Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » История будущего

История будущего. 17



Поднявшись в центр управления, я плюхнулась в свое кресло.
- Автопилот отключен, - сообщил мне борт-оператор. – Вы принимаете управление на себя?
- Да. Перейти в режим навигации.
Я положила голову на подголовник и расслабилась. Сознание слилось с «Иглой». Теперь я корабль. Передо мной вспыхнула карта, сделанная со спутника. И я, выделив на ней три точки, указала координаты для пункта назначения....



Поднявшись в центр управления, я плюхнулась в свое кресло.

— Автопилот отключен, — сообщил мне борт-оператор. — Вы принимаете управление на себя?

— Да. Перейти в режим навигации.
Я положила голову на подголовник и расслабилась. Сознание слилось с «Иглой». Теперь я корабль. Передо мной вспыхнула карта, сделанная со спутника. И я, выделив на ней три точки, указала координаты для пункта назначения.

— Принять координаты полета, — отдала я приказ. — Установить маяк для передвижения репликатора. Вывести терминал голосовой связи с телефонной сетью планеты.
Фрегат сорвался с места и стремительно начал набирать скорость.

— Вашу связь с телефонной сетью могут обнаружить, — предупредил меня борт-оператор. — Выйти из стелс режима?

— Нет, просто изменять префикс с частотой в семь секунд.

— Команда принята. Введите, пожалуйста, номер для соединения.
Я набрала номер Далай-ламы и тут же услышала его голос. Передав ему координаты маленького островка в Бенгальском заливе, и послушав лопотание Алисы, я разъединила связь. «Итак, — принялась я размышлять, когда фрегат прибыл в точку назначения и погрузился под воду. — Его Святейшество возьмет в прокат гидросамолет и прибудет сюда уже к вечеру завтрашнего дня. Репликатор, как только войдет в воду начнет передвигаться намного быстрее, но ему все равно потребуется неделя, чтобы доплыть. Значит, у меня есть почти пять дней в запасе». А теперь купаться! Я вскочила с кресла и помчалась в свою каюту, на ходу снимая с себя одежду.

— Ух-ты, — вырвалось у меня, когда я ворвалась в ванную комнату и увидела, как за прозрачной стеной плавают разноцветные рыбки. — Обалдеть.
Я влезла в огромную ванну и включила забор воды из океана, ну а когда она наполнилась, я растянулась в соленой воде и принялась наблюдать за маленькими стайками рыб. «Жаль этого никто не видит кроме меня». Переместившись ближе к панели управления, я включила музыку, и комната наполнилась приятными звуками рояля. «Мое сознание плавает в океане безмятежности. Теплая вода расслабляет тело. Музыка, которая ласкает слух, погружает в невероятный и прекрасный мир спокойствия и умиротворения. Я хочу делать только то, что хочу делать я. Никаких правил, никаких запретов. Абсолютная свобода». Солнечные лучи пробивались сквозь толщу воды и создавали на песчаном дне причудливые узоры. «Игла» покоилась в пятидесяти метрах под водой на белоснежном песке.

«Ну и что, что я предавалась любви с генералом трое суток, — попыталась я оправдать саму себя. — Подумаешь. Я убила больше сотни людей, пятьдесят собственноручно и потом взорвала военную базу. Когда Габри чуть не упала на Землю, погибло больше полумиллиарда жизней. Лишь чудом удалось избежать катастрофы не только в планетарном масштабе, но и не нарушить временной континуум. А как повлияют мои дальнейшие действия на жизнь планеты»? Я отвлеклась от своих мыслей и поклацав кнопками на консоли, включила подогрев воды. И с упоением погрузилась под воду, задержав дыхание и закрыв глаза. «Мое новое тело лишено низменных человеческих недостатков, — подумала я. — Теперь я абсолютный симбионт».

— Черт возьми, — выдохнула я, высовывая голову из воды. — Мне теперь будет намного, сложнее перемещаться обычным транспортом.
Какая-то стайка рыб ткнулась в прозрачную стенку и в испуге помчалась прочь. «Температура моего тела тридцать восемь градусов, — вернулась я к своим размышлениям. — Это ведь больше, чем температура обычного человека».

— Дерьмо, — плюхнула я рукой по воде.
«У Камилы и Алисы такая же температура, — пронеслось в моих мыслях. — Но если Камила живет среди знающих о ее происхождении людей, то Алиса совершенно уникальна в этом времени. Как только я могла не заметить, как к ней относятся те, кто держал ее на своих руках? Конечно, они не подавали никакого вида, но ведь понятно было, что они чувствуют повышенную температуру у малютки. И зачем я убила стольких людей на военной базе, когда забирала репликатор? — пронеслось вдруг в моей голове. — Я допустила ошибку, когда позволила зверю внутри меня вырваться на свободу. Словно меня подменили. Да, я всегда была жестокой. Я убивала, но я всегда знала, что я делаю и зачем. А тут»? Я почувствовала неприятный укол совести и опять плюхнула ладонью по воде. Когда брызги исчезли, мне стало совсем дерьмово.

— Идите все к дьяволу! — закричала я. — Это моя жизнь! Что хочу то и буду делать! С кем хочу, с тем и сплю! Кого хочу, того и убиваю! Нет у меня никакого господина, кроме моего Бога, — я опустила голову. — А мой Бог проклял меня, — пробормотала я вполголоса. — Он ненавидит это тело с разумом хищника.

Наверное, я схожу с ума. Выбравшись из ванны, я прошла в каюту и, сняв защитный чехол с кровати, рухнула на нее. «Одна на корабле. Одна во всем мире». Я подтянула к себе подушку и уткнулась в нее носом. «Это именно проклятие. Как иначе? Какая же я дурра. Мне нужно остановиться, а я вместо этого только начинаю набирать обороты».

— Это галактианцы во всем виноваты, — буркнула я, вытирая слезы. — Это они воскресили маленький народ. А потом и я воскресла.

Да их самих создали для борьбы с Пожинателями. Какая-то гребаная раса «Хронус» решила поиграть в богов и, раскопав корабль моей мамы, создала расу «Зейофы», а они быстренько похоронили своих создателей и назвали себя «Существа света». Короче, на языке Альфа это галактианцы. Уроды. Перед моими глазами вдруг вспыхнул космос. Я вскочила на ноги и затрясла головой, отчего капли с моих волос полетели в разные стороны, привнося в идеальную чистоту маленькие крупицы хаоса.
— Что за хрень? — вырвалось у меня.

Обмотав голову полотенцем, я осторожно легла обратно и полезла под одеяло. Но как только я опять закрыла глаза и начала проваливаться в дрему, все повторилось. Только теперь я его и слышала. Я резко села. «Может я, правда схожу с ума? — пронеслось у меня в голове. — Вдруг этот долбанный ключ в той самой табличке что-то закоротил в моем и так беспокойном мозгу»? Это было похоже на действие протеанского маяка. Только в сто раз ярче. Картинки были, как живые, я ощущала холодную бездну космоса, слышала, как где-то рядом шуршало астероидное скопление и иногда астероиды громко потрескивали, сталкиваясь друг с другом.

«Новое послание от какой-то идиотской расы? Или это что-то другое»? Я легла обратно и, завернувшись в одеяло, повернулась набок. Новое видение захватило меня врасплох, и я оцепенела. «Это же моя родная планета! — наверное, на моей голове волосы встали дыбом и вылезли из-под полотенца. — Это моя Ариетта! Мой мир»! Но передо мной плавали осколки. Двойное солнце играло лучами в астероидном поле. Мой мир был уничтожен. Слева от меня пролетел Властелин, и чуть дальше я увидела Предвестника. За ними сотня, нет, тысяча кораблей Жнецов, которые разворачивались и улетали прочь от разрушенной планеты. Я последовала за кораблями, словно меня привязали к ним, и пару раз дернувшись, я, перестала сопротивляться. Мне было больно, сердце рвалось на части от того, что я увидела, но видение не отпускало меня, и я просто плыла, покорившись своим победителям. «Пусть и меня убьют вместе с моей планетой».
— Властелин, — услышала я голос Предвестника. — Как такое могло получиться? Почему Альфа взорвали свою колыбель? Что было на Ариетте?

Я прислушалась внимательнее. «Неужели мы сами взорвали свой мир? Но разве такое возможно»?

— Там была система управления Галактическим календарем, — ответил Властелин. — Майя могла сжечь всю Галактику. Если ее активировать то... Галактика погибнет.
— Но зачем уничтожать всю планету?

— Думаю, что Альфа сдались. Мелиса не в силах противостоять нашей мощи, и она скоро погибнет. Борт-оператор ее корабля после уничтожения Ариетты решил перейти на нашу сторону.
Теперь мне стало понятно, почему Патрик перешел к Жнецам. Так, наверное, поступили бы многие Альфа. Единство разума и союз с маленьким народом делал нас одной громадной семьей, но в этом были и свои минусы. Альфа могли быть повержены горем и миллиарды представителей нашей расы наверняка отключились от сети императрицы, чтобы образовать временные локальные связи. Когда один член семьи убивает другого, нарушается единство. Мою маму просто не поняли. Ведь только она могла отдать подобный приказ, и только ей было под силу справиться со своим горем, а когда от нее начали отключаться, разрывая сеть, Альфа остались без поддержки, их просто и без особых усилий убивали Жнецы.

— Мелиса несет в себе дитя тьмы. Эта принцесса была зачата от великого союза, с представителем Галактики Андромеда.
— Да, — ответил Властелин после некоторой паузы. — Ее последняя надежда была зачата от двух существ. Темного зверя и убитого мной генерала Миллета. Но я могу предположить, что если эта девочка выживет, то она просто сойдет с ума. Ее старшая сестра была зачата, как королева, но оказалась неуправляема, и Мелиса убила ее, когда она только вышла из младенчества. Это была Альфа в обличье зверя. Никогда императрицы не убивали своих детей и вот Мелиса первая, кто это сделал. А ее последняя дочь будет принцессой. Совершенные инстинкты и хищное сознание от темного зверя, а тело Альфа от Миллета.

Жнецы плыли в космосе, медленно приближаясь к ретранслятору, и я плыла вместе с ними. «Значит, я действительно зверь, — подумала я. — Вот почему мое сознание растворяется в инстинктах. Я не могу остановиться, когда ощущаю запах крови. Словно схожу с ума. Боже, ну зачем ты позволил мне воскреснуть? Союз с темным зверем. Кто же эти ужасные твари, о которых даже Жнецы говорят со страхом»?

Я оглянулась на остатки своей родины, и сердце сжалось от боли. Просто астероиды. Обычное облако из груды камней моего любимого и погибшего мира. Я даже не видела свою планету. Это несправедливо. Теперь я понимала, что чувствовали кварианцы, покидая свой мир. Во мне закипала злость. Я готова была рвать и метать. Убить любого, кто встанет у меня на пути. Разум темного зверя был сильнее меня. И я с трудом сдерживала свой гнев.
— Ты озвучил тревожные мысли, — снова заговорил Предвестник. — Что если девочка выживет и родится? Она либо уничтожит нас, либо погубит Галактику?

— Она дитя хаоса. И если она родится, то умрет через два года. Маленький народ не сможет удержать ее разум, а девятая цепочка в ее ДНК будет нести в себе абсолютный хаос Темного зверя. Я прочитал это в сознании Миллета и увидел ужас от того, что Мелиса сделала.
— Разве Миллет не знал, на что он идет?

— Предвестник, я знаю Мелису, — Властелин опять замолчал, казалось, он предается каким-то давним воспоминаниям, и вот спустя несколько минут он заговорил опять. — Если Последняя надежда выживет и ей не удастся подчинить себе темный разум, то Галактика обречена. Эта девочка будет сеять хаос намного больший, чем все Альфа за всю историю своего существования. Она еще большее зло. Нам не удастся искоренить его так, как мы уничтожаем Альфа. Эллис будет Альфа и Омега одновременно. Могущество расы Альфа и совершенное сознание темного зверя. Нам нужно приложить все усилия, чтобы не допустить возрождения маленького народа. Иначе, образовав симбиоз с ее разумом, они заключат сделку с темным убийцей.
«Темный убийца», — повторила я за Властелином. Меня вдруг начало разворачивать в сторону, и я поплыла от авангарда Жнецов прочь.

— Это корабль зверя! — загромыхал Властелин. — Не дайте ему уйти!
Передо мной появились длинные щупальца и, вытянувшись далеко вперед, начали извиваться в причудливом танце. «Я живая! — пронеслось у меня в голове. — Я живой корабль»! Щупальца искривляли пространство, и я увидела, как открывается гравитационный колодец. Началось падение, и в этот миг мое тело пронзила невыносимая боль. Я падала в спасительную тьму, но понимала, что мое сознание умирает. Меня сбили враги моих хозяев, и я не смогла принести им вести о том, что у последней надежды есть невероятно меленький шанс выжить, а Жнецы думают, что Майя это механизм, устройство, и оно было уничтожено. Моих щупалец коснулись, другие, и моя память растворилась в сознании среди моих сородичей. Хозяева, которые научили меня путешествовать среди звезд, никогда не узнают о том, что были хорошие новости. Девочка может выжить и сжечь Галактику Млечный Путь, подарив ей тем самым долгожданную свободу. А моя любимая хозяйка Мелиса так и не дождется меня.

Я резко села, в своей кровати обливаясь холодным потом, и закашлялась, зажав рот ладонями, я подавила приступ тошноты.
— Охренеть, — только и смогла выговорить я, когда меня немного отпустил приступ кашля. — Борт-оператор, — крикнула я, выбираясь из мокрой постели. — Проанализировать мое поведение во время сна, — я дрожала, и тело плохо слушалось, свесив ноги с кровати, я плюхнулась на пол. — Черт, как все болит, — простонала я.

— Вы перемещались в темную зону, — ответил борт-оператор через пару минут. — Похоже, что с вами уже случалось нечто подобное на корабле «Нормандия», это есть в вашей генетической памяти. Но тогда вы уходили не полностью и всего на двенадцать минут. А это перемещение продлилось восемь часов. Ваше сознание находилось в другом спектре Вселенной. Могу предположить, что оно было и в другом временном континууме.
— Час от часу не легче, — пробурчала я, поднимаясь с пола. — Это что-то новое? Я могу туда еще раз провалиться?

— Это возможно, — ответил мне автоматический борт-оператор своим ледяным тоном. — В вашей ДНК присутствует ДНК «Шааури-Арааш — Темного зверя», а они обитатели темной материи. Ваша мать Мелиса Шепард наткнулась на них в Галактике «Андромеда». Она родила их королеву, но девочка не была способна ассимилировать данную расу. Она родилась с телом Альфа, но спустя пять лет она начала меняться и у нее проявились признаки Шааури-Арааш. Ваша мать погрузила ее в стазис-камеру, которая долгое время находилась на «Ариетте», но после уничтожения данной планеты, информация о месте нахождения камеры отсутствует. Ваше зачатие произошло от союза трех кровей, но так как смешение крови было обоюдным со всех сторон, вы были зачаты, как принцесса. А ДНК Шааури-Арааш в вашей ДНК несет память их вымершего народа.
— Это может влиять на меня, подавляя разум Альфа? Нет, не так. Данная память влияет на остальные цепочки ДНК? Она может причинить вред моим детям? Она может причинить вред мне? Проанализировать все возможные варианты и выдать ответ в процентном соотношении. Учесть влияние данной памяти на мое сознание и сознание маленького народа. Определить риски связанные с нарушением симбиоза.

Борт-оператор, похоже, задумался. Я прошла к шкафчику и надела майку и джинсы. Умылась, почистила зубы, пошлялась по остальным каютам на этом этаже и вернулась готовить себе завтрак из полуфабрикатов, которые запасла, когда жила в монастыре. Конечно, это нельзя назвать полноценной едой, но все, же разогретая в микроволновке рыба немного утолила мой голод, и желудок довольно заурчал. Поджав под себя ноги, я устроилась на пуфиках и, раскрыв терминал, похожий на небольшой ноутбук, полезла проверять электронную почту.
— Все данные были обработаны, — раздался металлический голос борт-оператора, и я от неожиданности выпустила из рук терминал, который грохнулся на пол. — ДНК Темного зверя, — начал он свое повествование, а я, подняв терминал, отставила его на журнальный столик. — Может производить, свое влияние только на вас, императрица Эллис Шепард. Но если рассматривать влияние ДНК памяти на сознание, то можно со всей уверенностью заявить, что подобное влияние могут производить и остальные семь цепочек чужого ДНК материала. И все же подобное предположение ничтожно мало, всего три десятых процента. Тем не менее, вероятность влияния возрастает, если вы намеренно погружаете свое сознание в чужеродную ДНК. Но оно кратковременно и вы способны контролировать подобные погружения. Как, например, в последний раз. Ваше сознание всегда оставляет метку при погружении и, воспользовавшись данной меткой, вы возвращаетесь обратно. Сбои в работе вашего сознания исключены, а процент вероятности подобной и гипотетической ситуации составляет две сто тысячных процента.

Таким образом, практически полностью исключается потеря сознания Альфа, оно всегда остается доминантным при любом принятии любого решения. Если гипотетически представить, что вы попадаете в какую-либо сложную ситуацию и обращаетесь к ДНК памяти какого-то существа из восьми представителей поглощенных вами рас, то по выходу из данной ситуации, вы всегда вернетесь в исходное состояние. А именно — в любом случае вы останетесь симбионтом Альфа. Процентное соотношение данного случая можно выразить как сто процентов. Ваши дети вообще не способны оперировать чужеродными ДНК, они могут только извлекать из них информацию для своего интеллектуального развития или прибегать к данной памяти, как к шаблону для последующих манипуляций с ассимилируемой расой.

Иными словами погружение в чужеродную ДНК для них исключено. А влияние на их сознание данной чужеродной ДНК в процентном соотношении можно рассматривать как три стотысячных процента. Единственный случай подобного влияния имел место при рождении королевы расы Шааури-Арааш и лишь потому, что данная раса была не подвержена процедуре ассимиляции из-за своего иного физического строения и природе происхождения. Поэтому и была уничтожена после вашего зачатия императрицей Мелисой Шепард. Влияние чужеродной ДНК памяти на представителей маленького народа также полностью исключено в связи с отсутствием их собственной ДНК, они инертны. А влияние на их сознание вообще не представляется возможным, они симбионты иного уровня восприятия.

Борт-оператор замолчал, я пыталась переварить и усвоить все то, что он мне наговорил. «Выходит, что волноваться вообще не стоит, — подумала я. — Просто нужно научиться контролировать в себе остальные ДНК. Получается, что я чаще всего обращаюсь к ДНК памяти Темного зверя, поэтому и такая стерва, — я улыбнулась. — Черт, как это все увлекательно. А вдруг во мне есть ДНК память какого-нибудь дурацкого пацифиста, и я превращусь в розовое, милое и пушистое создание».
— Мир всем обитателям сраной Галактики Млечный Путь, — крикнула я. — Только любовь может победить войну. Я хочу любить Жнецов.

Меня накрыла волна истерического хохота от представшей перед глазами картинки розового корабля Жнеца увешанного праздничными ленточками и стоящего посреди усыпанного цветами поля.
— Вот дерьмо, — хохотала я, и гулкое эхо отдавалось от стен моей каюты. — Розовый Жнец. И пушистый. Ну, хохма, честное слово. Обязательно расскажу об этом Джокеру.

Намного успокоившись, я пристроила терминал у себя на коленках и принялась перебирать письма. Опять от Валерика пришло три письма. «Вот зануда, — ругнулась я про себя. — Никак не может забыть мой адрес. Пишет и пишет». Два письма от профессора Говарда Бекмана. «Похоже, он тоже решил меня достать». И одно письмо от профессора Дэвида Боуина. Открыв его, я принялась читать вслух.
«Уважаемая Эллис Т’сони прошу вас не загружать мне мозг всякой ерундой, — о, как сразу в карьер. — Пришлите мне чертежи, — принялась я читать дальше. — Того самого устройства, которое вы описываете».

— Ага, разбежалась, падаю и коленки сбиваю, — пробурчала я. — Вам еще рано знать, что такое «стабилизатор массы». Поковыряйтесь в моих расчетах для начала.
«Так как вы хреновый математик, — написала я. — Отправляю свою работу профессору Говарду Бекману в Калифорнийский университет. Он будет очень рад новой головоломке».

Отложив терминал, я уставилась на черно-белое изображение Лиары, которое умный металл срисовал из моей памяти и расположил его на столешнице маленького журнального столика. Ее глаза опять притянули меня, словно магнит и я всматривалась в них и пыталась их вспомнить. Казалось, прошла целая вечность с того момента когда мы были рядом друг с другом. И так по идиотски расстались.
— Теперь я занимаюсь торговлей информации.

Сообщила она мне в своем кабинете на Иллиуме.
— А я вот опять бегаю, стреляю, рискую своей дерьмовой жизнью, ради этой дерьмовой Галактики.

Ответила я тогда.
Лиара отвернулась от меня, а я не могла отвернуться от нее. Я напивалась, вела себя, как развязная девка, готовая переспать с первым встречным, кидалась под пули в поисках своей смерти. И все для чего? Как только Гаррусу удалось меня остановить? Но он вот погиб, а я жива и продолжаю кидаться под пули. Джейкоб погиб и я, беременная, чуть с ума не сошла. Кайден с Мирандой, а мне как нож в сердце. Я вытерла выступившие слезы. Эти дерьмовые женские слезы.

— Почему я не мужик? — пробормотала я. — Им-то гораздо проще.
«Переспал с кем-то — мужик! Переспал еще с кем-то — крутой мужик! Никаких слез, никаких угрызений совести, а тут вот шаг вправо, шаг влево все, шлюха. И почему мне так тяжело? Даже Жан испугался и решил свалить в кусты. А я ведь доверяла ему».

Сидя на пуфиках поджав ноги, я размазывала по щекам проклятые слезы. Я ненавидела себя за то, что я такая. Наверное, я, чересчур, правильная, если меня так трясет из-за моих поступков. Раньше ведь ничего подобного не происходило. Я спала, с кем хотела и делала все, что мне вздумается. Но что-то изменилось, Лиара что-то со мной сделала и теперь мне невыносимо больно. Все-таки лучше быть бездушным Темным зверем. Или машиной с железной логикой и без сердца внутри. Так, по крайней мере, все понятно. Слеза повисла на кончике моего носа и сорвалась вниз, а я ускорилась во времени и, подставив под зависшую в воздухе каплю, ладонь вернулась в нормальный поток времени. Она плюхнулась, и в ней заиграли крохотные разноцветные пятнышки, а моя кожа каштанового цвета на мгновение отбросила в ней золотой оттенок. Как я могу кому-то объяснить, почему я такая, если сама не знаю кто я на самом деле. Я понятия не имею, для чего я живу. Постоянная гонка со временем. Постоянные драки и убийства. Я белка, которая бежит внутри гребаного колеса. Только одно направление только постоянная скорость. Наверное, я слишком часто себя жалею. Сижу и хнычу. А я ведь уже почти два года не видела свою маленькую Камилу. Слезы опять потекли с новой силой, словно какой-то дебил открыл кран.
— Ну, почему так больно? — принялась я рыдать навзрыд. — Ну, неужели мне нужно постоянно рвать глотки всем и каждому, чтобы выжить? Что за дерьмовая жизнь? Почему мне так больно? Сраная икона! Гребаный локомотив человечества! Идиотка! Лезу постоянно не в свое дело. Дурра набитая!

Мне стало плохо, и голова готова была лопнуть от боли, а наниты просто висели во мне и ничего не делали. Маленький народ понимал, что рано или поздно я сорвусь, и я была благодарна им за это. Поэтому и рыдала в полном одиночестве в совершенно пустом корабле, который лежал на дне индийского океана. Никто не должен знать о том, что мне плохо. Ни одна живая душа не должна видеть, как поджав ноги, рыдает икона. Это мои слезы и это моя боль. Боль за то, что я убиваю. Боль за то, что не могу любить. Боль потерь и боль непонимания. Это расплата за все мои поступки.
А снаружи планета жила своей обычной жизнью. Небо — синее, океан — огромен, ветер — дует. Что еще нужно? Счастья? Так ведь оно у каждого свое. Напился с утра и счастлив. Получил премию и доволен. Родился ребенок — просто супер. Ну, а если умер кто — это ерунда, пусть земля и так далее будет ему бла — бла — бла. Все, нет человека, умер он. Только вот со мной как-то все не так. Умерла, не родившись, кто-то нашел, откопал, воскресил. Умерла опять, ляпнулась на какую-то планету, кто-то нашел, откопал, воскресил. Снова умерла, Тали нашла, притащила, наниты воскресили. Будто я тренажер для отработки технологии по возвращению в этот гребаный мир. Мои бренные останки никак не дают кому-то покоя. И как это называть?

— В обозначенном вами районе только что приводнился гидросамолет, — сообщил мне борт-оператор. — Модель самолета Catalina на борту три человека и ваша дочь. Выйти с ним на связь?
— Проклятье, — ругнулась я.

— Это не команда, — тут же ляпнул тупой и автоматический борт-оператор.
— Я знаю, что не команда, — парировала я. — Сообщи им, чтобы высадились на берег, а пилот, пусть улетает. Как только он скроется за линию горизонта, я подберу Его Святейшество, Пхубу-Таньба и дочку.

— Сообщение отправлено, пилот подтверждает команды.
«Ну, вот хоть Алиса не оставит меня одну», — подумала я и направилась в уборную умываться.
Когда самолет скрылся, я подняла корабль над водой и, подлетев к берегу, открыла аппарель. Далай-лама с Алисой на руках осторожно прошел внутрь, а за ним на борт поднялся и Пхубу-Таньба. И я опять погрузилась под воду.

— Поднимайтесь наверх, — сообщила я им по внутренней связи, когда «Игла» подняв небольшое облако песка, легла на дно. — Я сейчас встречу вас.
Открыв дверь на третью палубу, я увидела изумленный взгляд Далай-ламы перед собой. Он аж рот раскрыл.

— Эллис? — спросил он. — Вы... вы выглядите моложе. И... даже ваша седая челка исчезла.
— Потом, Ваше Святейшество, — ответила я, беря Алису из его рук. — Я потом вам все расскажу. Господи, солнышко ты мое маленькое, — прижала я к себе мою малышку. — Как же я по тебе соскучилась. Котенок мой сладкий.

Я отступила в сторону и жестом пригласила их пройти в мою каюту. Далай-лама устроился на пуфиках и принялся осматривать скромное убранство огромной комнаты. А Пхубу-Таньба осторожно пустился на более подробное изучение всех помещений. Я нянчила Алису на руках и так увлеклась, что не заметила, как меня разглядывает Далай-лама.
— Простите, Эллис, — извинился он, когда я обратила на него свое внимание. — Просто вы действительно выглядите моложе. Я никак не могу взять в толк, что с вами случилось. Вы даже светитесь от счастья, — улыбнулся он и поправил свои очки. — Вы удивительная женщина.

— Спасибо вам Ваше Святейшество, — перехватив Алису на правую руку, я протянула левую к нему и положила ладонь на его плечо. — Вы очень, очень сильно мне помогли. Я безмерно счастлива, что моя малышка снова со мной. Она давно кушала? — спохватилась я вдруг.
— Да, думаю, что она уже проголодалась, — он коснулся ее маленьких пальчиков и легонько пожал их. — Какая потрясающая девочка. Просто красавица. Вся в маму.

Алиса принялась кривиться и капризничать, явно требуя, чтобы я занялась ее кормлением.
— Ваше Святейшество вы простите меня, но я отлучусь, чтобы покормить Алису. Располагайтесь, как у себя дома можете даже посмотреть телевизор. Правда, вот изображение плоское, но думаю, что вам это не помешает. Борт-оператор, — позвала я. — Подключиться к телевизионным сетям данной планеты и вывести сигнал на голограмму.

Посреди каюты вспыхнула метра полтора в диагонали плоская голограмма, на которой расположилось около пятидесяти маленьких экранов транслирующих разные каналы. Я объяснила ему, как выбрать сеть, какую ему хочется посмотреть и как потом найти интересующий его канал. А сама отправилась в соседнюю каюту. Через несколько минут из коридора донеслась ласкающая слух музыка и Алиса начала дремать, удобно устроившись у меня на руках, пришлось ее слегка потормошить, и она опять принялась жадно чмокать. Казалось, я взобралась на вершину счастья. Вот она моя малютка. Лежит на моих руках и сонно хлопает глазами. Она рядом, я чувствую ее, я безмерно счастлива. Наниты медленно плавали в нас обеих и иногда перемещались от меня к ней и потом обратно. Они разделяли наши чувства, наши мысли. Это было совершенство. И у меня опять потекли слезы. Словно я впервые держу на руках свою дочку. «Вот дурочка, — пронеслось у меня в голове. — Опять плачу. Совсем с ума сошла». Когда Алиса основательно подкрепилась и провалилась в сон, я уложила ее на кровать и активировала сканеры на полную мощность, а сама направилась в свою каюту. Далай-лама откинулся спиной на спинку пуфика и, закрыв глаза, слушал симфонический оркестр, который транслировали по какому-то каналу. Пхубу-Таньба пытался забраться рукой в узкую щель между холодильником и стенкой, но увидев меня, подскочил и виновато сунул руки в карманы своих брюк. Я подошла к нему и, кивнув на Далай-ламу головой, улыбнулась.
— Он что, спит? — спросила я шепотом.

— Нет, — зашептал Пхубу-Таньба. — Он так медитирует.
— А ты чего потерял за моим холодильником?

Он виновато опустил голову.
— Я хотел его отодвинуть, — пробормотал он. — Посмотреть где он включается в сеть. Проводов ведь нигде нет. И розеток нет, и выключателей. В уборной темно хоть глаз выколи.

— Здесь нет электрических приборов, — ответила я все так же шепотом. — Все устройства автономны и работают на квантовой энергии нулевой точки, которая образуется от работы основной силовой установки корабля, а управляются с помощью сознания. Ну, или с помощью голосового режима. Если ты разбираешься в квантовой механике, то я тебе могу даже чертеж нарисовать и кучу расчетов к нему приложить. А мой холодильник, пожалуйста, оставь в покое. Хорошо?
Я улыбнулась ему и Пхубу-Таньба совсем поник.

— А как мне включить свет в уборной? — спросил он меня. — Мне очень нужно.
— Как зайдешь, слева от раковины есть маленькая пластина, приложи к ней ладонь и тебя идентифицируют. Я ввела вас уже в базу своих гостей и как только ты это сделаешь, освещение будет работать автоматически. Зашел, оно включилось, вышел, выключилось.

Он довольный помчался в уборную, а я присела на пуфик рядом с Далай-ламой.
— Ой, простите, — очнулся он. — Я задремал.

— Ничего, Ваше Святейшество.
Далай-лама некоторое время изучал мое лицо, и я пыталась сделать вид, что меня это нисколько не смущает. Наконец он улыбнулся и поправил свои очки.

— Эллис, вы, правда, стали моложе? Или вы что-то сделали со своим телом?
— Да, Ваше Святейшество, — ответила я. — Я действительно стала моложе почти на десять лет. Понимаете, когда репликатор совсем маленький и его ни разу не открывали, в нем скапливается очень редкий элемент, который способен изменять структуру живых тканей. А этот репликатор вдобавок еще и проспал, наверное, больше миллиона лет. В нем данного элемента хватит еще на два или три организма. Но потом я открою его, и такая функция исчезнет. Нет, он, конечно, сможет по-прежнему демонтировать и собирать живые организмы, но вот омолаживать он уже будет не в состоянии. Через пять дней он доберется сюда, и если вы хотите, то я могу проделать тоже самое и с вами.

Далай-лама смотрел мне в глаза, и мне стало немного не по себе.
— Простите, Я что-то не то сказала? Вы так на меня смотрите.

— Нет — нет, я просто пытаюсь понять. Как в такой хрупкой и прекрасной жен..., — осекся он. — Девушке, уживаются такая сила, воля, ненависть, любовь. В вас очень, много противоречий. Вот вы отдаете мне свою дочь, — принялся он вспоминать. — И я вижу в ваших глазах слезы. А потом я смотрю новости, и перед моими глазами возникает жуткая картина. Вы словно ураган проноситесь по самой закрытой и секретной во всем мире базе и оставляете после себя изуродованные тела. Будь-то ужасный демон, вырвался на волю и упивается кровью. База взрывается, а вы предаетесь любви, словно ничего и не было. Потом еще одно видение, как вы сжигаете свое сердце, погружаясь в бесконечную боль. И эта боль убивает вас снова и снова. Она выжигает на вашем огромном сердце глубокий шрам, а их там уже и так тысячи. Но вы терпите, и огонь продолжает резать, проникая в душу, в ваше сознание. Умоляю вас, Эллис. Скажите мне, зачем вы это с собой делаете? Зачем вы себя убиваете? Почему вы так себя ненавидите?
— А разве я должна себя любить? За что? Мое тело нельзя отмыть от чужой крови. Оно проклято всеми богами. Меня три раза воскрешали из мертвых. А зачем? Я даже на том свете не могу найти свой покой, — я поднялась и принялась ходить туда-сюда рядом с журнальным столиком. — Я полна мерзости и гадости. Мои поступки не имеют оправдания. Я жестокая от природы, и даже не вкусив молоко матери, я с рождения сею вокруг себя лишь смерть. Все кого я любила либо умерли, либо отвернулись от меня. Я чудовище и мне нет никакого прощения. Я не заслуживаю, милости только смерть может избавить меня от боли. Хотя я и в этом сильно сомневаюсь, наверняка эта боль найдет меня и на том свете. Если он, конечно, есть тот так сказать «свет», — остановившись, я, заглянула в глаза Далай-ламе. — Вокруг меня лишь тьма, которая может быть укроет меня от этого мира. И может быть тогда, этот мир вздохнет с облегчением.

Я вернулась на пуфики и, поджав ноги, уселась на них.
— Простите меня Ваше Святейшество, — уткнулась я взглядом в изображение Лиары. — Я тут много чего лишнего наговорила. Просто вы... ну... так сказали, что я ненавижу себя и меня немного занесло. Я, правда, не хотела.

— Я понимаю вас, — вздохнул он. — Даже очень хорошо понимаю. Эллис, я думаю, что ваше мироощущение немного иное. Вы воспринимаете окружающий вас мир как угрозу для себя. А себя, соответственно, как угрозу для этого самого мира.
— Вы пытаетесь провести со мной сеанс психотерапии? — ухмыльнулась я. — Умоляю вас, не утруждайте себя этим бесполезным занятием. В моей ДНК есть всего одна моя спираль и восемь спиралей совершенно иных, чужеродных, которые несут в себе генетическую память своих обладателей. Прибавьте к этому их культуру, их знания, разум наконец-то и вы получите сумасшедший коктейль. А так получилось, что когда моя мама добавляла в мою цепочку ДНК, ДНК существа, которое живет в темной материи, а значит в совершенно ином для нас восприятии, эта спираль оказалась несовместима с нашим материальным миром. И она создала параллельную копию всей моей цепочки ДНК в темной материи. Так, что я теперь существую в двух мирах одновременно. Я даже видела этому доказательство, когда моя голограмма на сканере одного моего знакомого ученого и лучшего друга раздваивалась и мерцала.

Передо мной вспыхнуло воспоминание о том, как я сижу на столе в лаборатории Мордина, и он не отрывая глаз от двойной голограммы, прикасается ко мне. Раз и голограммы слились в одну, он убирает от меня свою руку и опять их две. Мы тогда терялись в догадках, почему так происходит. А теперь я знала точный ответ. Я всегда выбирала темную сторону своего я, и мне было намного проще погружаться в ДНК память Темного зверя. Именно ее и начали строить наниты, поняв, что она для меня важнее всего. Я родилась жестокой. Улица научила меня быть жестокой. «Альянс систем» закалил во мне жестокость, и став СПЕКТР-ом я выпустила на волю свою жестокость, а она затопила мой разум.

Не зря Самара давала мне напутствие перед VIP баром «Темной звезды». «Будьте самой собой, — говорила она. — Выпустите своего зверя на волю». Она уже тогда знала, что я Темный зверь. И как мне победить его теперь, когда он гуляет на свободе? Как мне научиться контролировать инстинкты, которые я вырабатывала в себе всю свою сознательную жизнь? Быть может, я встречу подобного мне зверя, и он успокоит меня. Как Лиара когда-то нашла способ приручить меня и сделать послушной и ласковой. Я летала на крыльях счастья, когда была рядом с ней. Но теперь злость и ненависть опять топят меня в зыбучих песках моего сознания, и я снова становлюсь жестокой машиной, которая легко перегрызает глотки тем, кто встает у меня на пути.

Мы, молча, сидели с Его Святейшеством. Каждый думал о своем. А Пхубу-Таньба бродил по кораблю в поисках чего-то интересного и непонятного. Хотя я думаю, что для него весь императорский фрегат был удивительно интересным и совершенно непонятным.


Похожие материалы
История будущего | 01.04.2011 | 1602 | 5 | Alien656, История будущего | Alien656
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 36
Гостей: 31
Пользователей: 5

Corax, zelhe, Assassin-Tim, Grеyson, XIX
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт