Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Инцидент. Глава III (3). «Курс 200!»

Крейсер «Кабран» вступает в первую схватку с неизвестной доселе расой — людьми.





Глава III: «Курс Двести!»

— Кирд-офицер Армус Вакариан, вы понимаете, что своими некомпетентными действиями задержали всю эскадру и едва не сорвали операцию?! — начал гондир (турианский аналог полковника, прим. автора) Тирус свою гневную речь. О Духи, но почему? Мы ведь успели вовремя!
— Но, командир, «Кабран» прибыл в точку сбора к установленному вами времени, — я воспользовался паузой, которую сделал Тирус перед тем, как обрушить на меня новую тираду. Но гондир не сомневался ни секунды:
— Это не имеет значения, Вакариан! Уважающий себя капитан обязан не только выполнять, но и перевыполнять норму! Вы должны были прибыть ещё полчаса назад, — голограмма Тируса села обратно в кресло и скорчила чванливую физиономию. 
Ничего себе! Командир, видно, нахватался новых закидонов и достиг следующего уровня самодурства... Хотя, он, скорее всего, просто ищет повод, чтобы придраться ко мне. То ли это из-за того, что я капитан корабля, само присутствие которого во флоте не устраивает консерватора Тируса, то ли ему просто не нравятся порядки, которые я ввёл на «Кабране», но в последнее время это происходит всё чаще... 
Остальные старшие офицеры, впрочем, тоже были удивлены подобным аргументом. Некоторые с недовольством поглядывали на гондира, другие качали головами, а форз-офицер Пирле, капитан ведущего фрегата одного из звеньев, даже украдкой прикрыл лицо ладонью.
Тирус почувствовал, что его речь не нашла поддержки и всё-таки оставил меня в покое, хотя мог ещё минут пять сотрясать воздух, как он любит. Повисло неловкое молчание, которое в подобной обстановке выглядело скорее забавно. Все двенадцать кресел в рубке связи были заняты голограммами старших офицеров эскадры, которые периодически мерцали, смазывались и исчезали. Обычно связь стабильнее, но ретранслятор 305, сквозь который вскоре должна была пройти эскадра, создавал помехи.
А ведь брифинги в подобной форме тоже когда-то были новинкой, не внушавшей доверия, а теперь в любом флотском соединении только так и проводятся. Присутствие на инструктаже в виде голограмм очень удобно с точки зрения экономии времени и оперативности. Ведь не нужно перелетать к флагману в челноке, стыковаться и так далее. 
— Командир, так что же насчёт этой операции? — первым нарушил тишину кирд-офицер Карстус. Как раз вовремя. 
— Да, конечно, — оживился Тирус. На дисплее в дальнем конце помещения появилась карта сектора, и гондир подошёл в ней. О Духи, и этот турианец ещё что-то говорит мне, сам утратив всю выправку? Шаркает ногами, кряхтит, живот выпирает из под мундира... И это наш командир? Вот только голос ещё держит командирскую твёрдость:
— Слушайте внимательно, подобной ситуации у нас не было уже очень давно! Пятая пограничная патрульная группа примерно восемь часов назад осуществляла плановый облёт нейтральной системы Вагос, — значок системы засветился, и карта мигом сменилась схемой лоции Вагоса. — Здесь расположен крупный ретранслятор, его номер — 314. Вы все знаете, что его пара ещё не найдена и, согласно конвенциям Совета, активировать ретранслятор запрещено. Однако пятая группа обнаружила в непосредственной близости от него группу из четырёх неопознанных кораблей, которые, вне всяких сомнений, собиралась совершить переход. Командир попытался связаться с ними, чтобы пресечь незаконные действия и выяснить личности нарушителей. Но они предпочли атаковать! Разумеется, пятая группа нанесла контрудар, без труда уничтожив основные силы агрессора, после чего последовала за повреждённым судном, которое пыталось спастись бегством, — Тирус снял с головы фуражку и, начал мять её в руках. Наконец, командир тяжело вздохнул и продолжил. — Они угодили прямо в ловушку... Нападающих оказалось во много раз больше и наша маленькая патрульная группа не смогла им противостоять. Только нескольким спасательным шаттлам удалось ускользнуть и прорваться к ближайшему аванпосту ВКС. 
Я недоумённо посмотрел на остальных капитанов и встретил такие же удивлённые взгляды. Неужели мы настолько поверили в непобедимость Иерархии, что теперь вот так по глупому, изумляемся поражению? Но ведь это действительно не имеет смысла...
— Абсолютно нелогичное поведение, — сказал я. — Нарушителям бы спрятаться и приложить все усилия к тому, чтобы мы их не нашли. Но вместо этого они бросают вызов... Надеются, что Иерархия простит им уничтожение патрульной группы? Даже ворка не настолько глупы.
— Нам известно кому принадлежат корабли и их численность? — поинтересовался капитан разведывательного фрегата. 
— Вот здесь-то и начинается самое важное, — недовольно произнёс Тирус, и все присутствующие заметно напряглись. Что здесь может быть ещё?
— Они принадлежат ВКС какой-то из рас пространства Цитадели или Терминуса? — кирд-офицер Нертон выразил общие опасения. Неужели, это начало новой войны?
— Нет, — Тирус всё ещё пытался собраться с мыслями. — Дело в том, что мы вообще не знаем кто это, — мне показалось, или вздох облегчения пронёсся по помещению? 
— Если не удалось идентифицировать — скорее всего, это какие-нибудь пираты или изгои. А может быть — крупная наёмничья организация, — убеждённо заявил Пирле. 
— Нет, форз-офицер, — с превосходством произнёс Тирус. Он вернулся на своё место и с помощью инструментрона сменил картинку на экране. — Это снимки, сделанные кораблями пятой группы.
На дисплее крупным планом, в плохом качестве, демонстрировалось судно неизвестной конструкции, не похожее ни на что, виденное мною ранее. Подобной концепции строительства корабля не было ни у одной из известных нам рас. На других снимках показывались и другие корабли, тоже невиданные никем из присутствующих. Резкие пилоны с двигателями по бокам, несущая конструкция в центре.
Нертон подошёл к экрану поближе:
— Не узнаю даже символику и расцветку. А что с электронными позывными? — он повернулся к Тирусу. — Пятая группа смогла их просканировать?
— Все подробности секретны до тех пор, пока разведка ВКС не сочтёт нужным сообщить их нам. Пока я могу только примерно обрисовать план предварительных действий — в системе Горог соединяемся с восьмой оперативной эскадрой. Тогда у нас будет больше разведданных и стратегический план от штаба сектора.
— Кто командует всей операцией? — спросил я.
— Управление обеими эскадрами принимает на себя заргон (турианский аналог генерала, прим. автора) Десолас.
При упоминании этого имени я гадливо поморщился. С Десоласом я был знаком, мы несколько раз пересекались ещё до моего назначения на «Кабран». Неприятный и подлый тип. А если подобные ему находятся на высоких должностях и при полномочиях, получается крайне дурная смесь. 
— Вы чем-то недовольны, Вакариан? — нахмурился Тирус. — Вы должны гордиться тем, что сам заргон Десолас будет возглавлять нас! 
— Нет, командир, меня всё устраивает, — ответил я, пряча глаза. Десолас имел большой политический вес, многие солдаты и офицеры видели в нём восходящую звезду ВКС, но я знаю, что представляет собой этот турианец на самом деле... 
И не только я. Добрая половина капитанов тоже не выглядела счастливой и воодушевлённой. Некоторые слышали о его радикальных мерах и неоправданной жестокости во время подавления крупного синдиката работорговцев. Транспортники синдиката, которые удалось раскрыть, по приказу Десоласа были атакованы и уничтожены, без малейших попыток спасти рабов. С подчинёнными заргон вёл себя высокомерно, не предавая им особого значения. Но, к сожалению, те, кто не видел его «вблизи», слышали о многочисленных победах и считали кем-то вроде национального героя. Бред...
— На этом брифинг окончен, — Тирус встал. — По моему сигналу начнёте проводить эскадру через ретранслятор. 
С этими словами гондир отключил связь и пропали все голограммы, в том числе и моя, транслировавшаяся на другие суда. Оставшись один в просторном помещении рубки связи, я не стал там задерживаться и поспешил в БИЦ.

...

Экипажу не понравилось то, что я рассказал о предстоящем задании. И хотя до предстоящего боя было ещё много времени, все в БИЦ были непривычно тихи и сосредоточены. Уже довольно давно эскадре не приходилось участвовать в крупном сражении, а дело предстояло жаркое. Если пятая группа верно оценила численность нападавших, нам противостоят примерно три эскадры неизвестных боевых кораблей. Но главное не это, а неопределённость. Гораздо лучше, если ты знаешь чего ждать от врага, 
На смотровом экране один за другим суда проходили через ретранслятор 305. Первыми были четыре звена юрких фрегатов. Они рванулись вперед, словно цепные варрены, выслеживающие добычу по приказу хозяина. Следом за фрегатами чинно проследовали пять ударных крейсеров, костяк эскадры. Флагман соединения, средний носитель «Норит», аккуратно маневрируя, вошёл в зону действия ретранслятора и был «пинком» отправлен на другой конец туманности. Наша очередь — последняя.
— Капитан, разрешите проверить, насколько хорошо был произведён ремонт, — попросил Фёрти. — Вхождение в зону отправления на высоких скоростях могло бы протестировать новые компенсаторы.
— Хм... Ну давай проверим, — подыграл я, прекрасно понимая что пилотам просто хочется немного полихачить. «Так точно!», — моментально среагировал Шартис донельзя довольным голосом. 
— Только не обижайтесь, если немного потрясёт...
«Кабран» начал разгон, а Каноптус для пущего эффекта развернул крейсер верхней частью к ретранслятору.
— Активация устройства, — сообщил младший штурман, внимательно глядя на экран. — Напряжение двадцать процентов... пятьдесят... восемьдесят... девяносто пять... поле массы полностью готово!
— Поехали! — отозвался Фёрти, когда ослепительная дуга протянулась от ядра ретранслятора к «Кабрану», который из-за сильного разгона уже почти миновал зону прохода.
Пара мгновений будоражащего ощущения того, что лицевые пластины сползают куда-то вниз, абсолютная каша на смотровых мониторах, и вот крейсер уже проносится мимо парного ретранслятора, а инерция от набранной выше обычной скорости, мигом позволяет нам нагнать эскадру, уже отошедшую на добрую полусотню километров.
— Система Горог! — произнесла дежурную фразу Лонира, она была старшей в локационной службе. — Позывные эскадры номер восемь зафиксированы.
— Вакариан, что вы творите! — начал возмущаться Тирус по индивидуальному каналу. — Если ваш крейсер ещё хоть раз провернёт такой финт, пеняйте на себя!
Я раздражённо закатил глаза:
— Каноптус, Шартис, больше никаких «проверок», иначе за нарушение походного порядка Тирус нас живьём похоронит. Он хочет показать Десоласу выправку эскадры...
— Не волнуйтесь, капитан, сделаем в лучшем виде, — заверил меня Фёрти. — У нас ещё три с половиной часа, восьмая эскадра за каким-то Селмаксом ждёт на другом конце системы. 
— Проинформируешь меня, когда прибудем, а я, пожалуй, спущусь в жилой отсек.

...

Из-за тонкой перегородки, за которой находилась кают-компания, доносился гул голосов, перестук столовых приборов, и соблазнительные запахи. Но меня сейчас куда больше беспокоило то, с чем придётся столкнуться эскадре, и творения настоящего гения турианской кулинарии, корабельного повара Даскара, умудряющегося превосходно готовить, используя как сырьё унылые армейские поставки, отошли на второй план. Я намеревался хорошенько прошерстить базы данных и всю информацию об этом секторе. 
Я поднялся на второй ярус по винтовой лестнице и прошёл мимо спальных кубриков в личную каюту, быстро миновав длинную галерею, расположенную прямо над кают-компанией. Помимо капитана, на тяжёлых артиллерийских крейсерах индивидуальные каюты были положены командиру десантной группы, а также первому помощнику.
Я провёл целый час, изучая на своём терминале отчёты разведывательных зондов, которые курсировали по сектору, и доклады с аванпостов. Информация была частично устаревшая, частично закрытая, но ни одного упоминания о каких-нибудь серьёзных группировках или признаках вторжения.
Подперев голову рукой, я уже без энтузиазма просматривал страницы текста, когда почувствовал позади себя движение. Это ничем хорошим не кончилось бы, нервы-то пошаливают, но к счастью меня успели обнять сзади такие знакомые и нежные ручки Лониры... Мысленно проклиная новейшие сверхтихие двери, из-за которых даже не слышишь, что в твою каюту кто-то зашёл, я обернулся.
— Как же я соскучилась! — Лонира села на подлокотник кресла и обвила руками мою шею. — Такое ощущение, будто не виделись целый месяц, а не пару дней...
— Привет, — неопределённо ответил я. — Как родители?
— Они... — Лонира запнулась и виновато посмотрела на меня. — Мы с ними хорошо провели время вместе, но я... Прости, я так и не решилась сказать о тебе.
— Ничего страшного, я всё понимаю. Главное — не затягивать до совсем уже критической точки. Договорились?
— Конечно, — облегчённо согласилась она. Неужели там действительно всё так серьёзно и это может плохо кончиться? На уроках истории в школе Война за объединение описывалась как одно из самых страшных событий, не мудрено, что, несмотря на огромную бездну прошедшего времени, некоторые роды или выходцы из разных колоний передавали «по наследству» злость друг на друга. Это будет похуже кровной вражды... О духи, что же мне делать если отец Лониры действительно окажется одним из таких радикально настроенных фанатиков? Хорошо хоть, что дочь он не смог воспитать подобной себе. Но если вдруг ей придётся выбирать между мной и отцом, могу ли я быть полностью уверен в результате? Хотелось бы надеяться, что да...
— О чём ты думаешь? — настороженно поинтересовалась Лонира. Ох, говорил же мне мой брат, Баркус Вакариан, работающий в СБЦ, что у меня все мысли на лицевых пластинах написаны...
— Да так, — поспешно ответил я. — Просто... Нам с пирагитом пришлось вытаскивать Воруса из бара, который находился на самом дне, в трущобах. Ты даже не представляешь, что я там видел, — и это было чистой правдой. Мысли об этом преследовали меня непрерывно.
— Так дело в Ворусе? А ведь я советовала тебе выкинуть его из команды.
— Ещё одна советчица нашлась! Сговорились с Каламом? Впрочем, вы правы, абсолютно правы, оба. Но это не только из-за Воруса, — «так, заткнись, кирд-офицер Вакариан», — мысленно одёрнул я себя. Не хватало ещё, перекладывать свои переживания на Лониру. Не достаточно того, что я сам терзаюсь? Лучше ей не знать всего этого. — Впрочем, не важно — забудь. Ворус исчезнет с корабля после этой операции и надеюсь, что больше мы о нём не услышим, — так, надо срочно сменить тему. — Слушай, а что ты здесь делаешь, ведь дежурство ещё не окончено? — о Духи, какой же я идиот! Ляпнул, не подумав. А вдруг она сейчас обидится и уйдёт?
— Я попросила Аранду подменить меня на полчасика, — по её лицу и вправду скользнула тень. — Ты против?
— Нет, конечно же, нет! — я мягко взял обеими руками её запястье и удержал от того, чтобы встать и уйти. — Я очень рад, что ты пришла, не оставила меня тут одного сидеть за скучными отчётами, правда, но просто... — я не мог найти правильных слов и, внешне стараясь сохранять спокойствие, внутри отчаянно метался. Поднявшись, я внимательно посмотрел Лонире в глаза, почти в упор. Это лучший из всего набора мимики турианцев, выражающий искренность близкому человеку. — Я не хочу, чтобы по кораблю ползли слухи, будто я выделяю тебя из общего числа только из-за наших отношений и позволяю больше чем другим. Это ни к чему хорошему не приведёт, поверь. Но, пожалуй, один разок можно сделать исключение, но это последний раз, ладно? — я тепло улыбнулся ей и обнял. К моему величайшему облегчению, Лонира не отстранилась и обняла в ответ. Мягко прошептала на ухо, едва не касаясь своими прелестными острыми, ровными зубками челюстной пластины:
— Арм, я знаю, что ты хочешь как лучше, но, — Лонира посмотрела мне в глаза. — Ты иногда как ляпнешь, так ляпнешь, — Лонира тихо засмеялась и нежно провела рукой по моему головному гребню. — Неужто ты думал, что я обижусь из-за подобной мелочи? 
Я вымученно улыбнулся и лишь покачал головой. Мда, никогда не пасовал в бою, а сейчас... Всё-таки любовь — самая большая загадка вселенной!
— Ну а раз я всё-таки здесь... — продолжала Лонира. — То почему бы нам не расслабиться? У тебя был не очень приятный день.
— Ты о...
— Да-да, об этом самом, — она потянула меня к кровати. — Негоже капитану крейсера перед ответственным заданием переживать о посторонних вещах.
Ну как можно противиться этому? Я с удовольствием погрузился в тёплые объятия Лониры и последующие полчаса уже в который раз доказали мне, что «обнимать вечность» можно не только с азари...

...

Метка ретранслятора 314 на карте всё приближалась. По данным разведки, враг направил туда группу кораблей на дежурство и наблюдение. Остальные силы базировались в соседней системе возле планеты ХНР-04.
Десолас произнёс свою речь уже больше двух часов назад, но то, что он сказал не укладывалось в голове ни у кого из нас. Десолас транслировал объявление в реальном времени на все корабли. Сначала он рассказал то, что и так уже сообщил Тирус, но потом... Десолас признался, что враг, с которым мы столкнулись — доселе неизвестная и крайне агрессивная раса, самоназвание которой — Люди. «Они многочисленны и яростны, полны ненависти и злобы. Наши разведывательные зонды следят за несколькими их планетами. То, что они передали нам, повергло всех в шок!», — слова Десоласа не выходили из головы: «Там царит хаос: насилие, жестокость и рабство! И это только первые сведения. Люди уже поглотили своей численностью несколько других неизвестных нам рас и превратили их в своих слуг. Но им мало этого, варвары стремятся подмять под себя всю галактику. Мы не знаем, какими силами они располагают, и насколько люди опасны, но если сейчас Иерархия не проявит твёрдость и не подавит агрессию с их стороны, то результат может быть непредсказуем. Быть может это повторение войны с Рахни?! Поэтому я хочу, чтобы все вы приложили усилия и не сомневались в правильности наших действий. Люди начали эту войну, и они поплатятся! Гарил-ток-крел! (непереводимое выражение с турианского языка, нечто вроде „За Иерархию", прим. автора)», — эта речь была чересчур пафосна, но она произвела эффект разорвавшейся бомбы. Неужели, мы действительно начали войну с новой расой? И они агрессивны? Галактике снова грозит опасность, сравнимая с той, что существовала две тысячи лет назад, когда саларианцы и азари столкнулись с рахни? В это трудно поверить, но если Десолас говорит правду, а врать ему просто нет смысла, то мы должны сделать всё для обезвреживания угрозы. И мы не подведём, докажем галактике, что не зря турианцы вложили столько сил в армию!
Я посмотрел на Лониру, склонившуюся над экраном своего терминала. Если Десолас прав, то наше с ней будущее под вопросом... Война может унести жизни миллионов и сломать судьбы миллиардов! Как бы ни противен был мне Десолас, но он прав. Мы должны сломить агрессию на корню.
Оператор ЛАДАР-а предупреждающе поднял руку и тут же несколько голографических проекторов создали прямо над панелью управления тактическую трёхмерную схему. Красными эскизами были изображены приблизительные силуэты вражеских кораблей, собравшиеся возле ретранслятора 314, помеченного синим цветом. Человеческих судов было десять — один крейсер, пять фрегатов и четыре корабля размерами в два раза меньше фрегата. У саларианцев когда-то были похожие, кажется, они назывались эсминцами.
— Корабли в полную боевую готовность, — поступил приказ от заргона. — Шестой тип построения, красный код. Курс двести! — это был один из вариантов атаки, разработанный штабом Десоласа.
— «Кабран» выполняет, — отозвался я. Мне не было нужды дублировать приказ — экипаж знал, что нужно делать. 
Ожило главное орудие, накапливая энергию, поднялись из своих ниш остальные, вращаясь и проверяя механизмы.
— Авиационная группа готова, — поступил доклад из ангара.
— Десант занял места по расписанию в абордажных челноках, — сообщил Калам.
«Кабран» перешёл на левый фланг, прикрывая десять ударных крейсеров вместе со своим коллегой, который расположился на левом фланге. Восемь звеньев фрегатов, каждый сопровождаемый истребителями, бросились врассыпную, начиная окружать противника. Носители выпустили десять эскадрилий перехватчиков, которые распределили силы вокруг крейсеров. Корабли людей всё ещё не замечали нас, но ситуация могла в любой момент изменится. Впрочем, это не важно, их слишком мало чтобы противостоять нашему бронированному кулаку.
Десолас приказал пятерым крейсерам выйти из построения и оставаться в резерве, охраняя носители. Верное решение, я поступил бы также, наших сил явно было чересчур много, могла образоваться «толкучка». Заодно крейсера позаботятся о том, чтобы никто из людей не удрал с поля боя.
— Облучение, дальномером.
— Они заметили нас?
— Да, капитан, начинают перестраиваться.
— Мы не рискуем задеть ретранслятор?
— Он прямо на линии огня, но это большой ретранслятор, он не допустит к себе снарядов, — уверенно заявил Сайкрус.
— «Кабран», «Вокерг» (это был артиллерийский крейсер восьмой эскадры), — сосредоточьтесь на фрегатах, — проявился на общеэскадренном канале связи один из помощников Десоласа.
— Понял, — я пометил на тактической схеме два ближайших звена, которые неудобно, слишком близко друг к другу, неслись навстречу нам, явно метя в головной крейсер, «Шардов».
Первыми заговорили тяжёлые орудия ударных крейсеров. Два залпа пришлись на самый большой корабль людей: его кинетические барьеры были пробиты, и корпус озарился вспышками попаданий. Тут же по правому борту судна начался пожар. Он всё же ответил, но его залп отразили наши кинетические барьеры. 
В эсминцы, прикрывавшие крейсер, подобно стремительным рахханам вцепились наши фрегаты, но хитрые эсминцы неприятеля сумели переместится вперёд, пользуясь тем, что пока наши фрегаты рядом с ними, ударные крейсера не смогут стрелять по их главному кораблю. Пространство вокруг эсминцев и наших фрегатов моментально заполнили вспышки лёгких лазеров ПОИСК.
— Капитан, мы готовы открыть огонь по фрегатам, — сообщили мне из пункта управления огнём. — Все цели захвачены.
— Да, виндир-офицер, стреляйте, — моментально среагировал я. «Кабрану» явно ничего не угрожало, но головной крейсер со штабом Десоласа на борту мог пострадать от пуска дезинтегрирующих торпед всеми четырьмя звеньями человеческих фрегатов.
Корпус крейсера мелко завибрировал от одновременного залпа орудий правого борта. Одно из звеньев тут же понесло потери, но мои канониры не останавливались, пока большая часть нападавших не было уничтожена. Уцелело только два фрегата, но они были уже ничем иным как изувеченными кусками металла, медленно дрейфовавшими в сторону ретранслятора. Аналогично работал на правом фланге и «Вокерг». Нашими совместными усилиями по флагману было выпущено всего четыре торпеды, и три из них уничтожила система ПОИСК «Шардова».
— Это Пирле, — раздался на общем канале голос капитана ведущего фрегата. — Мы возвращаемся, все эсминцы уничтожены, но мы потеряли три корабля.
Ударные крейсера немедленно возобновили атаку, и агонизирующий человеческий крейсер был уничтожен после первого залпа. Похоже, что выверенный выстрел с «Бискара» добрался до ядра, так сильно полыхнуло и переломило корабль аж в шести местах. Крупные обломки потянулись было в сторону ретранслятора, но древнее устройство перехватил их все до единого, и швырнуло обратно.
— Капитан, странные сигналы среди обломков, — повернулась ко мне Лонира. — Похоже, что враг перед взрывом успел выпустить сверхмалые корабли.
— Сколько? — я перевёл показания сканера на свой терминал.
— Около тридцати бортов, сигнатура аналогична истребителям. 
— Но как они уцелели там? — недоверчиво спросил Каноптус. — Взрыв был неслабый.
— Ударная волна была направлена по восходящей, в противоположную сторону, — объяснил Сайкрус. — И их могло быть больше, я просмотрел логи. Компьютер успел засечь пятьдесят сверхмалых кораблей перед взрывом, теперь почти половина уничтожена.
— То есть, человеки, или как их там, используют крейсеры как носители? — удивился Фёрти.
— Похоже на то, — сказал я и связался с «Шардовом». — Этот крейсер был авианесущим, он оставил после себя тридцать истребителей.
— Не может быть, — возразил мне один из их навигаторов. — Лучше проверьте свои системы, никто не базирует на крейсерах столько авиации!
— Это же неизвестная нам раса! — перебил я его. — Вы...
— Погодите, — навигатор выслушал чей-то доклад со своей стороны. — Так, вы правы, мы тоже их засекли. Они движутся в сторону края системы! Заргон Десолас приказывает «Кабрану» перехватить их, вы ближе всех.
— То-то же, — буркнул я, отключив недоверчивого офицера от линии. — Каноптус, двигатели на полную мощность, сейчас поймаем этих пташек.
— Так точно, — отозвался за первого пилота Фёрти. — Только что они там, на «Шардове» себе думают — это всё равно, что палить из пушки по куциклам!
— За ними! — повторил я и связался с ангаром. — Выводите перехватчики, все до единого. Покажем людям, что не только они возят на крейсерах авиацию.
На тактической голограмме прибавилось отметок — это люди виндир-офицера Урда, командира перехватчиков, вышли на охоту.
Тем временем вражеские истребители, всё ещё тащившие на себе дезинтегрирующие торпеды и тем самым замедляя движение, сами развернулись в нашу сторону. Видимо поняли, что перелёт между системами им не осилить. Что ж, тем лучше.
— Урд, действуй по усмотрению, но лучше зайди к ним снизу. И не жалей ракет, — посоветовал я, без тени тревоги в голосе. Всё равно расстояние до врага позволяло остановить людей задолго до того как они подойдут на дистанцию пуска торпед. Я из интереса перевёл одну из оптических систем на свой терминал и вывел увеличенное изображение истребителя врага на экран. Широкие, пятиугольные, в бело-синей раскраске, они несли под крыльями торпедные аппараты, а под носовым обтекателем твёрдотельную пушки. Или это был лазер, неясно. Мда, совершенно не похожи на наши истребители и перехватчики, которые были узкими и вытянутыми вертикально, безо всех этих плоскостей. Я увеличил зум до максимально возможного и разглядел над непрозрачными кабинами пилотов символ — что-то вроде арки со звёздами внутри. Интересный знак... Наверняка это изображение их флага.
Подвижные орудия снова открыли огонь, и хотя задача поразить из подобного оружия сверхмалые корабли представляла собой именно то, о чём возмутился Фёрти, точная наводка подвижных пушек в принципе позволяла попасть по групповой цели.
Сначала истребители людей успешно уклонялись, но когда канониры пристрелялись, дела пошли на лад. Несколько попаданий сбивали целые группы истребителей, и казалось, что их гибель неминуема.
Но враг в очередной раз подкинул нам сюрприз:
— Их скорость увеличивается! — предупредил один из операторов. — Похоже, они включили кер-наг (непереводимое выражение с турианского, обозначающее яростный огонь или извержение вулкана, прим. автора).
— Что?! Кер-наг? — удивился я. Этим термином во флоте обозначалось опасное увеличение мощности двигателей, и подача максимального разряда на ядро массы. Это было крайне рискованно, и чаще всего являлось путешествием в один конец, так как расходовалось практически всё топливо, а взрыв перенапряжённого ядра был практически неизбежен после торможения. Впрочем, для этих истребителей и так уже не осталось шансов, атака на крейсер, так или иначе, являлась билетом в мир иной. Зато, они, Селмакс их побери, получали шанс всё-таки подобраться на дистанцию пуска торпед. Мы рисковали получить большие повреждения.
— Урд! — крикнул я в микрофон. — Выпускайте все ракеты сейчас, иначе будет поздно, — впрочем, лидер эскадрильи и так заметил действия истребителей. Навстречу людям были отправлено больше шестнадцати посланцев смерти. — Систему ПОИСК к бою!
Из двадцати пяти истребителей, переживших обстрел крейсера, ещё шесть было уничтожено ракетами, но оставшиеся девятнадцать оставили далеко позади перехватчики Урда и всё-таки выпустили по две торпеды каждый. После чего истребители проскользнули под днищем «Кабрана», слава духам хоть на таран не пошли. Видимо надеялись сделать ещё один заход. Но не все. Горящие обломки половины из их числа остались за операторами системы ПОИСК.
Торпедам повезло больше — примерно две трети преодолело заградительный огонь и добралось до нас. Ширмалок! (непереводимое турианское ругательство, прим. автора)
Множество толчков слились в один, очень ощутимый. Почти весь урон пришёлся на прочную лобовую броню и днище. Ужасающий гул разнонаправленных полей массы от торпед и скрежет сминаемых участков покрытия, не доставил радости. Резкой грохот в районе пятой палубы просигнализировал, что броня пробита.
— Разгерметизация технического отсека Р-7, — пробубнил корабельный ВИ, механическим голосом зачитывая отчёт. — Изоляция отсека, активация ремонтных ботов. Возгорание.
Я ещё раз выругался и потребовал нормальный доклад от Сайкруса. Тот кивнул и начал вводить команды со своего интерфейса.
— Эй, «Кабран», помощь нужна? — раздался голос форз-офицера Пирле на индивидуальном канале.
— Капитан, приближается звено наших фрегатов, — запоздало предупредил младший штурман.
— Вы вовремя Пирле, — отозвался я. — Эти истребители сейчас пойдут на новый заход, — корабли людей всё же не взорвались при развороте, видимо у них были дополнительные охлаждающие системы.
— Сейчас мы их оформим, — почти весело пообещал командир звена фрегатов.
Ещё бы! Теперь истребители тащились со скоростью журканов (моллюски из морей Палавена, прим. автора), израсходовав весь запас топлива и посадив двигатели и ядро в хлам. Звено фрегатов шустро расправилось ними, а эскадрилья Урда в это время вернулась на «Кабран» в полном составе. Их уберегло полное отсутствие вражеских перехватчиков, видимо принявших весь удар на себя во время взрыва крейсера.
— Капитан, повреждения незначительны, — наконец доложил Сайкрус. — Пробит небольшой технический отсек на пятой палубе, отвечающий за резервную подачу охладителя на механизм ангарных ворот, но им уже занялись ремонтные дроны и механики. В помещении никого не было, потерь нет, пожар локализован. В остальном — лишь поверхностные повреждения брони, ничего серьёзного. Это даже лёгким уроном не назовёшь, нам повезло.
— Хорошие новости, Сайкрус, — облегчённо ответил я.
— Внимание всем кораблям! — раздался на канале эскадры голос заргона Десоласа. — Мы хорошо поработали, и теперь самое время нанести варварам следующий удар! Вы получите новые отчёты разведки и тактический план через полчаса. Люди сосредоточили большую часть своих сил возле планеты ХНР-04, в соседней практически неисследованной системе. Разведка сумела перехватить переговоры врага. Язык нам, разумеется, неизвестен, но по одному из предположений, люди называют эту планету «Шаньси». Приказываю всем кораблям перегруппироваться у ретранслятора, а после этого — выдвигаться к Шаньси. Гарил-ток-крел!


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 10.05.2011 | 2162 | 35 | повесть, инцидент, Взгляд с другой стороны, ARM | ARM
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 32
Гостей: 27
Пользователей: 5

Grеyson, ARM, bug_names_chuck, Darth_LegiON, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт