Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » История будущего

История будущего. 27



— Эллис, Торана проснулась, — сообщила мне Габри. — Сенсоры «Энигмы» отметили активность ее головного мозга и тут же отключились. В твоей каюте ее больше нет.
Мы с Алисой переглянулись.
— Габри, что значит, Тораны больше нет в моей каюте? Она вышла?
— Нет, она не выходила. Она просто исчезла...



— Эллис, Торана проснулась, — сообщила мне Габри. — Сенсоры «Энигмы» отметили активность ее головного мозга и тут же отключились. В твоей каюте ее больше нет.

Мы с Алисой переглянулись.

— Габри, что значит, Тораны больше нет в моей каюте? Она вышла?
— Нет, она не выходила. Она просто исчезла.

Я начала волноваться и, поднявшись со стула, прошлась по отсеку исследований.

— Габри, проверь еще раз, может она ускорилась во времени и ваши с «Энигмой» датчики ее не фиксируют.
— Датчики сверхчувствительны, — напомнила мне она. — Торана переместилась в другой спектр, и теперь в привычной материи ее нет.
— Она в темной материи, — Алиса смотрела на меня с нескрываемым страхом. — Мама, там есть наш след, девять спиралей ДНК. Она может напасть на нас из темной материи, и тогда...

Алиса не успела договорить и, охнув, повалилась на пол. Вокруг нее начала растекаться лужица крови. Я почувствовала чужое присутствие и, уставившись в пустоту, угрожающе зашипела. Тут же послышалось ответное шипение. Я определила в своей ДНК спираль, которая принадлежала Темному зверю, и начала погружаться в нее. Резкая боль в правой руке заставила меня отпрыгнуть в сторону, и я прижала левой ладонью четыре глубоких пореза на своем плече. Наниты не могли срастить повреждения и метались не в силах понять — почему рана есть, а данных о ней нет. Тем не менее, рукав на моей руке пропитался кровью, а на пол потекла тоненькая струйка. Я пришла в бешенство.

— Тварь, ты напала на мою дочь и на меня, — теряя рассудок, зашипела я.

Мир взорвался передо мной разноцветными красками, и я увидела Торану. Она кинулась на меня и, схватив за горло, прижала к стене.

— Кто ты такая? — прошипела она. — Что мне мешает убить тебя?
— Ты не на ту напала!

Я схватила ее руку, которой она держала меня, и медленно отвела ее в сторону. Торана теперь смотрела на меня другими глазами. Она поняла, что совершила ошибку. Я была в темной материи вместе с ней, нас освещал причудливый серый свет, а очертания помещения, где мы находились, расплывались.

— Я думала, что ты будешь умненькой, — я заглянула в ее черные как уголь глаза. — Но, видимо, я ошиблась, когда вытащила тебя из стазис — камеры. Теперь я просто убью тебя, тварь.

Вывернув ее руку, я со всей силы ударила ее по лицу, а потом еще раз и еще. Торана упала и поползла от меня к дверям, но я встала сверху и, присев на одно колено, схватила ее за волосы и грохнула ее головой об пол, и по нему от удара разбежалась волна, искривляя обычную материю. А Торана перевернулась на спину и потянула ко мне руки.


— Прошу, остановись, — сказала она. — Я не знала, что ты императрица, на тебе нет печати.
Думала, меня опять пробудили какие-то болваны.

Ее лицо было разбито и измазано кровью, странной кровью, такую я еще никогда не видела. Она была черной, и я с омерзением смотрела как кровь, растекаясь по лицу девушки, пенится и испаряется.

— Ты напала на мою дочь! — крикнула я. — Тварь! Как ты могла?! Я убью тебя!

Материнский инстинкт бился во мне, как птица в клетке, и гнев затмевал рассудок. Она обидела мою девочку! И теперь эта тварь должна умереть! Моя левая кисть вспыхнула черным пламенем, и я с силой грохнула кулаком в пол в сантиметре от ее головы. Дрожь стен и новая волна заставили обычную материю содрогнуться.

— Ты моя сводная сестра! — закричала я в лицо Тораны. — Как ты могла не видеть очевидное?! Сука! Я спрашиваю тебя, тварь, как ты могла напасть на мою дочь и на меня?!
— Эллис, пожалуйста, остановись! — Торана приложила к моей груди свою ладонь. — Я не знала, что тебе удалось выжить. Мама была на четвертом месяце беременности, когда меня погрузили в стазис. А когда меня нашли и вывели из стазиса в первый раз, я увидела, что Галактика разрушена. Альфа больше нет. Я была в отчаянье. Я думала, что ты так и не родилась. Это правда, Эллис. Мама любила тебя больше всех нас, а мы ждали, когда ты родишься, чтобы присягнуть на верность новой великой императрице. Ты Альфа и Омега, Эллис, больше не будет никакой другой жизни. Прошу... не убивай меня, — она коснулась моей щеки и провела по ней своей ладонью. — Сестра, ты последняя надежда. Великий союз крови трех представителей Вселенной дал тебе могущество, которого никогда не было у Альфа. Ты совершенна.
— Это мама так сделала? — спросила я, чувствуя, что гнев во мне заменяется растерянностью. — Но зачем? Зачем она сделала со мной такое? Почему именно я?

Мы вернулись в обычную материю, и я сев на пол прислонилась спиной к искореженной стене и уставилась в пустоту. Казалось, мир рухнул, моя мама превратила меня в азари, я бессмертна и не смогу теперь найти свой покой. Время потеряло свой смысл, оно стало простой и глупой единицей измерения боли. Видеть, как умирают те, кого ты любишь, мои дети будут стареть, пусть и медленно. От этого будет еще больней и я просто сойду с ума. Глянув на маленькую, растекающуюся по полу лужицу крови, которая стекала с моей кисти, я подобрала с пола острый металлический осколок и приставила его к своей груди. Жизнь потеряла свой смысл, теперь это пустое существование.

— Это бесполезно, — Торана глянула на меня и покачала головой. — Наниты не дадут тебе умереть, твое тело может регенерировать с невероятной скоростью.

Я отшвырнула в сторону осколок.

— Что с Алисой? Что ты сделала?!
— Раны, нанесенные из темной материи, заживают естественным путем, наниты не могут срастить ткани, — Торана склонилась к моей дочери и, разорвав на ней блузку, принялась перевязывать ее. — Нужно торопиться, твоя дочь потеряла много крови. У вас есть баки с питательным раствором?
— Да, они на императорском левиафане.
— Так значит «Радиант» в порядке? — мы уложили Алису на тележку и поспешили к лифту, который спускался в посадочные доки «Энигмы». — Мама предполагала, что после разрушения «Ариетты» Патрик может перейти на сторону проекта Омега.
— Он и перешел к ним, — клацнула я кнопкой лифта. — Торана, «Радиант» разбился. На его борту были сорок две королевы и двадцать семь хранителей. Я не родилась, а погибла вместе с мамой в саркофаге. Это длинная история и если ты хочешь, то я расскажу тебе ее после того, как мы зашьем мою дочку и поместим ее в бак.
— Эллис, я приготовила бак для Алисы, — сообщила мне Габри, когда мы поднялись на борт левиафана.
— Спасибо, Габри, — ответила я, затаскивая тележку в камеру передачи массы.

Алиса была в скверном состоянии, и мы с Тораной спешили.

— Брось это, времени мало, твоя дочь и так уже без сознания. Наниты загрузили ее разум в свою сеть.

Я отложила шприц с анестезией и помогла Торане перевернуть Алису на живот. Разорвав на ее спине остатки блузки, я вдруг застыла в шоке. Глубокие порезы уже почти не кровоточили, а из ран, протянувшихся вдоль спины, торчали кости позвоночника. Мои руки затряслись, а в глазах потемнело.

— Черт, Торана, — схватила я ее за руку. — Клянусь я убью тебя, если моя дочь умрет. Слышишь?
— Прекрати! — крикнула она в ответ. — Я сожалею, что напала на нее! Но если мы сейчас не зашьем ее и не поместим в этот проклятый бак, то твоя дочь точно умрет! Маленький народ не может исправить это, — она высвободила руку и принялась зашивать раны Алисы. — Помоги мне лучше. Ей нужно переливание, она умирает.

Я кинулась к холодильнику и, вытащив из него несколько пакетов крови, принялась пристраивать их на стойке. Руки тряслись, пелена перед глазами мешала мне, и Торана пару раз хлопнула меня по щекам, приводя в чувство. А мне было страшно. Страшно потерять дочь. Я была на грани истерики, но моя сестра делала все быстро и так точно, что я была потрясена. Ее пальцы мелькали над спиной Алисы, и постепенно Торана исправляла свою ошибку. Наконец, она осторожно подняла Алису с кушетки и положила ее в прозрачный цилиндр, я помогла ей раздеть свою дочку, и мы закрыли бак.
— Черт, мне нужно выпить, — села я на пол, когда бак наполнился зеленоватой жидкостью.— Не могу больше, мне хреново.

Торана присела рядом и осторожно начала снимать с меня блузку.

— Ты чего делаешь? — глянула я на нее и повалилась на спину.
— Ты тоже ранена, — напомнила она мне. — Раны продолжают кровоточить. Я должна осмотреть твою руку.
— Я забыла про это, — глаза закрывались, меня тянуло в сон. — Дьявол, как сильно хочется спать.

В плечо впилась игла, и мне показалось, что это уже мне снится. Перед глазами все поплыло, и я отключилась.
+++

— Эллис, хватит валяться, — донесся издалека голос Тораны. — Я знаю, что ты уже не спишь. Эта выскочка Габриель меня уже просветила по поводу того, что творится в нашей Галактике. Вот же маленькая засранка, ведь говорила я ей, чтобы она выкинула из своей головы вступать в бой на Цитадели! Так нет же, «Я Альфа, и я буду сражаться с Омегой», — передразнила она голос Габри. — Вот и застряла теперь в коробке биоблока. Тупица.
— Ох, дерьмо крогана! — простонала я, поднимаясь с кровати. — Торана, ты на себя посмотри. Напасть на императрицу и ее дочь — это предел глупости. А тем более на свою пусть и сводную, но сестру.

Она сидела за моим рабочим столом, и когда я села в кровати, Торана развернулась ко мне.

— А откуда я могла знать, кто вы? — возразила она. — Ну ладно, у твоей дочери есть печать королевы, но у тебя ведь нет ничего! Ты для всех как белый лист. Первая и последняя. Но почему у тебя нет печати?
— А разве она должна у меня быть? — удивилась я, рассматривая свое перевязанное плечо.

От локтя к шее были бинты, и я осторожно погладила их.

— Давно у меня ничего подобного не было, — пробурчала я, скривившись от вступившей в руку боли. — Так что там на счет печати, у меня должна быть печать императрицы? — повалилась я обратно на подушки.
— Несомненно, — Торана присела рядом на краешек кровати. — Может, ее нет из-за того, что ты родилась не от мамы, а от носителя ее сознания. У Пандоры ее ведь тоже не было. Хотя, я не думаю, что этот атрибут так уж важен для тебя.
— Тут ты права, — вздохнула я. — Что там с моей дочерью?
— Она уже поправляется, правда, ей придется еще пару дней проторчать в баке, но раны постепенно затягиваются. Может, только, шрамы небольшие останутся. Эллис, мне правда стыдно, что я напала на вас. Вот я дура.

Торана легла на кровать и положила свою голову мне на живот.

— Прости Эллис, — погладила она меня. — Мне жаль, что так получилось. Я так рада, что дождалась тебя. И ты напоминаешь мне нашу маму. Она тоже так пахла.
— Смертью? — запустив в ее волосы пальцы, я приподняла голову Тораны и заглянула в ее черные, как ночь глаза. — Я пахну смертью, Торана. И мне противен этот запах.
— Нет, сестренка, вы с мамой пахнете грозой. Словно наполненный кристально чистым кислородом воздух. Даже не знаю, как правильно подобрать слова. Находясь рядом с тобой, хочется жить, радоваться. Так пахло и от мамы.
— Я не знаю этого, — отстранив ее от себя, я встала с кровати. — Я родилась в нищем квартале. Жила в вонючих приютах, в меня тыкали пальцами и кричали, «безродная», — одевшись, я наставила на Торану указательный палец. — Я родилась и жила на обратной стороне роскоши и достатка. Голод, вонь, боль, злоба и ненависть, вот те, кто были со мной всегда. Я пронесла эти чувства через всю свою короткую и поганую жизнь. Я не знала свою маму, и я ненавижу ее за то, что она со мной сделала. Я буду другой, не хочу быть похожей на бездушную тварь. Да ты понятия не имеешь, — вскинула я вверх руки. — Что мне пришлось пережить. Я ненавижу себя! Презираю!

Торана молча смотрела на меня, а потом тяжело вздохнула и, подтянув к себе мою подушку, подложила ее себе под голову.

— Эллис, ты и так другая, — пробурчала она в подушку. — Ты совершенно иная, и вас с мамой объединяет только ваш запах и ваше невероятное сходство. Но вы абсолютно разные. Прости... я правда не заметила твоего внешнего сходства с мамой, когда напала на твою дочь и на тебя.

Присев на кровать я погладила сестру по спине.

— Все, хватит об этом. Я есть хочу, пойдем в столовую.

Мы обнялись в знак примирения и отправились обедать. Торана засыпала меня вопросами, а я пыталась на них более понятней отвечать. Ей, например, тяжело было объяснить, кто такие кроганы, турианцы и другие, как и то, почему я допустила столько рас к Цитадели. Она искренне удивилась причине, почему я не хочу возрождать народ Альфа. И она никак не могла понять, для чего я сохраняю жизнь трех пользователей, что находятся в баках с питательным раствором. Но когда она объяснила мне, что они теперь из-за продолжительной связи с нанитами станут полукровками Альфа, я забеспокоилась. Это никак не входило в мои планы, и оказывается, что от Миранды, Джокера и Жана будут рождаться полноценные Альфа.

«Выходит, что я своими действиями привела их к ассимиляции», — и потом еще несколько дней не давала мне покоя эта навязчивая мысль.

Через пару дней мы вытащили Алису из бака и вернули ее к жизни. Она, конечно, закатила нам грандиозный скандал по поводу того, что на ее спине останутся шрамы, но еще через несколько дней Алиса успокоилась, а я объяснила ей, что в моем времени на «Нормандии» есть медицинский робот, который удалит шрамы навсегда. И наша размеренная жизнь продолжила медленно тянуться. Мы работали над созданием маскировочного маяка, Торана объясняла нам как лучше обойти протоколы безопасности Цитадели? и спустя пять лет мы, окрыленные идеей, отправились в отдаленную систему, где собирались проверить в действии прототип устройства. На возведение пирамиды, которая в основании была два километра на два, а в высоту около километра, у нас ушло пятнадцать лет. Репликатор, который мы нашли в соседней системе и который строил эту пирамиду, был слишком стар и он был жутко медлительный, поэтому приходилось его постоянно подгонять. А один раз он вообще уснул на стройке, и Торана с Алисой потратили полгода, чтобы его разбудить, но когда пирамида была почти завершена, цветок сдох. Я была вне себя от злости и орала на сестру и дочь, а они в свою очередь орали на меня. Наконец, мы чуть не подрались и только благодаря неожиданно проснувшемуся в Габри дипломатическому таланту, мы решили, что пора сделать перерыв. Целый месяц мы шатались по примитивной планете, плескались в океане и грелись на солнышке, охотились на местных животных и предавались нечего не деланью. А потом приступили к сборке последних агрегатов для прототипа. Алиса постоянно придумывала названия для псевдо — маяка и иногда мы умирали со смеху от ее нового названия, «например, — говорила она. — ПсеМаМасУс». Мы хохочем, а Алиса с серьезным лицом начинает объяснять нам, что это аббревиатура, которая означает, «Псевдо-Маяк-Маскировочное-Устройство». «Ага, — говорю я ей. — Алиса, иди, пожалуйста, включи ПсеМаМасУс». И посмеявшись все вместе, продолжаем работать. Когда мы все подключили и несколько раз проверили, я предложила подняться на Габриель и запустить устройство.

— Черт, — ругнулась я, когда из панели управления прототипом повалил дым. — Мы же все проверяли. Ускоритель массы в пирамиде должен запуститься. Почему эта гребаная штука не хочет работать так, как нужно?! — пнула я с силой терминал в надежде, что он заработает.
— Эй-эй, Эллис, — оттянула меня от панели Торана. — Это не последняя плата, успокойся, заменим ее и попробуем дать запуск плавно.
Я еще немного побесилась, но потом успокоилась и принялась менять сгоревшую плату. И вот, спустя пару часов, я запустила терминал управления, и в пирамиде вспыхнуло ядро ускорителя.

— Ну, слава, там, кому-нибудь! — вскинула я руки вверх. — Эта долбанная железяка работает.

Алиса подошла ко мне и одобряюще похлопала по спине.

— Мам, ты больше выступала, — улыбнулась она.

Когда мы опять расположились каждый в своем кресле и слились с биоблоком Габриель, я развернула звездную карту, и мы внимательно стали наблюдать за тем, что происходило. А происходило, я вам скажу, интереснейшее событие.

Как только устройство маскировки заработало на полную мощность, на местный ретранслятор поступил сигнал о том, что пора спать. Тот в свою очередь отправил на Цитадель другой сигнал, в котором говорилось, что системы Киратори больше нет. Типа, местное солнце почему-то взорвалось и систему раздолбало к чертям собачьим. Ну, а хранители Цитадели быстренько отключили ее из сети и стерли из базы данных вместе со всем содержимым. Система перед нами замерцала и погасла, пряча все, что в ней находилось. Мы принялись кричать от радости и поздравлять друг друга с успехом. Наш план работал и теперь у нас появился шанс на избавление от Пожинателей.

Оставалось всего семь лет до того момента, как мы отправились в прошлое, и я отключила Габриель от общей связи, чтобы не нарушать ход истории. Теперь мы сидели на планете, которой нет, и полностью были отрезаны от остальной Галактики. Полная радио-тишина иногда сводила с ума, а я постоянно прокручивала в своей голове события, которые мне приходилось пережить в далеком две тысячи сто восемьдесят третьем году.

«Позавчера была высадка на Иден — Прайм, и в мою черепушку маяк протеан уже запихнул всякую хрень, — сидя в своей каюте, размышляла я, разглядывая календарь. — А сегодня я впервые попала на Цитадель».

Поднявшись, я прошлась по каюте и вышла в пустой коридор. Тишина вдруг заложила уши, и мне показалось, что я увидела стоявших передо мной Советников. Я мотнула головой, и длинные волосы заметались из стороны в сторону. А пройдя метров пять, я отчетливо услышала их голоса и от неожиданности схватилась рукой за стенку.

— Ох, черт, дерьмо то какое, — крикнула я в пустой коридор.

Алиса выскочила из своей каюты и, увидев меня, помогла мне сесть на пол.

— Мам что случилось? Ты словно приведение увидела, — затараторила она. — Тебе плохо? У тебя что-то болит?

Торана тоже вышла в коридор и присев рядом со мной начала расспрашивать меня о моем здоровье.


— Я только что видела перед собой погибших Советников, а потом слышала их голоса, — рассказала я им о случившемся.
— Этого я и боялась, — вздохнула Торана. — Ты неразрывно связана с собой из прошлого. И вполне возможно, что вы иногда будете пересекаться своими сознаниями, а когда в тебя прошлую попадут наниты, то вы вообще можете соединиться между собой в общую сеть. А это просто не допустимо.
— Что ты предлагаешь, Торана? — спросила ее Алиса. — Нам нужно покинуть Галактику?
— Возможно, — глянула она на меня своими черными глазами. — Эллис, нам придется погрузить тебя в стазис. Возможно, что до того самого момента как ты совершишь скачек в прошлое. Иначе, я боюсь, что маленький народ увидит, что императрица уже есть и прекратит свои поиски, они не произведут твою ассимиляцию со своим разумом, и тогда ты погибнешь.
— Торана, — взяла я ее за руку. — Может быть так будет лучше? Я не буду императрицей, не прыгну в прошлое. Все изменится. Я останусь нормальной. Я буду самой обычной женщиной, и у меня будут обычные маленькие и примитивные радости.
— Мама, но тогда и меня не будет, — Алиса присела на корточки рядом со мной. — Хотя, с другой стороны, мне не придется постоянно оправдываться, что я не твой клон. И все-таки мне было здорово все это время.
— Я люблю тебя солнышко, — погладила я Алису по щеке.
— Я знаю, мама, — ее глаза наполнились слезами и Алиса, поднявшись, вернулась в свою каюту.
— Эллис, ты можешь потерять все, — сказала Торана. — Не только Алису, но и Камилу. Если ты не станешь основным пользователем, а потом Альфа, — она покачала головой и, прислонившись спиной к стене, сползла на пол, устраиваясь рядом. — Ты сама погибнешь в какой-нибудь своей миссии. Ты ведь рассказывала мне о том, что тебя несколько раз спасали наниты.

Мы молча сидели в коридоре, и я думала, что будет, если наниты прекратят свои поиски. Вполне возможно, что тогда меня убьет Сарен.

— А можно как-то изолировать нанитов во мне? — спросила я Торану.
— Нет, это исключено, — она закрыла глаза и погрузилась в какие-то свои собственные мысли. — Мне вообще не понятно, почему твои наниты до сих пор не связались с остальными. Ты что, разорвала между ними связь?
— Да.

Я поджала ноги и, положив на коленки руки, опустила на них свою голову.

— Торана, мама ведь должна была тебя убить. Как тебе удалось спастись?
— Откуда ты знаешь?
— Я вспомнила, — неразборчиво буркнула я. — Властелин утверждал, что ты неуправляемая и мама вроде убила тебя, когда тебе исполнилось пять лет.
— Почти так все и было, — она тяжело вздохнула. — Я единственная, кто знает, где расположены все части звездолета. Остальных мама убила, взорвав Ариетту. Мне было пять лет, и я могла переходить в темную материю, мое тело изменялось, а те, кто были со мной рядом, испугались новой силы. Тогда мама спрятала меня на «Энигме» и сказала Миллету, что убила меня. Херона — управляющая Альфа от королевы Лель, решила остаться со мной, и она воспитывала меня на протяжении тысячи лет. Мы жили на «Энигме» в полной изоляции, и раз в пятьдесят лет прилетала старший хранитель. Сливаясь со мной, она передавала мне все свои накопленные знания, а потом опять полное забвение. Только перед нападением Омеги на Цитадель к нам прилетела мама и Габриель, — Торана вздохнула и закрыла глаза. — Мама просила меня лечь в стазис — камеру, она говорила, что это сохранит мне жизнь, что она отправляется в последнее сражение и, возможно, что мы больше никогда не увидимся. Было тяжело видеть, как мама после смерти Миллета пытается быть спокойной, рассудительной. И она была беременна тобой.
— Почему же тебя никто не видел в сети?
— Щиты «Энигмы» перекрывают все подпространственные каналы связи, даже наниты не могут связаться в сеть, находясь внутри пузыря. Это было сделано для защиты структуры и находящихся внутри от действующей установки «Майя».
— Торана, это орудие действительно так разрушительно, что способно сжечь Галактику?
— Я не знаю Эллис, прости... — Торана поднялась и протянула мне руку. — Мне показали, как с ним работать, только и всего. И еще я знаю, что если ты будешь использовать его, то мне нужно будет войти в ядро образующей энергию площадки и тогда установка сможет использовать мое тело для генерации какого-то сигнала.
— Это опасно?
— Я не знаю, — ответила она, закрыв глаза и вздохнув. — Давай, поднимайся. Эллис, нам пока нечего делать, а умирать от безделья не очень-то и хочется. Ты объяснишь мне, как играть в ваши виртуальные игры?

Поднявшись с пола, я направилась к камере передачи массы, а Торана последовала за мной.

— Этому тебя Алиса лучше научит, — буркнула я через плечо. — Я их терпеть не могу.
— Любишь развлекаться по-другому? — расплылась она в улыбке. — Секс? Убийства? Секс после убийства? — принялась она перечислять. — Или секс вместо убийства? Или наоборот?
— Все. Хватит, — остановила я ее поток, показав ей раскрытую ладонь. — Да, мне нравится и то, и другое, но это не развлечения. Понятно?

Мы переместились в док Габри к третьей аппарели и, открыв ее, вышли на планету.

— Фу Эллис, — скривилась Торана, потянув носом. — Тут воняет соленой водой. Зачем ты переместила корабль ближе к океану?
— Я не могу понять почему, но океан тянет меня к себе, словно какой-то магнит, — сказала я, подходя к воде. — Как будь-то я когда-то давно жила в воде. Шум или шелест волн сводят с ума, черт, этому невозможно противостоять. Ты идешь со мной?
— Нет, — наморщила она нос. — Купание это как-то не по мне.

Я разделась и пошла в воду. Потом поплыла, а затем перевернулась на спину и, расслабившись, уставилась в небо. Облака плыли надо мной, вдалеке палило огромное солнце и мне казалось, что я сплю. Я вспомнила Горизонт и его обитателей. Как же давно это было. Именно там я познакомилась с Жаном, и вот теперь я его жена, Талиша называет меня мамой, его младшая дочь Алиса выросла уже и стала совсем самостоятельная, и вроде бы все хорошо, но моя боль утрат никак меня не отпускает. Вначале от меня ушла Лиара, так и не сказав мне истинной причины своего решения, потом погибли Джейкоб и Гаррус. Кайден живет с Мирандой, Джокер с Келли. Они имеют полное право на свое счастье, а я вот словно дикая волчица, которая не имеет права на любовь. В моих венах течет кровь убийцы, а в артериях пульсирует боль.

Мое обнаженное тело качалось на волнах огромного океана, и я пыталась забыть тех, кого так искренне любила. Вычеркнуть их из своей жизни и отпустить навсегда.
А где-то среди звезд была вторая я, и она, наверное, сейчас летит на первой Нормандии к неизвестной ей планете Терум, чтобы потерять голову и влюбиться в инопланетную девушку с синей кожей и глубокими прекрасными глазами. Даже спустя почти двести лет, я ворочаюсь во сне и иногда бурчу ее имя.

Перевернувшись, я поплыла к удалившемуся от меня берегу и, выбравшись на песок, я, тяжело дыша, легла на спину, подставляя горячему солнцу свое тело.

— Я обязательно забуду тех, кого нет рядом, — пробурчала я. — Я обязана отпустить их. Они имеют право на свою любовь или забвение.


Ред. ALEX_CROW



Похожие материалы
История будущего | 22.05.2011 | 1369 | 8 | Alien656, История будущего | Alien656
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 49
Гостей: 41
Пользователей: 8

salar, Tay, Oculus, Grеyson, Bokozan, Darth_LegiON, Доминирующее_звено, Sambian
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт