Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Сын Земли. Глава 20. Часть 4

Жанр: экшен/приключения/драма;
Персонажи: м!Шепард, Тали, Кайден, Лиара, Рекс, Гаррус, команда "Нормандии SR-1" и т.д.;
Аннотация: Битва при Цитадели;
Статус: в процессе, 20 глав.



«Мако» со всей своей скоростью врезался во что-то прочное и завертелся, заскользил по какой-то поверхности. Если ВИ протеан не наврал нам, мы должны быть на посольском уровне Цитадели, как раз там, где был памятник ретранслятору. Вот только он стоял практически в озере, а мы грохнулись на что-то твёрдое. Оставалось надеяться, что прототип сработал как надо. Перекувырнувшись через крышу пару раз, БМП наконец ударилась обо что-то и медленно повалилась набок. В машине царила темнота и полная тишина, лишь потрескивал, искря, где-то оборванный конец кабеля и чуть поскрипывало что-то снаружи.

— Все живы? — мой голос нарушил тишину в отделении.
— Я жив, — Кайдан словно сожалел об этом.
— Я в порядке, только голова кружится, — Тали пришлось несладко.
— Всё отлично, Шепард. Давненько я так не кувыркался, с тех самых пор, как покинул Тучанку. Не могу сказать, что это были приятные мгновения.
— Я уж думал — тебе и это нипочём, Рекс.
— Если ты это сделал только для меня, Вакариан, после Сарена твоя голова будет следующей!
— Лиара?
— Нормально, Шепард. Только в «Мако» я больше не сяду, пока Гаррус будет за управлением.

Эта небольшая перебранка помогла нам выпустить напряжение, хоть чуть-чуть успокоив нервы. Боковую дверь десантного отделения заклинило, так что Рексу пришлось выбивать её, чтобы хоть как-то выбраться из разрушенной машины. Выпрыгнув наружу, я замер от страшного зрелища. Весь посольский уровень был затянут дымом, отовсюду слышалась стрельба и крики. С десяток синтетиков наша БМП размазала по полу и успокоилась на туше шагающего танка, превратив последнего в кашу из пластика и металла. В озере плавали тела вперемешку с мусором. Откуда-то сбоку послышался странно знакомый вой.

— Хаски...
— Вот и хорошо, надо поразмяться перед Сареном!

Выкрикнув боевой клич, кроган рванул вперёд, на добрый десяток этих тварей. Грохот нашей стрельбы влился во всеобщую какофонию происходящего бедлама на станции. Хаски кончились быстро, мы с Гаррусом успели подстрелить несколько гетов на втором и третьем ярусах, но больше в поле зрения противников не было.

— М-да, Шепард... Интересно, этот «Мако» удастся кому-то сбагрить на ремонт, как прошлый, или всё-таки сразу списывать придётся?

Гаррус опечаленно смотрел на то, что осталось от некогда мощной БМП. Изломанная торсионная подвеска с торчащими под немыслимыми углами рычагами, пробитые колёса, смятые и просто отсутствующие листы навесной брони, вогнутые и пробитые ворота десанта... Ствол ускорителя изогнуло под каким-то странным углом, едва не оторвав напрочь. Жалкое подобие некогда красивой и грозной машины.

— Унклар! — Тали присела рядом с терминалом АВИНЫ и что-то пыталась починить. — Готово! Может, она нам что-то подскажет?
— СПЕКТР Шепард, рада приветствовать вас на Цитадели. Рекомендую принять меры безопасности, на станции отмечено вторжение враждебных синтетических форм жизни. Служба безопасности Цитадели приносит свои извинения и заверяет, что принимает все меры для пресечения беспорядков и обеспечения правопорядка.

Фраза прозвучал каким-то издевательством над СБЦ. Недалеко от нас как раз лежали на холодных металлических плитах тела нескольких сотрудников.

— Что с Советом? Капитан Андерсон, Доннел Удина?
— Совет Цитадели эвакуирован согласно протоколу на борт флагмана Флота Цитадели, «Путь предназначения». В настоящее время флот Цитадели ведёт бой с флотом сил гетов. Я не имею информации о прочих гражданских лицах.
— Твою мать... Сарен! Где сейчас Сарен?
— Сарен Артериус сейчас пытается пробиться в зал Совета. Из-за численного перевеса синтетиков сотрудники безопасности Цитадели не могут произвести его арест. В настоящее время идёт бой в нижней части Зала совещаний.
— Надеюсь, лифт работает. Поторопимся!

Оставив АВИНУ в покое, мы бегом направились к скоростному лифту, который должен был доставить нас наверх. Если парни Паллина ещё хоть немного продержатся, мы ударим в спину гетам Сарена. Ускорение привычно прижало к полу, когда лифт начал скользить наверх. Прозрачная кабина позволяла видеть всё, что творилось вокруг. Какое-то движение привлекло внимание, но я никак не мог понять, что происходит.

— Цитадель закрывается! Духи, а это что?!

Восклицание Гарруса и вытянутая рука указали на исполинский корабль абсолютно невозможной формы. Больше всего он напоминал то самое членистоногое из видения протеанского маяка.

— Жнец...
— Шепард?
— Это Жнец. Это тот корабль Сарена на Иден Прайм. Жнец пришёл к Цитадели. Если мы не успеем остановить этого идиота, Жнец сам откроет ретранслятор в межгалактическое пространство. Всё как и говорил тот ВИ.

Лифт резко остановился, консоль погасла, оставив нас в полной темноте, освещаемой только огнями жилых районов Цитадели.

— Дерьмо! Придётся пробираться пешком. Хорошо ещё — до зала Совета немного осталось. Шлемы загерметизировать!

Выстрел разнёс прозрачный пластик, и мы выбрались на боковую внешнюю стену Башни. Гравитация была слабой, так что магнитные подошвы скафандра оказались крайне полезны. Я задрал голову наверх. Жнец неторопливо приближался, раскрывая свои лапы длиной с крейсер. При мысли о том, куда он направляется, мне стало как-то не по себе: кажется шли мы в одно место. Забег в поле слабой гравитации до ближайшего технологического люка был не самым приятным делом, но шансы на нашу победу таяли с каждым ударом сердца.

— Капитан! — задыхающийся голос Гарруса впился в уши. — Через две секции будет технический проход! Нам надо туда.
— Веди! — оказывается, мой голос был не лучше.

Втиснувшись в узкий лаз, я пополз вслед за Гаррусом. Извивистый путь всё вёл и вёл куда-то вперёд; казалось, что мы должны были пройти уже насквозь всю Башню, когда Вакариан остановился перед неприметной дверью. Из-за неё доносились звуки стрельбы.

— Мы окажемся на первом ярусе балконов. Оттуда можно спрыгнуть вниз, высоковато, но можно. Другого пути я здесь не знаю.
— А этот-то откуда узнал?
— Допрашивал одного умельца пробираться куда не положено. Уж не знаю, где он выведал про этот ход.
— Надо помочь парням Паллина, если они ещё живы. Вперёд!

Ворвавшись в открывшуюся дверь, я первым делом рванул к краю балкона. Двое последних сотрудников безопасности отстреливались от десятка гетов, пока второй отряд не меньшего размера обходил их с фланга. Жить парням оставалось пару минут.

— Беглый огонь!

Наши с Гаррусом снайперские винтовки резко поумерили прыть гетов, разом выведя из строя пару гранатомётчиков. Рекс выдернул автомат и поливал очередями второй отряд, не давая тому спокойно преодолевать расстояние. Тали снова активировала свою боевую программу, и три гета принялись расстреливать своих же соседей. Биотика Лиары и Кайдена на таком расстоянии была менее действенна, но щиты, поднятые азари и лейтенантом, хорошо нас прикрывали. Оба безопасника укрылись за колонной, получив хотя бы временную передышку. Добив оставшихся синтетиков, я перемахнул через ограждение балкона и прыгнул вниз. Скафандр совсем немного притормозил падение, и я чувствительно приземлился на пол площадки, перекатом гася энергию. Рекс без колебаний последовал за мной, Гаррус с небольшой паузой тоже сиганул вниз. Лиара использовала свою биотику и плавно опустилась вниз, окружённая ореолом молний, Кайдан, глядя на неё, постарался изобразить что-то подобное, но отсутствие практики таких полётов сказалось, и он брякнулся с высоты около метра на пол, не удержавшись на ногах. Наверху оставалась лишь Тали, и она никак не могла заставить себя прыгнуть вниз, цепляясь руками за ограждение яруса. Я подошёл ближе, пока кроган и турианец прикрывали нас.

— Тали, прыгай! Не бойся, я поймаю тебя.

С приглушённым криком, она разжала свои руки и шагнула в пропасть, всецело доверяясь мне. Её такое лёгкое тело упало в подставленные руки, и меня пригнуло до пола, боль в мышцах и жалобно заскрипевшие сервоприводы разом показали опасность таких экспериментов. Прижав её к себе, я тихо сказал, надеясь что меня услышит только она.

— Ну вот и всё, а ты боялась.

Неуверенно хихикнув, девушка опустила ноги на пол и я отпустил её из объятий. Оба сотрудника безопасности, азари и человек, подошли к нам.

— Лейтенант Дайсли и рядовой Тиннер, сэр!
— СПЕКТР Унклар Шепард. Доложите обстановку лейтенант.
— Хвала Богине, что вы здесь, СПЕКТР! Пять часов назад поступили первые сообщения о появлении враждебных синтетиков на посольском уровне. СБЦ переведена на оранжевый режим, через полчаса мы потеряли центр уровня, директор Венари Паллин установил красный режим. Сотрудники на местах в жилых секторах сообщили о нападении гетов и неизвестных форм жизни по всем кварталам. Установлен чёрный режим, начата эвакуация Совета Цитадели. Флот переведён в боевую готовность номер ноль! Группе охраны Башни Совета передан приказ удерживать позиции до разрешения ситуации на станции. Флот начал эвакуацию посольств и торговых представительств. Час назад флот СБЦ был атакован силами гетов по всему периметру станции. Около роты синтетиков атаковало позиции группы безопасности Башни. Собственно, мы с рядовым — все кто остался в живых. Что происходит на станции, невозможно сказать: одновременно с атакой флота отключилась вся связь.
— Лейтенант, вместе с гетами был Сарен?
— Простите, сэр, во время этого боя мне было некогда искать там кого-то.
— Ясно, поверим опытным путём. Прорываемся к верхней площадке. Думаю, там наш искомый и будет. Вы оба временно поступаете под моё командование. Вопросы есть?
— Так точно, сэр! Никак нет, сэр!

Подъём по лестницам превратился в то ещё испытание. Геты отчаянно сопротивлялись, обстреливая каждый клочок свободного пространства. Стоило на секунду высунуться, и ты получал хороший выстрел, сносивший половину щита. Медленно, но верно, мы пробивались всё выше и выше, не стараясь беречь боеприпасы. Если сейчас мы опоздаем, будет абсолютно не важно сколько гранат и аккумуляторов щитов осталось у каждого из нас. Эта мысль подгоняла всех, и мы лезли навстречу пулям, зачастую стреляя наугад, лишь бы успеть пройти ещё пару шагов до того, как сядет полностью щит и начнут крошиться под выстрелами пластины брони.
Который уже раз я мысленно благодарил Рекса за предложенную помощь и себя за то, что решился принять его в команду. Все мы здесь делали одно дело, оставив разногласия позади, где-то очень далеко. То, чего так не хватало в мирной жизни всем нам, на войне было само собой разумеющимся. Просто иначе нельзя, нельзя не доверять тому, кто прикрывает тебе спину, чью спину прикрываешь ты сам, подставляясь под пули и осколки, корчась когда сталь впивается в твоё тело и чувствуя боль твоего напарника как свою, когда его спина вздрагивает от попаданий.
Тиннет погиб всего за пару ступенек до верха, прикрыв своего лейтенанта от выстрела в упор неведомо откуда взявшегося гета. Бок человека превратился в дымящийся кровавый провал, дробовик безжалостно разнёс в клочья броню и тело под ней. Молодой парень рухнул наземь, утянув за собой азари. Улыбаясь белыми губами, он выдохнул ей вместе с потоком крови.


— Всегда хотел сказать... у тебя самая классная задница... Дай...


Голова человека безвольно мотнулась в сторону и он затих навсегда. Лейтенант остановившимися глазами смотрела на него, пытаясь хоть что-то ответить. С нечленораздельным воплем, окружённая биотическим полем, она рванула вперёд, не считаясь со всеми гетами разом. Её автомат стрелял длинными очередям, давая нам возможность прорваться наверх. Рекс на ходу сбил плечом обезумевшую азари на пол и парой ударов размозжил головы последним гетам. Я пригибаясь подбежал к лежащей ничком азари и перевернул ей на спину. Её ярко-синие глаза смотрели куда-то далеко, уже не видя ни меня, ни Зала Совета. Её броня была пробита во множестве мест, из отверстий сочилась синяя кровь. Я активировал инструметрон, надеясь на медицинский модуль, когда губы Дайсли дрогнули.


— Не смей... меня называть Дай... Эрик...


Её смерть почему-то взбесила меня сильнее, чем смерть того парня-землянина. Сменив последний аккумулятор, я шагнул на открытое пространство, и тотчас ледяной душ в виде пары выстрелов вернул меня в реальный мир, заставляя броситься вперёд головой под прикрытие низкой колонны. Остальные открыли огонь на подавление и смогли прорваться ко мне на выручку. Я выглянул из-за колонны, рискуя получить пулю промеж глаз. Огромный сложнейший терминал был активирован на том самом месте, где когда-то стоял я сам с послом и капитаном Андресоном, добиваясь от Совета решения по Сарену, на том месте, на котором я дал клятву защищать Пространство Цитадели. Сейчас там стоял Сарен, держа в опущенной руке пистолет. Он казался абсолютно спокойным, даже уверенным в своей победе. Его голос, не искажённый сейчас ничем, разнёсся по залу неожиданно громко.


— Ты подзадержался, Шепард. Надеюсь, это не мои геты помешали тебе придти сюда вовремя?
— Эти жестянки? Нет, Сарен, это пустяки. После того как ты не получил рахни и особенно кроганов...
— Могу отдать тебе должное, ты отнял у меня возможность быстро создать армию и излечить генофаг. Надеюсь у тебя найдётся что сказать кроганам, когда они узнают об этом. И да, операция была выполнена превосходно, признаю. Но это лишь на мгновение отсрочило мои планы. Что до рахни... Нет, от них была нужна только информация, жаль что эта старая шлюха смогла выйти из-под повиновения в последний момент. Несмотря на свой возраст, она была вполне ещё ничего, достаточно горяча. Говорят, гены передаются по наследству — надеюсь, твоя азари не хуже и ты хорошо развлекался в пути, когда гонялся за мной. С кварианками это ведь возможно гораздо реже.


Лиара и Тали дёрнулись вперёд, и Гаррус с Кайданом едва успели перехватить обеих, не давая сделать необдуманный поступок. Сарен, не обращая ни малейшего внимания на девушек, продолжил.


— Знаешь, в чём твоя ошибка Шепард? То, что делаю я, спасёт гораздо больше жизней, чем всё, что сделал за весь период свого существования Совет! Жнецы всё равно победят, это неизбежно. Ты видел, что стало с протеанами, а они были намного выше нас по уровню развития! Единственный шанс — быть полезными, пусть даже ценой жизней миллионов, но мы сможем спасти сами наши виды от необходимого уничтожения! Присоединись ко мне, вместе мы сможем гораздо больше! Совет никогда не пойдёт тебе на помощь!
— Сарен, за одно это тебя стоило бы пристрелить, как бешеную тварь, но у тебя слишком большой послужной список, так что на быструю смерть не рассчитывай.
— Быструю смерть? — он расхохотался. — Ты, жалкая обезьяна, думаешь что я близок к своей смерти?! Нет, я буду жить столько сколько захочу! Через полчаса Властелин получит полный контроль над станцией, и в этот мир вернуться Жнецы во всей своей величественной мощи!
— Это мы ещё посмотрим, ублюдок. Огонь!


Вокруг тела турианца заплясал бешеный ореол молний. Его щит успешно сопротивлялся огню из шести стволов с убойной дистанции, не давая даже минимальных признаков провала. Глаза предателя горели каким-то странным огнём, делая его похожим на... на...


— Рекс — ЭМ-гранаты! Тали! Бей его своей штукой!


Сорвав с пояса последнюю, я швырнул её в турианца, даже не собиравшегося атаковать нас и наслаждавшегося своей неуязвимостью. Три вспышки взрывов на какой-то миг разорвали целостность щита, и Тали активировала свою программу. Тело Сарена полыхнуло молниями разрядов, совсем как те геты что попадали под его воздействие. Гаррус мгновенно сориентировался и добавил зажигательную, пока щит был отключён и Сарен оказался беззащитен. Плазма охватила тело Сарена, буквально тут же щит восстановился, но для огня было уже всё равно. Пожираемый пламенем, турианец валко шатнулся на краю помоста и тяжело рухнул вниз, пробив стеклянный пол и с гулким лязгом ударившись о камень. Огонь пожирал тело и механизмы, испепеляя то что было когда-то СПЕКТРом Сареном Артериусом. Чёрная копоть карикатурно повторила на валуне силуэт погибшего турианца. Перед глазами ещё были эти мгновения, плоть, срощенная с металлом, узлы, похожие на те, что были в хасках... Тряхнув головой и отогнав эти видения, я шагнул вперёд.
Здоровенная голопанель, лишь отдалённо напоминавшая те, что использовали наши расы. Сюда, видимо, сходились все данные, все сигналы, всё, что только можно представить и остальное, что всегда было скрыто от глаз. Разобраться в сложном управлении было невозможно, что тут что означало, я никогда бы не смог понять, дай мне и сотню лет. Да и никто из моих спутников, пожалуй, тоже. Один из символом показался мне смутно знакомым, словно я видел карикатуру на него. Кажется, тот ВИ на Илосе показывал что-то подобное. Я коснулся голограммы, активируя этот значок. Тотчас проснулась внешняя связь, сквозь команды, запросы и крики пробился голос какой-то азари.


— Это «Путь предназначения»! Все кто меня слышит, прикройте нас! На борту члены Совета! Нам необходима поддержка, серьёзные повреждения! Повторяю, это «Путь Предназначения»!


Голос Джокера среди всеобщей какофонии показался мне ангельским пением.


— Капитан! Наконец-то вы на связи. А то я начал уже было беспокоится. Что... этого не может быть! Капитан, скажите мне, что вы на Илосе, и наш ВИ просто сошёл с ума!
— Спокойнее, Джокер, мне нужен здравомыслящий пилот. Мы всем отрядом на Цитадели, где вы находитесь?
— Вот чёрт! А мы значит, пёрлись по туевой куче ретрансляторов, чтобы добраться до Арктура? Мы на Арктуре, со всем Пятым флотом, готовы выдвинуться к Цитадели в любой момент! Вот только все ретрансляторы в вашем секторе заблокированы. И мы принимаем сигнал бедствия с азарийского линкора, капитан.
— Джокер, я постараюсь разблокировать ретрансляторы. Передайте Хаккету — «Путь Предназначения» надо спасти любой ценой!


Я активировал программу протеан, надеясь, что они знали, что делали. Терминал вспыхнул несколькими странными символами, и вдруг между плотно сомкнутыми секторами станции начали медленно появляться узкие трещины.


— Шепард, станция открывается снова. Но если сейчас ваш флот придёт на помощь, его потери будут велики.
— Я знаю, Гаррус. Так надо. Если не будет Совета, восстановить всё это будет невозможно.
— Есть, капитан! Мы уже в пути! — Джокер излучал энтузиазм.
— Прессли, дайте общую связь с экипажем.
— Связь с палубами фрегата установлена, капитан.


У меня перед глазами промелькнули знакомые лица моего экипажа. Надеюсь, они смогут выжить в предстоящей бойне. Что будет с нами, находящимися на линии огня флота, я старался просто не думать. Я нисколько не сомневался в мощи Жнеца и лишь искренне надеялся, что совместных усилий флота Альянса и остатков эскадры азари и турианцев хватит, чтобы разнести это синтетическое дерьмо. Сейчас уже не играло роли количество потерь при этом нападении, сейчас решалось главное: будем ли мы жить или нас уничтожат эти дьявольские машины. Не было сомнений, вспоминая видения маяка, в судьбе каждой органической расы, если мы сегодня проиграем. Лозунг «Победа или смерть!» в этот час был актуален как никогда.


— Говорит капитан Шепард. Все вы знаете, что мы преследовали виновного в предательском нападении на Иден Прайм, в смерти капрала Дженкинса и старшего сержанта Уильямс. Но наша задача теперь не только предотвратить подобное в будущем, наказав преступников! Нет, наша задача вышла за эти простые рамки. Угроза нависла над всем Пространством Цитадели, над каждым разумным живым существом, и мы сейчас — первая и последняя линия обороны. И мы же — первая линия атаки! Не буду лукавить, сейчас мы идём в бой, исход которого не сможет предсказать никто, ни один компьютер, ни один пророк! И поэтому, я требую от каждого из вас больше, чем он делал до этого времени. Мы все сделаем невозможное, то, во что не верит наш враг, собрав у себя огромный флот — мы победим! Ради жизни наших детей, матерей и отцов, сестёр и братьев, жен и мужей, ради самой Земли и Цитадели, ради каждой расы — мы пойдём в бой и выйдем из него победителями! Нас никто и ничто не сможет остановить! Наши боевые братья и сёстры, к какой бы расе они не принадлежали, уже приняли беспощадный бой и сегодня, мы все будем биться плечом к плечу! Все вместе мы сможем победить нашего общего врага! «Нормандия» — В БОЙ!


Мы не могли этого видеть, но я мысленно представлял как сейчас через ретранслятор одни за одним выходят корабли Альянса, сначала истребители, потом фрегаты, крейсера, и наконец короли сражений: линкоры и несущие крейсера. В эфир вышел сам адмирал Хаккет.


— Корабли Альянса — в бой! Спасти «Путь Предназначения» любой ценой!


Свет Вдовы проникал сквозь распахивавшиеся створки и мы могли в мельчайших подробностях рассматривать Жнеца с минимального расстояния.


— Эта форма... я где-то её уже видела.


Лиара потрясённо рассматривала исполинский корабль, растопыривший свои лапы и явно собиравшийся пристыковаться к станции.


— Я так думаю — в видении маяка, — я слишком хорошо помнил эти кадры.
— Нет! То есть, там тоже, но я видела их раньше где-то! Совсем в другом месте... Вспомнила! Н-но это же не может быть... Спутники одного газового гиганта, они выполнены в виде похожих статуй! Но им миллионы лет! Неужели Жнецы могут существовать столько?!
— Думаю, сейчас это уже не важно. Надо убираться отсюда. Программа протеан сработала, больше сделать здесь мы ничего не сможем. Уходим.


Однако сделать это оказалось несколько труднее чем сказать.


— О, Кила...


Тали обречённо выдохнула. С нашей позиции был прекрасно виден весь Зал Совета. От лифтов, полноводной рекой к нам бежали синтетики и хаски. Балконы оставались пока пусты, но кроме Лиары и может, Кайдана, никто не смог бы забраться туда.
Расположившись за импровизированными укреплениями, мы приготовились дать отпор этому войску. «Ламанта» ахнула дважды, термобарические гранаты превратили площадку внизу в пылающий ад. Отбросив бесполезный гранатомёт, я вытащил снайперскую винтовку. До того, как всё закончится, она успеет отобрать не одну жизнь. Гаррус уже вёл огонь, благо здесь не было недостатка в целях.


* * *

Джокер с бесшабашностью пилотировал «Нормандию», исполняя пируэты и заставляя корабли противников пытаться угадать его непредсказуемые манёвры. Флот синтетиков крепко прижал турианцев и азари, сковав их боем, пока около десятка крейсеров обрушились на «Путь Предназначения», пользуясь своей манёвренностью и уходя из-под удара основных орудий линкора. Вокруг станции кружились обломки кораблей, между ними носились истребители и перехватчики, нанося и уворачиваясь от ударов друг друга. Джокер исполнил такой резкий разворот, что фрегат синтетиков, пытаясь преследовать, его на полном ходу влетел в бок корабля, атаковавшего турианский крейсер. Сила столкновения была такова, что оба корабля гетов вышли из боя, потеряв щиты и ход. Капитан турианцев не мог не воспользоваться таким подарком и обрушил град выстрелов основного орудия по ним. Джокер пристроился к атакующим порядкам Пятого флота и вместе со всеми навалился на крейсера синтетиков.


— Говорит капитан крейсера «Варшава» Томас Бридер, Альянс Систем. «Путь Предназначения», вы в безопасности. Повторяю, вы в безопасности.


Ободрённые нежданной подмогой, турианцы и азари усилили натиск на гетов, и флот синтетиков попал между двух огней. Не выдержав совместного натиска, их флот потерял строй, и началась настоящая бойня. Хаккет, как мог, старался управлять своим соединением, не допуская дуэлей отдельных кораблей. Два линкора держались позади, методично обстреливая те крейсера, что оказывались в зоне прямого выстрела. Сопротивление синтетиков медленно, но неуклонно падало, с каждый взорванным кораблём уменьшался и потенциал их сети, отвечавший за принятие стратегических и тактических решений. Наконец, группа из трёх крейсеров и десятка фрегатов на полной скорости попыталась прорваться и смела заслон, намереваясь уйти к ретрансляторам. Хаккет тотчас отдал приказ арьергарду заняться судами противника, направляя оставшиеся корабли к станции.


— Сэр! Станция открывается!
— Отлично — значит, Шепард смог это сделать. Общую связь с флотом Цитадели.


Адмирал секунду молчал, размышляя над предстоящим боем.


— Говорит адмирал Хаккет, Альянс Систем. Наша первоочередная цель: вернуть контроль над станцией. Противник — судно неизвестного класса, предположительно линкор.


Мелодичный голос азари отозвался мгновенно.


— Совет Цитадели подтверждает полномочия адмирала Хаккета. Корабли флота Цитадели в вашем распоряжении, адмирал.
— Благодарю Советник. — Адмирал чуть наклонил голову. — Истребители в бой! Суда поддержки, вторая линия. Ударные соединения, занять позиции.


Неторопливым линкорам требовалось время довернуть до цели, более манёвренные крейсеры и фрегаты перестраивались на атакующий строй. Рой истребителей разделился на несколько колонн. Набрав скорость, они устремились к туше вражеского линкора.


— Господи! Да он просто огромный!


Голос кого-то из пилотов прорвался в эфире. Стоило пилотам пересечь некую границу, как более десятка тонких лучей пронизали пространство и ударили по наступающим. В холодном космосе вспыхнули искорки пламени. Лазеры этого исполина безжалостно полосовали и полосовали истребители, не давая даже малейшего шанса приблизиться на дистанцию атаки. Ударные дроны сходили с ума, взрываясь или пытаясь атаковать дружественные цели. Никогда за всю свою долгую жизнь Хаккет не сталкивался с таким противником.


— Истребителям — отступить! Дроны использовать в качестве щита!


Оставшиеся в живых пилоты пытались отступить, но для многих этот бой стал последним. Адмирал с болью в сердце смотрел как взрывались один за другим его корабли. Флот уже перестроился и был готов к атаке, линкор противника пытался развернуться перед станцией, но огромные размеры и масса не давали ему выполнить это слишком быстро. Соединённый флот Альянса и Цитадели обрушил всю огневую мощь на снтетика.


— Входящий с «Варшавы», сэр!
— Включайте.


На голограмме появился каперанг Бридер.


— Сэр, противник слишком силён! Мы не можем пробить его щиты! Надо отступать!
— Продолжайте атаку, каперанг. Линкоры готовы открыть огонь.
— Слушаюсь, сэр!


Хаккет вызвал капитана «Пути Предназначения», матриарха Лиданию.


— Сколько вам требуется времени на ремонт?
— Дайте нам ещё полчаса! Мы вводим в строй основной калибр!


Адмирал кивнул, отключаясь с линии связи. С силой сжав кулаки, он выругался вполголоса.


— Если только через полчаса от нас хоть что-то останется!


Наша позиция позволяла нам долго сдерживать весьма не маленькую армию, во всяком случае до того времени, пока нас не обошли бы сверху. Рекс был в своей стихии, боевой мастер наконец-то получил достойного врага, во всяком случае количественно. Если бы была хоть малейшая возможность отвлечённо понаблюдать за ним, это было бы завораживающее зрелище. К сожалению, отвлекаться ни у кого из нас возможности не было.


— Шепард! Прикрой!


Кайдан высунулся из-за стены и вскинул руку, поднимая в воздух нескольких хасков. Тали подстрелила еще двоих, успев взломать гета. Длинная очередь откуда-то сбоку пробила её щит и заставила вскрикнуть и скорчиться в укрытии, выронив дробовик. С левой руки на пол закапала кровь, кварианка одной рукой вытащила аптечку и приложила её к месту ранения. Внезапно по лестнице вниз устремилась настоящая волна энергии, сбивая с ног и калеча поднимавшихся синтетиков и хасков. Лиара тяжело привалилась к стене: подобный фокус отнимал массу сил, но сейчас это дало нам так необходимую передышку, пока те атакующие, кто уцелел, готовиись к новому приступу.
По полу замерцали вспышки, и я повернул голову к здоровенному обзорному стеклу. Жнец прекратил движение к нам и теперь величественно разворачивался, готовясь к атаке союзного флота. Из-за космической пыли наши корабли видно не было, но вспышки щита «Властелина» отчётливо говорили о том, что Хаккет вступил в бой. Зрелище привлекало к себе внимание, но выстрел снизу вернул обратно от созерцания к действию. Наш бой, как и бой адмирала Хаккета, ещё не был закончен.

* * *
Линкор спокойно принял полный залп флота Хаккета, ничем не показав, что это для него было сильнее комариного укуса. Оба линкора второго флота уже навели орудия на цель, но адмирал не торопился вводить их в бой. Пока азари не починят свой корабль, он будет тянуть до последнего, придерживая свой козырь. Вражеский корабль наконец смог выйти на угол атаки и тотчас смертельный красноватый луч ударил по ближайшему крейсеру. Ни щиты, ни броня не смогли отразить этот удар и корабль взорвался огромным облаком огня, разлетаясь тысячей обломков в разные стороны. Капитаны кораблей пытались маневрировать, не попадая под этот чудовищный удар, но ещё несколько выстрелов превратили «Варшаву» и «Эмден» в облака плазмы. Адмирал сжал кулаки, ногти впились в ладони до крови, но он так и не отдал приказ атаковать линкорам Земли. Снова и снова бил луч этого исполина, уничтожая крейсеры людей и турианцев.
Несмотря на превосходство в огневой мощи противника, ни один капитан не выходил из боя, каждый стремился атаковать до победного конца. Наконец вспыхнул терминал связи с азари.


— Адмирал! «Путь Предназначения» восстановил питание главного калибра, щиты держатся на уровне сорок восемь процентов от максимума! Мы готовы атаковать, цель перед нами!
— Вовремя, — адмирал сглотнул комок в горле. — Беглый огонь!


Палуба дрогнула под ногами, когда первый снаряд вырвался из ускорителя и направился к цели. Вибрация стала постоянной, снаряды разогнанные до огромных скоростей, летели точно в цель. «Надеюсь мы не слишком много раз промахнёмся» — мрачная мысль при взгляде на жилые сектора Цитадели посетила адмирала.
С атакующих крейсеров было прекрасно видно как первые снаряды попали в щиты гиганта, и даже их мощность не была достаточной чтобы выдерживать подобные удары.


— Сэр! Мощность щитов противника снижается!
— Продолжайте огонь!

* * *

Уже каждый из нас получил не по одной отметине на своей шкуре в этом бою. Кайдан и даже Лиара вымотались настолько, что не могли использовать свои способности, переключившись на оружие. Случайный выстрел гета разбил оптику на снайперке Гарруса, и турианец с сожалением бережно положил на пол винтовку, доставая автомат. Под непрерывным огнём он смог спуститься ниже к Рексу, прикрыв тому спину, пока Кайдан менял аккумулятор щита и перезаряжал встроенную аптечку. Я вскинул винтовку и снял ещё одного здоровенного гета с пулемётом. Все мышцы уже ныли, намекая, что бой идёт давно и конца-края ему пока не видно. Тали и Лиара укрылись за большой колонной, пытаясь хоть немного передохнуть и залечить раны. Мои глаза раз за разом возвращались к ним. В голове билась одна мысль, какого чёрта они должны быть на этой войне?
Всё вокруг внезапно потеряло цвет, оставив лишь боль и резь в глазах. Вокруг бушевал белый свет, ослепительный и невыносимо яркий, выжигающий глаза сквозь плотно сомкнутые веки. Боль прошла, но в глазах продолжали плавать пятна, не давая разглядеть что-либо. Пытаясь отморгаться, я повернул голову к окну, через которое пришла эта вспышка. Среди разноцветных пятен, на том месте где недавно темнела туша Жнеца, распадалось огромное облако обломков разных размеров и форм. Мне показалось что один из них постепенно увеличивается в размерах, так как если бы он...


— ЛОЖИСЬ!!


Взрыв этого левиафана был чертовски красив, и посреди ликования и радостных криков всего мостика, Хаккет поймал себя на мысли что это самое прекрасное зрелище которое он видел. Он коротко вздохнул, бросив взгляд на проекционную карту, треть Пятого Флота Альянса Систем погибла здесь, защищая Цитадель. Восемь крейсеров превратились в братскую могилу для двух с половиной тысяч людей. Со времён войны Первого контакта Земля не теряла столько своих солдат в одном бою. И это не считая пилотов истребителей и экипажей фрегатов. Оставалось надеяться, что оно того стоило. Отдав команду спасательным партиям приступить к поиску выживших, Хаккет отправился на адмиральский челнок, чтобы лично передать весть о победе Совету.
На борту «Пути Предназначения» его встретил полный почётный эскорт десантниц-азари, выстроившихся по обе стороны челнока. Адмирал ступил на палубу флагмана и прошёл по этому живому и весьма соблазнительному коридору, отдававшему честь своему спасителю, к матриарху Лидании, ожидавшей его у внутренней шлюзовой камеры. Обменявшись приветствиями, капитан линкора и адмирал флота Цитадели пригласила его внутрь, лично сопровождая к членам Совета Цитадели.


— Я не могу выразить всех слов признательности за ваши жертвы и спасение наших жизней, адмирал. — Советник Тевос встала и протянула руку земному адмиралу. — Но как получилось что вы успели придти вовремя?
— Шепард смог прислать на Арктур «Нормандию», предупредив нас о готовящемся вторжении гетов от Илоса. Пятый флот был переведён в боевую готовность и мы стояли перед ретрансляторами на Цитадель. Второй флот был готов встретить гетов, если бы они атаковали Землю.
— А сам СПЕКТР?
— Предположительно остался на Илосе, пытаясь помешать Сарену найти Канал.
— К сожалению, Сарен смог его найти, иначе Цитадель никогда не была бы атакована. Каким-то образом геты смогли попасть на станцию и атаковать СБЦ. Боюсь, что капитан Шепард погиб. — Советник Валерн не скрывал своего разочарования.
— Нам стоит вернуться на Цитадель и оценить степень разрушений. Кроме того, это поднимет дух всех жителей. Помощь Альянса была бы крайне необходима сейчас. На станции могут быть ещё геты и сил СБЦ, если они ещё остались, не хватит на обеспечение порядка.
— Мои люди готовы оказать любую посильную помощь Советник. Пятый флот останется здесь для обеспечения безопасности до того момента когда его смогут сменить силы СБЦ.

Отредактировано SVS



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 20.04.2012 | 2696 | 9 | Сын Земли, unklar | unklar
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 40
Гостей: 35
Пользователей: 5

Belisenta, ARM, bug_names_chuck, Darth_LegiON, Батон
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт