Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Изгои. 5

Жанр: приключения, драма, романтика;
Персонажи: м!Шепард/Шиала, свои;
Статус: в процессе;
Аннотация: События рассказа происходят после уничтожения системы Бахак; 
Описание: Чтобы Шепарду не было скучно, команда Эйвери решила его развлечь.




Вся команда, кроме Дино и Эйвери, собралась в кают-компании, но никто не садился за стол. Видимо, субординация не позволяла приступать к трапезе, не дождавшись капитана. Из этого можно было сделать вывод, что его уважали, если не считать того инцидента с курением кальяна. Случись такое на «Нормандии», последствия были бы суровыми. Вот только, на «Нормандии» такого произойти не могло, потому что мой экипаж, и даже команда, за исключением Касуми и Джек, были знакомы с военной дисциплиной.

Пришел Эйвери и сразу уселся в свое кресло, после чего вся команда дружно ринулась занимать места. Капитан посмотрел на меня, потом на мой пустующий стул, но ничего не сказал, а придвинул к себе кастрюлю со спагетти, а Морти передал ему соусницу. Я занял свое место и стал внимательно наблюдать за окружающими.

По правую руку от капитана, сидел старпом, а по левую руку — Сниппи. Наполнив свою тарелку, Эйвери стал накладывать еду пареньку, щедро полив спагетти соусом и положив солидный кусок запеченного мяса. Все терпеливо ждали своей очереди, хотя, внешне, не выдавали себя. Моя очередь подошла сразу после Бриса, и, хотя я не почувствовал себя обделенным, мне было непонятно, почему мне, как гостю, не предложили пищу первому или, хотя бы, второму. Или они так нарочито выражают ко мне свою неприязнь? Вроде бы, ничего плохого я им не делал.

Потом я вспомнил о Дино и, тут же, Эйвери озвучил мою мысль.

— Ламос, подмени Дино. — Ламос быстро допил свой чай, облизнул губы и двинулся в кабину пилота.

Через несколько минут вошел Дино. Это был коренастый мужчина с несколькими золотыми зубами и короткой прической. На вид ему было лет сорок, а на правом плече красовалась татуировка в виде дракона с металлическими крыльями. Я уже встречался с такими парнями, это были пилоты-асы, местом которых  являлось кресло за штурвалом истребителей. Из тысяч претендентов на должность пилота подразделения «Железные Драконы» выбирали только одного.

У этих счастливцев была особая организация нервной системы, и скорость их реакции превышала обычную на десятые доли секунды. Даже ВИ не успевали приспособиться к их нестандартным действиям, а когда в войне Первого Контакта, командование Альянса отправило к Шаньси звено «Драконов», турианцы понесли большие потери среди своих истребителей и даже крейсеров. И, наверное, не нужно говорить о том, что как только истребители стали оборудовать инерционными гасителями эффекта массы, возможности пилотов возросли многократно, ведь о перегрузках  теперь можно было забыть. Но что мог делать этот пилот на такой развалине? Насколько мне было известно, «Драконы» не демобилизовывались, а смертность в бою была минимальна. Я не стал дальше рассуждать, а Дино, тем временем, уселся рядом с Дантоном.

— Шепард, а какого лешего ты забыл на Феросе? — спросил Эйвери и отхлебнул из своей большой кружки.
— Решил навестить Надежду Чжу, — ответил я.
— Ты и там успел побывать? Хм. Это кстати, — кивнул капитан, — у меня есть для них груз.
— Где я только не был, — вздохнул я.
— Может, ты и на Требине успел отметиться? — решил подколоть меня капитан.
— Пришлось, — ответил я.
— И что ты там делал? — с усмешкой спросил Эйвери.
— Сражался с хасками, в которых превратилась группа наблюдателей «ЭкзоГени», — невозмутимо ответил я.
— «ЭкзоГени» утверждают, что на них напали пираты и убили всех, — с недоверием ответил капитан. — Эти хаски были такими же, как на Иден Прайм?
— Да! По всей галактике мне встречались технологии Жнецов, которые подчиняли разум людей, на свою погибель раскопавших артефакты, а затем их насаживали на «Зубы Дракона» и превращали в хасков, — с сожалением ответил я.
— Нас убеждали, что геты создавали хасков, — Эйвери стукнул кулаком по столу. Сниппи испугано покосился на своего капитана. — Значит, мою Лионеллу превратили в хаска, и ты мог ее уничтожить?
— Не уверен. Насколько мне известно, хасков истребляли еще две недели после того, как я покинул Иден Прайм, — ответил я. — Процесс трансформации в хаска необратим. Лионелла была твоей женой?
— Это была моя дочь, —капитан сжал губы, и они побелели. — Ей было всего девятнадцать лет.
— На Иден Прайм людям хоть удалось уцелеть, — продолжил я. — А вот другие колонии приспешники Жнецов Коллекционеры опустошали целиком, забирая всех, включая детей. Когда я был в колонии Путь Свободы, там не было никого, а до этого, так же бесследно, исчезли жители других земных колоний. Только на Горизонте нам удалось встретиться с врагом лицом к лицу, и мы не дали им похитить всех.
— Если это не бредни, то ты действительно повидал много, — уже без иронии сказал Эйвери.
— Я еще не все рассказал, — усмехнулся я. — Если хочешь, я тебе расскажу про Жнецов.
— Не сейчас, Шепард, — прервал меня капитан. — Сейчас нам нужно решить, где ты будешь спать.
— Может здесь, в кают-компании? — я в упор посмотрел на него.
— Можно и так, но можно и по-другому, — сказал Эйвери, умышленно растягивая слова.

Я ничего не ответил, но скрестил руки на груди и приготовился ждать. Неужели, сейчас мне предложат сыграть в игру?

— Предлагаю тебе пари, — выждав паузу, сказал капитан.
— В чем его суть? — пока что ни слова об игре, но кто его знает, все ещё впереди.
— Есть три варианта и ты волен выбрать любой из них, — как змей-искуситель прошипел капитан.
— Я слушаю тебя, — сказал я, стараясь скрыть свое нетерпение.
— Ты можешь побороть Дино, и его кровать на одну ночь будет в твоем распоряжении, — при этих словах, Дино впервые посмотрел мне в глаза, а его бицепсы угрожающе напряглись; большой, крючковатый нос и близко посаженные глаза делали его похожим на хищную птицу.
— Еще ты можешь сгонять партейку в саларианский снетес с Брисом. В случае победы, его каюта так же будет в твоем распоряжении на одну ночь, — сказал капитан, а Брис, не поворачивая головы, хищно улыбнулся.
— И последний вариант — попробуй перепить меня! Если у тебя получится, мне будет уже без разницы, где спать, а если продуешь -  мы бросим тебя на матрас и ты будешь валяться прямо здесь, — Эйвери топнул ногой по полу.
— И в чем подвох? — спросил я, не поведя и бровью.

Ответа не было, и я вновь обвел всех взглядом.

— Они никогда не проигрывают, — спокойно сказал Дантон.
— Так ты хочешь сыграть? — семь пар глаз уставились на меня, ожидая ответа.

Я тянул время и пытался просчитать свои шансы. Дино — пилот-истребитель. Что у него есть? Реакция, сила. Нужны ли пилоту имплантаты, которыми напичкали меня? С другой стороны — зачем пилоту сила? Насколько я мог вспомнить, после неудачных опытов по использованию адреналинового всплеска, который приводил к полной дисфункции нервной системы, Альянс потерял несколько десятков элитных пилотов, в тщетной попытке улучшить их реакцию. Пожалуй, здесь у меня был шанс и, в конце концов, я тоже никогда не проигрывал. Про саларианский снетес я слышу впервые, так что этот вариант отпадает сразу. Пить с капитаном? Это мне нестрашно, но до Фероса две ночи. Оставлю-ка я Эйвери на завтра.

— Я выбираю Дино, — при этих словах пилот вышел из оцепенения и снова уставился на меня своим птичьим взглядом.
— Решено, — капитан хлопнул в ладоши. — Морти, Сниппи, освобождайте стол. — Сниппи сразу сорвался с места и принялся собирать со стола посуду, а Морти, не торопясь, поднялся и подогнал тележку. Через три минуты стол был чистым, как и до ужина.

Дино жестом пригласил меня присаживаться напротив него на то место, где сидел Морти. Через майку Дино рельефно проступали грудные мышцы, а его бицепсы теперь казались мне еще больше. Я снял свой китель и отдал его Сниппи, размял пальцы и кисти рук, а так же покрутил головой. Пару раз щелкнули шейные позвонки, и я был готов к состязанию.

— Итак, объясняю правила, — громко сказал Эйвери, и команда перестала гудеть. — Соперники борются на руках, вторая рука на столе, корпусом помогать нельзя, — капитан погрозил нам пальцем. — Поединок идет до разницы в три победы. Ничья не засчитывается. Минимальный выигрышный счет 3:0. После десяти боев объявляется перерыв на двадцать минут. — он наклонился ко мне. — Тебе все ясно, Шепард?
— Неясно одно, — ухмыльнулся я. — О каких десяти боях ты говоришь, если твой старпом утверждает, что Дино непобедим?
— Ты же тоже не из пластилина сделан или ты уже передумал? — оскалился капитан. — Остальные могут делать ставки. Дантон, запиши мне 10 кредитов на Шепарда. — После этих слов, команда удивленно посмотрела на своего капитана. Даже Дино был удивлен и его взгляд беспомощно метался между Эйвери и мной. — Если вам все ясно, — продолжил капитан, — можете приступать. Руки на стол, взялись! На счет три начинайте.

Мы не торопясь поставили руки на стол, пристально глядя друг другу в глаза. Дино наклонил голову и смотрел на меня исподлобья, а с этого ракурса его нос еще больше напоминал птичий клюв. На его широких скулах заходили желваки. Я проверил свою устойчивость и пошире расставил ноги. Про ноги Эйвери, вроде, ничего не говорил. Моя левая рука лежала на столе, а пальцы нетерпеливо отбивали барабанную дробь.

— Один, два... Три, — капитан махнул рукой и мы начали.

Второй раз за день я мысленно поблагодарил Миранду. Если бы не импланты усилителей мышц, Дино выкорчевал бы меня, как дерево, причем — вместе со стулом, намертво прикрученным к полу, но умная техника распределила нагрузку моментально, и моя рука даже не двинулась в сторону проигрыша. Все мое тело налилось металлом и, бьюсь об заклад: если бы кто-то сейчас захотел постучать костяшкой пальца по моему бицепсу, раздался бы металлический звон. Хотя, о чем я говорю? Сразу вспомнился Морти с его титановой пластиной в голове, и рассказ Мири о том легком сплаве, который она использовала, чтобы заменить костную ткань в моих конечностях. Из человеческих костей у меня оставались только череп и позвоночник, и то я не был полностью уверен в этом.

Команда отчаянно подбадривала Дино, но я держался. Имплантаты под такой нагрузкой потребляют много энергии и в определенный момент отказывают. Даже если Дино был оборудован подобными имплантатами, он бы уже устал. У меня же была усовершенствованная модель, и я мог продержаться значительно дольше. Но, судя по всему, Дино был силен и без помощи техники. Его лицо покраснело, на висках набухли кровью тоненькие вены, а на лбу крупными каплями выступил пот.

Я попробовал надавить, но получил отпор, после чего по руке Дино прошла едва заметная дрожь. Я повторил попытку, и она увенчалась успехом — Дино ослабел и начал сдаваться. С каменным выражением лица, я посмотрел в глаза соперника, которые были широко открыты, а зубы плотно стиснуты. В его взгляде я прочел испуг. Видимо, он не ожидал такого развития событий и, отчаявшись, рывком попытался одержать надо мной победу. От напряжения из его уст раздался натужный рев,  я слегка ослабил нажим, не переставая следить за его глазами, а потом резко уложил его руку на стол.

— Победил Шепард, — возвестил капитан. — Дантон, какие были ставки на Шепарда?
— Тридцать пять к одному против Шепарда, — сухо ответил старпом.
— Накину еще пару сотен, — довольно ухмыльнулся Эйвери. — Эй, ты слышишь меня?
— Да, капитан. Господа, делайте ваши ставки, — не сразу ответил Дантон. — Твои двести тридцать пять против тысячи трехсот.
— Я тоже ставлю на Шепарда, — я впервые услышал голос Сниппи. Оказывается, у него был дефект речи, и парень сильно заикался.
— Давай, Сниппи, не стесняйся, — подбодрил его Эйвери. — А мы продолжим. Второй поединок на левых руках.

На левых? Тут даже неинтересно. Я левша, и даже инструментрон прикрепляю к правой руке. Но я твердо решил продолжить шоу. Кровь в моих жилах уже успокоилась и зарядила аккумуляторы имплантатов. Что же — левыми, так левыми. Я поставил руку на локоть, широко раздвинув пальцы, Дино сделал тоже самое. Наши ладони соприкоснулись, а пальцы сомкнулись в плотный замок.

— Один, два... Два с половиной, — Эйвери набрал воздух в легкие и крикнул. — Три!

По аналогии с прошлым поединком, я перенес центр тяжести на левую ногу и даже чуть-чуть поддался, позволив сопернику слегка склонить мою руку. В глазах Дино вспыхнула радость, но ее сразу же сменило разочарование, когда я без труда вернул наши руки в вертикальное положение, а затем медленно стал прижимать руку Дино к столу.

— Победил Шепард, — вновь объявил Эйвери. — Ставлю пять сотен, на то, что следующий поединок станет последним.
— Ставка принимается, — сказал Дантон и сделал себе пометку. — Кто-нибудь еще желает сделать ставку?

В ответ все промолчали. На лице моего противника царило смятение. И я решил его не мучить. Когда Эйвери досчитал до трех, я сразу же положил руку соперника на стол и удовлетворенно откинулся на низкую спинку стула, а Дино вскочил со своего места и удивленно посмотрел на меня сверху вниз.

— Победил Шепард, — радостно выкрикнул капитан. — Давно я не получал таких легких денег. — Его лицо расплылось в улыбке, он посмотрел на старпома, а потом взъерошил волосы на голове у Сниппи.
— Ну, тогда, садись, — я кивком указал на освободившееся место Дино.
— Э, нет, — улыбка Эйвери стала еще шире, а губы обнажили короткие и редкие зубы. — Я и с Дино не мог справиться. Может тебе так показалось, но я не дурак, далеко не дурак. Ты силен, Шепард. Я это признаю.
— Приятно это слышать, — сказал я, скривив губы в саркастической улыбке. — Хоть одно доброе слово от капитана.
— Не спорю, ты заслужил, — кивнул Эйвери, — а я не разбрасываюсь комплиментами почем зря.
— Не хочу хвастаться, но я не люблю проигрывать, — ответил я.
— А я слышал, что ты был мертв, — попытался уколоть меня капитан.
— Всего два года, — парировал я, — сейчас мне гораздо лучше.
— Смотрите, ребята! — Эйвери обратился к своей команде. — Перед вами стоит живая легенда. Ему даже смерть нипочем.

Я прикусил нижнюю губу и скрестил руки на груди.

— Брис, — обратился капитан к долговязому парню, — ты заступаешь на вахту.
— Есть, капитан, — лицо парня вмиг стало сосредоточенным, и он быстрым шагом направился в кабину пилота.
— Скажи Ламосу, чтобы шел отсыпаться, — крикнул ему вслед капитан. — Дино, сегодня ты спишь в каюте Бриса. Уговор есть уговор, — увидев расстроенное лицо пилота, капитан попытался его подбодрить. — Да не огорчайся ты так. Это же не выскочка какой-нибудь, а сам Шепард, — Эйвери многозначительно поднял указательный палец.
— Капитан, — обратился к нему Деррек. — Регулятор мощности сверхсветовых двигателей еле дышит. Я говорил тебе об этом еще в прошлый раз, но сейчас ситуация ухудшилась. Если он умрет, то у нас останутся только маневровые двигатели. Или вы надеетесь посадить «Картеон» на буксир нашего челнока?
— Деррек, старина, я уже говорил тебе, что как только получим деньги за эту работу, мы сразу же купим тебе этот долбанный регулятор, — по виду Эйвери было заметно, что он не настроен больше слушать жалобы механика.
— Можно подумать, что он только мне одному нужен, — пробубнил тот, но эта реплика уже никому, кроме него самого, не предназначалась.
— Какая модель нужна? — поинтересовался я.
— «Полиан-15Х», — охотно ответил Деррек.
— Вы используете батарианскую модель? — удивленно переспросил я.
— У нас тут много чего батарианского, — ответил за механика капитан.
— Я заметил, — невозмутимо сказал я.
— Кому нечего делать, могут отправляться спать, — Эйвери обвел взглядом всех присутствующих, — и, наконец, почините этот кран в туалете. — Капитан посмотрел на меня, — идем, Шепард. Я покажу тебе каюту Дино.

Каюта пилота оказалась правой из тех двух, что находились напротив входа. На стене над кроватью висел большой плакат с истребителем «Стархоук». Видимо, на таком и летал Дино. Под плакатом висела маленькая фотография, на которой Дино стоял в обнимку с темнокожей девушкой. Оба весело улыбались. Обстановка каюты была спартанской, и мне почти не на что было обратить особого внимания. День выдался веселым и богатым на события. Не то, чтобы служба на «Нормандии» была неинтересной, просто мне ужасно понравилась мысль, что никого не нужно убивать или спасать. Осточертело.

Мне уже начала нравиться такая жизнь, только чего-то еще не хватает. Перед глазами поплыли женские лица, которые мне встречались со вчерашнего дня: Юна, Нимна, Бойра, Сира... При воспоминании о Сире у меня участился пульс и от мозга отхлынула кровь. Я попытался отвлечься. Вспомнил пышные формы Надин. С такими формами её бы без экзаменов приняли в матриархи. От этих мыслей мне стало весело. После этого я увидел лицо Шиалы. Она смотрела на меня своими изумрудно-зелеными глазами, и, как будто, чего-то ждала. Надеюсь — дождется, ведь мы скоро увидимся. Я улыбнулся, широко зевнул и отвернулся к стене.
 

***


  Как обычно, проснулся я рано, хоть об этом и сложно было судить. В каюте отсутствовал иллюминатор, но даже если бы он и был, я не сумел бы определить время по звездам, а потому активировал инструментрон и уточнил, который час. Так и есть. Таймер в моем организме разбудил меня точно в 6 утра по галактическому времени. Я встал, заправил постель и направился на кухню, так как дико хотел пить. По пути я был готов даже выпить воды из-под крана в туалете, но решил дотерпеть до кухни.

Еще из коридора я услышал шум посуды. Морти уже был на месте и что-то помешивал в большой кастрюле.

— Доброе утро, Морти! — поприветствовал я кока. — где мне набрать воды, а то в горле пересохло.
— Это я вчера пересолил соус, — улыбнулся Морти. — Уже все тут побывали с одной и той же просьбой. Даже Брис, до того, как сменился, попросил Сниппи принести ему воды. — Морти показал мне на кран у раковины и пододвинул стеклянный стакан.

Я наслаждался живительной влагой, пил большими, жадными глотками и, в конечном счете, опустошил три стакана. После этого мне захотелось перекусить. Вчерашняя борьба сожгла все запасы питательных веществ, которые я скопил за ужином.

— Когда завтрак? — поинтересовался я.
— Через два часа, — ответил кок.
— Тебе чем-нибудь помочь? — спросил я.
— Если захочешь, приходи перед самым завтраком и поможешь мне довезти еду, — ответил Морти, — а сейчас не отвлекай меня.

Я снова вернулся в кают-компанию и пошел в дверь, откуда вчера выходили Брис и Дино. Идти пришлось минуты две, но, наконец, я оказался у кабины пилота. В отличие от других помещений, она была большой. В ней находилось шесть кресел, и по строению кабина была похожа на турианскую модель. В третьем слева кресле восседал Ламос, его правая рука лежала на штурвале, а левая подпирала щеку. Казалось, что он спал, но пилот периодически подправлял курс корабля. В первом кресле справа сидел Эйвери и внимательно наблюдал за приборами.

— Соскучился? — спросил капитан, как только увидел меня.
— Завтрак только через два часа и я решил слегка прогуляться, — ответил я. — Надеюсь, это не запрещено?
— Конечно, нет, — ответил Эйвери, — присаживайся, — он пригласил меня занять кресло рядом с ним.
— Я смотрю, у вас нет автопилота? — обратился я к капитану.
— У турианцев нет автопилотов, — ответил Ламос вместо Эйвери. — Они считают, что ручное управление более надежно, да и это постоянная практика для пилота, даже в гражданском секторе.
— Гражданский сектор? — ухмыльнулся я. — У них даже уборщики имеют военные звания. А вот про нелюбовь к автопилотам я никогда не слышал. С современным уровнем техники, даже в аэрокары впихивают навигаторы и автопилоты.

Ламос пожал плечами, и ничего не ответил. Среди знакомых мне турианцев не было ни одного пилота, а Гаррус никогда об этом не упоминал.

— Вот почему у меня три пилота, — сказал Эйвери. — У каждого восьмичасовой рабочий день. Даже когда корабль на орбите, а команда — на планете, в кабине всегда находится пилот. Так у меня заведено. Да и есть тут навигатор. Он постоянно пересчитывает оптимальный курс, а пилот следует его указаниям.
— Странный у тебя корабль, капитан, — сказал я и посмотрел на Эйвери.
— Еще бы, — усмехнулся мой собеседник. — Знал бы ты сколько времени и сил я потратил на его постройку.
— Так это твоя модель? — удивился я. — Ты сам все это придумал?
— Не совсем один, не буду тебе врать, — сдался Эйвери, — да и незачем. Ты и сам уже понял, что многое тут позаимствовано у инопланетян, — он вдохнул и посмотрел на меня. — Надеюсь, я могу рассчитывать на твое молчание, если я тебе расскажу кое-что?
— Учти, я СПЕКТР, — погрозив пальцем, сказал я.
— Так это "да" или "нет"? — уточнил капитан.
— Да. Я никому не расскажу о том, что сейчас услышу. Надеюсь, ты никого не убил? — я склонил голову и сурово посмотрел на него.
— Нет, — рассмеялся Эйвери. — Просто пришлось кое-кого подкупить и кое-что украсть.
— Я внимательно слушаю, — ответил я.
— Было так, — начал он, — На кладбище кораблей у Омеги я нашел два полуразрушенных батарианских рудовоза. Прямо там же, я и мои помощники взяли и отрезали грузовые отсеки, а потом соединили их вместе. Так получился большой грузовой отсек.
— Ну, в этом я не вижу никакого криминала, — перебил я его.
— Не перебивай меня, — продолжил капитан. — Сейчас я тебе расскажу о криминале. Помнишь, три года назад был случай, когда из доков Омеги пропал турианский фрегат «Доррикано»?
— Что-то припоминаю, — кивнул я. — Турианцы сразу же обвинили Альянс. — Так это он? — я обвел взглядом кабину. В ответ Эйвери хитро улыбнулся. — Но как ты справился с его командой?
— А никого не было, — он довольно потер руки, — фрегат был на обслуживании двигателей, а точнее — один из них был снят. Капитан и команда отправились в увольнительную, но тех, кто остался внутри мы усыпили и выгрузили в док, — махнул рукой капитан.
— Как тебе удалось вывезти корабль за пределы системы, ведь его могли сразу же опознать по сигнатуре?
— Очень просто. Из дока мы отбуксировали его челноком, предварительно отключив систему опознавания, а сам фрегат спрятали внутри грузового отсека моего будущего корабля, — ответил капитан. — Прошло еще полгода, пока мы вытравливали из фрегата все, что могло бы указывать на турианское происхождение, даже внутренности пришлось обшивать, резать перегородки, делать новые помещения.
— Но отсек с каютами явно батарианский, — возразил я.
— Да, — согласился Эйвери. — У батарианцев камеры для рабов гораздо вместительнее, нежели каюты турианцев.
— То-то я и смотрю, что потолки низкие, — ответил я.
— Зато грузовой отсек большой, — возразил капитан.
— И никто за это время ни разу не поднимался на борт этого «Франкенштейна»? — удивился я.
— А кому он нужен? А сейчас еще «ЭкзоГени» оказывает мне всяческую протекцию. Их амбициозные планы предполагают перевозку очень больших грузов, а в этом деле я вне конкуренции.
— Ну да, — согласился я. — Терраформер бы не вошел в грузовой отсек обычного грузового судна.
— Именно, — подтвердил капитан. — Им пришлось бы сделать не менее четырех рейсов, или фрахтовать сразу четыре судна, но это непозволительная роскошь даже для «ЭкзоГени».
— А как же двигатели турианца? — не унимался я. — Их работу тоже можно опознать по характерным чертам. Я сам выслеживал врага, у которого была фора в три прыжка, но по специфическому следу, оставленному его двигателями, мы нашли его и уничтожили.
— Сначала я собрал все более-менее работоспособные двигатели на свалке, — ответил Эйвери, — и оснастил ими «Картеон», а турианские двигатели были переплавлены. Я не хотел, чтобы хоть что-то могло навести на мой след и мы все тщательно спрятали. Почти девять месяцев я возил всякую ерунду внутри Омеги, сверхсветовая скорость была невелика, и перелеты между системами занимали недели. Я держался на плаву за счет объемов. Хотя, чего лукавить, за один рейс удавалось заработать столько, что я мог себе позволить заказать более мощные двигатели. За это время мне удалось купить десять новых двигателей и поставить масс-ядро, как у крейсера, и это не считая затрат на усиленные щиты. После этого я уже смог пользоваться ретрансляторами и стал зарабатывать еще больше.
— Что-то не сильно заметно, что ты богач, — сказал я. — Или ты копишь на черный день?
— Все, что я зарабатываю, я трачу на усовершенствование корабля, но и не забываю платить щедрое жалование команде, верно, Ламос? — обратился к пилоту Эйвери. Интересно, мне показалось или он действительно перестал на меня смотреть волком? — сейчас планирую еще увеличить грузовой отсек.
— Куда больше? «Картеон» и так уже напоминает маленькую луну, — усмехнулся я. — Или ты собираешься украсть турианский дредноут?
— Может и не турианский, — ответил Эйвери, но в его словах я не услышал иронии.
— Что? — спросил он, когда увидел, что я с интересом смотрю на него. — Думаешь не смогу?
— Может, не стоит переходить черту, когда могут погибнуть люди? — попытался я объяснить капитану, но он грубо перебил меня.
— Откуда у них на борту люди? Они же пришельцы, — усмехнувшись, сказал Эйвери.
— Ах, вот ты о чем. Ты воюешь с турианцами своими методами? Постой, ты тоже участвовал в Войне Первого Контакта?
— Да, и нам здорово надрали задницу, а теперь утверждают, что мы первые начали, — глаза Эйвери стали колючими, а лицо начало наливаться кровью. — Тебе не рассказывал Морти, как их накрыли бомбами с орбиты? У меня было тоже самое, только остался один я.
— На Торфане я тоже остался один, я не уберег своих бойцов, — попытался успокоить я капитана.
— Ты воевал и видел глаза врагов, а нас планомерно уничтожили, как насекомых посыпают дустом, — ноздри Эйвери раздулись, а лицо покраснело еще сильнее. — Почему они не захотели сразиться лицом к лицу? Один на один, я положил бы любого из них. А потом еще позорная капитуляция. Я был молод и силен, отделался только контузией, а на теле ни единой царапины.
— Для того и придумали оружие, чтобы повысить свои шансы в победе. У кого оружие совершеннее, у того больше возможностей сократить потери в живой силе. Не мне тебе объяснять, но я всё же скажу: большое заблуждение считать, что у нас были шансы против турианцев. Они даже не начали полномасштабных военных действий, когда вмешался Совет и развел нас по углам, как подравшихся мальчишек, — попытался объяснить я.
— Они первые начали, — не унимался Эйвери.
— Что за мальчишество, — пристыдил я капитана.
— Тебя там даже не было, откуда ты знаешь, как все происходило на самом деле? — Эйвери бросил на меня злобный взгляд.
— Ты прав, меня там не было, но я знаю историю и со стороны турианцев. Я знаю, что бывает с теми, кто начинает мстить, — я гнул свою линию и не давал капитану передышки. — Вспомни Сарена Артериуса. Вот кто был прожженный человекофоб. А ведь он не просто не любил людей, а мстил за смерть брата, обвинив в этом все человечество. Я знаю и другого турианца, который не только мой боевой товарищ, но и верный друг. Когда Альянс и Совет засунули голову в песок, считая что за похищениями людей стоит «Цербер», Гаррус Вакариан присоединился ко мне и сражался до победного конца, пока мы не уничтожили Коллекционеров.
— Не кипятись, Шепард, — примирительно сказал он. — Я хочу увеличить грузовой отсек для того, чтобы туда входило больше груза, и только. Больше никаких похищений. Это я тебе обещаю, — его слова звучали искренне.
— Я верю тебе, Эйвери, — кивнул я, — капитан.
— Скажи мне, Шепард, раз ты такой умный, — он перевел разговор в другое русло, — почему из пяти звездных систем протеане построили ретранслятор в системе Дис? Там же нет ничего.
— Во-первых, не протеане построили ретрансляторы и Цитадель, а во-вторых — в Дисе есть заправочная станция у Рейши, ты, разве, там никогда не пополнял запасы топлива?
— Я заправляюсь в системах Термина, там значительно дешевле, — ответил Эйвери. — Я не понял, кто же тогда их построил, ретрансляторы эти?
— Назара утверждал, что это они построили ретрансляторы, и тем самым обрекли другие цивилизации пользоваться их технологиями, поймав в свою ловушку, — ответил я.
— Кто такой этот Назара? — заинтересовался он.
— Это настоящее имя Властелина, который напал на Цитадель два года назад.
— Это тот большой корабль гетов? — уточнил капитан.
— Это был Жнец, и геты не имели никакого отношения к его созданию, — ответил я.
— Опять бредни про Жнецов? — хотел было возразить Эйвери, но я резко перебил его.
— Это не бредни, они уже на краю Галактики, или ты считаешь, что я буду нести чушь, чтобы поддержать милую беседу? — в это время нас прервал Ламос.
— Капитан, мы приближаемся к границе системы Антей, — хорошо поставленным голосом четко отрапортовал пилот, — но на нашем пути я заметил четыре объекта. Их силуэты похожи на турианские фрегаты.
— Боевая тревога, — заревел Эйвери. — Всем пилотам срочно явиться в кабину. Шепард, если хочешь — останься.
— Думаешь, будет заварушка? — спросил я у него. — Я не прочь в ней поучаствовать.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 15.04.2011 | 4514 | 22 | изгои, батон, романтика, приключения, драма, м!Шепард | Батон
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 47
Гостей: 39
Пользователей: 8

Ice_Bullet, Dredd1875, АР-Гектар, MacMillan, Grеyson, bug_names_chuck, Darth_LegiON, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт