Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Второй шанс. 1.1

Жанр: экшн, приключения, драма;
Персонажи: Кайден, Лиара, Рекс, Гаррус и т.д.;
Аннотация: Проект "Лазарь";
Примечание: по мотивам оригинальной кампании, продолжение "Сына Земли";
Статус: в процессе.





Церемония прощания прошла незаметно для большинства. Ни Альянс, ни Цитадель не хотели афишировать смерть СПЕКТРа, тем более со столь неоднозначной репутацией и такими же идеями, шедшими в разрез со всей политикой Совета. В церемониальном зале Цитадели стояли выжившие члены экипажа и Советник Андерсон. Он смог собрать большинство из бывших соратников Шепарда, в том числе тех, кто успел покинуть «Нормандию» до её гибели у Алкеры. Тали еле смогла вырваться с Флота, использовав все возможности для этого полёта. Рядом с кварианкой стоял Гаррус, поддерживая азари, привалившеюся к его плечу. Лиара еле держалась на ногах, цепляясь за турианца, как за последнюю опору. Рекс не смог прилететь, вынужден был оставаться на Тучанке, с трудом удерживая власть над кланом, и яростно пытаясь изменить общество кроганов.

 Все стояли молча, пытаясь найти какие-то слова, что смогли бы прозвучать здесь и сейчас достойной эпитафией капитану. Вот только никто не мог собраться с духом и первым нарушить эту тишину, прерываемую всхлипываниями Лиары да редким вздохом кого-то из собравшихся. Андерсон сделал над собой видимое усилие и вышел вперёд.

— Я собрал вас всех здесь отдать последние почести капитану Шепарду. Вы лучше меня знаете, каким он был командиром и человеком. Под его командованием вы все совершили то, о чём народы Цитадели никогда не должны забыть.

Советник говорил недолго, вслед за ним, неожиданно для всех, вперёд вышла Тали.

— В моей памяти Шепард всегда останется таким каким он был по отношению ко мне. Защищая меня от убийц, закрывая собой в бою, он… — Тали сбилась и опустила голову, не зная как высказать, кем был для неё капитан. — Он стал примером для меня, самым достойным и гордым, не боявшимся сказать правду в лицо тогда, когда другой бы промолчал. Он считал меня равной любому другому члену экипажа. Я… я никогда не забуду его и всё то, что он сделал для меня и для моего народа. Кила'Селай, Шепард!

Искренняя, пусть и путаная речь Тали словно разрушила оковы на присутствующих. Каждый находил какие-то слова, вспоминая капитана, лишь Джокер мрачнел с каждым говорившим, ему начало казаться, что все ждут, что скажет теперь он. Чем он оправдается перед ними. Ведь именно из-за него, из-за Джокера, погиб Шепард. Если бы он тогда не стал пытаться спасти фрегат, если бы выполнил приказ своего капитана… Джефф низко опустил голову, словно пытаясь отгородиться от всего мира козырьком бейсболки. Гаррус, поддерживая Лиару, заметил метания пилота и примерно догадался о том что творится у того в душе. Передав азари на попечение Тали, турианец решился отдать последний долг своему командиру, своему другу-человеку.

— Я не имел чести знать капитана Шепарда до нашей встречи на Цитадели, но сейчас я могу сказать только одно. Цитадель потеряла одного из лучших своих командиров, который никогда не сдавался и не бросал своих людей, чем бы самому ему это не грозило. Он был достойным воином и каждый из нас, тех с кем он проливал кровь, знал — Шепард всегда придёт на выручку, найдёт выход из безнадёжной ситуации, рискнёт своей головой ради спасения друга. В турианских войсках подобных командиров чтут и гордятся быть под их командованием. Для меня было честью служить в экипаже его корабля.

Церемония закончилась и Андерсон взял небольшую символическую урну, чтобы передать её церемониймейстерской службе Альянса. Тело Шепарда не было найдено, ни среди обломков корабля на планете, ни на орбите. Ещё одна могила на военном кладбище будет лишь символом и прах ещё одного солдата никогда не вернётся на родную планету. Кайден обшарил все, что только можно, вымотал весь экипаж, извёлся сам, но всё что им посчастливилось найти, оказалось именными жетонами Шепарда. Исцарапанные и словно обожженные, с разорванной цепочкой, они красноречиво говорили обо всём. Постояв ещё немного, экипаж стал расходиться. Большинству был предоставлен отдых и новое назначение. Флот Альянса, несмотря на потери, продолжал расти и требовалось всё больше и больше специалистов.

— Джефф, пошли с нами, — Гаррус положил ладонь на плечо пилота. — Мы решили посидеть немного… перед расставанием.

Моро отрешённо кивнул и послушно пошёл следом за турианцем, не задаваясь лишним вопросом, почему и зачем его взяли с собой. В ресторане их компании отвели отдельную залу, оставив одних. Джефф поднял глаза, окидывая взглядом всех собравшихся. Гаррус, Тали, Лиара, Кайден… и он. Гаррус разлил по бокалам спиртное.

— У турианцев нет такой традиции, но у людей она есть. И она мне кажется… правильной. За капитана, пусть Духи помогают на его пути!

— Пусть Богиня улыбается ему и даст место рядом с собой, — глаза Лиары были полны слёз.

— Да примут Предки его к себе в распростёртые объятия! Кила'Селай.

— Покойся с миром, Шепард. Ты заслужил покой.

Джефф с трудом встал с бокалом в руке, но слова мучительно не хотели собираться во что-то складное. Перед глазами лишь снова вставала картина захлопывающегося люка капсулы и тело капитана, отбрасываемое в сторону взрывом.

— За тебя, капитан. Спасибо за всё.

Резко опрокинув бокал, лейтенант закашлялся. Крепкий виски потёк по горлу обжигающей волной, стремясь добраться до желудка.

«Напьюсь, плевать я хотел на всё. Напьюсь».

Всем было что вспомнить, чем поделиться, поминая своего капитана. Алкоголь брал своё, постепенно приглушая боль и горечь потери. Кто-то вспомнил один случай, кто-то другой и скоро всем уже казалось, что Шепард просто где-то далеко, но когда надо, заявится к ним снова. Джокер не заметил, как неожиданно сам что-то сказал раз-другой, включаясь в общий разговор. Разные мелочи и фразы стали вдруг такими важными, словно от них зависела сейчас жизнь. Моменты боевых действий, жизнь на корабле, высадки на планеты и успешные походы по барам Цитадели. Память каждый раз вытаскивала ему лицо его капитана, то сосредоточенное, то откровенно весёлое. Окружающая обстановка уже обрела некоторую размытость, тело получило приятную лёгкость, совсем как когда-то давно, перед лётной школой. На губах Моро появилась пьяная улыбка, глаза непроизвольно наткнулись на Кайдена.

— За Шепарда и Эш! — лейтенант тоже уже успел основательно принять на грудь. — Моя маленькая Эш… Если эти Жнецы вернуться, они нас ведь защиш… защитят, верно, Джефф? Они теперь наш небесный отряд ангелов!

Моро с Аленко звонко чокнулись, подтверждая тост.

Лиара пила, пытаясь залить своё горе. Странное дело, ей никогда не приходило в голову пытаться таким образом уйти от проблем, но Гаррус настоял на этой посиделке и теперь она была ему даже благодарна. Рядом с ней сидела соперница, та, о которой думал Шепард. Слияние обнажило для неё сокровенное, Лиара почувствовала всю его привязанность к кварианке и двойственное отношение к ней. Она была ему небезразлична, но… но Тали стояла впереди, затмевая собой всех остальных. Ей хотелось рассказать всё этой кварианке, может быть сделать ей больно признанием… Но имело ли это смысл сейчас, когда он… когда его не стало? Эта мысль снова заставила слёзы найти дорогу.

— Лиара… — Тали коснулась её руки. — У нас не было с тобой близких дружеских отношений. Каждый из нас понёс потерю. Тебе вдвойне тяжелее из-за… Новерии. Я…

— Тяжелее? — вино ударило в голову непривыкшей азари. — Да, но не из-за Новерии. Мама… я смогла смириться с этим. Даже с тем, что её могилой стал космос!

 Она перевела дыхание и залпом выпила остатки в бокале и с внезапным вызовом посмотрела на кварианку.

— Я хочу, чтобы ты знала. Мы слились с ним, перед Илосом. Я пришла к нему…

Тали отшатнулась от азари, столь откровенно говорившей с ней об этом. Огромные заплаканные глаза смотрели на кварианку в упор. В них не было ни злости, ни злорадства победительницы, в них жила и билась только боль. И вместе со словами азари она заставила Тали словно окаменеть. Шепард был с ней. Был с этой азари, не с ней. Неужели всё она сама себе придумала, на самом деле он ничего не испытывал к ней? Все его слова…

— Я не прошу у тебя прощения. Для меня Шепард стал всем, всем ради чего я хотела жить. Но он выбрал тебя. Берёг и дорожил. И тогда он не смог скрыть, что ты для него значишь! Обнимая и целуя меня, он видел тебя!

Лиара закрыла лицо руками.

— Но я не могу отпустить его. Даже сейчас, когда я всё это понимаю и знаю. Я не могу!

Тали сидела молча, глядя на плачущую Лиару. Глаза предательски щипало, в душе девушки бушевала настоящая тёмная буря. На одной стороне весов лежала его любовь к ней, на другой — то, что случилось между ним и Лиарой. И кварианка не могла остановить внутренний водоворот. Рука, державшая бокал с турианским вином, затряслась и напиток золотистого цвета расплескался по столу и рукаву скафандра. Она попыталась поставить его на стол, но лишь уронила, окончательно разлив содержимое.

— Ты поэтому вернулась на «Нормандию»? К нему?

— Да! Я хотела вернуться к нему, и я вернулась. Вернулась, чтобы не успеть его спасти, чтобы первой узнать, что он погиб…

— Между вами… ещё что-то было?

— Нет, если тебе так хочется знать, — алкоголь действовал всё сильнее. — Он сказал, что я самый близкий друг… Друг… и всё… что он не хочет обманывать меня. Что он ждёт тебя…

Тали уставилась на свой опрокинутый бокал. Ей было больно, непереносимо больно и почему-то стыдно. Может быть потому, что вся эта сцена произошла на глазах остальных и они не могли не услышать откровения азари? Чувство потери, и так мучившее девушку, давило с силой крейсера, снося всё то что с таким трудом сдерживало эмоции. Лиара не могла остановиться, слёзы текли и текли, давно уже смыв всю косметику. Внезапным порывом Тали положила руку на плечо своей бывшей соперницы, с силой сжав пальцы и поворачивая к себе. Азари послушно и безропотно повернулась к ней. Рука, взметнувшаяся чтобы наотмашь ударить, затряслась и опустилась. Кварианка внезапно обняла Лиару, расплакавшись от всего случившегося и услышанного. Обе девушки ревели в объятиях друг друга, потеряв того кто был им столь дорог. День давно закончился, Кайден, сам не твёрдо стоя на ногах, кое-как увёл к стоянке аэротакси основательно набравшегося Джокера, громогласно обвинявшего себя в смерти капитана. Для пилота Шепард успел стать тем единственным капитаном, с которым он был готов рвануть к чёрту на рога. Гаррус проводил Тали к челноку, оставив Лиару в ресторане. Сцена, случившаяся в зале, оставила занозу в турианце. Шепард, по его мнению, был глубоко не прав в той сложившейся ситуации. Хотя если бы он стоял перед таким выбором, Вакариан не мог признаться даже самому себе, как бы действовал он. И было бы это лучше и правильнее. Челнок кварианки уже улетел, а турианец стоял ещё на палубе транспортного уровня и вспоминал «Нормандию». Скоро начнётся новый тягомотный день в СБЦ, заполненный тысячей и одним правилом, усложнявшим и так нелёгкую работу.

«Да Шепард, ты прав, надо стараться делать все по закону… Но когда это становилось бессмысленно, мы с тобой ведь шли напролом?»

Вздохнув, он направился обратно к ресторану. Лиара вряд ли могла сейчас куда-то пойти сама, так что надо было довести и её до гостиницы, где она остановилась. И поспать самому.

 

 

 

***


 

Лиара вела челнок, ежеминутно опасаясь погони. Оставалось только надеяться, что Ферон дал ей довольно времени на прыжок. Ферон… его единственная надежда была в последнем челноке в ангаре, но сможет ли он добраться до него до того как агенты Серого Посредника возьмут штурмом док? Лиара боялась думать о том, что Посредник сделает с ним, если тот попадёт в его лапы живым. Ферон стал близок ей, подарив то, что не смог дать ей Унклар. И вот теперь цена спасения тела Шепарда, дело, в которое она ввязалась необдуманно, кинувшись за призрачной надеждой, оказывалась всё выше и выше. Крейсер «Цербера» должен был подобрать её в районе Иллиума, если только Серый Посредник не постарается вмешаться снова. Азари стиснула кулаки, чуть не послав челнок в головокружительный пируэт. Сотрудничать с Коллекционерами! Что они пообещали ему такого, что его агенты столь рьяно пытались выполнить это дело? Нашли тело Шепарда, тут азари чуть скосила глаза в сторону двери отсека, за которой стоял здоровенный криотанк, внутри которого лежали останки человека, провели все генетические исследования, чтобы убедиться, что это именно он, СПЕКТР Шепард. И защищали его ценой собственный жизней.

Раньше Т'Сони сталкивалась с агентами Посредника только покупая нужную информацию. Но сейчас… сейчас она практически вмешалась в его дела. Азари не сомневалась что ответ будет незамедлителен, но и «Цербер» обещал помощь в ответ на эту услугу. На Иллиуме её ждали телохранители и солидный банковский счёт. И вот этот счёт заставлял Лиару чувствовать себя неуютно. Её никак не покидала мысль что она, как и Серый Посредник, просто продаёт Шепарда, только не Коллекционерам, а «Церберу». В памяти всплыл тот самый день, когда на неё в первый раз вышла эта женщина, Миранда Лоусон. Уверенная в себе, жёсткая и холодная как сталь. Она чем-то напоминала Шепарда, наверно своей целеустремлённостью, нежеланием видеть препятствий… Азари задумалась над последней мыслью. Пожалуй, всё же нет, люди видели препятствия, но там, где другие расы отступались, они изыскивали какие-то лазейки, не всегда этичные и законные, но позволявшие добиться своего. Вот и Миранда смогла поймать её тогда, столь яростно не желавшую признавать смерть Шепарда.

 

«— Нам нужна ваша помощь, доктор Т'Сони. Мы знаем, что вы были близко знакомы с капитаном Шепардом, СПЕКТРом Совета. Он нам нужен.

— Чем я могу помочь? Шепард погиб!

— Официально, да. Но тело не было найдено. Если вы захотите помочь ему…

— Что вы знаете? Он жив? — безумная надежда заставила замереть сердце.

— Возможно. Я так понимаю, вы согласны помочь?

— О Богиня! Да!

— Хорошо. Вот контакт, с которым вы свяжетесь…»


 

Жив… Тогда она ещё надеялась на чудо, на то, что он смог как-то исхитриться и выжить. Ведь ему удавалось такое, что порой удивляло даже Рекса, опытного и повидавшего с разных сторон жизнь бойца. Кроган не раз пристально всматривался в капитана, словно пытаясь разглядеть что-то невидимое простым взглядом. Её это удивляло и она как-то раз, не выдержав, напрямую спросила его. Память снова вернула её в прошлое.

 

« — Я сталкивался со многими воинами и командирами, азари. Кто-то был удачлив, кто-то терпелив, кто-то безжалостен. Каждый добивался своего по-разному, но всегда было понятно, что и как будет происходить. С ним, — кроган мотнул массивной головой в сторону человека спускавшегося в инженерный отсек к кварианке. — это не проходит. Такому нельзя научиться. С этим надо родиться в крови. Слышать про такое мне приходилось, видеть — нет. Он необузданная сила, сметающая врагов и щит, закрывающий друзей».

 

Но чуда не произошло. Ферон развеял её надежды одним движением, когда открыл криотанк, показывая «товар». В тот же вечер она вышла на связь с этой Мирандой.

 

«— Зачем вам его тело? Он мёртв!

— Вы задаёте неправильный вопрос, доктор. Я отвечу вам, хотя мне и не нравится ваш тон. Мы планируем вернуть его к жизни.

— Это невозможно… смерть нельзя обмануть!

— Очень многое считается невозможным, пока кто-то не попробует это сделать. Нам нужно его тело, чтобы вернуть Шепарда обратно.

— Но… но… как это возможно?

— Это не ваше дело, Лиара Т'Сони. Я даю вам шанс помочь нам вернуть Шепарда к жизни. Вам этого должно быть достаточно».


 

Группа кораблей встретила её на самой границе звёздной системы. Крейсер землян в окружении пары фрегатов и десятка истребителей внушал определённые чувства. Истребители тотчас рванули к ней, запрашивая код. Лиара отправила последовательность, надеясь, что Миранда не обманула её. Челнок был беззащитен перед боевыми машинами, шансов спастись у неё не было бы никаких. Но оперативник «Цербера» не подвела азари, код был верен и два звена, выстроившись вокруг челнока, эскортировали его к крейсеру. Стоило крохотному судёнышку скрыться в недрах трюма, как корабль лёг на курс и быстро ушёл, забрав почти всю эскадру, оставив один фрегат наблюдать за сектором, на случай если кто-то смог отследить азари.

Миранда смотрела на молодую инопланетянку. Лиара Т'Сони, археолог, одна из потенциально сильнейших биотиков, легко пошла бы в десантницы, но вместо этого копалась в протеанских руинах. Она могла бы отнестись к ней презрительно, но сейчас именно эта девочка смогла сделать то, на чём завалились многие агенты «Цербера». И женщина с определённым уважением относилась к азари, выполнившей свою часть договора и доставшей тело Шепарда. Вернее то, что от него осталось, останки в обгоревшем скафандре с выкрошившимися бронепластинами, оторванная нога и рука. Внутренние повреждения, несомненно, столь же велики, но сейчас это было не важно. Главное что само тело было спасено и проект, который многие назвали бы бредом и безумием, будет продолжен. И она доведёт его до конца, несмотря ни на что.

— Прекрасная работа, доктор Т'Сони. Вы выполнили вашу часть, теперь мы займёмся нашей. Деньги на счёт переведены, охрана ждёт вас.

— Что вы намерены делать с ним?

— Это уже моё дело, — Миранда усмехнулась, пользуясь таким удобным моментом уязвить инопланетянку. — Оплату вы уже получили. Скоро мы достигнем Иллиума и вас отвезут на поверхность. Ваш челнок уничтожен, так что придётся вам добираться с орбитальной станции самой.

Оставив потрясённую азари одну, женщина вышла. Впереди много работы, Призрак предоставил ей целую станцию и всех возможных специалистов, но хватит ли этого для проекта? Сейчас их задерживала только эта азари. Как только её высадят, они направятся на станцию. Миранда всегда старалась оценивать всё максимально полно, но в этом деле было слишком много неизвестных. Она чуть нахмурилась, у них есть всего один шанс, провал должен быть исключён.

— Джейкоб, после того как проводишь нашу гостью, достань мне резюме специалистов по клонированию тканей. Надо ещё раз проверить их надёжность.

— Слушаюсь… мэм.

Голос донёсся из интеркома с лёгкой улыбкой. Небольшая пауза во фразе подсказала женщине о настроении её любовника.

 

 

 

 

«Джейкоб, Джейкоб».


Он был хорош во многих вещах, иногда просто незаменим. Миранда почувствовала, как внизу живота стало горячо. С небольшим усилием она постаралась успокоиться. Пока он понимает своё место и не претендует на большее, всё так и останется. Если же его амбиции станут слишком велики, ну что же… придётся это прекратить.

Станция встретила их настороженно, полная отрезанность от мира, отсутствие каких-либо коммуникаций нервировали многих. Но ни Миранда, ни Призрак не считали такую секретность избыточной. «Цербер» набирался сил, вклиниваясь на территорию, которая уже была занята, заставляя тесниться всех остальных, и не очень-то церемонился в средствах. ГОР, СПЕКТР, Серый Посредник не сильно обрадовались появлению такого игрока, особенно с учётом репутации, которую детище Призрака успело заработать. Попытки проникновения в ряды организации были постоянны, Лоусон не могла быть уверена что на станции нет сразу нескольких агентов, вполне вероятно что и двойных. «Цербер» и сам постоянно искал способы получать информацию с той стороны через систему двойных агентов, подкупа и шантажа. Эта война шла с переменным успехом, но сейчас это ставило под удар их самый грандиозный план. План, от успеха которого зависела сама возможность выжить человечеству и подняться до соответствующего ему места и статуса.

Миранда была предана идеям Призрака, хотя даже она не знала кто же он такой. Это с какой-то стороны даже устраивало её, пока он не подвергает сомнению свою компетентность, всё было в порядке. Если же она знала б, ы что когда-то в прошлом он был не столь убедителен, то… Молодая женщина чуть нахмурилась, выкидывая из головы лишнее. Она позволила себе отвлечься от основного задания, это не допустимо. Стоит приняться за дело немедленно, чтобы не было даже тени лишних мыслей.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

***


 

— Профессор Хатико! Сейчас меня абсолютно не интересует применение этой вашей разработки где-то ещё! От вас требуется разработать технологию быстрого роста биологических тканей. Строго после того как мы закончим проект, мы можем вернуться к вашей идее. Экономическая эффективность меня сейчас не тревожит, равно, как не должна тревожить и вас. Финансирование вы будете получать в полном размере, как и раньше. Ускорьте ваши исследования!

Миранда откинулась на спинку кресла. То, чем занимались эти специалисты, зачастую казалось какой-то магией. И для того чтобы разобраться в ней, надо было потратить половину жизни, совсем как эти учёные. Но сколько же среди них идеалистов, желающих создать то, что накормит всех голодных, сделает всех несчастных счастливыми! Они не понимают, что все эти разработки и исследования, прорывы в науке будут так запрятаны что даже концов не найти. Но если хоть кто-то из них узнает о том, что работа их жизни должна пропасть во мраке — они взбунтуются.

— Опять? Кто на этот раз, Мири?

— Мистер Тейлор, напоминаю последний раз, как следует обращаться к старшему руководителю проекта.

— Так точно, мэм!

Голос Джейкоба разом утратил все краски. Видимо он всерьёз надеялся, что его интрижка с той лаборанткой пройдёт незамеченной. Его лицо на голограмме выражало беспомощность и некоторую обиду.

«Нет уж, мистер Тейлор, я делить ничего и никого не намерена. Ни с кем. И ошибок не прощаю».

Уилсон оказался прав, горячий нрав бывшего солдата Альянса распространялся и на другую женщину на этой станции. Мешать этому Миранда не собиралась, пока это не будет ставить под угрозу проект, но и делать вид, что не знает тоже. Осталось понять только мотивацию самого Уилсона, исключая конечно банальное желание затащить её в постель. Для старшего офицера «Цербера» не было откровениям, что на её идеальное тело засматривается большинство из мужской части станции, да и некоторая женская тоже. Дар отца всегда давал ей выигрышную позицию, как в способностях, так и в более приземлённых аспектах.

Сам Уилсон не был во вкусе Лоусон, и она не собиралась давать ему даже тени надежды на возможную близость, несмотря на все его успехи. Ведущий медтехнолог смог соединить воедино все те разработки, что делали остальные ученые, и дело наконец-то сдвинулось с мёртвой точки. Полгода останки СПЕКТРа пролежали в криокамере, Миранда искренне надеялась, что это поможет не допустить дальнейшие повреждения тканей, хотя, что там от них осталось после Алкеры…

Огромная биованна, заполненная физиологическим раствором, приняла в себя выведенное из криостаза тело Шепарда. Десятки механических рук начали проводить операции, рассекая мёртвую плоть, удаляя всё то, что могло повредить восстановлению. Вокруг огромного прозрачного танка суетились техники и операторы. Уилсон стоял рядом с ней и Тейлором, вместе с ещё несколькими учёными в центре управления над этой конструкцией.

— Шепарду очень повезло что шлем выдержал все испытания. Мозг оказался не повреждён, почти.

— Если бы не растопившийся при падении метан, заполнивший все пустоты и обеспечивший быструю заморозку тканей, даже шлем бы не помог. Один из профессоров, наблюдавших за работой, не удержался от колкости в адрес медтехнолога. Желваки на скулах Уилсона так и заиграли, Джейкоб отлично знал, что эти двое друг друга не особо любили.

— Что предполагаете делать с переломом позвоночника и разрывом спинного мозга?

Миранда внимательно смотрела на трёхмерную модель тела капитана, неторопливо поворачивающуюся, с отметками указаний на различные этапы реконструкции.

— Замена костной ткани в местах повреждения на синтетическую, восстановление нервной ткани по методу профессора Волкова, дополнительные синтетические сигнальные линии для дублирования. По сути, мы продублируем спинной мозг внешним синтетическим аналогом. На первое время, во всяком случае. Впоследствии его можно будет убрать.

 На модели обсуждаемое место увеличилось и ВИ отобразил изменения предполагаемой операции.

— Также я предлагаю заменить наиболее крупные нервы синтетическими. Не затрагивая насколько это возможно мозг.

— Только если это не повлечёт за собой неотвратимых изменений в личности, профессор Уилсон. Капитан Шепард нужен мне такой же, каким был до смерти.

— Нет, нет, директор Лоусон. Это абсолютно безвредно для… объекта. Это даст определённый прирост в реакции и улучшение адаптации с имплантами.

Учёный замялся, что не ускользнуло от Миранды. Под её тяжёлым требовательным взглядом ведущий специалист заторопился.

— Последние образцы имплантов, поступившие к нам… ммм… они имеют необычные характеристики. Органическая ткань в большинстве случае отторгает все попытки имплантации. Синтезировав передаточное звено, мы сможет безболезненно связать всё воедино, без риска дальнейших осложнений! Но вся сложность в этом переходном узле. Нам потребуются дополнительные сотрудники…

Дарий Уилсон знал, что играет с огнём, но момент был уж очень удобный. Серый Посредник уже дал понять своему кроту важность данных по проекту и приказал сделать всё возможное для внедрения дополнительных агентов. Проекты «Цербера» интересовали всех, амбициям Призрака могли бы позавидовать многие другие облечённые властью.

— На станции достаточно людей, Уилсон, — Миранда сказала, как отрезала. — Большее число привлечённых специалистов будет лишним. Надеюсь в дальнейшем к этому не возвращаться, продолжайте по объекту.

Пока Дарий объяснял дальнейшие работы по воссозданию телу Шепарда, Миранда не отрываясь смотрела на то что когда-то было надеждой человечества. Смерть не красит обычно никого, но этот солдат, казалось, даже в посмертии не собирался сдаваться. Жидкий метан, перед тем как замёрзнуть, здорово повредил кожу и глаза на лице капитана, так что зрелище не было из тех, которые стоит смотреть перед обедом. Обмороженная плоть висела лохмотьями, всё остальное тело было обожжено огнём, обломки рёбер торчали сквозь кожу, правую ногу манипулятор удерживал отдельно. Физиологический раствор смывал всю грязь, кровь, сажу. Грязь не успевала расползтись бесформенным пятном вокруг тела, насосы прокачивали эту жидкость, прогоняя через фильтры. Кислый комок поднялся из желудка, просясь наружу, и директор проекта еле удержала рвотные позывы. Отвернувшись к терминалу, она постаралась придти в себя, делая вид, что сосредоточилась на проекции тела.

Учёные видят в этом куске промороженного мяса место приложения своих усилий. На поле боя Джейкобу не раз приходилось наблюдать картины, способные ввергнуть в шок людей даже с крепкой психикой, с ним всё понятно. Она сама не раз встречала смерть в разных проявлениях и насмотрелась на останки людей и не людей, но… Ей сейчас надо думать об этом теле, как о живом человеке и восстановить его точно таким, каким он был, а не как о противнике или пешке, которой можно пожертвовать. Соглашаясь на это задание в офисе Призрака, она ещё не знала, с чем придётся столкнуться, какие трудности и задачи решать. И возможно вопрос её отношения к Шепарду был наиболее сложным. Откуда-то снизу послышался звук падения тела.

— Оператор Ильза, замените оператора Лавендовски. Кто-нибудь там, вынесите его отсюда и приведите в чувство!

Голос Уилсона был раздражён таким событием. До ушей Миранды донёсся его тихий шёпот.

— Неженки чёртовы!

 

В течение года тысячи операций проводились над распластанным и выпотрошенным телом СПЕКТРа. Живая плоть и импланты, синтетические волокна и металлические части соединялись воедино. Везде, где было возможно, Миранда настаивала на использование биологических объектов, опасаясь малейшего вмешательства, хотя и пришлось идти на многие и многие уступки в угоду эффективности и просто возможности восстановления. Близость окончания проекта радовала и нервировала её. Видеть с каждым днём как обрастает плотью этот человек, это было прекрасно, но вот мозг… Волков, Хатико, Уэрли, Мвай и Уилсон бились над нервной активностью уже третий месяц и пока результаты были ничтожны. Не удавалось запустить даже простейшие нервные реакции, не говоря уже о высшей нервной деятельности.

Лоусон с каждым днём всё больше и больше не доверяла Уилсону. Что-то в его поведении её тревожило, хотя Призрак и настаивал на его полной лояльности, но внутренний голос Миранды настойчиво бил тревогу. Он всё также не оставлял попыток добиться её расположения и это лишний раз раздражало её. Она уже могла понимать в общих чертах, что делала её учёная команда и не могла не проникнуться к этим людям определённым уважением. Но чем больше она вникала в эти дебри, тем больше её смущали некоторые выкладки. Но доказать что-то она пока никак не могла.

— Директор Лоусон, к вам профессор Хатико.

— Впусти, Луиза.

Пожилой японец бесшумно вошёл в её кабинет и поклонился.

— Профессор Камуи Хатико, рада вас видеть. Прошу присаживайтесь. С чем пожаловали?

— Благодарю Лоусон-сан. Я хотел лично обрадовать вас нашими успехами. Мы смогли синтезировать новую кожу для капитана Шепарда. Это настоящий прорыв! Синтетические волокна и живая ткань! Эпидермис полностью идентичен и способен самовосстанавливаться. К сожалению, для восстановления синтетический волокон человеческому организму не хватает ресурсов, но думаю, мы сможем решить и эту проблему. Пока для восстановления повреждённых волокон придётся делать микрооперации. Но в любом случае — это единая структура, полностью функциональна и неотличима от обычной человеческой кожи.

— Это прекрасные новости профессор. Но я предполагаю что вы пришли не только ради того чтобы обрадовать меня этим.

— Вы как всегда проницательны, Лоусон-сан. Именно так. При решении этой проблемы мы работали вместе с профессором Уилсоном и у нас вышел некоторый конфликт, — Камуи сделал паузу. — Я абсолютно уверен в своих расчётах и не могу позволить кому-то ставить их под сомнение!

Глаза пожилого японца сверкали как у разозлённого кота. Видимо спор вышел совсем не академический.

— Более того! Я проверил те расчеты, что делал профессор Уилсон и они не верны! Если бы мы сделали, так как он предлагал — кожа требовала бы постоянного смачивания! И терморегуляция здесь ни при чём!

— Профессор Камуи, успокойтесь. Пока я отвечаю за этот проект, а не господин Уилсон. Предоставьте мне обе версии расчётов, вашу и Дария. И сделайте, пожалуйста, свои комментарии.

Она обворожительно улыбнулась сухонькому профессору и тот, приложив руки к груди, выскочил за дверь, клятвенно обещая прислать все расчёты как можно быстрее. Как только дверь за ним закрылась, улыбка на лице Миранды сменилась гримасой. Проверять все эти выкладки было дикой головной болью и никакой ВИ не мог ей помочь. Если бы у неё был здесь хоть один из этих ИИ… Но использовать их здесь Призрак запретил отдельно, и она понимала почему.

 — Луиза, затребуй у Мвая расчёты по их совместной с Уилсоном работе, пусть обязательно даст комментарии ко всему. И сделай мне кофе покрепче.

Ей предстояла не одна бессонная ночь впереди. Медлить здесь и рисковать она не могла.

 

— Мозговая активность просто поразительная! Это фантастика! Ещё немного, и мы сможем подойти к тому, чтобы пробудить его личность.

— Ваши расчёты неверны, Уилсон! И мы не будем форсировать ничего.

Уилсон обиженно замолчал. Ошибка в расчётах не была «ошибкой», это просто затягивало окончательное восстановление, но продолжать дальше настаивать становилось слишком опасно, Миранда проявила завидное упорством и смогла разобраться в чуждой ей области с поразительной быстротой. Конечно, Мвай и Волков ей помогали, но всё же… Она восхищала Дария всё больше, и всё больше он её ненавидел. Бросив косой взгляд на тело Шепарда, покоящееся на операционном столе, он не удержался от восклицания.

— Господи! Он открыл глаза! — Быстрый взгляд на терминал, подключённый к сканерам, всё подсказал учёному. — Он осознаёт зрительные образы!

— Уилсон! Успокоительное! Быстро!! Он ещё не готов!

Трясущимися руками медтехнолог пытался набрать программу, пока Миранда не оттолкнула его в сторону и не сделала всё сама. Уилсон ошеломлённо смотрел в глаза этому человеку, умершему почти два года назад и понимал, что он его видит и скорее всего, запомнит. Рука Шепарда дёрнулась, словно пытаясь скинуть одеяло. Миранда быстро подошла к столу и прижала её к поверхности.

— Спокойно, спокойно. Сейчас всё пройдёт. Не надо напрягаться, расслабься.

Глаза этого человека устремились на женщину и попытались сконцентрироваться на ней, но двойная доза лекарства заставила все его мышцы расслабиться и голова податливо отвернулась в сторону фиксатора подушки. Веки нехотя сомкнулись, закрывая пронзительный взгляд.

— Какого чёрта Уилсон! — гневу Миранды не было предела. — Он не должен сейчас просыпаться! Его ещё приводить в порядок как минимум несколько месяцев! Костная ткань ещё мягкая, не все шрамы срослись! Печень и почки только-только пришли в норму от всех операций, а теперь что, угробить двухнедельную работу из-за успокоительного?!

На крик Миранды в операционную влетел Тейлор, его пистолет тут же уставился на Уилсона. Дарий замер, прекрасно понимая, что достаточно мимолётного жеста директора и Джейкоб пристрелит его раньше, чем он сможет дёрнуться. Показательная казнь шпиона ГОР, пойманного и выброшенного в шлюз без скафандра, была ещё свежа в памяти. Равно как и то, как метко стрелял в тире этот бывший «Корсар». Проверять на своей шкуре, может ли он промахнуться с такой дистанции, Уилсон не собирался. Сомнений же что начальник службы безопасности всецело повинуется Лоусон не было ни у кого.

— Отчёт по всем вашим последним работам должен быть у меня через два дня. Со всеми расчётами и комментариями. Мистер Тейлор, можете идти.

Старший офицер «Цербера» вышла вместе с Джейкобом, оставив медтехнолога утирать холодный пот со лба. С ненавистью взглянув на распластанное беспомощное тело СПЕКТРа, Дарий отвернулся к своему терминалу, открывая отчёты и внося правки в те места, где это было необходимо. Ситуация всё больше и больше становилась неблагоприятной. Многие другие учёные откровенно были против него, и их число не уменьшалось, несмотря на все его последние усилия. Вероятность провала всё более и более мрачной тучей нависала над ним, и он это прекрасно понимал. Инструкции Серого Посредника были в таком случае более чем однозначны, проект не должен быть доведён до конца и все материалы после передачи должны быть уничтожены. По возможности вместе со всеми разработчиками.

Но паниковать сейчас и принимать необдуманные решения он не станет. Его босс ничуть не менее жесток, чем Призрак по отношении к тем кто проваливал задание, и подводить его он не собирался. Неизбежный риск, можно сказать издержки профессии двойного агента. Тщательно перепроверив все данные, чтобы они не слишком расходились с реальными, Уилсон переслал их Миранде. Неделю она будет продираться через все эти расчёты, даже если ей будут помогать все эти крысы — Хатико, Мвай, Волков. Время у него ещё есть.

— Миранда, Уилсон ведёт себя абсолютно спокойно. Ничего подозрительного, даже после того как ему был запрещён доступ в центральную лабораторию. Правда везде себя позиционирует жертвой интриги, но лишь косвенно наводит тень на Мвая.

— Умён, сукин сын, умён. Я абсолютно уверена, что она работает на Серого, но доказать это…

— Может он просто опасается, что после окончания проекта станет не нужен и опять будет прозябать в его задрипанной больнице?

— Его «задрипанная больница» — полностью оснащённый медицинский комплекс на Торгаве. Это не больница Джейкоб — это город. Здесь ему конечно был брошен вызов, вернуть с того света человека, совершить чудо подобно богу. Нет, здесь замешан кто-то ещё, у Дария влияния и ресурсов было хоть отбавляй. Призрак далеко не сразу принял решение прислать его сюда.

— Я проверил все его контакты на Торгаве, никаких следов работы на Посредника или ГОР, СПЕКТРы там тоже не появлялись.

— Или служба безопасности кого-то прохлопала, мистер Тейлор.

— Я уже отправил туда трёх независимых агентов проверить местную СБ. Если им удастся что-то раскопать…

— Будем надеяться, что это произойдёт не слишком поздно.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

***


 

— О, мистер Уилсон! Какими судьбами к нам? Мы чем-то можем помочь? — Ларена Кросс, старший администратор крыла с улыбкой повернулась к вошедшему. — Надеюсь ситуация разрешится и директор Лоус…

Выстрел из пистолета прервал её фразу. Пуля из «Фаланги» снесла ей полголовы, забрызгав всё вокруг кровью и мозгами. Второй, третий, четвёртый выстрелы прозвучали в серверной. Толстый металл стен надёжно заглушил все звуки и никто снаружи так и не узнал что предатель проник в самое сердце станции. Спихнув ногой тело молодой женщины со стула, Уилсон брезгливо смахнул кровавые брызги с терминала. Сзади ещё был жив второй помощник Ларены, но медтехнолог даже не повернулся в его сторону. Молодой парень удивлёнными глазами смотрел на свою разорванную грудную клетку, не веря, что такое могло произойти. Через пару мгновений его сердце последний раз дрогнуло и остановилось.

 

 

 

 

Отредактировано: Ватрикан

 

 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 05.06.2012 | 5755 | 19 | м!Шепард, Тали, экшн, приключения, unklar, драма, второй шанс | unklar
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 41
Гостей: 39
Пользователей: 2

Mariya, ARM
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт