Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » История будущего

История будущего. 16



- Пс, - шикнула я в спину солдата. – Не дергайся.
Он медленно повернулся и в его лоб уперся глушитель моего пистолета.
- Как тебя зовут? – спросила я.
- Билли, Билли Джеймс, - пролепетал он. – Как вы смогли пройти через минное поле?...



— Пс, — шикнула я в спину солдата. — Не дергайся.
Он медленно повернулся и в его лоб уперся глушитель моего пистолета.
— Как тебя зовут? — спросила я.
— Билли, Билли Джеймс, — пролепетал он. — Как вы смогли пройти через минное поле?
— Я его разминировала, — улыбнулась я. — Ты хочешь сыграть со мной в вопрос ответ? Если ответ правильный, ты сохраняешь себе жизнь еще на минуту. Ну, а если ответ неверный, — я тяжело вздохнула и покачала пистолетом перед его глазами. — Надеюсь, ты смышленый.
Он тоже тяжело вздохнул и потянулся к тревожной кнопке. А я слегка стукнула его пистолетом по лбу.
— Ай, яй, яй, — прошептала я. — Такой большой, а ума нет.
Билли отдернул руку от клавиши.
— Что вам нужно?
— Мне? — удивилась я. — Ах ну да, я ведь не просто так сюда пришла. Что-то мне все-таки нужно. Скажи мне Билли, где тут у вас черный вход? А то вот я уже тут час блуждаю и никак не могу найти его. Потом смотрю, стоит на вышке одинокий солдат, дай думаю, спрошу, вдруг он мне дорогу покажет.
— У нас нет черного входа, — промямлил он. — Только парадный.
— Вот черт, — ругнулась я. — Тогда прости, пойду, спрошу у кого-нибудь другого.
Я нажала на спуск. Едва слышный хлопок и приятное тепло от отдачи разбежалось по моей руке. Билли с дыркой в голове упал мне в ноги. Потянув носом сладкий запах крови и пороха, я зажмурилась от удовольствия и выдохнула.
— Черт, как это здорово, — прошептала я. — Снова охота.
Прожектор прочертил воздух совсем рядом и я, пригнувшись, кинулась к центральным воротам. Убив по пути еще пять охранников, я, словно вихрь, влетела на КПП. Тут уже мне не удалось проскочить незаметно. Охранники подняли тревогу и я, отстреливаясь, помчалась по коридорам вниз. «Игла» уже должна была быть где-то совсем рядом, и тут раздался жуткий треск, на меня полетели обломки от бетонной стены, и я повалилась на пол. «Отлично, — пронеслось у меня в голове. — Вот и первая торпеда. Еще четыре и императорский фрегат уйдет под землю». Автопилот отлично справлялся. Когда я поднялась и добежала до первой развилки, где-то рядом опять шарахнула торпеда. «Так, значит мне направо, — сориентировалась я по взрыву. — Когда прогремит еще один, нужно будет повернуть еще раз направо и там будет лестница». На меня опять полетели обломки, и прогремел третий взрыв. Я рванула на себя дверь и столкнулась носом с небольшой группой солдат.
— Вот она! — завопил стоящий передо мной вояка и вскинул свою винтовку.
Я вцепилась левой рукой в его горло и, прикрываясь им, открыла огонь по остальным. Когда семь человек попадали, я заглянула в глаза своего живого щита. Бедолага схватил мою руку своими руками и пытался отдернуть ее от себя.
— Чего ты орешь, как резанный? — прошипела я, закипая от злости. — Мог бы остаться живым.
Запустив пальцы в его шею, я рванула на себя руку. Мне в лицо брызнул фонтан крови, а из разорванного горла солдата послышалось бульканье, и он упал, дергаясь в конвульсиях. Последний взрыв сотряс стены бункера, с потолка потекли струйки песка, а я провела ладонью по лицу, размазывая чужую кровь. Теперь меня ничто не остановит. Я кинулась вниз по лестнице, меняя на бегу обойму. Дверь этажом ниже открылась, и на меня выскочил еще один солдат. Не останавливаясь, я прыгнула на него и, обвив его ногами и руками, повалила на пол. Он попытался крикнуть, но я уже дернула его голову, свернув ему шею. Сзади раздались выстрелы, и я ускорилась во времени и кинулась назад в дверной проем. Выхватив нож, полоснула по горлу стрелявшего. Время опять потекло в привычном течении. Я словно обезумела. Кровь и ее приторный запах сводил с ума. На губах появился металлический привкус. Никаких мыслей. Только охота. Сорвав с окровавленного трупа пару гранат, я дернула чеку и швырнула их в коридор, где опять появились солдаты. Взрыв — и дверь, сорванная с петель, полетела на лестницу. Из коридора донеслись чьи-то стенания. Я стрелой кинулась в наполненный дымом проход и быстрыми ударами ножа добила раненых. Потом вернулась на лестницу и помчалась вниз.
Еще два коротких боя, и вот передо мной огромный ангар. Где-то недалеко должен быть сбитый корабль турианцев, на нем еще работал ускоритель массы, а люди так и не смогли пробраться внутрь исследовательского катера. Я делала глубинные съемки этого места, и ядро было отчетливо видно. Рядом со мной засвистели пули, и мне пришлось скрыться за ближайшую колонну.
— Дьявол, — ругнулась я. — Похоже, пулемет.
Закатав рукав на правой руке до локтя, я зажгла кисть. Через пару секунд в моей ладони переливался энергетический шар размером с небольшой мяч, и я метнула его в сторону стрелявших. Раздался оглушительный треск, и послышались вопли. Я выглянула из-за колонны и моему взору предстали две охваченные огнем фигуры. Погасив кисть, я добила их из пистолета. Но уже через мгновение на противоположной стене поползли в разные стороны створки и из них посыпались солдаты.
— Это женщина! — кричал один из них.
— Она там! — вопил другой. — Я ее вижу!
— Да куда она делась?! — голосил третий. — Она просто растворилась в воздухе!
— Черт, черт, меня ранили!
— Джек, она справа!
Солдат становилось все меньше и меньше. Я мерцала и ножом убивала их одного за другим. Наконец остался только один и я, подскочив к нему вплотную, замедлилась.
— О боже! — выпучил он на меня глаза. — Да кто же ты такая?!
— Я Эллис, — проворковала я и припала к его губам в страстном поцелуе.
Солдат захрипел в моих объятьях, и когда я отпустила его он, схватившись за свой окровавленный левый бок, отступил на шаг от меня. Я вытащила из него длинный нож и вытерла его о плечо вояки.
— Прости, это мой последний поцелуй. Ты мне понравился.
Я перехватила нож в другую руку и, достав из его кобуры пистолет, выстрелила пару раз ему в сердце. Солдат упал, а я отбросила пистолет в сторону.
— Мда, — выдохнула я. — Целуется он так себе.
Подойдя к исследовательскому катеру несчастных турианцев, я открыла на нем дверь и, войдя внутрь, запустила на нем систему самоуничтожения. Через час его небольшое ядро взорвется от перегрузки, и половину базы разнесет в клочья. Теперь главное быстро добраться до репликатора и инициировать себя в его системе наведения. Когда я покину базу, он двинется за мной и будет все время держаться под землей в километровой зоне от меня. Я выскочила из катера и помчалась к лестнице. Пять пролетов и я на этаже с репликатором. Но тут, как назло, меня прижали в дверях, не давая даже голову высунуть. Пришлось опять ускориться и когда мир замер, я кинулась к ближайшему солдату. «Нет, так неинтересно, — пронеслось у меня в голове. — Хочу играть в кошки — мышки». Встав посреди солдат, я замедлилась.
— Эй, она уже здесь! — закричал один симпатяга и вскинул на меня свое оружие. — Вали ее!
Я немного ускорилась и принялась метаться от одного солдата к другому. Эти балбесы принялись стрелять друг в друга, но когда троих ранили, сообразили, что я делаю, и прекратили огонь. Тогда я сама продолжила убивать их, и через пару минут нас осталось двое.
— Ты не человек, — принялся лепетать оставшийся солдат и попятился от меня. — Не приближайся. Слышишь? Я буду стрелять.
Левой рукой я взяла ствол его автоматической винтовки и приставила к своей груди.
— У тебя есть шанс, — улыбнулась я ему. — Ну же.
Солдат клацнул спуском. Ничего. Затем принялся дергать его постоянно. Мои наниты уже разобрали патроны в магазине его оружия и принялись за само оружие. Он тупо смотрел, как оно рассыпается в его руках, а потом отбросил в сторону огрызок.
— Что же, умереть от рук такой красотки, — уперся он спиной в стену. — Может, ты меня не убьешь?
— А что мне помешает? — спросила я. — Ты правда считаешь, что я красотка?
Солдат окинул меня с головы до ног своим взглядом и вернулся обратно, пытаясь разглядеть мои зеленые глаза. А я прислушалась к его сознанию и взглянула на себя со стороны. «Действительно, очень даже ничего». Если вот только не считать, что я вся в крови. Чужой крови. Черные джинсы и черная рубашка пропитаны насквозь. На лице уже запекшиеся пятна. Один рукав рубашки закатан до локтя и слегка обгорел. Этакое прекрасное чудовище, которое выбралось из ада.
— Хм, — улыбнулась я, подойдя к нему вплотную и обняв его за шею. — Ты хочешь последний поцелуй?
От солдата несло потом и я слегка наморщила свой носик, а так как он был немного выше меня, я привстала на носочки и потянулась к его губам.
— Нет, — отвернул он голову в сторону. — Просто не убивай меня и все.
— Как скажешь.
Отстранившись от него, я развернулась и направилась к воротам следующего бокса. Сзади прозвучал глухой выстрел, и в мою спину вступила резкая боль. Наниты в считанные секунды разобрали примитивную пулю и принялись ремонтировать повреждения. Я развернулась к солдату, закипая от злости.
— Какой плохой поступок, — заговорила я, приближаясь к нему.
— Не подходи, — запричитал он, наставляя на меня свой пистолет. — Я убью тебя, клянусь, я сделаю это.
Прозвучал еще один выстрел, и я присела на одно колено, так как второе было пробито, и по ноге потекла струйка горячей крови. «Черт, — подумала я, глядя, как наниты, сращивают дырку от пули в моем колене. — Какие тут в задницу игры? Их нужно просто убивать». Я встала, и глаза солдата расширились так, словно готовы были вывалиться наружу.
— Да кто же ты?! — выдавил он, срываясь на визг.
Пистолет задрожал в его руке, и он принялся стрелять в меня. Я ускорилась и, приблизившись, схватила его за горло и прижала к стене. Время вернулось в привычный бег.
— Ты ведь мог остаться в живых! — крикнула я, глядя в его глаза. — Ну, почему вы все такие идиоты?!
Солдат хрипел, я начала сжимать его шею своими длинными пальцами и моя кисть вспыхнула. Огонь окутал его голову и на его лице появились пузыри. Мозг закипел, кровь хлынула из ушей, глаз, носа. А потом голова солдата взорвалась и, если бы не его каска, то заляпало бы всю четырехметровую стену. А так содержимое брызнуло на меня, я только и успела закрыть свои глаза.
— Фу, — бросив обезглавленный труп, я погасила руку и принялась стряхивать со своей рубашки его внутренности. — Дьявол, он внутри воняет не меньше, чем снаружи. Прямо как хаск.
Брезгливо тряся руками, я избавилась от большей части его мозгов, остальное уже впитывалось в рубашку, привнеся в красные и багровые цвета коричнево-серые. Пришлось от рубашки избавиться и, сняв ее с себя, я осталась в бюстгальтере, зато вонь уменьшилась. И только я успела снять более-менее чистую рубашку с одного из трупов, как опять в дальнем конце показались солдаты. Но они не начали сразу же стрелять, а просто разбежались в стороны и заняли боевые позиции по флангам. Я встряхнула рубашку, которую держала в руках и накинула ее на себя.
— Я генерал ВВС Колинс Бикс, — представился вышедший вперед здоровяк. — Мы не причиним вам вреда, — протянул он руки ко мне и слегка развел их в стороны. — Кто бы вы ни были, — продолжил он, чеканя каждое слово. — Но вы убили сорок моих лучших бойцов и можно вас спросить: для чего? Вам нужен ваш корабль?
— Это уже два вопроса, — ответила я, ему застегивая пуговицы. — Ваши бойцы тупые. Они могли бы выжить.
— Вы ведь не человек? — спросил он обрадованный тем, что я умею разговаривать.
— Теперь вы задали три вопроса.
— Мы могли бы с вами сотрудничать, если бы вы нам объяснили, зачем прибыли сюда.
В мою шею впилась игла, и на мгновение в глазах потемнело, но наниты уже расщепили снотворное и я, выдернув иглу, отбросила ее в сторону.
— Это не переговоры, — процедила я, сквозь зубы, оценивая ряды притаившихся за колоннами спецназовцев. — Это неверный поступок. И теперь вы хотите, чтобы я вам верила?
Еще одна игла попала мне в шею.
— Твари! — крикнула я, отбрасывая ее в сторону. — Вы меня разозлили еще больше!
Развернувшись, я, словно дикая кошка, метнулась к стене и, прыгнув на нее, с силой оттолкнулась, пулей влетев в первого бойца. Раздались выстрелы. Генерал принялся что-то кричать, а я, повалив солдата на землю и перерезав ему горло, уже летела к следующему. Через минуту огонь захлебнулся, остались только пять человек и ошарашенный происходящим генерал. Я мерцала то ускоряясь, то замедляясь, и убивала с упоением и без эмоций. Последний солдат выстрелил мне в живот, и пуля вылетела из моей спины маленьким фонтанчиком. Легкая слабость. Наниты исправляют повреждения. Слышен громкий хруст свернутой шеи, и мы с генералом остаемся вдвоем.
— Кажется, вы говорили, что вас зовут Бикс, — обратилась я, к генералу отбрасывая подрагивающее тело. — Думаю, теперь мы можем с вами поговорить.
— Кто вы? — спросил он, пытаясь сохранять спокойствие в голосе. — Вы ведь не человек?
— Нет, — ответила я, подходя ближе к нему.
— Что вам у нас нужно?
— Мне нужен серебристый стометровый цветок. Он принадлежит мне.
— Разве это не корабль?
Я громко хохотнула и подошла вплотную к генералу, который был моего роста.
— Вы летаете на земных цветках? — спросила я его, всматриваясь в его карие глаза.
— Нет.
— Я тоже не летаю. И все же, вы позволите мне к нему пройти? Или мне придется вас тоже убить?
— Он двумя этажами ниже, — ответил генерал. — Но там уже все перекрыли. Створки бункера три метра в толщину из сверхпрочного металла вам не преодолеть их. Если я не помогу вам.
— Хм, — я отступила на шаг от него и потерла свой подбородок. — А с чего вы решили, что я вам поверю?
— Мы можем избежать бессмысленного кровопролития, — оглядев меня с головы до ног, он хмыкнул. — Думаю, вы неуязвимы. А мне дороги мои солдаты.
— Тогда забирайте их и сваливайте, — махнула я рукой. — Через тридцать минут от базы мало что останется.
— Вы собираетесь ее взорвать?! — выпучил он на меня глаза.
— Я уже сделала это, — развернувшись, я направилась к лестнице. — Механизм запущен. Часы тикают, — бросила я, напоследок скрываясь за дверью.
Пробежав еще пару пролетов, я выскочила на нужный мне этаж и на меня наставили стволы сразу около сотни бойцов.
— Не шевелитесь, — закричал мне один из них. — Нам приказано взять вас живой. Но если вы будете сопр...
Он не договорил и, схватившись за рукоятку ножа, которая торчала из его горла, повалился на пол.
— Дайте мне пройти! — крикнула я им. — Тогда вы останетесь живыми. Может быть, — добавила я вполголоса.
Нас разделяло метров двадцать и я уже прикинула, как их всех быстренько ухлопать, но тут раздался голос того самого генерала Бикса, с которым я недавно разговаривала.
— Внимание! — разнеслось звучное эхо по огромному залу. — Всем немедленно покинуть базу пятьдесят один! Нарушитель был убит! На базе произошла диверсия, шпион оставил ядерный заряд! Осталось двадцать минут до взрыва.
Солдаты попятились к грузовому лифту, не спуская с меня прицелы своего оружия. А я помчалась к воротам, которые отделяли меня от ангара с репликатором. Испускаемые им треск и щелканье уже просто сводили с ума, и я зажала уши, пытаясь унять боль в голове.
— Прекрати! — завопила я. — Я уже рядом! Слышишь? Потом будешь радоваться, когда выберешься отсюда. Черт, ну хватит уже! Тупое растение!
Скрючившись на полу и зажав уши, я корчилась от боли. Даже не слышала, как ко мне подошел генерал Бикс. Он склонился надо мной и коснулся моего плеча. Я вскочила и, вжавшись спиной в ворота, пыталась услышать, что он мне говорит. Новый приступ боли повалил меня на пол, и из моего носа потекла струйка крови.
— Заткнись! — кричала я. — Заткнись уже! Ты меня убиваешь! Я рядом! Успокойся!
Генерал помог мне подняться, но я опять упала и он, взяв меня за руки, потащил к лифту. Я ничего не слышала кроме радостного щелканья проснувшегося репликатора и, похоже, что слышала его только я. Когда меня втащили в лифт, я увидела, как корень репликатора, проделав в воротах дыру, потянулся ко мне. Его треск и щелканье перешло в свист, я забилась в конвульсиях и двери лифта начали закрываться. И вдруг наступила тишина. Я оглохла, сунув ногу между дверями, я остановила их, створки поползли обратно. Корень влез в лифт. Солдаты и генерал вжались в стены. А я, сидя на полу, взяла руками холодный отросток и прижалась к нему щекой.
— Успокойся! — продолжала я кричать, не слыша себя. — Все хорошо! Я пришла забрать тебя!
Коснувшись пальцами своего уха, я поднесла их к себе и принялась размазывать кровь.
— Черт! Это моя кровь! — хлопнула я корень. — Ты оглушил меня! Ничего не слышу!
Двери опять попытались закрыться, но уткнувшись в отросток репликатора, снова разошлись. Поднявшись на ноги, я взяла Бикса за руку и подтянула к себе.
— Вы не успеете! — крикнула я ему в лицо. — Я заберу вас с собой! Бутон выдержит взрыв, а когда мы выберемся на поверхность, пойдете куда глаза глядят! Вы меня понимаете?
Он в страхе принялся кивать головой, и слегка шатаясь, я повела его к воротам, которые репликатор оторвал и отбросил в сторону. Когда мы подошли к серебристому бутону он раскрыл для нас проход, и мы с генералом пролезли внутрь цветка. Стенки только сомкнулись за нами, как бутон сотрясло мощным взрывом, нас кинуло на противоположную стенку и, ударившись головой, я потеряла сознание.
-Аааа, — открыв широко рот, протянула я, когда пришла в себя. — Чееерт, — губы вперед. — Дееерьмооо.
Похоже, гимнастика мышц лица не помогла. Я совершенно ничего не слышала. Кровь из носа и ушей больше не текла, а это значит, что репликатор перестал истошно вопить. Было темно и я, выставив вперед руку, зажгла свою кисть. Лицо генерала исказилось от страха, и он ползком попятился от меня. Я села и огляделась по сторонам.
— Мда, — буркнула я от увиденной мной картины. — Никогда не была внутри этого тупого растения.
Пол подомной пришел в движение, и строительная паутина поползла ко мне. Я погасила кисть и принялась раздеваться. Вокруг появились маленькие фонарики и бутон начал переливаться слабым зеленым цветом. Стало светло, а когда я полностью разделась, то заметила, как генерал пристально смотрит на мое обнаженное тело. Улыбнувшись ему, я легла на спину. И репликатор принялся заворачивать меня словно в кокон. Я чувствовала нежное прикосновение тончайшей паутины к своему телу. Меня охватила радость, которую испытывал пробудившийся после долгого сна цветок. Он бережно прикоснулся к моему лицу, и я закрыла глаза. Цветок проник в меня, он сливался с моим телом, поначалу было немного неприятно ощущать холодную паутину внутри, но когда внизу живота появилось легкое покалывание, я изогнула спину от наслаждения. Мое тело изменяли миллиарды нанитов. Чистили и ремонтировали. Цветок спросил моего согласия, на замену костной ткани предложив любой другой материал. Я отказала, и он продолжил чистку. Кожа приобретала сверхчувствительность — это омертвевшие клетки были удалены с нее и заменены новыми. Словно в косметическом кабинете я принимала процедуры, омолаживающие мой организм. Только репликатор проводил все это как на поверхности моего тела, так и внутри меня. Сознание слегка затуманилось, и я на мгновение потеряла чувствительность, но слух вдруг вернулся, и я услышала радостное щелканье этого тупого, но удивительного растения. Спустя еще мгновение вернулась чувствительность и я поняла, что он просто образовывал новые нейронные связи в моем мозгу. Теперь я потеряла счет времени, предаваясь наслаждению его прикосновений. Мои наниты тоже висели во мне, и ничего не делая, слегка дергались в сторону, когда паутина касалась их крошечных организмов. К сожалению, процедура подошла к концу, и счастливый репликатор вбирал в себя паутину. Он был лишен разума, а его примитивные мыслительные процессы были сведены только к строительству и реплицированию. Но я ощущала его радость от того, что я позволила ему прикасаться ко мне. Он был горд, что может делать то, что не под силу моим нанороботам. А именно — демонтировать живую плоть и собирать ее обратно, заменяя поврежденные и изношенные клетки новыми. А тут ему удалось проделать это не просто с каким-то там организмом, а прикоснуться к императрице. Когда серебристая паутина сползла с меня я села и пошевелила конечностями.
— Вот черт, — выдохнула я. — Это просто охренеть можно, как здорово.
— Что это было? — спросил меня генерал. — Он вас куда-то перемещал? Вы так стонали.
— Нет, он обновил мое тело, — откликнулась я, обрадовавшись, что наконец-то слышу. — Разобрал почти полностью и собрал заново. Черт, — погладила я себя по рукам и ногам. — Кожа, как у младенца. Попробуйте.
Поднявшись, я подошла к генералу и присев на корточки протянула ему свою руку. Он, не спуская с меня настороженный взгляд, коснулся моей каштановой кожи и, проведя от запястья до плеча пальцами, провел обратно, не веря своим ощущениям.
— Она идеально гладкая, — заметил он. — Никаких изъянов. Ни бугорков, ни ямочек, словно это не кожа, а... ну... — замялся он. — Даже сравнить не с чем.
— Хотите попробовать? — спросила я. — Это неопасно. Просто поначалу будет немного неприятно его паутина холодная. А потом вы уже ничего не будете чувствовать, он вас анестезирует.
Генерал осмотрел меня с нескрываемым вожделением, и мне показалось, что у него потекли слюни.
— Генерал, — позвала я его. — Это тело никогда не будет принадлежать вам. Забудьте. Иначе я убью вас. Так вы хотите попробовать? Пока я предлагаю.
— Мне пятьдесят семь лет, — ответил он. — Четыре военных конфликта. Восемь ранений. Моя база разрушена, как я понимаю. Мы внутри огромного растения. Мои лучшие бойцы погибли от ваших прекрасных рук. Моя жена умерла десять лет назад, попав в аварию. Сын с дочкой меня ненавидят. Что еще меня может остановить? Ничего не приходит в голову. Объясните, что нужно делать?
Я помогла ему раздеться, и он лег на пол. Серебристая паутина потянулась к нему, и генерал в страхе глубоко вдохнул и задержал дыхание.
— Расслабьтесь, — я, согнув ноги в коленках села на них рядом с головой генерала и положила ладонь на его лоб. — Просто расслабьтесь и дышите ровно. Ничего страшного не произойдет, поверьте мне.
— Зачем вы это делаете? — спросил он, когда паутина почти скрыла его тело. — Для чего вы меня спасли и теперь делаете это?
— Дышите ровно, — попросила я его. — Просто доверьтесь мне.
Серебряные нити коснулись моей ладони, и я убрала ее с головы генерала. А когда он полностью был укутан, я поднялась и, пройдя к своей одежде, принялась одеваться. Прошло два часа, но генерал был все еще укутан в кокон, и, прогулявшись по длинному бутону туда-сюда, я улеглась рядом с ним и задремала.
— Эй, девушка, — прошептали мне в ухо. — Девушка, как вас зовут?
Я резко вскочила от неожиданности и отпрыгнула в сторону.
— Черт, черт, — принялась я ругаться. — Генерал вы меня напугали. А если бы я вас грохнула? Генерал?
На меня смотрело лицо молодого и счастливого юноши, на котором растянулась широченная улыбка.
— Вот дерьмо! — вырвалось у меня. — Я же вас омолодила. Слава там кому-нибудь, что вы хоть женщиной не стали.
Я разразилась громким смехом, а генерал удивленно смотрел, как я сложилась пополам и истерически ржу. Через минут десять меня отпустило, и я, вытирая слезы села на пол.
— Что случилось? — спросил он меня, ощупывая свое лицо. — Что-то не так?
— Нет — нет, — успокоила я его. — Просто бутон принял мои данные, как шаблон, а я установила свой возраст на двадцатипятилетии, и теперь вам тоже лет двадцать пять. Черт, ну, блин, — хлопнула я себя по лбу. — Как я могла забыть, что в вас нет нанитов. Вас восстановили по моему шаблону. У вас хоть там... это... ну... осталось?
Генерал полез к себе в штаны и облегченно вздохнул.
— А когда вы одевались, вы его не проверяли?
Меня накрыла очередная волна хохота, и я повалилась на пол.
— Ха-ха-ха, — пробурчал недовольный случившимся конфузом генерал. — Если у меня снаружи все, как полагается, значит и внутри я такой же?
— Все, хватит, — взмолилась я. — Сейчас умру от смеха. Не могу больше. Уже все лицо болит.
Я села и принялась вытирать слезы и на меня вдруг напала икота.
— Блин, ик... ну это же надо было такому ик... случиться?
— У меня на теле нет волос, — заметил вдруг генерал, ощупывая свое новое тело. — И одежда просто висит, как на вешалке.
— Радуйтесь ик..., что вы не женщина. Хорошо еще ик..., что когда бутон раскроется ик..., подобная процедура станет недоступна ик...
— Давайте я вам помогу, — генерал помог мне подняться и, обхватив сзади, прижал к себе. — Вдохните и задержите дыхание.
Я послушно вдохнула. Через тридцать секунд шумно выдохнула и, положив свои ладони на его руки, прижала их к себе.
— Что вы делаете? — прошептал генерал мне в ухо.
— Замолчите, — ответила я.
Во мне вспыхнул пожар желания. Я почувствовала, как сознание затуманивается от предвкушения страсти. По телу пробежала легкая дрожь, и кожа стала гусиной. Генерал, похоже, ощутил то же самое и принялся тереться об меня. Легкий шорох нашей одежды прозвучал, как выстрел для нас обоих. Изумрудный свет, исходящий от окружавшей нас паутины придавал моей коже прекрасный насыщенный оттенок. Генерал потянул мою рубашку вверх и я, подняв руки, позволила ему снять ее с себя. Через мгновение в сторону отлетел и лиф. Он нежно коснулся моей обнаженной груди и слегка прижал меня к себе. Я застонала. Он развернул меня, и я принялась снимать с него одежду, а когда мы повалились на пол, нас подхватила нежная паутина и бережно опустила. Он ласкал мое тело и спускался ниже и ниже, его горячие губы касались меня и в том месте как будь-то, пропускали ток. Я выгнула спину, когда ощутила влажное прикосновение его губ внизу живота, и он ласкал меня так, словно играет со мной. Будь-то я мышка в лапах опытного кота. Просто я еще не осознаю того, что скоро его лапы сомкнуться на моей шее, и он задушит меня. Это еще больше подстегнуло меня, я легонько сжала ногами его голову и, запустив пальцы в его волосы, притянула сильнее. Все мое тело пронзила молния. Из груди вырвался стон. А генерал принялся целовать мой живот и грудь. Я больше не могла терпеть и, обхватив его ногами, прижалась к нему всем телом, и прохладная паутина под моей спиной приподняла меня вверх ближе к нему. Он вошел в меня, и мы слились в единый организм. Это было нечто особенное. Никогда я не испытывала подобной бури эмоций и страсти. Я царапала его спину, и он усиливал нажим. Казалось, что мое тело было идеально настроено, а генерал самый опытный пианист во всей Вселенной. Мой организм пел, и пальцы моих ног онемели. Это был фейерверк всех чувств одновременно. Боль, желание, страсть, нежность, любовь и ненависть, радость и слезы. Я выдохлась, во рту образовалась пустыня, и язык прилип к небу. А когда он, тяжело дыша, повалился на меня, я, кажется, потеряла на несколько секунд сознание.
— Я так и не знаю вашего имени, — позвал меня генерал, проводя пальцем по моей груди и спускаясь ниже. — Как же вас зовут? Прекрасная и жестокая богиня? И зачем вы творите такое со мной?
— Поверьте, вам лучше не знать моего имени, — ответила я, закрывая глаза от наслаждения. — Продолжения не будет. Бутон очень медлительный, но как только он выберется на поверхность в безопасном месте, я отправлю вас восвояси. Забудьте про все.
— Как я могу забыть ту, которая подарила мне молодость и удивительное путешествие в свой прекрасный мир, — он обвел пальцем мой пупок и спустился ниже. — Я ведь уже с жизнью попрощался, когда вы перебили моих ребят. Просто невероятно. А когда этот чудесный цветок выпустил корни, я подумал, что он просто прибьет нас всех в лифте.
— Я не могла сделать это тайно... и жертвы, — я тяжело вздохнула. — Они были лишними. Я понимаю это сейчас. Но тогда цветок звал меня очень громко. Я стремилась к нему. И мои инстинкты двигали мной. Я хищник. Просто зверь, ждущий, когда откроют клетку. Такова моя природа.
— Вы неуязвимы. И я могу предположить, что это именно вы были на том корабле, который прилетел к нам.
— Может и я, — открыв глаза, я повернула голову к нему и глянула на генерала. — Вам-то теперь какое дело?
— Вы ненавидите людей, и я это просто ощущаю физически. Я ведь тоже солдат. И понимаю этот дикий взгляд полный равнодушия и ненависти. Когда вы убиваете, на вашем прекрасном лице не шевелится ни один мускул, словно вы просто выполняете свою рутинную работу. Прошу вас, ответьте мне, только честно. Вы убили больше сотни профессиональных солдат. И сохранили мне жизнь и сделали такой невероятный подарок. Почему?
Я повернулась к генералу спиной и прижалась к его телу, а он обнял меня и принялся тереться носом и легонько покусывать меня в затылок.
— Я увидела ваши глаза, и мне показалось, — прошептала я. — Что вы сможете мне помочь в будущем. Такое странное чувство, что мы уже там встречались.
— Боже милостивый, чем же я, простой смертный, могу помочь богине? — шепнул он мне в ухо и легонько укусил за мочку.
Я почувствовала, что генерал готов провести еще один полноценный раунд и принялась нарываться на это слегка, постанывая.
Когда наконец-то, спустя трое суток, репликатор выбрался из-под земли недалеко от Канадской границы в совершенно безлюдном месте, мы с трудом смогли одеться. Еле переставляя ноги, генерал поплелся за мной к парящему в двух метрах над землей императорскому фрегату. И когда стемнело, я подняла «Иглу» в воздух. Генерала я высадила недалеко от Вашингтона.
— Здесь наши пути расходятся, — поцеловала я его на прощание, стоя на открытой аппарели. — И будьте осторожны. Вам никто не поверит, что с вами произошло. Думаю, что эту историю вы сможете рассказывать только своим детям или внукам, как сказку на ночь.
— Я благодарен судьбе за то, что она послала вас ко мне прекрасная незнакомка, — генерал Бикс спрыгнул на землю, а я начала закрывать пандус обратно. — Я назову своего самого младшего сына Виктор, — крикнул он мне на прощание. — А если будет девочка, то Виктория. Это как победа. Вы покорили мое сердце!
«Игла» начала переливаться и вскоре на ее поверхности вспыхнула яркая плазма. Спустя еще одно мгновение корабль исчез.
— Время прибытия по указанным вами координатам, — принялся бухтеть борт оператор. — Составит пять, четыре, три, два, один. Мы прибыли в Чикаго. Отклонение от точки прибытия ноль целых семь сто тысячных секунды. Начинаю переход к четвертой фазе автопилотирования.
Он еще долго рассказывал мне о пилотировании корабля. Но я его не слушала. Я сидела на полу, согнув ноги в коленках, и прислонившись спиной к прохладной переборке, думала о том, что со мной происходило за последние четыре дня. Наверное, я ошиблась, совершив подобное. Но меня постоянно преследовала мысль, что мы с генералом или его сыном, а может и внуком, обязательно встретимся в будущем. Увидев его глаза впервые, я не смогла отвести от них свой взгляд. Какое-то глупое чувство дежавю и я трое суток не могла оторваться от него ни на минуту. Словно он покорил меня, всего за одну долю секунды. Вот я готова убить его, одиноко стоявшего среди трупов своего элитного подразделения спецназа. Я вся в их крови. Моя одежда пропиталась ей и прилипла к телу. Но один взгляд в его глаза, и я готова помогать ему и защищать от любого противника. А теперь благодаря вмешательству репликатора генерал сможет прожить еще лет сто двадцать. Я помотала головой, развеивая наваждение, и длинные, пепельного цвета волосы, как облако принялись метаться из стороны в сторону.
— Все, хватит, — буркнула я и поднялась на ноги. — Еще куча дел впереди. Нужно Алису забрать, найти площадку под строительство саркофага для репликатора.
Короче, дел полно. Не фиг тут рассиживаться.


Похожие материалы
История будущего | 27.03.2011 | 1699 | 11 | Alien656, История будущего | Alien656
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 26
Гостей: 24
Пользователей: 2

greenfox111, Hounfor
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт