Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Сын Земли. Глава 19. Часть 3

Жанр: экшен/приключения/драма;                                                                               
Персонажи: м!Шепард, Тали, Кайден, Лиара, Рекс, Гаррус, команда "Нормандии SR-1" и т.д.;
Аннотация: Встреча матери и дочери, милосердие;
Статус: в процессе.



/publ/19-1-0-2663  
Вагон наземки ждал нас уже на перроне, гостеприимно открыв двери. Сюрпризов больше не было, несколько пятен синей крови на сидениях вагона не в счёт. ВИ Мира сообщил нам, что до конечной станции ехать около часа, и можно было пока немного перевести дух. И подготовиться к встрече с двумя враждебными группами. Лиара сидела как на иголках, постоянно вздрагивая и что-то мучительно обдумывая. Гаррус тоже заметил метания юной азари.
— Доктор Т’Сони, что вас так тревожит?
— Они отправились в самое логово этих тварей. Там... перед перроном... как они тут смогут выжить? Этих чудовищ должно быть больше всего там, куда мы направляемся. Как мы выживем?
Она уронила голову на руки.
— С вами идёт кроган, доктор. В своё время мы победили рахни, а уж каких-то жучков я и один перебью.
Странная мысль посетила мою голову.
— Рекс, а как выглядели рахни?
— Я почём знаю. Их победили задолго до моего рождения. Всё что осталось от них для нас — ярость и ненависть в памяти народа. За две с лишним тысячи лет как-то позабылось, какие они, Шепард.
— Ты думаешь — это они? — Гаррус повернул ко мне голову.
— Не знаю, просто шальная мысль пришла. Может, просто с какой-нибудь планеты притащили паучка и вывели вот это. Не знаю. Нам с лихвой хватит и гетов, рахни — это перебор. Но... все помнят, где ретранслятор Мю? Если всё сложить, то чёрт-те что получается. Пусть я параноик, но и всё это задание становится полным безумием.
— Знаешь, капитан, что-то в этом есть. Только откуда их смогли вытащить, ведь кроганы полностью стёрли этот народ с лица Галактики.
Кайдан задумчиво барабанил пальцами по цевью автомата.
— Надо осторожно обследовать эти лаборатории.
Вагон, плавно снижая скорость, подходил к перрону и наконец мягко качнулся, останавливаясь окончательно. Автоматические двери бесшумно разошлись, выпуская нас в холодную пустоту станции. Полная тишина была неестественна, заставляя вслушиваться в себя и каждый миг ждать опасности. Следов ранее прибывших или выживших здесь не было, хотя о каких выживших могла идти речь, если вспомнить, что смогли сотворить те твари, которые добрались до основной базы? Вестибюль станции не отличался по оформлению от любого другого помещения на Новерии. Наши шаги гулко отдавались под высоким потолком, лишний раз намекая на безлюдность комплекса.
Коридор вывел нас на большую площадку, видимо совмещённую с зоной отдыха. Диваны, кресла, новостные терминалы — всё, что компания сочла нужным предоставить для своих сотрудников в перерывах между созданием вот таких вот прелестных зверушек. Теперь, правда везде можно было видеть пятна крови и части тел, уже ставшие привычными атрибутами Новерии для нас. Кажется, тут вдосталь порезвились эти жуки. Три лифта вели к другим частям комплекса, но первый же терминал лифта на попытку его вызвать взорвался снопом искр и весёлым огоньком, быстро потухшим. Терминалы второго и третьего были исправны, но отнюдь не собирались нас куда-то пускать.
— Мира! — Я искренне надеялся что здесь был рядом терминал ВИ.
— Да, СПЕКТР.
Фигура засветилась чуть поодаль, рядом с какой-то стойкой.
— Куда ведут эти лифты?
— Первый лифт ведёт в зону лабораторий, доступ запрещён для всех сотрудников и посетителей, не задействованных в соответствующих проектах, лифт номер два ведёт в зону отдыха и проживания сотрудников лабораторий, лифт номер три — риск-лаборатория. Доступ не ниже уровня пять, только в сопровождении службы безопасности.
— Мне нужно увидеть матриарха Бенезию, где она сейчас?
— Обширные повреждения сенсорной сети не позволяют вычислить текущее положение леди Бенезии. Согласно правилам безопасности, я не могу обеспечить вам доступ в зоны отдыха персонала. Доступ в закрытые области может быть осуществлён только с заверенного согласия уполномоченного персонала компании «Байнери Хилекс».
— Чтоб тебя... В зоне отдыха есть выжившие?
— Минуту, пожалуйста. Да, начальник службы безопасности, капитан Вентралис, оповещён о вашем прибытии. Доступ к зоне отдыха разрешён.
Консоль лифта мигнула и загорелась ровным зелёным цветом, подтверждая слова ВИ. Тали тотчас вызвали нам лифт.
— Спасибо, Мира.
— Пожалуйста, СПЕКТР, перехожу в режим ожидания.
Спуск вниз занял некоторое время, помещения были видимо специально заглублены в качестве меры дополнительной безопасности. Двери открылись и я шагнул на площадку поста безопасности, все возможные проходы которого были перекрыты импровизированными баррикадами. Стоило нам выйти, как на нас уставилось несколько стволов.
— Отставить! — голос человека, отдавшего команду, выдавал крайнюю степень усталости. — Добрый день, СПЕКТР, фактически, рад бы вас видеть в лучшее время. Капитан службы безопасности Вентралис.
Над баррикадой показалась голова человека в шлеме с поднятым стеклом. Осунувшееся лицо с глубоко запавшими красными от недосыпания глазами красноречиво говорили о его состоянии.
— Мира передала мне о вашем появлении, спасибо, что активировали её на Пике. Доктор Коэн уже смог с её помощью вытащить пару моих ребят с того света. Жаль, что вы не прибыли раньше.
— Капитан Шепард, СПЕКТР. Рад что смог помочь вам, капитан. Может, пропустите нас внутрь? Мне необходимо побеседовать с матриархом Бенезией.
— Леди Бенезия отбыла в лабораторию «Зета», здесь остались только несколько учёных, да мои парни охраны. Слушайте, я не могу рисковать их жизнями, пока нас каждый час атакуют твари из риск-лаборатории. Вот доступ к ней, — он метнул мне карту доступа. — запустите там цикл очистки, Мира вам поможет. И тогда я постараюсь сделать всё чтобы помочь вам.
— Почему вы сами не сделаете этого? — Вакариан смотрел в упор на капитана.
— Мои парни на ногах уже пятые сутки, мы сидим на стимуляторах. Если мы уйдём зачищать это гнездо, твари сожрут всех здесь. Помогите мне, я постараюсь помочь вам.
Тон капитана был какой-то странный, словно ему не очень нравилось то, что приходилось делать. Но ждать абсолютной адекватности от человека, сдерживающего атаки этих паразитов, имея под рукой всего несколько человек уже пятые сутки, не приходилось. Кивнув ему на прощание, я повернулся обратно к лифту.
— Почему всем кажется, что нам нравится лезть в самое пекло? — Тали пожала плечами.
— А разве нам не нравится? — Рекс хохотнул в ответ словам кварианки.
Терминал третьего подъёмника загорелся зелёным на пропуск Вентралиса и начал опускать нас в глубины ледника, в котором были вырублены помещения риск-лаборатории. Площадка перед лифтом была обманчиво пуста, но стоило шагнуть в коридор, как изо всех щелей попёрли наши знакомые. Вот здесь уже пришлось довольно туго, никаких укрытий не было, и несколько больших «пауков» принялись оплёвывать нас своей дрянью, так что пришлось постоянно уворачиваться от потока кислоты и стараться вести прицельный огонь. Сингулярность Лиары подняла в воздух целую толпу мелких тварей и всё вокруг разбрызгало мириадом мелких капелек кислоты. Пара плазменных гранат довершила дело, но почти у всех пластины брони изрядно пострадали от этих атак.
— Вернёмся, я этому капитану лично голову откручу! Не мог он не знать, что здесь творится!
Рекс со злостью отпихивал куски хитина с дороги. Не мог пожалуй, мысленно я согласился с кроганом, но зачем посылать на верную смерть людей, которые могли бы помочь тебе прорваться к монорельсу? Это было странно, особенно в его ситуации. Если он так заботился о своих учёных, правильнее было бы постараться вывести всех оттуда, прикрывая вместе с нами их отход.
— Надо заблокировать эти двери. На всякий случай, не хочется оказаться «случайно» запертым здесь. Тали, управление лифтом возможно перехватить?
— Сейчас.
Кварианка вскрыла панель терминала и начала что-то там перекоммутировать и обрывать какие-то шлейфы.
— Всё, лифт теперь не будет подчиняться удалённым командам.
— Двигаемся дальше.
Заблокировав все двери, попадавшиеся нам на пути, мы добрались до центрального офиса лаборатории. Тела представителей всех рас попадались практически везде, иногда вместе со своими убийцами, чаще просто разорванные на части и обожжённые кислотой. Коридор упирался в очередную дверь, с надписью по бокам: «Начальник лаборатории Тета».
Большое помещение было почти пустым, несколько больших экранов занимали почти всю стену, напротив стоял одинокий стол. Обезглавленное тело всё ещё располагалось в когда-то комфортном кресле, побуревшем от крови. Нападавшая тварь снесла голову и вырвала внутренности из человека, отбросив в сторону так, что кишки кровавой полосой тянулись почти до стены. Сейчас же этот образчик ярости и ненависти, поднявшись на распрямившихся лапах, стоял напротив нас, угрожающе поводя длинными «руками», сводя и разводя клешнеподобные пальцы. Шквал пуль и биотики отбросил его назад, разбрасывая куски хитинового панциря и заливая всё вокруг зелёной кровью.
Я осторожно зашёл в помещение, опасаясь новой атаки. Мониторы показывали какие-то помещения, заполненные оборудованием и этими тварями, иногда были видны тела персонала. Судя по графикам и многочисленным таблицам, именно здесь велись исследования этих чудовищ. Лиара и Кайдан просматривали данные, пытаясь найти какие-нибудь ответы — откуда появились монстры и кто они вообще, равно как и что именно здесь исследовали. Тали старалась не отходить от меня, это место ей было очень неприятно. Гаррус отодвинул кресло с трупом и принялся просматривать терминал.
— Шепард, здесь есть кое-какая информация.
Ярослав Тартаковский — прочитав имя, я покосился на обезглавленное тело — был руководителем этой лаборатории и весьма многословно описывал свои труды. Среди большого количества записей и аудиофайлов удалось наткнуться на кое-что любопытное. Последние записи описывали произошедшее здесь.
«Подумать только, живая королева рахни! Две тысячи лет криостаза, ожить и оказаться в чужом мире! Чем больше мы её изучаем, тем больше вопросов. Например, у неё есть генетический набор отцов и откладывать яйца она может без партнёра. Это не даёт дополнительного развития, но позволяет не погибнуть всей расе в случае глобальных проблем. Все рахни умеют общаться при помощи телепатических волн, хотя их природа пока остаётся неразгаданной. Следующие тесты могут нам помочь».
— Пыжачье дерьмо! Значит это всё же рахни. Вот этого нам и не хватало для полного счастья. Если Сарен сможет поставить под контроль это насекомое...
Перспектива, озвученная Рексом, была понятна и без продолжения. Если бы ему удалось собрать армию гетов, кроганов и рахни, остановить его не смогли бы все силы Цитадели. Надо было во что бы то ни стало не дать этому случиться. Но... то, что они смогли оживить яйцо королевы, было научным подвигом. Хотя он и привёл вот к этим последствиям. Я открыл последнюю аудиозапись. Торопливый голос проглатывал окончания, торопясь успеть рассказать всё.
«Надеюсь, это услышат. Решение об изъятии этих яиц было ошибкой! Родившиеся без контакта с королевой, рахни абсолютно неуправляемы. Они жаждут только убивать и уничтожать, считая, видимо, всё угрозой своей территории! Надеюсь, хоть кто-то уцелеет в этой бойне. Они проникают через любые щели куда угодно, только что они атаковали монорельс! Может быть, на центральной станции успеют принять меры. Кажется, Вентралис успел отсечь нас от остального комплекса, прорвались лишь несколько тварей. Я запускаю гамма-очистку...»
Ещё раз посмотрев на тело, я обнаружил в его руке небольшой футляр с каким-то ключом и кодовой последовательностью. Надо было найти замок для него. Судя по всему, это был активатор местной смерть-панели. Искать долго не пришлось, соседняя изолированная комната была оснащена терминалом ВИ и отдельным терминалом, посреди которого была прорезь характерной формы.
— Мира!
— Да, СПЕКТР.
— Сколько рахни в этой лаборатории?
Никогда не видел ВИ поставленный в ступор вопросом.
— Средства наблюдения сильно повреждены, и я не могу дать количественную оценку биологическому загрязнению в комплексе.
— Понятно. Требуется запустить исполнение процедуры экстренной очистки комплекса, код доступа, — я зачитал ей комбинацию. — Что делать дальше?
— Код верен, подтверждаю возможность запуска процедуры очистки загрязнения. Необходимо использовать активатор руководителя комплекса. Система будет запущена согласно протоколу.
— Что произойдёт при запуске?
— Будут активированы источники гамма-излучения мощностью, эквивалентной десяти тысячам зиверт. Персоналу рекомендуется покинуть помещения. Радиус поражения составит одну целую пять десятых километра.
— Это затронет зону отдыха комплекса и станцию монорельса?
— Нет, указанная часть комплекса находится вне пределов поражения при использовании системы очистки.
Я вставил ключ и подтвердил запуск процедуры очистки.
— Обратный отсчёт процедуры очистки запущен. Рекомендую покинуть помещения комплекса.
Забег до лифта никогда не проводился с таким энтузиазмом как в этот раз, никто из нас не собирался превратиться в радиоактивный пепел. Пробегая мимо дверей, Гаррус крикнул мне:
— Мы не зря их заблокировали! Кто-то пытается их закрыть!
— Думаю, капитану Вентралису стоит ответить на парочку вопросов, не очень вежливых!
Лиара прикрыла нас барьером, готовая выдержать вероятный огневой контакт со службой безопасности. Стоило дверям лифта открыться, как по синеватому полю засверкали вспышки попаданий. Сделав пару шагов вперёд, девушка дала нам возможность рассредоточиться по холлу и приготовиться к атаке. До колонны ей осталось пара шагов, когда один из охранников бросил гранату. Щит, воздвигнутый биотикой азари, отшвырнул смертельный гостинец под баррикаду, откуда тотчас послышался растерянный и полный страха крик. Взрыв разметал баррикаду во все стороны, убив одного из солдат и здорово повредив щиты остальным. Дальнейшее было делом техники: как только Лиара убрала щит, мы обрушили на оставшихся плотный огонь. Перевес был на нашей стороне, уставшие от долгой обороны охранники не могли противостоять, и бой быстро превратился в бойню. Капитан Вентралис отлетел назад, получив пулю в грудь, и тяжело ударился спиной об стену. Его автомат проскользил по полу до моих ног, я держал начальника безопасности на прицеле, Рекс тем временем без особой злости свернул шею последнему из нападавших.
— Ты проиграл, Вентралис. Не стоило даже пытаться это сделать.
— Кха... я всё же надеялся... что эти смогут вас там... прикончить, — он сплюнул кровью. — Но... видно даже они.... не смогли убить СПЕКТРа.
— Кто приказал нас убить?
— Леди Бенезия... это её приказ, — говорить ему было тяжело, но он старался не подавать вида. — Мне это было... не по душе, капитан.... но приказ есть приказ. Она.... откуда-то знала.... что вы придёте за ней... поэтому с ней и прибыли.... геты и азари. Только эти.... чудные жучки... здорово их потрепали.
— Откуда матриарх узнала про рахни?
— Так это.. были рахни? Вот дерьмо... не знаю, капитан. Я обеспечивал безопасность... для исследователей. Чем меньше... здесь знаешь... тем лучше. Там Хан Олар... он единственный... кто выжил в лабораториях. Может... он что-то расскажет.
— Где сейчас Бенезия?
Лиара стояла у меня за спиной, её голос был напряжён и неестественно резок.
— Она... ушла в комплекс «Зета». Оттуда... выход только сюда. Моя карта у... уже у вас... она вам всё откроет. Теперь ты... всё знаешь... Шепард.
Я кивнул, глядя ему в глаза.
— Мне... очень жаль... капитан... — выстрел пистолета оборвал его фразу.
— Проверяем, что здесь есть. Тали, заблокируй лифт, чтобы никто просто так не смог отсюда выбраться.
Пока кварианка колдовала с панелью лифта, мы быстро осмотрели тела. Судя по всему, бой предстоял нешуточный, сражаться с десантницами-азари при поддержке гетов стоило только с полным боезапасом. Забрав всё, что могло понадобиться, с поста охраны, и подивившись ассортименту представленных орудий убийства, мы прошли во внутренние помещения. Около десятка учёных «Байнери Хеликс» сгрудились в зале, стараясь спрятаться друг за другом. Судя по их напуганному виду, они ожидали увидеть всё, что угодно, и уже попрощались с жизнью.
— Я СПЕКТР Совета Цитадели, капитан Шепард. Мне нужен доктор Хан Олар.
Оцепеневшая от звуков моего голоса группа учёных не могла ответить ничего внятного, пришлось ещё пару раз повторить свой вопрос, пока в конце концов один саларианец не выдавил из себя, что «волус где-то внизу». Это несколько удивило меня, волус-учёный? Торговец, банкир, да кто угодно из мира бизнеса, но не учёный. «Где-то внизу» оказалось всего лишь этажом ниже, забавный инопланетянин стоял перед какой-то азари и что-то говорил, постоянно прерываясь на свистящий вдох. Мы подкрались поближе.
— А как же последнее желание, Алестия Айэллис? Или мне его не положено? И где коронная фраза — «ты слишком много знаешь»?
Тонкие и красивые черты лица азари исказились в приступе ярости, она с неожиданной злостью ударила ногой волуса прямо в шлем, опрокинув последнего на пол.
— Ты всё равно сдохнешь, ублюдок!
Она ещё тянулась за своим пистолетом, когда выстрел из винтовки Гарруса прострелил ей кисть. Закричав от неожиданной боли, она выбросила руку объятую биотической энергией в сторону турианца, впечатав его в стену. Гулко грохнувшие выстрелы двух дробовиков, разорвали грудную клетку и лицо десантницы, отбросив её на какой-то стол. Рекс и Кайдан держали волуса на прицеле, не слишком доверяя последнему.
— Вы пришли за мной?
— Хан Олар?
— Да, я Хан Олар. Вы пришли убить меня?
— Зачем мне это надо? Мне не нужна ваша смерть, мне нужны ответы на многие вопросы.
— Ответы... Что они теперь значат? Я убил доктора Зонмуа. Закрыл перед ней дверь, она стучала, умоляла впустить. А потом её голова разлетелась как гнилушка. Я закрыл дверь, я её убил.
— Или она, или вы. Вы вывели рахни и проводили эксперименты с ними?
— Да, я был одним из тех, кто выпустил это в наш мир снова. Мы высидели яйцо, с корабля рахни, дрейфовавшее со времён войны.
— Стоило бы тебя пристрелить волус, да пачкаться не хочется. Ты себя уже достаточно наказал, — Рекс отвёл ствол от волуса.
— Где находится королева рахни, Олар?
— В лаборатории «Зета». Там, где я убил её.
Добиться от волуса чего-то более подробного было тяжело, его разум всё никак не мог вырваться из того ужаса, когда он спасался бегством. Единственное полезное, что он смог рассказать, заключалось в том, что до этой лаборатории можно было пробраться по служебным тоннелям и разломам в леднике.
— Вон там вход в служебные туннели. Что там — я никогда не знал и сейчас знать не хочу. Доступа у меня нет.
— Думаю, карта капитана Вентралиса поможет, Шепард.
— Проверим.
Оставив волуса в его кошмарах, я направился к шлюзу технического выхода. Идентификационная карта капитана действительно открыла нам дверь, и мы попали в проплавленный в толще векового льда проход. Скользкий пол заставлял смотреть под ноги, не давая расслабляться. Приходилось постоянно контролировать каждое движение.
— Чёрт! — Кайдан неловко плюхнулся на пол. — Тут коньки надо одевать!
Лаборатория встретила нас плотным огнём синтетиков, подкреплённых биотикой азари. Десантницы действительно оказались тем ещё подарком, и единственное что нас спасало от больших неприятностей, было то, что их оказалось всего трое. Прирождённые биотики, они использовали свои способности с поразительной легкостью. Бой затягивался, преимущества никто из нас не имел, но останавливаться здесь, на полпути до ответов на многие вопросы?
Последний выстрел «Ламанты» превратил широкий коридор в пылающий ад, сквозь который мы втроём рванули вперёд, надеясь на то что азари будут сейчас больше заняты спасением от огня, чем сопротивлением нам. ВИ скафандра надрывался, вереща о критической температуре и разрушении броневых элементов. Всё-таки абляционные материалы очень не любили сверхвысокий нагрев, просто крошась при малейшей нагрузке после подобных экспериментов. Рекс налетел на одну из десантниц и одним рывком свернул ей шею, пока она пыталась понять, откуда мы здесь появились. Моя соперница оказалась более подготовлена к подобному и успела выстрелом превратить мой автомат в груду металла и пластика, мало на что пригодную. Бросив его в лицо азари, я успел выиграть пару мгновений и выдернуть молекулярный клинок. Пуля пробила раскрошившуюся пластину и сильно толкнула в бок. Противник мне попался крепкий, подготовка к ближнему бою у неё оказалась на высоте, вкупе с биотикой это делало её смертельно опасной.
Еле вывернувшись из удушающего захвата, я наугад ударил ножом, случайно зацепив незащищённый бок азари. Вскрикнув, она отшатнулась, схватившись рукой за поражённое место, и тем самым давая мне время встать в стойку и вздохнуть поглубже. С воинственным криком, десантница прыгнула вперед, не заботясь о защите, стараясь добраться любой ценой до меня. Её руки светились биотическими молниями, и что-то мне подсказывало, что, если она сможет коснуться меня, это будет последним, что я почувствую в этом мире. Увернувшись от удара биотическим кулаком, я поднырнул под левую руку и вбил лезвие на всю длину под левую грудь инопланетянки. Всхлип азари, и синяя кровь потекла из уголка рта. Она ещё пыталась что-то сделать, но тело уже переставало слушаться. Удар под колено и, выдернув нож с поворотом в ране, я добил её ударом в основание черепа. Она сломанной куклой молча рухнула мне под ноги.
— Неплохо, капитан, — Гаррус держался за плечо. — Меня эта дрянь всё же достала.
У стены лежала азари с простреленной головой, так и не выпустив из рук узкий изогнутый кинжал. Рекс стоял у двери, ведущей куда-то внутрь, и прислушивался к чему-то. Аленко и девушки подходили к нам, обходя тела гетов и догорающие участки пластика.
— Там кто-то есть. Надеюсь, не группа десантниц.
На Лиару смотреть было страшно, каждая смерть соплеменницы словно бы вдавливала её в землю. Оставался последний рывок и встреча с её матерью, не самый лучший сейчас момент. Я только сейчас задумался, стоило ли брать её с собой. Но тогда она могла бы решить что я не доверяю ей, да и присутствие здесь Т’Сони может дать нам психологическое преимущество при разговоре с матриархом. Я исключительно сильно надеялся, что нам придётся разговаривать не при помощи оружия. Сила матриарха превышала возможности простых людей, сталкиваться с таким противником сейчас, измотанными последними стычками, было бы крайне не разумно.
За дверью оказалась лаборатория, если это можно было так назвать. Огромный зал, с потолком теряющимся где-то высоко-высоко, центральную часть занимала какая-то конструкция, типа огромного бака с какими-то трубами диаметром метра в два. Аппаратура непонятно назначения стояла со всех сторон, терминалы и экраны перемигивались какими-то постоянно меняющимися картинками и графиками. Столбцы цифр бежали непрерывно по огромным мониторам, висящим над центральной частью.
— Значит, вас не смогли задержать рахни и Вентралис. Даже мои десантницы побеждены вами. Это впечатляет. Немногие люди вообще видели азари-десантниц в деле.
Глубокий голос матриарха разнёсся по всей лаборатории откуда-то сверху. В нём чувствовалась сила и мудрость, возраставшие с веками. От двери не было видно, где находится Бенезия, и я стал подниматься по металлической лестнице на второй уровень конструкции, окружавшей центральную часть. Гаррус и Рекс обходили с другой стороны, перекрывая возможную дорогу для бегства. Кайдан двигался чуть позади них, готовый прикрыть обоих. За спиной слышались шаги Лиары и Тали, обе были напряжены и готовы к возможной стычке. За поворотом показалась площадка на которой стояла леди Бенезия в длинном облегающем чёрном платье с глубоким декольте, весьма соблазнительно, если не сказать вызывающе, показывающем формы азари.
— Итак, капитан Шепард, надеюсь вы готовы умереть... Зачем вы привели её сюда? — Голос матриарха зазвенел от гнева. — Надеетесь использовать её, чтобы ослабить меня?! Что, интересно, ты рассказали им, Лиара?
Вокруг матриарха словно поднялась буря, мелкие молнии скользили по всему её телу, чудовищная сила словно превратила меня в камень. Всё что я мог делать, это пошевелить глазами, покосившись на своих спутниц. Стазис матриарха сковал всех нас, я видел как напротив несмотря на всю свою силу не может вырваться Рекс, Гаррус замер, пригибаясь за ящиками, не имея малейшего шанса закончить движение.
— Что я могла им рассказать, мама?! Что ты всегда была зла? Что ты безумна? Или что ты всегда стремилась к миру? Что я могла им рассказать? Как ты любила меня, весь мир? Что твоим любимым цветом был жёлтый, что ты никогда бы не надела такое чёрное платье?! Что я могла им рассказать? Что сейчас ты готова уничтожить всё то, ради чего многие годы тяжело работала, забывая о себе и обо мне?
Лиара кричала своей матери со слезами на глазах, выплёскивая всю душу. Этот крик шёл из самой глубины молодой азари, никак не могущей примириться со своей потерей. Мама, самое дорогое что было в её жизни стояла напротив, готовая уничтожить всё ради каких-то непонятных целей. Ради чужой и чуждой воли, сковавшей матриарха. Бенезия смотрела на неё надменно, как на нечто неразумное и неприятное, стремящееся втереться к тебе.
— Я вижу только, что была слишком мягка с тобой. Надо было раньше заниматься твоим воспитанием так, как должно! Сейчас же слишком поздно. Вы зашли в своём бессмысленном противоборстве воле Сарена и Властелина слишком далеко!
— Я не верю, что мать убьёт своё дитя! Бенезия, вспомните Тессию, вспомните как вы ждали Лиару из её экспедиций! Неужели это того стоит?!
Биотическая хватка немного ослабла, в глазах матриарха промелькнула какая-то тень. Она чуть опустила голову, биотический шторм вокруг неё казалось стал спадать.
— Мама...
Лиара не отрываясь смотрела на мать, она вложила в это короткое слово все свои чувства, всё то, что поддерживало её и заставляло верить наперекор всему в счастливый исход.
— Нет... НЕТ!
Громкий крик азари словно вырвал её откуда-то, она тяжело рухнула на колени, сковывавшая нас хватка пропала так резко, что Гаррус ткнулся шлемом в пол, не удержавшись. Бенезия стояла на коленях, сжав с силой голову руками, закрыв глаза и что-то шепча. Лиара рванулась к матери.
— Мама, мамочка!
Сбросив шлем на пол, Лиара обхватила мать руками за плечи и целовала, гладила её по голове, стараясь как-то помочь ей, удержаться в своём сознании. Наконец матриарх открыла глаза и кое-как встала.
— У меня мало времени. — Голос матриарха был лишён той силы, которая звучала первый раз. — Внушение Сарена слишком сильно, я не смогу продержаться долго. Знайте, то что он несёт миру — смерть и забвение!
— Леди Бенезия, я знаю что он собирается выпустить в мир Жнецов, уничтожающих каждые пятьдесят тысяч лет все органические цивилизации. Я понял что ключ к этому лежит на Илосе, но ретранслятор потерян в глубине космоса.
— Вы узнали так много, Сарен недооценил вас. Да, именно так, на Илосе есть Канал, который откроет путь возвращения Пожинателей. Я не знаю что он такое, Сарен никому не рассказывает о своих делах больше чем надо для исполнения его воли. Ретранслятор не потерян, его нашли рахни, и в памяти этого народа есть его местоположение. Я была очень жестока...
Бенезия повернулась к огромному танку, в котором находилось нечто, отдалённо напоминавшее тех самых рахни, с которыми мы имели дело на этой планете. Вот только было оно больше их в несколько раз и столь явственно было его превосходство над ними, что в мысли само пришло — Королева.
— Их память удивительна, но я торопилась. На этом терминале данные о координатах ретранслятора. Торопитесь, моя воля слабеет, я не могу долго сдерживать внушение! Лиара, родная...
Матриарх резко отпрянула от Лиары и вытащила одной рукой острое длинное лезвие, похожее на то, которым десантница ранила Гарруса. Поле барьера окружило её.
— Спокойной ночи, Крылышко... Мы встретимся с тобой у ног милосердной Богини, когда придёт твоё время. Я всегда любила и гордилась тобой! Атаме, богиня, я иду...
Одним стремительным движением она вонзила себе в грудь кинжал, пробив сердце. Неверным движением она опёрлась о стену и сползла по ней.
— Свет, как и предсказывают жрицы... — кровь текла изо рта матриарха вместе с последними словами. — Свет в конце...
Голова матриарха свесилась на грудь, из которой торчала витая рукоять. Барьер исчез и Лиара с криком кинулась к матери, но всё было кончено. Баюкая голову матери на груди, девушка что-то шептала, размазывая по лицу слёзы. Не хотелось её беспокоить, хотя бы несколько минут, давая возможность попрощаться с матерью. Отвернувшись от них, я смог разглядеть тело ещё одной десантницы, лежавшее у самого танка. Азари была мертва, характерная рана напротив сердца красноречиво говорила, кто и чем убил её. Я подошёл поближе к стеклу танка, отделявшему нас от королевы рахни.
— Вон там баки с кислотой, — Рекс с ненавистью смотрел на королеву. — Вылить на неё и закончить давнюю войну раз и навсегда.
— Согласен с Рексом, Шепард. Рисковать выпускать её в мир, ещё одни Рахнийские войны нам ни к чему.
— Мы не застали этой войны, капитан, но лучше бы не начинать её.
— Я не знаю, Шепард. Это последняя представительница народа, убить её как-то...
— Что как-то? Они плодятся с такой скоростью, что ничто их остановить не сможет!
Рексу древний враг явно был не по вкусу, да и Гаррус не питал к ней положительных чувств. Одна Тали как-то пыталась сказать слово в её защиту, хотя и её терзали опасения о будущем. Я смотрел на последнюю из рода рахни и пытался представить их в расцвете. Они летали в космос, это была развитая цивилизация, пусть чуждая нам, но всё-таки цивилизация. Довершить геноцид этой расы, лишь случайно не уничтоженной полностью кроганами и остальными раньше? Из страха о возможной новой войне? Но если они действительно начнут эту войну, сможем ли мы поставить их на место?
— Ты убил моего врага. Но я слышу, ты не принял решения о моей жизни.
Голос, шедший из-под ног, чуть не заставил меня отпрыгнуть метра на три в сторону. Мёртвая азари шевелила губами в такт словам.
— Я не могу говорить так как говорите вы, но она поможет мне быть услышанной и услышать. Мы, рахни, мы поём свои песни среди звёзд, говоря друг с другом. Наш мир выглядит иначе чем ваш. Мы должны погибнуть или у нас будет шанс жить?
— Вот чёрт... Что будем делать капитан? — Кайдан держал азари на прицеле.
— Спокойно, я хочу поговорить с ней. Ты одна или вас ещё много?
— Я помню что раньше в великой симфонии галактики сплетались многие голоса моего народа, но сейчас вместо них лишь звенит горечь и пустота. Я последняя из народа поющей планеты.
Тяжело было понимать её ход мыслей, разница в организации сознания была слишком большой. Королева утверждала что её народ миролюбив и никогда не нападает первым. Она не знала почему начались войны с Цитаделью, сама она не собиралась воевать ни с кем, если ей сохранят жизнь. Было в том что она говорит какой-то странный смысл, я по непонятной причине верил ей. Может потому что эта война для людей была не более чем давняя страшная сказка, может потому что геноцид никогда не был моей стезёй. Я раздумывал пару минут и коснулся терминала.
— Ты свободна при одном условии, в Пространстве Цитадели ты не появишься. Ни ты, ни твои сородичи. Это может развязать войну на уничтожение.
— Я согласна. О нас никто не узнает. Благодарю за то что наша песня не угаснет снова, рахни всегда будут помнить тебя.
— Пыжачье дерьмо, Шепард! — Рекс резко шагнул ко мне, но остановился и махнул своей лапой. — Делай как знаешь. Кроганы справились одним раз, справятся и другой! Если эта дрянь снова вылезет — виноват будешь только ты!
Лиара всё также стояла на коленях, обнимая мать, совершенно не обращая внимания на всё происходящее вокруг. Тали, присев рядом, пыталась хоть как-то утешить. Я подошёл к девушкам.
— Лиара, пойдём, — я настойчиво но осторожно оторвал её от тела. — Она боролась до конца и победила. Запомни её такой. Пойдём, то что случилось уже не вернуть, я горжусь ею и сожалею что не знал её раньше. Идём...
Оставлять здесь тело Бенезии было как-то неправильно. Пусть она была моим врагом, но ведь она была ещё и матерью Лиары. Подхватив тело матриарха, я решил, что мы на «Нормандии» доставим её на Цитадель, а дальше уж пускай Советник Тевос сама решает, что будет лучше для её народа. На корабле на крайний случай были похоронные принадлежности, как неотъемлемая часть военной жизни. С остальными телами администрация разберётся и без нас, но этот вопрос мы решим сами.
Лиара шла за капитаном, нёсшим на руках тело её матери, механически переставляя ноги и ни о чём не думала. В голове было пусто как в разграбленном протеанском городе. Ни мыслей, ни чувств ничего. Хорошо, что никто ещё не обращался к ней, только Гаррус шёл очень близко от неё, искоса приглядывая. Что значили сейчас все слова, когда она умерла, умерла лишь бы не повредить своей дочери, не доверяя своему разуму. Что теперь значили все её исследования, зачем всё это надо было. Мама, мамочка, ну почему же всё так?! Слёзы катились из глаз, стекло шлема на давало их вытереть и они стекали мокрыми дорожками по щекам куда-то на шею. Чья-то рука взяла её за локоть и повела, направляя в нужную сторону. Ей было всё равно, хотелось только одного лечь и умереть. Конец пути Лиара не могла вспомнить даже потом, спустя довольное много времени.
Предупредив Джанну о нашем прибытии с телом матриарха, я обезопасил нас от многих сложностей. Капитан Мацуо предоставила нам эскорт до «Нормандии», на всякий случай, но никто в Порт-Ханьшане не задал нам ни одного вопроса и казалось не обратил на нас внимания. Что в общем-то было нам только на руку, отвечать на праздные вопросы и удовлетворять чьё-то неуместный интерес не хотелось. Гаррус практически тащил за собой Лиару, двигавшуюся как сомнамбула и не замечавшую ничего вокруг. Рекс был как всегда непрошибаем, удивить его чьей-то смертью пожалуй было невозможно, но даже по крогану чувствовалось, падение азари было удивительно и повидавшему виды наёмнику. Кайдан и Тали шли в мрачном молчании, которое опустилось на весь наш отряд. Погоня за предателем-турианцем с каждым шагом становилась всё более и более тяжёлой, силы, которые были подвластны противнику внушали тревожные мысли. Если уж матриарх азари не выдержала и оказалась сломлена, то что же говорить про всех остальных? Подчинить себе чужую волю, заставить исполнять свои приказы, всё это было чудовищно и ужасно. Чувствовать себя пленником своего разума, видя как собственные руки рвут на части живое существо... Смерть поистине была милосердным решением. Вспомнился рядовой саларианец, попавший под внушение на Вирмайре, напавший на нас, равно как и те кто подверглись внушению и погибли во вспышке ядерного взрыва в своих клетках. Возможность внушения ставила под угрозу очень многое. Как ты можешь доверять не то что союзнику, а самому себе, если твоему врагу доступно такое?
Всё больше и больше я склонялся к тому, что Сарен не более чем символ, марионетка в чьих-то гораздо более могущественных руках. И эти руки безжалостно выкинут его как только он будет не нужен. В глубине души шевельнулось странная жалость к этому турианцу, видимо также попавшему под внушение в какой-то момент и теперь абсолютно уверенному что действует от своего имени, выполняя чужие команды. Жнец, непостижимый и непонятный искусственный интеллект, древняя машина управляла им и гетами, верившими что нашли богов. И вот теперь Сарен пробивает путь к Каналу и уничтожению нашей цивилизации. Жалость к СПЕКТРу прошла, оставив только холодную ожесточённость. Он должен быть остановлен, любой ценой. Так должно, и так будет. Координаты были получены, задерживаться на Новерии нам больше было незачем, пора было возвращаться к погоне за Сареном.
— Прессли, говорит капитан Шепард. Мы возвращаемся, подготовьте ритуальный модуль.
— Есть, сэр. — По голосу моего старшего помощника чувствовалось, как его ударила эта новость.
Даже Рекс, на что уж был толстокожим, после отлёта с этого мёрзлого ада, подошёл к Лиаре и прижал к груди, что-то тихо ей говоря. Азари казалось такой крохотной по сравнению с ним, она что-то ему отвечала, не поднимая головы. Отпустив её, кроган кивнул, погладив по плечу, и привычно развернулся в свою конуру, скинуть доспех и отправиться в столовую. Металлический гроб принял в себя тело матриарха, холодильная установка тотчас начала работу. Что там не решат азари, но мы сохраним останки Бенезии до того момента, когда будет принято решение о захоронении.
Далеко от Новерии, после того как Советник азари отказала в возвращении на родную планету, я приказал Джокеру выйти со сверхсвета. Стоило отдать последние почести матриарху Бенезии, раз уж на Тессии отказались захоронить тело. Похоронная капсула была готова, Лиара попрощалась в последний раз с Бенезией и безбрежный космос поглотил отправившуюся в свой последний полёт азари. Капсулу в конце концов подхватит гравитация безымянной номерной звезды, и эта песчинка сгорит, увековечивая память о матриархе. Лиара стояла молча и смотрела на дверь шлюза, за которой навеки скрылся гроб с телом. Опустив голову, она отвернулась и пошла к себе в лабораторию. Тали протянула руку, намереваясь что-то сказать, но азари только покачала головой и, пожав протянутую руку кварианки в знак благодарности, ушла.
 
 
 
Отредактировано. SVS
 


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 27.03.2012 | 3424 | 12 | Сын Земли, unklar | unklar
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 33
Гостей: 30
Пользователей: 3

MacMillan, XIX, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт