Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Изгои. 12

Жанр: приключения, драма, романтика;
Персонажи: м!Шепард/Шиала, свои;
Статус: в процессе;
Аннотация: События рассказа происходят после уничтожения системы Бахак; 
Описание: Охота - не самое страшное.




Спуск занял не более пяти минут, но лифт несся по шахте недостаточно быстро, пол под ногами мелко вибрировал, и мне приходилось сглатывать каждые десять секунд, потому что сильно закладывало уши. Неужели сами протеане не испытывали подобного дискомфорта? Интересно, какой высоты был этот небоскреб? Вероятно, не меньше километра, а может и больше. Наконец лифт замедлился и через несколько секунд остановился. Двери шумно открылись, и в лицо пахнуло сыростью. Сначала я ничего не увидел, но когда вышел из кабины и за моей спиной захлопнулись створки лифта, я заметил слева от себя слабый свет. Лифт пошел наверх, и я инстинктивно нажал на кнопку вызова, но механизм никак не отреагировал. Черт с ним. Когда управлюсь, попытаюсь вновь вызвать лифт.

Я пошел в сторону света и несколько раз чуть не упал, спотыкаясь о камни и корни деревьев, которые торчали из земли. Неужели колонистам было лень расчистить для себя путь? Я в одиночку вступал в новый, опасный мир Фероса, хотя и наверху было небезопасно. Я испытал странное ощущение незащищенности и крепче сжал рукоятку винтовки, удерживая палец на спусковом крючке. Чем дальше я отходил от лифта, тем светлее становилось вокруг и, наконец, я вышел наружу.

Не скажу, чтобы было очень светло, но сквозь тучи над головой поступало достаточно света, и я смог оглядеться. За моей спиной уходили вверх и скрывались в облаках десятки протеанских небоскребов. Некоторые из них были опутаны толстыми лианами, а другие выглядели вполне сносно, насколько я мог разглядеть. Метров через двести начинался лес с невысокими деревьями, у которых были широкие кроны с ярко-желтой листвой. Запомнив ориентиры, я не торопясь двинулся к лесу, взяв чуть левее. Лес встретил меня незнакомыми запахами и странными звуками. Я активировал на инструментроне детектор движения и, подумав немного, включил инфракрасный сканер. Датчики показали, что вокруг не было никого. И не удивительно. Чтобы кого-то встретить, нужно было двигаться туда, куда не ходили колонисты. Наверняка они распугали всех зверей. Я не был охотником, но старался двигаться быстро и бесшумно, насколько мне позволяла лесная подстилка. Один раз датчик движения оповестил меня коротким сигналом, но сразу стих. Я попытался изучить пространство в том направлении инфракрасным сканером и даже прошелся несколько десятков метров в ту сторону, но и он ничего не показал. Видимо, цель быстро покинула радиус действия прибора. Интересно, кто это был? Хищник или жертва? Мои внутренние ощущения не известили меня об опасности, но я все равно был напряжен и готов к неожиданностям. Из-за обилия деревьев датчики могли покрывать небольшое пространство, но даже это придавало мне уверенности. Если бы это были варрены, я бы услышал их издалека. Они слишком глупы, чтобы тихо подкрадываться к жертве, и выдают себя ревом, но, даже зная, что они приближаются, нужно быть начеку – варрены нападают стаей.

Я углубился в лес настолько, что в просветах между листвой уже не было видно небоскребов. Навигатор показал, что я удалился от здания с колонией на три с половиной километра. Мне до сих пор так никто и не встретился. Так я шел в выбранном направлении около получаса, пока не услышал шум, или мне показалось, что я что-то услышал. Раскатистым эхом разносились по лесу удары чего-то тяжелого о землю. Мне в лицо пахнуло свежестью, и я догадался, что где-то недалеко вода.

Через несколько минут я вышел на обрыв, а в тридцати метрах под моими ногами в скалу били волны. В лицо дул легкий бриз. Теперь у меня было три пути: пойти налево или направо, можно было вернуться назад. Конечно, был и четвертый вариант, но он меня не устраивал. Осторожно выглянув с обрыва, я посмотрел на бушующую стихию. Нет! Определенно мне туда не надо. Так куда же мне пойти? Возвращаться назад не имело смысла. Идти направо, значит забрести в область ближе к небоскребу колонии, а значит попасть в зону их охотничьих угодий. Оставалось идти налево, что я и сделал.

Я повернулся и по узкому уступу двинулся дальше. Через десять минут пути скала ушла от берега вглубь материка, и я уже почти не слышал звука прибоя. Какой смысл было идти вдоль берега? Дичь бы не стала выходить на открытое пространство, и я снова углубился в лес.

Здесь все было не так, как в лесу напротив башни. На земле рос невысокий, разноцветный мох, а среди высоких деревьев то здесь, то там, попадались кусты с небольшими желтыми плодами. Я сорвал один из них, но не решился откусить, а вместо этого проверил его на токсины. Инструментрон показал, что все чисто, после чего я решился его попробовать. У плода был вкус мыла, и я выплюнул его. «Рай для замарашек», — подумал я, сплевывая остатки плода. Разочарованный, я со всей силы запустил плодом в ствол дерева, и он оставил желтое пятно на красноватой коре.

В этот момент детектор движения оповестил меня о приближении нескольких целей. Я поднял винтовку и посмотрел в оптический прицел. Да, здесь бы не помешала «Гадюка», у нее и оптика мощнее и точность выше, чем у «Мстителя», добытого в бою.

На моем головизоре отобразилось четыре точки. Они были справа от меня, и я осторожно спрятался за ствол дерева, в которое только метнул мерзкий плод. Через несколько минут на меня вышла группа длинноногих, рогатых животных: двое взрослых и двое детенышей. По описанию Шиалы, это должны были быть буланы. Самец, шедший впереди, принюхивался всеми четырьмя ноздрями, выпуская из них пары теплого воздуха. А сильно выпученные, большие глаза, были в постоянном движении, высматривая опасность. Его голову венчали массивные, прямые рога, которые были направлены вперед. У самки тоже были рога, но значительно короче. Даже у телят были маленькие рожки. Самец остановился и уставился в мою сторону, будто почувствовал опасность. Самка с детенышами остановилась чуть дальше, в ожидании действий своего предводителя. Если он решит убежать, то я не смогу преследовать их в чаще. Стрелять в самца? Шиала что-то говорила про мясо молодого булана. Хоть детеныши и были почти втрое меньше своих родителей, с их шести ног можно было взять достаточно мяса, которого бы хватило нам больше, чем на неделю. Я вышел из-за дерева и пустил очередь в голову ближайшего теленка. Остальные звери бросились наутек с такой невероятной скоростью, что через секунду о их присутствии напоминало только покачивание веток кустов, через которые они ломанулись, убегая от меня. Моя жертва жалобно заблеяла и упала на колени передних ног. Я не спеша подошел к теленку и добил его выстрелом из дробовика. Тело рухнуло в мягкий мох, и я уселся рядом. Было ли это везением, учитывая мои хаотичные перемещения по лесу, но итог был один – моя первая охота увенчалась успехом. Передохнув, я взял свой армейский нож и начал разделывать тушу. Отделив стегно от туловища, я сложил их рядом с рюкзаком, затем принялся вырезать антрекотную часть вдоль позвоночника. Я уже почти управился, когда вблизи послышался рев варрена, и я схватился за дробовик.

Из кустов позади меня выскочил хищник и стремглав понесся на меня. Я выстрелил ему в голову, но это только на мгновенье задержало зверя, я выстрелил еще два раза, но варрен уже оттолкнулся задними лапами, взмыл в воздух и бросился на меня. Я упал на спину и еще один раз успел выстрелить животному в брюхо, а когда он был совсем рядом, я наотмашь полоснул его ножом по горлу и быстро откатился в сторону. Но недостаточно быстро. Хищник зацепил мое левое предплечье своими длинными когтями, разорвал одежду, и до кости распустил мышцу. Варрен упал рядом и зашипел. Невероятно, но он выдержал четыре выстрела из дробовика. Термозаряды в дробовике Шиалы закончились, и немеющей рукой, я достал из кобуры пистолет и добил животное выстрелом в глаз, после чего вытер нож об мох, а затем и об ткань рюкзака.

Странно, что зверь был один. Я еще подождал немного, но больше никто не появился. Достав трофейный панацелин, я вколол его себе в плечо. Жаль, что с собой не было медигеля, так что теперь останется глубокий шрам. Если бы рядом была «Нормандия», с доктор Чаквас на борту, я бы не опасался, но тут придется свыкнуться с мыслью, что любая царапина оставит на моем теле шрам. Боль стихла, кровотечение остановилось, и я продолжил разделывать тушу булана. Чтобы не залить рюкзак кровью, я решил подпалить края мяса. Я расчистил от мха небольшую проплешину, насобирал сухих веток и метнул в середину огненный шар. Часть веток разлетелась, но костер занялся красноватым пламенем. Я вернул разлетевшиеся ветки в костер и стал обжигать ноги булана. Антрекотную часть я лишь слегка подкоптил, но этого было достаточно, чтобы кровь животного запеклась и не запачкала рюкзак.

Я почувствовал, что на меня кто-то смотрит, быстро обернулся и выставил пистолет. Вглядевшись в кусты, я увидел крохотного варрена, он смотрел на меня и в его блестящих глазах, отражалось пламя костра. Увидев меня, детеныш заскулил, прижался к земле и медленно пополз в сторону убитого варрена. Я не опускал пистолет и с интересом наблюдал за животным. Я впервые видел детеныша варрена. И что он один делает в лесу? В то время, как я размышлял, малыш подполз к туше убитого взрослого зверя, обнюхал ее и жалобно заскулил. Вот черт. Видимо, это была его мать. Не повезло крохе. Я отрезал кусок мяса от оставшийся туши и бросил его детенышу. Увидев, что в его сторону что-то летит, малыш спрятался за тушу матери, но потом, осмелев, дотянулся до куска и жадно проглотил его. Мне было не жалко, я отрезал еще один кусок и бросил ему.

— Ешь, малыш, — сказал я, — и это тоже тебе, — я ногой пододвинул к нему останки булана.
Сложив дичь в рюкзак, я затоптал костер и присыпал пепел мокрым мхом. Бросив прощальный взгляд на сиротинку, который с жадностью налег на ливер булана, я тяжело вздохнул и отправился к башне колонии.
Выйдя на опушку леса, я сверился с показаниями компаса, а инструментрон рассчитал мне оптимальное направление. Нужно было пройти почти десять километров, и я, не раздумывая, двинулся туда, куда указывала стрелка на голокомпасе.

Идти было тяжело, трава была густая и жесткая. Она постоянно спутывала мне ноги, и через час я почувствовал, что мои лодыжки не выдерживают, а икроножные мышцы гудят. Я уселся прямо в траву и пожалел об этом. Под покровом травы, прямо подо мной лежал острый камень, на который я с размаху плюхнулся. Соскочив и потерев ушибленное место, я тщательно выбрал себе другую площадку для посадки. Завалившись на рюкзак, я посмотрел в небо. Нет, это были не облака, то есть это были не водяные облака, а серая пыль. Непонятно почему, но здесь, на поверхности, воздух был чистым, без малейших признаков пыли. Я провел рукой по траве, а затем посмотрел на свою ладонь. Чисто. Нужно будет спросить у Шиалы, она наверняка знает, как это получается.

Детектор движения возвестил, что ко мне приближается какой-то объект с той стороны, откуда я только что пришел. В траве что-то зашуршало, и я схватил винтовку, направив ее в сторону звука. Через некоторое время, из травы вылез маленький варрен и жалобно заскулил, уставившись на меня своими большими глазами.

— А ну пошел отсюда, — прикрикнул я.  Но зверек замолчал, присел, прижал голову к земле, закрыл глаза диафрагмой и замер.
— Пошел! – цыкнул я на него и варрен заскулил. Он был совсем маленький, чуть больше кошки, но уже напоминал уменьшенную копию родителей.

Мне было жалко его, но и взять детёныша с собой я не мог. Так и не отдохнув, я вскочил и побежал, высоко поднимая ноги, чтобы не запнуться об траву. Отбежав на километр, я обернулся. Вроде бы оторвался. Дальше я пошел неспеша. Тяжелая ноша за плечами не давала мне идти быстрее, а во время бега рюкзак сильно натер спину. В дымке уже виднелись башни небоскребов, а еще через час я был у входа в нужное мне строение.

Добравшись до двери лифта, я нажал на кнопку вызова. На мое нажатие механизм не отреагировал. Я приложил ухо к двери, пытаясь услышать хоть какой-нибудь шум, но то ли все было тихо, то ли дверь была слишком толстой. Минут десять, я тыкал в кнопку, но результат был тем же. Разочарованный таким раскладом, я использовал инструментрон, но сканирование показало, что здесь полностью отсутствовала энергия. Это могло означать, что лифт сломался или же его попросту выключили. Я так расстроился, что не заметил, как наступил на лапу непонятно откуда взявшемуся варрену. Он жалобно заскулил и бросился наутек.

— Вот настырная зверюга, — нервно рассмеялся я.

Вход на лестничный марш был завален и забетонирован. Видимо, колонисты решили себя обезопасить от хищников и перекрыли вход на лестницу. И все же, они не должны были оставить стену глухой. Вдруг что-нибудь случится с лифтом, а такую массивную преграду им не пробить и охотникам пришлось бы оставаться внизу. Подсвечивая себе инструментроном, я обнаружил небольшую дверь с кодовым замком. Активировав инструментрон, я быстро вычислил комбинацию.

Дверь открылась, и я осторожно заглянул внутрь. Здесь уже работало освещение на стенах, и это укрепило мою уверенность, что лифт отключен намеренно. Ступив за порог, я оглянулся и наглухо закрыл за собой дверь. Теперь я был уверен, что маленький варрен уже не пойдет за мной, если он уже не разочаровался во мне, как в интересном попутчике. Оставалось только гадать, сможет ли он выжить или нет, но меня сейчас волновало другое, а именно -  восхождение на самый верх. У меня захватило дыхание, когда я представил, сколько времени и сил уйдет у меня на подъем, да еще и с ношей за спиной. У меня почти не оставалось воды, и это тоже была проблема. Делать было нечего. Я медленно пошел вверх по лестнице, поднимая клубы черной пыли, которой были засыпаны ступени. Чтобы подняться на этаж выше, пришлось преодолеть пять лестничных маршей, по тридцать ступеней в каждом, и так, поднявшись всего на один этаж, я прошел через сто пятьдесят ступеней, не считая четырех широких лестничных площадок на поворотах. Я засек время, а когда достиг верхней ступени третьего этажа, снял показания. Обычным шагом на один этаж у меня уходило почти три минуты. При такой скорости за час мне удастся пройти не более двадцати этажей. Сколько этажей в этой башне я даже боялся представить, но выбора у меня все равно не было, и я двинулся вверх. 

 

* * *
По поим подсчетам, по истечении третьего часа, я был где-то на уровне шестидесятого этажа. Я устал, но гораздо меньше, чем ожидал. Эргономичные ступени помогали мне более эффективно распределять вес, и создавалось впечатление, что меня кто-то слегка подталкивает в спину. Вода закончилась еще час назад и во рту была пустыня. Я несколько раз срезал тонкие ломтики мяса и держал их во рту, высасывая остатки крови. Как и говорила Шиала, мясо было вкусным и не имело никакого неприятного послевкусия.
Еще через час я уже сбился со счета пройденных этажей, а спускаться вниз и пересчитывать заново, я не хотел. Сухость проникла в горло, и мне было больно глотать, да и нечего. Мясо уже не помогало, да и съел я его достаточно. Я решил потерпеть, чтобы к тяжести за спиной, не добавилась тяжесть в животе от переедания. Я чувствовал, что иду значительно медленнее, и уже не мог прикинуть, на каком уровне я нахожусь. Еще через полчаса я почувствовал дуновение ветра и решил пойти навстречу свежему воздуху. Выйдя с лестничной площадки, я прошел в высокий дверной проем и оказался в длинной галерее, в конце которой брезжил слабый свет. Прибавив ходу, я достиг конца коридора и вышел в огромный зал, наподобие того, в котором колонисты построили свое поселение. Весь пол засыпан толстым слоем мелкой, черной пыли, и мои ноги увязали по щиколотку. Но я ясно видел свою цель, и до нее мне всего лишь нужно было преодолеть около трехсот метров, что я и сделал неспеша. На другом конце помещения был выход на открытую террасу. Именно с нее я собирался выяснить, как высоко я забрался, и как еще далеко мне карабкаться. Посетовав на собственную неосмотрительность, я снял показания с альтиметра. Если верить ему, то я уже был на высоте чуть более километра. А если бы я снял показания альтиметра там, наверху, уже бы знал, сколько мне еще пилить. 

Я вышел на открытый воздух, приблизился к парапету и посмотрел вниз. То, что я увидел под собой, нисколько не обрадовало меня. Метрах в тридцати от края парапета висело облако пыли. Наверное, нижние этажи были законсервированы, чтобы избежать попадания пыли внутрь, но и эти меры не помогли. Я попытался посмотреть наверх, но верхний этаж немного выступал и то, что было выше, я не смог разглядеть. Та же картина была и с других краев террасы. Мысленно сплюнув, я отправился обратно, достигнув поворота к лифту, я, на всякий случай, свернул туда и опробовал кнопку, в надежде, что там, внизу, кнопка просто сломалась, но надежды не оправдались. Лампочка не зажглась и лифт не приехал.
Еще через полчаса, я услышал звуки, от которых мое сердце заколотилось быстрее, и я свернул с лестницы, и побежал в сторону столь манящего звука. Только бы это была не галлюцинация.
Радующий ухо звук был уже совсем рядом, буквально за поворотом. Я остановился и перевел дыхание, с наслаждением слушая, как капает вода, отдаваясь гулким эхом. Я глубоко вдохнул, задержал дыхание и шагнул в темноту комнаты.

 

Уже в который раз, я использовал инструментрон в роли фонарика. Блеклый свет выхватил большую дыру на противоположной стене, в глубине которой, на высоте человеческого роста, виднелась толстая протеанская труба, по которой вода поступала на верхние этажи. Видимо, еще при ЭкзоГени, инженеры пытались разобраться в системе коммуникаций и сделали ревизию. Мало того, к моей безграничной радости, в протеанскую трубу был вварен кусок трубы, на конце которой был вентиль. Не веря своему счастью, я медленно подошел к крану и поймал каплю в сухую ладонь, затем дождался, пока в руке скопится достаточное количество воды, я принюхался, а потом использовал инструментрон, чтобы проверить состав жидкости. Прибор подморгнул мне зеленым цветом. Все было в порядке. Я аккуратно опустил в воду кончик языка. Это была обычная вода, прохладная, вкусная, живительная жидкость. Я слизнул языком то, что было в моей пригоршне, и с силой налег на вентиль. Он поддался не сразу и, поначалу, наградил меня только тоненькой струйкой. Я набрал полный рот воды, покатал ее, прополоскал горло и сплюнул, после чего умыл лицо и протер шею, и только тогда я позволил себе немного попить. Хватило двух глотков, чтобы на лбу выступила испарина. Больше я пить не рискнул. Когда я слегка утолил жажду, я продолжил крутить вентиль, и вода полилась с хорошим напором. Я снял рюкзак, поставил его в угол, быстро разделся, и встал в прохладную лужу под струю воды. Испытав неслыханное удовольствие, я намочил волосы и тщательно смыл с себя соль и пот. Не обращая внимания на то, что вода была достаточно холодной, я еще долго наслаждался, улыбаясь и похохатывая. Душ приятно холодил натертую спину и плечи, и я почувствовал облегчение. Когда я заметил, что мои зубы уже начали стучать, я вышел из лужи, закрыл кран и чуть не запнулся обо что-то скользкое. Раздался недовольный скулеж, и я громко выругался.
— Опять ты? – наклонился я, нащупав варрена, поднял его на уровне лица. – Откуда в тебе столько сил? И как ты сюда проник, я же наглухо закрыл дверь? – детеныш замер, и не мигая смотрел на меня, боясь пошевелиться. Наконец, я опустил его на пол и он начал шумно лакать воду прямо из лужи у моих ног. – Что ты ко мне привязался? – я поймал себя на том, что сильно разговорился. Но теперь хоть было с кем. Сколько этому малышу от роду?
Я быстро оделся, наполнил бутылки водой, достал мясо, отрезал солидный кусок и бросил щенку. Варреныш проглотил его не жуя, и выжидающе посмотрел на меня.
— Хватит, — строго сказал я ему, убрал мясо и нож, после чего водрузил потяжелевший рюкзак на спину. – Идем, — сказал я, и не оглядываясь, направился к выходу.

* * *

Зверек оказался проворным, он забегал вперед, а затем возвращался, проверяя — не сильно ли я отстал. Еще два часа я потратил на подъем и мне потребовался отдых. Я сел на верхнюю ступеньку, скинул рюкзак, и поставил его слева от себя. Тут же справа возник мой неугомонный попутчик, и улегся рядом. Я погладил его, и он посмотрел на меня, не поворачивая головы, а потом закрыл глаза. Я всегда считал, что кожа варренов гладкая, но проведя по спине детеныша, я почувствовал мягкую шерстку. Может быть, она бывает только у малышей? Я вспомнил, как на Тучанке угостил мясом пыжака ручного варрена местного торговца, так тот таскался за мной повсюду. Вроде у него не было шерсти. А может, это была другая порода? В этом я совсем не разбирался, ведь привык разглядывать варренов через прицел оружия.
Отдыхал я долго. Спина гудела и я улегся на жесткий пол. Это был какой-то бесконечный день. И день ли уже был? Скорее - поздний вечер, но здесь внутри ровное протеанское освещение не давало ощущения смены дня и ночи. Щенок посапывал рядом, казалось, что он спит, но стоило мне сесть, как он тут же открыл глаза.
— Пойдем дальше, — сказал я ему и потрепал зверька за холку.
Альтиметр показал, что я нахожусь на высоте тысячи четырехсот метров. Когда же закончится это подъем? Через час мне показалось, что эта местность мне знакома. Заглянув в тоннель, я убедился, что не ошибся. Это была дорога к коллектору, в котором мы приняли бой с гетами и восстановили подачу воды в колонию. Значит, до этажа, где находилась «Надежда Чжу», оставалось совсем недалеко. Это придало мне сил, но инстинкты говорили, что нужно приготовиться к теплой встрече. Наверняка меня поджидают, разве что не знают, когда я изволю появиться. Я заменил во всем своем оружии термозаряды, снял с предохранителя пистолет и взвел дробовик Шиалы. Но невозможно было предусмотреть всего. Мой неугомонный спутник опять побежал вперед, и мне пришлось остановиться и подождать, пока варрен не вернулся ко мне. Я снял рюкзак, подхватил малыша и сунул его внутрь, а потом крепко завязал веревку. Из рюкзака донеслось недовольное ворчание, и мне показалось, что послышалось чавканье. С винтовкой наперевес, я поднимался к заветному этажу. На самом деле, заветный этаж был гораздо выше, но сейчас я старался об этом не вспоминать.
Уже с лестницы я услышал человеческие голоса. Я не мог разобрать, о чем они говорят, но снял рюкзак и поставил его на ступеньку, оперев о стену, а сам, как тень, решил пробраться поближе, и чуть было не поплатился. Засада была гораздо ниже, чем я предполагал. В меня бросили гранату, и я, подхватив рюкзак, поскакал вниз по лестнице. Взрывная волна чуть не задела меня, промешкай я хоть секунду, сейчас бы катился вниз по лестницы с осколками гранаты в спине. Положив рюкзак, я активировал маскировку, и, что было сил, побежал вверх по лестнице.
Я разглядел троих наемников и, не целясь, выпустил по ним длинную очередь. Они не ожидали, что я сразу же кинусь в бой, и потеряли бдительность. Не глядя, попал или нет, я занял удобную позицию за колонной. Между мной и противником было не более пятнадцати метров, но на их стороне было численное преимущество, к тому же, я услышал гулкий топот сверху. Было нельзя разобрать, сколько бойцов Арселии бегут на подмогу. Инструментрон настойчивой вибрацией предупредил меня о том, что энергия восстановлена, и я могу воспользоваться любым из доступных мне техническим умением. Не задумываясь, я выбрал адреналиновый всплеск и в момент оказался между врагами, расстреляв их в упор.
Топот становился все ближе, и я поспешил укрыться за щитом, за которым только что пряталась погибшая троица. Я развернул его в сторону лестничного марша и приготовился встретить противника во всеоружии. Я снял с плеча дробовик и положил его поверх щита, переключив на зажигательный эффект.
Первый же появившийся в поле моего зрения наемник получил пулю в лоб и скатился к основанию лестничного марша. Остальные затаились. Я приготовился к тому, что в меня снова полетят гранаты, и не ошибся. Не мешкая, я ускорился, выхватил пистолет и сбил гранату налету. Наверху кто-то истошно заорал, видимо, от взрыва зажигательной гранаты, досталось и нападающим. Отсиживаться было нельзя и я, не дав им опомниться, использовал маскировку и кинулся наверх. Противников оказалось больше, чем я предполагал. Я схватил ближайшего наемника, и, воспользовавшись им как щитом, расстрелял из дробовика двоих неприятелей. Сняв с пояса моего заложника две гранаты, одну за другой я закинул их наверх. Гранаты оказались шумовыми, я ударил заложника прикладом в основание черепа и оттолкнул его тело в сторону – мне не хотелось оставлять врагов за спиной, но и сеять смерть без необходимости я тоже не желал. После этого я бросился наверх, пока не опомнился враг, но меня встретила стена пламени, и я поспешно ретировался, слегка опалив себе брови и ресницы.
— Что, жареным запахло? – раздался довольный голос наемника.
Не дожидаясь того, как они приблизятся, я выскочил и бросил в огнеметчика огненным шаром, а потом так же быстро ушел в укрытие. Раздался шлепок, но взрыва не последовало.
— Не попал, — рассмеялся наемник.
Огнеметчик стоял на два лестничных пролета выше, чем я, и мне было не успеть добежать до него, даже с использованием техники. Их позиция была выгоднее. Они были выше, чем я, мне ничего не оставалось, как отступить.
Но за мной никто не последовал, а значит, у них был приказ не пускать меня, а не гоняться за мной. Нужно было искать другой путь, но я даже не знал, есть ли тут вентиляционные шахты или технические ниши. Как мне сейчас не хватало моей команды. Легион смог бы отправить дрона, чтобы тот отвлек внимание, Касуми могла бы отрубить огнеметчика, а я бы подтянулся и разобрался с остальными. А ведь когда я пытался выведать секрет ее «удара тени», она наотрез отказалась делиться, и сразу переходила на японский, из которого мне было понятно только Кейджи. Если бы у меня была моя броня, которая смогла выдержать несколько секунд в огне. Этого времени бы мне хватило, что бы расправиться с огнеметчиком. Если, если, если. Ничего из этого у меня не было, и я решил прорываться. Подобравшись максимально близко, я включил маскировку и добежал до колонны на площадку между этажами, попутно заметив, что помимо огнеметчика, через перила свесились еще четверо наемников. Если бы они использовали тепловизор, то сразу же раскусили мой маневр, но, к моему счастью, они не были так хорошо экипированы. Я перевел дыхание, закрыл глаза, и попытался представить, как мне действовать дальше, но мои мысли прервал смех наемников:
— Смотри-ка, варрен! – крикнул один из них, — откуда он здесь?
— Дай я его... — сказал другой.
Я открыл глаза и увидел, что ко мне бежит мой найденыш, даже не обращая внимания на угрозу. Раздался выстрел, маленькое тельце подскочило и покатилось вниз по ступенькам. Жаль. Как ему удалось освободиться? Сейчас это было уже неважно. Мой мозг медленно закипал. Я чувствовал, как кровь приливает к лицу. Вот о таком состоянии мне и рассказывал Рекс.
Наемники весело смеялись, от чего кровь еще сильнее забурлила в моих жилах. Я активировал маскировку и на полной скорости подскочил к обидчикам крошки-варрена. Одного за другим, я перекинул их через перила, с такой скоростью, что они даже не поняли, что произошло. Настала очередь огнеметчика, но к этому времени действие маскировки уже закончилось, и он увидел меня. Только это его не спасло, так как он последовал туда же, куда полетели его подельники. Я влет метнул в него огнем и укрылся за высокими перилами. В этот раз я не промахнулся. Когда развеялись клубы дыма, я выглянул и посмотрел вниз. Выживших не было.
Я вышел на этаж, где сегодня утром, или уже вчера, был первый бой с наемниками Мартинес. Тут никого не было. Я внимательно осмотрел все закутки – никого.
Сердце постепенно достигло своего привычного ритма и я двинулся вниз. Нужно было забрать припасы. По пути я подобрал боеприпасы и медикаменты. Взрыв баллона с зажигательной смесью был настолько силен, что тела наемников раскидало настолько далеко, что из пяти тел я увидел только два. Тело одного из наемников лежало на нижней ступеньке лицом вниз. Под его телом должен был быть трупик варрена. Я перевернул наемника, приготовившись увидеть изуродованное тельце зверька, но к моему удивлению, его там не было. Я присел и внимательно осмотрелся. Может его отбросило взрывом еще раньше, чем сюда прилетело тело наемника? Я нигде не смог найти его. Может, разорвало на части? Хотя, какая уже разница? Правда, я только начал к нему привыкать.
С тела наемника, которого вырубил прикладом, я снял броню. Я был крупнее его, и не все элементы мне подходили, но я взял нагрудники, заплечный щит, наплечники и поножи. Остальное мне просто не подходило, но то, что подошло, не сковывало моих движений, а в условиях боя, это не самый последний фактор.
Пробежал один лестничный пролет, и свернув на следующий, я вовремя остановился и чуть не оступился. Передо мной, волоча простреленную заднюю лапку, полз мой варрен. Бедолага! Я взял его на руки, и он тихо заскулил. Судя по характеру повреждения, в него выстрелили зажигательным зарядом. Плоть прожгло до кости, но рана была бескровная. Я сразу же сделал ему пару уколов панацелина, малыш взвизгнул и начал засыпать.
Как я и предполагал, в рюкзаке была дыра, через которую на пол высыпались бутылки с водой, и торчала нога булана. Варрен попросту прогрыз ткань и сбежал. Хорошо, что отверстие не было большим, и я смог заделать ее подручными средствами, а именно - перевязать жгутом.
Малыша пришлось снова засунуть в рюкзак, так как я не мог нести его на руках. (Вот зачем он мне сдался?). Перезарядив оружие, я выдвинулся в путь. Шиала, наверное, уже заждалась.


* * *

Чем ближе я подходил к месту назначения, тем большее беспокойство охватывало меня. Я не мог понять природу свой тревоги, но прибавил шагу. Заспинный щиток удачно защищал мою спину от неровностей в рюкзаке, но под ним спина ужасно болела. Мне казалось, что там был сплошной синяк, правда удостовериться в этом у меня не было возможности.
Я услышал какой-то низкочастотный шум доносившийся сверху. Пройдя еще пару этажей, я услышал голоса. Не дожидаясь сюрприза, я активировал детектор движения и тепловизор. Радар показал, что все чисто. Тем не менее, винтовка была на боевой изготовке. Кто-то явно был наверху.
Пройдя еще три этажа, мой тепловизор показал две точки. Это был этаж, где я с Шиалой гулял по террасе. Гул сверху становился все громче, но голоса по-прежнему звучали неразборчиво. Судя по показаниям прибора, враг притаился за следующим лестничным маршем. Не снимая рюкзака, я использовал маскировку и прокрался между двумя наемниками, которые напряженно вглядывались в полутемный коридор. Оказавшись у них за спиной, я с силой стукнул их головами, и придержал, чтобы при падении их тела не сильно шумели. Сняв броню с одного из них, я разрезал его майку, снял и сделал два кляпа, которыми сразу же использовал по назначению, а из одежды другого я нарезал широкие жгуты и сделал из них путы. Положив их на живот, я связал руки и ноги каждого между собой. Хотелось бы посмотреть на выражение их лиц, когда они очнутся. Можно считать, что ребятам повезло, причем повезло гораздо больше, чем тем, кто остался внизу. Посмотрев на них, я решил дополнительно обезопасить себя и утащил вниз того кто выглядел полегче. Чем черт не шутит, вдруг  они помогут друг другу развязаться, а мне не нужны были враги за спиной. Штурмовые винтовки я сунул в рюкзак. Оттуда сразу же послышалось сонное ворчание варрена, про которого я уже и думать забыл. Стараясь не издавать много шума, я выглянул на последнюю лестничную площадку. Там стоял еще один наемник, но он смотрел вглубь коридора, где происходило какое-то действие, и именно оттуда и шел тот неприятный звук.
Охранник был вырублен ударом лба об стену, но на его фиксирование у меня не было времени, и я не скрываясь пошел вглубь. Теперь я четко видел, что у входа в наше убежище, на треноге, стоял излучатель, луч которого был направлен на кинетический щит, закрывавший вход в комнату, а рядом с ним стояли пять человек, а среди них была Арселия Мартинес, которая явно нервничала и покрикивала на своих подопечных. Хоть она и отрастила длинные волосы, я без труда узнал ее.
— Здравствуйте! – сказал я, когда был уверен, что они услышат мой голос. – А что, звонок не работает? – прикладом винтовки я приложил в челюсть ближайшего наемника.
— Шепард? Как ты успел... – начала Мартинес.
— Починил лифт, и вот я здесь, — с улыбкой ответил я, стараясь придать выражению лица зловещий вид, — а ты похорошела, Арселия, опустите оружие, — я выстрелил в винтовку ближайшего наемника, и тот бросил ее, подскочил ко мне, размахивая ногами на уровне моего лица, я лишь бросил на него беглый взгляд, выбрал момент и выбил из-под него опорную ногу, и пробил ему ботинком по лицу. — Тебе идут длинные волосы, ты с ними просто красавица. Опустите оружие, — я выпустил очередь под ноги оставшихся двух наемников, которые стояли в у противоположной стены.
Мартинес вскинула «Цикаду» и выпустила по мне очередь. Пули больно врезались в правый бицепс и наплечник. Я выронил винтовку, но левой рукой поднял дробовик и выстрелил Арселии в ногу. Она упала и, стиснув зубы, замычала. Вторым выстрелом я превратил ее оружие в груду покореженного металла и пластика, все это время остальные наемники стояли в углу и не предпринимали никаких действий.
— Убейте его, — приказала Мартинес, но я сразу же выстрелил из дробовика. Заряд ударил в стену над их головами, осыпав их мелкими камнями. После этого я медленно подошел к ним.
— Не стоит, — сказал я им, и только сейчас разглядел, что это были мои старые знакомые. — Сандра, опусти оружие, — приказал я и девушка послушно опустила «Цикаду».
Подойдя к излучателю, я выключил его.
— Кто-нибудь мне скажет, что тут у вас происходит? – спросил я и посмотрел на Мартинес.
— Иди к черту, — сквозь зубы ответила она.
Я подошел к ней, поднял и прислонил к стене.
— Где Шиала? – спросил я, и вплотную придвинулся к ее перепуганному лицу.
— Я не знаю, — ответила Мартинес и я ее отпустил. Она не удержалась и скатилась по стене.
— А вы видели? – спросил я, повернувшись к наемницам.
— Нет, — почти в голос ответили они и отрицательно покачали головами.
— Что вы здесь делали? – поинтересовался я у девушек, нарочно игнорируя Арселию, и указывая на излучатель.
— Мы пытались посадить генератор защитного поля, — ответила Сандра.
— Зачем? – мягко спросил я.
— Чтобы проникнуть внутрь, — ответила вторая девушка, — у вас кровь, — сказала она, указав на мою руку.
— Заживет, — отмахнулся я, — а что вам было нужно внутри? – девушки замолчали, бросили мимолетный взгляд на Мартинес, и опустили головы.
— Где Шиала? – заорал я и снова схватил Арселию здоровой рукой.
— Шепард, у меня прострелена нога, — зашипела она.
— Да ну? – удивился я. – И кто же это тебя так, бедняжку?
— Шепард, мне нужен панацелин, — почти умоляла Мартинес.
— Скажешь, чего хотела здесь, и я тебя отпущу, — снисходительно ответил я. – Я жду, — Арселия снова скатилась по стене вниз.
— Если я потеряю сознание, ты ничего не узнаешь, — ответила она и прикрыла глаза.
— А я дам тебе панацелин, — на эти слова глаза Мартинес открылись, — подожду, когда ты сможешь говорить, но если ты откажешься, я прострелю тебе другую ногу, — я выхватил пистолет и выстрелил рядом с ногой Арселии. Она отдернула ноги и скривилась от боли. — Говори сейчас, — угрожающим тоном сказал я, — где Шиала и что тебе от нее надо?
— Я не видела ее, — Мартинес силилась держаться, но видимо боль была нестерпимая и она торопливо продолжила, — я хотела захватить ее, чтобы был предмет для торга с тобой.
— Что было на кону? – поинтересовался я
— Ты бы все равно не оставил меня в покое, — процедила сквозь зубы Мартинес, — вот я и решила подстраховаться.
— Ясно, — ответил я, — сделайте ей укол, — кивнул я наемницам, — и можете убираться отсюда. Оружие оставить.
— Шиала, ты здесь? – крикнул я, — это я, Шепард.
— Я здесь, — услышал я, приглушенный силовым полем, голос азари.
— Черт, — расслабился я, — как ты там?
— Терпимо, — ответила Шиала, — только слишком жарко.
— Потерпи немного, — сказал я, открыл аптечку и вколол себе панацелин. Девушки вкололи панацелин Мартинес, перевязали ногу и помогли ей подняться. Я снял рюкзак и поставил его к стене и только сейчас почувствовал, как дрожат колени и пальцы рук. Я засунул руки в карманы и в правом нащупал кольца, которые приберег для девушек.
— Сандра, подожди, — окликнул я удаляющуюся троицу, — возьмите, — я протянул кольца и положил их в ладонь девушки. В ответ Сандра благодарно кивнула.
Мне нужно было удостовериться, что они уйдут и не вернуться, я перезарядил дробовик, помог подняться двум наемникам, которых вырубил до этого. Проводил их до лестничной клетки, там они подняли третьего, который встретился лицом со стеной, после чего вшестером медленно стали спускаться вниз.
— Там еще двое, — крикнул я им вслед. – Не возвращайтесь. Я вам не враг, но и вы не стойте на моем пути, — но они ничего не ответили, а молча, как побитые собаки, медленно спускались по ступенькам.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 24.05.2011 | 4128 | 48 | батон, романтика, приключения, драма, изгои, м!Шепард | Батон
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 53
Гостей: 44
Пользователей: 9

Dredd1875, АР-Гектар, MacMillan, Grеyson, Mariya, bug_names_chuck, Darth_LegiON, Доминирующее_звено, unklar
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт