Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » История будущего

История будущего. 19. Эпоха Водолея. Часть 1.



«Мама отпустила меня, - пронеслось в моей голове. – Не может быть. Она просто меня отпустила. Это невероятно, я-то все время думала, что она не позволит мне уйти». Мысли носились в голове с немыслимой скоростью, и я спешила, в страхе, что она передумает. Пулей, подскочив к сейфу, я открыла его и, схватив золотую банковскую карту, кинулась во двор, где стоял мой мотоцикл....




«Мама отпустила меня, — пронеслось в моей голове. — Не может быть. Она просто меня отпустила. Это невероятно, я-то все время думала, что она не позволит мне уйти». Мысли носились в голове с немыслимой скоростью, и я спешила, в страхе, что она передумает. Пулей, подскочив к сейфу, я открыла его и, схватив золотую банковскую карту, кинулась во двор, где стоял мой мотоцикл. Только когда я выехала за город, до меня вдруг дошло, почему все парни свистят мне в след. На мне было только черное нижнее белье, которое вдобавок еще и просвечивало.
— Вот дерьмища то какая, — ругнулась я, разворачивая мотоцикл и устремляясь обратно в город.
Я так спешила убежать, что совершенно не обратила внимания, во что одета. Ветер взъерошил мою короткую стрижку и принялся свистеть в ушах. И когда я влетела в город, то принялась глазами искать магазин одежды. Визг тормозов и я, остановившись перед огромной вывеской, бросила мотоцикл на землю, а сама помчалась внутрь.
— Черт, проклятье, — выпалила я продавцу в лицо и кинулась обратно к мотоциклу. — Нет, я с ума сойду так, — бурчала я, вытаскивая из кармана, который был прикреплен к щитку приборов золотую карту. — Нужно успокоиться.
Я глубоко вдохнула и, посмотрев на стоящих неподалеку трех загорелых парней, улыбнулась им. Они заулыбались в ответ, а я опять скрылась в магазине. Через пятнадцать минут я выскочила обратно.
— Эй, — крикнула я той троице. — Вы не поможете милой девушке поднять мой большой и тяжелый мотоцикл.
Парни как от выстрела стартового пистолета кинулись мне на помощь. Кряхтя от усилий, они поставили его в вертикальное положение.
— Что это за модель? — поинтересовался один из них, когда я уселась верхом на мотоцикл. — Я знаток двухколесного транспорта, но такое чудо вижу впервые. И двигатель выглядит совсем иначе.
— Это не двигатель, — улыбнулась я в ответ. — Это маленький реактор холодного синтеза, а на заднем колесе стоит электрический мотор, мощность которого тысяча сто лошадиных сил. Моя малютка весом в четыреста килограмм разбегается до пятисот километров в час. Ты хочешь со мной поехать?
Я выдохнула на него поток феромонов и у парня загорелись глаза.
— Моя королева, — присел он на одно колено и опустил голову. — Это великая честь путешествовать с вами.
— Тогда возьми мой рюкзак и садись сзади.
Он осторожно снял с моих плеч рюкзак и, пристроив его у себя за спиной, запрыгнул на мотоцикл. Когда он обнял меня, я включила двигатель и, поставив мотоцикл в свечку, помчалась из города. Оставшиеся двое его друзей тупо хлопали глазами нам вслед. Солнце уже поднялось в зенит. Мы, обгоняя автомобили, неслись на север, и в моей голове царила полная тишина. Вот она свобода. Совершенная и прекрасная. Мама отпустила меня на три года, теперь я смогу свободно встречаться с Алексом, я смогу родить ему прекрасную дочку. Я смогу делать то, что мне хочется.
— Я свободна! — закричала я.
Ну и пусть, что у меня есть только три года. Это очень много. Да, мне придется спрятать от мамы девочку, но она не сможет её убить, когда увидит её. Нельзя терять ни одной минуты, отпущенной мне. Скорость приближалась к четыремстам километров в час, а до Нью-Авалона, где живет моя любовь, оставалось всего две тысячи километров, когда я заметила, как передо мной остановился огромный трак. «Тормозить бесполезно, — пронеслось в моей голове. — Объехать я не смогу». Время поползло медленнее, но столкновения было не избежать. Наниты копировали мое сознание в свою сеть, а я была на первом месяце беременности. Удар был неимоверной силы, но теперь я видела все происходящее как в замедленной съемке. Вот ломается вилка моего мотоцикла, разбивается обтекатель, осколки пронзают мое тело, ломаются мои ребра, позвоночник рвется в двух местах, а голова от удара раскалывается о корпус прицепа. И вдруг в моем сознании вспыхивает мамин запах. Нежный аромат леса после грозы.
— Я люблю тебя мамочка, — говорю я ей, и наступает полная темнота.

***

— Эллис, Вы вытащили тело своей дочери из бака уже месяц назад, но она так и не приходит в себя.
— Моя девочка не хочет возвращаться. Она не слышит голос маленького народа, а они не хотят петь ей.
— Но это ошибка, наниты должны были воскресить ее. Как это они отказываются петь для королевы?
— Маленький народ не хочет, чтобы моя дочь переживала ту боль, которая постоянно терзает мое сердце.

***

— Эллис, простите, что потревожил Вас, но час назад произошел всплеск активности нанороботов в вашей дочери. Они предприняли попытку выгрузить ее сознание обратно, но остановились и опять зависли. Тело вроде бы восстановлено, а наниты не хотят выгружать сознание. Они начали растворять его в своей сети. Да, я понял. Помещу ее обратно в контейнер.

***

— Алекс, мы ничего не можем сделать. Алиса в коме уже полгода. Мне жаль, но тебе лучше было бы забыть её. Через месяц мы отключим аппарат искусственной поддержке жизни. Она умерла.
— Можно я попрощаюсь с ней?
— Да конечно, но она может и не слышать тебя вовсе. Она в глубокой коме.
— Эллис знает, что вы собираетесь отключить её? Она вообще в курсе, что её сестра умирает? Или она опять в своей проклятой командировке?
— Алекс, Эллис сама попросила отключить Алису от установки. И поверь мне, их связывает не сестринская связь. Они не близнецы.
— Что вы хотите этим сказать, Купер?
— Эллис... она... ладно это не важно. Забудь.

***

— Что ты себе позволяешь! — мамин голос гремел как раскат грома.
— Эллис, отпустите, я думал, что это поможет Алисе. Господи, моя голова сейчас лопнет от боли.
Мое сознание пронзила молния. «Это же Алекс, — зависла единственная мысль. — Мама убивает его, — вторая мысль. — Она убьет его, что бы он ни сделал». И тут все мысли вспыхнули одновременно, по телу пробежала легкая дрожь, а маленький народ начал петь. Я устремилась к этому пению, словно раненый и измученный жаждой зверь мчался сквозь пустыню к долгожданной воде.
— Пить, — захрипела я, резко сев в кровати.
В глазах плавали разноцветные пятна, и как только в мои руки вложили бутылку с водой, я припала к горлышку высохшими губами и принялась жадно глотать спасительную жидкость.
— Мама, — позвала я, оторвавшись от бутылки. — Это я виновата, не трогай Алекса, чтобы он ни сделал. Слышишь? Не убивай его.
Она присела рядом и я, ощупав ее лицо, обняла ее.
— Прости мама, я всё поняла, — принялась рыдать я на её плече. — Люди имеют право на свое независимое существование. Я вела себя по-идиотски.
— Тебя необходимо изолировать, — прошептала мама мне на ухо. — Поверь, это ради тебя самой. Я не причиню тебе вреда, просто тебе нужно побыть как можно дальше от людей. Это временно. Как только ты научишься правильно использовать и контролировать свою силу, я отпущу тебя. Я люблю тебя солнышко.
Пятна рассеивались, и теперь я видела, что нахожусь в своей комнате в нашем особняке. В углу, возле двери, на полу сидел Алекс и изумленно смотрел на меня.
— Можно я возьму с собой Алекса? — отстранившись от мамы, я посмотрела ей в глаза. — Он и так уже знает больше, чем ему положено.
Мама, повернув голову, глянула на него и встала с кровати. Алекс попятился от нее и уперся спиной в угол.
— Алиса, ты понимаешь, что будешь жить больше десяти тысяч лет? — она присела обратно и, посмотрев мне в глаза, вытерла слезы с моих щек. — Сто Земных лет для тебя всего один год. Как только королевская кровь проснулась в тебе, ты вошла в свой обычный биоритм. Рост остановился, старение замедлилось, ты почти замерла в этом возрасте и лишь спустя семь тысяч лет ты начнешь изменяться, и опять будешь стареть. Твоя жизнь растянулась во времени. Как ты будешь смотреть на то, что Алекс уже через один твой год будет дряхлым стариком? Даже если ты сделаешь его пользователем, он не проживет больше двух твоих лет. Поверь мне, это невыносимо больно — смотреть, как те, кого ты любишь, умирают.
Мамины глаза заблестели от слез, но она сдержала их. Только закрыла глаза и слилась с моим сознанием. Опять этот нежный мамин запах затуманил мой разум. Я видела картины далекого прошлого. Как она прощалась с Лиарой, как мама держала на своих руках голову Джейкоба, отца моей старшей сестры, как рой мерзких насекомых уносит прочь Гарруса. Боже, как только маме удалось вынести всё это? Джейкоб улыбается мне и касается моего лица. Гаррус обнимает меня, и я глажу ладонью его голову. А глаза Лиары просто выжигают мою душу, и мы сливаемся с ней в объятии вечности. Она оттолкнула мое сознание и захлопнула своё. По её щекам текли слезы.
— Это твоя жизнь, — она поднялась с кровати. — Ты должна сама пережить эту боль. Делай, как хочешь, но мы сегодня же отправляемся на подводную платформу «Терра два». И я запечатаю ее до тех пор, пока ты не научишься контролировать свои способности. Продовольствия там лет на сто, так что вы там не умрете. Но из людей туда никто не попадет и не выйдет наружу. Так же там есть все развлечения, но помни, что я тебе сказала по поводу твоего ребенка. Я не позволю тебе ассимилировать эту расу, во всяком случае, пока мы не догоним свое время.
— Хорошо, — опустила я свою голову. — Мне понятно. Спасибо мама.
Она направилась к двери, а Алекс шарахнулся от нее в сторону и забился в другой угол. Теперь он смотрел на меня своими голубыми глазами, и я чувствовала в нем дикий страх. Неудивительно, что он так смотрит, ведь ему только что пришлось испытать на себе силу моей мамы, а она не церемонится ни с кем. Сковывает сознание и тело, и медленно убивает, жертва даже не всегда понимает, что угодила в капкан, который сжимает душу и ломает кости.
— Привет Алекс, — улыбнулась я. — Ты можешь подойти ко мне? Мне еще тяжело контролировать свое тело.
Он медленно поднялся на ноги и, пройдя к моей кровати, присел на краешек. Я потянула носом и почуяла сильный запах адреналина. Его тело было напряжено, словно Алекс превратился в туго сжатую пружину, которая вот-вот должна распрямиться, и вытолкнуть его из моей комнаты и нашего особняка. Пришлось подобрать коктейль из запахов и успокаивающих веществ, и моё тело начало его тут же испускать. Когда он немного успокоился, я обняла его и повалилась на спину.
— Что ты такого сделал, что мама так разозлилась? — спросила я шепотом, отрываясь от его нежных губ. — Она ведь могла тебя убить.
— Она твоя мама?! — ответил он вопросом на вопрос. — Но ты же всегда говорила, что она твоя старшая сестра. Вы близнецы, а Эллис старше тебя на десять минут.
— Ты и сейчас не веришь в это, — я провела ладонью по его щеке и коснулась уха, а потом запустила свои длинные пальцы в волосы и притянула его голову к себе. — Я испугалась, что мама тебя убьет.
На глаза навернулись слезы. Я потеряла ребенка. Маленький народ мог загрузить в свою сеть только одно сознание, и они выбрали меня, так как месячный зародыш невозможно назвать человеком. Но и они понимали, что потеряли жизнь. Я осознавала всю боль, и мое сердце сжималось в маленький комок, который пронзили раскаленной иглой. А еще я чувствовала пульс всей планеты, каждого человека в единый момент времени. Моя кровь вскипала от того, что мне нельзя прийти к ним на помощь. Я не могу начать их ассимиляцию и подарить людям силу и знание великой расы Альфа.
За окном, которое было во всю стену, появились лучи восходящего солнца. Комната наполнилась розовыми оттенками, и мой любимый человек был рядом. Я слышала, как бьется его сердце, ощущала запах его тела, слышала его спутанные мысли, и мне казалось, что это должно длиться вечность.
— Ты можешь полюбить свою королеву? — спросила я вдруг его. Просто слова, которые сорвались с моих губ. — Ты ведь любишь меня, Алекс?
— Прости, Алиса, я не понимаю, что со мной происходит, — ответил он после короткой паузы. — Мне нужно время, чтобы во всем разобраться. Слишком много свалилось всего и сразу. Ты вдруг говоришь, что ты королева, Эллис твоя мать. Я понимаю, что вы не люди. Ты управляешь сознанием других. Ты и мной управляешь?
— Нет, что ты, — отстранилась я от него и заглянула в его глаза. — Я никогда не посмею подчинить твою волю себе.
— Но только что, я испытывал дикий страх, а потом почувствовал твой запах и почти мгновенно успокоился. Теперь я даже смутно помню, что меня так напугало.
Он залез под одеяло и прижался ко мне.
— Алиса, я теряю рассудок?
— Нет, успокойся, — поцеловала я его в губы. — Я наполнила комнату веществом, которое обладает успокаивающим эффектом, но твое сознание абсолютно чистое и ты не подчинен. Я же говорю тебе, я не могу позволить себе подчинить тебя. Ты дорог мне, я люблю тебя.
Я вспомнила, как мы встретились с Алексом на олимпиаде по математике, которая проходила между различными колледжами, университетами и штатами. Он был такой напыщенный и самодовольный, а я старалась держаться в тени и не светиться перед камерами. Мама мне объяснила, что мы не можем попадать во внимание жителей данной планеты, пока не доберемся до своего времени. Вот я и была маленькой серой мышкой, хотя маленькой меня трудно было назвать. Рост в сто восемьдесят пять сантиметров выделял меня на фоне остальных девушек, а когда я одевала мои любимые туфли с десятисантиметровой шпилькой, я была просто огромной дылдой. Вот и тогда я вышла в группе студентов, возвышаясь над ними, словно гигантская башня. А рост Алекса был сто девяносто пять сантиметров и мы вдруг встретились с ним взглядом. Я тогда презрительно фыркнула в его сторону и, решив все девяносто два задания всего за час, перешла в другую аудиторию. К вечеру того дня я стала пятикратным и абсолютным чемпионом среди студентов. Калифорнийский университет праздновал мою победу четыре дня. Алекс предложил встречаться и наш бурный роман начал набирать обороты. Мама все время пропадала в командировках, я была предоставлена сама себе, только Купер таскался за мной по пятам, но он деликатно закрывал глаза, когда мы с Алексом резвились в особняке. Даже Рита, главный координатор мамы, прониклась к Алексу доверием. А это много для меня значило, так как она была превосходным помощником мамы и жуткой стервой. Через полгода Алекс закончил колледж и отправился на поиски работы в строящийся Нью-Авалон. Я иногда приезжала к нему в город и предлагала свою помощь, но он всегда отказывался. Типа того, что мужчина должен зарабатывать себе на хлеб и содержать свою жену, а не наоборот. Ну а когда я сказала ему, что решила купить себе еще три нефтяных танкера, так как расширяю торговую сеть, он совсем поник. Я пыталась объяснить ему, что нефтяной бизнес для семнадцатилетней девушки вполне нормальный. Мне нравится заниматься чем-то подобным и в моей компании есть уже карьеры по добыче металла, я приступила к строительству автономного перерабатывающего комплекса. «Представляешь, — воскликнула я тогда, лежа в постели и обнимая его. — Пятьдесят тысяч квадратных метров, экологически чистый, никаких выбросов, всего десять операторов, и сотня полностью автоматических роботов. Это отличный проект, Эллис будет довольна». Алекс поцеловал меня в губы и спросил, почему я так стараюсь угодить своей сестре. Зачем я ломаю свои мозги для того, чтобы плясать под ее дудку. А как я могла ему объяснить, что Эллис моя мама? Вот и врала дальше, скрывая от него правду, он ведь видел, что мы абсолютно одинаковые. Проклятье, мы даже говорили с ней иногда в унисон, даже Купер был поначалу в шоке. И вот я забеременела. А через пару недель, когда я праздновала свой день рождения с друзьями, мне подсыпали какой-то наркотик, а я не стала его выводить, мне было здорово. Лишь когда моя температура поднялась до шестидесяти градусов, мне стало страшно, и я позвонила Куперу, а вернувшись на танцпол, я перестала контролировать свои действия и выбросила в помещение чудовищную дозу феромонов, подавив сразу около тысячи сознаний. Я тогда испугалась до смерти. Мне пришлось скрывать свои способности, я подсела на наркотики, чтобы заглушить их. Испытывая дикий страх перед матерью, я была на грани срыва и приходила в ужас от того, что она догадается и убьет меня и моего ребенка, а маленький народ постоянно контролировал мой плод и не допускал попадания в него всей дряни, что я принимала. Две недели постоянного страха не прошли даром, я сорвалась и по своей собственной глупости допустила смерть моей малышки. Я убила и того бедолагу, что сел со мной на мотоцикл.
— Ты плачешь, — вытер слезу с моей щеки Алекс и заглянул мне в глаза. — Алиса, ты ведь не человек?
— Нет, — прошептала я, всхлипывая. — Даже моя биология отлична от твоей. Те же органы, те же функции, но совершенно другой клеточный уровень. Я больше углеродная жизнь, и в моем организме девяносто восемь процентов углерода. А в твоем его всего двадцать один процент. А когда я самовозгораюсь, углерод переходит в другие взаимосвязи и мое тело может стать твердым как алмаз, при этом я становлюсь сверхпроводником и вырабатываю около гигаватта электричества.
— Ты ходячая электростанция, — улыбнулся Алекс и поцеловал меня. — Надеюсь, ты не шарахнешь меня молнией.
— Дурачок, я же люблю тебя, как я могу шарахнуть тебя?
Мы слились в долгом поцелуе. «Неужели Алекс любит меня? — пронеслось в моей голове. — Несмотря на то, что я ему тут наговорила, он продолжает меня любить».
— Алиса, прошу прощения, — заглянул к нам в комнату Купер, и тут же отвернулся в сторону, делая вид, что мы его совершенно не интересуем. — Твоя мама просила меня позвать тебя к завтраку.
— А Алекса она пригласила? — спросила я, отрываясь от нежных губ.
— Ну, что-то типа того, — ответил он, покрутив кистью. — Она сказала, «раз их пока нельзя оторвать друг от друга, пусть идут вместе».
— Твоя мама просто мегера, — прошептал Алекс, гладя меня по животу. — У меня даже волосы дыбом встают от ее голоса, а когда она парализовала меня, я чуть в штаны от страха не наложил.
Купер хохотнул и, выйдя, закрыл за собой дверь, а я вылезла из-под одеяла и принялась переодеваться. Алекс не сводил с меня взгляд, и мне стало немного не по себе.
— Ну, чего такое? — спросила я его, хмуря брови. — Ты так смотришь на меня, словно не видел лет двадцать.
— А ты в курсе, что ты была мертвой когда тебя вытащили из-под того грузовика? Шесть ребер сломаны, позвоночник в двух местах разорван, правую руку оторвало в локте, а голова просто раскололась от удара. Бррр, как вспомню, меня аж трусить начинает, — Алекс забавно передернулся и зажмурился. — Я видел в новостях, когда на место аварии прилетел вертолет, это... ну... было просто кровавое месиво. Я и узнал тебя только по искореженному твоему мотоциклу. Эллис приехала спустя час и увезла тебя домой, а когда я позвонил Куперу и спросил, что случилось, то чуть с ума не сошел. Меня не пускали в дом, а Эллис орала на меня так, что кровь в жилах застывала. Я думал, что ты умерла, но Купер рассказал мне, что тебя восстанавливают и только спустя два месяца после аварии он тайком, пока твоя... ну, мама была в командировке, впустил меня и разрешил взглянуть на тебя.
— И что же ты увидел? — присела я на кровать и начала застегивать блузку.
— Скажу честно, это было не понятно. Ты плавала голая в прозрачном цилиндре в какой-то зеленоватой жидкости, и на твоем теле было множество шрамов, а в том месте, где тебе оторвало руку, был огромный шрам опоясывающий локоть. Похоже, ее приложили к телу, и она срасталась обратно. Я просидел рядом с тем цилиндром целую неделю, пытался понять странные символы на мониторе, видел, как шрамы затягиваются, а рука срастается. Купер постоянно бормотал, что Эллис все починит и исправит, он как-то вечером, когда мы ужинали, сказал, что она воскресит тебя после того как твое тело полностью восстановится, но я не верил ему.
— Теоретически меня нельзя убить, — вздохнула я. — Я неуязвима, но это только в теории. Есть множество способов и различных вариантов, когда мое тело нельзя восстановить, но это тоже только в теории. Никто и никогда не пробовал подобное совершить. А вот моя мама действительно бессмертная, — опять тяжело вздохнула я. — Даже если ее тело полностью разрушается, она может найти себе нового хозяина и, подавив его разум, занять его тело. Произойдет полная молекулярная реконструкция, и она клонирует себя со всей своей памятью и формой. Она императрица, и этим все сказано. Скажу тебе по секрету, — перешла я на шепот. — Моя мама умерла миллион лет назад, даже не родившись, но как ты видишь она живая, и ей уже пятьдесят один год, а ее срок жизни вообще ничем не ограничен.
— Алиса, — уставился на меня изумленный Алекс. — Ты хочешь сказать, что твоя мама вампир? Ну..., в смысле бессмертная как вампир?
— Фу, что за глупости, — фыркнула я. — Не знаю, кто такие вампиры, никогда не интересовалась ими, но если это что-то обидное, то тебе не стоит об этом говорить в ее присутствии.
— Алиса! — раздался мамин голос из столовой. — Сколько можно ждать пока вы со своим другом спуститесь и вознаградите нас своим присутствием?
Я взяла за руку Алекса, и мы спустились в столовую. Увидев нас, мама недовольно фыркнула, а присутствующая тут Рита скривила кислую мину на лице. Когда мы приступили к завтраку, Рита с мамой принялись обсуждать последний контракт по покупке «Плеядой» еще одного нефтяного месторождения. Потом они вдруг сменили тему и начали обсуждение военного потенциала НАТО. Я понимала, что они общаются больше через свои сознания, нежели обычными словами, но со стороны казалось, что они просто болтают о том о сем, не вникая глубоко в свои рассуждения. Алекс поглощал бутерброды с какой-то рыбой, а я просто скучала. Глядя в окно, я смотрела как на пальму села какая-то птица и принялась заливаться песней, а так как стекла были бронированными, я могла только догадываться, что она там поет. Скоро я не увижу ничего этого, ни солнца, ни неба, ни красивых зеленых пальм. Как только мы позавтракаем, мама погрузит в масс-камеру вещи, и мы отправимся на подводную платформу, которая расположена в Бермудском треугольнике рядом с уцелевшей посадочной площадкой, и которая скрыта под километровой толщей воды. Оттуда нет выхода, если только... «Стоп, — остановила я вяло текущий поток своих грустных мыслей. — Если только не пришвартовать к открытому подводному доку небольшой батискаф». На платформе есть доступ в интернет, а оттуда я смогу выйти в любую сеть планеты.
— Мама, — отвлекла я ее от болтовни с Ритой. — Мы будем швартоваться к платформе через подводный док?
— Нет, — ответила она, болтая в своей кружке черный кофе. — Я запечатала платформу, мы прибудем туда через Бермудскую площадку. А что? — спросила она щурясь.
— Да нет ничего, — пожала я плечами, понимая, что мои надежды на побег тают на глазах. — Просто я думала, что ты еще не установила дома передатчик массы. Он ведь такой огромный и потребляет кучу энергии.
— Алиса, — мама отставила свою кружку и принялась буравить меня взглядом. — Почему ты не хочешь понять простые вещи?
— Думаешь, заперев меня под водой, ты решишь мои проблемы? — огрызнулась я.
— Ты должна научиться контролировать свои способности, эмоции, разум. Сможешь добиться результатов за неделю хвала тебе и почести. Свободна как ветер. Но я не выпущу тебя оттуда и через тысячу лет, если ты будешь упрямиться. Купер останется с тобой, если хочешь, можешь взять собой и этого бедолагу Алекса. Я буду тебе помогать изо всех сил, но смогу присоединиться к тебе только через год. Мне нужно закончить свои дела с компанией «Эльдфель-Эшленд», они только, что запустили мой реактор и нужно подобрать умненькую команду для его обслуживания.
— Ты организовала четвертую «Плеяду»? — спросила я в изумлении. — Теперь и энергия планеты будет под твоим контролем? А что дальше? Военные как пятая «Плеяда»? ООН шестая?
— Военные силы США уже под моим контролем, — она явно злилась, и я почувствовала, как начинают дрожать стены от ее силы. — Каспер не подчиняется больше президенту. ООН в скором времени выдвинет кандидатуру на пост председателя преданного мне человека. А «Альянс Систем» будет жемчужиной в моей коллекции. Компания «ЛиарЭлли» останется в тени и будет подготавливать для «Плеяд» преданных мне людей.
— Значит, как только мы догоним свое время, ты откроешь все карты, и Галактика увидит, что человечество находится в твоем рабстве! Ты не лучше меня! Господи, мама, я хотя бы предлагаю людям знания, силу, будущее великой расы Альфа! Наше наследие, в конце-то концов! А ты превращаешь их в своих рабов!
— Хватит! — грохнула она по столу так, что посуда подпрыгнула, а по каменному полу пробежала дрожь. — Я сказала: хватит учить меня! Я вправе делать с человечеством все, что мне вздумается! Тебе понятно?!
— А кто наделил тебя таким правом? — опустив голову, спросила я вполголоса. — Ты становишься богиней. Мама, ты жестокая богиня. Но я не вправе спорить с тобой, просто ты сама меня всегда учила, что нельзя быть богом. Иначе богов свергнут люди.
— Я не богиня и ты это знаешь, — успокоилась она мгновенно.
Мамин голос стал нежным и приятным, а ошеломленные Рита и Алекс притихли, не в силах вымолвить ни слова. «Как же маме удается так легко и быстро менять свое настроение? — размышляла я. — Вот она рвет и мечет в припадке гнева, а потом вдруг раз, и зверь внутри нее подавлен». Рита кашлянула пытаясь разрядить обстановку и принялась болтать ложкой в своей кружке, делая вид, что ничего не происходило. Алекс, похоже, тоже немного расслабился и продолжил поглощать бутерброд, который все это время держал в руках. «И все-таки моя мама несправедлива к людям, — думала я. — Мне она запрещает их подчинять и ассимилировать, а сама просто порабощает целую планету. Мне кажется, что она так же превратит человеческие колонии в свои рабские резервации. Но что я то могу сделать? Я не могу бороться со своей природой и игнорировать силу королевы. Так же я не могу ослушаться свою мать. Дурацкий порочный круг, где я выступаю в роли белки, которая обязана бегать по этому кругу».
— Значит, мы можем смело запускать программу по освоению новых источников энергии? — нарушила затянувшееся молчание Рита. — Эллис, вы уверены, что команда по строительству и обслуживанию реактора холодного синтеза не сможет продать эту технологию нашим конкурентам в Россию?
— Да, Рита, в расчетах и чертежах полно ошибок, я сама проверяла и настраивала реактор. Так что нет никакого смысла делать из этого национальный секрет. Пусть те, кто хочет, торгуют неправильными данными.
Я поднялась и, взяв за руку Алекса, потянула его к выходу. Он попытался возразить, но увидев мой взгляд, воздержался от комментариев. А когда мы вышли во двор, я обняла его и прижалась к его телу.
— Ты горячая, — пробурчал он, гладя меня по спине. — Надеюсь, ты не собираешься самовозгораться? А то вот я ведь не умею такое вытворять, обуглюсь как зефирка над костром.
— Нет, это моя нормальная температура, — вздохнула я. — Ты ведь не бросишь меня, правда?
— Алиса, я не понимаю, во что я вляпался, но думаю, что мне нельзя тебя сейчас оставлять. Надеюсь, что в будущем не пожалею об этом безрассудном решении.
— Обещаю любимый, что не пожалеешь, — ответила я и припала к его губам.
Когда все вещи были собраны и уложены в чемоданы, мы вошли в камеру транспортировки массы и через мгновение оказались на подводной платформе «Терра два». Я была здесь уже в четвертый раз и, обнявшись с Алексом, пошла показывать ему достопримечательности подводного комплекса. Купер с мамой принялись распаковывать вещи и запускать системы жизнеобеспечения. Нам предстояло прожить тут неизвестное количество времени, а мне нужно было научиться контролировать свою силу и эмоции. И хотя я не до конца понимала, что конкретно от меня требуется, хотелось приступить к этому как можно скорее. Мне не хотелось прожить тут целую кучу лет. Мне нравилось солнце, я обожала океан, шелест волн, пение птиц и утренний прохладный бриз, а тут все было искусственное и ненастоящее. Уж лучше бы меня мама отправила на Габриель. Она так много мне рассказывала об этом огромном корабле, но я, ни разу не была в космосе, и мне трудно было представить, как это жить среди звезд. А вот мама иногда плакала, скучая по космосу, она говорила, что на «Левиафане» остались ее лучшие друзья и ей тяжело без них. Она постоянно рассказывала мне в детстве, как они шутили с Джокером, как он подкалывал ее и иногда вытворял такое, что мама не один раз хотела его убить. А стервозная и напыщенная Миранда неоднократно спасала жизнь моей маме. И еще она говорила, что там мой отец, и я по ночам смотрела в звездное небо и пыталась разглядеть маленькую искру корабля среди миллиардов разноцветных бриллиантов. Я никак не могла понять, почему папа оставил нас одних, а мама никогда не говорила мне об этом. И вот теперь я выросла. Я понимаю, что разглядеть «Левиафан» невозможно даже при помощи телескопов, так как он скрыт за одним из гигантских метеоритов. Мне стало доступно и понимание Галактики. Квантовая физика, квантовая механика, ядерные синтезы, многомерная математика. Я многое узнала и о способах перемещения в пространстве и времени. Не могла я понять только двух вещей. Почему мама постоянно плачет, когда я спрашиваю её о своем отце? И почему мой отец нас бросил. Это как задача с не имеющими решения операторами, она не давала мне покоя, день и ночь я постоянно возвращалась к исходным данным и начинала свои расчеты заново, проходя раз за разом одну и ту же формулу. Но когда мама показала мне две тысячи страниц многомерной функции и сказала, что это ее собственная жизнь, я была потрясена до глубины души. А потом она объяснила мне, что вся эта формула одна сплошная ошибка, и её исправление не имеет смысла, так как это приведёт к появлению другой ошибки, на которую можно потратить всю сознательную жизнь. Я бросила свои расчеты и поверила ей, что возможно описать всю Галактику одной формулой, но невозможно просчитать жизнь Альфа. «Альфа — это ошибка, — сказала она тогда. — Вселенная допустила эту ошибку, и её решение стало нереальным. Поэтому нет Вселенной без Альфа и не существует Вселенной с Альфа. Есть только Альфа во Вселенной и Альфа вне Вселенной». А потом она извинилась за тавтологию и сожгла в камине все свои расчеты.
— Алиса, — позвала меня мама по внутренней связи. — Я ухожу. Купер остается за главного. Не делай глупостей и слушайся его. И помни о том, что я тебе говорила про ребенка. Через пару месяцев я навещу вас. Понятно?
— Да, мама, — ответила я, клацнув кнопкой на ближайшем переговорном устройстве. — Будем развлекаться, как сможем и не начнем эпоху коллективного сверхразума, а так же не будем рожать в твое отсутствие детей индиго.
— Ааа, — протянула она в ответ. — Сарказм мне нравится. Так держать. Ладно, детишки, развлекайтесь.
Через несколько минут по комплексу пронеслось эхо сработавшей камеры для транспортировки массы, и мы остались втроем на огромной подводной платформе. Над нами километр воды, на несколько километров вокруг океан, короче труба.
— Ну, что? — глянула я на приунывшего Алекса. — Пойдем, я покажу тебе наш бассейн. Там кстати есть и всякие горки, можно будет здорово поплескаться. Похоже, мы тут надолго застряли, — пожала я плечами, и вяло улыбнулась ему.


Похожие материалы
История будущего | 15.04.2011 | 1371 | 4 | Alien656, История будущего | Alien656
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 54
Гостей: 40
Пользователей: 14

syperfan, greenfox111, Zirael, Kailana, MacMillan, Alzhbeta, FallenAngel, Faler92, ARM, Darth_LegiON, Мерсади, XIX, pekhterew-nikita, Sifiya
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт