Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » История будущего

История будущего. 1



— Эллис, у нас проблемы, — Андерсон прошелся по моему кабинету и присел в огромное кресло, стоящее рядом со столом, — Мы потеряли Иден Прайм.
Я поставив локти на стол и опустив голову сцепила пальцы на затылке.
— Андерсон, мне нужно вылетать. Ты сам прекрасно понимаешь, что если я не буду сейчас на передовой, Жнецы нас раздавят...



— Эллис, у нас проблемы, — Андерсон прошелся по моему кабинету и присел в огромное кресло, стоящее рядом со столом, — мы потеряли Иден Прайм.
Я, поставив локти на стол, закрыла голову.
— Андерсон, мне нужно вылетать. Ты сам прекрасно понимаешь, что если я не буду сейчас на передовой, Жнецы нас раздавят.
— Да, я понимаю. Но Цитадель. Если ты покинешь ее, она опять перейдет в автоматический режим, мы же пробовали уже несколько раз. Она подчиняется только Альфа. Так же как и «Габриель».
— Дерьмо! — Я гневно смела рукой со стола все, что на нем было. — Все дерьмо! Мы застряли на этой гребаной станции! Уже целый год мы постепенно сдаем наши позиции.
— Можно попробовать оставить на Цитадели Камилу, твою дочь, тогда станция перейдет в режим ожидания и активной обороны. И хотя туманность Змея будет запечатана для всех кораблей кроме «Габриель» , ты сможешь выйти на передовую.
Черт, опять выбор, опять приходиться выбирать между моей жизнью и жизнью в Галактике. Я поднялась и принялась ходить по кабинету. Сейчас для пространства Цитадели настали тяжелые времена, торговые пути перекрыты, многие системы решили изолироваться. Война с каждым днем набирала обороты. И мы были вынуждены отступать под натиском Пожинателей. Я закинула руки за голову и, сцепив пальцы на шее, тяжело вздохнула.
— Андерсон, я боюсь. Мне страшно.
— Брось Эллис, ты же никогда не испытывала страха. Ты же практически неуязвима.
— Я боюсь не за себя, — подойдя к нему, я присела перед ним на корточки и посмотрела в его глаза, — я боюсь за Камилу. И мне страшно потерять еще одну колонию.
Он нежно погладил меня по голове и, поправив мою челку, поцеловал в лоб.
— Эллис, я понимаю тебя. И я соглашусь с любым твоим решением. Ты же знаешь, что я отношусь к тебе как к дочери. Мне тоже тяжело делать подобный выбор и мне больно отправлять тебя опять в самое пекло. Но, если ты решишь улететь с Цитадели, я... не буду тебя уговаривать остаться.
— Спасибо Андерсон, — я положила голову ему на колени, — ты всегда понимал меня. И я благодарна тебе за то, что ты принимал мои решения на веру. Спасибо, что не споришь со мной. Я всегда мечтала о том, чтобы у меня был такой отец.
— А я всегда мечтал о том, чтобы у меня была такая дочь.
— Нужно собрать совет, — я поднялась и принялась собирать сброшенные на пол планшеты, — мы должны собрать на Цитадели столько беженцев, сколько сможем. Необходимо посадить все находящиеся в туманности корабли, когда включится система обороны на «Параллаксе», туманность будет запечатана. Любой входящий в нее корабль будет уничтожен. Андерсон, я хочу, чтобы ты остался здесь за главного. Умоляю тебя, присмотри за Камилой. Я возьму с собой Жана, Миранду, Джокера и Тали, возможно и экипаж «Нормандии» , - я посмотрела ему в глаза, — умоляю Андерсон! Я очень сильно переживаю за дочку, но если я не вернусь... — я сглотнула подступивший к горлу комок, — ладно, это уже неважно, я должна делать то, что должна делать. Мне нужно собираться, оповести всех, что мы вылетаем завтра.
Он поднялся и вышел из кабинета, дверь с легким шипением закрылась за ним, а на мои глаза навернулись слезы. Никто не в силах сделать мою работу за меня. Я — воин, и я должна быть в бою. Как часто я повторяла себе, что я должна быть сильной, как часто я в отчаянии билась в своей маленькой каюте на «Нормандии». И потом надевала свою броню, укутывалась ею, как одеялом, и шла в бой. Это моя жизнь. Это то, для чего я родилась. И все эти роскошные платья, которые я носила на Цитадели последние два года, я с огромной радостью променяю на пропитанный потом и кровью поддоспешник. Я без колебаний сменю тихое журчание маленького фонтанчика в Зале Совета на мерное гудение главного генератора моего любимого корабля. И пусть война — это кровь, ужас и потеря друзей и близких, я родилась для нее. Я воин. Но сейчас выбор дается слишком тяжело, я должна оставить на станции не просто любимых человечков, я должна оставить своих дочек. Маленькая Камила, моя родная девочка, и Талиша, которая стала для меня не менее родной, будут невероятно далеко от меня. И расставание с ними было мучительным. Я скинула туфли и, поджав под себя ноги, присела на диван, который стоял перед огромным иллюминатором. Уставившись на открывавшийся из него вид Цитадели, я обдумывала дальнейшие действия. Словно шахматная партия, в моей голове двигались фигуры и разыгрывались будущие баталии. Пожинатели продвинулись в Вуаль Персея, многие геты примкнули к ним. Кварианцы теперь были вынуждены войти в пространство Цитадели, и согласились, чтобы Тали’Зора стала четвертым советником представляющим интересы их народа. Многое изменилось. Нынешний совет состоял из пяти советников Самара — от расы азари, Тали’Зора — от кварианцев, Андерсон — от расы людей, Риилус — от турианцев и Торрус — от саларианского народа. А я была председателем совета и представляла интересы всего пространства Цитадели. Мы успели сделать всего двенадцать новых крейсеров, когда в нашу Галактику начали вторгаться Пожинатели. Эти крейсеры были сдерживающей силой только для пространства Цитадели, и ни одна другая раса не могла их приобрести. И, хотя они были совершеннее всех имеющихся на данный момент кораблей в Млечном Пути, они не могли сдерживать натиск превосходящего количества Жнецов. А корабли класса «Габриель» мы вообще не могли строить, так как многие сборочные линии должны были управляться исключительно Альфа, а я не могла разорваться и работать сразу на нескольких направлениях. Впрочем, управлять данными несущими крейсерами тоже могли исключительно Альфа. Короче, мы попали в бесконечный лабиринт, состоящий из тупиков и бесполезных развилок. И нам катастрофически не хватало средств для дальнейшего существования. Жизнь в галактике Млечный Путь висела на волоске.
— Мам, — Талиша коснулась моего плеча, выводя меня из грустных раздумий, — Андерсон говорит, ты собираешься в рейд. Это правда?
Она обошла диван и, забравшись на него, прижалась ко мне.
— Да Талиша, так нужно, прости, — я обняла ее и поцеловала в щеку, — я люблю тебя, солнышко. Не переживай, ты же знаешь, что я обязательно вернусь.
— Но это опасно, мам, — она посмотрела мне в глаза, — Цитадель опять перейдет в автоматический режим, «Параллакс» отделится и улетит на «Анх», мы останемся без защиты. И... я переживаю за тебя.
— Камила остается здесь, а станция будет в режиме активной защиты. Я буду часто прилетать к вам.
— Когда ты улетаешь?
— Завтра.
Талиша уткнулась носом в мое плечо.
— Ты же будешь осторожна?
— Ну, конечно солнышко, — я обняла ее и погладила по голове, — обещаю тебе, что через пару месяцев вернусь. А теперь — иди спать, уже поздно, и не говори Камиле, куда я улетела. Хорошо? Просто скажи, что у меня возникли некоторые дела в пространстве азари, и что я скоро вернусь.
Мы поднялись с дивана, и я проводила Талишу до детской спальни. Уложив ее спать, я осторожно взяла на руки спящую Камилу и прижала к себе, она открыла глаза и сонно пробурчала мне: " Спокойной ночи" .
— И тебе спокойной ночи звездочка, — прошептала я в ответ и положила ее обратно на кровать, — спи.
Подоткнув под нее одеяло, я погладила ее по спине.
— Я люблю тебя звездочка.
— И я люблю тебя, мама, — прошептала она.
В двери заглянул Жан и, увидев меня, прошел в спальню.
— Эллис, — тихонько позвал он меня, — Совет уже собрался. Пойдем?
— Да, нужно идти.
Я встала и направилась в Зал Совета. Я должна быть сильной. Я Альфа. Никто не сделает за меня мою работу.
— Как отнеслись советники к моему решению? — спросила я у Жана по дороге к залу.
— Некоторые недовольны, — ответил он, — Цитадель останется в блокаде на время твоего отсутствия.
Мы вошли в зал и все поднялись из своих кресел и слегка поклонились, встречая меня. А когда я села во главе огромного стола, то присутствующие тоже начали рассаживаться. Я оглядела советников и раскрыла над столом голограмму галактики.
— Итак, — начала я, — вот уже целый год мы вынуждены отступать. Пожинатели захватили восемь систем, — на голограмме вспыхнули красным цветом захваченные системы, — последней пала колония на Иден Прайм. Как они проникают в нашу Галактику пока неизвестно, но то, что они нашли новый путь, уже не вызывает сомнений. Сейчас мы смогли зарегистрировать лишь около двух сотен кораблей класса Жнец, и все они находятся в Вуали Персея. Похоже, что геты строят для них ремонтную базу. Я собираюсь покинуть Цитадель на несущем крейсере «Габриель» и войти в данную туманность для разведки и боевых действий.
— Это самоубийство! — воскликнул Риилус, — Жнецы именно этого и хотят! Чтобы Вы, Шепард, покинули Цитадель и отправились в Вуаль Персея! Таким образом, они убьют сразу двух зайцев, Цитадель станет беззащитной, а Вы в абсолютной недосягаемости.
— Я оставляю на станции Камилу, свою дочь, — возразила я, — поэтому система Змея будет запечатана! Цитадель перейдет в режим активной обороны, и любое судно, которое войдет в эту систему, будет уничтожено. Поверьте, платформа Параллакс имеет очень мощное вооружение. Пожинатели сюда не сунутся.
— И, тем не менее, я против того, чтобы Вы покидали станцию, — высказал он свое мнение.
— Я тоже считаю это решение ошибочным, — заявил Торрус, — мы не можем сейчас так рисковать. Камила, прошу прощения, еще совсем ребенок. Ей всего два года, и кто знает, какое влияние на нее могут оказать. Вдруг она примет чужое решение и Цитадель, подчинившись Альфа, перейдет в автоматический режим. И Параллакс, отделившись, покинет нашу Галактику.
— Черт побери! — вспылила я, — мы теряем время, отсиживаясь здесь! Жнецы уже на подходе к пространству Цитадели! Скоро они войдут в наши с вами родные системы, и тогда начнется настоящая резня! Вы этого хотите? Две сотни Жнецов сегодня! А сколько их будет завтра?
— Сколько кораблей ты намерена с собой взять? — спросила Тали.
— Я возьму три тяжелых фрегата плюс «Нормандия» . Через пять часов мы отбудем на «Габриеле». Может, я возьму еще тяжелый крейсер «Гаррус Вакариан», но он не будет входить со мной в туманность, я буду через него поддерживать с Цитаделью связь. Итого, две тысячи человек — экипаж «Габриель», и пять тысяч — десантная группа. На крейсере есть гравитационный луч, будем брать Жнецов на абордаж. Так же, на нем установлен тоннельный двигатель, мы не сможем протащить его через ретрансляторы из-за большой массы, попробуем сразу войти в туманность через нуль переход.
— Черт, — ругнулась Самара, — все равно это чертовски опасно. Мы еще ни разу не перемещались с помощью подобного двигателя на такие огромные расстояния. Он не обкатан на сто процентов.
— Думаю, другого выхода нет, — вздохнул Андерсон.
— Итак, если вы боитесь остаться на Цитадели в мое отсутствие, — я обвела взглядом советников, — у вас есть пять часов для отлета. Когда «Габриель» стартует, система Змея будет запечатана, Цитадель закроется. Тали’Зора, я хочу чтобы ты полетела со мной.
— Шепард, — ответила она, — позволь мне узнать мнение моего народа. Если они не против, то я с удовольствием присоединюсь к тебе.
— Хорошо, — я поднялась, — Совет окончен. На время моего отсутствия смотрителем станции остается советник Андерсон.
Когда все разошлись, Тали подошла ко мне.
— Эллис, — она взяла меня за руки и легонько сжала кисти, — это действительно очень опасно. Я не стану тебя отговаривать, но если меня не отпустят Адмиралы, прости, я не смогу полететь с тобой.
— Я тебя понимаю, — я обняла ее, — пока, сестренка.
— Не лезь под пули, безрассудная сестренка.
— Ты же меня знаешь, — улыбнулась я, — обязательно выкарабкаюсь.
— Вот и возвращайся целая и невредимая, — улыбнулась она в ответ.
Тали развернулась и вышла из зала, а я, подойдя к консоли управления станцией, положила на нее ладони.
— Добро пожаловать в систему управления станцией, Альфа — Эллис, — раздался в моей голове приятный женский голос, — все системы работают в штатном режиме. Хотите получить отчет?
— Нет, — ответила я, — подготовить к взлету крейсер «Габриель». Принять на борт крейсера четыре фрегата «Нормандия», «Свободный охотник», «Пегас», «Трейси». Старт через пять часов. Перевести станцию после старта крейсера в режим активной обороны. На станции остается Альфа — Камила, обеспечить ей максимальную защиту. На время моего отсутствия смотрителем станции остается советник Андерсон, он же будет осуществлять опекунство Камилы. Не принимать от Камилы команд, связанных с системами жизнеобеспечения и оборонным режимом. Полная изоляция станции, кроме директивы пять и восемь.
— Команда принята, — ответили мне, — идет разогрев главных генераторов на несущем крейсере «Габриель». Как долго Альфа — Эллис собирается отсутствовать?
— Предположительно два стандартных месяца.
— Информация принята. Счастливого пути.
Я убрала ладони с консоли и, пройдясь по залу, остановилась возле тихо звенящего фонтанчика. Присев на край чаши, я опустила пальцы в воду. Мне было тяжело. Что-то постоянно бередило мое сердце, какая-то странная тревога закралась в уголок моего сознания, и мне никак не удавалось найти причину моих переживаний. Может это связано с моими девочками? Глянув на свое расплывающееся в воде отражение, я вяло улыбнулась. Нет, с девочками должно быть все в порядке, хранители позаботятся об их безопасности. Но что-то не так, словно я слышу чей-то голос, который говорит мне:
— Эллис, ты не должна делать этого.
— Но почему? — спрашиваю я.
— Просто останься, — отвечает мне до боли знакомый голос.
— Объясни мне? Я не понимаю.
— Это опасно.
— Если нет никаких объяснений, то я сделаю, так как задумала, и ничто не остановит меня.
Я шлепнула рукой по воде и, поднявшись, направилась в комнату Жана. Когда он открыл мне свою дверь, я прошла внутрь.
— Эллис, ты чего не спишь? — удивился он.
— Не могу уснуть, прости, я просто хотела поговорить с тобой.
— Конечно, присаживайся, — он указал мне на диван и направился к бару, — тебе налить апельсинового сока? — спросил он, поковырявшись среди разных пакетов и бутылок, — есть еще немного вина или пива.
— Нет, сок налей и иди ко мне, — ответила я, устраиваясь на диване.
Он налил в стаканчик сока и, подойдя ко мне, присел рядом.
— Тебя что-то беспокоит, — обратился он ко мне, передавая стакан, — ты переживаешь за девочек?
— И да, и нет, — ответила я, — мы с тобой уже год живем вместе, но я не могу преодолеть барьер.
— Я знаю, — Жан положил мои ноги себе на колени и принялся массировать мне ступни, — ты любишь не меня, — вздохнул он, — я не могу завоевать твое сердце. И я буду ждать, когда ты сможешь ответить мне.
— Черт, ты не понимаешь, — я запрокинула голову и закрыла глаза, — я не та, которую можно любить. Меня вообще нельзя любить. Вспомни Гарруса, Джейкоба, я боюсь тебя потерять, как их. Я боюсь любить. И поэтому не могу себе позволить эту роскошь.
— Эллис, наниты выбрали меня второстепенным пользователем, а я ни на что не претендую. Я просто хочу быть с тобой рядом.
— Странно, — я посмотрела ему в глаза, — ты же знаешь, что наниты так же определили второстепенным пользователем и Миранду.
— Да, — вздохнул он. — действительно странно. Словно у вас с ней одинаковые цепочки ДНК. А ты пробовала слиться с ней в объятии вечности?
— Вот дурачок, — я слегка стукнула его по плечу, — нет, надо же такое представить. У меня нормальная ориентация!
— Ну конечно, — улыбнулся он, — брось, Эллис, все знают, что тебе нравятся девочки. Особенно азари.
— Ты достал меня, гад, — я поставила свой стакан на пол и кинулась на него, — я же тебе сейчас ухо откушу.
Но, запрыгнув на него, как кошка, и, вцепившись в его горло руками, тут же отпустила, он обнял меня и притянул к себе. На мгновение наши губы встретились, но я встрепенулась и, отстранившись от него, села обратно.
— Черт, Жан прости, — я подняла с пола стакан и, приложившись к нему, залпом осушила его, — я не могу. Правда, прости. Мне больно.
— Андерсон сказал мне, что ты и меня берешь в рейд. Зачем?
— Ты второстепенный пользователь и я могу настроить тебя на временное управление крейсером.
— Миранда тоже летит?
— Да, — я поджала ноги и устроилась поудобнее, — а почему ты спрашиваешь?
— Ты собираешься вступать в бой на «Нормандии» . Тебе не нравиться управлять крейсером?
— Черт, одни вопросы, — распустив свои волосы, я тряхнула головой, и они рассыпались по плечам, словно легкое покрывало, — ты можешь дать хоть один ответ?
Жан молча смотрел на меня и, взяв прядь волос, принялся перебирать ее пальцами.
— Как странно, — заговорил он вдруг, — твоя кожа каштановая с отливом благородного золота. Глаза, как бездонные озера, чистого и неземного зеленого цвета. А вот волосы просто пепельные. Не считая седой пряди на челке. Эллис, в тебе столько контрастов. Ты неземная женщина.
— Тебе не нравится, что я отпустила длинные волосы? Или их родной цвет? Я могу окрасить их в другой. Ну, или постричься, как раньше.
— Нет, что ты. Ты прекрасна. Тебе идут длинные волосы. Просто я раньше не знал тебя такой. Все время ты была в своей броне, а на Горизонте ты внушала страх и трепет, как древняя богиня, сошедшая с полотна неизвестного мастера.
— Ну вот, началось, — я снова тряхнула головой, — опять ты за свое. Древняя богиня, икона, легенда. Я такая, какая есть, я обычная женщина. Мне надоели все эти штампы и дурацкие сравнения.
— Прости.
Жан поднялся с дивана и, подобрав с пола мой стакан, протопал к бару.
— Тебе налить еще? — спросил он, открывая дверцу.
— Нет, я пожалуй, пойду прогуляюсь. Хочу подумать.
Надев свои туфли на высокой шпильке, и поправив длинное платье, я вышла из его комнаты. Двери закрылись, и я, постояв в коридоре, прислонилась спиной к стенке и сползла, сев на корточки. Скоро отлет, и мне предстоит бой. Возможно, это последние часы тишины и покоя. А потом меня вновь захлестнет битва, азарт, металлический привкус крови во рту, боль и приятное тепло, исходящее от моей брони. Не будет времени на размышления, не останется времени на обдумывание своих действий. И это правда, я хищник, я целых два года томилась в золотой клетке, и теперь я набираю силу, я хочу разорвать оковы и вырваться на свободу. Вот только мысль о том, что мне придется расстаться с моими девочками, меня удерживает на привязи. Как непреодолимый барьер, как огненный обруч, эта мысль крепко вцепилась в мое сердце и тянет назад. Но иначе нельзя, моя любовь к ним может убить нас всех. Вот почему так тяжело принять это решение. В конце концов, я не просто бросаю их на произвол судьбы, они остаются всего на пару месяцев, к тому же здесь они будут в полной безопасности. Я поднялась, и пройдя по длинному коридору, вошла в детскую спальню. Девочки спали, и я осторожно прилегла на кровать Камилы, она заворочалась, но не проснулась, а я погладила ее по спине.
— Спи, звездочка, все хорошо, — прошептала я.
Камила очень сильно была похожа на меня. Ее глаза, цвет кожи, повадки, волосы, словно меня просто скопировали и иногда у меня мурашки пробегали по коже от одной мысли, что я была точно такой же в детстве. Как будто я смотрела на себя со стороны. Лежа рядом с ней, я начала дремать, и когда кто-то потряс меня за плечо, я открыла глаза.
— Эллис, — прошептал Жан, увидев, что я проснулась, — «Габриель» готов, но нам нужно вывести его из дока «Свободный охотник» не может причалить на его борт. Там очень мало места для разворота.
— Хорошо пойдем.
Я встала с кровати и направилась вслед за Жаном к платформе с транспортниками. И когда мы добрались до причала, где стоял огромный несущий крейсер, я поднялась на его борт.
— Капитан на мостике! — завопил какой-то офицер, когда я выступила на площадку со звездной картой, — Приготовиться к отбытию!
Я прошла к парящей над полом сфере и села в кресло управления. Карта развернулась, и ее поле отрезало меня от всего живого мира. Закрыв глаза и откинув голову на подголовник, я увидела перед собой весь корабль. Я сливалась с ядрами масс ускорителей, двигатели ожили, и я осторожно вывела эту огромную махину из дока.
— «Свободный охотник» готов к стыковке, — прозвучал в моей голове голос корабля, — начата процедура автоматической стыковки. Фрегаты «Нормандия», «Пегас», «Трейси» закреплены на магнитных подвесах. Целостность корпуса несущего крейсера «Габриель» сто процентов. Мощность щита сто процентов. Системы жизнеобеспечения в норме. Орудия переведены в боевую готовность. Фрегат «Свободный охотник» причалил и закреплен. Все системы проверены и готовы к работе. Перейти в режим навигации?
— Да, — ответила я.
Передо мной вспыхнула карта восьми галактик и я, протянув руку, выбрала Млечный Путь.
— Активировать тоннельные двигатели.
Отдала я мысленный приказ. И увидела, как энергия из главных генераторов устремилась к приводу нуль перехода. Крейсер окутала легкая дымка красного света. Обведя указательным пальцем Вуаль Персея, я увеличила ее и, разместив в ней шесть точек для пространственного ориентирования, установила маркер перехода.
— Запустить привод нуль перехода, — отдала я приказ.
— Команда принята, — ответил мне корабль, — обратный отсчет, пять, четыре, три, два, один, переход открыт.
Мы упали в бездну безвременья. Пространство свернулось. Моя голова на мгновение затуманилась, словно я плыла под водой.
— Торможение, переход завершен, — поведал мне голос корабля, — отклонение от маркера пятнадцать минут.
— Перейти в режим автоматического патрулирования в пределах двух световых часов, — приказала я, — связь с крейсером «Гаррус Вакариан».
— Данный крейсер еще не прибыл.
— Хорошо, передаю управление кораблем второстепенному пользователю Жану Морею. Орудия перевести в автоматический режим.
— Команда принята. Жан Морей включен в список как временный навигатор.
Я отключила сферу звездной карты, и она вновь свернулась в трехметровый шар, выпуская меня из тисков своего поля. Ко мне подошла Миранда и протянула куртку.
— Привет Эллис, — улыбнулась она, — я увидела, что ты устраиваешься в кресле капитана в одном платье и подумала, что после нуль перехода ты слегка озябнешь.
— Черт, Миранда, — я обняла ее, — как же я по тебе соскучилась, стервочка ты генетическая.
— Ладно тебе, привидение злое, я тоже по тебе скучала, — она похлопала меня по спине и, отстранившись, вручила мне куртку, — хватит с тебя нежностей, а то подумают еще, что у нас с тобой любовь, вот хохма-то будет.
Я натянула на себя куртку и тряхнула головой.
— Ничего себе, как ты волосы отпустила, — она поправила мне воротник и быстро чмокнула в щеку, — черт, Эллис, я правда скучала. Целый год тебя не видела.
— Тали говорила мне, что ты была на передовой. Я переживала за тебя, а ты даже письмо мне не написала.
— Мы с Аленко теперь обручены, я боялась тебе говорить об этом. Прости.
— Что? — выпучила я на нее глаза, — ты с Кайденом? Вы поженились? А как же его бывшая девушка?
— Она погибла в одной из битв.
— Я так и знала, что ты своего не упустишь.
— Ой, да ладно тебе, можно подумать, ты ревнуешь.
— Конечно ревную. Я люблю тебя, а ты спуталась с этим солдафоном.
Мы вместе посмеялись и направились к причалу, где была пристыкована «Нормандия» . Обсудили по дороге достоинства и недостатки Аленко. Так сказать, перемыли ему все косточки, надеюсь, ему в это время не очень там икалось. А когда я поднялась на борт «Нормандии» , то сразу же попала в объятия Джокера.
— Обалдеть кто к нам пришел, — завопил он, — капитан — приведение. Ты и волосы отрастила, чтобы, так сказать, в образ войти. А тощая-то какая стала.
Я толкнула его кулаком в ребра и он, ойкнув, отпрыгнул от меня.
— Эллис, — воскликнул он, — ты меня чуть не проткнула насквозь.
— Я тебя сейчас покусаю, гад! Это же надо, целый месяц торчали на Цитадели, и даже не соизволили зайти ко мне.
— Ну, прости Эллис, — принялся он оправдываться, — мы были на Иден Прайм, когда туда нагрянули Пожинатели и «Нормандию» сильно потрепали, нужно было ее восстановить. Мы бы обязательно заскочили к тебе, но тут ты отдаешь приказ причалить на «Габриель» и мы в срочном порядке начали сборы.
— А где Келли? — спросила я, — где мое любимое «капитан на мостике»?
Джокер взял меня под ручку и притянул к себе.
— Я оставил ее на Цитадели, — заговорщицки заговорил он, — поздравь меня, я скоро стану папой.
— Чумаа, — протянула я, — нет, вот как вас оставлять без присмотра? Надеюсь, СУЗИ не беременна от тебя?
— Нет, капитан, — подала она голос, — этот пройдоха со мной больше знаться не хочет. Даже здороваться скоро перестанет.
— Ой, да ладно тебе, СУЗИ, отвянь, — огрызнулся Джокер на парящую над терминалом голограмму, — я и так провожу с тобой почти все свое время.
— Капитан, вы будете выходить в рейд на «Нормандии» ? — спросила СУЗИ, — или на этой туше «Габриель»?
— Нет, я буду с вами, — ответила я, — надеюсь, мою каюту никто не занял?
— Мы ее запечатали, — ответила стоявшая рядом Миранда, — там все так же, так как ты оставила в последний раз. Правда, вот пыли там собралось, наверное, немеряно, но я помогу тебе прибраться.
— Хорошо Миранда, спасибо вам всем. Я безумно соскучилась по вам. Давайте устроим сегодня маленькие посиделки, все равно мы болтаемся в автоматическом режиме.
Они дружно закивали и потащили меня в кают-компанию.


Похожие материалы
История будущего | 23.01.2011 | 4730 | 6 | Alien656, История будущего | Alien656
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 43
Гостей: 22
Пользователей: 21

Dredd1875, Kailana, АР-Гектар, MacMillan, LIGHT_7, Assassin-Tim, Grеyson, Goldi, Кассус_Фетт, Scrin, Arrana, Nik_Fry, Sifiya, Zirael, zabanovainna, FallenAngel, Faler92, Oculus, bug_names_chuck, 1stSgt, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт