Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Сын Земли. Глава 13 Часть 1

                                                                         
Тау Артемиды, поиски Лиары. Первая часть.
 
 




Злой и порядком уставший после многочасового просмотра этого звёздного кластера, я откинулся на спинку кресла, забросив руки за голову. На главном экране отображалось рассеянное скопление, где нам предстояло искать эту Лиару. Десятка два звёзд, каждая со своей планетной системой, каждая готова стать смертельно опасной ловушкой для нас. Исследований здесь было проведено мало, кое-какие консорциумы вели добычу различного сырья, и явно не были бы рады гостям. Пираты, само собой, имелись в избытке, судя по архивам Альянса. Из всех систем стоило обратить внимание на несколько — Спарта, Афины, Македония, Кносс. Остальные звёздные системы не имели сколько-нибудь значимых планет, искать же следы протеан среди астероидов, даже живи мы так же долго, как азари, было бессмысленно. У Коринфа и Ламии было несколько газовых гигантов, но я очень надеялся, что не придётся рыскать среди их спутников. Да и к тому же, по некоторым отчётам, именно в тех системах были найдены постройки и следы протеан, более или менее сохранившиеся. Про другие же никакой информации не было, а спутники гигантов вообще никто предметно не обследовал. Согласно данным Совета, Т’Сони давно занимается археологией и не станет привлекать внимания или действовать настолько неосторожно, чтобы оставить явный след. Так что найти её будет непростой задачей, даже там, где точно есть следы исчезнувшей цивилизации.
То что мнения членов команды разделились, это хорошо, значит есть что обдумать и мне. Тали действует от чистого сердца, она ещё так чиста и наивна. «Тоже мне новость, как будто ты это не понял сразу, когда она отдала данные» — ироничная мысль проскользнула где-то на задворках сознания. Рекс отреагировал как наёмник, надо — значит надо, с Гаррусом и Эшли всё понятно, эффективность поисков и тем более полезность этой азари под вопросом и для меня самого, а для них тем более. Кайдан... Кайдан не определился, это странно, обычно лейтенант имеет чёткое мнение. То ли не хочет встревать с Эшли в конфликт, то ли тоже ищет оптимальный вариант. Если первое — эту пару придётся разбить, вплоть до увольнения с судна, не дело, если эмоции будут мешать заданию, риск слишком высок. Проверим в деле, надеюсь, что всё же он просто ищет наилучшее решение проблемы, не хотелось бы терять ни его, ни Эшли. Заодно надо будет проверить весь экипаж, а то все эти поспешные сборы и «приключения» порядком нарушили наши планы. С наземной командой, кстати, надо что-то решать: умения Рекса и Гарруса сомнению подвергать не приходится, а вот Тали... эта молоденькая кварианка, стоит ли брать её с собой в огонь и смерть? Вообще-то я обещал ей защиту на корабле, а не приключения на задницу, но что-то подсказывает, что она против не будет. Правда, её костюм... медблок вытянет кого угодно, личное дело Карен Чаквас, нашего корабельного медика содержало информацию о её подготовке. Ей достаточно известно об инопланетных расах и методах их лечения. Надо только уточнить у неё, всё ли есть и в нужном объёме. Чёрт, голова кругом идёт. Да уж, права была Алисия, когда сказала что «мне своих проблем хватает с кораблём», теперь я её понимал, как никто другой.
Осталось полчаса до прыжка, я размял затёкшие ноги, присев пару раз. Ближайшая система к ретранслятору Спарта, вот с неё и начнём поиски. Я вызвал штурмана и приказал проложить курс от узлового ретранслятора до Спарты. Второй помощник оперативно задал данные и буквально через минуту сообщил, сколько часов мы будем добираться от узла протеанской сети до цели. Четыре часа на скорости пять-«сверх» — неблизкий маршрут. Как-то странно расположили протеане свой ретранслятор здесь, в Тау Артемиды. Абсолютно не приспособленная к жизни система, и в ней ретранслятор, два малых газовых гиганта с полутора десятками спутников каждый. Безатмосферные каменюки, безжизненные что сейчас, что пару миллиардов лет назад. Какой резон был ставить здесь узел сети, я понять не мог.
Привычно неприятные ощущения от прыжка через ретранслятор массы постепенно отпускали. Выйдя на мостик, я просмотрел информацию по сменам экипажа. Прессли уже заступил на вахту, второй штурман ещё два часа должен был отдыхать. Кайдан и Эшли должны были вскоре тоже смениться и отдохнуть перед возможной высадкой. Гаррус, Рекс и Тали занимались чем-то своим на нижней палубе.
«Стоит их проверить, заодно посмотрю, как экипаж реагирует на близкое знакомство с инопланетниками».
С этой мыслью я покинул БИЦ, отправившись на нижние палубы. Медицинский отсек располагался рядом и, припомнив, что с доктором я хотел поговорить про своих новых подопечных, я вошёл в отсек. Чаквас чем-то занималась, но повернулась к вошедшему.
— А, капитан Шепард! Рада вас приветствовать у себя. Надеюсь, вы зашли просто меня проведать, ваше ранение и видения не беспокоят?
— Спасибо, док, все в порядке. Постойте, откуда вы знаете про ранение?
— Ну как же, капитан, я отвечаю за здоровье всего экипажа, включая вас, и я обязана знать всё, связанное с состоянием каждого члена команды. И ещё я хочу сказать вам большое спасибо за Мишель. Она очень хорошая девочка, немного, правда, всё идеализирует, но хороший врач и человек. Спасибо что помогли ей, она написала мне про вас и Гарруса.
— Мир тесен, оказывается...
— Она стажировалась у меня, талантливая девушка. Так старалась всем помочь... Работала в одном госпитале, потом уволилась по каким-то причинам и открыла свою клинику. Надеюсь, у Хлои всё получится.
— Что же, тогда вдвойне приятно ей помочь. Я на самом деле вот по какому вопросу. В нашей команде теперь не только люди, готовы ли мы оказывать им помощь в случае необходимости? Может, необходимы какие-то лекарства и оборудование? Ещё что-нибудь?
— Можете не опасаться, капитан, «Нормандия» имеет лучшее медицинское оборудование и полный запас медикаментов для всех рас. Что до вашего невысказанного вопроса, — тут она спокойно мне улыбнулась, — то я прошла полный курс и практику перед тем как попасть на борт фрегата, так что смогу оказать полную помощь новым членам экипажа.
— Я не сомневаюсь в ваших знаниях, доктор Чаквас, в вашем личном деле всё отражено. А поскольку у нас предполагаются довольно длительные автономные полёты, то наличие всего необходимого я пожалуй уточню у лучшего специалиста на флоте.
— Капитан, — Чаквас снова улыбнулась, ей было явно приятно. — Вы льстите мне, но всё равно спасибо. Можете не беспокоиться за своих новых друзей, в случае необходимости я живо поставлю их на ноги. Хотя от всей души желаю, чтобы моя помощь им не потребовалась.
— Отлично, доктор, вы меня порадовали. Хорошего дня!
Успокоенный, я вышел из медблока. Рассчитывать на то, что мы сможем пройти через всё без ран, практически равнялась нулю, и столь уверенный ответ медика давал нам шанс вернуться с этого задания всем и живыми.
В столовой сидело несколько сменившихся членов экипажа и суетилась Амина, что-то кашеваря на нашем камбузе, если этот крохотный закуток можно было так назвать. Рядом с ней стоял и пытался привлечь её внимание интендант. Амина рассеянно отвечала Родри, явно больше занятая тем, что стояло сейчас у неё в комбайне. Родри видимо понял, что сегодня ему не светит и, подхватив свою порцию, отправился за стол к остальным.
— Рядовой Ваабери, что готовите?
— Палавенский паа’ур, ваш турианец попросил приготовить ему.
Я посмотрел на некое подобие не то густого супа, не то ещё чего, медленно кипевшего за прозрачной дверцей. Выглядело съедобно и даже аппетитно, на мой взгляд, но пытаться узнать, каково это блюдо на вкус, я не собирался. Декстробелки, в большинстве своём, человеку противопоказаны, если повезёт, то вкусно, хотя и малопитательно, поешь, но если не повезёт... Список весьма обширный. Слепота, нервные расстройства, галлюцинации, паралич, анафилактический шок, короче говоря, масса удовольствий. Слепой выбор природы — лево или правоориентированные молекулы, и вот какой результат. Для турианцев и кварианцев ровно так же обстояло дело и с нашей пищей, повезёт — не повезёт.
— Я и не знал, что вы так хорошо знаете национальные блюда турианцев, Амина. Это очень приятный сюрприз!
— Спасибо, капитан, но здесь надо поблагодарить Гарруса Вакариана. Он принёс мне книгу рецептов турианской пищи, переведённую для землян. Так что для него и для той девушки в скафандре я смогу приготовить кое-какие блюда. Жаль только, не могу узнать сама, каковы они на вкус.
— Хорошо. Рекс может есть нашу пищу, думаю, с ним проблем не возникнет.
— Ваш кроган тот ещё гурман, знаете ли. Но ничего такого, что я не могла бы сделать, — Амина с гордостью сложила руки на груди. — Конечно бифштекс с кровью из варрена я сделаю, но только если он притащит его сам и освежует.
Попрощавшись с нашим коком, я отправился на нижнюю палубу, проведать-таки моих спутников. Кайдан должен был быть на мостике, а Эшли вероятнее всего помогала интенданту и замещала его в отсутствие. Ну и, конечно, проверяла и перепроверяла оружие. Стоило придумать, к чему бы приспособить Гарруса, вряд ли Уильямс с радостью пустит его в свою вотчину, к инженерам его приписывать не стоит, там Тали уже есть, да и он не инженер. Определённо было над чем поломать голову, одно хорошо: Рекс производит впечатление ожившей статуи, куда поставил, там и будет стоять. Обязанности капитана постепенно нарастали как снежный ком, о задании приходилось думать уже как о чём-то вторичном.
Лифт доставил меня вниз, в трюм. Грузовой ангар всё также непривычно удивлял своими размерами, казалось что половина корабля это он, а всё остальное лишь небольшое к нему добавление. Разумом я, конечно же, понимал, что общие размеры корабля много больше чем эта его часть, но всё равно, впечатление оставалось. Эшли, как и предполагалось возилась с оружием, периодически сверяясь с терминалом о чём-то. На столе перед ней лежала разобранная снайперская винтовка, и Эшли пристраивала к ней какой-то дополнительный модуль. Глядя на её действия, я вдруг вспомнил про тот пистолет, что подобрал на Иден Прайм. Там была какая-то нестандартная модификация, стоило показать нашему мастеру по оружию, может, использует его где-нибудь.
Подойдя к своей ячейке, я открыл её и принялся просматривать содержимое. Моя новая броня, тот самый обещанный «Хищник», из запасов посольства. Оружие СПЕКТРа, гранатомёт, несколько модулей, гражданская одежда и пара парадных кителей. Оружие с колонии лежало на верхней полке, подхватив его, я подошёл к Эш.
— Уильямс, посмотрите на эту вещичку, мой инструметрон сказал, тут какой-то модуль.
— Дайте-ка посмотреть, капитан, — сержант положила «Лезвие» перед собой. — Что тут у нас...
Быстро просканировав пистолет, Эшли разобрала его и вытащила модуль, отключив его от главной платы. Воткнув кабель в анализатор, сержант запустила тест. Я терпеливо ждал, пока процедура закончится и Эш наконец сможет дать мне ответ, что это за штуковина.
Анализатор наконец прекратил свои раздумья и выдал нам ответ.
— Интересный модуль, капитан, — бегло прочитав данные с прибора, Эшли вертела модуль в руках. — Увеличивает размер каждой пули и помимо этого повторяет выстрел. Интеграция с автоматами и дробовиками невозможна, только пистолеты и винтовки. Всё в нём хорошо, кроме энергопотребления и нагрева ускорителя.
— То есть я получаю двойной усиленный выстрел в одну цель, но с высоким нагревом?
— Да, и энергоблок будет садится быстро, и гарантированный быстрый перегрев без дополнительного охлаждения, в зависимости от оружия.
— На том оружии, которым снабдил меня Совет, эта штука может быть установлена?
— Не уверена, сэр. Этот модуль нестандартный, похоже, чья-то разработка, не пошедшая в серию, или кустарная вещичка. Думаю, скорее всего второе. Никаких характерных деталей для кого-то из крупных производителей.
Эшли повертела между пальцами оружейный модуль, задумавшись о моём вопросе.
— Знаете что, дайте его этой кварианке, она классный инженер. Может, она придумает, как это запихать куда-то ещё.
— Это идея, сержант. Хорошо отдохните перед высадкой.
— Слушаюсь, сэр.
Эшли с улыбкой отсалютовала мне и вернулась к столу с разобранной винтовкой. Что же, всё равно надо попробовать снять блокировку с моего оружия, заодно пусть поломает голову, как это можно использовать вместе с ним, если вообще можно. Решив воспользоваться советом позднее, всё равно в бою ещё не проверял новое оружие, я стал искать глазами, куда запропастились остальные члены команды. Ни Рекса, ни Тали я всё никак не мог обнаружить, да и Гаррус тоже не появлялся. Стоило мне подумать о турианце, как со стороны «Мако» раздался характерный звук и, вместе с болезненным вскриком, вырвался некоторый поток идиоматических турианских фраз, явно не служивших украшением языка Палавена. Вакариан вылез из-под передней оси, недовольно щерясь и потирая ушибленную макушку. Кажется он сам нашёл себе дело на борту судна, и вовсю ковырялся с нашей БМП.
— Капитан! Отличная машина у вас. Пришлось правда прогнать на ней тест, передний торсион под замену надо бы отправить. Могли бы остаться без левого колеса.
— Неприятный был бы казус. Старший инженер в курсе? Выясню кто из техников отвечает за М35 и спишу с корабля! Закончите с машиной и отправляйтесь отдыхать, высадка через 4 часа, заодно и проверим, как будет себя вести ваш пациент.
— Так точно, капитан. А вот техника наказывать вряд ли стоит. Ваши проектировщики использовали наше шасси, а мне на нём приходилось воевать, в армии. У него есть один изъян при всех преимуществах, вот эта часть, — Гаррус показал на вал, лежавший на полу, — быстро изнашивается. Мы с этим миримся, и просто меняем её согласно нашим регламентам. До того, как износ станет проблемой. Это просто вопрос эксплуатации, не думаю, что для новой машины вы, люди, уже выработали полный регламент.
— Здравия желаю, капитан Шепард. Прошу прощения, что вмешиваюсь, но технический регламент у нас всё же есть. Для нашего малыша следующий осмотр был бы через пятьдесят часов. — Адамс незаметно подошёл к нам. — Но в любом случае, спасибо вам за помощь с «Мако». Тут действительно модифицированное шасси от вашего «Карателя», но мы изменили систему балансиров и креплений, так что теперь, при тех же параметрах, износ валов подвески ниже в два раза.
Глаза Вакариана недоверчиво блеснули, кажется, он не был согласен с тем, что что-то можно было поменять в отлаженной турианской технологии. Но спорить не стал, а лишь стал расспрашивать Адамса об М35 более подробно. Старший инженер с увлечением начал ему рассказывать и объяснять, полностью завладев вниманием турианца. Механиком Вакариан не был, но с технической стороны был подготовлен, видимо, получше меня, да и опыт практической эксплуатации кое-что значил. Было немного неловко не иметь возможности поучаствовать в беседе, правда, тут же на ум пришла поговорка, всплыв из глубин памяти:
«Учитель плавания не обязан уметь плавать.»
Так что не буду пытаться заниматься самокопанием, я руковожу специалистами, вот пусть они и делают своё дело, которое знают много лучше меня. А я уж буду стараться руководить так, чтобы они применяли свои знания максимально полезно. Несмотря на довольно интересную беседу, я отправился искать Рекса, оставив Гарруса и Адамса разбираться в хитромудрых решениях земных и турианских технологий.
Судя по всему, он был в своей «каюте», переделанной из какой-то кладовки, подходящей ему по размерам. Конструкторы корабля никак не могли предположить, что на земном фрегате в экипаже будет кроган и разумеется не предусмотрели никаких помещений под габариты этих инопланетников. Подойдя к двери, я постучал. Из-за двери раздалось — «Входите!».
Рекс лежал на импровизированной кровати, представлявшей собой сваренные двутавры с каким-то мощным основанием, способным выдержать его тушу. Даже на корабле он не снимал свою броню, постоянно находясь в полной готовности к бою. Пистолет Рекса, мгновение глядевший мне в лицо, вернулся обратно на привычное место.
— Шепард. Пришли проведать?
— Вижу, вы устроились, Рекс.
— Да, довольно комфортно, — он усмехнулся, обнажив крупные зубы. - Не первый класс, конечно, но получше, чем обычно. В протеанских развалюхах надо быть осторожнее, Шепард. Там обычно селятся всякие крысы, так и норовящие цапнуть побольнее. Уж не знаю, найдём мы эту докторшу или нет, но драку найдём точно.
— Будем на месте первой высадки через четыре часа, Рекс. Там и проверим, какие крысы поселились на нашем пути.
— Вот и хорошо. А пока я отдохну.
И он, потеряв ко мне интерес, прикрыл глаза. Собственно от крогана и не было больше ничего нужно, так что я вышел, прикрыв дверь. Оставалось проверить Тали и отправится поспать самому, негоже соваться в бой уставшим. Заметив, что Адамс закончил общаться с Вакарианом, я подождал, когда он поравняется со мной.
— Адамс, вы не в курсе, где кварианка? Должна была направиться к вам.
— Тали’Зора у «Тантала», он её очаровал не меньше меня. Эта девочка впитывает знания как губка! Если бы мои ребята были вполовину так же талантливы и внимательны, я был бы просто счастлив. От неё я получил столько вопросов, что просто не успевал отвечать!
— Надеюсь, она вам не мешает, Адамс.
— Что вы, капитан! Дайте ей месяц — и она будет знать об этом корабле больше чем я! Ядро её просто восхитило, двигатели, силовая установка, её просто не оторвать от изучения. Она уже здорово помогла нам, разобравшись с гидравликой грузового шлюза. Так что она на борту точно лишней не будет.
— То, что она не человек, не вызовет проблем в команде?
— Никак нет, сэр. Я за своих парней и девчат ручаюсь, никаких проблем не будет.
— Это прекрасно, значит проблемой меньше. Спасибо, Адамс.
Мы прошли с ним в корму корабля к массивному ядру и реакторной установке. Несколько инженеров тщательно контролировали работу сердца корабля, отзываясь на малейшие колебания. Кварианка работала за терминалом у самой прозрачной стены, отделявшей конструкцию от людей. Сосредоточенно и чрезвычайно внимательно она контролировала какие-то показатели и сравнивала их с какими-то другими, выведенными на соседний экран.
— Она сама попросилась в эту команду, — Адамс говорил тихо, не желая привлекать внимание. — Не все из моих могут спокойно работать рядом с экраном.
Он кивнул на прозрачную броню, за которой массивный вращающийся механизм, казалось нависал над всеми здесь находившимися. Время от времени по нему пролетали мощные разряды, всполохами освещавшие отсек, где было закреплено ядро, и зал управления. Это зрелище завораживало и пугало своей силой и мощью. Я представил что этот гигантский ротор срывается со своего постамента и... дальше представлять как-то не хотелось, эффект от такого разрушения лучше наблюдать с расстояния в пару светолет.
Кварианка, словно почувствовав наше присутствие, обернулась.
— Капитан Шепард, старший инженер Адамс...
— Просто Адамс... — мужчина улыбнулся.
— Тали, мы же договорились, — я обезоруживающе подмигнул ей.
— Д-да... прощу прощения. Шепард, я даже не могла представить, насколько совершенна «Нормандия»! Теперь я понимаю почему вы, люди, так успешны. И я понимаю что это многих настраивает против вас. Если все корабли Альянса настолько совершенны, они представляют собой силу с которой нельзя не считаться.
— «Нормандия» прототип, Тали. Экспериментальное судно, на нём сосредоточены все наши лучшие разработки, но мы не смогли бы сделать её такой одни. Этот корабль строился в тесном сотрудничестве с Турианской Иерархией, а Совет помог профинансировать проект. Земные и турианские инженеры вместе смогли создать это судно.
— И всё же фрегат принадлежит Альянсу, Шепард. Так что вклад людей нельзя не оценить. То, как вам удалось поставить на такой небольшой корабль такое ядро — просто поразительно! Даже не учитывая системы маскировки — это просто чудо! Я безумно счастлива быть в команде такого корабля.
— Я рад что вам здесь нравится. Если возникнут какие-то вопросы или пожелания — моя каюта расположена на второй палубе. А сейчас я настоятельно прошу отдохнуть. Вы уже отработали больше смены, а всем нам нужен отдых. Мы подойдём к первой планете наших поисков через четыре часа, — я посмотрел на инструметрон. — Нет, уже через три с половиной.
— Но я совсем не устала, — кварианка запротестовала. — И я ещё столько не понимаю...
— Вы всё ещё успеете. Тали... пожалуйста.
Девушка посмотрела мне в глаза и уступила.
— Да, хорошо.
Инстинктивно я протянул руку и коснулся её ладони. Она вздрогнула, мгновение глядя на меня, потом, смутившись, опустила голову. Мы оба стояли друг напротив друга, смущённые собственной реакцией. В голове был какой-то сумбур, что-то надо было сказать, но в горле внезапно встал какой-то комок и никак не получалось подобрать слова. Тали видимо чувствовала что-то похожее, но реакция оказалась иной.
— Шепард, я... я наверно пойду передохну, наверное, устала. Всё так странно... Много нового, я до этого не была нигде, кроме Флота, и ещё не всё правильно, наверное, оцениваю и понимаю... Увидимся позже, хорошо?
Скороговорка Тали, слегка запинающаяся, так не похожая на её обычный говор. Она коснулась своими пальцами лацкана моей формы и, не поднимая головы, вышла из зала управления. Я всё так же продолжал стоять столбом, являя собой забавное зрелище, надо полагать. Встряхнувшись, я направился вслед за девушкой, попутно пытаясь привести в порядок свои эмоции. Только в каюте я начал возвращать мысли в русло работы, как взгляд упал на широкую кровать вместо привычной койки. Да что же такое-то! Со злостью скинув форму, я направился в душевую и врубил ледяную воду. Приведя себя в чувство таким способом, изрядно при этом продрогнув, и проверив, что Прессли встал на вахту, я завалился на капитанскую кровать. Годами выработанная привычка спать при любой возможности не подвела и сейчас, я провалился в сон, едва коснувшись головой подушек.
Инструметрон запищал, предупреждая меня о выходе на орбиту планеты назначения. Приведя себя в порядок и натянув броню, я подсел к терминалу. Прессли доложил что судно вышло на орбиту в режиме невидимости, и он ожидает дальнейших распоряжений. Эдол медленно поворачивался на экране, позволяя полюбоваться собой. Хотя какое там полюбоваться... Чем-то напоминает Марс, разве что нет красноватого отлива. Море песка, горы и куча метеоритов на орбите, периодически падающих на поверхность. Из-за постоянной бомбардировки планеты пешие прогулки без страховки не рекомендуются, со страховкой впрочем тоже. Терминал предупредил о входящем видеозвонке с Цитадели и я принял вызов.
— Добрый день, капитан Шепард, поздравляю вас с вступлением в ряды СПЕКТРов! — малознакомое лицо в контр-адмиральском мундире сверлило меня глазами. — Я контр-адмирал Кахоку, согласно полученным данным «Нормандия» сейчас находится в созвездии Тау Артемиды. У меня к вам просьба, капитан. Я понимаю, что это не входит в ваши обязанности, но у меня нет выбора. Пропала моя разведгруппа, бесследно, как в воду канула. Весь район по каким-то причинам объявлен запретной зоной и послать на их поиски невозможно. Для вас же этих правил нет, и вы могли бы помочь найти моих парней.
— Я постараюсь найти наших ребят контр-адмирал. Где они дали знать о себе последний раз?
— Система Спарта, планета Эдол, квадрат двадцать четыре «З», шестьдесят один «С». Я буду чрезвычайно благодарен за любую информацию капитан. Конец связи.
Экран видеозвонка погас, оставив меня в задумчивости. Чтобы пропала без следов разведгруппа Альянса, это было что-то ненормальное. Всякое бывало и прежде, но хоть успеть послать один-единственный сигнал всегда успевали. Вспомнилось одно задание, буквально после принятия в группу «N».
— Итак, ребята. Вот ваша цель.
На голопанели возникло привлекательное личико. Она чуть улыбалась нам со своего изображения. Женщина, примерно 35 лет, из смешанной семьи. Илиана Мурави, уроженка Бекенштейна. Закончила с отличием Гарвардский институт государственного управления. Чертовски умная и опасная дрянь. На счету её организации десятки убийств, грабежи, рэкет, рейдерство и ещё добрая половина списка уголовных преступлений. Чует опасность за километр, всегда находит возможность улизнуть и не чурается выполнить грязную работу лично, если припереть к стенке. Последний полицейский рейд упустил её, потеряв полсотни оперативников, после чего они обратились Альянсу за помощью.
— Задача основная: обезглавить организацию «Новая заря». По нашим данным, вот здесь их база, — побежали строчки текста, и появилось изображение одной из лун. — Предстоит прорваться вот здесь и здесь. Южный вход берёт на себя капитан Маэда, после того как он подаст сигнал, начинаете вы, Шепард. Соблюдайте радиомолчание до начала операции, ваша разведгруппа будет выполнять основную работу. Маэда, постарайтесь связать боем как можно больше сил противника, как только задача будет выполнена — отступайте, вас прикроет «Берлин».
— Господин полковник, если противник не сможет оказать сопротивление, прорываться внутрь базы?
— Нет. База будет уничтожена орбитальной бомбардировкой. Но нам надо иметь абсолютно точные данные об уничтожении Мурави и её правой руки, Йенса Шепльсхольма.
— На базе есть заложники? Мы могли бы попробовать их спасти...
— Никакой самодеятельности, Шепард! Первая и последняя задача — ликвидировать главарей. Спасение каких-бы то ни было заложников невозможно и поставит под угрозу выполнение миссии. Ещё вопросы, офицеры?
— Никак нет.
— Тогда готовьте свои группы, выступаете через два часа.
Командующий вышел, оставив нас вдвоём. С Маэдой я никогда не работал прежде, пересекались иногда в баре на Арктуре, но не более того. Договорившись с ним о координации, я мысленно послал полковника подальше и решил про себя, что при возможности, постараемся вытащить кого сможем, если там кто-то попадётся.
Десантирование прошло успешно, и моя группа, спрятавшись за скальным выступом, стала ожидать сигнала. На спутнике не было атмосферы и догадаться о том, что происходит в километре от нас, было невозможно, а приказ соблюдать радиомолчание и вовсе отрезал нас от мира. Внезапно эфир взорвался, превратив тишину в какофонию.
— Тяжеляк на три часа! На шесть часов! На девять! Седьмой, бей давай, нас сейчас поджарят!
— Нет, нет!
— Группа «Ярос», прошу поддержки, мы в окружении! Мы не продерж...
— Третий, отходи! Отходи идиот!
Вся спланированная операция летела в тартарары, Маэда попал в капкан. С орбиты может и помогут, но им придётся бить в общую кучу и сколько наших там выживет, ещё вопрос.
— Это единственный шанс, ребята. Вперёд. Надеюсь, Маэда продержится.
Подхватившись с камней, мы рванули к замаскированному шлюзу. Стоило нам пройти с десяток шагов, как на нас обрушился шквальный огонь. Два «ИМИРа» стояли в маскировке на возвышенности и теперь, активированные, они поливали нас из своих тяжёлых пулемётов, захватив врасплох. Трое рухнули сразу, Лайзи успел выхватить гранатомёт и выстрелить по одному из роботов, превратив его в груду металла. Оставшийся «ИМИР» в мгновение ока уложил рядового наповал, превратив его бронескафандр в решето и изорвав пулями тело под ним. Эта задержка дала мне шанс укрыться в трещине, отсрочив смерть на какое-то время. Встроенный в шлем дисплей высветил безрадостную информацию. Четверо из десяти уже погибли, ещё двое тяжело ранены. Кто-то из техников смог вырубить щиты оставшейся машины смерти и перегрузить её. Прорываться вчетвером в неизвестный комплекс было равносильно самоубийству, оставалось только отступить и узнать, кто так удачно слил всю информацию о планах атаки. О том, что произошедшее не было случайностью, говорил более чем очевидный факт. Тяжёлые роботы стояли максимально удобно для защищающихся, что позволило им практически сразу выбить половину подразделения. А мы шли сюда с чёткими заверениями, что защиты здесь нет. Да ещё и запрет на проведение разведки. Очень хотелось посмотреть в глаза полковнику, который так нас сюда отправил.
«Вы что, не доверяете своим коллегам-разведчикам? Они всё перепроверили, там нет никакой защиты, чтобы не привлекать внимания к секретному выходу. Ваша же активность может выдать вас, и потери будут катастрофические. Я запрещаю проводить разведку!»
Вот и сунулись голой ж... в осиное гнездо. Два «ИМИРа» в спину, мать их так. Что там с Маэдой-то... если нас тут так пригладили, с чем он там столкнулся? Тишина в эфире красноречиво говорила, что группа «Ярос» погибла. Где-то среди звёзд мелькнула тень, и на поверхность спутника обрушился тяжёлый удар, сбивший с ног всех, кто еще стоял. Яркая вспышка взрыва осветила всё пространство. Кажется, «Берлин» начал бомбардировку, не дожидаясь нашей эвакуации. Пока удары с орбиты приходились на участок второй группы, но неровен час, начнут бить по нашей позиции... Клайв мудрил с оставшимся «ИМИРом», что-то быстро переключая в открытой панели.
— По двое подхватили «трёхсотых» и уходим из-под удара! Потом разберёмся со всем. Клайв, чтоб тебя!
— Секунду, капитан! Вот так...
Он приладил защитную крышку панели на место и активировал «ИМИРа». Я не успел выругаться и только потянулся за стволом, как робот, согнув свои «руки», подставил их под тела раненых как носилки. Погрузив ребят, мы максимально быстро стали отходить от шлюза, намереваясь хоть как-то укрыться от «дружественного» привета с орбиты.
Мы тогда успели уйти, полковник в итоге оказался замешан в этом деле. Потом среди десантников бродили слухи что он сам работал не то на этот картель, не то ещё на кого-то. Его посадили на несколько лет, и досрочно освободили, за примерное поведение. Но дойти до дома он уже не смог, снайпер вышиб ему мозги, когда он садился в аэрокар, собираясь отправиться домой. Стрелка так и не нашли, не говоря уже про заказчика. Погибшим ребятам это не помогло никак, но для выживших это стало хоть какой-то справедливостью. Тёмных пятен в этой истории хватало, и судя потому как её заминали, слишком много заинтересованных лиц на самой верхушке не желало раскрытия всей правды. Но мы доказали, что десант не сдаётся ни при каких обстоятельствах.
— Прессли, у нас два сектора, вот координаты, — я передал ему координаты группы Кахоку и известного памятника протеан. — расстояние между ними небольшое, пусть Моро сбросит нас у первой точки. Группа высадки — Урднот, Вакариан, Уильямс, Аленко, Шепард.
— Есть, капитан.
В грузовом трюме меня уже ожидала наземная команда и кварианка. Тали стояла чуть в отдалении от группы, и даже по её фигуре читалось расстройство из-за того, что она не идёт с нами. Моё появление не осталось незамеченным, Кайдан подошёл, как только я вышел из лифта.
— Капитан, группа высадки готова. «Мако» готов.
— Грузимся, лейтенант.
Аленко развернулся и махнул рукой в направлении БМП. Тали не могла найти место рукам и нервно сжимала пальцы. Я подошёл.
— Тали, что-то случилось?
— Капитан я... я хотела бы пойти с вами.
— На планете может быть небезопасно, а я не хочу рисковать вашей жизнью понапрасну.
— Шепард, я полностью подготовлена ко всему, и модуль добыла из гета не случайно!
Кварианка подняла голову выше, чем это требовалось, похоже что моя забота была воспринята ей как недоверие.
— Тали, я не сомневаюсь ни в вас, ни в вашей подготовке, но я пообещал охранять вас, а не бросать в пекло. Поймите, я не могу на поле боя гарантировать безопасность.
— В нашем задании личная безопасность уже не так важна, надо остановить предателя до того, как он снова атакует какую-нибудь колонию, Шепард! Я не прошу о своей безопасности, я прошу дать мне шанс быть полезной!
— Тали... хорошо. — я понял что не взять девушку с собой означало бы смертельно обидеть ее. — Вы готовы?
— Да, капитан.
— В машину.
Гаррус уже занял место у панели управления «Мако». Эшли, Кайдан и Тали сидели на местах десанта. Рекс устроился на месте стрелка. Как кроган умудрился впихнуть свою тушу в кресло, для меня оставалось загадкой. БМП внутри оказалось более просторна, чем можно было предположить, глядя снаружи, так что места нам, можно сказать, хватало. Я сел на командирское кресло, информация на экране сообщала мне, что Джокер вышел на глиссаду и готовился сбросить «Мако» с малой высоты. Обратный отсчёт показывал время, оставшееся нам на спокойное существование.
— Кто во что верит, может помолиться! — весёлый голос Джокера раздался в боевом отделении БМП. — Сброс!
Встроенный в шлем дисплей отобразил мне пространство грузовой палубы. Вот открылась грузовая дверь, и Гаррус врубил моторы, машина прыгнула вперёд в пустоту. Несколько секунд свободного падения, и перегрузка от реактивных двигателей стала вминать в кресло. «Мака» жёстко врезался в поверхность планеты всеми колёсами и, покачнувшись, остановился.
— Турианец, ещё одна такая посадка, и я выброшу тебя в полёте!
Рекс ругался, видимо приложившись при приземлении. Гаррус его проигнорировал и обратился уже ко мне.
— Прошу прощения, капитан, у нас в армии не применяют таких десантных машин. Мне надо привыкнуть к такой манере десантирования.
— Машина в порядке?
— Всё в порядке, капитан, — Тали со своего места проверила состояние систем БМП.
— Вперёд, Гаррус. Где-то здесь пропала разведгруппа Альянса, будем искать все следы.
Машина медленно двинулась по направлению к каньону между скалами. Смотреть действительно было особо не на что, лишь изредка небо перечёркивала яркая полоса падения очередного метеора. Два часа поисков не привели ни к чему: ни следов, ни каких-либо намёков, которые могли бы прояснить судьбу пропавшей группы. Больше тратить время смысла не было, одна машина на планету в жизни не сможет, без дикого везения, найти такую цель. Оставив надежду помочь нашим ребятам, я приказал Вакариану увеличить скорость и направляться в сторону отмеченного протеанского артефакта. Несмотря на сильно пересечённую местность, машина шла плавно и ровно, выгодно отличаясь от «Гризли», в котором мы набили бы уже десяток шишек. Гаррус вовсю развлекался, привыкая к машине. Мы перепрыгивали на реактивной тяге небольшие трещины и промоины, которые вполне можно было и объехать, благо их размеры не были такими уж большими.
На тактической карте вдруг вспыхнула точка, и турианец мгновенно среагировал, резко сбросив скорость. Мы медленно вползли на вершину очередного холма и наткнулись на раскуроченный М29. Военная модификация, без опознавательных знаков. Задняя часть машины явно носила следы попадания и сильного пожара. Башня масс-пушки выглядела неповреждённой, ствол орудия смотрел строго по курсу, похоже те, кто ехал в машине, не были готовы к нападению.
— Может, это были разведчики? — Эшли смотрела на подбитый БМП с болью в глазах. — У тех, внутри, шансов было немного.
— Проверим.
Гаррус аккуратно подвёл нас к подбитой БМП. Вблизи картина разрушения выглядела ещё более неприглядно. Взрыв полностью разрушил задние ворота десантной машины и разворотил салон, бушевавшее пламя выжгло всё, что могло гореть и частично оплавило даже прочный металл корпуса. Никаких остатков или чего-либо ещё, что могло бы нам помочь идентифицировать принадлежность машины, не осталось, утверждать или опровергать, что это были разведчики Кахоку, не было никакой возможности. Вполне могло оказаться, что это машина какого-то из преступных картелей, по типу тех, кого я припомнил на «Нормандии». Мы осмотрели всю машину, но не смогли найти ничего. Тали просканировала память БМП, но и там нас ждало разочарование, кто-то хорошо постарался, уничтожая малейшие улики, могущие вывести на верный след. Все идентификаторы были стёрты или спилены, одним словом, чёрный ящик.
— В машину, уходим. Здесь мы больше ничего не найдём. Поехали искать протеанскую постройку.
— Погоди, Шепард.
Рекс вдруг открыл шлем и стал принюхиваться. Давление меньше земного и наличие аммиака в атмосфере не смущало крогана. Следовать его примеру никто не решился, да и понять его действия я не мог. Наконец, он, словно унюхав что-то, загерметизировал обратно шлем и ответил на невысказанный вопрос.
— Эта колымага сгорела очень давно, даже запах выветрился. Когда пропали эти люди?
— Несколько дней назад.
— Тогда эта, — он пнул колесо, — не им принадлежала, Шепард.
Погрузившись в свою боевую машину мы отправились дальше по маршруту, любезно предлагаемому ВИ «Мако». Разговаривать после зрелища выжженной машины радости не добавляло. Внезапно впереди по курсу взметнулся столб огня, камней и раздался взрыв. БМП резко подбросило вверх и вниз, перед машиной, метрах в ста, появилась воронка, в которую «Мако» ухнул бы и пропал. Гаррус несколько нервными движениями объехал новообразовавшийся кратер.
— Однако... может быть, в тех ребят такое же и прилетело. Тогда невыход на связь не выглядит невероятным.
— Это был метеорит?
— Скорее всего.
Увидеть приближающийся метеорит не было никакой возможности, но глаза сами смотрели в небо, пытаясь найти приближающийся небесный камушек. До отметки оставалось ещё километра четыре, когда меня вызвал Джокер.
— Капитан! Мы приняли сигнал бедствия с поверхности, прямо перед вами, полтора километра. Вот координаты.
— Понял, лейтенант. Двигаемся к точке.
Моторы в колёсах БМП взревели, бросая машину вперёд. На камере заднего вида отчетливо отображалось, как грунт взлетает выше башни нашей машины, оставляя чёткий след траектории нашего движения. Пока я смотрел по сторонам, Гаррус вывел нас на вершину очередного холма и собирался уже направить машину вниз. Впереди был несколько странный ландшафт, ровная как стол песчаная поверхность, километра два до ближайших скал, и на ней округлой формы как бы вмятины.
— Стой! — рык Рекса остановил движение турианца, «Мако» дернулся и остановился. — Что-то здесь не так.
— Впереди ещё один вездеход Земли.
Я до максимума увеличил картинку. На земле лежали какие-то обломки, с первого взгляда похожие на персональную спасательную капсулу космического корабля, а рядом с ней... Рядом стоял ещё один развороченный «Гризли», изъеденный коррозией, на нём были ещё различимы метки первой разведроты десанта Альянса, а вокруг погибшей машины валялись какие-то куски металла, мусор, ошмётки скафандра и оторванная человеческая голова.
— Вот мы и нашли ребят... — Голос Эшли дрожал.
— Что такое здесь случилось? — Тали тоже была на пределе.
— Молотильщик, — Голос крогана прозвучал совершенно спокойно, — Кто-то очень хитро поставим маяк бедствия. Эти бедолаги прямо в пасть к нему и влетели.
— Он ещё здесь?
— Да хрен его знает. Может и здесь, а может, уполз искать пожрать. — Кроган пожал бронированными плечами. — Если наелся здесь, то может спать. В любом случае, пешком туда соваться не стоит. Да и на машине тоже, он почувствует вибрацию.
Тали приглушенно всхлипнула, Эшли негромко выматерилась.
— Мощности орудия нам хватит, чтобы пробить его панцирь. Спускаемся. Гаррус, внимательно следи за движением песка и уводи машину, если увидишь холм песка. Рекс...
— В курсе, Шепард. Я с такими сталкивался, и не только на машинах.
— Кайдан, Эшли, Тали — держитесь крепче, будет трясти. Поехали!
Гаррус врубил движки на полную и мы рванули вниз по склону. Не успели вырваться на ровную поверхность, как из-под песка с громоподобным гулом вырвалось длинное сегментированное тело, надёжно укрытое от любых атак обычных противников. Однако «Мако» не был простым врагом для молотильщика, и у нас было чем его приветить. Рекс прицелился в голову этой прожорливой твари, и ускоритель выплюнул снаряд, взорвавшийся у головы червя, начисто оторвав ему одну из гигантских мандибул. На землю хлынул поток едко-зеленой слизи или крови этой мерзости, и всё вокруг сотряс обиженный рёв. Молотильщик замер на мгновение, на шее, под бездонным провалом пасти, из которого виднелся растроенный язык, начал расти какой-то бугор, и в нас полетела струя странной жидкости. Наш водитель еле успел нажать газ и вывести машину из-под этого плевка. Часть этой субстанции попала на корпус и ВИ БМП выдал о повреждении какого-то элемента. Попадать под него второй раз не хотелось, и Гаррус стал отчаянно маневрировать, не давая возможности червю вновь прицелиться в нас. Рекс ещё раз выстрелил из орудия БМП. Повторный выстрел оторвал вторую мандибулу, вызвав новый зеленоватый поток. Сообразив что с таким противником ему не совладать, червяк вдруг резко провалился под песок, несмотря на колоссальные размеры, потрясая своей мобильностью. Турианец мгновенно вывернул машину в сторону, врубил ядро и реактивные двигатели, заставив машину пролететь по меньшей мере двадцать метров от того места где она была. Не успели мы приземлиться, как место, на котором мы стояли секунду назад, словно взорвалось и, в туче песка, вверх взметнулась распахнутая пасть. Если бы не манёвр Вакариана, этот удар запросто мог бы разрушить «Мако» и прикончить нас всех на месте. Рекс снова, поймав в прицел голову этой твари, выстрелил. На этот раз взрыв снаряда пришёлся аккурат в тот самый мешок, в котором молотильщик вырабатывал свою кислоту. Оглушённый болью червь замер, мотая головой, из пробитого горла хлестала всё та же зелёная кровь, собираясь в лужи и разъедая песок. Рекс, выстрелив ещё пару раз, оторвал голову молотильщику, поставив жирную точку в этой битве. Голова с высунутым языком пролетела несколько метров и упала на песок, поднял столб пыли. Обезглавленное тело конвульсивно содрогалось, не собираясь мириться со своей смертью. Наконец до червя-переростка дошло, что он уже мёртв и, дёрнувшись напоследок, туша гулко ударилась о песок, разметав его в разные стороны.
— Всё... готов.
— А здесь не может быть второго? — Тали снова нервно сжала руки.
— Нет. — Рекс поёрзал, устраиваясь поудобнее. — Может на планетке и есть ещё парочка червей. Но в ближайшей тысяче километров вокруг нет ни одного. Они не терпят соперничества.
Мы вышли из БМП, проверяя местность. Рекс и Гаррус остались в машине, прикрывая нас на всякий случай. М29 вблизи выглядел ещё более страшно чем на экране. Броня была практически проедена насквозь, материал покрышек колёс разъело и ошмётки валялись поблизости. В машине на месте водителя лежали остатки человека. Кислота молотильщика попала в переднюю часть, прожгла корпус и люк, и обрушилась на бедолагу. Было страшно смотреть на расплавленную человеческую плоть в остатках бронескафандра, эта ядрёная смесь пожирала любой материал и покрепче человека. В кресле и рядом с ним лежали часть правой руки и ноги и почти не повреждённая левая сторона тела. Лицо десантника скрывал шлем и я был крайне рад, что не могу видеть его выражения. Остальные кресла были пусты, а о судьбе тех кто ехал вместе с этим десантником, наглядно рассказывали ошмётки вокруг и туша червя.
Собрав то немногое, что осталось от разведгруппы, мы похоронили их в одной могиле. Жетоны нашлись только у водителя, от остальных не осталось ничего, что можно было бы вернуть на Землю. Закончив эту печальную процедуру, я осмотрел обломки капсулы. При ближайшем рассмотрении стало понятно что это был муляж, мастерски выполненный и неотличимый издали от настоящей капсулы, потерпевшей крушение. Чтобы понять, что это обман, надо было подъехать почти вплотную, а там червь делал свое дело. Тот, кто поставил это приманку, судя по всему, прекрасно знал, что делает, отправляя на смерть любого, кто прилетел бы на сигнал бедствия.
— Надо рассказать контр-адмиралу об... этом, — Кайдан, запнувшись, договорил фразу. — Это не случайность.
— Надеюсь, у него получится найти тех, кто это сделал. В машину, у нас ещё есть работа.
Зрелище жуткой гибели целого подразделения сильно ударило по обоим моим подчинённым, да и Тали с Гаррусом тоже были подавлены. Одно дело сражаться и погибнуть в бою, и совсем другое, когда тебя заживо разъедает кислота или жрёт какая-то инопланетная зверюга. Смерть вообще неприятная штука, но всё же, погибнуть так, как погибла разведгруппа, вряд ли кто-то хотел. Один Рекс был всё так же спокоен, за свою долгую жизнь наёмника и убийцы он повидал множество смертей и похуже, чтобы впечатлиться этим вариантом. Не могу сказать что мне самому увиденное принесло радость, но я постарался сосредоточиться на цели поиска и выбросить из головы это кошмар.
Оставшееся расстояние мы преодолели достаточно быстро, хоть и пришлось изрядно попетлять и проверить заверения конструкторов М35 о возможности этой машины взбираться на сорокапятиградусные склоны. Сплав идей двух народов лишний раз доказал жизненную правду сотрудничества, «Мако» спокойно преодолевал такие препятствия, где встали бы все другие машины. Полузаметённые песком протеанские развалины мы нашли с трудом, и, к огромному сожалению, с первого взгляда было понятно что весь путь был проделан зря. Для чего исчезнувшая раса строила эти пирамидальные здания, было не вполне понятно, иногда находили там некие артефакты, назначение которых разгадать не удалось, но чаще всего они были пусты. Здесь же от самой структуры остались невысокие обломки стен, с явными следами взрывов. Кто-то принципиально не заботился о сохранности пирамиды, стараясь добраться до содержимого. Удалось ли неизвестным грабителям найти там что-то или нет, неизвестно, но вот разнести постройку они смогли на совесть. Следов недавних раскопок здесь не было, а значит что и наша искомая археолог здесь не была, да и по внешнему виду развалин делать ей здесь нечего. Оставались ещё три системы.
— Джокер, спускайтесь и забирайте нас. Здесь нам делать нечего.
— Да, сэр.
Отправив команду отдыхать после наземной операции, я вызвал Кахоку через терминал своей каюты.
— Контр-адмирал! Я нашёл ваших ребят, молотильщик убил всех. Мне очень жаль.
— Но... как?! Весь отряд? Там были не зелёные новобранцы! Они прекрасно знали как справляться с этой тварью!
— Тот, кто их туда навёл, не оставил им ни единого шанса. Они высадились прямо в гнезде, на маяк бедствия с поддельной спасательной капсулы. Удалось найти только один жетон, от остальных почти ничего не осталось. Молотильщика мы уничтожили. Вот координаты их захоронения. — Я сбросил точные данные о братской могиле десантников.
— Спасибо, капитан. Я не забуду о вашей помощи, возможно мы ещё сможем отомстить за их гибель. Я проверю всё по своим каналам. Конец связи.
Отправив Прессли отдыхать, я занялся корабельными делами. Второй штурман и второй пилот были на вахте, и я озадачил их работой, дав точку назначения — система Македония.
 
 
Отредактировано. SVS


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 03.10.2011 | 3728 | 4 | Сын Земли, unklar | unklar
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 19
Гостей: 18
Пользователей: 1

MacMillan
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт