Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Вторая жизнь

Вторая жизнь Эллис Шепард. Глава 32. На грани.



- Черт, Эллис, ну чего ты молчишь? – Джокер всплеснул руками и сел в кресло напротив меня. – Дьявол, уж лучше бы ты пустила мне пулю в голову, чем вот так мучить.
- Эллис, ну правда хватит уже молчать, - Гаррус стоя сзади меня, положил руки на мои плечи. – Ты уже полчаса сидишь вот так. Скажи хоть что-нибудь....



— Черт, Эллис, ну чего ты молчишь? — Джокер всплеснул руками и сел в кресло напротив меня. — Дьявол, уж лучше бы ты пустила мне пулю в голову, чем вот так мучить.
— Эллис, ну правда хватит уже молчать, — Гаррус стоя сзади меня, положил руки на мои плечи. — Ты уже полчаса сидишь вот так. Скажи хоть что-нибудь.
— Фикус, — сказала я.
— Что фикус? — спросила Миранда.
— Гаррус просил сказать что-нибудь, я сказала. Фикус, — повторила я после небольшой паузы.
В моей голове был вакуум. Полная пустота. Я не знала, что мне делать. И закрыв глаза, я сложила руки на столе и опустила на них голову. Экипажа больше нет, и это никак не могло поместиться в мой разум. Я потеряла свой экипаж, всех без исключения. Я чуть не потеряла свой корабль. Как я могу после этого называть себя капитаном? Я покинула корабль, оставив его в открытом космосе. Я не должна была этого делать. Меня начало мутить. Подняв голову, я открыла глаза, передо мной все плыло и кружилось, и я начала заваливаться набок.
— Гаррус, Джейкоб! — закричала Миранда. — Держите Эллис! Положите ее на пол. Черт, черт, — ругалась она, снимая с меня броню. — Да что же такое с тобой творится? Эллис, смотри на меня, говори со мной. Слышишь?
Она откинула грудную пластину и расстегнула поддоспешник.
— Миранда, она... Эллис... у нее... — принялся лепетать Джокер.
Я вдохнула полные легкие и попыталась крикнуть на него, но язык не поворачивался. Он словно прилип к небу, и я просто шумно выдохнула.
— Она беременна. — Выдала Тали. — Прости Эллис, но я не могу так больше. Остальные должны это знать.
Миранда застыла на месте, а в зале воцарилась тишина. Я потеряла сознание.
+++
Открыв глаза, я увидела звезды, проплывающие в иллюминаторе над моей кроватью. Где-то рядом засопел Джокер, и я села. Он увидел, что я пришла в себя отложил журнал и поднявшись с пуфиков подошел ко мне. А я снова плюхнулась на спину.
— Эллис, ты спала десять часов. Прости, мы с Тали все рассказали. Мы переживаем за тебя.
— Джокер, я потеряла экипаж, — я закрыла глаза и проглотила комок в горле. — Как это могло произойти? Я не должна была оставлять Нормандию!
— Ну перестань Эллис, — он присел на край кровати. — Это не твоя вина. Это я виноват. Ты... не могла знать, что такое может случится. Эллис, не казни себя.
— А кого мне казнить? — я посмотрела ему в глаза. — Тебя Джокер? Ты пилот, простой пилот. Что ты мог сделать? Я забрала всю команду! Я оставила на борту лишь экипаж, который не смог бы дать бой. Кстати, хоть ты остался целым. Калека ты мой долбанный.
— Ты знаешь, я теперь намного лучше себя чувствую. Словно моя болезнь отступает. Уж не знаю, с чем это связано, но это здорово. Я даже немного пробежался, когда СУЗИ гоняла меня по кораблю.
— Вы точно все проверили? — я взяла его за руку. — СУЗИ справилась с вирусом?
— Да Эллис. Успокойся. Плата свой — чужой работает нормально. Мы можем пройти через ретранслятор «Омега четыре».
— Постой, Джокер. Ты сказал, что твоя болезнь отступает? Но... ты же говорил, что она не излечима.
— Похоже, что что-то произошло. Да и Тейн себя немного лучше чувствует. Он весь прямо светится.
— Эл, — позвала я нанитов. — Что происходит? Это ты ковыряешься в Джокере и Тейне?
— Да, — ответила она. — Но мы не можем организовать в них нейронную сеть. И поэтому ограничиваемся лишь небольшим ремонтом. Ты переживала за них, и мы приняли это как твою команду на заражение всех особей с целью сохранения их жизненных показателей. Заражены все кто был на корабле. А в Джокере и Тейне была проведена модернизация, и исправлены ДНК ошибки. Через два месяца их физические показатели придут в норму. Но они лишь носители, и наниты в них не реплицируют, поэтому, как только все будет исправлено, нанороботы в них перейдут в режим ожидания.
— Джокер, — я села и похлопала его по плечу. — Тебя ремонтируют нанороботы. Через пару месяцев ты станешь нормальным.
Он поперхнулся и закашлялся.
— Вот дерьмо! — кашлял он. — Ты не шутишь?
— Какие могут быть шутки? Весь экипаж был заражен!
Я выпучила на него глаза и, откинув одеяло, вскочила с кровати. А он уставился на меня. Покопавшись в шкафу я достала комбез и натянув его на себя замерла.
— Офигеть как он выпирает, — я погладила свой живот. — Хоть еще и маленький, но теперь уже точно видно, что со мной происходит.
— Ты... Эллис... Ты чего удумала? — Запричитал Джокер.
— Давай поднимайся! Джокер, мы летим через ретранслятор «Омега четыре». СУЗИ, проложи курс, и собери мою команду в зале совещаний.
— Эллис, — вскочил Джокер. — Ты упала и ударилась головой?! Ты посмотри на себя! Ты... ты же в положении! Это безумие!
Я подошла к нему и схватила его за грудки.
— Джокер, не зли меня! Я тебя сейчас прям тут грохну! Коллекционеры не знают, что мой экипаж заражен нанитами! Пока они будут разбираться, мы должны успеть! Марш в рубку пилота и сиди там. Понял?
— Хорошо я понял, — прохрипел он. — Только отпусти меня.
Я отпустила его и развернувшись направилась в зал совещаний. А ворвавшись в него, замерла, разглядывая помятые морды Гарруса и Джейкоба.
— Что здесь, черт возьми, произошло?! — накинулась я на них.
— Они подрались, — ответила Миранда. — Еле разняла.
— Уроды безмозглые! — принялась я орать на них. — Как вы можете сейчас выяснять отношения?! Вам плевать на меня обоим! Устроили побоище!
— Но Эллис, — открыл рот Гаррус. — Я догадывался. Но почему ты молчала столько времени? Я бы все понял.
— Гаррус, умоляю, закрой рот. — Попросила я его. — Давай обсудим это когда вернемся.
Я обняла его и поцеловала.
— Я люблю тебя, но сейчас не время, говорить об этом. Мне тяжело. Джейкоб умоляю вас, пожалейте меня.
Пройдясь по залу, я села в одно из кресел.
— Я приказала СУЗИ взять курс на «Омегу четыре». У нас есть несколько часов, чтобы туда добраться. И я хочу, чтобы вы все хорошо подумали, перед тем как мы пройдем этот ретранслятор. Возможно, назад пути нет. И я хочу, чтобы ваш выбор был сделан обдуманно. Постарайтесь определиться, мы сделаем посадку на Омеге, и те, кто захочет сойти с корабля, могут уйти. Я не могу принуждать вас.
— Эллис, но ты в положении! — воскликнула Тали. — Это безумно опасно для вас обоих! — она наставила на мой слегка выпирающий живот свой палец. — Ты же плохо себя чувствуешь. Даже сознание потеряла.
— Я согласна с ней, — заявила Миранда. — Ты опять лезешь в пекло, и опять не думаешь о последствиях.
— Да что там говорить, — вклинилась Самара. — Вся команда против путешествия через «Омегу четыре», пока вы не родите ребенка.
— Весь экипаж Нормандии, — я обвела взглядом свою команду. — Заражен нанороботами. Они выполняют лишь легкий ремонт. Но я не знаю, как долго они продержаться в похищенных членах экипажа. У нас мало времени. Надо спешить. Если вы все против, — я тяжело вздохнула. — Постараюсь сама их вытащить. Еще раз повторюсь, я никого не хочу принуждать делать это, любой из вас сможет сойти на станции «Омега».
— Это неправильно, — подал голос Джейкоб. — Я не пущу тебя.
Мы встретились с ним взглядом, и он опустил голову.
— Все, я буду у себя в каюте, подумайте хорошо, прошу вас.
Я поднялась с кресла и направилась к выходу. А поднявшись в свою каюту, я взяла со стола уже несколько раз ремонтированную фотку Лиары и присела на пуфики. — Прости меня Лиара. — Прошептала я. Я пыталась любить тебя. Но я не могу так больше. Может быть, только моя смерть избавит меня от этой боли? Я вспомнила тот вечер, когда мы были на Земле и веселились в отеле, празднуя нашу победу над Властелином. Она смотрела на заходящее солнце, а я никак не могла сосредоточиться на фотоаппарате. Мои руки дрожали, и я не могла оторвать своего взгляда от ее прекрасных глаз. Наконец я нажала на кнопку, делая снимок, и на ее прекрасном лице отразился свет заката, оставляя на нем неповторимые блики. Она тогда возмутилась, что фотка получилась плохая и требовала, чтобы я ее удалила. А все повернулось так, что это единственное ее фото, которое у меня осталось. Я смахнула одинокую слезу и закрыла глаза. Ее голос, ее взгляд, ее запах, прикосновения, словно она была совсем рядом. Та, которая показала мне иной мир, моя первая настоящая любовь, была для меня недосягаема. Двери моей каюты открылись, и вошел Гаррус.
— Эллис, прости, что мы подрались с Джейкобом. — Обратился он ко мне, присаживаясь рядом. — Это я виноват. Просто мне нельзя было в тебя влюбляться. Лиара предупреждала меня об этом. Но я не мог ничего с собой поделать. Ты должна быть с человеком.
— Зачем ты такое говоришь? Гаррус... я... мне кажется, я запуталась. Такое впервые у меня. Что мне делать?
Я привалилась к нему и уткнулась носом в его плечо, пряча выступившие слезы.
— Мне кажется, что я вас всех люблю. Лиару, тебя, Джейкоба. Но разве так бывает? Боже, как же мне больно. Я переживаю за всех вас, вы все мне дороги.
— Эллис, — он погладил меня по голове и запустил руку в мои волосы. — Мы тоже тебя любим. Поверь, очень сильно. Прости, что так часто обижаем тебя, мы еще маленькие дети. Не сердись на нас.
— Да я не сержусь, — всхлипнула я. — Ну, если только чуть-чуть. Но Гаррус, почему так больно? Раньше ведь не было такого. Да, я рыдала в подушку, — я сжала его руку. — Но было все по-другому, я ненавидела свою жизнь, я и сейчас ее ненавижу. Но я не могу так больше, мое сердце не выдержит этого. Я устала. Действительно устала. Почему мне никто не верит? Почему все думают, что я могу вынести все? Я же не машина? Правда?
Он легонько потянул меня за волосы, поднимая мою голову, и посмотрел в мои заплаканные глаза.
— Эллис, никто не считает тебя машиной. Просто никто не видит твоих слез, — Гаррус другой рукой коснулся моей щеки и погладил ее. — Ты никому не показываешь как тебе больно, держишь все в себе. И поэтому для всех ты человек со стальным стержнем внутри. Ты легенда. Ты дочь вселенной. А у народа принято так, если ты герой спасающий галактику, то ты даже в туалет не ходишь. Какие уж там слезы?
— Гаррус, но я не могу показывать всем, что я слабая, — я снова уткнулась в его плечо. — Это как то неудобно, я никогда этого не делала. Мне кажется, что это плохо, и ненормально. Хотя, может, я чего-то не понимаю.
— Но при мне ведь ты плачешь. И я не считаю это за безумие.
— Спасибо тебе, Гаррус. Я обожаю тебя за это. Но мне стыдно, когда ты видишь меня расклеенной.
Я улеглась на спину вдоль пуфиков и положила голову ему на колени.
— Эллис, почему ты мне не сказала, что ты беременна? — Он положил свою горячую руку на мой живот. — Я ведь догадывался. Просто не знал, как тебя спросить.
— Я боялась, Гаррус. Я боялась, что ты будешь меня ненавидеть.
— Глупая, — Гаррус погладил мой живот и улыбнулся. — Я рад, что ты в положении. Я ведь понимаю, что ты так долго об этом мечтала, а от меня ты не могла бы иметь детей, никогда. И как я могу тебя ненавидеть? Я ведь люблю тебя.
Я тяжело вздохнула и закрыла глаза.
— У тебя большое сердце, Гаррус. Это очень важно для меня. Особенно сейчас. Но я запуталась, я не знаю, как быть, мне больно. Я разрываюсь на части.
— Когда ты была в коме, после корабля коллекционеров. Я дал клятву, что отдам свою жизнь, толь бы ты была жива. Я отойду в сторону, как только ты полюбишь другого. Я не брошу тебя, просто не буду мешать. Я хочу, чтобы ты была счастлива.
— Прости меня, Гаррус. Умоляю, прости.
Он погладил меня по щеке и закрыл глаза. Мы долго молчали, и я, ощущая его тепло начала дремать. Мне было спокойно, когда рядом был Гаррус. Его горячее тело согревало, и вселяло покой в мое сердце. Он никогда не докучал мне своим бухтением как Джейкоб. Понимал меня с полуслова, и всегда поддерживал. Он любил меня. И он был мне дорог! Джейкоб же в отличие от него носился со мной как наседка с яйцом. И хотя это было приятно, я постоянно ощущала себя хрупкой вазой в руках неуклюжего медведя. Хотя он и был, в сущности, медведем напористым и беспардонным. Он мог запросто порвать то, что не мог расстегнуть. Но я ощущала себя рядом с ним уверенной в себе, он мог разжечь во мне пламя безумной страсти. И я забывалась, уходила от своих проблем, теряла рассудок и царапала его, получая взамен неистовую порцию счастья. Он любил меня. И тоже был мне дорог! А Лиара... Лиара была совершенством. Она погружала меня в реку блаженства то быструю и стремительную, то в спокойную и тихую. И мы плыли с ней, держась за руки, и лаская друг друга. Когда она была рядом, вселенной не существовало. Мы были богинями в нашем с ней мире, не было никаких чувств, вообще. Только полет, только мы вдвоем, и весь мир кружился в фейерверке только для нас. Они были для меня жизнью, все разные, но подарившие мне веру в себя, надежду на лучшее. И хотя они приносили мне немыслимую боль в мое сердце. Я боялась причинить им подобные страдания. Для них было бы лучше, если бы я умерла. И как только родится мой ребенок, я уйду. Я обещаю, я клянусь, что не причиню им подобной боли. Видя, как страдает Аленко, когда я была с Лиарой, я поняла, надо было оставить его на Вермайере. Я казнила себя и ненавидела, что спасла его, а не Эшли. Он принял бы смерть с радостью, лишь бы не смотреть на то, как мы воркуем с Лиарой. Любовь причиняла мне больше горя, чем все мои деяния. Меня возбуждал запах крови, превращал меня в голодного хищника, который получал наслаждение, упиваясь ей. Я была рождена, выращена и заботливые руки неведомого садовника превратили меня в машину несущую смерть. А любовь он просто забыл вложить в меня. И это очень сильно меня огорчало.
— Капитан, — вывел меня из дремоты голос СУЗИ. — Мы приблизились к Омеге. Команда решила идти с вами. Думаю, стыковка со станцией теперь не нужна.
Гаррус ушел, подложив мне под голову маленькую подушку. Я скрючилась на пуфиках и застонала. Боже, ну почему все так? Почему я такая дурная? Безмозглая, тупица! Все делаю шиворот навыворот. Люблю одного, сплю с другим, беременею от третьего. Галактианцы были правы, у меня все наоборот! Вся моя жизнь это одно недоразумение. Я поднялась и открыв свой шкаф принялась переодеваться в броню. Никто не способен выполнить мою работу, кроме меня самой. Плохо мне или хорошо передо мной стоит цель. И эта цель поставлена мной, от нее зависит моя личная жизнь. Буду ли я жить в относительно спокойной галактике или нет, не важно, главное чтобы мой ребенок жил в мире и был счастлив. Я приложу все усилия, отдам все, что у меня есть, положу свою жизнь на алтарь смерти. Только бы мой ребенок не знал, что такое война.
— СУЗИ, — я встала напротив терминала. — Установи связь с Лиарой. Нет, просто пошли ей сообщение от меня такого содержания:
Прости меня моя любовь.
Прощаюсь я с тобой навек.
И пусть прольется моя кровь.
Ты знай, ты мой любимый человек.
Не в силах больше я скрывать.
Увы, кончается мой век.
Но не могу я умолчать.
Как я люблю тебя, мой человек.
И сердце, в клочья разрывая.
Прошу тебя прости меня.
Я все прекрасно, понимая.
Наперекор иду всегда.
Нам все подвластно, кроме сердца.
Оно о чем-то говорит.
И ищем часто объясненья.
Мы там, где их не может быть.
Не созданы мы друг для друга.
Нас разделяет боли океан.
Поэтому давай забудем друг о друге.
Забудем близости пьянящий нас дурман.
Я опустила голову и постояв перед парящей голограммой положила свои руки на панель терминала.
— Нет СУЗИ. Ничего не отправляй. Просто выложи это в общую сеть. Сделай общедоступной информацией и никаких подписей от кого и от куда. Может быть, кому-то это пригодится больше чем мне.
Я спустилась на мостик и направилась к Джокеру.
— Эллис, — он повернул голову и посмотрел мне в глаза. — Мы приближаемся к ретранслятору «Омега четыре».
— Давай Джокер. Сделаем эту самую безумную выходку в нашей жизни.
— Система свой-чужой включена, — сообщила СУЗи, — Координаты приняты.
Мы подошли к ретранслятору и вокруг Нормандии заплясали красные молнии, втягивая корабль в поле эффекта массы. Перед кораблем возник тоннель перехода, и я почувствовала неимоверное ускорение, словно мы падали в пропасть. Сердце сжалось и как будь-то, перестало биться. И мы падали и падали.
— Приготовиться к торможению, — предупредила нас СУЗи.
Я схватилась за спинку кресла, а Джокер принялся искать ремни безопасности. Но тоннель исчез, и мы со скоростью пули устремились в самую гущу доисторического кладбища кораблей.
— Дерьмо! Дерьмо! — заорал Джокер.
Его руки запорхали над панелью управления и корпус корабля начал трещать от перегрузок. Нормандию трясло и разрывало неимоверным давлением, словно дикое животное, сотрясаемое в конвульсиях, мы прорывались сквозь обломки, забираясь все выше и выше. И наконец, воспарив над этим хаосом, Нормандия замерла на мгновение и плавно поплыла вперед.
— Ты супер, — я сняла с него кепку и коснувшись губами его макушки чмокнула его. — Я люблю тебя, Джокер.
— Ну, я чуть в штаны не наложил.
— Чуть, или все-таки наложил? — улыбнулась я, потрепав его по голове, — Эй, смотри, это их база, — я коснулась главного монитора и увеличила изображение, — Она огромна, как Цитадель.
— Может она тоже может работать как ретранслятор? — спросил он меня.
— Нет Джокер, это аванпост жнецов. Отсюда они наблюдают за тем, как развивается жизнь в галактике. Но это не ретранслятор. Давай, постараемся подойти тихо и осторожно.
— Джефф, — подала голос СУЗи, — У нас гости. Они обнаружили излучение двигателей, и теперь нас догоняют.
Прозвучала боевая тревога и корабль залил тусклый красный свет.
— Попробую оторваться, — крикнул Джокер, и на нас опять навалилась перегрузка. — СУЗИ, прими управление орудиями. Задай этим ублюдкам жару!
К нам подбежала Миранда и пытаясь перекричать грохот завопила:
— Эллис, новая обшивка пока держится, но я не знаю, насколько ее хватит.
— Нарушена целостность корпуса в грузовом отсеке, — сообщила СУЗИ.
— Они в трюме, рядом с главным генератором, — кричал Джокер.
— Мы разберемся с гостем, — ответила я. — Джокер постарайся оторваться от остальных. Гаррус, Тейн, — закричала я в микрофон. — Скорее спускайтесь в трюм, у нас гости!
Я развернулась и кинулась к лифту. Когда я спустилась, то увидела, что они уже ведут бой.
— Эллис, пригнись, — Гаррус повалил меня на пол и над нами застрекотал луч оплавляющий обшивку корабля. — Эта хрень бронированная, но если стрелять в долбанный глаз то можно завалить ее.
— Отлично, Гаррус если ты встанешь с меня, то мы может быть, попробуем. Мне тяжело стрелять с такой позиции.
— Будь осторожна, Эллис. Мы отвлечем этот шарик, а ты просто добей его.
Гаррус перекатился с меня в сторону и высунувшись из своего укрытия принялся поливать парящий шарик огнем из штурмовой винтовки. А я присев на одно колено вскинула снайперскую винтовку и перезаряжая ее вошла в привычный для меня ритм заколачивания в мишень смертоносных пуль. Шарик покружился, выбирая новую цель и спустя мгновение, в меня ударил луч, выпущенный из его красного глаза, датчик щита тут же пронзительно запищал. Броня нагрелась, и мою грудь сковало огнем, словно я горела. Я кинулась в укрытие, а на броне остался темный след от ожога. Проникший на корабль шарик пробил корпус с другого края трюма и вылетел наружу.
— Эллис, — услышала я в наушнике голос Джокера. — Мы здесь как на ладони я вернусь в скопление мусора, постараюсь оторваться от них там. Держитесь! Будет трясти!
— Джефф, — отозвалась СУЗИ. — Ты рискуешь. Если ты врежешься в крупный обломок, наши кинетические щиты не выдержат удара такой силы.
— СУЗИ, доверься мне, — обратился к ней Джокер. — Если я с Келли это не значит, что я перестал тебя любить.
Нормандию начали сотрясать удары, словно корабль попал между молотом и наковальней. Я схватилась за турбину очистки воздуха и поймав падающего Гарруса притянула его к себе.
— Держись Гаррус, — он поднялся, схватился за решетку вентилятора и обняв меня прижал к турбине. — Гаррус, мне страшно. Я никогда не видела Джокера в гневе. Он протащит нас сквозь этот хаос?
— Уж лучше бы протащил, — ответил он. — Иначе от нас мокрого места не останется.
— Спасибо, ты меня успокоил.
Он улыбнулся и стиснул меня сильнее. Нас бросало из стороны в сторону, словно мы катались на немыслимом аттракционе. Меня начинало мутить, и я едва сдерживалась. — Состояние щитов пятьдесят процентов. — Сообщала СУЗИ. — Сорок процентов, тридцать. — Ее голос звучал так, будь-то она, производила обратный отсчет. Закрыв глаза, я уткнулась носом в шею Гарруса, и вцепилась в него, обвив руками и ногами. Наконец все стихло и я начала потихоньку высвобождаться от его стальных объятий.
— Ну все, Гаррус, отпусти, — просила я его, — Ты меня раздавишь.
Сзади нас пронзительно заскрипел рвущийся металл обшивки и сквозь образовавшуюся дыру протиснулся еще один шарик.
— Тейн уходи! — закричала я, — Ты на линии огня!
Он отпрыгнул в сторону, но выпущенный в его сторону луч все же задел его по ноге. Тейн забился в угол и принялся хлопать свою ногу пытаясь сбить пламя. А мы с Гаррусом разбежались в разные стороны и открыли по шарику перекрестный огонь. Изрыгаемый им луч резал и корежил контейнеры, оборудование, температура в грузовом отсеке подскочила до шестидесяти градусов. И трюм стал как парилка. Я обливалась потом, а мой поддоспешник не справлялся с нагрузками и впитывая пот прилипал к телу. Стало трудно дышать, и я начала задыхаться. Рухнув на колени, я помотала головой, стряхивая капельки пота с кончиков волос, и выхватив из-за спины пусковую установку, отправила в шарик пару ракет. Он вспыхнул и взорвался, разбрасывая в стороны мелкие обломки. Я легла на спину и отстегнув бронированную пластину прикрывающую мою грудь распахнула до пояса доспешный комбинезон.
— Эллис, — послышался голос Гарруса. — Ты цела?
— Нет, черт возьми, — ответила я. — Не могу дышать. Поддоспешник не справляется. Кажется, меня сейчас вырубит.
— Держись, только держись, — бормотал он. — Я сейчас тебе помогу.
Они с Тейном подползли ко мне и взяв меня за руки потащили к выходу. Когда двери отсека открылись, обдавая нас прохладным воздухом, мы блаженно застонали и разлеглись прямо в дверном проеме.
— Эллис, — позвал меня Гаррус. — Ты опять не надела нижнее белье.
— Черт Гаррус не начинай, — застонала я. — И так хреново.
Он приподнялся на локте и коснувшись пальцем моей шеи повел им вниз по открытому телу и доведя его до низа живота повел обратно вверх. А я принялась застегивать комбинезон.
— Все хватит валяться, — я села и пристегнула бронированную пластину обратно. — Я помчалась на мостик, гляну как там дела у Джокера. А вы можете еще тут побыть. Тейн как твоя нога?
— Ожег, есть, но ходить смогу, — ответил он.
— Ладно, все, я побежала.
Я поднялась на мостик, где меня встретила Миранда.
— Мы приближаемся к базе коллекционеров, — сообщила она, — Тебе стоит на это взглянуть.
— Хорошо, Джокер, поищи место, где можно незаметно приземлиться.
— Поздно Эллис, — ответил он. — Похоже, они высылают оркестр для нашей встречи.
Я заметила на главном мониторе, как от базы коллекционеров отделился корабль и устремился нам на встречу. В его огромном чреве разгоралось пламя, яркая вспышка, и он изрыгнул смертоносный луч, который едва не задел Нормандию.
— Очень плохой корабль! — Оскалилась я. — СУЗИ, пора показать наши новые зубки! Выдвигай главные орудия! Шестьдесят процентов мощности на «Танис». Залп!
Размеренный гул главного генератора перешел в оглушающий свист. Нормандию окутало голубое сияние, и к приближающемуся к нам кораблю устремился пучок чистой энергии. Как только он коснулся вражеского корпуса, началась ядерная реакция и в корабле появилась огромная дыра.
— Получите гранату в задницу! — Завопил Джокер, — Эллис я не знаю, что вы там с профессором намудрили с орудиями, но это просто охрененно! Я тебя безумно обожаю. Ты мой кумир!
— Ладно Джокер, — похлопала я его по плечу. — Нужно подойти ближе к ним, и еще разок вмазать.
Сделав крутой вираж Нормандия сблизилась с коллекционерами на достаточное для выстрела расстояние.
— СУЗИ, залп! — Крикнула я.
Все повторилось, как в первый раз уши заложило от свиста главного генератора, вспышка голубого сияния. И концентрированная энергия достигнув корабля коллекционеров пробила его насквозь. Все как описывали исследователи с погибшего «Плексиана». Оружие пробивало любой корабль навылет, проходя его как раскаленный нож в масло. Я целую неделю рисовала Мордину совершенно не понятные мне формулы, расчеты, графики, которые всплывали в моем сознании. Мне часто снились сонмы голубых вспышек, чужая война, смерть, ужас, любовь и нежность, словно я принимала в них участие. Эл, коллективный разум нанороботов восстанавливая во мне древнюю ДНК моих далеких прародителей, загружала в нее несметное богатство утерянных знаний. Которые мучили меня по ночам, или вызывали неописуемый восторг. Но чаще всего они были мне чуждыми, непонятными и я просто забывала их проснувшись. А Мордин сопоставлял нарисованные мной формулы со своими и работая в своей лаборатории по ночам, он вносил изменения в наше оружие. Джейкоб собирал главные орудия. А Тали устанавливала их и подключала к генератору. За тем я приносила новую порцию формул или расчетов. И они, закрывшись в зале совещаний орали друг на друга выясняя что делать. Но Тали отсоединяла все, Джейкоб снова разбирал, Мордин вносил новые изменения и процесс повторялся. И вот спустя месяц постоянных переделок мы всего двумя залпами разорвали в клочья ненавистный корабль, который уничтожил первую Нормандию, и который убил меня. А теперь я воскресла! И я пришла к своим врагам, чтобы уничтожать зло, которое мы в далеком прошлом сотворили, создав жнецов.
— Берегись! — Заорала Миранда. — Джокер, мать твою, уводи Нормандию! Нас достанет обломками!
Наш корабль сотрясла ударная волна. Мы повалились на пол, а Джокер завопил:
— Ядро погасло! Главный генератор отключился! СУЗИ, что у тебя происходит?!
— Генераторы не отвечают, — поведала она. — Всем приготовиться к удару. Джефф... мы падаем.
Время словно остановилось. Повисла гробовая тишина. Двигатели молчали. Нормандия падала на огромную станцию коллекционеров. И в этой тишине мы слышали как стучат сердца друг друга. Пальцы Джокера порхали над панелью управления. Мы зацепились левым бортом за какую-то конструкцию, торчащую из станции, и корабль резко накренился. За тем нас сотрясла новая волна падения. Рядом со мной вспыхнул терминал, из него посыпались искры. И главный монитор взорвался, осыпая Джокера мелкими обломками. А он повис на противоперегрузочных ремнях и закрыл голову руками. Нормандия елозила брюхом по поверхности чужой базы, оставляя за собой куски обшивки. Переборки трещали, и не выдерживая нагрузок рвались, словно были картонными. Меня завалило обломками, и я почувствовала, как в спину впиваются иглы мед блока, отправляя в меня порцию спасительной жидкости. На мгновение мной овладело отчаянье. Это конец. Подумала я. Дальше ничего нет, нет продолжения, нет меня, нет моего ребенка. Грохот прекратился и Нормандия, качнувшись, замерла. Послышался приглушенный стон Джокера и я приподняв голову осмотрелась по сторонам. Он висел на ремнях и стонал. Рядом из под обломков выбиралась Миранда. Я поднялась и подошла к нему.
— Джокер? — опустившись перед ним на колени я принялась его осматривать. — Что с тобой? Ты цел?
Он открыл глаза и уставился на меня.
— Черт, Эллис, кажется, я ребро сломал. Нет, вообще все себе переломал. Ты уж прости, видимо тебе придется найти кого-то другого, чтобы повесить его на рее.
— Джокер, наниты, которые внутри тебя все починят не переживай, ты еще поболтаешься на своей рее.
— Вот черт, — ругнулся он, — А я уже было подумал, что соскочил.
— Большинство основных систем при аварии были повреждены, — доложила СУЗи, — Потребуется время на их восстановление.
— Мы все знали, что это может оказаться путешествие в одну сторону, — подала голос Миранда.
— Миранда, — я поднялась с коленок и повернулась к ней. — Я сделаю все, чтобы остановить коллекционеров, но поверь, мне хочется еще и победу отпраздновать, и на ребенка своего взглянуть. СУЗИ, сколько времени коллекционерам потребуется, чтобы обнаружить место нашего так сказать приземления?
— Я не вижу следов внутренней охранной сети, — ответила СУЗи, — Возможно, они и не предполагали, что кто-то вообще доберется до их базы.
— Отлично. Начинай программное восстановление поврежденных систем. Обходи поврежденные блоки, отключи лишние источники потребления. Короче, не мне тебя учить. Джокер поможет тебе в качестве пары рук. Собери всех в зале совещаний, нам есть о чем поговорить. Надо пробраться на эту гребаную базу и раздолбать ее к чертям собачьим.

Продолжение следует.



Похожие материалы
Вторая жизнь | 11.12.2010 | 2543 | 19 | Вторая жизнь, Alien656 | Alien656
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 16
Гостей: 15
Пользователей: 1

Hounfor
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт