Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » История будущего

История будущего. 18



- И все же Эллис, - вновь заговорил со мной Далай-лама. – Я абсолютно уверен в том, что вы встретите того самого человека, который сможет понять вас и принять такую какая вы есть. А вы в свою очередь научитесь любить его по-настоящему и укротите свою боль....



— И все же Эллис, — вновь заговорил со мной Далай-лама. — Я абсолютно уверен в том, что вы встретите того самого человека, который сможет понять вас и принять такую какая вы есть. А вы в свою очередь научитесь любить его по-настоящему и укротите свою боль.
— Вы прямо телепат, — улыбнулась я, глядя в его глаза. — Читаете меня как открытую книгу. У меня аж мурашки по телу. Кстати, — поднялась я с пуфиков. — Вы хотите отведать вина, которое делал наш народ? И которому уже больше миллиона лет.
— Мне нельзя употреблять алкоголь, но от такого предложения я просто не в силах отказаться. Как вы выдержали его так долго? — спросил он меня, когда я подошла к холодильнику. — Оно ведь должно было превратиться в уксус.
Поковырявшись среди разных баночек и пакетов, я вытащила на свет литровую бутылку, сделанную из черного хрусталя.
— Я понятия не имею, как оно продержалось так долго, — ответила я, ставя ее на журнальный столик. — Когда я лазала среди хлама в разбитом корабле своей мамы, вдруг увидела, как она блестит среди кучи мусора. А когда попробовала, то поняла, что ничего прекрасней в жизни не пробовала. Вы только представьте себе, — обернулась я к Далай-ламе, когда запихала в микроволновку несколько порций рыбы и упаковку с картофелем фри. — Виноград, который был использован для приготовления этого вина, исчез миллион лет назад. Лоза умерла, превратившись в прах, планета, где росли темные грозди, возможно, исчезла без следа. А мы можем прикоснуться к ним и почувствовать невероятный аромат плодов, которые согревало чужое солнце в какой-то неизвестной нам солнечной системе или вообще в другой Галактике.
— Эллис, — Далай-лама растянулся широкой улыбкой. — Достаточно, — сглотнул он. — Вы меня уже просто убиваете. Ваш голос будоражит мою дряхлую плоть, а ваши речи туманят мой рассудок.
Мы рассмеялись, и он хлопнул себя по коленкам.
— Я чувствую себя рядом с вами мальчишкой, — он снял свои очки и спрятал их в карман. — Когда-то у меня был друг, с которым мы так же могли легко общаться, не взирая, на запреты и табу. Но вы особенная. Эллис, вы удивительная и я безмерно счастлив, что встретил вас. Давайте уже откроем этот шедевр и насладимся вкусом далеких звезд.
Микроволновка запищала, давая знать, что уже все разогрето и готово к употреблению и я, позвав Пхубу-Таньба, придвинула к столику глубокое кресло, а потом принялась раскладывать на столике наш скромный ужин.
— Скажите Эллис, а как в вашем времени передвигаются в космосе? — спросил меня Далай-лама, когда мы пропустили по второму бокалу. — Это ведь огромные расстояния и я не думаю, что вы летаете на досветовых скоростях.
— Нет, что вы, — улыбнулась я в ответ. — У нас есть некие устройства, которые прокалывают пространство и время, перемещая корабли из одной точки в другую. Они есть по всей Галактике и, как правило, их размещают на большом удалении от обитаемых планет. У меня есть только два смутных воспоминания, как однажды эти устройства взрывались и поверьте мне, этого было вполне достаточно, чтобы уничтожить местные солнца. После второго взрыва было решено раз и навсегда оставить их как можно дальше от основных звезд в системах.
— Вы изучили всю Галактику? — вмешался Пхубу-Таньба.
— В моей памяти есть координаты всех изученных моим народом систем, скоплений и туманностей, — ответила я. — И это девяносто пять процентов нашей Галактики. Но остальные расы, которые обитают в моем времени, изучили лишь три процента. Просто мой народ пользовался автономными разведчиками, их создавали на специальной верфи и, вложив в их память сознание добровольца, отправляли в свободный полет. Когда разведчик находил что-то интересное, он оставлял в данной системе маяк, на этот маяк настраивали односторонний передатчик массы и забрасывали в нее строительную бригаду, которая строила ответный передатчик. Так мы и продвигались от одной системы к другой. Но примерно через пять тысяч лет на наших разведчиков начали нападать обитавшие в исследуемых системах расы, и нам пришлось усовершенствовать и вооружить их. Был создан проект «Омега», который должен был положить конец всем нашим врагам, и когда с конвейера начали сходить корабли класса «Жнец», мы облегченно вздохнули. К тому же многие порабощенные расы иногда восставали, и наше почти последнее изобретение должно было полностью освободить нас от рутинного контроля территорий. Но по иронии судьбы именно эти корабли и уничтожили нас. Жнецы обладают невероятной мощью — это летающие крепости, которые сеют ужас в Галактике до сих пор.
Тяжело вздохнув, я принялась ковыряться вилкой в своей тарелке. Читать лекцию о том, как не нужно становиться богами мне совершенно не хотелось.
— Эллис, — обратился ко мне Пхубу-Таньба. — Вы сказали, что эти корабли были вашим почти последним изобретением. Но что, же вы изобрели последним?
— Галактический календарь, — ответила я, после некоторой паузы. — Где-то в нашей Галактике, или не в нашей, есть гигантский звездолет. Его длинна двести пятьдесят километров ширина семьдесят два километра и высота — тридцать километров. На нем установлено орудие «Майя», которое способно сжечь почти любую Галактику. Не спрашивайте меня как это возможно. В моей памяти есть лишь смутные воспоминания об испытаниях этого орудия и когда моя мама увидела разрушительную способность темной материи, она приказала взорвать нашу родную планету, на которой были все разработки связанные с данным звездолетом, и на которой было больше двадцати миллиардов жителей. Я не могу даже представить, на что способно это орудие если его запустить на полную мощность. И я понятия не имею, как оно работает и что именно делает. Одно я знаю точно, после испытаний все обитатели Галактики были повержены в ужас. Сто лет царила паника и смятение.
Мы продолжили ужин в полном молчании, словно в светском обществе кто-то рассказал неприличный анекдот, и лишь когда я принялась убирать посуду, Далай-лама поблагодарил меня за гостеприимство. Пхубу-Таньба помог мне вымыть все, и мы принялись с ним обсуждать букет вина, которым я их угощала. Его святейшество ушел в каюту, где я предложила ему пожить, пока не прибудет репликатор, а мы, устроившись на пуфиках, продолжили спор по поводу виноделия.
Пять дней ожидания репликатора пролетели совершенно незаметно, и мне даже показалось, что они слились в один короткий миг. Меня забрасывали различными вопросами, я сама много спрашивала и за этот короткий промежуток времени мы словно стали одной семьей. И когда я сообщила им, что сегодня прибудет репликатор, эта новость никому не понравилась. Мужчины явно скисли. Весь день они были не разговорчивы, приходилось вытаскивать слова словно клещами. И вот когда солнце село за горизонтом вокруг фрегата принялся кружить стометровый серебристый бутон. На мое предложение омолодить свое тело Далай-лама отказался и когда мы утром следующего дня высадились на крохотном островке, репликатор, укрепившись корнями, поднял вверх каплевидный бутон. Зрелище было потрясающее даже для меня. Сто метров в высоту, корпус переливается в лучах восходящего солнца и вот мелкая дрожь охватывает утолщенное основание и устремляется вверх, где появляются тонкие паутинки. Они сверкают на свету, и их подхватывает утренний бриз, который относит их почти на десять метров, а бутон, переливаясь разными цветами, начинает раскрываться. Вот появилась едва заметная трещинка в самом верху острого носа, и она проскочила почти к самой земле, а спустя десять минут бутон с едва уловимым шелестом раскрылся как цветок лотоса. Мы стояли в двадцати метрах от основания, и в трех метрах от нас опустился один из его восьми чашелистиков, а совсем рядом распустилась серебристая паутина. Она расправлялась и заполняла промежутки между ними и, накрыв нас, словно холодным душем прошла сквозь тела, опустившись на землю. Далай-лама смотрел на это прекрасное чудо затаив дыхание, и когда паутина проходила сквозь него, слегка ссутулился и напрягся. Через полчаса репликатор раскрылся полностью. В его центральной части возвышалась пятнадцатиметровая завязь с фиолетовым оттенком — это система пространственного ориентирования. Сам цветок лежал на семиметровом цветоложе ярко красного цвета, а от него в разные стороны разошлись серебристые чашелистики. Ну и наконец, высоко вверх раскинулись сами лепестки. Фиолетовые от основания и ярко зеленые к концам они были около метра в толщине, но когда паутина коснулась их, лепестки начали медленно переливаться разными цветами, словно калейдоскоп и они принялись легонько качаться, как будь-то, играли с ветром.
— Это восхитительно, — Далай-лама взял меня за руку и заглянул мне в глаза. — Это просто потрясающе. У меня нет слов. Я безмерно вам благодарен, Эллис. Пусть Боги благословят вас и пусть они ведут вас сквозь тьму к свету.
— Спасибо вам огромное Ваше Святейшество, — я отвела свой взгляд в сторону. — Я не верю, в богов, но вы даете мне повод в этом усомниться. Через два часа, когда репликатор полностью расправит строительную паутину, его нужно будет опять закрыть. А потом я вызову вам самолет, и наши пути разойдутся навсегда.
— Я буду за вас молиться, Эллис. Вы обязательно встретите человека, который будет любить вас, и вы так же сильно полюбите его. Просто верьте, что он ищет вас — это будет ваша, вторая половинка.
Мы любовались, как репликатор расправляет чашелистики, паутину. Как он шелестит, когда дует слабый ветерок и как качаются над нами его огромные лепестки. И вот спустя пару часов я коснулась его цветоложа и гигантский лотос начал закрываться обратно в бутон. Когда же он полностью закрылся и пополз к воде, меня вдруг осенило. «Зачем искать под него площадку? — пронеслось в моей голове. — Раскрывать его ночью для строительства, а потом снова собирать и прятать. Репликатор может спокойно жить и работать как в открытом космосе, так и под километровой толщей воды». Когда прилетел самолет для моих гостей, я попрощалась с ними, и в моей голове уже созревал план моих действий на ближайшие пять лет. А как только «Игла» погрузилась под воду, и радостный цветок принялся медленно кружить вокруг, этот план был несколько раз пересчитан, переплетен, утвержден всеми инстанциями моего сознания и отправлен в печать, с моей личной подписью на каждой странице. Пора начинать работать в поте лица и не жалея рук, ног и головы.

+++

Озеро Мичиган стало площадкой под строительство моего комплекса. Десяти километровый мост должен был соединять Чикаго и надводный купол. И как только репликатор приступил к выращиванию со дна монолитной каменной площадки, я со своей малюткой на руках пустилась в утомительный поход по различным инстанциям. Покупка девяти квадратных километров водного пространства под строительство, проектная и техническая документация, разрешение на строительство производственного и жилого комплекса, короче это были просто ужасные полгода. Никогда мне не забыть бумажной и электронной волокиты, которую пришлось пережить. И вот в конце января две тысячи четырнадцатого года в моих руках были заветные документы. Моя компания с эпическим названием «ЛиарЭлли» теперь официально существовала и занималась научными разработками, строительством и горнодобывающей промышленностью. Я назвала эти три подразделения «Плеяды». Строительная площадка была полностью огорожена и к середине февраля над водой уже появилась верхняя часть комплекса. Технические директора подбирали себе персонал, а я работала по двадцать часов в сутки и просто изводила архитекторов и инженеров, которые отвечали за строительство. Так же мне пришлось продать несколько изобретений и это здорово подстегнуло приток ученых и молодежи для строительства. Словно огромный муравейник площадка кишела рабочими, и у них был стимул не только в денежном эквиваленте, они строили свой маленький город, который назывался «Нью-Авалон». Карьерные бульдозеры прочесывали улицы разрушенного Чикаго и расчищали завалы некогда прекрасного города. Репликатор добывал из недр земли золото и платину, которую я продавала на бирже металлов. Так же он перерабатывал строительный мусор, который привозили из города и постепенно вокруг подводного основания начал расти небольшой остров, чтобы ни у кого не возникло сомнений, как это я вдруг в десяти километрах от береговой линии приступила к строительству надводного купола. В две тысячи семнадцатом году стройка была завершена. На берегу вырос первый жилой квартал, который назвали «Веллис», а сам остров с комплексом назвали «Зеленый квартал» и это не только потому, что на нем было четыре крупных парка, на его территории расположились два университета, школы, самая современная больница и, конечно же, экологически чистые небольшие фабрики и заводы. Теперь мне можно было уйти в тень. Девять квадратных километров, пятидесяти этажные здания из стекла и бетона, и все это теперь принадлежало мне. Так как я купила пустой клочок водного пространства, а все что на нем, было, построено было возведено на моей земле. Нет, конечно, это принадлежало великому государству США, но мне перепадал приличный процент за аренду. И скажу по секрету, что директора «Плеяд» были под моим чутким руководством и кроме них меня больше никто не видел. Хотя мало ли. Я поселилась в купленном совсем недавно небольшом особняке в Майями. Компания «ЛиарЭлли» набирала обороты, и уже в две тысячи тридцатом году меня кроме самых доверенных мне людей никто не помнил и не видел. А начатое мной дело продолжало расти и теперь мне принадлежало до семидесяти процентов ресурсов США. Мне начинала нравиться власть, и я рвалась наверх, некому было меня сдерживать, здесь не было Лиары или кого-то еще. Сенаторы были подкуплены и получали от меня хорошее ежегодное жалование. Военные советовались со мной в проведении военных компаний. Ученые игрались как маленькие дети с формулами и расчетами, которые я им подкидывала. Единственный человек, к которому я прислушивалась, была моя дочь Алиса. И она теперь приносила мне все больше и больше забот.
Именно в этот год я поняла, что с ней начинает происходить нечто странное. Алиса становилась неуправляема и в ней проснулась королева. К середине две тысячи тридцатого года мне впервые стало страшно, что я могу ее потерять.

+++

Я услышала, как открывается входная дверь и вышла в гостиную.
— Где ты была? — спросила я Алису.
— Мама, отстань мне плохо.
Она, качаясь, начала подниматься по огромной лестнице на второй этаж, в свою комнату.
— Тебя не было двое суток. Может, объяснишь мне, где ты пропадала?
— Я гуляла с друзьями, — ответила она, схватившись за перила и плюхнувшись на ступеньки. — Вот дерьмо, какая гадость эта новая дурь. Голова сейчас лопнет.
— Алиса, маленький народ не будет тебе больше помогать. Я запретила им это делать.
— Отвали! Тебе всегда было на меня наплевать! — она поднялась и поплелась дальше. — Ты достала своими тупыми поучениями. Тебе только и нужна была власть, уже, небось, как паучиха расплела свою поганую сеть по всему миру.
Во мне закипала злость. Я давала своей дочке все, что она хотела. Любая ее прихоть исполнялась почти мгновенно. Деньги, золотые украшения, лучшие преподаватели, роскошь. И я изматывала себя до потери сознания только ради нее, чтобы моя дочь не знала ни в чем отказа.
— Алиса, ты как со мной разговариваешь?
Она остановилась в конце лестницы и развернулась ко мне.
— Ты достала меня! — закричала она. — Я буду делать то, что мне вздумается! А ты давай, продолжай свою тупую борьбу за власть! Продолжай убивать! Где там ты еще не была? В Африке? Или в Австралии?
— Замолчи! — рявкнула я. — Я все это делаю только ради тебя.
— А мне насрать на твои дела! Слышишь? Ты все время где-то летаешь, тебя нет дома месяцами. И чего ты хочешь теперь от меня? Ты жестокая! Я ненавижу тебя!
Мои кисти вспыхнули, и я парализовала тело Алисы. Она повалилась на пол.
— Мама, мне больно, — простонала она сквозь стиснутые зубы. — Отпусти, пожалуйста.
Меня начало мутить, и я отпустила ее. Я никогда не подавляла волю своей дочери. Алиса повернулась набок, и закашлялась, а я кинулась к ней.
— Прости меня, пожалуйста, — принялась я извиняться, помогая ей подняться на ноги. — Алиса, я никогда подобного не повторю, клянусь. Только, пожалуйста, прости меня.
— Иди к черту, — прошипела она в ответ.
Я помогла ей добраться до ее кровати и, раздев, уложила спать. Я оказалась еще и дерьмовой матерью. Присев на край кровати я закрыла лицо ладонями. Моя дочь ненавидит меня. Что еще нужно для доказательства моей никчемности? Меня боятся как невидимого врага. Я чудовище.
Я поднялась и направилась в свой кабинет.
— Алисе опять плохо? — спросил меня дворецкий, когда я спустилась в гостиную.
— Да, Купер, принеси мне выпить, я буду у себя.
Он вышел на кухню, а я, хлопнув дверью кабинета, прошла к креслу и рухнула в него. Через пару минут дворецкий принес мне выпивку и нарезанный тоненькими ломтиками лимон.
— Найди себе тоже стаканчик, — обратилась я к нему, когда он поставил на мой стол поднос. — Есть разговор.
Когда он принес еще стаканчик и наполнил его алкоголем, я осушила свой одним залпом, и он наполнил его снова.
— Эллис, могу я у вас спросить, как долго вы пробудете в своем особняке?
— Две недели, — ответила я и опрокинула второй стакан, спиртное обожгло горло. — Дрянь, дерьмо, — принялась я ругаться и, откусив дольку лимона, протянула Куперу пустой стакан. — Налей еще. Никак не могу успокоиться.
Пятидесятилетний дворецкий выпил из своего стакана и опять наполнил их.
— Эллис, я работаю на вас уже двенадцать лет, — он поболтал янтарную жидкость в своем стакане и присел в кресло напротив меня. — Можно дать вам совет?
Закинув босые ноги на стол, я поправила халат и уставилась на него. Почему он вообще спрашивает моего разрешения? Я встретила этого бывшего военного на стройке в Нью-Авалоне. Мы с Алисой обедали в маленьком ресторанчике, подумать только пятилетнему ребенку нравились макароны с сыром, а Купер на своей инвалидной коляске проезжал мимо и остановился прямо перед нами. Он смотрел на нас через стекло, а у меня сжималось сердце от боли. Эти проклятые полковники, генералы, им всегда было плевать на простых солдат. Как только один из каких-нибудь вояк покалечится, его тут же отправляют на пенсию. На моем языке это означало: «сдать человека в утиль, выкинуть на свалку». Я прикатила его коляску к нам и угостила едой, а когда Алиса спросила меня, почему от него так сильно воняет, я не сдержала слез. Я взяла его к себе на работу дворецким, а через неделю мои наниты отремонтировали позвоночник Купера и он, встав с коляски, кинулся целовать мои ноги. Пришлось долго объяснять ему, что я не богиня и не стоит этого делать, но он полгода таскался за мной как хвост, а потом Алиса так сильно к нему привязалась, что иногда у нее проскакивало слово «папа». Вот так Купер стал для нас новым членом семьи и моей правой рукой. Мне приходилось часто отлучаться по делам, я моталась с одного континента на другой, подписывала документы, контракты, а Купер был моим координатором и посредником между директорами «Плеяд». Но за двенадцать лет он так и не избавился от «вас; можно; разрешите».
— Почему вы на меня так смотрите? — нарушил Купер затянувшееся молчание. — Нет, я, конечно, понимаю, что не могу вмешиваться в процесс воспитания вашей дочери. К тому же, она моя королева, но она устала от того, что вас никогда не бывает дома. Алисе всего семнадцать лет, она входит в переходный возраст, ей тяжело справляться самостоятельно со своими внутренними противоречиями.
— Купер, заткнись, — оборвала я его и выпила содержимое своего стакана. — Ух, какая дрянь, — выдохнула я, скорчив кислую мину на лице. — Мы оба прекрасно понимаем, что я не могу оставить свою работу. О моем существовании на этой планете знают лишь восемь человек и о том кто я такая знают лишь трое. Мне нужно еще как минимум лет двадцать и тогда я смогу вообще забыть о том, чем занимаюсь, тупо сидеть и получать процент от всех моих заводов, рудников и предприятий.
— Но вам уже принадлежит треть всех ресурсов планеты. Я могу только предположить, что через двадцать лет вся планета будет принадлежать вам. Фирма «ЛиарЭлли» использует новую формулу экономики, о которой не подозревают даже президенты. Рита рассказала мне, что репликатор строит подземные трубопроводы, которые объединят все нефтяные месторождения в единую камеру.
— Дааа, — протянула я задумчиво. — Вижу в моем доме, нет ни каких секретов. Пора начинать увольнять сотрудников. Плесни мне еще этой дряни, — кивнула я ему на пустой стакан. — Ты, кстати, говорил мне, что очень плохо разбираешься в физике. Представляешь, что произойдет, когда все месторождения объединятся?
— Наниты пытались мне объяснить, но, похоже, мне и это тяжело понять. Вроде как давление упадет во всех камерах настолько, что добыча нефти станет просто невыгодным делом. По планете прокатятся несколько землетрясений. Правительства, которые подсаживали свои страны на нефтяные иглы, так сказать делали деньги на продаже этого ресурса, попросту обанкротятся. А связанные по рукам и ногам вашими долгосрочными контрактами останутся вашими вечными должниками. Зато в вашей подводной платформе на Бермудах начнет бить золотой фонтан. Простите Эллис, но ваша дочь в чем-то права, вы в некоторой степени жестоки.
— Купер, — улыбнулась я, поднимая свой стакан вверх. — Давай выпьем за газ, нефть, железную руду и долговые ямы перед маленькой и скромной компанией «ЛиарЭлли». В составе, которой будет находиться четвертая «плеяда» — это легендарная энергетическая корпорация «Эльдфель-Эшленд», уже совсем скоро она под моим чутким руководством запустит первый в мире реактор холодного синтеза. И именно она в две тысячи сто тридцать седьмом году продемонстрирует способ добычи гелия-3 из атмосферы Сатурна, — я выпила залпом, и мне показалось, что меня уже слегка заносит на поворотах. — Черт, что за гадость мы с тобой пьем?
— Это Шотландский Single Malt Scotch Whisky мисс Эллис, — улыбнулся Купер. — Тысяча восемьсот пятьдесят восьмого года.
— У нас еще много этой дряни? — подмигнула я ему.
— Этого года еще пятнадцать бутылок.
— Отлично, наливай.
Спустя час Купер, немного качаясь, поплелся еще за одной бутылкой. А когда он вернулся, то вернул наш разговор опять к Алисе. Обстановка слегка разрядилась и он решил, что пора меня брать так сказать в оборот.
— Эллис, может быть вам стоит сделать себе перерыв в работе? — как бы случайно спросил он, разливая виски по стаканам. — Было бы здорово, если бы вы с Алисой съездили куда-нибудь. Ну, там покататься на лыжах или поплескаться в океане.
— Дьявол, Купер, я еще не так много выпила, чтобы не понимать к чему ты клонишь.
Он протянул мне наполненный стакан и изумленно уставился на мои ноги, которые распахнувшийся халат больше не прикрывал. Я проследила за его вдумчивым взглядом и опять запахнулась.
— Эй, Купер, — позвала я его. — Хватит пялиться. Скажи мне, что я делаю не так? Почему моя дочь меня ненавидит? У нее ведь есть все, о чем только можно мечтать. А ей чего-то еще не хватает? Ей всего семнадцать лет, а у нее уже два высших образования, собственный остров в тихом океане, пять нефтяных вышек, три карьера по добыче металла, восемь танкеров. Что ей еще нужно? Она сама всего добилась, она хотела этого и я не мешала ей.
Купер как-то тяжело опустился в свое кресло и вытянул ноги. Было видно, как он о чем-то думает. По его лицу пробегали мелкие морщинки, и он время от времени улыбался. Я перевела свой взгляд на книжные полки, которые вытянулись вдоль стен моего кабинета. Огромная люстра, висевшая под потолком, отбрасывала мягкие и слегка размытые тени, и мне было грустно. Мне было тяжело осознавать, что моя дочь меня ненавидит. И я не понимала почему.
— Эллис, вы должны отпустить свою дочь, — заговорил вдруг Купер. — Она ненавидит вас за то, что это ваши деньги, она просто брала с вашего счета нужные ей суммы и вкладывала их в свой бизнес. Да, ее формула всегда приводила ее к выигрышу, и ее дело процветает, но Алиса хочет сама добиваться своего счастья. Ей необходимо что-то делать самой. Понимаете? Начать с нуля, только голая идея и пара баксов в кармане. Ей нужно испробовать свои силы, испытать их с нулевой точки. Да и вы постоянно отсутствуете дома, ей не с кем поделиться своими мыслями и переживаниями.
— Ты с ума сошел, — закатила я глаза и залпом осушила очередную порцию алкоголя. — Алиса королева! Она начнет строить свой город богов. Она будет подчинять себе волю людей. Ее тело испускает такое количество различных феромонов и всякой другой гадости, что уже через год ей будут поклоняться тысячи.
— Это уже началось.
Купер смотрел на меня таким взглядом, что наниты как сумасшедшие принялись расщеплять алкоголь в моей крови. Я трезвела с каждой секундой и уже через пару минут мои кисти вспыхнули синим пламенем.
— Повтори, что ты сказал? — я поднялась с кресла и, упёршись пылающими ладонями в столешницу, наклонилась к нему ближе.
Кабинет наполнился запахом горящего дерева, а на столе появились темные пятна от моих рук. Купер сжался от страха в своем кресле и умоляющим взглядом смотрел на меня.
— Ладно, — погасила я пламя. — Я немного погорячилась. Но я уже четыре дня как вернулась из России и ты только сейчас говоришь мне, что Алиса проснулась?!
Я грохнула ладонью по столу, и он жалобно хрустнул.
— Ты тварь бесхребетная! — закричала я на него. — Я ведь доверяла тебе. Как ты мог молчать все это время? Когда это произошло?!
— Две недели назад, — ответил он. — На ее дне рождения. Вас не было здесь, и я подумал, что это ложная тревога. Я только теперь понимаю, что она держала меня под контролем. Алиса вечером отправилась в ночной клуб с друзьями и уже под утро она позвонила мне и попросила, чтобы я приехал и забрал ее. Когда я вошел в клуб, то увидел, как она стояла посреди танцпола, ее тело переливалось от синих всполохов, а перед ней на коленях стояла толпа. Они поклонялись ей как богине. Я сам тогда грохнулся на колени и, опустив голову, боялся даже взглянуть на нее. Стены звенели от напряжения, а в голове звучал ее голос: «Падите ниц перед своей королевой Альфа», — говорила она. Но уже через полчаса все вдруг прошло, а Алиса просто растворилась в воздухе, и когда я вернулся в свою машину, то увидел, как ваша дочь прячется на заднем сиденье. Она рассказала мне, что когда она мне позвонила, у нее поднялась температура, и ее мутило от какого-то наркотика, а что было, потом она совершенно не помнит. Я и предположить не мог, что она взяла меня под свой контроль.
— Ты ведь обещал мне, что позвонишь, как только заметишь что-то странное в ее поведении. Пошел вон из моего дома! Я найду тебя потом. Алису нужно изолировать срочно. Черт, черт, как же это не вовремя, — я принялась ходить по кабинету в раздумьях что предпринять, а Купер смотрел на меня, не отрывая своего взгляда.
— Эллис, позвольте мне остаться с вами, — дворецкий встал со своего кресла и взял меня за руку. — Я хочу, чтобы вы позволили мне быть рядом с Алисой. Вы можете даже взять мой разум под свой контроль, но прошу вас, она считает меня близким человеком, она доверяет мне.
— Ты не понимаешь, о чем просишь, — я высвободила руку и направилась в комнату своей дочери. — Помоги мне перенести ее в камеру передачи массы, мы отправляемся на подводную платформу.
Когда мы с Купером подняли Алису с ее кровати, она проснулась и принялась опять кричать на меня. Пришлось запустить ее нанитов на чистку ее крови от всех инородных веществ. Ее взгляд стал осмысленным, и она перестала ругаться, было видно, что Алиса понимает, что я догадалась о пробуждении в ней королевской крови, и она не сопротивлялась.
— Мама, — позвала она меня, когда мы спустились в подземный ангар, где стояла «Игла» и была расположена камера. — Ты хочешь изолировать меня от моего народа?
— Да, прости меня, но у людей не должно быть королевы. Человечество свободно от договора Альфа. И ты не будешь их подчинять для ассимиляции.
— Ты не можешь мне запретить то, что я должна делать, — Алиса остановилась у двери и посмотрела мне в глаза. — Мама, это мое призвание, это моя природа.
Ее зеленые глаза были как бездонные озера, кожа ее тела переливалась теплым золотом, и от моей дочери исходил нежный запах Лиары. Купер опять бухнулся перед ней на колени и ткнулся лбом в пол. Я не знала, что такое возможно, но меня вдруг потянуло к Алисе, я видела перед собой лицо Лиары, я хотела прикоснуться к ней. Но наваждение прошло, и в моей голове пронеслись все данные по использованному моей дочерью коктейля из феромонов.
— Тварь, — отвесила я пощечину Алисе. — Ты пробудила во мне зверя. Как ты могла?
— Мама, ты не можешь мне запретить быть королевой, — ответила она и попятилась к выходу. — Это моя природа и я не могу бороться с ней. Отпусти меня, пожалуйста. Я обещаю, что научусь контролировать свои чувства, но только не сейчас.
— Ты беременна? — пошла я за ней следом. — Только скажи мне правду. Я не буду тебя подчинять. Только не лги мне.
— Нет, я не беременна, — ответила она, переступая порог лифта. — Я знаю, что моя дочь будет управляющей Альфа и мне страшно. Но я люблю Алекса, мне тяжело бороться со своим внутренним «я». Отпусти меня мама, я вернусь, как только разберусь в себе. Умоляю, дай мне время, хотя бы года три, и когда мне исполнится двадцать, я вернусь к тебе и буду делать все, что ты мне скажешь.
— Алиса, если ты забеременеешь и родишь, я убью этого ребенка, — остановившись, я смотрела, как по щекам Алисы стекали слезы. — Я не допущу, чтобы люди начали свою ассимиляцию, и я приложу к этому все свои усилия. Мне жаль, но человечество имеет право на свое не зависимое существование. Так что подумай о последствиях и не смей перечить мне.
Она прижалась спиной к стенке лифта и, опустившись на корточки, закрыла лицо руками.
— Мама, умоляю, отпусти меня. Я вернусь через три года, обещаю. И не ищи меня, иначе мне придется покинуть эту планету. Я клянусь тебе, что не буду подчинять себе людей, я не буду их ассимилировать и создавать пользователей. Поверь мне, пожалуйста.
Я тяжело вздохнула и, подойдя к ней, коснулась ее головы.
— Иди, но помни, что я тебе сказала. Я убью твоего ребенка, когда он родится, и маленький народ не будет возражать. Мы единогласно признали, что люди имеют право на свое независимое существование. И как бы сильно я тебя не любила я исполню свое обещание.
Я вышла из лифта, а Алиса нажала кнопку надземного этажа и двери закрылись. Я поняла, зачем она пытается убежать и скрыться от меня. Биология Альфа иная и моя дочь вот-вот может забеременеть, если это уже не произошло. Остается только надеяться, что ей хватит силы воли противостоять своей природе. Но это она должна понять сама без моей помощи. А мне придется выполнить свое обещание и как бы мне тяжело не было осознавать, что я должна убить свою внучку, я сделаю это ради грёбаного человечества. Я еще сильнее стала ненавидеть людей — это они во всем виноваты. В том, что я появилась на свет, в том, что я отдаю свою жизнь ради этой сраной Галактики и теперь мне нужно опять спасать их развращенный жестокостью мир. Люди, как крысы, уничтожают слабых, поклоняются сильным и постепенно убивают себя как расу и будет весьма неприятно осознать, что все мои усилия по их спасению будут напрасны. Хотя, если ассимилировать их, я получу огромную армию, и мой народ возродится из праха. Но эти мысли нужно оставить на потом, сейчас мы с моей дочкой в чуждом для нас времени.
Я нажала кнопку вызова лифта и спустя минуту, передо мной открылись двери. Купер вошел в пустой лифт, и я прошла за ним, а когда мы поднялись наверх, я похлопала его по плечу.
— Ты просил меня дать время Алисе, — обратилась я к нему. — Теперь у нее есть три года. Но если она родит, ваш мир начнет изменяться, и уже через пятьдесят лет вы его не узнаете. Мне жаль, но раса людей будет поглощена нами. Чума вернется в Галактику.


Похожие материалы
История будущего | 16.04.2011 | 1830 | 10 | Alien656, История будущего | Alien656
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 50
Гостей: 36
Пользователей: 14

Mariya, Kailana, evrya, zelhe, ale90810911, MacMillan, Alzhbeta, FallenAngel, Faler92, ARM, bug_names_chuck, Bokozan, Darth_LegiON, Батон
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт