалуй я уже начинаю его менять, — Гаррус за покашливанием попытался скрыть своё изумление и растерянность.

С Вакарианом мы просидели ещё какое-то время, обсуждая и отметая идеи по выходу на контакт с Коллекционерами, но пока турианец нехотя согласился, что сделать мы ничего не могли. Любая агентурная работа требовала времени, поиск же в Галактике крупиц информации превращался в поистине сизифов труд. Нам оставалось надеяться на удачу и на то, что эти твари не были идеальны и тоже допускали ошибки.
— Ты остаёшься, Гаррус? — я задал исключительно сильно волновавший меня вопрос.
— А ты думаешь, я оставлю тебя наедине с Коллекционерами и «Цербером»? — Вакариан усмехнулся. — К тому же, без меня у тебя не получится стильно с ними разобраться. Вы, люди, вообще делаете всё не так уж изысканно.
Мы стояли у дверей моей каюты, и я крепко сжал его ладонь, он ответил на моё рукопожатие так же.
— Спасибо, друг. Ты мне очень нужен именно здесь.

До Зори ещё было идти и идти, так что было время продумать ещё раз свой план нападения на завод и ликвидации Сантьяго. Придётся вдосталь поползать по джунглям по уши в грязи, прежде чем мы сможем добраться до цели. Хуже всего было то, что я не мог рассчитывать на большое количество бойцов. Миранда, Джейкоб, Заид да я сам. Привлекать Мордина я не собирался, он что-то увлечённо делал в своей лаборатории, достигнув определённого успеха с этими роботами. Из его объяснений я понял, что сам токсин не имел противоядия, в лучшем случае просто уменьшение срока действия, но не более того. А вот сбить с толку систему наведения и ориентации стай этих «жуков» он мог. Единственное, что всё это было пока голой теорией, поскольку никто не мог сказать, не используют ли эти мелкие бестии систему, похожую на гетов. Если используют — наши дела будут плохи, если же нет и осуществляется общая координация, тогда мы имели все шансы на успех при столкновении.

Чаквас держала нашу уголовницу в электросне, восстановление тканей после криостаза шло неохотно, а в совокупности с ранами и истощением после боя, прогноз пока был не утешителен. То что она встанет на ноги, Элеонора даже не сомневалась, а вот то что последствия быстро пройдут — гарантировать не могла. Основная надежда была на то что девчонка была молодая и её организм сможет быстро восстановиться после полученных травм. Что касается всего остального, это вызывало вопросы. По словам медика, гостья была покрыта татуировками вся, и почти все они были криминального или религиозного содержания. Похоже, тот ещё фрукт мы вытащили из тюрьмы, но и бросить её там, беспомощную, на поживу тому зверью я не смог бы.

— Капитан, — Лоусон появилась как всегда неожиданно. — Кажется я нашла кое-что по этой вашей бандитке.
— Вот как? И кто же это такая?
Она подала мне планшет.
— Настоящее имя Дженнифер Альтари, но среди тех кому не посчастливилось с ней познакомиться, её знают как Джек. Здесь она упоминается как «подопытная „Ноль"». Это был один из проектов развития биотиков, достаточно амбициозный, но вышедший из-под контроля. После того как стали всплывать некоторые факты, он был закрыт. Здесь есть вся информация.
— Миранда, спасибо, я ознакомлюсь с ней позже. Есть какие-нибудь новости от агентов или от Призрака?
— Наши люди проверили три наводки Касуми, на двух из них были найдены явные следы Коллекционеров, третья группа пока не отвечает. Мы получили интересные технологии, но ничего существенного. Остаётся ещё два места, пока группы туда не добрались.
— Имеет смысл нам самим проверить там всё?
Молодая женщина чуть наморщила лоб, задумавшись над этим предложением. Откинув чёрный блестящий локон, она провела рукой по лбу.
— Возможно, да. Я не сомневаюсь в квалификации наших людей, но взглянуть своими глазами бывает очень полезно. «Путь свободы» это только подтверждает.
Миранда улыбнулась мне не обычной официально-холодной, а своей настоящей улыбкой. Она нравилась мне гораздо больше, в ней чувствовался живой человек, чью душу я видел, и кому я сочувствовал сильно и искренне.
— Тогда займёмся этим сразу, как только закончим с Заидом. Спасибо, Миранда.
Она грациозно повернулась и, покачивая бёдрами, пошла к лифту, бросив на меня быстрый взгляд и собирая восторженные взгляды всех мужчин на палубе. Бегло посмотрев на огромный объём данных по спасённой, я отложил планшет до лучших времён. Сейчас надо было подумать, как провести разведку на местности, не привлекая повышенного внимания «Синих Светил».


***

В Шал Прайме нас приняли довольно равнодушно, не проявив никакого интереса к изыскателю, которых здесь оказалось ещё двое. Их корабли, потрёпанного вида посудины, стояли на краю космопорта, дожидаясь своей очереди на заправку. Джокер же довольно нахально сел на одном из лучших мест, а Миранда добилась приоритетной заправки нашей малышки. Всё это, конечно, не прошло незамеченным, и я получил два ненавидящих взгляда от капитанов моих «конкурентов», когда пересёкся с ними у диспетчерской башни. Оба, кажется, рассчитывали на работу здесь, и появление «Верного» им было как кость в горле. Но «Ярость», висевшая в магнитной кобуре, и лёгкий бронескафандр на мне отбивали любое желание донести до меня своё недовольство.
Начальник службы разве что не порывался расцеловать меня, когда дошло до оплаты стоянки, заправки и проводки по системе. Я не прижимал его по кредитам слишком сильно, и по таким эмоциям был уверен, что половина осядет в его карманах. Получив письменное разрешение на взлёт и персонального диспетчера для полёта по системе, я вышел на поле космодрома, проигнорировав вполголоса брошенное проклятие кем-то из капитанов.

— Джокер, частота восемь шесть пять один, нас будет вести диспетчер. СУЗИ может влезть в их компьютеры, пока мы здесь? Не хочу здесь никаких сюрпризов.
— Да, капитан. Одну минуту, — голограмма ИИ, помаргивая, висела над терминалом. — Готово, я в их сети.
— Отлично. Джокер, поднимай нашу птичку. Заид, Миранда, Джейкоб — через час в зал совещаний.
Я подмигнул Келли, отчаянно покрасневшей от такого внимания, и шагнул к двери, собираясь по пути заглянуть в лабораторию к Мордину. Тихо пискнул лифт, и из открывшейся двери вышел Гаррус, сразу двинувшийся ко мне. Келли заинтересованным взглядом прошлась по фигуре турианца снизу доверху, остановившись на покрытом шрамами лице.
— Рада видеть вас, мистер Вакариан.
— Да, спасибо мисс Чамберс, взаимно.
— Просто Келли, — она обворожительно улыбнулась Гаррусу, сильно смутив бравого охотника за наёмниками.
— Гаррус, — я решил придти на выручку другу. — Пойдём со мной, обсудим нашу операцию.
— Я как раз и шёл к тебе с этим, — Вакариан с радостью согласился, кажется, Келли его несколько нервировала.

Мордин что-то увлечённо набирал на консоли, мурлыкая себе под нос какую-то мелодию. Не успел я сделать шаг вперёд, как саларианец поднял руку в предупреждающем жесте.
— Погодите одну минуту капитан, очень важная работа, несколько занят.
Солус закончил набирать текст и сам подошёл к нам.
— Рад видеть вас, — как всегда, скороговорка саларианца пулемётной очередью забрасывала нас словами. — Постарайтесь аккуратно разрабатывать шею и мышцы лица ещё несколько дней, мистер Вакариан, и не торопитесь, чтобы не вызвать воспаления соединительной ткани.
Мордин переключился на меня.
— Я не рекомендовал бы, как и доктор Чаквас, участие вашего друга в боевых операциях в течении недели, капитан Шепард. Даже с учётом применения различных ухищрений, поистине выдающихся, живая плоть имеет свои ограничения. — Закончив медицинскую фразу, он буквально тотчас перешёл к другому делу, не давая ни малейшего времени вставить своё слово: — Закончил прототип защиты от роя дронов Коллекционеров. Интересно будет испытать, надо побыстрее найти их. Необходимы полевые испытания.
— Профессор, — я успел вклиниться в полусекундную паузу, понимая, что если сейчас на вставлю хоть пару слов, то забуду начало. — Мы ищем все возможные зацепки, чтобы выйти на них, но пока порадовать вас нечем. Есть два склада пиратов, кто контактировал с Коллекционерами, мы попробуем найти что-нибудь там.
— Хорошо, тогда я готов принять участие в операциях. Сейчас, в связи с недобором наземной группы, думаю, что смогу быть полезен.
Я несколько опешил от предложения профессора, но вовремя вспомнил, как он разбирался на Омеге с мешающими препятствиями в виде ворка и наёмников. Его служба в ГОР не прошла даром, и заранее отказываться от его услуг было бы не слишком разумно. Но при всём этом, Солус был единственным, кто мог бы разработать защиту от роя дронов. Рисковать своей очень хрупкой надеждой сейчас?
— Профессор, тогда прошу в зал совещаний вместе со всеми. Ваше участие в наземной операции обсудим позже, но я благодарен за предложение.
— Иногда надо размяться, — улыбка на его лице промелькнула как молния. — Не беспокойтесь, я не собираюсь погибать, когда тут столько работы и вызовов разуму. Заодно передам Миранде Лоусон наиболее дорогие «жучки». Простые не стал вытаскивать — просто уничтожил.

Новость о следящих устройствах, распиханных по всему кораблю, меня совсем не воодушевила. Более того, это меня заставило задуматься насчёт своей реальной власти на «Нормандии», во всяком случае надежда на то, что удастся хоть с кем-то поговорить без лишних ушей, растаяла как дым. «И хорошо, что это произошло сейчас, — мрачновато подумал я про себя, — хуже было бы, если бы об это не знал». Хотя, с другой стороны, терминалы СУЗИ были по всему кораблю, даже в технических коридорах, так что услышать любую беседу Призрак смог бы и так. Разве что среди топливопроводов и кабельных систем этого опасаться не стоило, но любая парочка, сунувшаяся туда, вызвала бы ещё больше вопросов.

Когда дверь из лаборатории за нами закрылась, я искоса глянул на лицо турианца. По человеческим меркам, уроженцы Палавена не отличались большой эмоциональностью, во всяком случае мимика их лиц несведущим не говорила ничего. Но когда долго работаешь с кем-то из них, учишься понимать те изменения, которые выдают их чувства. Вот сейчас Гаррус явно был растерян и откровенно не в своей тарелке.
— Шепард, эта Келли, — он замялся, пытаясь выразить какую-то мысль. — Она твой секретарь или что-то вроде?
— Помимо функций личного ассистента, она корабельный психолог. Насколько знаю — изучала ксенопсихологию и даже имеет учёную степень своего университета. По отзывам она хороший специалист.
— Наверно, это так, видимо я, — он отвёл глаза в сторону. — Наверно, просто не был готов к её работе.
Я непонимающе уставился на своего друга, явно пребывавшего в смятённых чувствах.
— Гаррус, я тебя пока не понимаю. Возникли какие-то проблемы с Чамберс? Она может быть не в курсе того, кто ты, я объясню ей, как следует относится к старшему по званию...
— Унклар, нет, всё в порядке, — он поднял обе ладони, останавливая меня. — Она прекрасно знает, кто я, и относится ко мне со всем уважением. Просто... её методы работы... несколько необычны для меня.
Его объяснение ровным счётом ничего мне не прояснило. Я вопросительно смотрел на турианца, но Вакариан решил не развивать эту тему дальше, оставив меня заинтригованным. Решив, что запрошу у СУЗИ видеозаписи их встречи и беседы, я вызвал на терминале трёхмерную картинку завода и прилегающей местности.
— Что это? — Гаррус рассматривал голографический макет внимательно и сосредоточенно.
— Макет завода, где нам надо провести одну операцию по устранению. Цель предположительно находится где-то здесь, — СУЗИ любезно подсветила несколько строений, не дожидаясь моей команды. — Сколько всего противников — неизвестно. Тяжёлой техники у них нет, есть только пара атмосферных штурмовиков и всё. Скорее всего, они взяли под свой контроль ИМИРов охраны завода. Завод работает круглосуточно, смена рабочих каждые семь часов.
— Четыре смены рабочих. Думаешь проникнуть под видом новой смены?
— Нет, «Синие Светила» захватили завод полностью, не думаю, что они пропустят нас так легко. Там довольно неплохая система контроля. Думаю, устроить небольшой теракт на КПП, аккурат перед сменой. Это отвлечёт их от остальных участков, и мы сможем пробраться внутрь. Дальше придётся действовать по обстановке. Предварительно, конечно, попробуем узнать, где объект может находиться, но надежды получить достоверную информацию мало.

Пока мы с Гаррусом рассматривали макет и обсуждали разные варианты, прошёл тот самый час, и к нам присоединились все остальные. Обсуждение разгорелось теперь уже при полном составе.
— Итак решили: высаживаемся в Туне и действуем по плану. Гаррус, ты остаёшься на борту.
— Но...
— Это приказ. Я не позволю раненому бойцу без жизненно важной необходимости рисковать здоровьем. На твою долю достанется драк, это единственное, что я могу точно гарантировать.
Вакариан не был обрадован этим известием, но спорить не стал. Я оглядел остальных.
— Ещё раз — предложения, идеи, сомнения? — подождав минуту в тишине, я продолжил. — Тогда действуем, как решено. Комплекты скрытного проникновения подготовлены и ждут нас.

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 01.10.2012 | 3134 | 13 | м!Шепард, Тали, unklar, экшн, приключения, драма, второй шанс | unklar
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 32
Гостей: 27
Пользователей: 5

Kailana, Vitae, ARM, bug_names_chuck, RedLineR91
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт