Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Вторая жизнь

Вторая жизнь Эллис Шепард. Глава 34. Вторая жизнь.



- Андерсон, Удина, - я поднялась с кресла и прошлась по залу совещаний. – Чего вы от меня хотите? Вы держите Нормандию на привязи уже больше двух недель. Определитесь наконец-то, казнить или помиловать....



— Андерсон, Удина, — я поднялась с кресла и прошлась по залу совещаний. — Чего вы от меня хотите? Вы держите Нормандию на привязи уже больше двух недель. Определитесь наконец-то, казнить или помиловать.
— Шепард, ситуация складывается таким нелепым образом, что мы не можем отдать вас под трибунал, — пустился в объяснения Удина. — В связи с вашим неожиданным воскрешением, нам пришлось восстановить вас как СПЕКТР-а. И это было невероятно сложно. Поставьте себя на наше место...
— Видимо я так и сделаю! — прервала я его. — Вы убедили меня в своей полной не состоятельности. На посту председателя совета должен быть другой. Я позволила прошлому совету погибнуть. Я поставила вас на почетную должность, я уважала вас как человека, но вы не тот, кто должен управлять в пространстве Цитадели, — я наставила на Андерсона указательный палец. — Вы всего за три года превратили Цитадель в цирк! На ее территории творится либо террор, либо анархия! Колонисты бегут с территории «Альянса систем» пытаясь спастись от беспредела власти! И это люди, которых вы должны защищать! Это позор! Раса, которая уничтожает сама себя, не имеет права возглавлять совет пространства Цитадели!
— Эллис, — подал голос Андерсон. — Пойми меня правильно. Я еще тогда тебе говорил, что я не политик, я военный. Ты же знаешь, что я отношусь к тебе как к дочке. Но управление это не моя стихия, в пространстве Цитадели начались волнения, приходилось применять силу. А сейчас ты выкрала целую колонию! Спровоцировала «Альянс» войти в пространство азари. Мы чуть не начали с ними войну. И лишь благодаря Аленко мы ее не развязали. «Альянсу» пришлось выложить огромную сумму, чтобы замять скандал. Эвакуировать Горизонт было крайне не разумно. Ты бы хоть меня предупредила.
— Я публично принесу азари свои извинения, — ответила я. — Мало того, я во всеуслышание заявлю, что была не права, отдав власть в руки людей. Вы позорите великую расу. И я приложу все усилия, чтобы исправить это.
— Шепард, вы ведете себя как ребенок, у которого отобрали любимую игрушку, — заявил Удина. — Вас обвиняют в том, что вы похитили человеческую колонию. Возможно, вы причастны и к другим похищениям. Таким удивительным образом мы считаем, что вы больше не в состоянии быть СПЕКТР-ом. И как только совет примет решение о вашем исключении из этого почетного списка, мы отдадим вас под трибунал за измену «Альянсу». А до тех пор Нормандия будет находиться на Цитадели, под арестом. И это окончательное решение.
— Что же, — вспылила я. — У меня есть свидетели, которые докажут мою не виновность. Вам не удастся сделать из меня козла отпущения.
— Ах да, свидетели, — заговорил он елейным голосом. — Каким-то необъяснимым образом Аленко исчез, вместе с нашим крейсером «Спирит». Уже неделю назад. Поговаривают, что на их корабль напали «Синие светила».
— Что? — я присела в стоявшее рядом кресло. — Кайден исчез?
— Прости Эллис, — обратился ко мне Андерсон. — Я не мог тебе сообщить об этом, просто язык не поворачивался, — он поднялся из своего кресла, и подойдя ко мне положил руку на мое плечо. — Эллис, мы ведем поиски. Но думаю, это бесполезно.
— Я лишь выполняю свою работу, — заявил Удина. — Нравится вам это или нет.
Он поднялся и вышел из зала.
— Успокойся Эллис, — продолжал увещевать Андерсон. — Мы не знаем наверняка, что произошло. Может, Кайден еще жив. Но у нас твориться нечто невообразимое. За последние два месяца из «Альянса» исчезло двадцать четыре корабля, среди которых были современные крейсеры. «Цербер», тоже теряет свои корабли. Похожие вещи творятся всюду, — Андерсон присел в соседнее кресло и поставив локти на стол принялся массировать свои виски. — Азари, турианцы, салариане, у всех пропадают корабли. Вот корабль есть, а через миг его нет, никакого сигнала бедствия, никаких обломков. Они просто куда-то улетают, и их идентификаторы отключаются. А как только мы пришвартовали Нормандию к Цитадели, на станции вообще воцарился хаос. Представляешь, на причал начали сползаться хранители. Они бросают свои рабочие места, вылезают из таких мест, о которых мы даже не подозревали, и все они ползут сюда. Их уже около сотни собралось на причале.
— Им нужна я, — пробормотала я. — Они хотят удостовериться, что Альфа вернулись, — я взяла Андерсона за руку. — Но Андерсон, как так получилось, что Кайден исчез? Почему? Это дело рук Удины?
— Я не знаю, — ответил он, погладив меня по руке. — Вполне возможно, что ты права. Ты для него как больной зуб, постоянно болишь, а выдернуть нельзя, потому что единственный.
— Капитан, — подала голос СУЗИ. — На мой сервер опять началась атака. Последняя была очень сильной и эта, похоже, будет такая же. Вы позволите отключить на время систему жизнеобеспечения?
— Да СУЗИ, — ответила я. — Конечно, делай все что нужно, экипаж понимает, что это необходимо.
— Спасибо капитан, думаю, это не продлиться так долго.
Свет погас, и зал совещаний погрузился во мрак. Исчезла и едва ощутимая вибрация турбин очистки воздуха. Нормандия вновь уснула. Лишь мерное гудение главного генератора говорило о том, что сердце корабля еще живо.
— Что происходит? — спросил ошарашенный происходящим Андерсон.
— А не переживайте, — отмахнулась я. — Кто-то со станции пытается взломать наш искусственный интеллект. Вот СУЗИ и отключает все системы, чтобы потягаться силами. Правда, вот последний раз мы просидели без жизнеобеспечения почти сутки, а в этот раз я понятия не имею, сколько это будет продолжаться.
— Эллис? — раздался из-за двери голос Миранды. — Вам принести фонарики? Или у вас интим?
— Тащи, давай, — откликнулась я. — И сама присоединяйся. Я хочу тебя кое с кем познакомить.
Через пару минут двери открылись, и к нам вошла Миранда, неся с собой переносной фонарь. Она устроила его на столе и присела напротив нас.
— Это Андерсон, — кивнула я головой на него. — А это Миранда.
Она развалилась в кресле и закинула ноги на стол.
— Андерсон, вы можете себе такое представить? — начала причитать Миранда. — Мы с вами сидим в самом современном космическом корабле, оборудованным искусственным интеллектом, и при этом таскаемся с фонариками. Скоро пора будет свечи покупать. А ты Эллис чего такая кислая? Опять плохие новости?
— Да, будь оно не ладно, — потупилась я. — Кайден пропал. У меня такое чувство, что я скоро разучусь радоваться.
— Дерьмово, — выдохнула она.
— Не то слово, похоже на очереди Лиара, а потом уже и вы все. Меня словно медленно казнят. Подрезают крылья и сидят, тащатся, наблюдают, как я кувыркаюсь.
— Ну же Эллис, — Миранда поерзала в кресле устраиваясь поудобнее и забавно вскинула брови, типа спрашивая Андерсона не против ли он подобного поведения и не дождавшись ответа она продолжила свое копошение. — Чего тебе боятся? Ты же, в конце-то концов, Альфа.
— Кстати, — вклинился в наш разговор Андерсон. — Что это такое? Эллис, с тобой что-то произошло?
— Совершенно ничего, кроме того, что я в положении, — ответила я.
— Ага, — хихикнула Миранда. — Совсем ничего. Кроме того, что ты стала древним человеком.
— Может, ты посвятишь старика? — спросил у меня Андерсон. — Что с тобой случилось?
— Ого, — выдохнула Миранда. — Эллис, тебя уже успели удочерить?
— Слушай, я пригласила тебя не для того, чтобы ты тут стервозничала, — всплеснула я руками. — Лучше помолчи.
— А ты не лезь в мою голову, — наставила она на меня указательный палец. — Что хочу то и говорю. А то отключу всех своих нанитов. Ишь, стервозничаю я, видите ли.
— Так девочки, — прервал наши препирания Андерсон. — У меня уже от вас голова пухнет. Потом выясните кто из вас старшая сестра. Объясните мне толком, что у вас тут твориться? Я искренне хочу вам помочь, но если я ничего не буду знать, то и помочь вам не смогу. Так что давайте выкладывайте.
— Черт, Миранда, никто не должен про это знать. Закончится весь этот бардак, и свалим на «Анх». Ясно?
— Не знаю как ты, а мне надоело, — ответила она. — Это хоть и длинная история, но думаю, Андерсон никуда не спешит. К тому же я с удовольствием понаблюдаю, как ты шарахнешь этой новостью по всей галактике. Я не зря две недели это все переваривала, выслушивая нанитов. У меня аж все чешется от любопытства, как отреагируют остальные обитатели галактики, на появление Альфа.
— Келли, — вызвала я ее через переносную рацию. — Принеси, пожалуйста, в зал совещаний графинчик с водой, два стаканчика, парочку пакетиков сахара, чайную ложку и пакет муки.
— Капитан? — удивилась она. — А зачем вам мука?
— Черт возьми, Келли, пирожки буду лепить, — съязвила я.
— Хорошо сейчас принесу.
Когда Келли выставила перед нами реквизит, который я заказала, она удалилась, а я набрала в стакан воды и поболтала им.
— Андерсон, — начала я. — Представьте себе, что вода — это сознание, мое, ваше, Миранды, — Я открыла пакетик с сахаром и высыпала его содержимое себе на ладонь. — А сахар — это нанороботы, маленькие кристаллики, и их много — это тоже сознание. Но когда вода и сахар отдельно друг от друга, то они разные и несут в себе разные сознания. Я могу налить воду в другой сосуд, высыпать сахар на стол — это значит, что я буду пользоваться ими на свое усмотрение — я пользователь. Но если я смешаю их вместе, — я высыпала сахар в стакан и поболтала ложкой размешивая. — То уже не будет двух сознаний, одно раствориться в другом, и будет одно смешанное и не разделимое, а если пытаться разделить их обратно, то оба сознания погибнут. Вода с сахаром — это Альфа. Но такое происходит не всегда, — я насыпала в другой стакан муки и высыпав в него сахар из другого пакетика, размешала ложкой и поставила стакан перед ними. — Вот что происходило до меня, и подобное будет происходить с другими. Кроме моих детей, внуков, правнуков ну и так далее. И я объясню почему. Почти миллион лет назад в галактике «Млечный путь» появились древние люди. Они пробивали себе дорогу в битвах с другими формами жизни, и они первые создали не искусственный интеллект, а настоящий разум. Правда этот разум мог существовать только в некой нейронной сети, но он был живым, мог свободно мыслить и принимать самостоятельные решения. В то время у древних людей было восемь спиралей ДНК, и они ассимилировали свой разум с созданным ими разумом. Так появились Альфа. Они и устроили весь этот бардак, что мы с вами сейчас наблюдаем. Альфа начали свою экспансию в галактику, имея в своем распоряжении огромную армию рабочих, которые, несмотря на свои крохотные размеры, могут не строить, а выращивать все что угодно, связывая материалы на атомном уровне. Они вырастили Цитадель, и принялись исследовать и покорять остальные расы. Когда очередная система была покорена, Альфа строили в ней ретранслятор и включали его в сеть. Это продолжалось пятьсот тысяч лет, они почти покорили всю галактику. Они построили в другой галактике станцию «Титан» и собирались вторгаться туда. Но их империю постоянно сотрясали восстания, которые вспыхивали среди покоренных народов. И вот тут Альфа и допустили роковую ошибку. Они основали проект «Омега», через несколько лет был создан первый корабль класса «Жнец» предназначение которого было уничтожение любых форм жизни. Таким образом, они надеялись подавлять мятежников, а заодно освободить себя от этого нудного занятия. В него был установлен биоблок, с органической массой, и в который скопировали смешанное сознание нескольких Альфа. Когда испытания прошли успешно эти корабли пустили в производство. Мятежи начали подавлять, устраивая геноцид, однако спустя примерно пятьдесят тысяч лет, когда вся галактика принадлежала только Альфа, выяснилось странное явление. Биоблок внутри жнецов разрушался, органический материал изнашивался, и возникала потребность в его обновлении. Как быть? И те кто остался в телах людей, и сознания заключенные в жнецов хотели жить, а чужого материала больше не осталось. Вспыхнула междоусобная война. При обновлении непокорной органики в биоблоках началось разрушение нейронных связей между сознаниями, жнецы обезумели. И превосходя численностью, они методично уничтожали своих создателей. Когда оставшиеся люди Альфа поняли, что война проиграна, то расстыковали Цитадель и сбежали в ближайшую галактику «Андромеда». Там они построили станцию «Анх», но из-за страха перед пожинателями не стали включать ее в межгалактическую сеть. Когда жнецы опустошили «Млечный путь» им просто нечем было заняться, и они отправились в другую галактику, решив, что будут возвращаться, когда нужно будет пополнить запасы органики. А сумевшие спастись люди, на станции «Анх» создали автоматический модуль «Ковчег», который должен был отправлять капсулы с чистым материалом ДНК Альфа, и содержащим в себе двойное сознание с прочными нейронными связями, обратно в «Млечный путь». Они пытались возродить свою империю, координаты для приземления капсул «Веллис» выбирались случайным образом, главное чтобы планета подходила по своим параметрам.
— Подожди Эллис, — прервал мое повествование Андерсон. — Ты говоришь, что они были в галактике «Андромеда». Почему бы там не начать все заново? Зачем возвращаться в эту галактику?
— Все просто, — я сделала глоток из стакана со сладкой водой и продолжила свой рассказ. — К чему искать новую площадку для строительства? Закладывать фундамент, возводить новые стены? Когда по соседству есть супер комфортабельный дом. Нужно лишь вернуться туда и дождавшись подходящего момента провести генеральную уборку.
— Хм, вполне логично звучит, — заявил он. — Хотя и очень рискованно.
— Ну, риск благородное дело, — улыбнулась я. — И мы люди лучше всех об этом знаем.
— Но почему только ты стала Альфа? — Андерсон поерзал в своем кресле и устроившись поудобней закинул ногу на ногу. — Ведь если предположить, что на планету Земля попала чистая ДНК с двойным сознанием Альфа, то все ее жители должны быть Альфа. Разве нет?
— Мда, — выдохнула я. — Это была вторая роковая ошибка людей Альфа. У нас есть источники древней истории, в которых все это описывается. Вспомните библию. Адам прожил девятьсот тридцать лет, Ной прожил девятьсот пятьдесят лет. Мне кажется, что там описываются события, которые напрямую связаны с Альфа, хотя, я могу и ошибаться. Но столь длительная изоляция, маленькое разнообразие генетического материала привело к деградации чистой ДНК. Нейронная связь двойного сознания начала разрушаться и в конце — концов потерялась, мы деградировали. Правда, иногда происходили вспышки. Такие примеры как: пророки, великие творцы, писатели и художники, полководцы и императоры. Но они несли в себе лишь эхо двойного сознания, а ДНК было обычным, — я сделала еще один глоток и сняла с себя церберовский пиджак. — Вы уж простите меня, — обратилась я к Андерсону. — Становится душно. Ну, вернемся еще немного назад в историю, — продолжила я. — И так, автоматический модуль «Ковчег» работал, пожинатели возвращались, насытившись уходили, встроенная в хранителей Цитадели подпрограмма срабатывала и они отправляли на «Анх» сообщение о том, что пожинатели ушли. От модуля отделялась очередная капсула «Веллис» и устремлялась в нашу галактику неся в себе информацию об Альфа. Проходили годы, и все повторялось сначала. Этот порочный круг смогли разорвать галактианцы, предшественники протеан. Вы помните склепы с найденными останками зейофов?
— Конечно, — закивал головой Андерсон. — Мы пытались их исследовать, но совет запретил.
— Зейофы называли себя галактианцами, — пояснила я. — Ну а вы можете называть их хоть пнями. Так вот они нашли древние руины, так сказать остатки империи Альфа. Покопавшись в руинах, галактианцы решили найти столь умных созданий и поперлись нас искать. Как всегда внезапно на голову свалились проголодавшиеся жнецы и пришлось думать как их одолеть. Из информации с раскопок древних людей галактианцы приходят к выводу, что нужно повторить эксперимент по созданию нейронного разума. Но когда они его создают, происходит нечто удивительное, — я приподняла со стола стакан с мукой и сахаром и вновь перемешала содержимое ложкой. — Сознания не могут смешаться, нейронная сеть предназначена исключительно для человеческого разума. Вот хрень, обиделись галактианцы. И всунули в разум нанороботов три директивы. Первая: Может существовать только один основной пользователь, типа император. Все остальные обычные пользователи с ограниченными параметрами. Вторая директива: Демонтаж любого из пользователей не возможен! И третья: любой приказ основного пользователя выполняется без обсуждения, если приказ не нарушает вторую директиву. И галактианцы устроили настоящий погром в рядах пожинателей. Да что там говорить, они бы разгромили их начисто, если бы не одно досадное обстоятельство. Нанороботы реплицировали с бешеной скоростью, сеть постоянно расширялась, а так как сознания находились в разрозненном состоянии, основной пользователь не выдерживал нагрузку. Он сходил с ума — это вело к сбоям в сети, тысячи кораблей флота галактианцев просто замирали в разгар боя, и жнецы быстро расправлялись с ними. Тогда галактианцы тоже решили сбежать в «Андромеду». Они принялись строить межгалактический ретранслятор, но строить нечто на подобии Цитадели им было не под силу. И они нашли укромный уголок, рядом с релятивистской струей черной дыры, которая несет в себе неисчерпаемую энергию всех видов. Вырастили с помощью нанитов ретранслятор, сориентировали его на станцию «Анх» и свалили из этой галактики. В соседней со станцией системе они оборудовали убежище для себя, к сожалению их оставалось слишком мало и они построив ретрансляторы обратно в «Млечный путь» тихо вымерли. А в нанороботов установили программу на поиск Альфа. За ними были протеане. Думаю, что про них нам не стоит так долго разглагольствовать. Их империя погибла столь стремительно, что они просто не в состоянии были, что-либо сделать. И хотя они наткнувшись на галактианский ретранслятор смогли разобраться в принципе его работы и в его устройстве. Постоянные стычки с врагами не давали им полноценно исследовать теорию Альфа. Лишь к закату их империя расцвела и просуществовала в относительном мире пять тысяч лет. И их накрыла та же крышка из пожинателей. Ну а когда люди все таки выбрались в космос то они наткнулись на склепы галактианцев с дремлющими в них нанитами. Те сообразили, что нашли то, что искали и принялись шнырять по людям. Они руководствовались лишь поисковыми программами и не могли образовать нейронную сеть. Им был нужен основной пользователь, тот, кто вел за собой народ, и в котором была бы четкая ДНК память Альфа. И они нашли меня, как ни странно я даже родилась в квартале «Веллис», который расположен в «Нью Авалоне». Наниты приняли эту информацию как то, что я непосредственно прилетела в капсуле «Веллис» выпущенной с модуля «Ковчег». Все вложенные в них поисковые программы выдали положительный результат. Я вела за собой народ, многие начинали считать меня иконой, четкая ДНК Альфа, хоть и с двумя спиралями, уж не знаю, кто были мои родители, но огромное им спасибо за это. Вот нанороботы и решили, что я император, — я хмыкнула и пожала плечами. — Они приняли меня как основного пользователя. Правда их попало в меня очень мало, Лиара своим электрическим полем постоянно сбивала программу реплицирования, все их основные системы сбоили. Ну а когда на Нормандию напали коллекционеры, и я была на краю смерти, им все-таки удалось загрузить мое сознание в свою сеть. Это не была ассимиляция — это было копирование. После восстановления моего тела они выгрузили мое сознание обратно, так я воскресла. А когда меня подстрелили на корабле коллекционеров я погрузилась в кому, и при выходе из нее отмочила такую хрень, что чуть потом с ума не сошла когда узнала. Я ляпнула нанитам команду на полное восстановление, и эти маленькие балбесы принялись строить во мне чистую восьми спиральную ДНК Альфа, которую нашли при раскопках древних людей. А когда погибли Джейкоб и Гаррус, я впала в отчаяние, мне было плевать, что со мной может произойти. Я отдала нанороботам команду на ассимиляцию наших сознаний. Если бы я этого не сделала, то моя ДНК стала бы чистой ДНК Альфа, только через пятьсот лет, а так она восстановится уже через пару месяцев. И как только это произойдет я стану чистой Альфа. И проделать подобное с кем-либо другим, увы, невозможно. Для того чтобы отдать приказ нанитам строить в ком-то другом ДНК Альфа, а потом ассимилировать их сознания нужен основной пользователь, а его создание больше не возможно. Так как основной пользователь теперь и есть Альфа. Возможно только рождение другой Альфа от самой Альфа. Простите за тавтологию, — улыбнулась я. — И мой ребенок, которого я вынашиваю, уже будет иметь двойное сознание и чистую ДНК. Это будет передаваться наследственно.
Я закончила свой рассказ, и мы какое-то время сидели молча.
— Эллис, — прервал тишину Андерсон. — Выходит, что ты теперь единственная наследница нашей галактики?
— А что я вам говорила, — оживилась Миранда. — Но она, — Миранда кивнула головой в мою сторону. — Уперлась как баран. Никто не должен знать! Нас будут считать идиотками! Лично я считаю, что Эллис должна занять место председателя совета, в силу своего происхождения. Мы должны объединиться и дать под зад этим гребаным пожинателям.
— Ну, вообще-то я с ней согласен, — Андерсон почесал свою макушку и посмотрел на Миранду. — Эллис права. Все это звучит как полный бред.
— Я же тебе говорила, — психанула я. — Миранда над нами поржут и потом повесят как еретиков!
— Блин, Эллис, не горячись, — Андерсон поднялся из кресла и прошелся вдоль зала. — Если бы мне об этом рассказал, кто ни будь другой, я бы точно поржал. Но у меня нет никаких оснований тебе не доверять. Мало того как только ты поднялась на борт первой Нормандии я понял, что ты тот человек, который сможет навести порядок в пространстве Цитадели. Твое упорство, сила воли, дерзость, служили тебе крыльями несущими тебя сквозь огонь. И поверь, я искренне хочу тебе помочь, нам только нужно выработать план, как убедить остальных, что ты наследница.
— Черт, Андерсон, какая из меня наследница? — уставилась я на него. — Я не могу руководить, будет то же самое, что устроили тут вы. Я не политик, я солдат.
— Вот что с ней делать? — Миранда развела руками и убрала ноги со стола. — Получается, что мы тут уговариваем ее как ребенка, а она ломается как малолетка. Я уверена, что Эллис должна занять пост главы совета. Ну, хотя бы временно, на период угрозы со стороны пожинателей. Сейчас Цитадели нужен военный глава, президент, правитель, диктатор, да хоть кто. Лишь бы он мог управлять и имел бы непререкаемый авторитет. А Эллис знают все жители в галактике, она имеет этот самый авторитет. За ней пойдут, ее будут слушать. Да что я тут распинаюсь? Кроганы заявили, что уважают ее как самого сильного врага из всех своих врагов. Они пальцем боялись ее тронуть, пока она ставила на место клан Вейрлока. Тучанка до сих пор еще гудит о том, что их посещала легенда. А что начало твориться на Горизонте после того как мы оттуда улетели? Опустевшая и разоренная после нападения коллекционеров колония всего за четыре месяца увеличилась в пятьдесят раз! Я своими глазами видела, из оставшейся в живых сотни человек, поселение выросло до пяти тысяч! Это... это... просто было невероятно. Ни один человек не захотел остаться! Все предпочли эвакуироваться в никуда, лишь бы свалить с территории «Альянса». Андерсон, если вы хотите нам помочь, то вы должны что-то придумать, как убедить совет поставить Эллис во главе пространства Цитадели.
— Миранда, — я посмотрела ей в глаза. — Огромное тебе спасибо, что ты меня так хвалишь, мне приятно, что я не только гадости делаю. Но пожалуйста, пойми меня, я не смогу управлять пространством Цитадели, я... не политик. Я не знаю, что и как. Я просто могу психануть и нахамить кому-то я могу сломать отношения, которые нужно было строить на лести и обмане. И все из-за того, что я ненавижу лесть и обман. Я не могу пресмыкаться.
— Хм, может для того чтобы укрепить власть Цитадели, нужен именно такой человек, — Андерсон подошел ко мне и присел в стоящее рядом кресло. — Жесткий, дерзкий, упрямый. Вот как только убедить остальные расы, что Эллис может достойно занять этот пост.
— Все, мне надоело, — заявила я. — Хватит делить шкуру не убитого медведя. К тому же и главный охотник против.
Я поднялась и вышла из зала, оставив их наедине, друг с другом. Посмотрим до чего они, в конце концов, договорятся.
— Капитан, — позвала меня Келли, когда я вышла на мостик. — Вы не знаете, как долго будет это продолжаться? Ну, когда СУЗИ уже все включит?
— Нет Келли, — ответила я. — Прости, я не в курсе.
Она расстегнула пару пуговиц на своей блузе и распахнула воротник.
— В прошлый раз мы перетащили в грузовой отсек матрасы и отсиживались возле пробоин, там хоть свежий воздух был. Может, не стоило забирать их оттуда?
— Черт, Келли, — вспылила я. — Я действительно не знаю. Ты же понимаешь, что СУЗИ проще отключить все системы на корабле, и спокойно отражать эти гребаные атаки, нежели метаться в поисках дыр в общей системе.
— Да простите, — потупилась Келли. — Я отдам распоряжение, чтобы матрасы вновь перетащили в трюм.
— Ладно, и ты прости, я вся на нервах. Достало уже это все.
Я прошла к пустому креслу Джокера и плюхнулась в него. На панели управления валялся пакет с орешками и я выудив из него несколько штук отправила их в рот.
— Вот говнюк этот Джокер, — ругнулась я пережевывая. — Хомячит прямо на рабочем месте. Совсем страх потерял.
Становилось душно, и я расстегнула несколько пуговиц на своей блузе. Расслабившись в удобном кресле, я начинала проваливаться в дрему. Вокруг было тихо, а небольшой фонарь, который оставила на мостике Келли, отбрасывал причудливые тени. Было спокойно, словно корабль погрузился в сон. Казалось, что наша изрядно потрепанная Нормандия и вправду отдыхала. После тяжелой битвы она удобно устроилась на магнитных подвесах дока и просто наслаждалась выпавшим моментом передохнуть от бесконечных боев. Всюду кипела жизнь, станция была похожа на огромный муравейник, а наш маленький островок находился между сном и реальностью. Как долго продлится этот перерыв? Когда этот хрупкий мир сотрясут удары железных сапогов пожинателей? Я не знала ответов на все вопросы. Я просто чувствовала их приближение, и возможно очень скоро в воздухе появится запах смерти, а во рту металлический привкус крови. Мы стояли на тонкой корке льда, которая трещала и ломалась под нами. И когда она лопнет, галактика погрузится в ледяную и бурлящую реку. Воды, которой окрасятся в разные цвета от бесчисленных потоков крови и ее жестокое течение начнет переламывать кости и души. Как бы эту реку не называли, у нее есть точное определение — война. И война никогда не была оправданной. Она была жестокой и несправедливой. Ей было плевать, кто упал в ее шумную воду, будь то ребенок или седой старик, она топила любого. Те, кому посчастливилось вырваться из ее тисков, как правило, теряли рассудок от увиденного и пережитого. Эти несчастные были вынуждены всю свою оставшуюся жизнь бродить вдоль ее берегов и кидаться обратно в ее воды в надежде спасти кого-то или обрести долгожданную смерть. Войне нет оправдания, есть лишь жалкие отговорки. Ну а сейчас Нормандия спала, как огромная рыбина, удобно пристроившаяся на дне, она спокойно лежала, а вокруг нее шумела суета, мимо нее проносилась беспокойная жизнь. И мы отдыхали вместе с нашим кораблем.
— Эллис, Эллис, — кто-то покачал меня за плечо, и я шарахнулась в сторону.
— Черт, Джокер, — уставилась я на него. — Ты меня напугал. Чего тебе?
— Прости Эллис, но у нас проблемы, — ответил он.
СУЗИ уже, похоже, справилась с атакой, и яркий свет заливал мостик. Я вытянула руки вверх и потянулась, при этом широко зевнув и блаженно мурлыкнув.
— Джокер, ну когда же ты меня разбудишь с хорошими новостями, — я еще раз зевнула. — Как же меня это все достало. Чего там опять стряслось?
Он развернул кресло вместе со мной, и я замерла, так как на меня уставились собравшиеся на мостике члены экипажа.
— Упс, — встрепенулась я и принялась застегивать пуговицы на своей блузке. — Так по какому поводу у нас собрание?
— Эллис, — выступил вперед Андерсон. — Хранители стоят уже под дверью шлюза, я пытался выйти, но они не пускают меня, их на причале уже около двух сотен. Мы связались по рации с Удиной, и он говорит, что Цитадель закрылась, мало того, она начала двигаться. Башня президиума заблокирована, половина станции перекрыта. Мы не хотели тебя будить, но сама пойми, это просто хрень какая-то.
— Ну ладно вам, Цитадель закрылась, двигаться начала, — улыбнулась я. — Ха-ха-ха, я поржала над вашим приколом. Теперь выкладывайте, зачем меня на самом деле разбудили?
Андерсон с Мирандой взяли меня за руки и потянули к шлюзу, а когда двери открылись, я обомлела. Весь причал кишел хранителями, прямо передо мной стояли трое, и когда я сделала шаг вперед, они отступили назад. Я шагнула еще и они снова попятились.
— Что за хрень? — спросила я у стоявшего справа Андерсона. — Они пятятся от меня?
— Похоже, что они тебя боятся, — ответила стоящая слева Миранда. — Попробуй еще шагнуть.
Я шагнула вперед и хранители тут же попятились.
— Нет, — я повернулась обратно к двери. — Эта фигня мне не нравится. Я пошла назад.
Миранда с Андерсоном перегородили мне путь, и когда я пыталась протиснуться между ними стоящий сзади хранитель, коснулся моей спины. Я вздрогнула от его прикосновения, а он отдернул руку и шарахнулся от меня.
— Маленький народ был прав, — пролепетал он. — Она Альфа.
Я медленно развернулась, и все хранители легли на пол, поджав под себя конечности. Лишь один, который коснулся меня, продолжал стоять.
— Мы выполняли вложенную в нас программу, — сказал он, и потянул ко мне руки. — Позвольте госпожа, я покажу вам отчет.
Я взяла его за руки и охнула. Закрыв глаза, я увидела перед собой всю станцию, я слышала все механизмы, я ощущала тяжелый пульс ее сердца. Словно огромное живое существо Цитадель выходила из автоматического режима. Она разминала свои древние и изрядно затекшие суставы, многие системы, спящие тысячи лет, просыпались. Глубоко в ее недрах вспыхнули ядра масс ускорителей, и гигантские генераторы принялись качать энергию. Я получала отчеты от систем жизнеобеспечения, от станций очистки и переработки, среди программ встречались многочисленные ошибки, и приходилось их исправлять.
— Что происходит? — Миранда коснулась моего плеча, возвращая меня в реальность. — Эллис, что с хранителями?
— Они вывели Цитадель из автоматического режима, — пояснила я, отпуская руки хранителя. — Был послан сигнал в «Андромеду», проект «Ковчег» временно остановлен. Сейчас от «Анх» отделилась оружейная платформа «Параллакс» и когда Цитадель переориентируется на «Андромеду» то платформа прибудет сюда и хранители пристыкуют ее обратно к нашей станции. После этого мне нужно будет принять управление на себя, или снова перезапустить автоматику. Но тогда платформа уйдет обратно, а это вторая часть Цитадели, на которой расположен так сказать промышленный комплекс. Все это время Цитадель была разделена на гражданскую платформу и военную.
— Эллис, — обратился ко мне Андерсон. — Ты хочешь сказать, что хранители Цитадели приняли тебя за своего хозяина?
— Ну, похоже на то, — пожала я плечами. — Что делать то? Через полчаса откроется тоннель, платформа прибудет через час, еще часа три хранители будут ее стыковать. А чего потом? Мы не сможем попасть внутрь нее, пока я не подтвержу свой статус и не приму управление станцией. А там лаборатории, сборочные линии, доки для строительства кораблей, короче, «Параллакс» чуть меньше «Цитадели».
— Чумаа, — выдохнула Миранда. — А чего мы, собственно говоря, тут думаем? Если хранители признали Эллис главой Цитадели, то все остальные согласятся, что она должна будет занять место председателя нового совета.
— Лично я не против, — заявила стоящая сзади Самара. — И как юстициар поддержу ее.
— Все, хватит ерундой заниматься, — Андерсон взял меня за руку и потянул за собой. — Эллис, ты должна принять управление Цитаделью.
Мы начали протискиваться к лифту, хранители теперь поднялись и стали расползаться по углам, пропуская нас. А когда мы поднялись в башню президиума нас догнал перепуганный Удина.
— Все пропавшие корабли вернулись, — завизжал он от гнева. — Корабли «Альянса», «Цербера», Азари, Турианские, они все дезертировали! Они дезертиры! Их нужно отдать под трибунал!
Андерсон крепко приложился кулаком к его челюсти и Удина повалился на пол.
— Прости Эллис, — извинился он. — Этот осел просто достал. Я не сдержался.
Я вяло улыбнулась в ответ. Мне было страшно. В президиуме собралась уже огромная толпа и сотни пар глаз смотрели на меня. А я действительно боялась сделать неверный шаг, часть моего сознания понимала, что это лучший вариант. Спустя столько времени Цитадель будет собрана, мы сможем строить свои собственные корабли, использовать передовые технологии древних Альфа, перед нами откроются новые горизонты, и мы сможем дать настоящий бой пожинателям. К тому же во время моего короткого контакта со станцией, который устроил мне хранитель, я знала, что на платформе «Параллакс», в одном из доков стоит так и не испытанный прототип несущего крейсера «Габриель». Он был специально создан для боев с жнецами и если нам удастся его запустить то на его борт смогут сесть четыре фрегата таких как Нормандия.
— Эллис, — Миранда слегка подтолкнула меня к панели управления станцией. — Давай, прекрати внутреннюю панику.
Я подошла к консоли и положила на нее руки.
— Добро пожаловать домой, — раздался в моей голове голос. — Вы хотите принять управление станцией? Или возобновить автоматический режим?
— Да, — ответила я. — Перевести станцию в режим ручного управления.
— Команда принята, — ответили мне. — Станция переходит под управление Альфа.
Я убрала руки с консоли и тяжело вздохнула, вспоминая пройденный мной путь. Что я могла сказать про этот короткий отрезок времени? Лишь то, что меня зовут Эллис Шепард. И я стою сейчас в самом начале своей жизни. Я открыла лишь первую страницу огромной книги под названием «Вторая жизнь», и мне предстоит вписать в нее новую историю. Предложение за предложением, глава за главой, я буду заполнять пустые страницы. Возможно, что некоторые из них будут насквозь пропитаны слезами и кровью, а другие наполнятся радостью и детским смехом. Возможно, что на моем пути мне будут кидать камни в спину, а может быть, я сама буду побивать кого-то. Сейчас это никто не может сказать, так как книга, которую я начинаю писать, содержит в себе лишь чистые страницы. Из маленького и злобного бесенка «Альянс» сотворил каменного Голема, который был жестоким монстром. Совет Цитадели сделал его первым человеком СПЕКТР-ом. И этот Голем вырвался из оков, и пронесся по галактике, оставляя за собой горящий след, который сжигал все на своем пути. А Лиара Т’сони зажгла в холодном камне огонь любви. И там, в маленькой и разоренной колонии Горизонта этот огонь испепелил чудовище. Как легендарная птица Феникс я сгорела и родилась заново. И пусть я по прежнему убиваю, но теперь я знаю цену жизни, теперь я знаю что такое сострадание и милосердие. Гаррус Вакариан помог мне обрести веру в себя, а Джейкоб Тейлор подарил мне веру в будущее. Я была первым человеком СПЕКТР-ом, а теперь стала первым человеком Альфа. И сейчас я стою перед панелью управления галактикой, а передо мной открытая книга, которую мне предстоит написать. И я прошу вас, пожелайте мне удачи. Я не знаю ответы на все вопросы, я простой человек, я обычная женщина. Я могу ошибаться, и быть не права. Я хочу лишь того, чтобы прочитав мою книгу люди могли избежать моих ошибок.

Конец.



Похожие материалы
Вторая жизнь | 19.12.2010 | 3783 | 27 | Вторая жизнь, Alien656 | Alien656
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 70
Гостей: 59
Пользователей: 11

Kostelfranco, Warlock, Kailana, MacMillan, FallenAngel, Faler92, Oculus, Grеyson, ARM, Bokozan, shepard1a
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт