Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Исповедь Млечного Пути: Могила на 45000 мест

Жанры: POV
Персонажи: ОС
Описание: Происходило многое во время войны со Жнецами. И вот некоторые моменты, которые дошли до нас в виде лишь небольших записей и обрывков диалогов. Или не дошли вовсе.
Статус: завершено.
 




Сейчас об этом знает каждый. Курс современной истории никто не отменял. Но всё же... 
После открытия ретранслятора «Харон» всё изменилось. Изменилась жизнь человечества. Окончательно и бесповоротно. Первые шаги привели нас сюда. На точку Лагранжа или по-другому L5, где в две тысячи сто шестьдесят втором году закончилась постройка самой большой космической станции человечества. 
«Арктур». Когда-то считалось честью попасть сюда даже простым уборщиком. Честь служить на станции, столице Альянса Систем, если официально. Парламент Альянса здесь обитает. Меня пригласили сюда в далёком две тысячи сто шестьдесят... Пятом или шестом. Да, шестом. Что тогда мог думать двадцати трёх летний парень, который только закончил учёбу? Да, это сейчас я понимаю, что сделал глупость. Поторопился. А тогда... Это была мечта, причём осуществившаяся. И вот уже двадцать лет я сижу здесь. Дольше всех. Чёрт, двадцать лет на этом разваливающемся «гробу». Это так окрестил «Арктур» мой один друг. 
И ведь прав, засранец. При серьёзной аварии или, не дай Бог, нападении на станцию на ней нет средств эвакуации. Отсутствуют спасательные капсулы. Как это так? А вот спросите у тех, кто её конструировал. Мне, старшему механику группы А-2, эти вопросы не задавать. Не я строил это место. Так вот, способа спастись было два: или добраться до пристыкованных кораблей, что вряд ли удастся большинству персонала станции, или спасательные боты для членов Парламента. Но туда хрен попадёшь. Не для простых людей всё это. 
Инструментрон пискнул, оповещая о входящем вызове. Я лениво потянулся, бросил взгляд на часы, вздохнул и принял вызов. 
— Дадо, не спать! — раздался бодрый голос Матвея Карпова. Он был оператором. Следил за состоянием станции, сидя в своей коморке, обвешанной десятками мониторов с различными показателями. Как он в них разбирался? Я не знаю. Я один раз сидел у него. Не знал куда нужно смотреть. Глаз не хватало. Тогда подумал, что неплохо было бы посадить туда батарианца. Он бы точно углядел. Гляделок у него побольше будет. 
— Я не сплю, — ответил я. — Я отдыхаю. 
Но меня сдал зевок. «Со всеми потрохами», — как сказал бы Матвей. 
— Я вижу, — услышал я лёгкий смешок. 
— Чего надо? — буркнул я и взял со стола пачку сигарет. Потряс в руке. Пусто. Выкинул в урну. 
— Перебои с подачей энергии на второе «яйцо», — доложил Карпов и провёл рукой по щетине. 
Яйцами мы звали модули, достроенные после основной коробки. Всего их было построено семь. И они увеличили станцию почти в два раза. Соответственно, и население выросло: из одиннадцати тысяч до сорока пяти. Здорово, да? И всё основное питание на яйца поступало с головной части. Именно на ней располагались все энергетические установки, питавшие «Арктур». А если не поступает энергия, то с трассами проблемы. А если ещё и снаружи... Ох... 
— И что? Моя смена закончилась полтора часа назад. Пусть Карл этим занимается. 
— Карл занят, — мой собеседник покачал головой. — Он со своей бригадой сейчас колдует над дальней связью. 
— Да что такое?! — возмутился я. — Второй день уже какие-то проблемы со связью. 
— Да не знаю. Помехи какие-то. С флотом еле связь держится. С Землёй уже час, как связь пропала. Буи работают, а связи нет. Стабильно сейчас только квантовики пашут. Так что Карл занят. 
Последние дни выдались очень странными. Связь барахлила. Замолчало несколько колоний, пропало два патруля где-то в Траверсе, несколько кораблей тоже исчезло. Батарианцы ломанулись в Скилианский предел. Наше командование чуть не послало половину флота, считая это вторжением. 
— Не пойду, — я покачал головой. — Я и так смену отпахал. 
— Джексон прикроет. Отоспишься, — Матвей улыбнулся. 
— Так пусть Джексон и занимается, — ответил я и, взяв в руку чашку с давно остывшим кофе, сделал глоток. 
— Джексона перегнали сейчас на вторую посадочную. Он там сейчас. Давай, сканер, шагом, — Карпов хихикнул. 
— Пошёл ты знаешь куда? На Поле Чудес. Первую букву тебе подсказать? — огрызнулся я. 
Я зло посмотрел на экран. Как меня это уже достало. Подколки из-за моей фамилии. И чем плоха она? Дадо Радар. Сами вы радары! Ударение на первый слог. Поначалу это даже забавляло, но потом быстро начало надоедать, а в последнее время — откровенно бесить. Ещё меня по имени подкалывали. Но потом прекратили. Подколки закончились и признали, что имя Дадо для хорвата — вполне нормально. 
— Эй, Дадо, не злись, — Карпов поднял руки в примирительном жесте. 
Я вздохнул. 
— Где? 
— Второе наружное соединение. 
— О-о, нет! В космос я выходить не буду! 
— Дадо, нужно. 
Я вздохнул, покачал головой. Блин, не хочу выходить в космос. Потом вообще сил никаких не будет. Но, я такой... Если надо, значит надо. 
— Скажи, чтобы скафандр для выхода готовили. Буду минут через десять возле шлюза, — сказал я. 
— Хорошо, Дадо. Возле В-02. Давай, — попрощался Матвей и отключился. 
Я недовольно вздохнул и огляделся. Надоела мне эта дыра. Я нагнулся и вытащил из-под стола початую бутылку скотча. Да, я не идеальный. Последние месяцы свободное время я провожу в своей каюте в обнимку с бутылкой. Устал я от этого. А этой долбанный алкоголь помогает вырубиться и ни о чём не думать. Жалко нет простого выключателя на голове. А так приходиться... Я открутил крышку и сделал щедрый глоток. Алкоголь обжёг язык и горло, почти моментально давая в ответ тепло. Я хмыкнул и убрал бутылку обратно. Мало ли что! 
***
— Это что там твориться? — спросил я, глядя в иллюминатор. 
— Ты не слышал? — Майк протянул мне шлем. — Хеккет объявил полную мобилизацию. 
— С чего это? 
— Не знаю, но мне тут шепнули, что на сканерах дальнего обнаружения что-то засекли. Крупное. И движется к нам. 
— Многовато как-то кораблей, — заметил я, снова глянув в иллюминатор. 
— Хеккет ещё третий флот сюда притащил. Тут три флота теперь крутиться, — Майк пожал плечами. — Так, готов? 
— Да, — я надел шлем, закрепил. Включил подачу воздуха. 
— Так, воздуха у тебя на час, постарайся разобраться за это время, — Майк открыл шлюз. 
— Постараюсь. Ты электриков на всякий случай предупреди, чтобы были готовы выйти, если что, — сказал я и зашёл в шлюз. 
— Договорились. Удачи. 
Не люблю работать снаружи. За час устаёшь, как собака. Дикая. Это первая причина. 
Картина открылась... Впечатляющая. Три флота в полном составе кружили вокруг «Арктура», словно пчёлы возле улья. О, а вот и флагман пятого флота. Корабль адмирала Хеккета. Большой... Хотел бы я на таком полетать. 
— Дадо, не спи. Кислород не вечный, — в наушнике раздался голос Майка. 
— Двигаю, — отозвался я. 
А вот и вторая причина: управление в открытом космосе. Не дружу я с этой системой. Просто не подружился. Бывает так, вроде просто, я понять никак не можешь. 
Через одиннадцать минут я уже снимал панель на соединительной трассе номер пять. Правда, уже ничего делать ни хотелось. Ни разу. Вообще. Хотелось завалиться в люлю, пропустив пару стаканчиков скотча или виски.
Тьфу! Потом. Успею ещё. Сначала дело. 
Сняв кусок обшивки и прицепив магнитом к станции, я начал осматривать содержимое данной трассы. И осмотр привёл меня к радостному выводу. Мне тут больше делать нечего. 
— Эй, Майк, зови электриков. Тут три панели полетело к чертям. И, кажется, капсула перегрелась. Панели F-2, F-3 и... F-7. Всё. Я возвращаюсь. 
— Ладно. 
Добравшись до шлюза, я пару раз стукнул кулаком в переборку. 
— Э-э, пустите погреться, люди добрые, — крикнул я в микрофон. 
Переборка поднялась, и я зашёл в шлюзовую камеру. Когда давление выровнялось, я первым делом снял с себя шлем, чтобы вытереть выступивший на лбу пот. Что я и сделал тыльной стороной ладони. 
— Не полезу больше в космос, — буркнул я, когда вышел из шлюза и кинул Майку шлем. 
— Чего так? — Майк улыбнулся. — Там же красиво. 
— Только то. И больше ничего. 
Майк помог мне снять скафандр. Сдав инструменты, я вернулся в свою каюту. Заперев дверь, я плюхнулся на кровать, не забыв свою бутылку. 
Дряной алкоголь. Сколько... Глоток. А к чёрту! Я провёл рукой по лысине. Да. Вот это жизнь. Лежать на койке, глотать скотч и курить сигареты. На счёт сигарет. Открыв тумбочку, я выудил из неё пачку самозажигающихся сигарет. Дешёвое синтезированное дерьмо, коим пичкают курящих. Вскрыв пачку, я вытащил одну. Повертел в руках. Закурил, хоть это в каютах запрещалось. Мне без разницы. Меня всё равно отсюда не выгонят. Просто уже не осталось людей, которые знают стацию, как я. Поэтому, мне и прощали эти мелкие грешки в виде сигарет, спиртного и вечного запаха перегара. Поэтому я позволял себе чувствовать себя лысым негодяем, которому здесь всё принадлежит. В моём понимании, разумеется. 
Блин, надо бы койку переставить, а то вид из иллюминатора рядом с кроватью открывается прямо на третье «яйцо» со второй посадочной палубой в придачу. 
Вот только я не успел. И с видом мне всё-таки повезло, а то пропустил бы всё. 
Ярко-красный луч прошиб «яйцо», на котором я только сфокусировал своё немного подпитое зрение. Всю станцию тряхнуло. Я даже свалился с койки, приложившись затылком об пол. Звякнула бутылка. Завопила сирена. «Что за? Это нападение? Чёрт, да тут же три флота! ТРИ ФЛОТА! Как это? Ведь и пятнадцати минут не прошло! Линять надо».
Выскочив из каюты, я оказался в толпе паникующих людей. 
— Внимание, — металлический голос ВИ. Значит, системы ещё работают. — Разгерметизация второго блока. Отсеки секторов  G, H, I, J разгерметизированы. Блок изолирован. Выживших нет. Внимание, пожар в секторе «C», уровень одиннадцатый. Выживших нет. Внимание, отказ систем жизнеобеспечения на уровнях два, три, пять, семь, восемь, двенадцать. Персоналу рекомендуется использовать кислородные маски. Внимание, неисправность в системе пожаротушения. Дежур... 
И ВИ замолчал. Свет погас. Всё, капец. Энергии нет. Значит, нет и щитов. Значит... 
Сколько прошло с начала? Минута? Две? Три? Быстро. Несколько минут и станция Альянса Систем «Арктур» пала. 
Меня откинуло в сторону. Сверху на меня кто-то упал. А потом... Потом станцию сильно тряхнуло, что-то гудело, скрипело. Ужасные звуки. И повсюду появился огонь. «Арктур» превратился в горящую глыбу железа. А потом мощный взрыв сотряс станцию, превратив её лишь в оплавленные куски металла, дрейфующие в тёмном космосе. 
Чёрт, ведь прав был мой друг. Это место — могила. Могила... На сорок пять тысяч мест. 
До нападения на Землю осталось пять с половиной часов.

Отредактировано: Ayzek_Klark 


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 08.06.2012 | 2764 | 4 | Исповедь Млечного Пути, Normandy | Normandy
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 121
Гостей: 113
Пользователей: 8

Dredd1875, Lexx3300, ARM, Чёрный_Лентяй, bug_names_chuck, Darth_LegiON, Доминирующее_звено, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт