Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Сын Земли. Глава 1

Жанр: экшен/приключения/драма; 
Персонажи: м!Шепард;
Аннотация: У каждого свой собственный шанс прожить жизнь. Я попытался представить жизнь Шепарда, которую старался воплотить в ходе пока ещё двух частей МЭ. Первые главы посвящены предыстории Шепарда; 
Статус: в процессе.



Башка трещит, ощущения такие, как будто всего вывернули наизнанку, выжали, потом обратно вывернули, где не болит, не знаю. Что со мной такое? Лежу на кровати. Комната в принципе ничего, приглушённо-белого цвета, можно даже походить, окон нет, кровать-стол-стул и дверь без ручки и видимого замка... Последнее как-то не очень нравится. Что думать по этому поводу, не знаю, бокс какой-то в реанимации, что ли? Руки-ноги вроде на месте, про остальное, надеюсь, можно сказать так же. Тело всё как ватное, конечности контролирую с трудом. Не могу вспомнить ничего... какие-то образы, звуки, движение, боль...

Холодный пот прошиб мгновенно: потерять память — это перебор. Головой ударился, что ли... Хорошо хоть полным дебилом не стал. Откуда я ― не помню, где я ― не знаю (или не помню?) Круто... Вот уж не ждал, не гадал... Будто по памяти губкой прошлись. Не память, а разводы какие-то радужные, что-то всплывёт и тотчас размывается. Точно помню только какие-то абсолютно необходимые вещи. Постепенно какая-то безысходность начала вырисовываться. Всё, что было, потерял: нет памяти — нет человека.
С лёгким взвизгом сервоприводов открылась дверь. Вошли двое — женщина и мужчина. Оба молоды, одеты в какую-то униформу военного образца. Мужчина явно из смешанной семьи, сходу и не разберёшься, чьих кровей намешано, а женщина... молодая, красивая, волосы светлые, переливались почти как золото, когда она двигалась. Её женственность бросалась в глаза сразу же, и вместе с тем чувствовалось, что она прошла какую-то серьёзную подготовку. Вот только почему меня удивило, что она так отличается от мужчины расовой принадлежностью?.. Попытка понять это опять привела в пустоту.

— Шепард, ты проснулся?
— Я... да... Что со мной?

Они подошли к кровати. Женщина коснулась её, и в воздухе появился голографический терминал. Откуда-то всплыло знание, что это такое, но ни как пользоваться, ни откуда я это знаю... пустота. Их присутствие почему-то нервировало меня.
— Унклар, успокойтесь, вам нельзя нервничать. Вы в боксе реанимации. Вы что-то помните?
— Н-нет. Только какие-то обрывки и образы. Я даже имени не помню, вы называете меня Унклар, это я, ну, то есть, моё имя? Кто я? Откуда? Где? Кто вы?
— Начнём с конца: меня зовут Анри Пьермонт, моя коллега ― Валери Дарси. Мы из Альянса, военные медики, фрегат «Курск» Альянса Систем. Находимся в колонии Мендуар, где, согласно документам, найденным рядом с вами, вы выросли. На колонию было совершено нападение батарианских пиратов. По счастью, на сигнал о помощи откликнулся патруль, находившийся неподалеку. Но... к сожалению, ваши родители погибли, а вы получили тяжёлые ранения. Может быть, вы помните какие-то детали нападения? Попытайтесь вспомнить, это поможет вам вернуть остальные воспоминания. Во всяком случае, мы очень надеемся на это.
— А если нет? — холодок паники пробежал по спине и прочно устроился в животе.
— Если нет... Ваша жизнь начнётся практически с чистого листа. Жизнь нормального человека, но вам придётся учиться многому.
Честно пытаюсь вспомнить хоть что-то. Всё, что всплывает, — дом, родной и чужой, но мне в нём тепло, ещё что-то... пистолет, и это воспоминание выглядит, пожалуй, четче остальных. Дальше какая-то каша, разноцветная картинка... Неожиданно картина стала чёткой.
Фигура с автоматом, направленным на меня, у меня в руке пистолет, а я уже прицелился в голову этому... кому-то?... Он похож на человека, но не человек, кто-то другой. Другая форма головы, носа и четыре глаза. Выстрел, отдача подбрасывает пистолет, и в этот же миг звук очереди и боль... красная пелена, дальше темнота... 
Честно описываю все, что вспомнил, Анри, тот внимательно слушает меня, но обращается к своей напарнице: 
— Валери, что у тебя? 
— Активность мозга высочайшая, но... боюсь, что он будет лишь иногда вспоминать что-то, тени в памяти. Повреждение оказалось значительнее, чем мы думали. Мозг функционирует прекрасно... только воспоминаний нет, связи нарушены. Прости, Унклар. Мы смогли тебя вытащить с того света... Очередь из автомата тебя ранила, а обломок, попавший в голову, должен был добить... но ты как-то выжил. Вот только память вернуть тебе мы не в силах. Вероятно, со временем какие-то воспоминания вернутся. 
Значит, вот как все обернулось... Ну, и что мне теперь делать... стоило ли вообще меня вытаскивать? Куда мне теперь податься? Великовозрастный ребёнок... навыков нет, профессии нет, памяти нет. Ничего нет. Зачем всё это? Неведение порождало тревогу, но и надежду тоже. Когда знаешь, надежды не остается... Что мне от этой жизни... семьи нет, друзей нет... всё исчезло. Что дальше? Профессиональное сочувствие до конца дней? Приют для умственно отсталых?

Голос медика прервал начавшие появляться мысли. 
— Унклар, не стоит отчаиваться. Вам имеет смысл покинуть эту колонию и начать свою жизнь в другом месте.
— Очень смешно, доктор... Где я теперь нужен? Ничего не умею толком, обуза для всех. Всё, что чётко вспоминается, это выстрел в ту морду... и шансов вспомнить что-то иное не предвидится, не так ли? 
— А вы подумайте насчёт поступления в Вооружённые силы Альянса. Там для вас адаптация к жизни, вероятно, будет наиболее простой. Стать солдатом и защищать других людей от той беды, что приключилась с вами, — разве это плохо? Я похлопочу, чтобы вашу просьбу рассмотрели максимально быстро, с учётом всех проблем. Можно сказать, что медкомиссию вы уже прошли.
Его попытка улучшить мое настроение вызвала у меня лишь грустную улыбку: 
— Возможно, вы и правы... Ну что же, Унклар Шепард согласен встать в строй. Не вешаться же с горя, правда? 
— Ну вот и хорошо. Вставайте, я отведу вас к офицеру безопасности, — Валери отошла от консоли к двери. — Ваша одежда в ящике слева. 
Офицером безопасности оказался хмурый негр, явно чем-то расстроенный. Мы находились в одном из помещений самообороны колонии, судя по всему, в офисе командира. Возле стены стоял шкаф, в котором среди книг, каких-то предметов и пары шкатулок я увидел фотографию. Внезапно пришло воспоминание: 
«Лейтенант Роджерс, что тут у вас? 
Миловидная женщина в каком-то костюме наклоняется ко мне. Я лежу на траве, только что дрался с какой-то саблезубой собакой. Кажется, я сломал об неё нож, почему-то не могу пошевелиться... Она внимательно смотрит на что-то рядом со мной и явно удивлена. 
— На варрена с ножом? Вы что, рехнулись, пистолеты дома оставлять? 
— Вообще-то...»

На этом воспоминание оборвалось. Значит, её звали Роджерс. Что с ней, интересно, случилось? Она, наверное, смогла положить этих уродов побольше. Может, она осталась жива и сможет рассказать мне что-нибудь? 
— О, док! Наконец-то решили меня проведать? А то я тут уже совсем захирел, того и гляди расхвораюсь и буду вашим пациентом. Никто ко мне не ходит, все забыли про Матье Вальбу. 
— Матье, неужели тебе было мало развлечений при нападении? 
— Ну, это уже прошло. К тому же, их тут осталось мало, большая часть успела удрать... жаль, не успели всех переловить, ушли, уроды многоглазые. 
Всю его наигранную весёлость как рукой сняло. Похоже, было в этом что-то личное. Он сплюнул на пол и с явной тоской поглядел в окно на остатки разрушенных зданий и догоравшие пожары. Колония была не самой большой ― тут всплыло откуда-то воспоминание, что мы готовились к расширению на три тысячи колонистов, но прибыть они ещё не успели. Только первая волна — энтузиасты колонизации и технический персонал, всего под тысячу человек. Стандартные модули, изрешеченные пулями, с выбитыми окнами и дверями, никак не могли поднять ему настроение. Рядом со штабом местных сил самообороны ещё лежали тела нескольких бойцов. 
— Сколько ещё мы вот так будем терять колонии, а? Хорошо, были тут под боком, а если бы нет... Ладно, дело уже прошлое, я смотрю, Валери, ты привела с собой парня? Как он? 
— Ну, мы смогли его заштопать, хорошо, медмодуль почти не пострадал. У него практически полная амнезия, основные навыки сохранились, но не более того. К сожалению, это всё, что мы смогли... Плюс травматический и операционный шок. 
— Понятно... Что делать дальше намерен, паренёк? Чего дальше хочешь? Отомстить за своих родных и друзей? Или просто повидать Галактику? После обязательной службы в Альянсе мы предоставляем бесплатное обучение по выбранной тобой профессии. Так что, если служба тебя не будет сильно прельщать, то, как отслужишь, получишь профессию и сможешь жить как обычный гражданин Альянса Систем. 
— Я сам ещё не знаю. Сначала выжить, при возможности отомстить, ну а там видно будет. Скажите, лейтенант Рождерс... она жива? 
— Нет, парень, нет. Её убили у турелей, похоже, снайпер. Это был неравный бой. Ну что ж, если не передумаешь, напишешь заявление, я подам рапорт на твоё имя. 

Могилы для погибших колонистов и солдат вырыли на холме рядом с основными зданиями. Данных по колонистам почти не сохранилось: огонь уничтожил большую часть всех документов и отсек с ВИ колонии. Солдат смогли идентифицировать по жетонам, и на их могиле техники с фрегата поставили памятную табличку. 
«Здесь покоятся те, кто отдал свою жизнь ради спасения других. 
Лейтенант Диана Роджерс 
Сержант Михаил Покровский 
Рядовой Дэйв Андерс 
Рядовой Мира Слаймдер 
Рядовой Боно Леви 
Рядовой Алекс Найлинг 
Рядовой Келли Страузе 
Рядовой Серж Боровицки 
Рядовой Жан-Жак Леруа 
Рядовой Алессандро Дипьетро 
Вечная память их жертве!»
 
Отзвучал прощальный салют, и команда, занятая в разорённой колонии, вернулась на корабль. Вместе с Вальбу на корабль поднялся и я. В шлюзе прошла процедура дезинфекции — для меня это было в новинку. Поэтому, когда, рассматривая шлюз, я уткнулся взглядом в Матье, увидел на его лице усмешку.
— Что, непривычно? Ничего, привыкнешь ко всему со временем. Военные Альянса редко сидят на месте долго. Пехота, конечно, по гарнизонам, десант носится по всей галактике, ну а флотские редко на планетах бывают. Гарнизонная служба может показаться тебе скучной, но это не всегда так, да и семью сможешь завести. Космопехи не так свободны, как кажется... мы редко сидим на месте и с семьями подолгу не видимся, да... Ну а флот это флот ― вся жизнь на кораблях, у некоторых и вся семья полностью на корабле. 
— То есть, у космопехов часто нет семьи? 
— Ну почему же, есть. Просто очень тяжело всё переносится в разлуке, испытание то ещё. Да и служба у нас связана с постоянным риском погибнуть. Это, в общем-то, верно для всех, но у космического пехотинца этот шанс выше. 
Последняя фраза, которую он произнёс, прозвучала бы гнетуще, если бы была сказана кем-то другим, но в варианте Матье воспринималась как повод для гордости. Было в нём что-то такое... харизматичное. В древности он бы, наверное, смог стать атаманом шайки или вождём племени. Его лицо с характерными чертами выходца из Африки было приветливым, и вместе с тем проглядывал внутренний стержень этого человека, прошедшего через многие испытания. Человека, привыкшего принимать решения на поле боя, видевшего смерть во всех видах, убивавшего врагов и хоронившего друзей. И оставшегося человеком. 

Выйдя из шлюза, он поманил меня за собой. Размеры корабля, казавшегося с земли достаточно большим, внутри оказались не такими впечатляющими, и это еще мягко сказано. Проход был такой, что два человека могли разминуться только боком, а рабочие места экипажа, располагавшиеся вдоль бортов, были минимально возможного для работы размера. Всё было подчинено рациональному использованию места. Абсолютно незнакомые терминалы, за которыми работали операторы, неподготовленному человеку вроде меня казались мешаниной изображений и символов, в которых невозможно разобраться. 
Мда... если связывать дальнейшую жизнь с этим, учиться придётся долго. С другой стороны, учиться везде придётся. Толку от меня мало, хорошо, если в Альянс примут, может, хоть какая-то польза. 
Минимализм свободного пространства, общее ощущение какой-то недостроенности создавали странную атмосферу судна. Многие системы были доступны практически без каких-либо элементов защиты или ограждения. Пройдя через, наверное, половину корабля, мы оказались рядом с каютой капитана судна. Меня это смутило, и я решился задать вопрос своему сопровождающему, однако он меня опередил. 
— Что, смущает наш малыш? Не боись, этот фрегат стоит любого другого! Что же до коммуникаций и систем ― многое сделано для максимально удобного доступа для ремонта и обслуживания... Ну и в целях экономии, конечно. 
— В целях экономии больше, чем всего остального, Матье, не так ли? 
— Так точно, мэм! 
Голос принадлежал высокой женщине с лёгкой проседью в волосах. Смутить Вальбу, похоже, было весьма непросто, во всяком случае, в словах женщины явственно звучала ирония. И тем не менее, он отреагировал на подколку с такой широкой улыбкой, что невозможно было утверждать, всерьёз ли он говорил об излишней экономии или шутил. Возможно, доля правды в его словах была. 
Женщина рассматривала меня пристальным взглядом, словно пыталась рассмотреть что-то невидимое то ли во мне, то ли вокруг меня. После некоторой паузы она сказала: 
— Мы доставим тебя в один из центров Альянса. Там ты уже выберешь свою дальнейшую судьбу. А сейчас тебе следует идти к Валери Дарси, ты на ногах еле стоишь. Матье, как освободишься, я хочу видеть подробный рапорт об операции, Дарси и Пьермонт уже подготовили свою часть, не задерживайся. 
— Слушаюсь, мэм! 
Потеряв интерес к нашим персонам (или вернувшись к командованию судном), она стала работать с одним из терминалов. Матье взял меня за локоть и повёл ко второй двери. 
— Я её чем-то обидел? 
— Кого? Капитана? Нет, конечно, капитан рада видеть выжившего, учитывая, что мы слабо надеялись хоть кого-то спасти. Просто работы больше будет. Нам теперь возвращаться к Арктуру, вместо нас уже другой фрегат на патруль вышел. 
Мы вошли в отсек. Абсолютно белый, какие-то аппараты, пара коек, стол и кресло ― минимализм, как и на всём судне. И запах ― запах медикаментов и стерильности. Корабельный врач сидела за своим местом. На её интерфейсе были какие-то данные, графики, просто море информации ― для сведущего. Это лишний раз напоминало мне о собственном ущербном состоянии, что было более чем неприятно. 
— Валери, капитан предлагает провести осмотр нашего юного бойца. Надеюсь, это не займёт у тебя весь день? 
— Посмотрим, может быть, и не займёт. А может, я заработаюсь... 
Последняя фраза явно была сказана для меня, похоже, между ними было что-то общее. Матье ухмыльнулся и вышел, оставив нас вдвоём. Валери отвела меня на койку и, включив аппарат, начала проводить какие-то тесты. Изучая полученные результаты на своём планшете, она покачала головой. 
— Придётся тебе, дружок, поспать. Операция, а главное ранения, не прошла для тебя даром, и тебе ещё долго восстанавливаться. Так что давай, перебирайся в капсулу и спи. Когда проснёшься, мы будем уже на месте. 
— Какую капсулу? 
— Ах да, прости. Я забыла, ты же здесь новичок, вставай. 
В углу медузла оказалась конструкция, отдалённо напоминавшая ванну, поставленную на попа, с прозрачной крышкой. Откинув последнюю, Валери указала мне на анатомически вылепленную спинку. 
— Раздевайся и ложись. Ни о чём не беспокойся. И сладких снов. 

***

Валери посмотрела на спящего в капсуле молодого человека. Шрамы на голове и еле затянувшиеся отверстия от пуль на теле смотрелись ужасающе. Это наводило на нерадостные мысли. 
Сколько ещё нас, людей, будет вот так гибнуть на этих колониях. Несколько сотен человек... Мужчины, женщины, дети... почти все молодые, полные жизни. И вот всего один налёт, и никого не осталось. Почти никого. Кто-то погиб тут, кто-то позавидует этой участи, оказавшись рабом. И у нас нет столько сил, как у других рас, чтобы защищать все колонии, особенно новые колонии. Но и без них мы тоже выжить не можем. Сколько же ещё этих безвестных героев погибнет на пути?.. 
Решительно тряхнув головой, Дарси постаралась заглушить подобные мысли. В конце концов, она делает, что может. Надо закончить отчёт и разобраться-таки с данными. Обработка результатов анализов с операции и повторных на корабле по Шепарду давала больше вопросов, чем ответов. Отклонения в генотипе можно считать обычной шуткой природы, да и были они в принципе не слишком большими. А вот результаты работы мозга были странными. Вроде как всё совпадало, но в то же время большинство параметров выходило за рамки обычных и, более того, доступных для человеческого организма. Активность ритмов и их амплитуда не позволяли отмахнуться от ощущения, что мимо чего-то она прошла, не заметив. А в совокупности с некоторыми другими факторами получалось, что очень уж необычный человек лежал сейчас в капсуле, или не человек. Но откуда взяться инопланетной расе, о которой не знает Совет? Да ещё всего один представитель, на удалённой колонии? Вряд ли колонисты не сообщили бы о таком событии, как встреча с гуманоидной расой, столь похожей на человека. Нет, это практически невозможно, просто природный феномен. Внеся данные в отчёт, Валери задумалась перед отправкой. Если отправить эти данные, парня ждут месяцы проверок и общения со службой безопасности, да и в дальнейшем неясно, как к нему будут относиться. «Матье сказал бы — разберут на анализы, — подумала она про себя. — Да и про вступление в Альянс ему пришлось бы забыть, а нам так нужны солдаты... Не отправлю, разберусь с этим потом».
Мысль о Матье напомнила о предстоящей встрече, согрела и заставила отступить сомнения и тревоги, оставив только чувство радости. Коснувшись экрана планшета, медик сохранила отчёт как черновик работы. Рапорт капитану корабля уже был отправлен, и можно было заняться своими делами. И Матье. Да и в конце концов, она потом разберётся с этим. Когда будет побольше времени, и они окажутся подальше от Мендуара. Это непринципиально и может подождать, главное, что паренёк жив и будет здоров, несмотря на серьёзные ранения. И сможет послужить на благо Земли. 
Вернувшись за свой стол, она заметила на голо-экране терминала новое сообщение. 
«Сержант Дарси, прошу подняться в зал совещания. Капитан Катерина Мирно». 
В эту же минуту в отсек заглянул Анри. 
— Валери, поторапливайся, капитан хочет что-то обсудить. Матье уже там. И Казимир... 
— А он там что делает? 
— Он его обнаружил. Не знаю, в чём дело, капитан, на мой взгляд, перестраховывается. 
— В чём дело, Анри? Что-то случилось? 
— Не знаю я... Возможно, она считает, что твой подопечный — шпион или ещё что. Пошли, скоро всё узнаем.

Вдвоём они поднялись в тесноватый зал совещаний. Капитан, Матье и десантник уже были там и просматривали отчёт на экране. Обернувшись к вошедшим, Матье жестом пригласил обоих к экрану. Фотографии с места нападения бередили душу всем присутствующим и не позволяли понять, что же интересовало командира судна. Наконец, объём фотоматериала закончился, и Катерина обратилась к присутствующим: 
— Я вижу ваше недоумение по поводу нашего состава и предмета вызова. Как нам известно, напали батарианцы-работорговцы, чему есть подтверждение. К сожалению, их корабль ушёл от нас, и взять мы их не смогли. Колония Мендуар пострадала сильно, единственное, что хоть как-то успокаивает ― то, что основной контингент колонистов прибывает позже. Пока они будут размещаться, мы будем охранять колонию, патрулируя сектор. Этот приказ поступил с Арктура. На этом хорошие новости кончились. Патрулировать мы будем одни, дополнительных сил привлекать не собираются. 
— То есть нас здесь поставят как подсадную утку, — Казимир высказал вслух то, о чём подумали, наверное, все. — Что такое один фрегат на сектор? Да к тому же для охраны колонии? 
— Капитан, при всём уважении, но эта миссия... вызывает вопросы, ― Матье идея явно не пришлась по вкусу. 
— Не буду скрывать — у меня тоже. Но приказ есть приказ, и мы будем его выполнять. Выработать план нашей работы, который позволит нам её сделать и остаться в живых, ― вот именно для этого мы и собрались. Пополнив запасы на базе, мы сразу приступим к выполнению, времени на размышления у нас потом не будет. 
Капитан повернулась к экрану, на котором застыли цифры и строчки текста. Промотав немного информации, выделила фрагмент. 
— Казимир, Матье, в ваших отчётах фигурируют несколько указаний на серьёзные структурные повреждения зданий и укреплений. Какие подробности сможете добавить? Это корабельные орудия или наземная техника? 
— От наземной техники нет следов, похоже, они долбанули на снижении перед высадкой десанта. Как минимум, у них один корабль не хуже нашего. 
— Я согласен с лейтенантом: серьёзные повреждения были вызваны корабельным огнём и взрывами топлива и обычной взрывчатки. 
— Но если у них фрегат, куда они поместили пленников? — Анри вмешался в разговор. 
— Обычно на корабле есть дополнительные места для перевозки рабов, или у них мог быть транспортник. К тому же батарианские фрегаты больше наших по размерам. Всё-таки взяли они много... 
— Погибших мы насчитали 370 человек, ― Валери вспомнила отчётные данные. — Плюс один у нас на борту. Значит, они увезли примерно 250-300 человек, точных данных по колонии нет, но оценочно она рассчитана до тысячи человек. Новые модули стояли закрытыми. 
— Скорее всего меньше, по официальным данным эта колония готовилась к расширению и не была полностью оснащена персоналом. Частные инвесторы. 
— Ааа... тогда становится понятным наше «патрулирование» здесь, ― пробормотал Матье. — Просто кто-то хорошо отстегнул кому надо. 
— Вальбу, я не собираюсь спорить: мы здесь будем защищать колонистов, ЛЮДЕЙ, а не интересы какой-либо компании! — взгляд Катерины, обращённый на лейтенанта, был холоден. 
— Так точно, мэм. Собственно, как только развернут колонию, первым делом следует поставить турели защиты, хорошо бы ПОИСК, хотя это дорого, конечно. И обычную орбитальную группировку спутников и дронов. Маловероятно, что к нам явится крейсер или большая группа: они, скорее, передерутся между собой. 
— На земле всё равно никто не выделит больше пары подразделений пехоты, а у нас нет дополнительных сил. Так что основная надежда будет на нашего старичка, мэм, — Казимир раздумывал о чём-то и говорил не торопясь. — Возможно, имеет смысл высадить нас сразу на срок патрулирования в колонию. Лишние стволы на земле будут крайне нужны в случае высадки десанта. 
— Принимается, вы нам нужны и здесь, но защита колонии будет нашей основной задачей. Хорошо, в остальном будем следовать обстановке и принимать решения на месте. 

После паузы Катерина продолжила: 
— Теперь что касается нашего пассажира. Я прошу всех отнестись к делу максимально собранно и серьёзно. Сначала ты, Казимир. Отчёт пропусти, я его прочитала. Меня интересуют все подробности его нахождения. Почему — потом.
— Я прочёсывал второй квадрат в паре с лейтенантом, обычное построение. Ничего необычного не было. Прошли пару зданий без структурных разрушений и наткнулись на половину отсека. Несколько «двухсотых» под обломками и вокруг, плюс фрагменты тел. Обошли здание и наткнулись на батарианца с простреленной головой, рядом с ним лежала «М-7». Ну а напротив лежали пистолет и обломки здания. Обошёл и увидел его, точнее, ноги и часть туловища. Подумал, что он тоже готов, как и все, кого мы нашли раньше, предупредил лейтенанта, проверил. Парень оказался ещё жив. Очередь из автомата прошила его и, похоже, зацепила плазмокамеру в доме. Ему повезло, что стоял ближе к своему дому, ― иначе убило бы на месте... 
— Матье, можешь что-то добавить? 
— Да, собственно, особо нечего, действовали ублюдки по стандартной схеме. Связали боем подразделение охраны и пошли по колонии. Единственное, что удивило: как Шепард остался один на один с пиратом и успел выстрелить. В доме погибли все от взрыва камеры, почти всё выгорело. Похоже, что сюда они подошли буквально перед тем, как появились мы. Только этим можно объяснить, почему бросили одного из своих: обычно они так не делают. Мы нашли немного документов, да и те повреждены.
— То есть абсолютно точно утверждать, что перед нами именно Унклар Шепард, нельзя? С учётом того, что данные по колонии утрачены? 
Капитан посмотрела на обоих медицинских специалистов. Анри, откашлявшись, начал говорить: 
— Нет, капитан, нельзя. Как ни была бы развита наша медицина, мозг — всё ещё огромная тайна для нас. Единственное, что можно утверждать: у него действительно потеря памяти. При частичном сохранении некоторых фрагментов в долговременной памяти. Он может что-то вспоминать; нет, не так... Он может что-то по-новому узнавать и сопоставлять с обрывками воспоминаний. Ему будет казаться, что он вспомнил это сам.
— Анри, попроще, пожалуйста. Может ли он быть агентом внедрения или влияния? 
— Исключено, капитан, ― Валери резко отрицательно помотала головой. — Какой прок от агента, который имя-то вспомнить не может? Не говоря уже про задание? Я исследовала его: вероятность того, что он сможет вспомнить свою предыдущую жизнь, практически нулевая. Нарушены многие связи в памяти — он не сможет достоверно убедиться в точности воспоминаний. Для него будет актуален новый опыт, а не старые воспоминания. Из всего, что он смог вспомнить, ― дом, где ему хорошо, пистолет, выстрел в пирата и ранение. Первое воспоминание может быть спровоцировано комнатой, где он пришёл в себя после операции и болевого шока. Второе, скорее всего, вызвало наше появление и пистолеты у нас. Реальное воспоминание, пожалуй, только одно: когда он целился в батарианца и выстрелил, получив при этом ранение.
— Да, кстати, ― Матье вмешался в разговор. — Я припоминаю: он спросил насчёт лейтенанта Роджерс, жива ли она ещё. Если бы он был привезён работорговцами, то вряд ли бы знал её. Да и насколько я знаю, эти... — тут лейтенант явно проглотил несколько эпитетов, готовых было сорваться с языка по адресу противника. — В общем, используют совсем другую технику: ломают психику жертвы и отправляют её куда надо. 

Валери с благодарностью посмотрела на Вальбу. 
— Пожалуй, это можно принять во внимание, — протянула капитан. — Да, Матье, ты прав, «обычно» именно так. Ну что ж, будем считать его именно тем Шепардом. А теперь, почему я так отнеслась к нашему пострадавшему? На Земле произошло ЧП. Один из отправленных на реабилитацию пленников рабовладельцев совершил теракт. Каким-то образом смог завладеть оружием и убил порядка двадцати человек. При этом кричал, что хозяевам надо служить... Теперь всех спасённых проверяют: мы не можем поставить под угрозу безопасность других. Совещание закончено, прошу всех вернуться к выполнению своих обязанностей. Арктура достигнем через три дня. Информация о ЧП на Земле разглашению не подлежит. 
Капитан встала со своего кресла и направилась к выходу. Остальные тоже потянулись к выходу. Матье подобрался поближе к Валери и привычно ловким движением приобнял за талию. 
— На Арктуре есть хорошие места, я думаю, надо будет их посетить? — Его бровь заговорщицки приподнялась. — Надо же будет отметить наше скорое возвращение и спасение колониста? Вдруг нам всем там по медали выдадут? 
— Матье, до Арктура ещё столько времени, вдруг ты будешь совсем несносен? Капитан может тогда тебя от медали отлучить ― мы все получим, а ты нет. 
— Я буду вести себя тише воды и не стану появляться в поле зрения капитана! — торжественно заявил лейтенант. 
Путь до Арктура прошёл без каких-либо происшествий. Прибыв на базу Альянса и сдав реабилитационной команде госпиталя Шепарда, Валери отправила медицинский отчёт в госпиталь. Черновик отчёта со странными показателями она решила оставить себе. С учётом сказанного капитаном на совещании, парню придётся и так несладко с проверками. А этими данными она займётся сама, и если найдет что-то тревожащее, сразу даст знать. А пока... Пока есть время немного развлечься и подумать о дальнейшей жизни. Может, Вальбу догадается и... Дальнейший ход мысли запутался и остановился. Матье был красавчиком и обладал многими качествами, вызывавшими у неё трепет, но о совместной жизни при их службе было тяжело рассуждать. Может, когда она уйдет со службы, тогда... Но Матье не уйдёт из Альянса и ни за что не перейдёт на бумажную работу, это она знала точно. Её мысли прервал крик Вальбу. 
— Вааалееерии! Иди к нам! 
В другом конце коридора стоял лейтенант с целой группой людей. Он призывно махал ей. Часть из них была с экипажа, часть менее знакомы, с других фрегатов Альянса. Помахав в ответ, Дарси пошла к ним. Матье обнял и, не стесняясь никого, поцеловал свою избранницу. Вся компания отправилась в ресторан, заслуженно пользовавшийся на флоте доброй славой. Для флотских провести время в увольнительной там, среди своих собратьев по оружию, было ритуалом, почти священнодействием. Они с Матье не раз там бывали, но сейчас Валери ощущала каким-то внутренним чутьём, что сегодня будет нечто большее, нежели просто вечер в компании... 

Катерина вышла от каперанга в смешанных чувствах. Патруль в составе группы во главе с крейсером «Москва» не таил особой опасности. А вот подтверждённое задание, равно как его детали, хоть и давали повод для гордости, но и оставляли осадок недосказанности. Казимир был чертовски прав насчёт подсадной утки. Что такое один фрегат в Траверсе?.. Плюнуть и растереть. 
...Это поможет поддержать дух прибывающих колонистов! Они будут знать, что Альянс не даст их в обиду, когда боевой корабль будет над их головами. Вам выпала большая честь представлять собой весь Альянс перед лицом наших соотечественников... 
Смех да и только. Целый боевой корабль! В случае нападения серьёзного противника лучшее, что сможем сделать, — не дать просто так высадиться десанту и постараться повредить корабль, чтобы не успел уйти. И надеяться на то, что помощь подойдёт быстро. И хорошо, если не заявится крейсер этих ублюдков или группа пиратов. Жаль, что тот паренёк не запомнил деталей, хотя откуда бы ему. Но всё равно жаль. 
С такими тяжёлыми мыслями капитан и натолкнулась на группу во главе с Матье и Валери. Молодые люди шли обнявшись, лицо Дарси горело румянцем и словно светилось изнутри. Матросы и Анри, их сопровождавшие, смеялись и были в явно отличном расположении духа. Внимание Матье было обращено на свою спутницу, но тем не менее капитана он заметил. Вытянувшись по стойке смирно и отдав честь, он обратился к своему капитану. 
— Капитан 3-его ранга, разрешите обратиться! 
— Я вас слушаю, лейтенант, ― машинально отсалютовав, ответила Катерина. — Что случилось, Матье? 
— Капитан, я прошу вас быть свидетельницей на нашей с Вальбу свадьбе, ― порозовевшая от счастья сержант еле сдерживала свои эмоции. — Нам будет очень приятно, если вы согласитесь. 
Вот это было неожиданно. Хотя Матье и Валери давно проводили время вместе, ожидать, что они решат пожениться (и особенно от Матье!) было всё равно странно. Оба прекрасно знали, что такое флот и жизнь на корабле, ― и всё равно решили создать свою семью. Но раздумывать над предложением было бы несправедливо: Валери и Матье вполне определённо ожидали её согласия. 
— Хорошо, сержант, я согласна. Когда вы решили провести церемонию? 
— Как только вернёмся с нашего задания, капитан, ― лейтенант, как всегда, был настроен решительно. — Сейчас мы не успеем. Пока что мы закажем платье и церемонию. Спасибо, капитан. Разрешите идти? 
— Разрешаю. Только не набедокурьте на радостях, Вальбу, я вас умоляю. 
— Так точно, капитан! 
И компания с весёлым смехом, шутками-прибаутками отправилась дальше. Капитан стояла и смотрела вслед компании и её лидерам. Как бы всё ни сложилось в будущем, сейчас они веселы и счастливы, готовы обнять весь мир. Но всё же Матье удивил. Он, конечно, не имел репутации ловеласа, но тем не менее не спешил жениться. Ему прочили успешную карьеру: хороший командир, неплохой тактик. Да и Валери вроде как замуж не рвалась, в отличие от многих сверстниц. Ну что ж, будем радоваться за молодых: они, как никто, должны быть счастливы.

С такими мыслями и с улыбкой капитан пошла в жилой сектор. На астероиде были расположены большинство квартир для экипажей кораблей Альянса и обслуживающего персонала, и у неё была одна из квартир для офицерского состава. Отдохнуть не в крохотной каюте капитана на корабле было праздником, пусть и весьма краткосрочным, и терять время просто так точно не имело смысла. Поднявшись к себе и скинув порядком надоевшую форму, Катерина расположилась в кресле. Полулежа, она рассматривала свою комнату, столь привычную и столь нечасто использовавшуюся. Квартира небольшая: на её жалование она не могла себе позволить апартаменты, да и зачем? Бывала она здесь не часто, и здесь были только самые дорогие для неё вещи. Голограмма мужа и детей напоминала ей о счастье прошедших лет... и о горечи утраты. Кофеварка и терминал с выходом в экстранет на столе были расположены так, чтобы можно было дотянуться до них, не поднимаясь. Подумав, что кофе стоило бы приберечь на пробуждение, она отставила чашку. Достать настоящий было тяжело и дорого, а заменители не стоили усилий по их приготовлению. Активировав терминал, капитан погрузилась в подробное изучение сектора и новостей из близлежащих к цели систем. Новостные ленты множества земных СМИ пестрели сообщениями о разводе очередной поп-звезды, критикой Альянса и поливанием грязью всех и вся. Нападения на Мендуар как будто не было, разве что в сводке новостей промелькнуло, что флот Альянса отбил пиратскую атаку на колонию. Это насторожило уже начавшую было задрёмывать Катерину: от других колоний не было сигналов СОС уже более, чем три месяца... И это значило, что Вальбу был абсолютно прав, говоря про «заплатили кому надо». Чувство какой-то беды затаилось у нее в душе. Надо будет всё тщательно перепроверять в этой миссии. Чем более осторожна она будет, тем больше шансов вернуться домой живыми.
«Завтра с утра и займусь этим», — успокоив себя этими мыслями, капитан отправилась спать в нормальной кровати, выкинув из головы тревожащее чувство. Чувство комфорта, казалось, забытое в походе, обняло её, и сон не заставил себя ждать.
Получив тяжело раненного пациента, полковник Фёдоров лично приступил к изучению дела и решению о дальнейшем лечении. Наскоро подлатав паренька, медики с фрегата сделали, конечно, всё верно, но с расчётом на взрослого мужчину. С другой стороны, при нехватке ресурсов, медикаментов и оборудования ― им надо памятник поставить. Комплектование кораблей медоборудованием, особенно таких старых и малоразмерных, как «Курск», было минимальным, в целях общего снижения затрат. Постройка дредноутов и проектная закладка ещё одного, вкупе с увеличивающимся флотом, ложилась тяжким бременем на бюджет Альянса. 
— Надо будет представить благодарность в приказе Анри Пьермонту и Валери Дарси за выполнение сложнейшей операции, ― надиктовал он своему ВИ. — Как только буду уверен в выздоровлении Шепарда, сразу за моей подписью капитану фрегата «Курск». 
— Записано и подготовлено, ожидаю указания об отправке, ― синтетический голос ВИ-ассистента отозвался мгновенно. 
— Ну и отлично. 
Привычка говорить с ВИ, как с живым секретарём, осталась с прошлой работы, когда Олег был ещё не главврачом госпиталя Арктурианского сектора, а всего лишь заместителем госпиталя на Титане. Несмотря на статус основной базы экстремальной подготовки космического десанта, назвать ее оснащённость примерной было никак нельзя. 
«И главным образом за счёт заведующего», — про себя выругался Олег. «Экономия должна быть экономной», — постоянно декламировал его начальник, делая всё, что можно, выжимая для своего кармана изо всех щелей. А поскольку его сверху прикрывал свояк, то ему всё сходило с рук. Ровно до тех пор, пока не погибли в реанимации трое курсантов после разгерметизации скафандров. Тотальная проверка привела в ужас аудиторов: половина оборудования госпиталя, числившегося как новое, оказалось не новым, а списанным бог знает откуда. Командование отдало под трибунал высшее руководство госпиталя, а всех остальных ещё полгода трясла служба безопасности. Его самого, промурыжив вместе со всеми, оставили работать, и через некоторое время он смог получить нынешнюю должность.

Оставив воспоминания, Олег вернулся к своему пациенту. Огнестрельные ранения груди, взрывные повреждения, ожоги и в довершение амнезия. Список более чем внушительный, и если первые пункты не вызывали больших вопросов (с учётом, конечно, степени поражения и лечения, — поправил себя врач), то вот последнее было плохо. Отчёт Дарси был максимально полон, как и полагается специалисту высокой категории, но не давал никаких зацепок, которые могли бы помочь при лечении.
— Ну что ж, время терять было нельзя, держать в стазисе долго не рекомендуется, а здесь, при всей мощи современной медицины, мы поставим его на ноги. Какая операционная свободна? 
— Свободны 3 и 7 операционные, вторая бригада хирургов свободна. Пациент подготавливается к выводу из стазиса. 
— Отличненько, вторую бригаду и пациента в седьмую операционную, я буду там через пятнадцать минут. 
— Выполнено. 
Проведя за операционным столом около 8 часов, бригада хирургов во главе с главврачом, наконец, могла вздохнуть спокойно. Жизни пациента больше не угрожало практически ничего, и шанс на полное выздоровление был очень высок. Полное восстановление было ещё не близко — как минимум три месяца госпиталя и потом столько же, а то и побольше, в реабилитации ― но о будущей жизни Шепарда можно было не беспокоиться. Ранения будут напоминать о себе только шрамами на голове и теле, все внутренние повреждения были устранены, и оставалось только ждать, когда молодой организм восстановится. Нейрохирург, работавший вместе с ними на своей консоли, подошёл к руководителю.
— Сэр, новости у меня две, как обычно — одна плохая, вторая хорошая. 
— Ну, если как обычно, тогда давай плохую, ― усмехнулся полковник. 
— Восстановление памяти не в наших силах. Я не могу найти ничего, что могло бы нам помочь в этом деле, ― прямо и чётко ответил хирург. — Возможно, сеансы гипноза могли бы принести результат, но вероятность сильно травмировать психику пациента перевешивает потенциальную пользу. Более того, психологи категорически не рекомендуют гипнотическое вмешательство в таких случаях. 
— То есть вернуть прошлое мы парню не сможем? 
— Нет. 
— Ну что же... нет значит нет. Обидно, как ни крути. Ладно, выкладывай вторую новость. Ты, кажется, обещал хорошую? 
— Да, пациент показывает некоторый биотический потенциал. Возможно, после выздоровления он сможет его реализовать. 
— Потенциальный биотик? Хм, странно, что Дарси это не обнаружила на корабле. 
— Ничего странного, сэр, оборудование фрегата устаревшее. Заметить небольшое отклонение показателей от нормы не всегда удаётся и в более оборудованных условиях. Если развивать эти способности, то вполне вероятен некоторый потенциал. 
— Поживём увидим, спасибо за помощь. Жаль, что мы пока не всесильны. Всем спасибо, операция прошла успешно, отдыхайте. 
Поблагодарив команду, он пожал руку Ингольду и прошел в свой кабинет. Отдав указания по пациенту, стоило вернуться к бумажной работе по госпиталю. Дальнейшая судьба Шепарда уже не волновала его: всё, что мог, он сделал, и судьба молодого человека теперь была его собственной заботой. Накопившиеся дела после успешно проведённой операции уже не так давили, как прежде, и, следовательно, стоило поработать максимально плодотворно. А с учётом расширения станции и достройки модулей, надо было прикидывать уже и запрос на бюджет о перестройке госпиталя и увеличении мест. Полковник ушёл в бумаги, не забыв оставить ВИ указание отправить составленную благодарность после выхода пациента из реанимационной палаты в общую. Бюрократия стремительно прорастала во все структуры Альянса, как и везде на земных компаниях. И пока она ещё не встала во весь свой рост, надо было успеть сделать многое.

Через сутки после операции в гости пожаловал начальник безопасности. Хихоку Кан, насколько помнил Олег, успел побывать практически во всех конфликтах последнего времени и прошёл более чем впечатляющую подготовку. Назначение его на этот пост многих удивило, всё-таки строевой офицер и на должность безопасника? Но к своим обязанностям он относился с полным рвением, и все, понедоумевав, привыкли к нему, хотя и не к его дотошности.
Расположившись в кресле и обменявшись любезностями, Хихоку перешел к делу. 
— Фёдоров-сан, вы проводили операцию на одном из пациентов — жертва пиратов с Мендуара. Мне нужно ваше мнение по ряду вопросов. Как вы понимаете, вопросы безопасности прежде всего. Всё, о чём у нас сегодня пойдет разговор, не подлежит разглашению, — чёрные глаза японца, словно два пистолетных дула, смотрели на полковника. — Пока что ваш пациент проходит как возможный агент влияния батарианцев.
— С чего бы это? Обычно проверку проводят после выздоровления. 
— Проводили, полковник. На Земле возникли... некоторые проблемы в реабилитационном лагере. Теперь мы тщательно проверяем всех, спасённых из рабства. Поймите, это единственный шанс предотвратить и уберечь их самих от необдуманных действий. 
— Вряд ли есть о чём беспокоится: этого паренька спасли с самой колонии. Его родные и близкие погибли при нападении, но в рабстве они не были. Это во-первых, а во-вторых, у пациента наблюдается амнезия, что снижает вероятность его использования в той роли, в которой вы предполагаете. Я перешлю вам отчёт нашего ведущего нейрохирурга по этой операции. 
— Когда он сможет его осмотреть? Мне не хотелось бы затягивать с этим делом до выздоровления, как там его, Шепарда? 
— Считайте, что он уже у вас, Хихоку-сан. Мы провели комплексную операцию, чтобы минимизировать время на восстановление парня. 
— Превосходно, Фёдоров-сан, примите моё уважение. Вы прекрасно всё продумали. Буду ждать вашего отчёта. 
Поднявшись с кресла, Кан пожал руку полковнику и, поклонившись по своему обычаю, ушёл. Его визит немного смутил врача, особенно же — упоминание ЧП в реабилитационном центре. Но в делах, связанных с безопасностью, всегда было лучшим выбором держаться подальше и не лезть в неприятности. И уж тем более не нарушать предписания о неразглашении, — подумал он про себя, направляясь к своему рабочему месту. Его пациенты и персонал гораздо важнее, чем чьё-то рвение на пустом месте.

Через неделю, пополнив запасы и отдохнув, «Курск» наконец получил подтверждение на вылет к Мендуару для охраны разворачивающейся колонии. Команда, хорошо отдохнувшая в барах и на танцплощадках, выполняла привычные обязанности собранно и легко. Матье и Валери разве что не свили гнездо в медотсеке, на что капитан решила прикрыть глаза, во всяком случае, пока. Казимир и его пехотинцы тщательно и подолгу изучали трёхмерную карту местности колонии. К ним подключался и Вальбу, когда мог оторваться от своей невесты. Мелочей в операции не бывает ― первое правило космического десанта, и они не собирались подтверждать его своими жизнями. Матье предстояло работать на земле с Казимиром и координировать действия с командиром корабля. Несмотря на некоторые разногласия между ними, Катерина прекрасно знала, насколько хороший офицер Вальбу, и уже не раз отклоняла предложения о его замене на корабле, приходившие от командования.
Когда корабль прибыл на место и приблизился к планете, капитан получила вызов от колонии, что удивило её. Ответив, она узнала, что Альянс и финансовая компания восстановили разрушения после налёта и привезли новый персонал для технического запуска колонии. Получив новые данные и сведения о времени прибытия судна с колонистами, она собрала своих помощников по наземной операции в отсеке совещаний. 
— Казимир, Матье, садитесь. Колонию отстроили по новой, так что руин не ждите. Более того, Альянс поставил защитные сооружения по периметру и уже развернул спутниковую «стаю». 
— Ого! — Матье присвистнул от удивления. — Вроде на этой колонии особо ценного нет. Неужели голос разума проник в головы некоторых? Эмм, прошу прощения, капитан. Нам это весьма поможет: теперь у нас есть здесь глаза и уши. Что с охраной колонии, сколько мы можем получить солдат в помощь? 
— Здесь ничего не поменялось, Вальбу, люди не стали кроганами. Два подразделения. 
— Ну и хорошо, меньше народа, больше простора, ― пошутил Казимир. 
— Я рада, что вам это понравилось. Теперь о главном: колонисты прибывают примерно через 3-4 дня, у них какая-то задержка. Мы пока обследуем эту систему на предмет полезных ископаемых и возможных угроз. Высадку проведём за сутки до прибытия корабля колонистов. Вопросы есть? 
— Никак нет, мэм. Эх, знать бы раньше.... — Вальбу мечтательно поднял глаза к потолку. — В «Пропавшей звезде» осталось как минимум три сорта вина, которые я не успел попробовать... Но ничего ― когда вернёмся, они от меня не уйдут. 
— Казимир, спасибо, вы свободны. Матье, задержитесь. 
— Так точно, мэм. 
Казимир, отдав честь, вышел из отсека и закрыл дверь. Вальбу внимательно смотрел на своего капитана. Капитан ответила ему таким же прямым взглядом. В отсеке повисла тишина. 
— Матье, беседа не для протокола. Вы хоть успели в гулянках на базе что-нибудь? 
— Нуу, в общем-то да. Платье Валери мы заказали, кольца тоже. Вот только с церемонией накладка вышла, придётся обойтись... 
— Ну что ж, тут я могу помочь. Матье, с церемонией, я думаю, будет всё в порядке, ― мирно прервала своего лейтенанта на полуслове. Достав из кармана формы пакет, она передала Вальбу. Осторожно раскрыв его, Матье обнаружил разрешение на проведение бракосочетания в зале церемоний на базе Арктур. 
— Капитан... Но это же безумно дорого... — Матье не мог придти в себя от увиденного. — Я не могу принять... 
— Можете и примите, лейтенант. Считайте это моим свадебным подарком вам двоим, Матье. 
— Капитан... я... я вам бесконечно благодарен, если я хоть чем-то смогу вам отплатить за это, знайте, что я в лепешку расшибусь, но сделаю! 
— Матье, я в вас на сомневаюсь. Просто любите друг друга и будьте счастливы. Идите, я думаю, Валери тоже обрадуется. 
— Она будет просто в восторге! Разрешите идти? — Лицо лейтенанта горело, возбуждение витало вокруг него. Он прижал пакет к груди и расставаться с ним был не намерен ни при каких условиях. 
— Идите, Матье. 

Вальбу отсалютовал капитану и выскочил за дверь. Катерина с улыбкой смотрела на закрывшуюся панель и вспоминала свою свадьбу на Земле. Пусть оплата этой церемонии сильно облегчила её кошелек, но вот ради таких мгновений, как сейчас, ей не было жалко всех денег мира. Счастье бывает мимолётным, и следует радоваться любым его проявлениям. И если у неё есть возможность сделать кого-то счастливым, она ее не упустит. 
Следующие два дня прошли в рутинной работе по осмотру крупных планетоидов и планет системы. Ничего выдающегося найти не удалось, несколько месторождений редкоземельных металлов, недостаточно крупных, чтобы привлечь внимание Альянса или горнодобывающих компаний, но вполне достаточных для нужд колонии, оказались единственной наградой для экипажа фрегата. Никаких следов пиратов в пределах внутренних планет обнаружить не удалось, что, в общем-то, нисколько не удивило никого. Прошлый налёт явно носил случайный характер, и не верилось, что работорговцы обустроили здесь какую-то базу. Тем не менее Катерина внимательно прочесывала любые подозрительные места, рассматривая это и как тренировку для экипажа, и как возможность избежать неприятностей в дальнейшем. 
Валери никак не могла сосредоточиться на данных, полученных в результате сканирования Шепарда. Всё, что она смогла обнаружить в свободное время — это вероятность биотических способностей, но обоснование других отклонений никак не укладывалось в обычные рамки. Приходилось только гадать, какие последствия или возможности должны были принести Шепарду эти показатели. Подходил день высадки наземной группы в колонию, и Матье тоже готовился остаться на планете до окончания миссии. «Возможно, пока он будет там, я смогу уделять больше времени исследованиям, ― с долей расстройства подумала Валери. — Хотя и предпочла бы, чтобы он остался здесь. Со мной». Вспомнив о подарке капитана им на свадьбу, она немного смутилась. Ещё осталось много работы, которую необходимо было сделать, а она вместо этого занялась личными делами. Подводить командира Валери не хотела и вернулась к своим обязанностям, оставив планшет на койке.
Матье тем временем вместе с группой высадки проверял и перепроверял снаряжение и оружие солдат. По его распоряжению оружейник выдал им дополнительные комплекты батарей для щитов и панацелин. Каждый из десантников понимал, что от внимания к снаряжению зависит его жизнь. Называть снаряжение Хане-Кедар передовым было бы глупо, но оно было достаточно надёжным, доступным и дешёвым, что позволяло быстро вооружить и обучить достаточное количество солдат. Никто из них не отказался бы от лучших земных или инопланетных образцов, но об этом мечтать не приходилось. Вальбу внимательно просмотрел отчёт на инструметроне: что-то его привлекло. 
— Вильям! 
— Да, сэр! 
— Замени в автомате болванку, комп говорит, что у тебя расход более 50%. Если закончится во время боя, твое оружие превратится в дубину. 
— Так точно! Боюсь только, что он развалится раньше, чем я отстреляю столько. 
— Казимир, что у тебя? 
— Всё в порядке, мой «Розенков» уже скучает. 
Десантники переглянулись: «Розенков» был предметом всеобщей зависти не только на их фрегате, но и ещё на парочке точно. Чрезвычайно дорогой, он оправдывал себя в каждом столкновении, где ему приходилось участвовать. Эта снайперская винтовка отличалась большей дальностью и мощностью стрельбы, не говоря про то, что, благодаря инженерному гению своих создателей, могла стрелять без перегрева дольше других представителей этого класса оружия. Всё это давало Казимиру большое преимущество перед противником, чем он и пользовался с превеликим удовольствием. Откуда у него появилась эта чудесная винтовка, он не рассказывал, и все пытались найти хоть какой-то способ узнать об этом. Но Казимир молчал и никому не рассказывал. Единственное, что удалось узнать Вальбу в своё время, ― это то, что Казимир пришёл в Альянс уже в зрелом возрасте, и, возможно, винтовка вела своё происхождение из прошлой жизни. Впрочем, к делу это не относилось, а иметь на своей стороне эту игрушку и её владельца для Матье было большим подспорьем. Вскоре, вполне возможно, именно она будет решать, кто одержит победу на поле боя. Ни Вальбу, ни Казимир, да и никто из десантников не рассчитывали, что всё пройдёт гладко. 
Капитан отослала в колонию отчёт по найденным ресурсам и подтвердила, что никаких следов пиратской деятельности они не обнаружили. Закончив сеанс связи и убедившись, что на корабле все в порядке, она заметила на терминале сообщение с Арктурианской базы. Открыв сообщение, капитан с удивлением увидела адрес отправителя ― «Госпиталь Альянса, Арктур». 
«Капитан, я отправляю Вам это письмо с целью донесения до медицинских специалистов Анри Пьермонта и Валери Дарси благодарности за проведённую операцию. Спасённый ими в колонии пациент пришёл в себя и выздоравливает. Если нет дисциплинарных нарушений, они будут представлены к награде. Прошу ответить незамедлительно. 
База Арктур, полковник Олег Фёдоров». 

Это было неожиданно и чертовски приятно: нечасто флотские экипажи замечались высоким начальством ради поощрения, а уж для награждения — и вовсе редкость. Катерина решила обрадовать Валери и Анри лично и успела подойти к двери, когда чудовищной силы удар разорвал переборку и волна огня ударила в каюту. Смерть капитана была мгновенной. Оплавленный терминал отбросило под стол, на экране оставалось сообщение о благодарности. Потом оно погасло...
Старые трубопроводы и датчики давления были головной болью инженеров «Курска». По-хорошему, корабль давно следовало бы списать, чем вечно чинить его. Фрегат был один из первых, построенных на земной орбите. Дюран полз под настилом нижней палубы, чтобы проверить всё ли в порядке с клапаном № 16. Освещения было привычно маловато, поэтому, когда спереди вдруг осветилась вся техническая палуба, это заставило его поднять глаза выше. Последнее, что он увидел, — это волна пламени, летящая ему на встречу. 
Вспышка водорода разрушила практически весь корпус корабля, большая часть экипажа погибла в момент взрыва. Разрушение генераторов и потерянная атмосфера не дали шансов на спасение никому. Автоматический передатчик послал сигнал «СОС» на всех частотах и замолчал, когда второй взрыв вырвал шпангоут корпуса, конец которого пробил переборку отсека маяка, разрушив его. Корабль и его экипаж замолчали навсегда. В момент взрыва чьи-нибудь внимательные глаза могли бы увидеть новую звёздочку, в которой в одночасье сгорели мечты и радость, счастье и любовь. Звёздочка зажглась и погасла, а обломки растерзанного фрегата, словно не желая покидать друг друга, совместно плыли в тишине и пустоте безразличного космоса.
Отредактировано. SVS


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 16.07.2011 | 11812 | Сын Земли, Шепард, unklar | unklar
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт