Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Изгои. 3

Жанр: приключения, драма, романтика;
Персонажи: м!Шепард/Шиала, свои;
Статус: в процессе;
Аннотация: События рассказа происходят после уничтожения системы Бахак; 
Описание: Прибывание на Иден Прайм преподносит Шепарду необычные сюрпризы.




Челнок имел такое же деление на классы, как и сам лайнер. Я понял это по истечении получаса, когда обнаружил, что кроме меня и двух стюардесс, в салоне нет ни души. Видимо, остальные пассажиры были размещены на других палубах. Что же, буду лететь в гордом одиночестве, хотя я бы не отказался с кем-нибудь просто поболтать. Азари не проявляли ко мне никакого интереса и я не стал придумывать причин, чтобы подозвать их.
Через несколько минут, командир челнока объявила об отлете, и судно покинуло гостеприимный ангар лайнера.

Спуск на планету нельзя было назвать слишком гладким. После входа в плотные слои атмосферы, челнок начало потряхивать, но я, заблаговременно, был пристегнут ремнями безопасности. Еще до подготовки в программе N7, мне приходилось высаживаться на множество планет. Непилотируемые капсулы не имели масс-компенсаторов, но срабатывала автоматика, и над капсулой раскрывался купол парашюта, сделанный из высокопрочного и сверхлегкого материала, который было сложно порвать или сжечь. Даже пулевое попадание собирало материал в кучу, не причиняя ему вреда. Конечно же, все это были учебные высадки, а уже потом, всем взводом, мы дружно собирали купол и прятали его в недра капсулы. Но в N7, для десантирования использовались Кадьяки, малые десантные корабли или М35 Мако.

Так к чему я клоню? После сотни таких высадок у меня выработался рефлекс искать ремни даже в обычных креслах и диванах. Не скажу, что это дурная привычка, просто вспомнился случай, когда один из нас, молодых курсантов, не пристегнулся, и при высадке его кидало по кабине капсулы так, что позже некоторым моим сослуживцам пришлось вставлять новые зубы и править носы. Ну а наш герой разбил себе голову, получил сотрясение мозга и множественные переломы конечностей, после чего был списан на гражданку. Вот и судите сами — глупая это привычка или нет.

Пройдя плотные слои атмосферы, челнок изменил угол атаки, и полетел почти параллельно поверхности планеты. Я уже пожалел, что не занял место у окна, но вспомнил, что на этой стороне Иден Прайм еще раннее утро и мне бы все равно не удалось что-нибудь разглядеть.

 Через десять минут полета, звук от работы двигателей стал не таким интенсивным, и я почувствовал слабый толчок, после чего рев двигателей и вовсе смолк. Приехали, не иначе. Надпись над дверью красными азарийскими буквами сменилась на зеленую, и я поспешил отстегнуть ремни.

На посадочной площадке сверили мою личность, зарегистрировали и даже не стали досматривать багаж. Работники космопорта смотрели на меня широко открытыми глазами, и, казалось, не верили тому, что видят. И только выйдя в центральный зал космопорта, я понял, чем была вызвана реакция окружающих. В центре, на невысоком постаменте, стояла фигура солдата Альянса. Не отпуская чемоданов, я подошел ближе и прочел эпитафию на постаменте. «Капитан Шепард. 2154-2183гг. Прославленному сыну Земли, спасшему Иден Прайм от нашествия гетов». Вот так номер. Вглядевшись в лицо памятника, я понял, что сходство портретное. Что же, скульптор выполнил свою работу на высшем уровне.

Люди, заметившие меня, останавливались и с любопытством рассматривали нас с памятником, переводя удивленные взгляды то на меня, то на скульптуру. Через несколько минут возле меня скопилась приличная толпа. Я отметил, что среди них не было ни одного инопланетянина. Это было не совсем обычно, так как на службе, мне каждый день приходилось общаться с представителями иных рас. Да и привык уже, что куда не глянь – везде азари, а тут их нет. Даже стало немного не по себе, а может, я уже просто устал от пристальных взглядов, и не выдержал:

— Ну, хорошо. Слухи о моей кончине сильно преувеличены, — сказал я, обратившись к толпе окружавших меня людей. — Бюрократы Альянса что-то перепутали и преждевременно приписали меня к погибшим, хотя я числился в списках пропавших без вести.

Толпа оживленно загудела и начала скандировать мое имя, а затем из первых рядов вырвалась женщина и подбежала ко мне.

— Командор, можно взять у вас автограф? — у женщины были большие серые глаза, а голос прозвучал как мольба.

— Конечно! Где мне расписаться? — я не ожидал такого поворота событий. На Цитадели земляне относились ко мне совсем не так.

Толпа зароптала, и люди двинулись ко мне, сжимая в руках блокноты, билеты, а кто-то уже начал рвать газету и раздавать остальным. Слева раздался крик женщины, которая визгливым голосом вопила, что хочет от меня ребенка, потом я услышал еще несколько подобных выкриков. Не знаю, сколько бы продолжалась эта истерия, но вовремя вмешалась служба безопасности космопорта. Сотрудники безопасности вежливо, но настойчиво, устранили столпотворение. Лейтенант, который здесь командовал, направился ко мне.

— Капитан Шепард, я рад приветствовать вас на Иден Прайм, — офицер протянул мне руку. — Я лейтенант Виллард. Прошу прощения за это недоразумение. Для жителей колонии вы являетесь героем первой величины, но мы считали вас погибшим, и для них ваше появление здесь подобно чуду. Что вновь привело вас на Иден Прайм? — поинтересовался молодой человек.

— Ну уж точно не геты, — усмехнулся я.

Лейтенант замер напротив меня, пытаясь осмыслить сказанное мною.

— Мне нужно попасть на Ферос, — уже серьезно продолжил я, — но с Цитадели не предвиделось прямых рейсов, и я решил, что отсюда будет проще попасть в Бету Аттики.

— Ферос? — удивился  Виллард. — Что же вас заинтересовало в той забытой богом дыре?

— Мне нужно навестить старых друзей, — ответил я. – К тому же, там очень красиво. Протеанские города в облаках, с высоты которых даже не видно поверхности планеты.

— В этом я вам ничем помочь не смогу, но я знаю, кто может, — лейтенант жестом пригласил следовать за ним. Я наклонился, чтобы поднять свой багаж, но увидел, что остался только один чемодан.

— Черт! — выругался я и с досадой махнул рукой.

— Что-то не так? — спросил Виллард.

— Конечно, — ответил я, тяжело вздохнув. — Раньше у меня было два чемодана.

Он сразу же воспользовался своим переговорным устройством и раздал указания подчиненным.

— Не беспокойтесь, из здания космопорта его не вынесут, — заверил меня лейтенант. — Я вас провожу к начальнику порта. У него в руках вся информация о передвижении космических судов в нашем секторе.

Я взял чемодан и последовал за своим провожатым. Виллард повел меня через служебные помещения, закрытые для посещения пассажирами.

Наконец, мы пришли к большой двери из красного дерева с необычной текстурой, на которой красовалась табличка, гласящая «Себастиан Ферт, начальник космопорта»

Сразу же узнав меня, хозяин кабинета, пухлый, лысеющий мужчина, резво выскочил из-за стола и подбежал ко мне, схватил мою руку и начал яростно ее трясти.

— Чем могу быть полезен, командор? — начальник порта потащил меня к столу, услужливо подставляя огромное кожаное кресло. — Зовите меня Себастиан.

Я, вкратце, обрисовал ему суть своей проблемы и он, покивав головой, активировал свой терминал.

— Желаете кофе? — поинтересовался хозяин кабинета.

— Не откажусь, — кивнул я.

— Сахар, молоко? — уточнил он.

— Просто кофе.

— Надин, свари две чашечки кофе, — крикнул он в селектор. — Одну чашку с молоком, — и, повернувшись в мою сторону, добавил. — Это мне.

Через некоторое время открылась дверь, и в кабинет вошла уже немолодая женщина, что не мешало ей выглядеть весьма эффектно. Пышные формы, темно-синее, с глубоким декольте, платье было выше колен сантиметров на двадцать пять, а локоны длинных, черных волос плотной завесой скрывали то, что пыталось подчеркнуть декольте. Надин аккуратно поставила поднос на стол и безошибочно раздала чашки с ароматным напитком. Начальник удовлетворенно кивнул, и женщина направилась к двери. Моя голова самопроизвольно повернулась вслед за ней, и я увидел, что вырез на ее спине был еще глубже, чем спереди, и доходил женщине до крестца. Когда она закрыла за собой дверь, чары пропали, и я вспомнил, зачем я здесь. Взяв чашечку и осторожно пригубив древний напиток, я втянул носом его божественный аромат. Мой собеседник посмотрел на меня и довольно хмыкнул.

— Мне тоже нравится, — кивком указав на дверь сказал он. — Работает у меня с самого начала. Я даже чуть не женился на ней.

— Модельная внешность, — согласился я. — Ей бы на подиум или диктором на телевидении работать.

Себастиан ничего не ответил, лишь покивал головой, соглашаясь с моими словами.

— Наверное, пришлось выложить целое состояние, чтобы доставить сюда кофе с Земли, — поинтересовался я.

— Шутите? — Себастиан засмеялся. — Это местный кофе. Мы уже пятый год выращиваем его у себя.

— Серьезно? — я удивленно приподнял брови.

— Хотите что-нибудь покрепче? — с хитринкой в глазах спросил мистер Ферт.

— Например? — после утренних событий я бы не отказался промочить горло.

— Бренди, — в руке Себастиана, таинственным образом, появилась большая бутыль с прозрачным, золотисто-медным содержимым. На бутылке не было никаких наклеек.

— Тоже местного производства? — сглотнув, уточнил я.

— Вместо коры дуба, для дубления мы используем корень местного злакового растения, а виноградная лоза разрослась здесь в три раза быстрее, чем в естественной среде на Земле, ведь водоносный слой гораздо ближе, и лозе потребовалось меньше времени, чтобы добраться до него. Воистину, Иден Прайм был послан нам Всевышним, и я без преувеличения заявляю, что здесь находится настоящий рай для земледелия, — увидев, как я сглотнул, Себастиан тут же достал две больших коньячных рюмки и разлил напиток ровно на четверть посуды. Аромат был настолько тонким, что я, невольно подался вперед, жадно вдыхая пары местного напитка.

— За Иден Прайм, и за нашего спасителя! — предложил свой тост мистер Ферт.

Я сдержанно улыбнулся и мы оба подняли наши рюмки. Пригубив напиток, я понял, что он божественен и намного тоньше и вкуснее любого коньяка, из тех, которые мне удалось попробовать ранее.

— Бесподобно, — сказал я вслух, картинно закатив глаза, облизнул губы и смачно причмокнул. — Ничего приятнее я не пробовал за всю свою жизнь, — и действительно, вкус коллекционной «Илассы» меркнет к сравни с этим. — Что еще вы здесь выращиваете?
— Все, что угодно, — ответил Себастиан. — Порой кажется, что если воткнуть черенок от лопаты, то через день он уже пустит корни, через неделю - начнет ветвиться, а через месяц на ветках уже будут зреть плоды. На территориях, расположенных ближе к полюсам, мы разместили пастбища — там трава сочнее. Нам удалось одомашнить местных млекопитающих, но и земным коровам здесь нашлось место. — Мистер Ферт откинулся на спинку кресла и довольно крякнул. — В прошлом месяце мы выиграли тендер на поставку провизии прямо на Цитадель, а это большие партии и солидный доход, но самое главное - это повысит престиж нашей колонии и к нам потянулся новые поселенцы.

Со дня на день ждем, когда власти Цитадели привезут сюда оборудование для терминала проверки качества товара, — в ответ на мое недоумение, Ферт объяснил. — Было бы глупо отправлять некондиционный товар, а потом его утилизировать на самой Цитадели. Вот мы и предложили обустроить пункт приема и сертификации прямо у нас. Цитадель отказывается принимать замороженные продукты, и для налаживания сообщения мы будем использовать прямые поставки.

— Я рад за вас, — улыбнулся я. — Вернемся к нашим... моим баранам. Как мне попасть на Ферос?
— Ах да. Я ведь совсем забыл, — засмеялся толстяк. — Сейчас посмотрим, что у нас есть в ближайшее время. — Ферт впился глазами в свой рабочий терминал, и, казалось, замер. — Ага. Через пять дней, здесь будет пролетать пассажирское судно «Стратос», но к Феросу оно попадет через четыре промежуточных перехода.
— Не годится, — я покачал головой. — Слишком долго.
— Отлично! Смотрим далее, — Себастиан снова замер у терминала. — Вот еще вариант. Через три дня, для пополнения запасов провизии, к нам зайдет патруль во главе с крейсером «Фарскейп». Они вернутся в Бету Аттики, и, возможно, высадят вас на Феросе.
— А есть что-нибудь проще и быстрее? — спросил я.
— Есть один вариант, но это, как бы, и не вариант вовсе, — начал Ферт.
— Когда? — сразу ухватился я.
— Сегодня вечером. Грузовое судно перевозит оборудование для терроформирования. — нахмурив брови сказал Себастиан. — Удобств никаких. Экипаж восемь человек, капитан – тиран и хам. И не факт, что он согласится вас довезти. Хоть капитан — мерзкий тип, дебошир и крайне несимпатичный человек, тем не менее, дело свое он знает, и даже один раз расправился с шайкой батарианских фрегатов, которые пытались украсть его груз.

— Куда они везут оборудование? — мне стало интересно.
— На Требин, что в системе Антея, — сверившись с данными, ответил Ферт.
— Был я там, дыра дырой, но серебра хоть... лопатой греби, — усмехнулся я. — Кто же позарился на эту планету? Там же даже нет кислорода. Хотя, припоминаю. «ЭкзоГени» бомбардировали Требин кометой из водяного льда. Неужели такого количество будет достаточно?
— Насколько мне известно, капитан «Картеона» заключил договор именно с «ЭкзоГени» и целый год будет доставлять их грузы, — ответил Себастиан.
— А когда он полетит на Ферос? — поинтересовался я.
— Как только разгрузится на Требине. Ему там незачем задерживаться, ведь на планете нет ни одного бара, — усмехнулся Ферт.
— Этот «Картеон» должен быть крупным судном, — предположил я, — Чтобы за один раз перевести терраформер.
— Это точно. Его даже днем видно с поверхности невооруженным глазом, — ответил Ферт.
— Значит, корабль отправляется сегодня вечером? Вы можете устроить мне встречу с капитаном.
— Он здесь. Мне докладывали, что он устроил пьяный дебош в одном из баров космопорта. Его нейтрализовали, и он отсыпается в гостинце. К вечеру очухается, — с раздражением ответил Ферт.
— Как мне его найти?
— Я попрошу лейтенанта Вилларда и он проводит вас к капитану, — ответил начальник космопорта. — Дело за вами. Если передумаете, то я вам помогу воспользоваться одним из двух первых вариантов.
— Спасибо, мистер Ферт, — в ответ толстяк яростно замотал головой, — Себастиан! — исправился я и в ту же секунду Ферт начал кивать.
— Для нашего спасителя мы готовы на все, без раздумий и самоотверженно! — Себастиан положил руку мне на плечо. — Удачи, командор и да хранит вас Всевышний.
— Капитан Шепард, — обратился ко мне лейтенант, — ваш багаж найден! — он держал за ручку мой чемодан. — Воришка сам вернул чемодан, когда узнал, у кого он его украл! — Виллард улыбнулся. — Парнишка даже слезно клялся, что бросит воровать.
— Нет худа без добра, — согласился я. — Надеюсь, там все на месте?
— Он его даже не открыл, — заверил меня офицер. — Мистер Ферт приказал мне доставить к вам капитана Эйвери...
— Не так. Мне нужно с ним поговорить в непринужденной обстановке, и вы отведете меня к нему, — поправил я лейтенанта.
— Его усыпили транквилизатором, — растерянно сказал Виллард.
— Укол стимулфена поднимет его на ноги, — сказал я, продемонстрировав маленькую ампулу.
— Это легально? — в голосе офицера прозвучали нотки сомнения.
— Альянс использует его для допросов уже лет пятнадцать, — авторитетно заверил я.
— Какой у него принцип действия? — лейтенант с любопытством смотрел на ампулу.
— Если в двух словах, то мертвого поднимет, — улыбнулся я, и Виллард вздрогнул. — Успокойтесь, лейтенант. Это мощный стимулятор, позволяющий привести в чувство человека, который находится в бессознательном состоянии. В нашем случае, он нейтрализует действие вашего транквилизатора, и, надеюсь, выветрит хмель.
— Для начала, давайте я сдам ваш багаж в камеру хранения, — предложил Виллард. – Там нет ничего, что может вам понадобиться в скором времени?

После этого мы направились прямиком в гостиницу, в которой «отдыхал» капитан «Картеона». Виллард воспользовался инструментроном, чтобы разблокировать замок. Когда мы вошли в комнату, в нос ударил резкий запах перегара и пота. Лейтенант включил кондиционер и через несколько минут уже можно было дышать без труда.

— Где ампула? — спросил Виллард. Я протянул ему ампулу и он поместил ее в портативный инъектор. Легкое прикосновение к сонной артерии, и веки капитана задрожали. Эйвери закашлялся и открыл мутные, похмельные глаза. Быстрым движением он сбросил одеяло и резко сел на диване.
— Какого черта... — начал капитан, но Виллард прервал его.
— Спокойно, Эйвери. Или ты хочешь загреметь в тюрьму? И это будет самая малая из твоих бед, — дожимал его лейтенант. — За сорванный контракт «ЭкзоГени» выкатят такую неустойку, что тебе придется сдать свое корыто на металлолом, так как никто, находясь в здравом уме, не купит эту рухлядь.
— Ладно, Виллард, я все понял, — уже спокойным тоном ответил Эйвери. — Кто это с тобой, — спросил он, пытаясь сфокусировать зрение на моей скромной персоне.
— Это командор Шепард, и он хочет с тобой поговорить, — объяснил лейтенант.

Эйвери потянулся к графину с водой, взялся за ручку и чуть не выронил его из рук, после чего залпом осушил.

— Шепард? Тот самый, герой галактики? — переспросил капитан.
— Так меня называют, — ответил я.
— Терпеть не могу таких выскочек, как ты, — с неприкрытой злобой в голосе сказал Эйвери.
— Я никого не просил меня так называть, — спокойно продолжил я. — Чем я тебе не угодил?
— Такие как ты, единожды засветившись, потом всю жизнь пожинают славу, даже не пошевелив пальцем, — прохрипел капитан и попытался прокашляться.
— Заметь, не я сейчас назвал себя героем галактики, а ты, — я взял с кресла одежду капитана и перекинул ее на диван. — Эта, так называемая, слава у меня вот где, — я провел ребром ладони по своему кадыку, после чего упал в кресло и посмотрел в маленькие, колючие глаза, скрытые рыжими, кустистыми бровями Эйвери. — Просто я знаю то, чего не знают многие.

Капитан спокойно выдержал мой взгляд, даже не выказав беспокойства. «Или он еще не протрезвел или - не из робкого десятка».

— Чего тебе нужно от меня? — Эйвери первым прервал игру в гляделки.
— Ферос, — коротко ответил я.
— Мы будем там через два дня, — ответил капитан и почесал руку о щетину на правой щеке. — У меня нет вакансий на корабле.
— Я заплачу, — наклонившись еще ближе, я почувствовал смрад от его дыхания. Запах перегара и нечищеных зубов был сродни вони дохлого варрена, но я не показал вида, что меня это сильно беспокоит.
— Ты не понял? Я не такси и у меня нет свободного места, — с вызовом ответил Эйвери.

Когда я сказал, что готов заплатить, в глазах Эйвери вспыхнул маленький огонек жадности. Мне хорошо был знаком подобный взгляд, и я понял, что он набивает себе цену. Конечно, можно было попросить Вилларда, чтобы он снова припугнул капитана тюрьмой, но мне не хотелось, чтобы у этого рыжего буки был на меня зуб.

— Эйвери, не забывай, что на тебе висит штраф за порчу имущества в баре, — напомнил лейтенант, который до этого молчал. — И если ты откажешься его оплатить, мне придется упечь тебя за решетку.
— Я ничего не помню, — капитан помотал головой, а потом обхватил ее обеими руками.
— Я напомню тебе, — ухмыльнулся Виллард. — Камеры наблюдения все зафиксировали, и владелец бара уже оформил претензию и подсчитал ущерб.

Эйвери опустил руки и медленно посмотрел на лейтенанта. Видимо, смысл слов офицера постепенно начал проникать в его мозг.

— Сколько? — наконец спросил капитан.
— Чистого урона и средств на восстановление — 18 тысяч кредитов, — сверившись с данными инструментрона, ответил Виллард.
— Сколько??? — прищуренные глаза Эйвери округлились, он привстал, но остатки алкоголя в организме и гравитация вернули его на место.
— Одно стекло для витрины стоит 3 тысячи кредитов, а ты умудрился оторвать от пола стол и разбить три стекла. И чем тебе не угодил автомат для варки кофе? — спросил лейтенант.
— Теперь припоминаю, — капитан вновь обхватил руками голову. — Мне не понравился вкус кофе.
— Очевидцы утверждают, что ты был настолько пьян, что промахнулся мимо кнопки кофе, и по ошибке выбрал какао без сахара, — продолжил Виллард.
— 18 тысяч, — Эйвери стал раскачиваться из стороны в сторону, закрыв лицо руками.
— Это еще без учета морального ущерба и упущенной выгоды, — добавил лейтенант. — Общая сумма — 24 тысячи кредитов, и ты никуда не полетишь, пока не заплатишь.
— Проклятье, — выругался Эйвери, — У меня сейчас нет таких денег. Я все вложил в модернизацию корабля. Может быть, я расплачусь после рейса?
— У меня ордер на твой арест, — Виллард хотел поднести инструментрон к лицу капитана, но тот отмахнулся.
— А если я выплачу его долг? — предложил я и поочередно посмотрел на моих собеседников.

Эйвери промолчал, но впился в меня ненавидящим взглядом, и мне даже показалось, что мою кожу слегка покалывает.

— Это не мне решать, — Виллард сложил руки на груди и посмотрел на Эйвери.
— Богатенький ублюдок, — наконец вымолвил Эйвери, не прекращая сверлить меня взглядом, полным презрения.
— Это означает - да? — спросил я, боясь спугнуть удачу.

Эйвери на секунду задумался и выпалил:

— И десять штук сверху.
— Годится, — согласился я и протянул руку Эйвери, чтобы скрепить рукопожатием наш договор. Капитан нехотя протянул мне свою руку и с силой сжал мою кисть. В этот момент я был очень благодарен всему «Церберу» и Мири в частности, за все биоимпланты и экстремальное укрепление скелета и мышц, которыми я был напичкан от и до. Капитан, видимо, не ожидал такого отпора и не смог сдержать удивления.
— Ха. Да ты крепкий парень, — впервые за все время, он улыбнулся, а потом и от души расхохотался.
— Да и ты не слабак, — ответил я и облегченно вздохнул.
— Теперь к делу, — выражение лица Эйвери сменилось на серьезное. — Ты сделаешь, что обещал, и чтобы как штык был у челнока в восемь сорок две. В восемь сорок три ты увидишь лишь точку в небе. Да, и не забудь нам помахать на прощанье.
— Я не опоздаю, — лишь однажды я не успел к отлету и остался жив. Ходили слухи, что батарианские экстремисты подстроили диверсию, и челнок, в котором я должен был добраться до крейсера, державшего курс к Торфану, взорвался при проходе плотных слоев атмосферы. Батарианский след не был признан официально, а комиссия по расследованию происшествия вынесла вердикт и назвала истинной причиной катастрофы неисправность топливной системы.
— Сколько у тебя багажа? – спросил капитан.
— Всего два чемодана.
— Годится, — согласился он. — А теперь мне нужно привести себя в порядок. Надеюсь, вы не возражаете?
— Командор, — обратился ко мне Виллард. — Мне нужно уладить одно очень важное дело. Я вас оставлю ненадолго, а вы можете подождать меня в кафе «Вейрана», оно здесь недалеко, — лейтенант рукой указал направление. Я кивнул, огляделся вокруг и с наслаждением втянул свежий воздух. Хотелось искренне надеяться, что капитан приведет себя в порядок и его дыхание станет свежее.

Быстро добравшись до кафе, я подошел к двери, открывшейся предо мной, и в нос ударил запах жареной курицы: настоящей, ароматной, с чесноком. Обильное слюноотделение дало толчок фантазии, и я уже представлял себя держащим в руке большую куриную ножку с хорошо прожаренной, золотистой шкуркой. Сглотнув слюну, я подошел к барной стойке и активировал меню. С удовлетворением отметив, что в меню имеется то, что мысленно только что держал в руках, я выбрал это блюдо. Дверь, ведущая на кухню, открылась и оттуда, друг за другом, вышли две женщины. Та, что помоложе и посимпатичнее, встала напротив меня и только потом включила свою дежурную улыбку. Вторая женщина приготовилась выслушать и сразу исполнить заказ.

— Доброе утро, сэр! — женщина взглянула на свой терминал. — Вы заказали куриный окорочок-гриль, в чесночно-лимонном соусе. Желаете гарнир? У нас есть отварной картофель, рис, стручки молодой фасоли, зеленый горошек, тушеная капуста, вареная брокколи...
— Тушеную капусту, пожалуйста, — выбрал я.
— Что-нибудь еще? — спросила женщина, а ее взгляд перестал блуждать и был полностью сконцентрирован на моем лице.
— Кусочек черного хлеба, пожалуйста, — добавил я, — И стакан какого-нибудь свежевыжатого сока.
Женщина, не отрываясь, смотрела в мои глаза и, казалось, не слушала меня.
— Мисс?
— Так это правда? — наконец вымолвила она. — Вы живы.
— Так получилось, — я попытался улыбнуться, но это получилось слишком вяло. На голодный желудок не сильно тянет улыбаться.
— Бриджит, это же сам Шепард! — женщина обернулась к своей напарнице.

Только не это. Бьюсь об заклад, что любой, более-менее внимательный человек без труда бы прочел тоску в моих глазах. Хорошо, что я еще был без чемоданов.

— Мистер Шепард, для вас что угодно! — женщина у барной стойки улыбнулась, и это была не дежурная улыбка, а самая настоящая, искренняя. Ее плечи расправились и она выпятила грудь вперед. — Все за счет заведения! – она еще немного потопталась и не нашла ничего более подходящего, чем отвесить легкий книксен.

Я хотел было возразить, но женщины уже начали суетиться и не обращали на меня внимания. Бриджит убежала на кухню, а вместо нее появилась молоденькая девушка, которая, увидев меня, сразу смутилась и опустила голову, но, не сбавляя шага, выбежала в зал, протерла ближайший ко мне стол. Потом, также стремительно, умчалась на кухню, а через несколько секунд вернулась с белоснежной скатертью, которую она накинула на только что протертый стол.

— Присаживайтесь, мистер Шепард, — смущенно пролепетала она совсем еще детским голоском.

Я устроился на стуле, и на столе, как по мановению волшебной палочки, стали появляться всякие вкусности. Все три работницы, меньше чем за три минуты, заставили стол всякими блюдами, которые я не заказывал.

— Угощайтесь, капитан, — сказала Бриджит, окинув стол взглядом, она одобрительно кивнула. – Это наши лучшие блюда.

Мне совсем не хотелось объедаться, и я осторожно попробовал большинство из блюд, стоящих напротив меня. Через некоторое время, в кафе вошел Виллард и сразу направился к моему столику.

— Приятного аппетита, командор, — сказал он, и я кивком пригласил его сесть рядом. — У вас хороший аппетит, — сказал он, оценивающе взглянув на количество съестного, от которого стол, буквально, ломился.
Я промолчал, пока не прожевал.

— Я этого не заказывал, — наконец мне удалось ответить. — Все-таки в известности есть свои плюсы, — я улыбнулся. — Они узнали меня и решили накормить абсолютно бесплатно.
— У меня для вас есть еще одна хорошая новость, — сказал лейтенант. — Я разговаривал с мистером Фертом, и он сказал, что бюджет космопорта позволяет компенсировать расходы владельца кафе, которое чуть не разнес Эйвери.
— Так, — я перестал жевать и уже внимательно стал слушать Вилларда.
— При разговоре с самим Хагеном, я упомянул, что вы изъявили желание оплатить долг Эйвери и он сразу снизил цену и отказался от компенсации морального ущерба.
— Это что же получается, Себастиан возместит ущерб этому... Хагену из средств космопорта, а я буду не причем?
— Получается так, — лейтенант  широко улыбнулся. — Когда Хаген узнал о вас, он вообще хотел отозвать свой иск, но я его переубедил, так как перед разговором с ним, я имел беседу с Фертом именно на эту тему, и начальник без промедления согласился выделить деньги. Не из своего же кармана, ведь так? А Бедняга Хаген ни в чем не виноват, и деньги ему не помешают.
— Ребята! — у меня не было слов. — К чему все это? Подумаешь, я уничтожил несколько гетов, а вы тут носитесь со мной, как с писаной торбой. Да и в средствах я не ограничен, так что и сам смогу оплатить свои расходы. Даже непредвиденные.
— А кто обезвредил три ядерные бомбы, которые оставили бы здесь воронку глубиной в километр? — Виллард сделал на этом акцент и внимательно посмотрел на меня. — Не нужно скромничать, командор. Когда нам сообщили о вашей гибели, у нас был траур. А ведь эти люди даже никогда вас не видели.
— Откуда у вас секретные данные? –  я нахмурил брови. — В прошлый раз здесь было немноголюдно, а потом меня шандарахнуло протеанским маяком, и очнулся я только на борту Нормандии. — Проследив за голодным взглядом лейтенанта, я предложил ему присоединиться к трапезе. — Одному мне это не осилить.
— Тут еды на пятерых, — ухмыльнулся он и взял пирожок с ближайшей к нему тарелки.

Когда мы закончили трапезу, все три женщины стояли с блокнотами в руках. Каждой я оставил благодарственную надпись и даже записал видео, расхвалив их кухню и обслуживание.

— Сколько времени осталось до вылета? — спросил я у Вилларда.
— Сейчас полдень, — ответил он. — Сутки на Иден Прайм более чем в три раза длиннее земного дня и пришлось бы в один час вместить двести минут. — Я кивнул. — Так что живем мы по галактическому времени, чтобы не было путаницы, а вылет примерно через 4 часа.
— А как же вы спите?
— Первые три месяца тяжело привыкать, а потом уже высыпаешься за два раза в сутки, как и все старожилы Иден Прайм.
— Отлично, я пока погуляю и осмотрю окрестности, — ответил я.
— Не задерживайтесь, капитан, за полчаса до назначенного времени, я буду ждать вас у камеры хранения, — сказал Виллард и отправился по своим делам.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 07.04.2011 | 5017 | 11 | м!Шепард, изгои, батон, романтика, приключения, драма | Батон
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 51
Гостей: 43
Пользователей: 8

Dredd1875, АР-Гектар, MacMillan, Grеyson, Mariya, bug_names_chuck, Darth_LegiON, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт