Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Герой не из нашего времени. Глава 1

Жанр: экшн, приключения, AU;
Персонажи: Виктус, м!Шепард, Тали, Миранда, Грант, Витор;
Предупреждения: кроссовер вселенных Mass Effect и Warhammer 40000;
Статус: завершено;
Описание: Виктус Риготт — вот его имя. Ему больше двухсот пятидесяти лет, он чертовски силен и могуч. Он — воин, какого ещё не видела эта реальность, ибо он не ею порожден. Адептус Астартес — космический десантник из реальности Warhammer 40000, волею судеб оказался в пространстве эпохи Mass Effect, и теперь отряд коммандера Шепарда пополнился новой, безграничной мощью, облеченной в керамит и адамантий.
Но сам Виктус — прежний ли он, что творится в душе идеального убийцы, и зачем ему чужая война с Коллекционерами?



Маленькая площадка между одинаковыми жилыми модулями носила следы ожесточенной перестрелки. Грузовые контейнеры лежали тут и там, вывалившись из штабелей, некоторые были сожжены или испещрены пробоинами.
За импровизированными укрытиями лежали расстрелянные фигуры охранных роботов. С другой — возле склада — в лужах крови застыли тела нескольких человек в форме охраны. Стояла мертвая, в прямом смысле слова, тишина.
Вдалеке садился челнок. Вспыхнув тормозными двигателями, летательный аппарат мягко опустился на грунт. Из его пассажирского отсека вышла группа из четырех бойцов. Первым шел человек, за ним быстро двигалась женщина-биотик, следом топал массивный кроган. Замыкал процессию воин, «закованный» в непривычную для Пространства Цитадели броню. Никакого облегающего изящества, эргономичного дизайна не было и в помине. Огромные наплечники «окружали» голову, а руки ниже локтя были облачены в латные перчатки значительно более прочные, чем предплечья. Материал, из которого был изготовлен доспех, создавал впечатление невероятно толстых листов стали, и хотя это был не совсем верно, их обладатель мог выдержать такой град огня, который бы трижды испепелил взвод десантников Альянса. Вся фигура была монолитной, как колосс, и угрожающей в своих очертаниях. По сравнению с ней, кроган Грант уже не выглядел таким силачом, как обычно.
Красные визоры с привычной ненавистью смотрели в звездное небо. Остроносый черный шлем венчался гравировкой в виде золотого лаврового венка, нагрудник скрывался под белоснежным длиннополым табардом с вышитым изображением трех кровавых капель и девяти серых волнистых полос позади них. Но что было удивительнее всего, так это наличие меча, да к тому же длиной чуть больше двух метров. Рука в черной латной перчатке похлопала по рукояти, венчавшейся скалящимся черепом.
Коммандер Шепард сверился с картой и скомандовал выдвигаться. Трое его спутников последовали за ним. Их задачей было выяснить причину, по которой «замолчала» колония «Путь Свободы».
В первом жилом модуле ничего не было. Он был пуст, даже коммуникации не проложены. С левого верхнего угла свисал пучок проводов, на полу под ним виднелся закупоренный выступ канализационной трубы.
— Здесь никогда и никого не было, — сказала женщина, обращаясь, очевидно, к самой себе, так как незачем было озвучивать этот факт для остальных. Впрочем, черный рыцарь был с этим не согласен.
— Мои ауспики говорят обратное: пыль неравномерна. Здесь недавно проходили. Вон в том углу, — его рука указала на дальний конец модуля. — Там кто-то сидел. Его выволокли.
Кроган подошел к тому месту, встал на колени и обнюхал место.
— Так и есть. Я чувствую запах, — его и без того не слишком приятная физиономия скривилась. — Это запах страха.
— Как ты это заметил? — спросила женщина у рыцаря.
— У меня другие сканеры, — голос из динамиков шлема был механическим и безразличным.
— Дальше, — сказал Шепард. Выйдя из модуля, он обернулся к рыцарю. — Отлично, Виктус.
Голова в черном шлеме кивнула.
 
Дальше было почти то же самое. Жилые и грузовые модули были оставлены, словно люди, которые там были, просто встали и разом ушли. Следов борьбы видно не было, но иногда встречались следы спешки, бегства. Упавшие вазы, брошенные посреди комнаты предметы быта, распахнутые шкафы, скомканная у выхода одежда, разлитый на ковре напиток, полуоткрытый кофр, из которого виднелся наполовину извлеченный ствол винтовки.
— Куда же, черт подери, они все делись? — спросил кроган.
— Мы увидели ещё не все, — сказал Шепард. — Продолжаем.
 
Когда они вышли из медицинского модуля, на них напали. Это были охранные роботы и «самоходные» артиллерийские дроны. Все, кроме рыцаря, кинулись в укрытия. Раздался треск штурмовых винтовок, хлопнул дробовик крогана. Женщина вскинула к небу ладони, и на троих роботов обрушился удар синей призрачной энергии, который сначала поднял их на пять метров вверх, а потом обрушил вниз с такой силой, что врагов разломало и покорежило. Это была биотическая атака, способ манипуляции темной энергией, с использованием человеческого тела как проводника и аккумулятора для неё.
Несколько выстрелов срикошетило от толстенной и невероятно прочной брони рыцаря. Он вскинул руку с массивным, украшенным крылатыми черепами, пистолетом странной конструкции, и трижды нажал на спуск.
Это оружие действовало по иному принципу, чем современные «Фаланги», «Палачи» и прочие представители оружия из Пространства Цитадели. Оно не использовало ни эффект массы, ни импульсную подачу, не задействовало термозаряды для остановки перегрева. Оно работало по старому принципу на основе пороховой взрывчатки.
Боек ударил по капсюлю на дне гильзы, порох внутри неё воспламенился и вытолкнул пулю достаточно большого калибра, по меркам нынешнего оружия. Как только пуля покинула ствол, внутри неё сработал микро-реактивный движок, и она, вместо того чтобы терять свою скорость, только увеличила её.
Этот странный боеприпас на большой скорости врезался в грудную пластину тяжелого боевого робота «ИМИР», напрочь игнорируя его кинетический щит. Спустя мгновение, пластина оказалась пробита, а внутри снаряда сработал взрыватель, разворотивший электронные внутренности робота. Тот конвульсивно дернул приводами рук и ног, и с тяжким воем повалился на землю.
Виктус Риготт, Адептус Астартес из другой реальности, стрелял из фирменного оружия космодесанта: болт-пистолета, масс-реактивными патронами «болтами».
Два других выстрела достались собакоподобным роботам «Фенрис».
 
Шепард выждал еще немного, а потом махнул рукой в сторону следующей группы жилых модулей. Время шло, а они так и не выяснили, что случилось с колонистами.
Одна из дверей оказалась закрыта, а голографический замок не поддавался быстрому взлому. Команда сразу же догадалась, что там кто-то прячется. Кроган стал разминать плечи, готовясь выбить дверь, но космодесантник Виктус его остановил. Воспользовавшись внутренней связью, он сказал:
— Эта дверь толще остальных, с первого раза ты её не выбьешь, а только на выстрел нарвешься. Это для меня.
Его секрет был в том, что хотя он и был рожден обычным человеком, сейчас таковым не являлся. В его реальности человечество захватило галактику более чем на половину, а государство людей так и вовсе занимало почти весь галактический диск. И в том государстве были созданы сверх-воины — Астартес, полные генных модификаций. Сильнее, выше, быстрее, храбрее обычных людей, солдаты для галактических войн и крестовых походов сквозь звезды.
Многократно усиленные мускулы Виктуса напряглись, готовясь бросить его вперед со всей яростью и неукротимой мощью космодесантника. Вторя им, напряглись искусственные фибро-мускулы его силового доспеха.
Рывок! И укрепленная дверь модуля не оправдала своего предназначения, смявшись словно никчемный лист фанеры.
 
Внутри команду ждал сюрприз. Сгрудившись у маленького столика, на складных стульях сидели кварианцы. Их лица скрывались за полупрозрачными поляризационными забралами гермошлемов.
Обе команды удивленно замерли, подняв свое оружие, но, ещё не направив его друг на друга. Только ужасающий пистолет — похожий, по мнению крогана, на ручную пушку — Виктуса смотрел в голову кварианца с ручным гранатометом.
Шеппард махнул рукой вниз, и его команда опустила оружие.
— Тали? — он назвал одну из кварианок по имени. — Это ты? — он кивнул стоявшему на входе Виктусу и тот вошел внутрь.
— Шепард?! — удивленно воскликнула кварианка. — Ты... ты жив?!
Коммандер снял шлем, и его команда немного расслабилась.
— Как видишь, Тали. Немного воскрес, по случаю.
— Цербер? — кварианка разглядела знак этой организации на плече женщины-биотика.
— Они меня и восстановили.
— Теперь ты работаешь на них? — в голосе кварианки было удивление с долей неодобрения, ведь Цербер был человеческой экстремистской организацией с националистическим уклоном и ксенофобской идеологией.
— Скорее, с ними. На человеческие колонии кто-то нападает. Мы здесь по этому.
— Предупреждая твой вопрос, — сказала Тали. — Мы ищем соплеменника, Витора, он остановился здесь во время своего Паломничества. Он прекратил связь и, возможно, ранен.
— Ранен, значит, инфицирован, и как следствие, может бредить, — сказала Миранда, та самая женщина-биотик. Шепард и кроган кивнули.
— Самое главное, что мы успели установить с ним контакт, — сказала Тали.
— Ты что, собралась сотрудничать с ними? — спросил Тали один из бойцов её отряда.
— Здесь полно перепрограммированных роботов, Клорт. Так нас будет больше, — она повернулась к своему старому другу-человеку. — Шепард, пойдем двумя отрядами, так будет лучше. Вот, держи канал связи, — их инструментроны засветились, синхронизируясь.
— Вероятно, он на складе. В том краю этого массива строений, — нехотя сказал Клорт. — Прошу, если найдете его первыми, не причините ему вреда.
Шепард кивнул.
— Обещаю.
 
Два отряда покинули модуль и разными путями пошли к складу.
Шепард добрался до места раньше, чем Тали, поскольку она, опасаясь роботов, заложила крутую дугу на пути к Витору. Это было обоснованно, так как среди кварианцев не было биотика, да и ей не хотелось ещё раз сталкиваться бронированным монстром, влетевшим как астероид в тот модуль. «Интересно, — подумала она, — что это за существо, и откуда Шепард его взял?»
 
Первыми людей увидел кроган.
— Шепард! Гляди! — он ткнул стволом своего дробовика в их сторону.
— Занять укрытия, — тихо сказал Шеппард. Разумеется, все его услышали. — Двигаемся к входу на склад.
ИМИР с грохотом снес несколько деревянных ящиков. Передернув затвор своей правой «руки», он активировал пулемет, и веером, «от бедра», послал длинную очередь. В следующие несколько мгновений Виктус пронесся через разделявшее его и Имира расстояние быстрее, чем тот успел среагировать на это. Последовал глухой удар одной тяжелой брони о другую, затем сверкнула голубая молния, и из корпуса робота повалил дымок. Космодесантник своим огромным мечом разрубил Имира от «плеча» до «пояса». Полтора десятка охранных роботов с легкими автоматическими пистолетами тоже не представляли угрозы космодесантнику.
Мерцающие молнии энергии ползали по черному клинку, причудливо играя на гравированных черепах и буквах готического вида. Виктус размахнулся, и лезвие меча прошло сквозь обшивку склада, перерубив удерживавший врата противовес.
— Молотильщик меня заломай, — усмехнулся кроган.- Шепард, с этой работой не справился бы и подрывной заряд, или, — последовал энергичный взмах рукой в сторону уничтоженного ИМИР-а. — эта штука. А тут вот как. Ааргх, сильно!
Подцепив врата склада снизу, Виктус без проблем поднял их. Массивная створка прогромыхала подъемными роликами. Кроган подпер её легким, но прочным металлопластиковым кофром, стоявшим неподалеку.
Кварианец Витор вас Тирока сидел в диспетчерской, у девяти экранов, расположенным в три ряда над большим пультом. Коммандер Шепард уже видел больных кварианцев, но этот... Парня била лихорадка, это было заметно даже со спины.
— Витор, — окликнул Шеппард кварианца. — Эй, парень, слышишь меня?
Кварианец повернул вращающееся кресло, на котором сидел. В его сине-фиолетовом забрале гермошлема зияла не просто трещина — прореха толщиной в пару пальцев. По щекам кварианца уже успела взобраться какая-то плесневая инфекция. Но в глазах не было безумия горячки. Они были полны боли, скорее моральной, чем физической, и приглушенного страха, граничащего с ужасом.
— Они... забрали их всех... всех... и нас тоже найдут, — трехпалая рука Витора стукнула по паре голографических клавиш, и на всех девяти экранах Шепард увидел записи с камер видеонаблюдения. И на всех он шла запись того, как бойцы расы Коллекционеров хватают застывших на месте людей и, положив их в коконы, просто уносят с собой. На свои неведомые эксперименты. На бойню.
— Как давно ты здесь? — спросила женщина-биотик.
— Время уже не важно, когда все решено за нас, — печально ответил кварианец. — Мы все лишь образцы для их лабораторий. Наши грехи тяжки, предки не простят нас... Кила’селай. Корабли падут... Мы ничего не сможем...
— У коротышки спеклись мозги, — категорично заявил кроган. Шепард кивнул, соглашаясь с ним.
— Нам надо собрать данные. Колонию уничтожили Коллекционеры, и Церберу нужны доказательства, — Шепард подошел к консоли и активировал свой инструментрон.
Он заканчивал копирование данных с видеокамер, на которые Коллекционеры не обратили внимания, когда в ангар вошел отряд Тали. Они сразу же бросились к Витору. Он был тяжело болен, и кварианцам требовалось срочно доставить его на Мигрирующий Флот. Однако, Миранда, женщина биотик, предложила забрать Витора на базу Цербера.
— Он был здесь во время нападения. Он видел то, чего не смогут рассказать видеокамеры. Мы вылечим его, допросим, и вернем Флоту, — она многозначительно посмотрела на Шепарда. Но коммандер отрицательно покачал головой.
— Нет, Миранда. Мы не вправе забирать члена Мигрирующего Флота без его согласия, или одобрения соплеменников.
— Компромисс, — сказала Тали’Зора. — Мы отдадим вам данные с его инструментрона. А его заберем с собой. Шепард? — кварианка знала, что если коммандеру вдруг взбредет в голову поступить так, как предлагает женщина, то они не смогут ему воспрепятствовать — отряд Шепарда гораздо сильнее.
— Идет. Церберу хватит и данных. Витору нужно лечение. Делимся информацией, и уходим отсюда. Это уже не колония, — он выключил консоль.
— Это склеп. Чертовски огромный и пустой склеп, — продолжил кроган его мысль.
 
Пока челнок поднимался к Нормандии, кораблю коммандера Шепарда, Виктус предпочел вздремнуть. Вообще-то это не входило в обычаи ему подобных. Но... он много чего не помнил из прошлой жизни. Только фрагменты, обрывки, клочки информации... У его ордена был свой монастырь... Крепость-монастырь, или звездная станция на орбите планеты? Или и то и другое? Тысяча таких, как он. Целая тысяча боевых братьев, связанных обетами служения Императору и Ордену. Тьма тысячелетий за спиной человечества, бездна врагов вокруг. И война, бесконечная и жестокая. Прах и пепел. Каждый мир — поле битвы, в прошлом, настоящем или будущем. Фанатичная вера, тоталитарное государство, нетерпимость, геноцид на каждом шагу. Предатели, еретики, мутанты, демоны, боги хаоса, ксеносы...
При последнем слове, прозвучавшем в его мыслях, он вздрогнул и открыл глаза. Кроган — инопланетянин с планеты Тучанка, сидел прямо напротив него и внимательно смотрел на него, Виктуса. Старые привычки напомнили о себе, и Виктус на мгновение напрягся, приготовившись к стремительному броску, чтобы смять чужеродца, пробить ударом бронированного кулака его череп, и бить, ещё раз, и ещё...
Но потом он вспомнил — в этой реальности человечество не воюет со всей галактикой. Мир, толерантность, сотрудничество. Как же все это отличается от его реальности, той, что осталась где-то далеко позади.
Виктус снял шлем и ответил крогану таким же сосредоточенным взглядом. Этот кроган был ещё молод. Психологически ему было двадцать лет с небольшим, а физически — не больше пары месяцев. Другой кроган, ученый-воин Окир, создал его в своей лаборатории, как «идеального» представителя воинственной расы. И Грант, так звали «малыша», действительно не уступал многим своим соплеменникам.
Но самому Виктусу было намного больше. В лаборатории на борту Нормандии, где он проходил медицинское обследование, пришли в ужас и восторг одновременно. И от его двух десятков дополнительных внутренних органов, и от его двухсот шестидесяти восьми прожитых лет. По правде сказать, он не знал, сколько нужно прожить Астартес, чтобы умереть от старости. Старых космодесантников не бывает — они все и всегда гибнут на полях сражений. Но как показывали, скорее исключения, чем правила, некоторым Астартес удавалось подобраться к границе тысячелетия. Восемьсот, девятьсот лет — столько жили самые лучшие из Астартес, ибо надо быть действительно лучшим, чтобы не дать убить себя на протяжении почти тысячи лет. Великий магистр братского ордена Кровавых Ангелов — Данте — по слухам, ибо никто точно не знал, жил уже двенадцатое столетие. Но он был один такой долгожитель.
Виктуса приняли в ряды Кровавых теней, которые, как и старший орден Кровавых Ангелов, были сыновьями примарха Сангвиния, в возрасте пятнадцати лет. Он, и ещё три десятка подростков того же возраста прошли Испытания Крови на одной из планет субсектора Эрконима. Всего двадцать восемь человек уцелело более чем из двух с половиной сотен претендентов. Они были лучшими сосудами, которые позже были наполнены благословенными имплантами космодесанта, но лишь четверо были выращены в полноценных Астартес.
К тому моменту, когда в результате взрыва варп-гранаты, его перебросила в эту реальность, он сражался во имя Императора, Сангвиния и Ордена уже двадцать четыре десятилетия. Он убивал все, что противостояло ему, Императору и Империуму...
Но теперь он был уже другим. Другим стало и все вокруг, включая и человечество, которому он по-прежнему желал служить. И теперь ему приходится мириться с присутствием инопланетян рядом с собой, и с той ролью, которую они играют в жизни государства людей.
По правде сказать, ему это давалось достаточно легко. Он был уже не тем сержантом тактического отделения пятой роты, который бы вырезал весь экипаж. Придя в себя в том саркофаге, он несколько дней мучительно собирал осколки своей личности, балансируя на грани безумия. То, что собралось из осколков былого, стало новым Виктусом, почти без затруднений воспринявшим реальность новой галактики.
Хотя он по-прежнему иногда испытывал острое желание кулаком стереть ехидную ухмылку с безобразной рожи очередного инопланетянина. А когда его, правда без брони, привели в один из баров Цитадели, он устроил драку, грозившую вылиться в погром, при его-то невероятной силе и живучести. И все из-за этих несносных инопланетян, устрашившихся человека более чем двух метрового роста и руками, потолще, чем у некоторых из этих ксеносов. Какой-то саларианец стал громко требовать, чтобы Виктуса вывели из бара, а второй даже стал размахивать тяжелой кружкой в опасной близости от лица космодесантника. Потерпев это хамство около двух минут, и видя, что Шепарду не удается утихомирить инопланетных идиотов, Виктус левой рукой, шутя, двумя пальцами ухватил саларианца за поясной ремень и... швырнул через весь бар в противоположную стенку, к счастью обитую каким-то мягким податливым материалом. Так что пьяный бедолага отделался лишь большим испугом.
 
Шатл приземлился в доке, и команда поспешила покинуть пассажирский отсек. Виктус на выходе придержал крогана за плечо и тихо сказал тому:
— Будешь так таращиться на меня, звереныш, гланды выдерну. Через уши.
Глаза Гранта налились свинцовой тяжестью, и он развел руки в стороны, готовясь к рукопашной. Виктус был не против проучить засранца, но вмешался Шепард.
— Охота померяться силой? Не здесь. Если так хочется выяснить, кто круче, будет вам это, — он окликнул Миранду. — Извести команду, вечером в левом грузовом отсеке будет представление — вольная борьба в исполнении Грюнта и Виктуса.
— Я бы предпочел не борьбу, а драку, — свирепо заявил Грант.
— Тогда тебя даже проект «Лазарь» не спасет, — тем же тоном Виктус ответил крогану.
— Вот и посмотрим. А сейчас — марш по отсекам.
Кроган, размахивая руками, словно он уже дрался, ушел. Виктус задержался возле Шепарда не более чем на одну долю секунды, глядя тому прямо в глаза. И в эту самое мгновение он взглянул на коммандера с теми же чувствами, с теми же эмоциями, с которыми прошел двести сорок лет непрерывных войн с их зашкаливающей жестокостью. Нет ничего страшнее разгневанного Адептус Астартес. В этой реальности уж точно. В следующую секунду Виктус снова был спокоен и уравновешен, и ушел в свой отсек.
Конечно, он не испугал коммандера — тот был редкой храбрости и мужественности человек. Но в своём божественном величии Бессмертный Император, живший десять тысяч лет назад в родной реальности Виктуса, создал Астертес такими, что их гнев никого и никогда не оставлял равнодушным, абсолютно.
Шепард ещё долго стоял, привалившись спиной к транспортнику, и переваривал этот взгляд. Потом он тоже пошел к палубному лифту, но по пути уронил шлем, запнулся о ящик, столкнулся с членом экипажа, не заметив его, плечом задел лифтовую створку, и даже умудрился промазать мимо клавиши, отправлявшей кабину к его каюте. Такого, вообще-то, с ним раньше не бывало.
«Ну и бойца же я себе приобрел. Интересно было бы узнать, что почувствовали кварианцы, когда эта туша вломилась в их модуль, если даже мне, честно признаться, не по себе от его мимолетного взгляда. Ничего, я ему ещё дам повод излить свой гнев. Посмотрим, как он на Коллекционеров зыркать будет, — с этими мыслями он вошел в свою каюту. — Впереди ещё целая война с чертовски злобной расой. Отдых точно не помешает».
 
Отредактировал: ARM


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 08.06.2012 | 15955 | 36 | Альбакар, м!Шепард, экшн, AU, Герой не из нашего времени | Альбакар
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 42
Гостей: 34
Пользователей: 8

Ice_Bullet, Dredd1875, АР-Гектар, MacMillan, Grеyson, bug_names_chuck, Darth_LegiON, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт