Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Всегда есть смысл продолжать... Глава 5. Часть II



Жанр: экшн, драма;
Персонажи: Тали’Зора вас Нормандия, Гаррус Вакариан и некоторые другие;
Статус: в процессе;
Описание: Концовка оригинального сюжета — «Синтез». Прошло два года с момента финального сражения объединенных сил Галактики против Жнецов. Ретрансляторы снова работают, восстановление городов идет полным ходом...
Освободить Шепарда — уже нелегкая задача. Остался ли он прежним или все же паранойя начинает брать верх над старой личностью?



***

Фрегат не смог бы подлететь незаметно к планете до конца боя, поэтому решили добираться до тюрьмы на «Кадьяках». Сам Взломщик, Гаррус, Тали, Сэм и четверо солдат Альянса были в одном челноке, а доктор Сантос и Запал с небольшой группой — в другом.
Взломщик оказался прав. На полпути челноков к тюрьме Жнецы получили подкрепление. Глядя на все это со стороны, можно было понять, что гарнизон на орбите еще держится, но их поражение лишь вопрос времени. Корабли уже перестали держать строй, и несколько больших Жнецов смогли выпустить на поверхность Гантриса капсулы с десантом. Зная, что за десант может оказаться в них, команда начала торопиться.
Взломщик дал краткое описание этого места. Тюрьма называлась «Новый Туллианум». Она имела несколько уровней. Это был целый комплекс построек, в центре которого (на нижнем уровне) содержались замороженные политзаключенные. Ближе к границам находились камеры для обычных, если можно так выразиться, преступников, отбывающих наказания зачастую на промышленных предприятиях и заводах по соседству. Самые верхние уровни использовались как место дислокации планетарного гарнизона и крепость на случай осады. За всю историю существования побегов из тюрьмы зафиксировано не было. Как выяснилось, комплекс был также важен и в стратегическом плане, посему на его территории располагалось одно из орудий «земля — космос», которое возвышалось над небольшими двориками и сетью военных зданий. Под тюрьмой находились тоннели с монорельсами, которые позволяли в случае крайней необходимости быстро дойти до Центра управления оборонными сооружениями, укрепленного невероятным количеством защитных систем и охраняемого лучшими бойцами.
Челноки высадили десант на площадке № 23 и быстро удалились в сторону «Вэилора». Место высадки представляло собой огороженную территорию небольшого дворика, часть которого занимали зеленые насаждения, с площадкой для посадки челноков. Все это по внешнему периметру окружали толстые тюремные стены, рассчитанные как на атаки легкой бронетехники, так и на обстрел из тяжелого вооружения.
Группу возглавил Гаррус. Рядом с ним шла Тали, а позади — штурмовики легиона, доктор Сантос и солдаты Альянса. Все направились к большой двери, которая вела во двор Центра связи.
— Похоже, нас решили не встречать, — заметила Тали, когда была преодолена половина расстояния до цели.
— Жнецы готовятся к осаде планеты. Куда уж там до нас, — ответил ей Гаррус и похлопал по плечу.
— Самая большая тюрьма на планете не смогла выделить людей для встречи первых представителей Совета? Не верю, — встрял в разговор Взломщик, проверяя шлем.
— Да тут работают одни идиоты, или... — хотел что-то добавить Запал, но дверь вдруг отъехала в сторону.

Оказывается, она давала хорошую звукоизоляцию, потому что только после ее открытия стали слышны звуки боя. Несколько капсул с десантом, очевидно, пробили верхние уровни всех неукрепленных зданий, после чего завязался бой с охраной тюрьмы. Группе открылся вид одной из таких схваток. Четыре офицера тюрьмы отступали через открытые двери, отстреливаясь от толпы человекоподобных хасков. Хаски немного отличались от тех, что участвовали во всех боях с Советом. На каждом из них присутствовало нечто, напоминающее полуорганический, полуметаллический панцирь, который давал им неплохую защиту, делая практически неуязвимыми для пуль. Также на пальцах у них имелись небольшие отростки, служившие клинками. В этом группа убедилась, когда один из охранников был схвачен и убит двумя этими тварями.
Первым огонь открыл Взломщик. Пуля из его снайперской винтовки пробила голову хаска в момент, когда тот уже бросился на одного из охранников. Через секунду Сэм и Запал уже поливали огнем остальных нападающий, а еще через секунду к ним присоединились и представители рас Совета. В этот момент Гаррус поблагодарил духов за то, что заставил себя и Тали взять оружие еще до отлета с Ранноха, хотя участвовать в новых потасовках с армиями Жнецов ему совсем не хотелось. Когда примерно два десятка этих существ были уничтожены, один из охранников развернулся и сказал:
— Фух, спасибо за помощь. Губернатор Атис хоте... — начал он, но вдруг несколько пуль насквозь прошли через его грудь. Та же судьба постигла и двух его товарищей.
Группа Гарруса заняла оборонительную позицию с обеих сторон дверного проема. Тали на секунду выглянула, чтобы разглядеть атакующих, и тут же отпрянула от прохода. Взломщик успешно повторил ее маневр:
— Пехотинцы МВТ, Модифицированные Военного Типа. Броня и тело слиты воедино, хотя самосознание почти не тронуто. Они — часть преобразованных людей Конфедерации. Цельтесь в голову или левое легкое. Большего вам знать не надо.
Пехотинцы МВТ держали ворота под плотным огнем. Их было около десятка, но проход вел в коридор с баррикадами, так что идти на штурм было равносильно самоубийству. Однако в арсенале легионеров оказался один из старых, но очень полезных трюков людей: Взломщик дал сигнал своим товарищам и бросил светошумовую гранату в сторону вражеской пехоты. После взрыва Запал вылетел из своего убежища и на бегу стал расстреливать оглушенных противников. Добежав до одной из баррикад и подстрелив при этом четверых, Запал резко упал за нее, пропуская над собой пущенную Сэмом биотическую волну, которая с силой впечатала еще пятерых в ближайшую стену. Оставшихся из этой группы добил точными выстрелами в голову из винтовки Взломщик.
— Ха. Вот и подтверждение моих слов о том, что тут работают одни идиоты, — усмехнулся Запал, поднимаясь на ноги.
— Что это было? Как они так быстро прошли в тюрьму? Ты же говорил, что это еще и крепость для гарнизона, — удивленно начала Тали.
— Преобразованные войска Жнецов. Вышки отключены, вот и пробились сюда. Ну, а по поводу крепости соглашусь с Запалом, — коротко пояснил Взломшик, осматривая одного из охранников тюрьмы. — Попробую связаться с кем-то из их командования. Осмотритесь пока. Вам это может пригодиться.
Тали еще что-то хотела спросить, но Гаррус взял ее за руку и повел в сторону поверженных противников. Запал и Сэм с небольшой группой солдат Альянса пошли к дальнему концу коридора, чтобы проверить, есть ли еще враги поблизости. Остальные предпочли находиться на площадке. Беглый осмотр поверженных хасков почти ничего не дал — они всего лишь были лучше защищены. Но вот пехота МВТ вызывала отвращение. Шлем со светящимися глазами-окулярами, напрямую подключенный к мозгу, был продолжением головы, а почти половина органов заменялась синтетическими образцами. На месте левого легкого присутствовал какой-то странный механизм, который управлял большей частью имплантатов и принимал сигнал с кораблей Жнецов, как объяснил Взломщик. На плече у каждого была желтая повязка с изображением Левиафана.
— Они напоминают мне Коллекционеров, — выдавил из себя Гаррус. — А может, даже и хуже. Преобразованы всего за пару поколений, не больше. Что за гадость?
— Посмотри на мозг. Он почти не тронут, — нервно добавила Тали, просматривая голограмму пехотинца на инструметроне. — Никаких признаков одурманивания тоже нет. Если они не лишены воли то... то...
— То пошли на модификации добровольно, — закончил за нее фразу Запал. Он только что вернулся из коридора и тоже присоединился к осмотру пехотинцев.
— Жнецы одурманили многих людей в столичной системе. Некоторые решили, что лучше добровольно вступать в ряды их армии, чем лишаться воли. Тем, кто не согласился, было только хуже, — со вздохом добавил Сэм, переводя взгляд на тела хасков. — К сожалению, столичная система была очень густо заселена. Я даже примерно не могу сказать, сколько преобразованных находится в их армии. Радует, если можно так сказать, что они все уязвимы для пуль и биотики.
— Оставьте их. Мозги им все равно промыли. Свобода воли ограничена и сконцентрирована на служении Жнецам. Долбаные ублюдки, — закончил Запал и дал смачного пинка одному из пехотинцев МВТ.
— Эй! Прояви уважение к павшим, — тут же возмутился Сэм.
— Зачем? Они отказались сопротивляться натиску врагов и вот во что превратились. И пускай не жалуются теперь, — равнодушно ответил Запал.
Легионеры продолжили спор, а Гаррус отвел Тали обратно на площадку. Кварианке не хотелось видеть все это. Она вспомнила эксперименты «Цербера» на беженцах в Святилище. К тому же военная форма бойцов МВТ смахивали на церберовскую, хотя и был темно-серого цвета. Гаррус тоже помнил, что Тали выпила после той миссии много алкоголя в баре, и Шепарду пришлось успокаивать ее, хоть это и не заняло у капитана много времени. Лучше было находиться от всего этого подальше.
Жнецы снова открыли свою «лавочку ужасов». Только на этот раз модификации проводились по приказу живых существ, а не холодного и расчетливого компьютера. Все это было очень неприятно видеть. Пока Взломщик что-то искал в инструметроне, а бойцы Альянса ждали команды, турианец решил подбодрить свою подругу:
— Как ты? Похоже, тут дела шли совсем не гладко, — начал Гаррус, слегка обнимая кварианку. — По крайней мере, теперь мы точно знаем, что во всем этом замешаны Жнецы.
— Все в порядке. Просто не хочется видеть это снова, — оправдалась Тали, прижимаясь к Гаррусу. — Еще недавно мы сидели за столиком в уютной квартирке и потягивали бренди, как вдруг оказывается, что Шепард жив, а в мире есть угроза похуже Жнецов. Это, как минимум, нечестно.
— Да уж. Может, устроим небольшую вечеринку в честь его возвращения? Как в тот раз на Цитадели, — весело ответил Гаррус. — Думаю, он будет рад встретиться со всеми членами команды.
— Это уж точно, — кивнула Тали. — Только, надеюсь, он спокойно перенесет наши с тобой отношения. Знаешь, мне немного неловко от этого.
— Мне тоже. Но это же Шепард. Я не верю, что он изменился и не поймет нас, — бодро ответил ей Гаррус.
Казалось, такие разговоры не совсем уместны в данной ситуации, но они оба понимали, что потом на них не будет времени. Не успели они перекинуться и парой фраз, как их прервали громкие ругательства Взломщика. Оказалось, что он все же смог связаться с руководством тюрьмы, но тут все плохо относились к легионерам, поэтому разговор превратился в цепочку ругательств.

— ...меня не волнуют ваши правила или приказы! Нам нужно попасть туда, и сейчас же! — кричал на кого-то Взломщик через инструметрон. — И на звание твое мне тоже наплевать. Или ты перестанешь пускать сопли, или я тебе их засуну в...
-Эй! Что происходит? — не дал ему закончить фразу Гаррус. Он и Тали подошли к разгневанному снайперу, который давно ударил бы своего собеседника, если бы он находился рядом.
— Эти чертовы конфедераты не хотят отпускать командора! Да кем они себя вообще возомнили? — гневно воскликнул Взломщик. — Говорите сами с ними. Если они продолжат в том же духе, я им всем головы оторву.
Вид у него был далеко не самый дипломатичный. На переговорах с Альянсом он вел себя относительно спокойно, но сейчас совсем не скрывал гнева и неприязни к Конфедерации. Если бы они находились в пространстве Совета, то он уже давно попал бы под трибунал за пренебрежительное отношение к начальству. Это проявлялось уже не первый раз. Еще на корабле Альянса он ругался с генералом, а сейчас открыто посылал старшего по званию, абсолютно в этом не раскаиваясь.
«Будь он в нашей армии, уже лежал бы в медотсеке», — подумал Гаррус и быстро переключил инструметрон на нужный канал:
— Говорит Гаррус Вакариан. Я представитель Совета Цитадели и Турианской Иерархии. С кем имею честь разговаривать?
— Турианец? Мы планировали вести переговоры с Альянсом. Не важно. Я губернатор Атис Марион. Мы находимся в центре связи. На территорию тюрьмы высадился десант пехоты МВТ. Они стараются пробиться к камерам с политзаключенными, — донеслось в ответ. — Ни в коем случае нельзя позволить им это сделать. Заключенные же половину тюрьмы разнесут.
— Что? Зачем им разносить тюрьму? — не понял Гаррус.
— Легионеры ненормальные! Но обсудим это позже. Сейчас вы должны добраться до нашей позиции. Пересылаю координаты и план местности. Встретимся уже на месте. Конец связи, — быстро проговорил невидимый собеседник и отключился.
— Сам губернатор пришел встречать нас. Интересно, он уже наложил в штаны от вида Жнецов? — с усмешкой встрял в разговор Запал.
Сэм просто покачал головой и ничего не ответил. Он включил инструметрон и вывел полученный план тюрьмы. До центра связи было недалеко, но количество дружественных сигналов охраны оказалось удручающим, а вот сигналов неизвестного назначения становилось все больше. Жнецы продолжали обстреливать капсулами территорию планеты, а тюрьма стала одной из точек массового десантирования.
— Отлично! Все проходы уже перекрыты, — сразу же продолжил разговор Взломщик. Он полминуты думал, разглядывая план, и после продолжил:
— Самый короткий путь — идти напрямик через двор, но он оцеплен МВТшниками. План такой. Я, Запал и Сэм отвлечем их внимание, а вы пройдете по восточной стороне двора. Их пехота будет на нас. Запал, готовь огнемет.
— Я думал, ты никогда не попросишь, — довольным тоном ответил Запал, прикрепляя баллон к правой руке.
Все трое быстро пошли в сторону коридора, где несколько минут назад держали оборону солдаты Жнецов.
— Эй! Может, обсудим все получше? — крикнула Тали, но они уже скрылись за поворотом.
— Обожаю их манеру вести переговоры, — сказал ей Гаррус и развернулся к солдатам Альянса.

***

Группа Гарруса наблюдала со своей позиции у выхода в очередной тюремный дворик. Он был сравнительно большим. Через центр шла каменная дорожка с небольшими кустарниками и несколькими деревьями по бокам. С запада стояли несколько связанных между собой зданий с открытыми крышами и, судя по виду, что-то вроде столовой. С другой стороны стояло здание, напоминавшее склад. Двери почему-то отсутствовали, внутри и снаружи валялись ящики непонятного назначения — в целом неплохое место для боевой позиции. На другом конце этого двора возвышался центр связи с большой антенной и несколькими уже вышедшими из строя защитными турелями. Попасть туда мешали патрули солдат МВТ и хаски, которые бродили в окрестностях. От склада до ворот Центра связи было недалеко, но пройти, не обнаружив себя, все равно возможности не было.
— Интересно, а как мы отвлечем этих умников и по-тихому пройдем? — донесся приглушенный голос Сэма в инструметроне Тали.
— Главное — все сделать тихо и аккуратно, — ответил ему Взломщик. — Хотя можно и по старинке.
— То есть опять лазить по этой чертовой системе вентиляции? — уточнил Запал. Через секунду раздался звук удара, а за ним последовало тихое ругательство.
— Тише ты! Тут полно чужих, — тут же зашипел Взломщик.
— Когда-нибудь я тебе это припомню, — раздраженно ответил ему Запал.
— Ага. Я запомню. Щербатый, ты меня слышишь? Готовьтесь выступать, — громче сказал Взломщик.
— Щербатый? — не понял Гаррус. — Откуда он узнал?
— Щербатый и Огонек. Шепард рассказал, что кто-то так вас называл на его прошлом корабле, — быстро пояснила Сантос.
— Интересно, что еще он успел наболтать, — полушепотом возмутилась Тали.
Группа была готова выступать. Несколько минут ничего не происходило, как вдруг легионеры привели в действие свой план. Он оказался довольно глупым. Они просто забрались на крышу одного из зданий и стали обстреливать близлежащие патрули. Эффект неожиданности позволил им быстро уничтожить не больше десятка противников, но поднявшийся шум привлек внимание остальных, а их было немало. Гаррус знал, что времени у них совсем чуть-чуть, поэтому дал сигнал своим и побежал в сторону склада. Его группе удалось не быть замеченными — именно в этот момент легионеры добавили гранаты и биотику. Запал со своим огнеметом смог поджечь сразу пятерых хасков, когда те подошли к зданию. Все вражеские пехотинцы кинулись в сторону легионеров, тогда как с тыла солдаты Альянса бежали к складу. Краткая перебежка дала возможность оценить полноценную картину сил противника: здесь было не меньше двух сотен солдат, причем половину составляли обращенные. Огонь по легионерам усиливался, а хаски начинали подбираться к крыше, когда группа турианца достигла необходимой точки, скрывшись за нагромождением ящиков. Положение легионеров тем временем стремительно ухудшалось.
— Мы на месте, — Гаррус связался со второй группой. — От склада до Центра связи рукой подать, но вы же в ловушке! Как планируете выбираться? — поинтересовался турианец.
— Все предусмотрено. Система вентиляции гораздо шире, чем вы думаете. Уходим по ней и встретимся впереди, — в голосе Взломщик слышалась усмешка. — Переходим в радиомолчание, чтобы скрыться.
На эти слова Гаррус просто кивнул и повел группу за собой в сторону Центра связи. Расстояние до него значительно сократилось, но без проблем не обошлось. Двое бойцов МВТ все это время прятались у закрытых дверей Центра, ожидая чего-то. Они заметили группу турианца и открыли огонь. Оба были расстреляны на бегу солдатами Альянса, но перед смертью успели, очевидно, оповестить своих, потому что один из патрулей МВТ стал спешно возвращаться к Центру связи.
— Губернатор Атис, говорит Тали’Зора вас Нормандия, второй представитель Совета. Мы находимся у дверей Центра связи. Они заперты, а нас обнаружили силы противника, — быстро проговорила Тали в инструметрон. — Нужна ваша помощь.
— Еще и кварианка? Альянс действительно так сильно полагается на своих союзников? — донеслось ворчание губернатора. — Снимайте блокировку. И организуйте прикрытие!

К счастью, тюремная охрана была готова встречать представителей Совета, поэтому двери быстро стали расходиться в стороны. Теперь уже большинство бойцов МВТ оставили старую цель и ринулись в сторону Центра связи, стреляя на бегу. Несколько их пуль задели двух солдат Альянса. Раненых помогли затащить внутрь несколько охранников, которые организовывали прикрытие. Противник был далеко и не мог, как следует прицелиться. В этот момент Тали вспомнила штурм базы Коллекционеров, когда двери сначала не хотели впускать группу Шепарда, а потом отказывались закрываться. Врагов было много и тогда, и сейчас, только в этот раз отступление казалось надежнее. И в обоих случаях добраться до цели удалось без потерь. Двери резко сошлись, снова отгораживая противников. Они были так же прочны, как и остальная конструкция тюремного комплекса, так что опасаться пока было нечего.
— Блокировка посадочной площадки активирована, — оповестил голос ВИ, когда дверной механизм отработал.
— Ну и приключение. Я останусь тут и помогу раненым, а вы идите к губернатору, — отдуваясь, предложила доктор Сантос. — И не волнуйтесь. Шепард что-нибудь придумает, чтобы мы смогли отсюда выбраться целыми и невредимыми.
Гаррус молча кивнул доктору и вместе с Тали пошел вглубь здания. Проходя, он обратил внимание, что помещение, в котором они оказались, было хорошо укреплено. Несколько защитных точек с турелями, куча охраны и защитная система. Все это в дополнение к бронированным стенам сводило риск внезапного взлома к минимуму. Пройдя еще одни двери, вся они попали непосредственно в Центр связи. Он представлял собой укрепленное военное здание, от которого вели несколько подземных переходов в ключевые точки тюрьмы на нижних уровнях и, собственно, центр управления коммуникациями на верхних уровнях. Один из офицеров охраны шел впереди, указывая дорогу. Губернатор Атис расположился на одном из верхних уровней. По пути встречались многочисленные отряды охраны. Стало очевидно, что дела в тюрьме идут далеко не лучшим образом — большинство персонала перешло со своих постов на укрепленные позиции, вроде этого комплекса.
Наконец, пройдя несколько уровней, они дошли до командного пункта тюрьмы — длинное прямоугольное помещение, занимающее два этажа. На дальнем от входа конце полукругом располагались терминалы, за которыми работали люди, занимаясь связью, координацией и отслеживая передвижение и численность противника. Направо вела запечатанная дверь, а все остальное пространство занимали симметрично расположенные рабочие места для охранников, оборудованные мониторами для наблюдения за местностью. Поскольку все работали, в командном пункте было довольно шумно. Возглавлял это действо губернатор Атис. Он был высоким, относительно молодым человеком лет пятидесяти с длинным, крючковатым носом и темными, довольно длинными для военного человека волосами. Одет он оказался в легкий бронекостюм, поверх которого был накинут светло-коричневый плащ со знаками Конфедерации и непонятным символом тюрьмы, рядом на терминале лежала высокая офицерская фуражка. Он обернулся, осмотрел компанию и после небольшой паузы сказал:
— Рад, что вам все же удалось добраться до нашего убежища, хотя не ожидал увидеть здесь инопланетян в компании легионеров.
— Вы имеете что-то против других рас? — прямо спросил Гаррус.
— Нет, я просто не доверяю союзникам легиона, — сухо ответил ему Атис. — И мне очень не нравится, что опасных преступников хотят выпустить на свободу.
— Опасные они или нет, решать не вам. При всем моем уважении, — сказал Гаррус, скрывая раздражение. В этот момент он понял, почему Взломщик так вспылил во время разговора с губернатором, хотя понимал, что легионер все же переборщил.
— Да, я понимаю. Но мы не выпустим этих ненормальных до того, как будет снят карантин. К тому же, у нас сейчас не хватит людей для этого, — продолжил разговор Атис, разворачиваясь к одному из терминалов.
— Прошу прощения, что вмешиваюсь, но чем вам не угодил легион? — ввязалась в разговор Тали.
— Как я уже говорил, они ненормальные психопаты с манией величия и жаждой крови, — стал отвечать Атис, не отрываясь от своего дела. — Если они смогут выйти, то разнесут половину сектора. Как только карантин будет снят, мы включим защитные поля и сможем отгородить их.
— Разнесут половину тюрьмы? Губернатор, давайте на чистоту. Расскажите вкратце все, что знаете о заключенных и нынешней ситуации, — попросил Гаррус. Он понимал, что нужно разобраться в происходящем и как следует подготовиться.

— Хотите прямого ответа? Отлично, — развернулся Атис. Было заметно, что этот человек не настроен шутить. — Для начала о заключенных. У нас содержатся в замороженном состоянии двенадцать старших офицеров легиона. Каждый из них принимал участие в какой-либо операции, в результате которой погибло множество гражданских. Кроме того, большинство из них были замечены в компании пиратов. Все как один отказались подчиняться приказам Конфедерации. А двое едва не уничтожили целую группу во время задержания, благо их остановили вовремя. Самый ценный «экспонат» — коммандер Шепард. По его приказу было организованно нападение на научный комплекс Конфедерации «Восхождение». Комплекс полностью разрушен, а среди персонала и находившихся там гражданских выживших нет. Теперь о ситуации. Часть защитных башен была отключены два дня назад для проведения ремонта, а сейчас тут повсюду шляется десант МВТ, так что мы не можем снова включить их или хотя бы оказать организованное сопротивление. Это все.
Несколько минут ушло на обдумывание полученной информации. Ситуация и в целом была плохая, но больше всего удивляло поведение Шепарда. Он никогда не бросал гражданских на произвол судьбы, и уж тем более не убивал без причины. Тали хотела возразить по этому поводу, но губернатор вдруг вывел на один из ближайших мониторов снимки научного комплекса и видеозапись с места событий, пригласив компанию посмотреть. На первых он был еще цел, но они показывали бой между охраной комплекса и легионерами. Видео было еще хуже: легионеры шли в атаку, сметая все на своем пути. Как охранники, так и убегающие гражданские попадали под обстрел профессиональных солдат легиона. Без сомнений и жалости те расстреливали всех, кто был в комплексе. Сейчас они были похожи на солдат «Цербера», когда те силой забирали гражданских и расстреливали несогласных. Самого Шепарда не было видно на изображениях или видео, но, по словам тех же легионеров, они всегда выполняли приказы своего командора. После видео появился ужасающий снимок ядерного гриба на месте бывшего научного комплекса Конфедерации. Изображение было сделано с орбиты планеты.
— Нет. Не может быть, — покачала головой Тали. — Я не могу поверить. Я не верю! Он не мог так поступить.
— Может, и не мог. Скорее всего, это влияние их заболевания. Многочисленные психологические расстройства и постоянные сражения превратили их в это. Как по мне, так они должны тут остаться навсегда, — пренебрежительно ответил Атис. Он отключил монитор и вернулся к своему терминалу.
Возникла неловкая пауза. Что могло произойти с легионерами, раз они напали на союзников и гражданских? На этот вопрос не было ответа, который мог бы все объяснить.
— Они объяснили, почему это сделали? — попробовал найти причину их действий Гаррус. Он также был в шоке от увиденного, но оправдать Шепарда в такой ситуации было сложно.
— Объяснили. Сказали, что «почувствовали» их неспособность самостоятельно мыслить, — с раздражением ответил Атис. — Вроде как они были все одурманены или что-то типа того, вот только все сотрудники, гражданские и посетители постоянно проходили проверки и обследования. Результаты последней проверки пришли как раз за день до их атаки. Все были в полном порядке, а Жнецов вообще не было в той системе, так что их просто не могли одурманить.
Наступила тишина. Говорить в такой ситуации было нечего. «Все же Шепард изменился», — подумал Гаррус. Он все еще не мог поверить в это, но доказательства выглядели неопровержимыми. В голове турианца промелькнули некоторые неприятные моменты его общения с легионом: штурм корабля Альянса, конфликт между легионерами и офицерами Конфедерации, приступы гнева, неуважение к павшим от Запала — легионера, который даже не пользовался именем. Вирус действительно сильно влиял на зараженных.

В такой ситуации было трудно что-либо решить, так что он решил не спешить с выводами. Уже в который раз турианец посмотрел на Тали. Она просто стояла, опустив голову. Хоть они и обсудили свои отношения, как и ее нынешние чувства к Шепарду, но он все же оставался дорогим человеком для кварианки: с него она брала пример, на него ориентировалась и подстраивалась под его характер во время их общения. Но теперь она увидела его с другой, никому не известной стороны, в которой из героя он превращался в террориста. Надо было бы ее как-то подбодрить, но у Гарруса не находилось подходящих слов. Он просто положил руку на ее плечо и развернул к себе. Они так и стояли, глядя друг другу в глаза, не зная, что сказать, как вдруг инструметроны обоих стали принимать сигнал от Взломщика.
— Я разберусь, — сказал Гаррус, переключая инструметрон на видеорежим.
— Щербатый, это ты? Мы ушли, но положение не из лучших. У нас появилась новая проблемка, — быстро заговорил Взломщик. Он был в одном из коридоров тюрьмы, а на заднем плане в укрытиях сидели Запал и Сэм. Рядом лежали тела нескольких охранников тюрьмы и пехотинцев МВТ.
— Даже несколько, — сухо ответил ему Гаррус. — И нам срочно надо обсудить одну из них.
— Времени в обрез, но если тебе так приспичило, то валяй, — так же быстро продолжал Взломщик.
— Научный комплекс «Восхождение». Какого черта там произошло? — строго спросил турианец.
— И ты туда же. Да, мы снесли его к чертям собачьим, и да, мы знали о проверках, но они уже были подчинены вашим Левиафанам, — резко ответил Взломщик. — Считай, что мы сделали им одолжение.
— Перестреляв всех? Это уже выходит за рамки разумного! — возмутился турианец. Он сжал руку в кулак, но сорваться на легионере ему помешала военная выучка. — Губернатор Атис говорит, что заключенные будут буянить после разморозки, так что мы отложим освобождение до устранения угрозы.
— Во-первых, не тебе судить нас. Тебя там не было, — зло ответил ему Взломщик. — А во-вторых, освобождать их придется именно сейчас, потому что бойцы МВТ заполонили почти половину этого отсека. Они тоже ищут Шепарда и остальных наших. Помедлим немного, и им конец.
Как будто в подтверждение его слов, в Запала вдруг попала пуля. Щиты выдержали, но следом еще несколько очередей пролетели в сторону легионеров. Взломщик присел за чем-то, не отключая связи, а оба его помощника стали отстреливаться.
— Проклятье! Вот про это я и говорю. Или мы освободим их сейчас, или им конец, — снова повторил Взломщик. — Сюда вы не пробьетесь, но можете помочь нам, если передадите мне управление камерами с заключенными. Давай, Щербатый, тебе решать судьбу командора.
После этого он отключил инструметрон.

— Черт. Дело действительно плохо, — сказал Атис, не отрываясь от терминала. — Выведите кто-нибудь изображение тюремного блока № 253 на экран!
Незамедлительно целый ряд мониторов показал ситуацию в этом блоке. И правда, повсюду были заметны пехотинцы МВТ, которые просматривали записи на терминалах или прочесывали коридоры в поисках выжившей охраны. На двух мониторах были видны и легионеры, вступившие в перестрелку с одним из патрулей МВТ, тогда как второй подходил к ним с тыла.
Тали посмотрела на Гарруса. Она ничего не говорила, как будто показывая своим видом, что решение сейчас принимает он. Губернатор последовал ее примеру, не упустив тем не менее случае высказать свое мнение:
— Решение принимать надо сейчас. Я против освобождения. Это опасные люди, которые, возможно, попробуют отомстить за арест или просто полезут убивать всех подряд. Мы, скорее всего, сможем пробиться туда или просто заблокируем противника, но у меня приказ помогать представителям Совета Цитадели, так что выбор за вами.
От этого Гаррусу легче не стало. Выбор был необычайно тяжел: рискнуть освободить не вполне нормальных людей, или положиться на удачу, что заключенных не смогут убить до подхода подкреплений, и оставить трех легионеров без прикрытия. Оба варианта давили на турианца, но после глубокого вздоха он все же сделал выбор.
— Передайте Взломщику управление. Будем надеяться, что Шепард сможет контролировать себя и своих подчиненных. Тем более, мы были его друзьями, — тяжело ответил Гаррус.
Атис внимательно осмотрел турианца. Не понятно было, о чем именно он думает в этот момент, хотя на лице губернатора четко читалось непонимание. Только что были получены доказательства того, что Шепард совершил что-то ужасное, но его решили все же выпустить. Однако спорить губернатор не стал.
— Передайте управление легионеру, — приказал он своим подчиненным. — Надеюсь, вы знаете что делаете, иначе мои люди окажутся в опасности, — обратился он уже к представителям Совета.
Приказ был выполнен. Взломщик что-то стал объяснять своим подчиненным, но тюремные камеры не отображали звук, так что слов разобрать было нельзя. Внезапно все мониторы, отображающие тюремный блок, погасли. Сотрудники тут же кинулись выяснять, в чем дело, но о проблеме и ее решении сообщил Взломщик, снова связавшись с Гаррусом.
— Эээ... У нас очередная проблема, — живо стал объяснять легионер, перекрикивая звуки стрельбы. — Противник отключил системы тюремного блока от основного источника питания, но у меня есть идея. Я могу все сделать вручную, как только доберусь на место, но вы должны будете оповещать нас о передвижениях противника и манипулировать системами защиты. Как вам вариант?
— Думаю, я смогу управлять системами защиты отсюда, — ответила Тали после секундных раздумий, все еще пытаясь отойти от шока. — Но для этого мне нужен хотя бы один работающий передатчик.
— Без проблем. Один как раз недалеко, — бодро оповестил Взломщик. — Прикройте меня.
Нотки злости мгновенно испарились из его голоса. Похоже, что он хотел доверять кварианке и турианцу, но при этом не хотел делиться какой-то важной информацией.
Пару минут ничего не происходило. Через все тот же инструметрон были слышны только звуки боя и ругательства Запала. Еще пара минут ожидания, и один из мониторов все же заработал вновь. Взломщик отбежал от поврежденного терминала и так же, как и соратники, вступил в бой. Один из патрулей МВТ смог их обойти с другого боку, но легионеры пока что держались.
Тали хорошо разбиралась в управлении такими системами, поэтому смогла помочь легионерам. Проход, из которого их обстреливали, закрылся, двери заблокировались. Легионеры тут же переключились на другой патруль, быстро его уничтожив. Недолго думая, Взломщик повел своих людей к цели. Комната за комнатой, коридор за коридором систематически зачищались от противника и блокировались. Это длилось уже двадцать минут. За это время пятнадцать подсекторов тюремного блока оказались под контролем кварианки. Весь тюремный блок № 253 состоял из двух сотен подсекторов, но оббегать их все не было необходимости. Группа уже находилось рядом с камерой заключенных легионеров, а если быть более точным, то в соседнем зале.

Наконец, трое штурмовиков смогли туда пробиться. Как оказалось, терминалы здесь работали непрерывно, и можно было передать управление с командного пункта. Внутри этого прямоугольного зала располагались двадцать криогенных капсул, двенадцать из которых были запечатаны. Четыре отключенных робота, напоминающие ИМИРов стояли в каждом из углов, ожидая команды включения. Этот зал был особенным. В него вели три прохода. Два по бокам с небольшими баррикадами и один центральный, рядом с которым стояли шкафчики с оружием охраны. К сожалению, охранники покинули этот подсектор после отключения управления. Зал имел четыре наблюдательных камеры внутри зала и по одной камере на каждый из проходов снаружи. Кроме того, он имел собственную систему защиты с автоматическими турелями, мехами и источником питания, но все они были отключены. Это означало, что заключенных нельзя было разморозить без запуска тюремного реактора в этом подсекторе.
— Ну, вот и все. До цели мы дошли, но теперь нужно обсудить некоторые детали, — начал Взломщик, когда зал был заблокирован со всех сторон, а штурмовики начали тщательный осмотр помещения и подготовку оборонительных позиций, взламывая шкафчики и доставая имеющееся там оружие и боеприпасы. — Чтобы разморозить заключенных придется перезагрузить реактор, но это разблокирует все близлежащие двери и выдаст наше месторасположение. Мы займем оборону и будем их сдерживать до перезагрузки реактора. От вас требуется только одно — попробуйте включить систему защиты. И если не трудно, то сделайте так, чтобы она опознала нас как союзников.
— Попробуем, — ответил ему Гаррус. — Ну что, поехали?
— Эм. Нет, пока не поехали. Тут есть еще одна небольшая деталь, — вмешался в разговор Сэм. — Доктор Сантос вас уже оповестила о небольшой проблеме командора? О той, что он опасается прошлого?
— Оповестила. Можешь не волноваться, Сэм, — ответила за всех доктор Сантос. Она закончила помогать раненым и также присоединилась к группе в командном пункте.
— Тогда вы должны понять эту просьбу, — неловко продолжил Взломщик. — Эээ...вы не должны говорить по открытому каналу.
— Что? Почему? — удивилась Тали.
— Ну... у командора пятая категория, а в последний раз он принимал препараты для борьбы с вирусом только до заморозки. Неделю назад, — объяснил Взломщик. — В общем, шок от встречи с вами может вызвать сильную реакцию вируса. Мы называем это мендаситизмом, когда стирается граница между реальностью и побочными эффектами действия вируса. Проявляется только у людей с пятой категорией. Надо сначала вколоть препараты и немного подготовить командора к факту вашего присутствия.
— Все настолько плохо? — обеспокоено спросил Гаррус.
— Терпимо, если обстоятельства и окружение подходящие. Но нужно учитывать, что такая штука выбивает из строя надолго. В некоторых — весьма редких, к счастью — случаях может свести с ума, но вероятность такого примерно восемь к пятистам. К тому же это очень неприятно, учитывая главное психологическое отклонение Шепарда — галлюцинации.
— Ничего себе «терпимо»! — воскликнул Гаррус.
Тали передернуло после этих слов, но она ничего не сказала. Ей, как и Гаррусу, не хотелось стать источником еще одной проблемы для Шепарда, поэтому она просто кивнула турианцу и перенастроила связь на новый канал.
— Ну, все готовы? — бодро спросил Взломщик. — Тогда поехали.

Взломщик снова все правильно рассчитал. Сразу после запуска перезагрузки реактора система блокировки дверей отключилась, и силы Жнецов пошли в атаку. К счастью, они были разбросаны, поэтому атаковали пока что только из двух проходов. По центральному проходу лезли толпы хасков, но Запал со своим огнеметом не давал им подойти вплотную. С правого прохода старались идти на штурм с десяток пехотинцев МВТ, но безуспешно, поскольку Взломщик и Сэм отстреливались из-за баррикады, тогда как противник не мог себе позволить такой роскоши.
Вся эта картина была прекрасно видна из командного пункта. Гаррус следил за передвижениями противника и предупреждал об их движении, пока Тали старалась подключить защитные системы. Им помогали сотрудники тюрьмы, но толку от них особо не было. В тот момент Гаррус подумал, что Запал частично был прав, называя их идиотами. Они помогали, но словно плохо были знакомы с собственной защитной системой, и потому часто допускали довольно глупые ошибки в перепрограммировании приоритетов мехов и турелей.
— Внимание! Противник с тыла! — выпалил Гаррус, наблюдая за обстановкой.
В этот момент в третьем проходе показалось несколько человекоподобных существ, подобных тем, с которыми бойцы столкнулись сразу после высадки. Сэм покинул свою позицию и занял оборонительную позицию у третьего прохода, расшвыривая биотикой этих монстров. Еще через пару минут число противников возросло — видно было, что их командование раскрыло местонахождение группы. Хасков поубавилось, но вместо них стали пробиваться лучше вооруженные и более опасные солдаты МВТ. Они как будто не обращали внимания на инстинкты самосохранения, бросаясь под пули, лишь бы их товарищи смогли подойти на шаг ближе к выходам в зал. Несмотря на это, легионеры все еще сдерживали противника, хотя с каждой минутой это становилось все труднее. Реактор перезагрузился всего на тридцать процентов, а ситуация стремительно ухудшалась. Слишком быстро, если судить объективно.
Наконец, Тали смогла перепрограммировать роботов, тут же занявшись турелями. Все четверо включились в бой, усилив позиции легионеров. По одному меху встало у баррикад, и два — на центральном проходе. Все четверо обладали тем же вооружением, что и оригинальные ИМИРы, но к нему также прилагалась и подствольная ракетница, как у Атласа. Сдерживать противника снова стало легче, однако армия Жнецов все еще превосходила численностью, да и запас патронов был не бесконечным, как и силы пусть и хорошо тренированных, но все же людей.
Через некоторое время один из мехов на центральном проходе взорвался, будучи обстрелянным гранатами со стороны солдат МВТ. Теперь эта точка оказалась в опасном положении. Запалу приходилось использовать углы проходов в качестве укрытия. Точно стрелять ему мешал плотный огонь противника, так что эту тактику нельзя было назвать неэффективной. Однако она не давала солдатам МВТ подойти на расстояние броска гранаты, что обеспечивало безопасность второго меха. Огонь со всех сторон только усиливался, и положение снова стало стремительно ухудшаться. К счастью, Тали смогла активировать часть турелей. По две из них с каждого прохода открыли огонь по солдатам МВТ, заставляя их ослабить натиск.
За все это время генератор смог перезапуститься на восемьдесят процентов, постепенно начиная активацию декрионизации заключенных. Все камеры медленно переходили в режим ожидания, а четыре из них получили высокий приоритет и быстрее начали процедуру освобождения.
— Держитесь! Еще немного, и у нас будет подкрепление, — крикнул Взломщик, когда мех на его стороне взорвался, не выдержав плотного огня противника.
— Сколько их тут? Уже полсотни только я уложил! — закричал в ответ Запал, не переставая поливать противника огнем. — По крайней мере, мне пострелять дали.
— Палку не перегибай. Полсотни уже проход заблокировали бы телами, — ответил Сэм спокойным голосом. Похоже, он был единственным, кто совсем не сомневался в положительном исходе боя, хотя и выглядел очень уставшим.
Камеры с высоким приоритетом начали «разморозку». Момент для этого был неподходящим. Турели у проходов вот-вот должны были выйти из строя, а новые не хотели включаться. Несколько солдат МВТ смогли подойти к проходу, который оборонял Взломщик, но тот был начеку. Он перекатился через баррикаду прямо к солдатам МВТ, и стал орудовать лезвием инструметрона. Одного он проткнул насквозь сразу после своего маневра, второго — рубящим ударом, а третьего использовал в качестве щита от пуль его же товарищей. Завершалось все быстрым перекатом обратно к баррикаде и броском гранаты в следующий отряд противника. Тактика оказалась эффективной. Напор немного ослаб, но не прекратился. А щиты тем временем уже изрядно поистрепались, уровень заряда снизился почти до нуля.
У Сэма дела тоже были плохи. Его меху отстрелили голову, при этом срабатал механизм самоуничтожения. Взрыв мог зацепить капсулы с заключенными. Сэм решил предпринять дерзкий поступок. Он быстро прыгнул за робота и использовал всю свою биотическую мощь, оттолкнув этот механизм в коридор к нападающим. Трюк удался. Мех врезался в группу пехотинцев МВТ и взорвался. Остатки механизма и тела поверженных противников стали препятствием на проходе выживших пехотинцев. Ход был неплох, но на это действие Сэм потратил много сил и больше не мог пользоваться биотикой — усталость дала о себе знать. Он присел за баррикаду и стал отстреливаться, особо не целясь.
Все же группа получила необходимое подкрепление, если это можно было считать таковым. Первая капсула с заключенным завершила процесс декрионизации и распахнулась. Из нее выпал человек в незащищенной форме со знаками легиона. Несколько секунд ушло на то, чтобы он пришел в себя и осознал, что находится в центре боя. Затем его тело охватило синее сияние, и он стал накапливать энергию для атаки. Последним, что запечатлели камеры слежения, была синяя волна, исходящая от заключенного, откинувшая солдат МВТ, находившихся слишком близко в проходах. Все четыре камеры наблюдения внутри зала были сломаны биотикой в один момент.
— Эйрин! Рад тебя видеть. Тащи свой зад к тем шкафчикам, бери винтовку и помоги Запалу, — послышался голос Взломщика.
— Какого черта? Я помню, как мне кто-то по голове сзади заехал, — ответил грубый голос освобожденного.
— Все позже. Давай повеселимся, — усмехнулся Запал.
Через секунду этот биотик вступил в бой. Камеры снаружи зала запечатлели повтор маневра Сэма, но на этот раз мех залетел гораздо дальше, смяв с десяток атакующих под собой еще до взрыва.
Еще через пару секунд вновь прозвучал возглас недоумения, и второй заключенный, так же быстро сориентировавшись, присоединился к бою. Мгновенье спустя раскрылись третья и четвертая капсулы. В командном пункте не было видно освобожденных, но инструметрон Взломщика передал знакомый, только немного усталый голос бывшего капитана «Нормандии»:
— Даниэль? Что тут происходит?




Отредактировано: Blue_Lady


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 11.07.2013 | 1487 | 8 | Гаррус Вакариан, Всегда есть смысл продолжать, Тали'Зора, AZik | AZik
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 36
Гостей: 35
Пользователей: 1

Raymond_Barrow
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт