Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Сын Земли. Глава 19. Часть 1

Жанр: экшен/приключения/драма;
Предупреждение:
смерть персонажей, сцены насилия;
Персонажи: Шепард, Кайден, Лиара, Рекс, Гаррус, команда "Нормандии SR-1" и т.д.;
Аннотация: Расшифровка видения маяка, информация от Совета о Сарене.



Корабль шёл к ближайшей саларианской колонии, высадить команду Киррахе и принять решение о дальнейших поисках. Нигде на фрегате не было слышно ни шуток, ни смеха, смерть Эшли тяжким бременем легла на экипаж. Я вошёл к медотсек, надо было показаться всё же дырку в плече, про которую я так поспешно позабыл в грузовом отсеке. Да и четыре борозды от пуль болели сильнее, чем я мог бы оставить незамеченным.
Медотсек оказался занят, Кайдан всё ещё спал после транквилизаторов, двое из десантников, перевязанные мало не с ног до головы, вышли мне навстречу, отдавая честь. Чаквас возилась с одним из саларианцев.

— Доктор Чаквас просила передать, что хотела бы поговорить с Вами, капитан, - Раймонд вытянулся по стойке смирно.
— Спасибо, рядовой. Вольно. Сильно пострадали? - Я внимательно оглядел Раймонда и Принса.
— Никак нет, сэр!
— Что с Райной и Сташеком?
— Они в порядке, сэр, у Сташека касательное ранение зад…

Элеонора подошла к нам и, негромко кашлянув, притормозила Принса.

— Вы свободны, - я отпустил обоих.
— Капитан, мне очень жаль Эш… Она была славной девочкой, - слёзы заблестели в глазах женщины. - Но… но почему вы допустили её на задание?
— Что значит, почему допустил? Уильямс десантник Альянса, каждый из нас ходит рядом со смертью.
— Разве Эшли ничего не сказала вам, Шепард?
— Элеонора, хватит с меня загадок, мне с лихвой хватает их в этом задании. Что я должен был знать, чтобы не допустить сержанта до этой проклятой планеты?!

Медик пару секунд смотрела на меня и потом закрыла лицо ладонями. Плечи Элеоноры затряслись от рыданий.

— Боже, вы просто не знали…

 Я мягко, но решительно усадил её за стол и сел напротив.

— Элеонора, чего я не знал об Эшли?
— Сержант была беременна, срок около семи недель.

 Я молча смотрел на Чаквас.

— У неё начался токсикоз, несколько дней назад, тогда это и выяснилось.
— Кто отец ребёнка?
— Капитан Шепард…
— Доктор Чаквас, - с нажимом я ответил, глядя на неё и стиснув зубы. - Я должен был это знать сразу же!
— Доктор не виновата, капитан. Отец ребёнка я. Мы с Эшли хотели пожениться после этого задания. Я попросил доктора Чаквас не говорить вам об этом.

Голос Кайдана был тих и словно немного заторможен, но твёрд. Он осторожно слез со стола диагноста и медленно подошёл к нам, сжимая голову руками.

— Эшли собиралась сказать вам о… о своём положении. Но вы тогда обязательно отправили бы её на Арктур или домой в колонию, а она не хотела покидать «Нормандию». Я должен был настоять на этом. Смерть Эш и нашего ребёнка — моя вина. Требую взять меня под стражу и передать трибуналу Альянса.

 С тёмными кругами под глазами, лейтенант смотрел в пол. Я не верил всем словам Кайдана, уговорить Уильямс сделать что-то, чего она не хочет, можно только приказом. А такое он вряд ли бы смог сделать.

— Романтики чёртовы… Ни космос, ни война не место для романтиков, Аленко! Вас это тоже касается, Чаквас!

 Я грохнул кулаком по столу, удар болезненно отозвался в раненой руке. На месте было не усидеть и, сорвавшись со стула, я заходил по ставшему таким маленьким отсеку. Дело было крайне поганым для всех, и для Кайдана, и для Чаквас, и для самой Уильямс, да и для экипажа. Если это всплывёт — её семью могут лишить пенсии, особенно если припомнят её деда, Элеонора получит понижение, если вообще не лишится лицензии. Ну а Кайдану и впрямь вполне может грозить трибунал, именно сейчас, когда вероятность войны высока и нервы у всех на пределе, повод-то найти теперь не сложно. Эта смерть вообще могла полностью уничтожить боевой дух команды, особенно если всплывут все подробности.

— В смерти сержанта Уильямс виноват не кто-то из нас. В её гибели виновен Сарен, с его безумным планом возвращения Жнецов. Вот кого надо винить в том, что случилось! - сделав паузу, я продолжил. - В любом случае лейтенант, решение принимал я! И мне отвечать за все их последствия.

Чаквас с внутренним изумлением смотрела на капитана, мечущегося по её отсеку как тигр в клетке. Он был сосредоточен и зол, зол на весь мир, но старался похоронить это в себе, не дать вырваться наружу. Она вспомнила его глаза после смерти Дженкинса, выражение его лица. Всем было известно, что Шепард выполнял любые задачи, любой ценой, но что творилось в его душе после этого, не мог знать никто. Пусть она и не была дипломированным психологом, но большой опыт работы с солдатами не мог её обмануть. Капитан в смерти каждого своего бойца, прежде всего, винил себя, вот и сейчас он принимал всё на себя, не давая им возможности развалиться. Шепард выстоит, и его команда выдержит это испытание, но только как долго он сможет так стоять? Сейчас они словно в центре бури, выдержит ли он эту бурю?

Тали поднялась с Адамсом наверх, в кают-компанию. Уже прошли почти сутки, как они вернулись на корабль, после Вермайра никто не шутил, вся работа выполнялась как-то натужно и мрачно. Сам Адамс, обычно улыбчивый и неунывающий, смотрел на свой любимый отсек остановившимся взглядом. Корабль понёс вторую потерю, и никто не был уверен, что следующий удар не унесёт кого-то ещё. Громкая связь разнесла голос Шепарда по всему фрегату.

— Говорит капитан Шепард. Как все уже знают, на последнем задании наш экипаж понёс новую потерю. При выполнении боевой задачи погибла старший сержант Эшли Уильямс. Эшли была родом из славной военной семьи, и для меня всегда было большой честью иметь её под своим началом. Вместе с отрядом капитана Киррахе, закрыв собой нашу «Нормандию» и каждого из нас, она спасла всех. В её груди билось сердце отважной земной женщины, с гордостью и честью нёсшей знамя духа человечества к звёздам. В тот час оно остановилось, до последней капли крови отдав самоё себя делу Земли и Совета. Я даю слово офицера Альянса каждому члену экипажа «Нормандии», виновный в её смерти понесёт заслуженное наказание! Пусть каждый из вас приложит все свои силы, чтобы светлая память об этой женщине не забылась. С вашей общей помощью я смогу выполнить своё обещание!

Тали подняла голову, поражаясь силе звучавшей в голосе капитана. Адамс сидел напротив, и на его лице не было прежней мрачности.

— Капитан Шепард прав, мы приложим все силы и отомстим за смерть нашей Эш. Мы будем работать несмотря ни на что и сделаем все, чтобы наш капитан мог выполнить своё слово!

Те, кто собрался в эту минуту в кают-компании нестройно, но громко и эмоционально ответили старшему механику. Слова капитана крепко коснулись каждого, никого не оставив равнодушным. Инструментрон кварианки пискнул, сообщая о совещании в отсеке связи через полчаса.

***

— На Вермайре мы получили то, что геты утащили с Элетании. Маяк протеан — это терминал системы связи их империи. Сейчас на них на всех видимо есть только одна запись, запись о Жнецах и призыв. Что он означает, я не могу понять, слишком сильно различается модель мышления у наших рас. Лиара, этот маяк дал мне гораздо более чёткое сообщение, может, удастся получить какие-то детали?
— Давайте попробуем Шепард.

Слияние охватило нас снова, и на этот раз то, что мы видели, стало иметь смысл. Протеане передали сигнал опасности по всей империи, воспользовавшись своей общественной сетью. Но или сигнал опоздал, или слишком силён был противник, раз империя пала. Эмоциональная часть почти не чувствовалась, остался только общий фон опасности. Снова показались две звезды и их планетарная система, после которой промелькнуло то самое членистоногое. Повинуясь импульсу, я снова проиграл эту сцену, подробно останавливаясь на всех возможных ориентирах. Меня постепенно охватывало какое-то тепло, словно мягкие нежные руки обнимали меня. Это было что-то иное, не относящееся к видению, более личное. Контакт прервался, Лиара стояла напротив, как обычно держась за мои плечи, но теперь в этом было не столько желание удержаться, сколько…

— Ну что на этот раз, доктор? - голос Рекса прервал мысль.
— Это… это невозможно. Эта планета — Илос! Но если это так… это для нас всё равно, что центр Галактики. До него невозможно добраться.
— Лиара, присядьте, - я за руку отвёл её к креслу. - Почему до неё не добраться?

Азари послушно села.

— Про Илос никто не слышал уже очень давно. Я его сама не видела, только читала. В видении маяка есть несколько очень характерных мест, подробно описанных во многих трудах по протеанской культуре. Всё дело в его расположении, к нему вёл ретранслятор из пространства рахни, так называемый Мю-ретранслятор. Около трёх тысяч лет произошёл взрыв новой звезды, на орбите которой находился этот ретранслятор и его отшвырнуло в межзвёздное пространство. Кроме того, образовалась газопылевая туманность с мощными гравитационными и радиационными полями. Там находится исключительно опасно!
— Пространство рахни? Если кто и мог знать о его расположении, то это сами рахни. Но мы к счастью полностью их стёрли с лица Галактики. Так что ни Сарен, ни кто другой не сможет найти этот ретранслятор. Найти холодный объект среди ошмётков звезды? Пфф, нереально, даже гетам.

Рекс довольно вытянулся в кресле.

— Осталось найти этого турианского придурка и оторвать ему башку. Вопрос только где его искать?

Голос Прессли вмешался в наш разговор.

— Прошу прощения капитан. Срочное сообщение от помощника Андерсона. Вывожу на экран.

— Добрый день, Шепард. Поступили новые данные от нашей разведки, вам будет интересно это знать. В секторе, где вы сейчас находитесь, есть одна планета, Новерия. Её облюбовали многие корпорации, так как там можно заниматься многими разработками, для которых Пространство Цитадели не подходит. Так вот, «Байнери-Хеликс» арендует довольно большие комплексы лабораторий. Наш агент, офисный служащий, сообщает, что там возникли некоторые проблемы в одном из комплексов. К сожалению, корпорация отозвала его обратно на Землю, чёртово повышение по службе. Транспорт «Альмарик», на котором он летел, был атакован пиратами. Мы смогли вычислить, что сейчас все выжившие с «Альмарика» и возможно не только, находятся вот на этой базе.

 На экране появились координаты.

— А теперь капитан, почему я вызвал вас и рассказываю всё это. Совет просил меня передать вам кое-какую информацию. Их финансовая служба проверяла счета Сарена, и, среди прочего, нашла, что он один из крупных акционеров «Б-Х», более того, входит в наблюдательный совет директоров. Думаю, вы понимаете, по чьему предложению «Байнери-Хеликс» арендовала здесь лаборатории?
— Сарена. И значит, исследования там шли под его руководством.
— Агент не выдал всей информации. Найдите его и получите данные. Удачи капитан. Конец связи.
— Кажется, от Совета начинает появляться помощь. Прессли, далеко ещё до саларианской колонии?
— Через четыре часа причалим к космодоку.
— После высадки сразу же стартуем по координатам Андерсона.
— Да, сэр.

Чаквас вызвала меня сразу после совещания. В отсеке не было никого, Лиара после совещания помогала Ваабери что-то кашеварить.

— Да, Элеонора?
— Присядьте капитан. Меня беспокоит состояние лейтенанта Аленко, у него участились мигрени, и я полагаю, что это не имплант. Смерть Эшли очень тяжело повлияла на него, он постоянно обвиняет в её смерти себя. Я боюсь что Кайдан не выдержит. Для биотиков вообще свойственна особая эмоциональность, это связано с их особым даром, но сейчас подобное становится опасно.
— Не думаете же вы, что он покончит с собой? Он солдат Альянса, а мы не привыкли сдаваться ни при каких условиях.
— Я не могу отрицать и такого варианта капитан Шепард. Аленко сильный человек, но такое испытания может сломать его. Предел выносливости существует у каждого. Он стал психологически неустойчив.
— Рекомендации.
— Психологическая реабилитация. Там ему смогут помочь, я не могу держать его на успокаивающих и обезболивающих вечно. И тянуть с этим нельзя.
— А не нанесёт ли это ему ещё более сильную психологическую травму? Только что погибла любимая женщина, беременная его ребёнком, а теперь ещё и командир выбрасывает с корабля?
— Возможно, но если оставить всё как есть, он не выдержит. Последствия я не могу предсказать. Может быть, вы с ним поговорите, как мужчина с мужчиной? Это тоже может дать положительный эффект. Если нет — тогда останется первый вариант.

***

Кайдан шагнул из-за укрытия и взметнул вверх одного из пиратов. К несчастью для последнего, лейтенант вкладывал все силы в умения и, взлетев на три десятка метров, бандит рухнул вниз. На Аленко тотчас перенесли огонь другие члены банды, но он казалось, не собирался укрываться.

— Кайдан, твою мать! Что ты делаешь?

 Его щит замерцал под выстрелами, но это не останавливало Кайдана. Он ещё раз применил биотику, расплющив о камни другого пирата.

— Лиара, останови его!

 К чести азари, она мгновенно поняла меня и применила одну из редких, но действенных способностей, не часто встречаемых среди биотиков. Обширное поле сковало человека, одновременно отклоняя направленные на него выстрелы. Удерживать долго такое было очень тяжело, Лиара закрыла глаза и сконцентрировалась на том, чтобы как можно дольше удержать эффект.

— Подавляющий огонь!!

Ураганный огонь с нашей позиции возымел действие и шестеро оставшихся ублюдков попрятались за камни. Приподнявшись, Гаррус метнул плазмогранату в одно из укрытий, взрыв вспух грязно-жёлтым облаком, отбрасывая в сторону двоих батарианцев, тщетно пытавшихся сбить жидкий огонь, проникавший в уязвимые места. Я приготовился для броска.

— Лиара, на счёт три снимай поле. Раз, два, ТРИ!

Прыгнув и обхватив в падении лейтенанта за плечи, я всей своей массой увлёк его за обломок скалы, худо-бедно укрывавший от обстрела с той стороны. Удар о камни на земле болезненно отдался в раненой на Вермайре руке. Кайдан с трудом зашевелился на мелких камешках, устилавших здесь всё.

— Какого чёрта, Аленко! Всех угробить решил?!
— Прости капитан, всё как в тумане было… Больше не повторится, обещаю.

Лейтенант говорил, не поднимая глаз. Вот только времени на разбирательства на поле боя не найти, ухнул взрыв ракеты и нас накрыло облако осколков. Тактический экран выдал неприятное открытие, стационарную оборонительную точку, в самом плохом для нас исполнении — пушечно-ракетном.

— ПРК на три часа, Шепард! Нам тут не пройти.

Пихнув лейтенанта в дальний угол, чтобы его снова не переклинило на ещё один такой смертельный выход, я высунулся на мгновение, чтобы самому оценить ситуацию. Взвизги нескольких пуль вполне отчётливо показали, что делать так не стоит — батары не спали. То, что я успел заметить, и впрямь было безрадостно. С воздуха турель прикрывал каменный козырёк, довольно большой и никаким манёвром Джокер не смог бы исхитриться накрыть эту точку, а «Мако» здесь было не пройти, хотя его ускоритель нам бы мог помочь. Ещё один взрыв где-то наверху вызвал настоящий камнепад. Недалеко от нас начали падать и подпрыгивать, раскатываясь в разные стороны камни величиной с футбольный мяч, щебень разлетался в разные стороны как шрапнель, весьма чувствительно попадая по скафандру. Ещё немного, пара-тройка выстрелов, и настоящая каменная лавина нас здесь может просто похоронить. Это навело на мысль.

— Прикройте меня!

Рекс, Лиара, Гаррус и Тали открыли непрерывную стрельбу по противнику, я же, пользуясь этой завесой, вынырнул из укрытия. Выстрел «Ламанты» сорвался огненным росчерком, ударив точно в подножие козырька. Взрыв разметал пару кубов камня, и проложил несколько трещин по своду. Ответный залп сдвоенного пятидесятимиллиметрового автомата турели отколол несколько крупных булыжников моего укрытия, подняв целое облако каменной пыли. Распластавшись рядом с лейтенантом, я почувствовал, как по спинным пластинам бьются каменные осколки. Второй залп снарядов расколол над нами часть стены, порядком присыпав щебнем.

— Кайдан, в порядке?
— Да, капитан.

Ещё один взрыв ракеты и пушечная очередь заставили нырнуть вниз Гарруса и Рекса, спасаясь от турели. Перезарядив гранатомёт и подождав пока немного осядет муть, я снова выстрелил по скале.
Двойной удар отколол от казавшегося монолитным камня небольшой такой кусочек, чуть больше обычного аэрокара-такси, и он, под двукратным ускорением, обрушился на турель. Оборонительные точки создают, чтобы они выдерживали большие повреждения, но никто не проектирует их на удар скалы весом в десяток-другой тонн. Башня оборонительного комплекса сплющилась, безжалостно сминаемая камнями, её ракеты безвредно для нас взорвались, похороненные под толщей упавших булыжников.
Уничтожение их основной огневой мощи подкосило пиратов и, не выдержав огня, они бросились отступать, оставив позиции. Из всех четверых побежавших, только один успел промчаться до шлюза, но рука, коснувшаяся терминала, была уже рукой мертвеца. Гаррус опустил винтовку, рассматривая через свой визор поле боя.

— Путь свободен.

 Я помог Аленко выбраться из груды щебня, которым его наполовину засыпало. Короткими перебежками, прикрывая друг друга, мы добежали до шлюза на пиратскую базу. Тали тотчас опустилась на колени и принялась взламывать систему управления, пока мы старались прикрыть её от возможных неожиданностей. Наконец шлюз поддался на уловки кварианки и впустил нас внутрь. В помещении не было никого, лишь сожжённые в спешке документы виднелись в одном углу. Откуда-то снизу доносились звуки выстрелов.

— Рабы…

Бросаться в неизвестность головой вперёд было не благоразумно, но информация агента могла того стоить. Я бросился вперёд первым. Коридор поворачивал под прямым углом, что было за ним, несложно было угадать, но внести элемент неожиданности стоило. Разогнавшись, я упёрся ногой в стену, заставляя себя оттолкнуться от неё, и ласточкой вылетел из-за поворота, изгибаясь как червяк, в попытке не влететь сразу в противоположную стену. Трое оставшихся ублюдков не ожидали такого манёвра и дали мне пару лишних мгновений. Автоматная очередь, не слишком прицельная, но всё же довольно опасная, заставила одного юркнуть обратно за металлический контейнер. Двое других накрыли меня огнём, но ворвавшиеся Рекс и Гаррус склонили чашу весов на нашу сторону. Когда же в бой вступила биотика Лиары и Кайдана окончательно развеялись все сомнения насчёт исхода этого боя. Единственный выживший из батарианцев, скованный биотическим полем, беспомощно стоял, согнувшись в неловкой позе, кося всеми глазами на нас. Как только азари сняла поле, Гаррус выбил из рук работорговца оружие и оперативно упаковал его в полицейскую ленту, бросив спеленатого батара на пол, под присмотр Аленко.
Помещение было заставлено контейнерами и клетками, в которых лежали бездыханные тела пленников. Разноцветная кровь текла сквозь прутья, перемешиваясь на грязном полу и растекаясь большими лужами. Десятки тел: земляне, несколько турианцев, азари, саларианцы… Тали отвернулась от этой массовой казни, совершённой этими отморозками, Лиара тоже не смогла на это смотреть и отошла подальше. Рекс прошёлся вдоль рядов клеток, сканируя тела.

— Шепард. Думаю это агент Андерсона, - голос крогана прозвучал откуда-то из-за дальних контейнеров.

 Я прошёл на его голос, по коридору из дверей рабских камер. За этим помещением был сделан небольшой закуток, видимо для особых «гостей». Очень знакомый пыточный стол и человеческое обнажённое тело на нём. Память о Торфане с силой проломилась сквозь все блоки сознания.

«… Техник трясущимися руками выводит на главный экран помещение. На столах лежали люди и инопланетяне, со вспоротыми животами, отрезанными конечностями, изувеченные так, что разум отказывался верить в возможность такого. Оставалось надеяться, что все они уже были мертвы, поскольку по выражениям агонии на лицах было понятно, как все операции проводились…»

Всё здесь было в крови этого несчастного. Его явно долго, со знанием дела, пытали. На теле не осталось ни одного живого места, вырванные гениталии, вспоротый живот, снятая кожа… Как это всё было похоже на тот, уже такой давний кошмар. В глазах стала подниматься знакомая пелена, жажда мести грозила оборвать последнюю возможную ниточку. Я отвёл глаза от растерзанного тела, надеясь хоть как-то успокоиться. В углу валялись обрывки одежды с логотипом «Байнери-Хеликс», сомнений не было, это груда плоти действительно когда-то была нашим информатором. Обыскав с Рексом всё небольшое помещение, мы не смогли найти ничего, что могло бы пролить свет на интересующий нас вопрос. Смерть этого человека унесла все его знания на тот свет.
Вернувшись назад, к своему отряду, я рывком поднял последнего уцелевшего батарианца. Одно его присутствие здесь вызвало у меня приступ ненависти. Кайдан внимательно посмотрел на меня.

— Капитан… С вами всё в порядке?
— Нет. Тем хуже для него.
— Шепард, что случилось? - Гаррус стоял рядом, с силой стиснув моё плечо. - В чём дело?
— С той стороны есть все ответы, Гаррус.

Оттолкнув его руку, я развернул работорговца за стянутые за спиной руки, вызвав громкий вопль боли. Пнув его тяжёлым сапогом, я заставил его неловко пробежать, в безуспешной попытке удержать равновесие. Наконец он споткнулся и плюхнулся в лужу крови, пролетев еще метр-другой и крепко ударился об одну из клеток головой. Из-под тел торчали две руки, вцепившиеся в прутья, когда голова пирата коснулась их, пальцы прошлись по лицу и с неожиданной силой впились в лицо батарианца, выдавливая, выцарапывая ему глаза. Дикий вой загулял под потолком, дробясь и повторяясь. Кое-как извиваясь, добавляя свою кровь на пол, батарианец смог вырваться из этих рук, бессильно повисших между прутьями. Суча ногами, он старался отползти подальше, но лишь упёрся в другую клетку, податливая рука упала на пол рядом с ним. Вымазавшись в крови, он старался отползти от них от всех, что-то нечленораздельно воя. Вакариан прошёл по второму проходу в заднюю часть, крепкое словцо вырвалось у него, когда он понял что Рекс здесь нашёл. Я с маху хотел ударить под рёбра лежащего ничком пирата, но Кайдан рванул меня за плечо, разворачивая к себе, и бешеный замах пролетел в сантиметре от тела.

— Шепард! Это уже слишком!
— Слишком Кайдан?! Эта мразь проходила обучение в одном весёлом месте. Торфан его называли! Слышал про такое, может быть?
— Даже это не повод становится таким же, капитан!

Секунду я с ненавистью смотрел на своего лейтенанта, не понимая, что такое он говорит. Его слова звучали каким-то чудовищным оправданием жизни этой мрази, скулящей у моих ног. Голос Лиары тонкой иглой проник в мой мозг.

— Капитан, пожалуйста. Это… это неправильно!
— Они правы капитан, - Тали поддержала их обоих.

Голоса двух девушек возымели своё действие, ненависть и жажда крови этого батарианца перестала захлёстывать меня с головой. Я опять был слишком близко к той черте, за которой сам стану безумным, жаждущим крови животным. Как тогда на Феросе, ведь почти сорвался, а теперь это стало ещё хуже.

— Спасибо.

Допрос батарианца перед телом замученного человека прошёл быстро. Работорговец в диком ужасе косился на изувеченное тело, и отвечал так быстро как только мог, стараясь выложить всё что знал и, трясясь от страха.

— Это Балак! Он совсем свихнулся после того как не выгорело какое-то дело! Его вызвали в Гегемонию, он просто как сумасшедший орал! А этот что-то попытался ему возразить!
— Балак был на Торфане?
— Он говорил, что проходил там обучение, гордился этим. У него была ещё такая нашивка, вроде все, кто там был, её получали. Это его лёжка! Я не знаю, может ещё есть, я прилетел только рабов забрать! Мой корабль в ангаре стоит!
— На что похож символ?! - Я дёрнулся к нему, снова теряя контроль.
— На три сплетённых круга, заключённые в ромб!

Батарианец просто кричал, окончательно придя в ужас.

— Вот что, Ди'Мрох. Я оставлю тебе жизнь, как бы мне не хотелось пристрелить тебя. Ты найдёшь этого Балака, и передашь ему вот это.

 Я быстро надиктовал на датапад одного из бандитов сообщение, предварительно удалив там все данные.

— И пусть почаще оглядывается через плечо. А теперь, исчезни мразь, пока я не передумал.

 Я деактивировал фиксирующую ленту и с силой пихнул планшет батарианцу в руки. На корабле этого ублюдка казалось, не было больше ничего, кроме пустых клеток для рабов. Обыскав судно, я вытащил из каюты молоденькую девчонку, ей было лет семнадцать-девятнадцать на вид, не больше. Она отчаянно нас боялась и тянулась к этому четырёхглазому уроду, как если бы он мог её защитить. Глаза Тали, прямо смотревшие на меня, не дали расстрелять этого ублюдка.

— И запомни ещё кое-что, мразь. Если ты ещё раз попадёшься с рабами, любой наш патруль будет знать что с тобой сделать. А девочка вернётся домой.

Небольшое судно стремительно рвануло вверх, стараясь как можно быстрее уйти от этого места, и от нас. Оставалось надеяться что увиденное и услышанное на этой «лёжке» станет ему достаточным уроком, чтобы забыть о работорговле, во всяком случае, вне территории Гегемонии. Вызвав «Нормандию», я связался с капитаном, отчёт Андерсону был краток как никогда.

— Агент мёртв, капитан. Батарианцы запытали его до смерти, поработал один из торфанских «специалистов». Да, ещё кое-что, мы спасли одну девочку, но она невменяема, ей требуется реабилитация.
— Печальные новости, Шепард. Патруль выйдет на рандеву с вами у Новерии. Конец связи.

Лиара переборола себя, вместе с Тали они подошли к тому месту, где бессильно раскинулись руки того несчастного, что смог таки добраться до одного из своих мучителей. Рекс, поднапрягшись, отогнул прутья клетки и мы вытащили тело. Турианец был уже мёртв, выстрел в упор разорвал грудную пластину, было просто чудо, что он протянул так долго. Та вспышка была последней в его жизни.

— Не знаю, кто он такой и какую прожил жизнь, - Гаррус не отрываясь, смотрел на соплеменника, - но умер он как положено гражданину Иерархии.

Добравшись до своей каюты и сбросив шлем на пол, я уткнулся в терминал невидящим взглядом. Что со мной случилось? Если бы не Кайдан, и тем более не Лиара с Тали, я был готов запытать того работорговца до смерти, мстя за всё. Но… это был бы МОЙ выбор? Или это был бы выбор лишь части души, которая появилась после Торфана, после смертей моих ребят на той проклятой базе? Смерть Эшли лишним грузом давила на меня, ведь из-за моего решения она погибла, но было бы легче, если бы погиб Кайдан? Тогда, скорее всего база осталась цела и все жертвы оказались бы напрасными, все кто погиб бы на Вермайре, или кто потерял рассудок под внушением Жнеца… Есть ли у меня оправдание себе? Всё смешалось в голове, прошлое и настоящее, назрев болезненным горячим шаром в голове. Отчаяние, боль, страх новых потерь, скорбь о погибших — всё это разом накатило на меня, сжав голову руками, я зажмурился до боли. Стук в дверь.

— Войдите.

Надо бы показать, что капитан несгибаем, но… к чёрту… я тоже человек.

— Капитан, я потом…
— Останься Кайдан.

Лейтенант прикрыл дверь и сел напротив.

— Спасибо лейтенант. Там, на этой проклятой базе… я сорвался. Слишком много всего… Смерть Эшли, это ведь моя вина, я не должен был так рисковать всеми вами, но если не мы, то кто? Сарен не остановится, Рекс может мечтать об этом, но это турианское дерьмо найдёт путь. Мы разрушили часть его планов, но не продвинулись вперёд. И вот, наш единственный, крохотный шансик, убивает та мразь, которую я пощадил, отойдя от своих принципов!

Резким движением я сбросил со стола свой планшет, с металлическим лязгом ударившийся в переборку.

— Если бы я убил Балака и пожертвовал теми инженерами, сейчас у нас была бы информация, и все смерти были бы не напрасны. А сейчас… сейчас уже начинаю терять веру. Я потерял всех родных на Мендуаре, Аленко, всех! Мать, отца, сестру, всё что я знал, весь свой мир… Я остался один, стал десантником, хотел защищать людей от того что выпало мне. Да только хреновый из меня оказался защитник… Торфан, Рансу, Маал, теперь вот Иден Прайм и Вермайр… я продолжаю терять людей…

 В глазах стояли слёзы, они жгли меня, когда я вспоминал всё это. Скольких отличных ребят я похоронил на своём пути, сколько ещё могло жить?

— Шепард, я… Я не знаю, как сказать, но… Ради Эш надо продолжать. Я люблю её, я не могу отпустить её… Надо сделать все, что мы можем. Потом, после того как всё кончится… Надо ради неё, ради всех нас…

 Мы с Кайданом на пару приговорили литровую бутылку коньяка, из неприкосновенных запасов, хранившихся в каюте капитана. Для нас обоих надо было выговорится, именно так, пусть не по уставу, но зато по-человечески. Это помогло хоть как-то, совсем немного, снять то напряжение, которое не отпускало с Вермайра. Аленко сжал мою руку.

— Мы победим, ради твоей семьи, ради Эш! Обязательно победим!

Нетрезвой походкой он вышел из каюты, собираясь добраться до своей капсулы. Посмотрев на закрывшуюся за ним дверь, я неверными руками скинул свою броню и откинулся на подушку, проваливаясь в сон без сновидений.

Отредактировано: Ватрикан


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 28.02.2012 | 5656 | 10 | Сын Земли, unklar | unklar
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 66
Гостей: 63
Пользователей: 3

wardeamon, Dreamer, Докторъ_Дре
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт